Полиграф - "детектор лжи"

Patterson-Polygraph

Полигра́ф (polygraph, от греч.πολύ — много и γράφω — писать, синоним: "детектор лжи") — техническое средство, используемое при проведении инструментальных психофизиологических исследований для синхронной регистрации параметров дыханиясердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи, а также, при наличии необходимости и возможности, других физиологических параметров с последующим представлением результатов регистрации этих параметров в аналоговом или цифровом виде, предназначенном для оценки достоверности сообщённой информации [1].

Полиграфы по способу фиксации данных классифицируются на:

  • аналоговые (перьевые, чернильно-пишущие, традиционные), в которых запись данных производится на диаграммной бумаге (зарубежные модели: Lafayette-761, Stoelting-80506 и др.);
  • цифровые (компьютерные) — запись осуществляется на электронном носителе с помощью персонального компьютера (зарубежные модели: Lafayette-LX4000, Stoelting-86225; отечественные системы: «Барьер», «Диагноз», «Диана», «Конкорд», «Крис», «ПИК»,"Поларг", «РИФ», "Эпос", и др.).

Современный компьютерный полиграф представляет собой переносной персональный компьютер с сенсорным блоком и датчиками съёма информации.

Сенсорный блок предназначен для снятия сигналов с датчиков, регистрирующих информацию о физиологических процессах, усиления и фильтрации этих сигналов, преобразования их в цифровой код и передачи его на персональный компьютер.

Для регистрации физиологических данных используются следующие датчики:

  • верхнего (грудного) и нижнего (диафрагмального или брюшного) дыхания;
  • сердечно-сосудистой активности: пульса, кровенаполнения сосудов и/или артериального давления;
  • электрокожной проводимости (сопротивления кожи, кожно-гальванического рефлекса).

Одновременный контроль указанных физиологических процессов в ходе психофизиологического исследования является строго обязательным: согласно существующим международным стандартам, исключение из контроля хотя бы одного из этих процессов делает процедуру проверки на полиграфе невалидной[4].

Остальные датчики, включаемые в комплектность разных моделей полиграфов, несут вспомогательную функцию. Так, датчики тремора (двигательной активности) и голоса могут использоваться для фиксации артефактов: движения обследуемого и внешних шумовых помех соответственно. Голосовой датчик (микрофон) также может использоваться для более точной фиксации моментов вопроса-ответа и для записи фонограммы опроса.

 

В соответствии с определением, полиграф предназначен для записи физиологических параметров, регистрируемых у объекта в процессе психофизиологического исследования. Результат записи параметров на бумажном или электронном носителе называется полиграммой.

Polygram1
Полиграмма: фон — реакция — восстановление — фон

Общая структура полиграммы состоит из следующих компонентов:

  • фон;
  • реакция;
  • артефакт.

Фон — состояние физиологических процессов в организме человека, пребывающего в условиях покоя (при проведении психофизиологического исследования под покоем подразумевается состояние спокойно сидящего человека, которому не задают вопросы). Фон характеризуется относительной стабильностью протекающих процессов и представляет собой некоторую физиологическую норму, свойственную конкретному человеку в отсутствие дестабилизирующих воздействий.

Реакция — это заметное (в условиях осуществляемого наблюдения) изменение динамики регистрируемого физиологического процесса в ответ на стимул (вопрос, предмет или изображение предмета), предъявляемый в ходе психофизиологического исследования. В зависимости от индивидуальных особенностей организма человека при развитии реакции можно наблюдать усиление, ослабление или стабилизацию динамики конкретной функции. У некоторых людей реакции могут иметь комплексный характер: вслед за быстротекущими изменениями физиологического процесса (собственно реакцией на стимул) происходит последующее продолжительное изменение его динамики, то есть так называемаяреакция облегчения[4].

Артефакт — заметное (по сравнению с фоном) изменение динамики контролируемого физиологического процесса, непосредственно не связанное с предъявляемыми в ходе психофизиологического исследования стимулами и обусловленное воздействием экзогенных (внешних) и эндогенных (внутренних) дестабилизирующих факторов. К эндогенным факторам относятся умышленные или неумышленные движения обследуемого, кашель, внезапные болевые ощущения и т. п., к экзогенным — в основном, внешние шумовые помехи.

Физиологические реакции, регистрируемые в ходе исследования, не обладают специфичностью, то есть по их информативным признакам нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). Единственная объективная характеристика физиологической реакции — её устойчивая выраженность в ответ на предъявление ситуационно-значимого стимула[5].

В настоящее время не существует статистически достоверных данных, однозначно указывающих на какую-либо универсальную информационную ценность для итогов психофизиологического исследования какого-то одного физиологического процесса либо отдельного его параметра[4]

В случае возможной ошибки в измерениях или интерпретации данных может быть нанесён значительный моральный или материальный ущерб. Критики метода усматривают в нём слишком упрощённую, механическую схему интерпретации реакций человеческого организма на внешние раздражители, кроме того во время экспертизы могут быть не учтены различные факторы, влияющие на основные показатели[6].

В ряде стран данные, полученные при помощи психофизиологических опросов, не рассматриваются судами в качестве доказательств (В Германии[7] и Польше).

В США существует закон, согласно которому запрещены любые попытки работодателей проводить подобные опросы.[8]Верховный Суд США в своём решении United States v. Scheffer (1998) постановил, что вопрос о том, можно ли использовать результаты данных полиграфа в качестве доказательств в судебных процессах, должен решаться самостоятельно в юрисдикциях штатов и округов.[9] В подавляющем большинстве судов использование данных полиграфа в качестве доказательств не разрешается.

 

  • Ошибочная интерпретация результатов — детектор измеряет не ложь, а изменение физиологических реакций организма, свидетельствующих о значимости предъявляемых стимулов для исследуемого лица. При несоблюдении специалистом существующих методик и базовых принципов проведения исследований данный фактор может приводить к ошибкам.
  • Предубеждение исследуемого лица — реакции организма отражают не истинность фактов, а всего лишь веру испытуемого в их истинность или ложность. Испытуемый может думать, что его знание правдиво, хотя на самом деле оно не отражает объективной реальности.
  • Предубеждение полиграфолога — так как данные, полученные при помощи полиграфа, могут интерпретироваться весьма широко, то в случаях, когда эксперт имеет предубеждение по отношению к тестируемому, существует опасность ложного вывода.
  • Противодействие  — утверждается, что существуют методы, при которых проверяемый может влиять на показания, используя различные манипуляции, незамечаяемые специалистом. В частности, для военнослужащих армии США и НАТО существует программа R2I(англ.Resistance to interrogation).
  • Состояние проверяемого лица — физическое или психологическое истощение исследуемого лица; наличие у исследуемого лица психического расстройства или фазы обострения заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечно-сосудистой либо дыхательной системы; нахождение исследуемого лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения; регулярное употребление исследуемым лицом сильнодействующих лекарственных препаратов или психоактивных веществ; наличие у исследуемого лица болевого синдрома связанного с обострением какого-либо заболевания, а также нахождение женщины во второй половине периода беременности и если возраст исследуемого лица менее 14-18 лет.

В 2003 году Национальная академия наук США опубликовала отчёт «Полиграф и выявление лжи». Академия наук обнаружила, что большинство исследований полиграфа было «ненадёжно, ненаучно и предвзято». После проведения экспериментов было установлено, что проверка на полиграфе большого количества людей в отношении различных событий (например, при приёме на работу) даёт результат ничем не лучше, чем случайное угадывание. В то же время, тестирование небольшого количества людей в отношении определённого произошедшего события (например, конкретного преступления) позволяет распознать ложь и правду «выше, чем случайное угадывание»[10].

wikipedija

20 октября 2011 

Всё чаще при приёме на работу соискателей проверяют на полиграфе

 

http://www.1tv.ru/news/social/188814

Детектор лжи (полиграф)

видео о детекторе лжи или полиграфе, о том как проверяют сотрудников, история полиграфа и другие интересные вещи

http://www.youtube.com/watch?v=2Ibhz6Jm2c4&;;feature=related

Как обмануть полиграф (детектор лжи)

 

http://www.youtube.com/watch?v=wsd_ugCxcN4

как работает детектор лжи

Телеканал "Санкт-Петербург". Программа "Как это работает"

http://www.youtube.com/watch?v=9ryCo41X1wk&;;feature=related

Легко обмануть детектор лжи?

 

http://www.youtube.com/watch?v=yZZaM_bjOwA

Эксперты-полиграфологи поверили Луговому

26.04.2012

Британские эксперты, которые протестировали на детекторе лжи депутата Госдумы Андрея Лугового, вернулись в Лондон. Тест на полиграфе показал невиновность опрашиваемого. По словам специалистов, обмануть этот прибор невозможно. Луговой прошел экспертизу по собственной инициативе.

В офисе компании UK Lie Tests мы оказались в тот момент, когда британские эксперты Брюс и Тристам Берджесы только что вернулись из России и распаковывали приспособления, с помощью которых они пытались проникнуть в тайны русской души. В Москве Андрея Лугового тестировал специалист, который был первым британцем, получившим лицензию для работы на полиграфе. Брюс Берджес повидал немало, но поездка в Россию была весьма необычной.

"До последнего момента я не знал имени человека, которого приехал тестировать. И только когда Андрей вошел в комнату, я его сразу вспомнил — о нем в свое время много писали в британских газетах. Я его сразу предупредил – результат зависит только от вас: если говорите правду, то так оно и будет отражено в заключении, будете врать, я это сразу увижу", — рассказывает эксперт-полиграфолог Брюс Берджес.

Берджес лично составлял список вопросов. Их было всего десять, включая три основных: Делали ли вы что-нибудь, что привело к смерти Александра Литвиненко? Были ли вы каким-то образом причастны к смерти Александра Литвиненко? Имели ли вы когда-нибудь дело с полонием?

- На все три вопроса он ответил "нет".

- Вы ему поверили?

- Да. Он говорил правду. Я доволен результатами теста.

По утверждению проводивших опрос британских специалистов, обмануть детектор лжи невозможно. К тому же за Луговым наблюдали сразу два экзаменатора.

"Брюс задавал вопросы, а я в это время внимательно следил за Луговым с другой стороны. Я обращал внимание на любые его движения, на изменение речи, реакцию тела", — говорит эксперт-полиграфолог Тристам Берджес.

"Я знаю, что есть немало таких, кто говорит, что если человек хорошо натренирован, то он может обмануть детектор лжи. Я в это не верю. Если вас тестируют, и дело касается жизненно важных вопросов именно для вас, когда вы действительно многое можете потерять, то каким бы вы не были искусным лжецом, и как убедительно ни смотрелись бы со стороны, как ни старайтесь, ваше тело все равно вас выдаст", — уверен Брюс Берджес.

Вопросы задавались на английском языке через переводчика, но эксперты гарантируют качество своей работы.

"Я абсолютно ему доверяю, верю, что он говорил правду. Если потребуется, я готов дать свои показания в суде", — пообещал Брюс Берджес.

Все, что происходило во время теста, было задокументировано.

Проверка на полиграфе, насколько известно, не имеет юридической силы в Английском уголовном суде. Но и самого судебного разбирательства пока еще не было. Так что заключение британских экспертов – это, по сути, еще один факт, на который трудно не обратить внимание.

 http://www.vesti.ru/doc.html?id=780828&;cid=7

Детектор лжи 

 

http://www.youtube.com/watch?v=WQMZiGZgth0&;feature=related 

ПОЛИГРАФ ДИАНА-2 

Детектор лжи выглядит и работает примерно так...

http://www.youtube.com/watch?v=dqkg5KbJ3JA&;feature=related

Можно ли обмануть детектор лжи?

Можно ли обмануть детектор лжи? - решили выяснить в УВД Брянской области. И пригласили народного артиста России Владимира Аверина.

 

http://www.youtube.com/watch?v=JLDCAJ4f1-o&;feature=related

Уфимские компании видят необходимость проверки сотрудников на детекторе лжи

http://www.youtube.com/watch?v=TAeLPiOzfdc&;feature=related

Кузбасских полицейских проверяют на детекторе лжи

http://www.youtube.com/watch?v=KTjSfOJXkJ8&;feature=related

Украина занимает третье место в мире по использованию детектора лжи

http://www.youtube.com/watch?v=LysDgTBDYus&;feature=related

POLYGRAPH: Can you beat the lie detector?

 

 

http://www.youtube.com/watch?v=e7tDTgz1sEU&;feature=related

 

Как обмануть полиграф? Методы противодействия

 

Сегодня в обществе распространен миф о суперэффективности полиграфа. Досадные оплошности списываются на недостаточную квалификацию отдельных специалистов, но сама надежность технологии почти не ставится под сомнение. На страницах различных изданий нередко можно прочитать «авторитетные данные», что достоверность проверок на детекторе лжи составляет 95-97 процентов, а то и выше.

Этот миф изо всех сил поддерживается как самими полиграфологами, так и прочими заинтересованными структурами. Во-первых — в рекламных целях, чтобы создавать коммерческий спрос на такого рода услуги. Они стоят недешево и приносят специализированным фирмам хороший доход. Во-вторых — чтобы оказывать психологическое давление на тестируемых, лишая их воли к сопротивлению и повышая результативность проверок. Такой подход, образно говоря, помогает обеспечить победу еще до начала сражения.

В-третьих, существуют более глубокие, социально-психологические причины. Еще в древности знали, что страх и одновременное восхищение толпы перед чем-то таинственным и могущественным — это основа власти над ней. Миф о могуществе полиграфа, который сегодня культивируется — не исключение. «Начальники», правящий класс его используют, чтобы держать в страхе и повиновении тех, кто находится ниже их на социальной лестнице (народ, плебс, подчиненных, офисный планктон — называйте как хотите). Недаром во многих фантастических антиутопиях полиграф и полиграфологи являются составной частью тоталитарной системы, инструментом социального контроля и угнетения масс со стороны правящей элиты.

С такой же манипулятивной целью сегодня распространяется миф о том, что проверки на полиграфе боятся только преступники, потому что «честному человеку скрывать нечего». А отказ от тестирования или попытка противодействовать проведению полиграфной процедуры — это уже априорное доказательство вашей неблагонадежности. Это делается, чтобы заранее вызвать у вас чувства страха и вины за ваше нежелание проходить проверку и выворачивать свою душу наизнанку. Хотя отвращение к полиграфу и отказ от тестирования вовсе не свидетельствует о том, что вы — законченный злодей. Согласно законодательству большинства стран, тест на подобных устройствах не является прямым доказательством вины или невиновности.

У каждого человека есть свой личный внутренний мир, который он стремится оградить от чужого вмешательства. И допускать в который он никого не обязан. У каждого из нас есть личные мотивы, интересы и тайные желания, которые мы не хотим и не обязаны сообщать посторонним. В англо-американской правовой системе существует даже специальная категория privacy, означающая право на тайну и неприкосновенность частной жизни, интимную сферу человека. Тестирование на полиграфе является прямым вторжением на вашу интимную территорию.

В некоторых случаях такое вторжение оправдано. Например, при расследовании тяжелых криминальных преступлений (убийств, террористических актов и пр.), несущих угрозу для общества и жизни людей. Если вас оклеветали, ложно обвинили в совершении преступления, то проверка на полиграфе порой остается единственным шансом доказать свою невиновность. Но нередко принуждение к тестированию можно назвать не иначе как оскорблением человека, грубым вмешательством в частную жизнь и психологическим насилием над личностью. Таковыми могут быть поголовная проверка персонала на лояльность по прихоти большого босса, желающего знать всю подноготную о жизни своих подчиненных; подозрения в супружеской неверности со стороны ревнивого супруга; и прочие вещи, которые сегодня широко представлены в прайсах коммерческих полиграфологических фирм.

Полиграфологи по требованию заказчика (а то и просто из-за собственного нездорового любопытства) нередко идут на прямое нарушение этических норм и профессиональных стандартов. Они в буквальном смысле начинают выворачивать тестируемого наизнанку, пытаясь узнать о нем все: от политических взглядов и религиозных убеждений до сексуальных предпочтений. Особенно это распространено при приеме на работу и проверке уже работающего персонала (т.н. скрининг). Такого рода интимные вопросы могут составить большую часть анкеты, составленной для вас оператором полиграфа. Если отказаться от подобного тестирования невозможно (например, из-за угрозы немедленного увольнения), но выдавать секреты и нюансы своей частной жизни вы тоже не хотите, то попытка обмануть полиграф может оказаться для вас единственным выходом.

Каждый полиграфолог перед началом тестирования в обязательном порядке пытается внушить «жертве» мысль о бесперспективности противодействия полиграфу. Во время инструктажа вам объяснят в дружеской и непринужденной манере, что, мол, детектор лжи «всё видит» и обмануть его не удастся. А вам остается только расслабиться и получать удовольствие от процесса выворачивания вас наизнанку, когда чужие бесчувственные пальцы бесцеремонно лезут в потаенные глубины вашей души. Не будем винить специалистов за этот профессиональный трюк — это часть их работы, прописанная в инструкциях. Поговорим о том, можно ли на самом деле обмануть детектор лжи?

Кто может обмануть полиграф

Наука и технологии не стоят на месте, однако реальная эффективность работы полиграфа сегодня все ещё далека от декларируемых показателей. Об этом свидетельствует большое количество ошибок и громких скандалов, когда результаты проверки на детекторе в буквальном смысле ломали судьбы ни в чем не повинным людям. Даже в США, где (в отличие от России) традиция активного использования полиграфа насчитывает много десятилетий, накоплен колоссальный опыт, а уровень подготовки и квалификации персонала — не чета нашим доморощенным специалистам,  достоверность оценок сегодня оценивается незаангажированными экспертами в лучшем случае в 70%. И это самые оптимистичные данные. Лабораторные и полевые исследования, изучающие точность полиграфических тестов, показали, что они допускают значительное количество ошибок. Также проведены эксперименты, доказавшие возможность обучения успешному противодействию полиграфу[1]. Они свидетельствуют, что обмануть детектор лжи хоть и сложно, но вполне реально.

Детектор лжи довольно просто могут обмануть социальные психопаты. У них нет адекватного восприятия социальных норм и общественной морали. Соответственно, вопросы о нарушении этих норм не вызывают физиологической реакции тревоги. По похожей причине существуют ограничения при тестировании на полиграфе несовершеннолетних и очень пожилых людей в «старческом маразме» — первые ещё, а вторые уже не в состоянии понять смысл и социальную значимость вопросов.

Легко справляются с данной задачей и патологические вруны, поскольку если человек сам искренне верит в свою ложь, то для полиграфа это уже выглядит как правда. Не случайно в инструкциях полиграфологов указано, что тестирование психических больных во время обострения маниакального психоза или шизофрении невозможно, поскольку в данном случае сам проверяемый не может отличить иллюзию от реальности.

Еще одна группа — высокопрофессиональные актеры, в совершенстве владеющие своим ремеслом (системой Станиславского и т.д.), умеющие отождествлять себя с вымышленным персонажем и сливаться воедино с образом своего героя, вплоть до физиологических проявлений: «смех и слезы на заказ, чего изволите». Также необходимо упомянуть работников спецслужб, получивших специальную подготовку. Систематическая «дрессировка» с помощью детектора позволяет им довести нужные состояния и реакции до уровня бессознательных рефлексов, чтобы успешно обманывать полиграф.

Прочим людям для этого требуются значительные усилия, а иногда и просто везение. Отдельные гении, обладающие таким даром от рождения — не в счет, поскольку их очень мало. В отличие от «бойцов невидимого фронта», у вас скорее всего не будет доступа к аппарату с для предварительной тренировки, а время на подготовку будет сильно ограничено. Но это не лишает вас шансов на успех.

Первым делом нужно преодолеть страх и «благоговение» перед полиграфом, которые вам заранее внушили с манипулятивной целью. И также избавиться от внедренного в вас чувства вины. Они блокируют вашу волю к сопротивлению. А помогает вам спокойная уверенность в себе и настроенность на победу, а не на поражение. Помните, что детектор лжи не всемогущ. Он не может прочитать ваши мысли и таким образом узнать что-то о вас. Он регистрирует только состояние в момент тестирования. А точнее — изменение физиологических показателей при ответах на вопросы. На основе собранных данных компьютер выдает вероятностную оценку, которую потом анализирует специалист. Полиграф, как и любую машину, можно обмануть, забить ему «мозги», чтобы он не смог выдать точный ответ.

Что нужно знать о работе детектора лжи

Базовый принцип работы полиграфа следующий: физиологические реакции тем сильнее, чем важнее и значимее для вас задаваемый вопрос. Как правило, человек, не замешанный в деле, которое интересует допрашивающих, приблизительно одинаково реагирует на все вопросы: значимые для дела и не значимые. А у того, кто замешан, значимые вопросы вызывают неконтролируемое напряжение.

Обычно перед непосредственной проверкой на детекторе лжи с тестируемым обсуждают все вопросы, которые будут заданы. Тема проверки оговаривается заранее, чтобы избежать неопределенной реакции на неожиданный вопрос. Если человека «в лоб» без подготовки спросить что-то типа «Вы спали с супругой своего босса?», он попросту может не понять, что происходит. Он начнет нервничать или замешкается с ответом, даже если никогда этого не делал. Или же сильно удивится — а реакцию на ложь и удивление полиграф показывает примерно одинаково.

Во время предварительного обсуждения уже можно определиться, как вы будете отвечать. Зная тему и примерный круг вопросов, можно этим воспользоваться. Изгнать из сознания реальную картину и создать выгодную для вас «легенду»: яркий, эмоционально окрашенный образ, который вытеснит реальный. При развитых навыках воображения и самовнушения это может помочь вам обмануть полиграф. Ключевой момент здесь — заставить себя поверить в эту альтернативную реальность, а не просто представить ее во всех деталях. А главная сложность — «не думать о белом носороге», забыть на время о том, как все было на самом деле. В противном случае реальная картина в вашем сознании будет накладываться на воображаемую. Два взаимоисключающих образа одновременно вызовут психическое напряжение и стресс. Вы станете демонстрировать запоздалую реакцию на вопросы и прочие артефакты. Они покажут, что вы конструируете мнимое событие (или проще говоря, врете) и это зафиксируется полиграфом как свидетельство вашей лжи.

Перед основным тестом проводят т.н. подстроечное (предтестовое) интервью для «калибровки» ваших ответов. Изучаются ваши психофизиологические показатели в нормальном состоянии. Датчики фиксируют верхнее (грудное) и нижнее (брюшное) дыхание, сердцебиение, давление, тремор (дрожание) и электрическую реакцию кожи. Далее тесты выясняют, каким образом «прыгают» показатели, когда тестируемому задают значимые для него вопросы. Обычно они совсем простые: «Вас зовут так-то?», «У вас есть семья?», «Вы намерены обманывать полиграф?»

Также изучается ваша реакция на заведомую ложь. Полиграфолог называет несколько имен, в том числе и ваше. Вы должны солгать, то есть сказать, что произносимое имя не ваше. Таким образом проверяется как вы реагируете на ложь и как детектор это фиксирует. С аналогичной целью вам могут предложить записать число из нескольких предложенных, выбрать игральную карту, положить в карман какую-то фигурку и т.д. Потом оператор полиграфа «угадывает» предмет, анализируя ваши реакции.

Забавная деталь: во многих инструкциях для операторов полиграфа советуют при «угадывании» не ограничиваться анализом психофизиологических реакций, а для надежности прибегать к шулерским приемам — меченным картам, скрытым видеокамерам... Такое мелкое жульничество считается допустимым. Ведь, кроме всего прочего, подготовительный этап должен сломить у тестируемого волю к сопротивлению, убедить его в бесполезности попыток обмануть полиграф. Поэтому во время предварительной демонстрации стремятся полностью исключить вероятность «прокола».

Основной тест может длиться несколько часов. Зачитываются вопросы, вам предлагается внимательно слушать и честно отвечать «да» или «нет». После каждого вопроса следует пауза (15-20 секунд) в течение которой записывается психофизиологическая реакция на него. Полиграф фиксирует, когда у вас «сердце екнуло», где произошла задержка дыхания, после какого вопроса последовал «вздох облегчения», а где и вовсе руки задрожали и колени завибрировали. Вот некоторые признаки эмоционального напряжения в ответ на предъявление значимого вопроса. Они могут свидетельствовать не в вашу пользу:

  • величина кожной реакции возрастает;
  • пульс замедляется, с последующим компенсаторным увеличением частоты сердечных сокращений;
  • задержка дыхания и замедление его ритма, с последующим компенсаторным увеличением ритма и глубины дыхания;
  • изменения времени вдоха/выдоха, паузы на вдохе и паузы на выдохе;
  • усиление мышечного тремора

Чтобы дезориентировать опрашиваемого и сломать его защитные барьеры, условия и формулировки могут меняться. Один и тот же вопрос может предъявляться много раз. Вопросы на одну и ту же тему могут формулироваться по-разному. Вас могут попросить отвечать «да» на все вопросы, даже если вы ранее отвечали на них «нет» — чтобы узнать, какие будут реакции при утвердительных ответах. Или наоборот — давать только отрицательные ответы. Существует и «молчаливый ответ» — тестированного просят только подумать об ответе на вопрос, но не произносить его вслух.

Во время опроса используются «вопросы-наполнители» на нейтральные темы, которые теоретически не должны вызывать возбуждения («Сегодня понедельник?», «Вы сидите на стуле?»). Специалисты предлагают включать в тест побольше таких вопросов, на которые предусмотрен заведомо правдивый ответ. После них человеку будет сложнее лгать, и соответствующие физиологические проявления станут заметнее.

Есть также вопросы-ловушки, касающиеся подробностей произошедшего (например, кражи). Невиновному они не известны, а у причастного к преступлению вызовут сильную реакцию. Нередко в вопросе перечисляются ключевые слова и факты. «Что вы взяли из сейфа? Мобильный телефон? Пистолет? Пачку презервативов? Связку ключей?». «Сколько прошло времени после последнего употребления вами наркотиков? Неделя? Месяц? Год? Пять лет?». «Вы любите пить в одиночку? В компании? По утрам? Вечерам? Сутками напролет?». «Какую взятку вы получили? Сто? Двести? Триста? Пятьсот тысяч?». По мере приближения к правильному ответу происходит нарастание признаков тревоги, а затем расслабления по мере удаления от него. Хотя внешне по человеку это может быть и не заметно.

Чтобы отвлечь внимание тестируемого, значимые вопросы усложняют. Неизвестное подается тестируемому как известное: «Пакет, который вы украли, вы спрятали туда-то?». Человек по инерции может «повестись», ответить «да» или «нет». А любой однозначный ответ на такого рода вопросы уже содержит в себе косвенное признание.

Присутствуют также контрольные вопросы, которые должны вызывать возбуждение даже у невиновных («Вы когда-нибудь брали то, что вам не принадлежало?»). Подобные деяния хоть раз в жизни совершал каждый, поэтому предполагается, что у невиновных контрольные вопросы должны вызывать большее возбуждение, чем вопросы, непосредственно относящиеся к сути дела. А отрицательный ответ на контрольный проверочный вопрос свидетельствует о лжи проверяемого [2].

Способы обмана полиграфа

Как сбить «калибровку» полиграфа и заставить ее работать неправильно? Первый ответ, который приходит в голову — во время предварительного интервью и далее в процессе тестирования давать заведомо ложные, случайные, бессистемные и «идиотские» ответы на все вопросы без исключения. Изо всех сил путать следы, не давая полиграфу увидеть, каким вы можете быть когда говорите правду. Понятно, что такое демонстративное противодействие полиграфу со 100% вероятностью вызовет подозрение в вашей виновности. Поэтому его обычно выбирают те, кому уже нечего терять, а остается только развлекаться и получать удовольствие. Это могут быть идейные противники полиграфов или же пойманные с поличным преступники, которые уходят в «полную несознанку». Их причастность к преступлению доказывать уже нет необходимости. Но выяснить детали («Кто ваши сообщники и где спрятаны украденные бриллианты?») будет сложно, поскольку нельзя построить базовую калибровочную шкалу, с которой сравниваются физиологические реакции.

Такие провокационные демарши выглядят эффектно. Однако чаще всего тестируемым нужно, чтобы проверяющие ничего не заподозрили. Как же обмануть детектор лжи незаметно?

Существуют три основных способа противодействия полиграфу. Их подробное описание вы легко можете найти в Интернете. Помните, что все методы требуют предварительной тренировки и тщательной отработки. Любая попытка обмануть полиграф без подготовки, скорее всего, окончится для вас провалом.

Первый способ обмануть детектор лжи — попробовать снизить чувствительность собственных сенсорных анализаторов. Для этого накануне будет достаточно выпить некоторое количество спиртного. На следующий день человек становится слабо чувствительным, его реакции условно говоря «заторможены» и на предъявляемые стимулы он не сможет объективно реагировать. Детектор лжи не сможет сделать однозначные выводы.

Специально подобранные медицинские препараты — еще одно средство. Это могут быть лекарства от гипертонии, снижающие артериальное давление и одновременно блокирующие выработку адреналина (бета-адреноблокаторы). Используя их, вы должны хорошо знать и понимать реакцию своего организма на «химию». Так, лицам с пониженным артериальным давлениям прием адреноблокаторов строго противопоказан. Нужно также уметь рассчитать время действия фармакологических средств. Чтобы все выглядело естественно, концентрация препарата в крови должна достигать своего максимума через 40-50 минут после начала проверки на полиграфе. В таком случае по мере проявления эффектов можно сослаться на накапливающуюся усталость и плохое самочувствие, если вдруг оператор заподозрит попытку обмануть полиграф.

Если тестируемый впервые принял психотропные вещества, он будет находится в новом для него психическом состоянии и «с непривычки» может начать вести себя неадекватно, что мгновенно будет замечено. Также существуют стандартные вопросы для проверки («Вы сегодня употребляли лекарственные/алкогольные/наркотические препараты?») и если вы во время тестирования солжете, что не пили и не употребляли — это может быть зафиксировано полиграфом. Хотя вы можете проглотить перед началом процедуры что-то вроде таблетки аспирина и потом с чистой совестью ответить «да». В этом случае ваш честный ответ «накладывается» на эмоциональную реакцию по поводу другого вещества и маскирует ее. Задача такой «маскировки» существенно облегчается для людей с хроническими болезнями, вынужденных постоянно принимать лекарства.

Однако для серьезных случаев «химико-фармакологический» способ неприменим. Например, если результаты обследования на детекторе лжи планируется использовать как доказательство в суде, то обязательным является анализ крови на присутствие различных препаратов.

К химическим методам относится и обработка поверхности кожи различными веществами, чтобы электрическая проводимость на какое-то время стала постоянной. Тогда прикрепленные к вашим пальцам датчики не зафиксируют изменение реакции на значимые вопросы. У вас появится шанс обмануть детектор лжи. Самое элементарное средство — протирание обычным медицинским спиртом, который сужает потовые железы. Кожно-гальваническую реакцию «выравнивают» различные лечебно-косметические средства, сильно уменьшающие потоотделение: тальки и мази от потливости, дезодоранты для ног и проч. Условия их успешного применения:

  • нанесенное средство должно быть незаметным, без цвета и запаха;
  • его действие должно быть продолжительным, поскольку проверка на полиграфе длится несколько часов;
  • препарат должен быть устойчивым и сохраниться после мытья рук (это обычная процедура перед началом проверки);

Хороший результат дает салицилово-цинковая мазь, которую продают в аптеках. Ее следует наносить на хорошо разогретые в кипятке руки, чтобы она глубоко впиталась в кожу. При этом следует помнить, что полиграф фиксирует не только КГР. Даже если кожа обработана, дыхание придется контролировать самостоятельно.

Результат дают и нехимические методы. Например — отсутствие сна в течение нескольких дней. Из-за постоянного недосыпания человек впадает в состояние близкое к трансу, между сном и бодрствованием — физиологическая реакция на все вопросы у него будет одинаково незначительной. Сильная усталость (после тяжелой спортивной тренировки), истощение (из-за длительного голодания) также притупляют физиологические реакции на предъявляемые вопросы, «сглаживая» показатели детектора лжи. Полиграммы получатся «гладкими», малопригодными для расшифровки. Причем нельзя будет утверждать с уверенностью, что это — сознательное противодействие или же у человека просто такая физиологическая конституция (на жаргоне полиграфолов — «тело, непригодное для исследования»).

Снижая чувствительность сенсорных анализаторов, важно не переусердствовать. Не доводите себя до очень глубокой «отключки». Практически все полиграфы замеряют электрическое сопротивление кожи (кожно-гальваническую реакцию). Она непосредственно связана с работой мозга. Чем больше расслаблен человек, тем выше уровень кожного сопротивления. Если прибор зафиксирует предельные показатели сопротивления, возникнут подозрения в достоверности результатов. Кроме того, полиграфолог анализирует величину реакций на контрольные вопросы[2], не известные тестируемому. Если реакция на них не будет отличаться от «общего фона» — оператор полиграфа может прекратить тест, или же перенесет его на другое время. Впрочем, иногда даже такая отсрочка играет на руку тестируемому.

Другой способ обмануть полиграф — это подавление всех эмоций, чтобы ни один стимул не вызывал значимого отклика. Есть два способа управления своим состоянием, нарушающих привычные реакции: а) общая деконцентрация; б) управление вниманием (концентрация на каком-то объекте). Основной принцип в том, что человек старается отвечать на все вопросы автоматически, не обращая на них серьезного внимания. Он должен сосредоточиться на рисунке стены, которая находится перед ним, или на каком-нибудь другом нейтральном предмете. Можно концентрироваться на какой-то части тела, ритме своего дыхания или воспоминании из своего жизненного опыта. В идеале вообще нужно забыть о существовании полиграфа рядом с вами и исключить восприятие содержательной части задаваемых вопросов. В таком состоянии вы слышите звуки, слова, подтверждающие, что вам задается вопрос, но его содержание, социальная значимость до вас не доходит. Этот способ требует способности к саморегуляции, для его освоения нужны длительные тренировки, однако его эффективность тоже довольно высока.

Важно, чтобы вашу внутреннюю отрешенность не заметил опрашивающий. Внешние признаки транса, которые могут быть им обнаружены:

  • монотонный и неестественный голос без эмоциональной окраски;
  • лицо напоминает каменное изваяние;
  • взгляд устремлен в одну точку;
  • ответ дается еще до того, как тестирующий успеет задать вопрос.

Если оператор все это заметит, то постарается вывести вас из данного состояния. Например, следующим способом, описанным в учебниках для полиграфологов:

Если в процессе тестирования у вас возникло подозрение, постарайтесь немедленно изменить вопрос и поставить его в такой форме, чтобы обследуемый вынужден был говорить «да», если перед этим он отвечал «нет». Например, задав вопрос в таком виде: «Вас зовут...?» называете его имя. Если подозреваемый вошел в состояние отрешенности от содержания вопросов, он автоматически ответит «нет». Тогда в мягкой форме вы должны высказать свое недоумение: «Как же так, Семен Семенович, вы уже изменили имя?» или «Вас никогда не звали так, в анкете эти данные неверны?». Эти вопросы выведут его из состояния, в которое он вошел, и в течение некоторого времени заставят воспринимать содержание ваших вопросов. Обычно после паузы дается нейтральный вопрос и вслед за ним «значимый».

Третий подход гласит: «Важно не отсутствие реакции как таковой (которое довольно просто детектируется контрольными вопросами и может вызвать подозрения), а умение выдавать нужную реакцию». Ваша реакция должна выглядеть естественной. Эффективными оказываются притворные эмоциональные реакции на незначимые раздражители. Если вы хотите вызвать реакцию на нужный вопрос, попытайтесь просто умножить в уме несколько многозначных чисел или подумать о чем-нибудь, что вызывает ярость или сексуальную эмоцию.

Так, если вы не хотите, чтобы вас уличили в гомосексуализме, умножать в уме числа необходимо, когда вас спрашивают «предпочитаете ли вы женщин». А если же стоит обратная задача, т.е. вы должны прикинуться гомосексуалистом, которым вы не являетесь, то умножать нужно, услышав вопрос «Предпочитаете ли вы иметь секс с лицами своего пола» и т.п. Как вариант: когда вас спрашивают о женщинах, в этот момент вы представляете или вспоминаете сексуальные сцены с мужчинами (или наоборот). Таким образом сексуальная реакция на картинки из вашего воображения «накладывается» на задаваемый вопрос и создается впечатление, что это именно вопрос вызвал такую реакцию. При должной впечатлительности, силе воли и отработанном навыке такой способ срабатывает.

Результата также можно можно добиться, если начать читать стихи. Про себя, разумеется. Что-нибудь длинное, вроде «Евгения Онегина». Переживая за главного героя и отвечая на вопросы как бы между делом.

Для создания фальшивых реакций есть много разных способов. Самый известный из них — «механический», незаметное для эксперта напряжение каких-нибудь мышечных групп. Обычно прижимают пальцы ног к полу, сводят глаза к носу или прижимают язык к твердому небу.

Боль также вызывает физиологические реакции, характерные для психологического стресса. Некоторые в попытке обмануть полиграф кладут кнопку в ботинок под большой палец и нажимают на нее при каждом отрицательном (или положительном) ответе. Организм начинает реагировать на ожидание боли, а не на ложь или правду. Поэтому показания полиграфа будут одинаковы и в случае правдивого ответа и наоборот.

Сложность состоит в том, чтобы скрыть эти движения от допрашивающего, поскольку такие попытки обмануть детектор лжи сегодня известны даже полиграфологам-дилетантам. Тестируемого снимают на видеокамеры, которые фиксируют крупным планом любые движения и изменения выражения «морды лица». Поэтому заниматься этим делом следует очень осторожно. Помните: любое подозрительное или двусмысленное поведение обязательно будет трактоваться НЕ в вашу пользу.

Если вы не чередуете способы, а все время нажимаете кнопку при каждом ответе «нет» («не участвовал...», «не видел...», «не состоял...», «не воровал...») — то оператор полиграфа увидит закономерность в проявлении однотипной реакции и заподозрит неладное. Кроме того на ваши икроножные мышцы могут прикрепить датчики, которые будут фиксировать движения пальцев. Пресловутый «гвоздь в ботинке» должен быть достаточно длинным и острым, чтобы вызывать боль даже при легком нажатии, а ваши движения — едва заметными, с минимальным вовлечением других мышц тела. Тогда будет шанс, что датчики движения не заметят сигнал противодействия на фоне общего тремора организма (вызванного сердечными сокращениями, дыханием и т.д.).

Считается, что наиболее сложным в обнаружении механических противодействий полиграфу является язык. После ответа на поставленный вопрос «да» или «нет», язык незаметно может быть прижат к зубам или «завернут» в сторону гортани, или прижат к небу с силой, вызывающей болевое ощущение. Однако и этот способ обмануть детектор лжи может быть определен с помощью специальных датчиков, устанавливаемых в районе подбородка или гортани. Также следует помнить о дыхании — «работать» языком нужно без нарушения ритма и глубины дыхания, потому что оно моментально будет зафиксировано полиграфом.

Общий недостаток всех механических способов — их трудно скрыть и они требуют времени на выполнение, а значит вызывают задержку реакции. Если реакция проявилась спустя несколько секунд после ответа на вопрос, то полиграфолог заметит «включение» кнопки или языка для создания ложного сигнала. На графике будет видно запаздывание физиологической реакции на ответ, ее величина и продолжительность. Путем тренировок время реакции нужно свести к минимуму.

В качестве альтернативы иголке в штанах можно порекомендовать приемы из арсенала НЛП — научиться ставить «психологический якорь» (на напряжение и на расслабление), используя его в нужный момент. Ведь труднее всего разоблачить именно внутренние, мысленные приемы. Если использовать их в подходящие моменты, то вполне реально обмануть полиграф и привести эксперта к ошибочным выводам. Помните: даже отсутствие достоверного результата порой может пойти вам на пользу.

Пример для понимания принципа работы с напряжением/расслаблением можно почерпнуть из художественной литературы:

— Мы проводим интенсивные поиски этого шпиона. Поскольку вы, господа, находились в непосредственной близости от места происшествия, я намерен побеседовать с вами по одному, чтобы выяснить, что вы можете знать. Я также могу обнаружить... Кто из вас этот пропавший шпион?

Эта последняя стрела вызвала только потрясенное молчание. Теперь, когда он привел нас всех в подавленное состояние, подходящее для перекрестного допроса, серый человек стал вызывать офицеров по одному. Я был вдвойне благодарен за свое предвидение, предусмотрительно уронившее меня головой о землю на виду у всех.

Меня вызвали третьим не случайно. На каком основании? Общее сходство в телосложении со шпионом Пасом Ратунковым? Бинт? Какая-то основа для подозрений, должно быть, существовала. Я потащился вперед, едва перебирая ногами, как другие до меня. Я отдал честь, и он указал на стул рядом с письменным столом.

— Почему бы вам не подержать это, пока мы беседуем? — произнес он рассудительно, передавая мне серебряное яйцо датчика детектора лжи.

Настоящий Васька не узнал бы его, так что я тоже не узнал. Я просто посмотрел на него с легким интересом — как будто не знал, что он передает жизненно важную информацию в находящийся перед ним детектор лжи, и стиснул его в ладонях. Мысли мои не были такими спокойными.

Я попался! Он меня раскрыл! Он знает, кто я, и играет со мной.

Он посмотрел глубоко в мои налитые кровью глаза, и я заметил, что его рот слегка скривился от отвращения.

— У вас была еще та ночка, лейтенант? — спросил он меня, глядя на лист бумаги и на показания детектора лжи.

— Да, сэр, знаете... Выпил несколько рюмочек с ребятами. Именно это я произнес вслух. А про себя я подумал вот что: сейчас они застрелят меня насмерть, прямо в сердце! Я представил себе, как этот жизненно важный орган выплескивает в грязь мою живую кровь.

— Я вижу, вас недавно понизили в звании... Где ваши взрыватели, Пас Ратунков?

«Я устал... как я желаю оказаться в постели», — подумал я.

— Взрыватели? — моргнул я своими красными гляделками и, подняв руку почесать голову, коснулся бинта и подумал, что лучше не стоит. Его глаза впились в мои, серые глаза, почти одного цвета с его мундиром, и на миг я уловил за его спокойными манерами силу и гнев.

— А ваша рана на голове, где вы ее получили? Нашего шпиона ударили сбоку по голове.

— Я упал, сэр, меня, должно быть, кто-то толкнул из фургона. Солдаты перевязали, спросите у них...

— Уже спросил. Напились, упали, опозорили офицерский корпус. Убирайтесь и почиститесь, вы вызываете у меня отвращение! Следующий!

Я нетвердо поднялся на ноги, не глядя в пронзительные буравчики этих холодных глаз, и пошел было, словно забыл про прибор в своих руках, а затем вернулся обратно и уронил его на стол, но он склонился над своими документами, игнорируя меня. Я разглядел слабый шрам под редкими волосами на его лысенькой макушке и ушел.

Чтобы одурачить детектор лжи, требуется умение, практика и тренировка. Все это у меня имелось. Это можно сделать только при определенных обстоятельствах, а теперешние были идеальными. Внезапный допрос, ночью, без проведения тестов на нормальную реакцию субъекта. Таким образом я должен был выразить красивый пик на его самописце. Я боялся: его, чего-то еще, чего угодно. Но когда он задавал вопросы на поимку, предназначенные для разоблачения шпиона, я расслаблялся, потому что я их ждал, и прибор показывал это. Вопрос был бессмыслен для каждого, кроме шпиона. Коли скоро он увидел это, допрос кончился, у него было еще много работы. (Гарри ГаррисонМесть стальной крысы)

Прием с психологическим расслаблением имеет свои подводные камни. Полиграфологи хорошо знают, что волнения, страхи, опасения испытывает каждый «нормальный» человек в некомфортной для него ситуации тестирования. Поэтому расслабление не должно опускаться ниже некоего общего фона тревожности. У человека, хорошо владеющего саморегуляцией, расслабление в ответ на предъявление значимого вопроса ведет к резкому включению тормозных процессов. Активность регистрируемых физиологических проявлений значительно снижается. В результате реакция может получиться парадоксально низкой — меньше ответа на любой нейтральный вопрос. Такой необычный результат привлечет внимание. Чересчур сильно расслабившись, вы рискуете вызвать подозрение.

Знатокам английского рекомендую посетить сайт убежденных борцов с полиграфом Antipolygraph.org. Кредо этого сайта мне очень импонирует. В вольном переводе на русский оно звучит приблизительно так: «Их право — пытаться узнать о нас всю подноготную, наше право — посылать их всех куда подальше... В этом и заключается демократия». На этом сайте представлен любопытный труд «The Lie Behind the Lie Detector». В нем противники детекторов предлагают собственные методы борьбы с «ненаучными способами дачи показаний, рассчитанными на идиотов и работающими только в неправовой стране».

Данные рекомендации применимы к классическому детектору лжи, который фиксирует колебания давления, частоту дыхания, мигания, сокращения сердечной мышцы, электрическую активность кожи, активность головного мозга, непроизвольные движения рук и ног.

Когда прибор подключен к телу, первым делом рекомендуется обратить внимание на ровное дыхание. Его частота может колебаться от 15 до 30 вздохов-выдохов в минуту (это приблизительно 2-4 секунды). Учащенное или замедленное дыхание свидетельствует о том, что человек лжет. Кроме того, известно, что после «опасного» вопроса следует «вздох облегчения», поэтому контролировать ритм дыхания следует до полного «отсоединения» от проводов, которыми вы опутаны.

Дыхание непосредственно связано с пульсом, частотой сердечных сокращений, которое также фиксируют датчики. На вдохе пульс ускоряется, при выдохе — замедляется. Это хорошо известно индийским йогам, использующим определенный тип дыхания для медитации и замедления работы сердца. Длинным выдохом при быстром вдохе можно «удерживать» пульс при ответах на вопросы, не давая ему сильно учащаться. Если же перед каждым ответом на вопрос делать кратковременный форсированный вдох, то реакции на все вопросы будут одинаково повышенными, без резких скачков. Разумеется, такой вдох/выдох должен выглядеть естественно, быть по возможности незаметным и беззвучным — что достигается только путем тренировок. Если же вас обвинят в том, что вы это делаете специально, всегда можно ответить что это — естественный и привычный для вас способ дышать. Или же просто результат общей нервозности и боязни полиграфа.

Для того, чтобы обмануть датчики кровяного давления энтузиасты советуют в промежутках между вопросами полиграфолога сжимать мышцы анального сфинктера и покусывать кончик языка. Вместо кнопки в ботинке для вызывания боли женщинам и мужчинам советуют подкладывать «колючие предметы» в более интимные места, куда проверяющие обычно не заглядывают. Сжимать мышцы нужно так, чтобы ноги и ягодницы не двигались, так как в современных моделях детекторов к сиденьям подведены датчики, указывающие на малейшие ерзанья на стуле и покачивания лодыжками.

Помните: тестирование продолжается все время, пока подключены датчики и длится беседа. Не давайте себя обмануть. Бывает, оператор накладывает датчики на опрашиваемого и говорит, что пока не будет включать полиграф, чтобы вы привыкли к датчикам. И начинает обсуждать с вами темы вопросов. На самом деле детектор находится в рабочем режиме и фиксирует все ваши показатели, а также момент перехода к непосредственному тестированию. Если в момент перехода опрашиваемый меняет характер дыхания, начинает двигаться, напрягать различные части тела и т.д. — это может свидетельствовать о его попытке обмануть полиграф. Тот же самый трюк может проделываться после завершения опроса. Оператор говорит, что тестирование закончено, но датчики не отсоединяет. На самом деле полиграф продолжает работать.

Напоследок привожу оригинальный метод борьбы с полиграфом, присланный нашим читателем.

Чуть подумав, решил написать пару слов о полиграфе... Если позволите... Я не думаю, что мне в связи с моей проблемой придется пройти такую проверку... Но все-таки...

Дело в том, что теми способами, которые Вы предлагаете, полиграф обмануть можно... Но для этого нужно быть очень подготовленным человеком. Комитет готовил для этого людей ммм... ну очень долгое время. После провала агентов «Штази», если мне не изменяет склероз в 60-м или в 61-году. Я имею в виду методы замены вопросов или (тем более!!!) подавления эмоций. Метод с кнопкой хорош, но... При современном тестировании подкладываются датчики под ножки стула. И всякое шевеление будет моментально обнаружено и будет истолковано не в вашу пользу. Равно как и сокращение мышц. 

Прижимание языка к небу, закусывание языка быстро определяется по внешнему виду любым, даже не очень опытным экспертом, который во время тестирования вовсе не будет смотреть на ленту — зачем, она все равно записывается автоматически, ну или на экран монитора, а будет смотреть вам в лицо, выявляя дополнительные, НЕ психофизиологичекие реакции, особенно движение глаз. Прийти с бодуна — хорошо. Хорошо также прийти ПРОСТО выпив некоторое количество спиртного. Можно и НЕ спиртного. Можно кофе чашек 7-10. Можно и другие препараты, например транквилизаторы. Но опять-таки, при СЕРЬЕЗНОМ тестировании вам обязательно сделают и анализ крови и/или мочи. Каковые все ваши ухищрения вычислят. Что опять таки будет истолковано НЕ в вашу пользу. Не говоря уже о том, что тестирование могут просто отложить. Кроме того все это влияет на частоту пульса. А он НЕПРЕМЕННО измеряется при тестировании на полиграфе. И повышенное число сердечных сокращений в минуту тоже может быть истолковано ПРОТИВ вас. 

И уж совсем все эти способы неприменимы, если вас ведут тестировать ИЗ КАМЕРЫ. А вот способ, который я вам позволю себе предложить во многом от всех этих недостатков свободен, испытан (не спрашивайте где!) и показал неплохие результаты. При этом способе тоже нужно пить. Но только воду. И в больших количествах. Каждый примерно знает, сколько ему нужно выпить, чтобы в туалет... ну ОЧЕНЬ хотелось. Как задолго пить... Можно попробовать рассчитать так, чтобы на предварительных, «пристрелочных» вопросах хотелось еще не очень А это примерно первые 10-30 минут. 

Но, даже если и не рассчитали, все равно, можно на «пристрелочных» вопросах заставить себя не думать о том, что хочется в туалет, максимально расслабиться... Ну в общем, у каждого есть свои способы борьбы с собой в таких случаях. Зато потом... Максимально сосредоточится на своем мочевом пузыре, который раздувается, раздувается, который сейчас лопнет, думать только о том, что невыносимо хочется в туалет, больше нет сил терпеть, больше нет сил думать ни о чем, кроме как о том, что хочется ПИ-ПИ!!!

Приемы, подобные перечисленным выше, можно применять не только при проверке на детекторе лжи, но и во время любого интервью или допроса с пристрастием: со следователем, психологом или специалистом службы персонала при приеме на работу. Ведь опытный психолог-эксперт тоже будет очень внимательно следить за вашей реакцией на его вопросы, чтобы узнать, говорите ли вы правду.

Ну вот теперь все! Удачи!

Ведущий рассылки: Иван Непомнящий, 2003 г. 
(дополнено и переработано автором в 2009 г.)
© Psyfactor.org, 2003-2011

http://psyfactor.org/02-07-2003.htm

Судебная психофизиологическая экспертиза 
с использованием полиграфа

 

В современной следственно-судебной практике сформировалась и успешно применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи). Данный вид экспертизы назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу.

Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (далее — СПФИ), когда заключение (справка) специалиста используется в соответствии со ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК), ст. 71 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК) и ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

В настоящее время судебная практика выработала основные требования, предъявляемые к судебным психофизиологическим экспертизам. Они содержатся в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Так, ст. 8 данного Закона предъявляет ряд требований к процедуре ее проведения: научная обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля. Первое предполагает использование методов, исключительно описанных в научной литературе и апробированных в реальной исследовательской практике. Использование методов, не обладающих этими качествами, недопустимо.

Применяемые в судебных психофизиологических экспертизах с использованием полиграфа методики основаны на мировом опыте, адаптированном к отечественной практике исследований в области СПФИ. При применении методики выявления скрываемой информации — непрямого метода (далее — МВСИ) в случае отсутствия у подэкспертного скрываемой информации на поставленный эксперту вопрос достоверность достигает 100 %. Это позволяет эксперту делать однозначные и категоричные выводы.

При производстве судебной психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции подэкспертного на те или иные визуальные или вербальные стимулы, после чего выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов какого-либо события или его отдельных составляющих. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии подэкспертным информации о расследуемом событии.

Согласно ст. 204 УПК к заключению эксперта должны быть приобщены: распечатки графиков физиологических реакций (полиграммы), видеозапись проведенного исследования. В заключении описывается методика проведения экспертизы и полученные реакции на вопросы. Видеозапись должна вестись таким образом, чтобы в кадр попадали подэкспертный и экран компьютера (полиграфа). Согласно ст. 8 вышеуказанного Закона осуществление видеозаписи является обязательным условием и позволяет другому эксперту проверить корректность проводимой процедуры.

Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является некорректной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Нельзя ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления — это определяет суд. Вопрос не должен содержать в себе формулировку состава преступления.

Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным. Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материалов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэкспертный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию.

При отказе участника процесса (подозреваемого или обвиняемого) от участия в проведении судебной психофизиологической экспертизы следует действовать по методу доказывания «от обратного». Экспертизу назначают другим участникам процесса — потерпевшим или свидетелям, которые, как правило, не отказываются от прохождения данной экспертизы и дают согласие на ее проведение в соответствии с требованиями ст. 195 УПК.

Противопоказанием при назначении данной экспертизы являются: наличие психического заболевания, а также алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому при наличии достаточных данных, указывающих на наличие этих обстоятельств, целесообразно предварительно назначить подэкспертному судебно-психиатрическую или судебно-медицинскую экспертизу.

Заключения психофизиологической экспертизы признаются в качестве доказательств по уголовным делам и выводы экспертов используются судами при постановке приговора, как обвинительного, так и оправдательного.

Так, приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 21 сентября 2004 года признан невиновным и оправдан ввиду непричастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, Гапоненко О. Г. Из результатов проведенной обвиняемому комиссионной психофизиологической экспертизы следует, что оружие и боеприпасы, изъятые у Гапоненко О.Г., ему не принадлежат, он их не приобретал, не хранил и не перевозил.

И наоборот, Шатровский районный суд Курганской области при вынесении обвинительного приговора Кайгародову А.С. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, который вину свою не признал и от дачи показаний в суде на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался, указал, что заключением психофизиологической экспертизы, проведенной свидетелю Сереброву В.Л., установлено, что в момент ДТП автомобиль обвиняемого шел на обгон автомобиля КАМАЗ со скоростью более 100 км/час, что по выводу органов предварительного следствия и суда послужило причиной дорожного происшествия, повлекшего смерть четырех потерпевших.

Вопросы назначения, проведения и процессуальных последствий судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах существенно отличаются. Это связано с законодательным закреплением обязанности доказывания. В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы для подэкспертного процессуальные последствия не возникают, что соответственно создает трудности в доказывании стороне обвинения, особенно когда отсутствует возможность проведения психофизиологической экспертизы свидетелям и потерпевшим.

В отличие от уголовного процесса гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью. В гражданском процессе возражения против назначения судом экспертизы или согласие на ее проведение процессуального значения не имеют, так как при назначении экспертизы получение согласия испытуемого лица законодательно не требуется. При этом отказ от прохождения экспертизы не связывается с возможностью принудительного направления на экспертизу. Более того, согласно ч. 3 ст. 79 ГПК при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. То есть возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся стороны (истца, ответчика). В случаях, когда у суда имеются достаточные данные полагать, что отказ от прохождения экспертизы вызван намерением воспрепятствовать установлению нежелательного для стороны факта, судья вправе применить процессуальные санкции, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК. Принудить сторону к участию в проведении психофизиологической экспертизы в качестве испытуемого нельзя, но можно возложить на нее бремя процессуальных последствий за противодействие правильному рассмотрению дела.

В настоящее время в Российской Федерации существуют следующие государственные требования к экспертам — полиграфологам:

  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 05. 03. 2004 года, регистрационный № ГТППК 34/36;
  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 04. 07. 2001 года, № ГТППК 02/39.

Перечень государственных экспертных учреждений, где проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа:

  • Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ (т. 263-06-66);
  • Институт криминалистики Федеральной службы безопасности Российской Федерации (т. 290-02-00);
  • Экспертно-криминалистический центр ГУВД г. Москвы (т. 200-82-10);
  • Государственное учреждение Мордовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, г. Саранск (т. 8-834-2-35-71-36);
  • Государственное учреждение Тамбовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, г. Тамбов (т. 8-4752-72-13-45).

Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД России № 2(128) 2006г.

http://psyfactor.org/lib/poligraf.htm

 

Методика тестирования на полиграфе. Тест контрольных вопросов

 


polygraph2Очень важно, чтобы испытуемые не отвлекались во время тестирования на полиграфе. Любой отвлекающий фактор способен вызвать физиологическую реакцию, которая будет замечена полиграфом и может оказать влияние на результат. Поэтому желательно, чтобы тест проходил в помещении со звукоизоляцией, куда не проникают посторонние звуки. Также экспериментатор и оборудование должны находиться позади испытуемого. Более того, испытуемым запрещается двигаться и позволено отвечать на вопросы только «да» или «нет», поскольку движения и речь могут привести к нежелательным физиологическим реакциям. Становится очевидным, что сотрудничество с испытуемым является необходимым условием проведения тестирования. Поэтому участие возможно только на добровольной основе, причем у испытуемых есть право прекратить тест в любое время. Однако прекращение тестирования выглядит нежелательным, поскольку может навлечь на испытуемого еще большие подозрения и без труда натолкнуть на такой вопрос, как: «Если вы невиновны, то почему бы не доказать это тестированием на полиграфе?»

Типичный тест контрольных вопросов состоит из четырех этапов. На первом этапе экзаменатор формулирует и обсуждает с испытуемым те вопросы, которые будут задаваться во время тестирования на полиграфе. Существует две причины предварительного обсуждения вопросов с испытуемым. Во-первых, экспериментатор должен убедиться, что испытуемый понимает вопросы, так чтобы в дальнейшем, во время тестирования или после него, не происходило никаких обсуждений содержания вопросов. Во-вторых, экспериментатор получает заверение, что испытуемый будет отвечать на вопросы только «да» и «нет» (а не «да, но...» или «это зависит...»).

Существует три типа вопросов, а именно: нейтральные, значимые и контрольные вопросы.

Нейтральные вопросы относятся к разряду общих и не должны вызывать возбуждения (например: «Вы живете в США?», «Ваше имя Джон?» и т. п.)Нейтральные вопросы играют роль наполнителей. Поэтому при обработке результатов тестирования физиологические реакции на эти вопросы игнорируются. Наполнители могут использоваться для того, чтобы проверить, насколько внимателен испытуемый к вопросам экзаменатора.

Значимые вопросы — это специальные вопросы, касающиеся преступления. Например, в случае с кражей может быть задан следующий вопрос: «Вы брали эту фотокамеру?» Конечно, как виновные, так и невиновные испытуемые ответят на этот вопрос «нет», иначе бы они сознались в краже. Ожидается, что значимые вопросы вызывают более сильное возбуждение у виновных подозреваемых (поскольку они лгут), чем у невиновных (поскольку они говорят правду).

Контрольные вопросы имеют отношение к поступкам, которые связаны с расследуемым преступлением, но непосредственно на него не указывают. Они всегда носят обобщенный характер, умышленно размыты и охватывают длительный период времени. Их цель — привести испытуемых в замешательство (как виновных, так и невиновных) и вызвать возбуждение. Эта задача облегчается тем, что, с одной стороны, не оставляет подозреваемому выбора, кроме как лгать при ответе на контрольные вопросы, и, с другой стороны, показывает ему, что полиграф выявит эту ложь.

Полиграфолог формулирует контрольный вопрос таким образом, чтобы, по его мнению, отрицательный ответ испытуемого был ложью. Точная формулировка вопроса будет зависеть от тех обстоятельств, в которых находится испытуемый, но в условиях тестирования по поводу кражи может быть задан такой вопрос: «За первые 20 лет жизни вы когда-нибудь брали то, что вам не принадлежало?» Экзаменатор полагает, что испытуемый в самом деле мог взять что-либо чужое до 21 -летнего возраста (так как это характерно для многих людей). В обычных условиях некоторые испытуемые могли бы признаться в своих проступках. Однако во время тестирования на полиграфе они не сделают этого, поскольку экзаменатор обычно сообщает, что признание в воровстве подобного рода заставило бы его думать об испытуемом как о личности, способной на совершение расследуемого преступления, и поэтому возложить на него вину.


polygraph4Таким образом, испытуемому не остается ничего другого, как отрицать совершенный ранее проступок и, следовательно, давать лживый ответ на контрольные вопросы. Если тем не менее испытуемые сознаются в некоторых проступках, тогда формулировка контрольного вопроса меняется (например, «Помимо того, что вы мне уже сказали...»). Более того, экзаменатор обычно сообщает испытуемому, что лживые ответы на контрольные вопросы во время тестирования вызывают физиологические реакции и регистрируются полиграфом. Тогда испытуемый начинает думать, что лживый ответ на контрольные вопросы показывает, что он был также нечестен в отношении значимых вопросов, касающихся расследуемого преступления, и, если вернуться к нашему примеру, будет обвинен в краже фотокамеры. На самом деле, как будет обсуждаться в дальнейшем, экзаменатор интерпретирует сильные физиологические реакции на контрольный вопрос как попытку быть правдивым, но он просто не информирует об этом испытуемого!

В целом, контрольные и значимые вопросы могут вызывать различные паттерны физиологических реакций у виновных и невиновных подозреваемых. У невиновного подозреваемого контрольные вопросы могут приводить к более сильному возбуждению, чем значимые вопросы, по двум причинам. Во-первых, невиновный подозреваемый дает лживые ответы на контрольные вопросы, но правдивые на значимые.

Во-вторых, поскольку испытуемый отвечает нечестно на контрольные вопросы, на которые экзаменатор делает настолько сильный акцент, и поскольку он знает, что дает правдивые ответы на значимые вопросы, то будет больше обеспокоен ответами именно на контрольные вопросы. С другой стороны, ожидается, что у виновных подозреваемых те же самые контрольные вопросы вызовут меньшее возбуждение, чем значимые вопросы. Виновный подозреваемый дает лживые ответы на оба типа вопросов, тогда как в принципе оба типа вопросов должны приводить к аналогичным физиологическим реакциям. Однако поскольку значимые вопросы представляют для него самую серьезную угрозу, они приведут к более сильной физиологической реакции, чем контрольные. Виновный подозреваемый может рассуждать так: «Если экзаменатор поймет, что я лгу, отвечая на значимые вопросы, для меня все кончено, но все же остается небольшая надежда, если экзаменатор заметит, что я солгал и по контрольным вопросам».

После того как сформулированы вопросы и экзаменатор убедился, что испытуемый понимает их смысл и будет отвечать только «да» или «нет», начинается второй этап, так называемый стимулирующий тест. Цель стимулирующего теста — убедить испытуемого в точности техники и в том, что полиграф способен выявить любую ложь. Для проведения тестирования на полиграфе очень важно, чтобы испытуемый верил в непогрешимость теста. Убеждение в 100%-ной точности теста увеличит страх разоблачения у виновного подозреваемого при ответе на значимые вопросы («Нет никакого способа обмануть этот прибор») и прибавит уверенности невиновным («Прибор работает точно, и поскольку я невиновен, то буду оправдан»). Обратная ситуация может наблюдаться в том случае, если испытуемые не верят в точность полиграфа. Тогда виновные подозреваемые могут стать более уверенными («Ничего еще не потеряно, все же есть шанс обыграть полиграф»), а невиновные — почувствовать больший страх («Я знаю, что невиновен, но что покажет этот прибор? Я очень надеюсь, что полиграф не совершит ошибок»).

Для проведения стимулирующего теста часто используется карточная игра. Испытуемого просят выбрать карту из колоды, запомнить ее и вернуть обратно. Затем экспериментатор показывает несколько карт, а испытуемому предлагается отвечать «нет» на появление каждой карты. После этого экспериментатор оценивает ответы полиграфа и сообщает испытуемому, какую карту он выбрал. Очень часто экзаменатор делает правильный выбор, поскольку показ нужной карты почти автоматически вызовет у испытуемого физическую реакцию, например как следствие напряжения, связанного с тем, обнаружит ли экзаменатор ложь в этом конкретном случае. Карточный тест позволяет экзаменатору установить паттерн реакции испытуемого при сообщении лжи и правды. При этом экзаменатор открыто говорит об этом испытуемому.


polygraph5Экзаменаторы всегда подвергают себя риску принять неверное решение и оказаться в глупом положении, что имело бы катастрофические последствия. Если испытуемому называют четверку червей, тогда как на самом деле нужна была пятерка виней, продолжать тестирование, возможно, стало бы бесполезным. Для того чтобы избежать ошибки, экзаменаторы иногда прибегают к хитрости, например помечают нужную карту или пользуются (в тайне от испытуемого) такой колодой, которая содержит только один тип карт (Bashore & Rapp, 1993). Очевидно, что в этом случае экзаменатор не показывает карты испытуемому, а только называет предполагаемую карту. Другие экзаменаторы не пользуются карточными играми, вместо этого они убеждают испытуемых в эффективности методики при помощи хорошо оборудованного офиса, различных дипломов и сертификатов в рамках, украшающих стены (Bull, 1988).

После проведения стимулирующего теста наступает очередь третьего этапа — основного теста. Вот пример последовательности нейтральных/значимых/контрольных вопросов в случае кражи фотокамеры,

Н-1 Вы живете в США? «Да»

К-1 За первые 20 лет вашей жизни вы когда-нибудь брали то, что не принадлежало вам? «Нет»

3-1 Вы брали эту фотокамеру? «Нет»

Н-2 Ваше имя Рик? «Да»

К-2 До 1987 года вы когда-нибудь совершали что-либо непорядочное или незаконное? «Нет»

3-2 Вы брали эту фотокамеру со стола? «Нет»

Н-3 Вы родились в ноябре? «Да»

К-3 До 21 года вы когда-нибудь лгали с целью избежать проблем или причинить неприятности кому-либо другому? «Нет»

3-3 Имеете ли вы какое-нибудь отношение к краже этой фотокамеры? «Нет»

Точная формулировка контрольных вопросов зависит от конкретных обстоятельств. Одинаковая последовательность вопросов задается по крайней мере три раза, для того чтобы исключить случайные различия в физиологических реакциях между контрольными и значимыми вопросами. То есть может так произойти, что невиновный испытуемый случайно даст очень сильную реакцию на один из значимых вопросов. Чем больше вопросов задает экзаменатор, тем меньше будет влияние случайных реакций на окончательный результат.

Последний, четвертый, этап теста заключается в интерпретации диаграмм полиграфа. Существует два метода интерпретации данных, а именно, общий подход и подход числового выражения. В рамках общего подхода полиграфолог составляет впечатление о физиологических реакциях испытуемого на тест. Затем эта информация произвольным образом комбинируется с оценкой фактического материала случая (криминальное прошлое испытуемого, улики) и поведения испытуемого во время тестирования, для того чтобы принять итоговое решение о его правдивости.

В рамках метода числового выражения проводятся сравнения между реакциями на значимые вопросы и последующие контрольные вопросы (3-1 сравнивается с К-1,3-2 сравнивается с К-2, а 3-3 — с К-3). Возможны четыре варианта. Если различий в физиологической реакции нет, присваивается значение 0. Если различия заметные, ставится 1 балл, тогда как 2-3 балла присваиваются, соответственно, сильным и очень выраженным различиям. Од-, нако стандартизированные правила определения того, что означает «заметное», «сильное» или «очень выраженное» различие, отсутствуют. Согласно Раскину, чаще всего ставится оценка 0 или 1 балл, реже — 2 балла и очень редко 3 (Raskin, Kircher, Horowitz & Honts, 1989). Если реакция сильнее на значимый вопрос, чем на контрольный, присваивается отрицательное значение (-1, -2 или -3). И наоборот, если реакция слабее на значимый вопрос, чем на контрольный, ставится положительная оценка (+1, +2 или +3). Затем показатели суммируются, и выводится общая оценка по тесту. Окончательный результат теста основан на этой общей оценке. Если она достигает отметки -6 или ниже (-7, -8 и т. д.), экспериментатор приходит к выводу, что подозреваемый тест не прошел и, следовательно, виновен. Если общая оценка +6 или выше (+1+8 и т. д.), экзаменатор считает тест пройденным, а подозреваемого невиновным. Оценки в диапазоне от -5 до +5 указывают на неопределенный результат. Реакции на первый контрольный и значимый вопросы часто игнорируются, так как испытуемые иногда демонстрируют неадекватно сильные реакции на первые вопросы вследствие отсутствия опыта знакомства сполиграфом или нервозного состояния, связанного с расследованием.


polygraph6Неофициальный, пятый, этап тестирования включает сообщение испытуемому непосредственно после теста, что он или она лжет. Также испытуемого просят задуматься о том, почему стало возможным, что диаграммы полиграфа указали на сообщение лжи. Для того чтобы ускорить мыслительный процесс, экзаменатор на некоторое время покидает комнату. Цель пятого этапа — добиться признания. Испытуемый может испытать тревогу на этом этапе, решить, что игра кончена, и поэтому признаться в совершении преступления. Именно так произошло в одном случае, когда после обвинения во лжи экзаменатор на время покинул комнату, чтобы понаблюдать за испытуемым из другого помещения через одностороннее зеркало. Испытуемый, явно расстроенный, продолжал смотреть на диаграммы полиграфа, затем решился и начал их поедать — почти 6 футов бумаги 6 дюймов в ширину. Дождавшись окончания трапезы, экзаменатор вернулся как ни в чем не бывало, наклонился к полиграфу и спросил: «Что случилось? Он съел их?» Испытуемый воскликнул: «Боже мой, значит, эта штука и разговаривать может?» — и признался в совершении преступления.

Подготовку к тестированию на полиграфе вполне можно считать произведением искусства. Для успешного тестирования специалист-полиграфолог должен сформулировать контрольные вопросы таким образом, чтобы вызвать у невиновных подозреваемых более сильные физиологические реакции, чем на значимые вопросы. С другой стороны, у виновных подозреваемых эти контрольные вопросы должны вызвать менее выраженные физиологические реакции по сравнению со значимыми вопросами. Конечно, нелегко сформулировать вопросы, которые соответствовали бы этим критериям. Если экзаменатор слишком сильно напугает испытуемого контрольными вопросами, то появится риск, что вина не будет выявлена у виновных подозреваемых. В таком случае физиологические реакции на контрольные вопросы могут быть такими же, что и на значимые вопросы, и результаты теста будут неубедительными. Еще одна проблема, касающаяся слишком «трудных» контрольных вопросов, заключается в опасности причинить вред психике испытуемого. С другой стороны, если экзаменаторы не вызовут контрольными вопросами достаточного смущения у испытуемых, они рискуют обвинить невиновных подозреваемых, поскольку в таком случае физиологические реакции на значимые вопросы могут быть сильнее, чем на контрольные.

Все зависит от навыков специалиста проводить серьезный критический разбор тестирования. Для получения точного результата решающее значение имеет уровень психологической чувствительности и искушенности экзаменатора, а также его опыт. К сожалению, многим не хватает соответствующей подготовки в области психодиагностики, и они не знакомы с базовыми концепциями и требованиями стандартизированного психологического теста. Эти проблемы усиливаются, когда экзаменатор формулирует и предъявляет контрольные вопросы испытуемому, поскольку очень трудно стандартизировать формулировку и процедуру обсуждения вопросов для всех испытуемых. Многое зависит от того, каким образом испытуемый воспринимает контрольные вопросы и реагирует на них по ходу предварительного интервью.

Критика теста контрольных вопросов

Тест контрольных вопросов вызывает серьезную критику у его оппонентов. Наиболее существенные замечания описаны ниже.

Данный тест предполагает, что невиновные подозреваемые дают более сильные физиологические реакции на контрольные вопросы, чем на значимые вопросы. Психолог Пол Экман (1992) приводит пять причин, почему некоторые невиновные подозреваемые могут демонстрировать обратную картину и испытать более сильное возбуждение в ответ на значимые вопросы, чем на контрольные.

• Невиновные подозреваемые могут думать, что полиции свойственно ошибаться. Действительно, если их попросили пройти тестирование на полиграфе, то полиция уже совершила ошибку, обвинив их в преступлении, которое они не совершали. Возможно, они уже пытались убедить полицию в своей невиновности, но безуспешно. Хотя, с одной стороны, невиновные испытуемые могли бы рассматривать тест как возможность доказать невиновность. Но с другой стороны, также возможно, что они могут бояться, как бы те, кто уже совершил ошибку, обвинив их в преступлении, не сделали еще больших ошибок. Другими словами, если методы полиции настолько ненадежны, что ошибочно навлекли подозрения на невинного человека, почему бы и тестам на полиграфе также не быть ошибочными?

• Невиновный подозреваемый может думать, что полиция несправедлива. Люди могут не любить или не доверять полиции и поэтому бояться, что экзаменатор на полиграфе также будет неверно оценивать или обманывать.

• Невиновный подозреваемый может думать, что приборы совершают ошибки. Например, он мог испытывать трудности со своим персональным компьютером или другими техническими приспособлениями и поэтому не верить в то, что прибор может быть безупречным.

• Невиновный подозреваемый испытывает страх. Тот, кто испытывает генерализованный страх, может реагировать сильнее на значимые вопросы, чем на контрольные.

• Как уже говорилось ранее, подозреваемый, даже в случае его невиновности, эмоционально реагирует на события, связанные с преступлением. Допустим, невиновный мужчина подозревается в убийстве своей жены. Когда его спрашивают об убийстве в значимых вопросах, воспоминания об умершей жене могут пробудить сильные чувства по отношению к ней, которые будут зарегистрированы на диаграммах полиграфа.

• Можно добавить и шестую причину. Тест, валидность которого  зависит от хитроумной уловки, уязвим в том смысле, что уловка должна быть успешной, иначе тест будет неэффективным. Поэтому испытуемые должны верить в то, что тест безошибочен, а контрольные вопросы имеют решающее значение. Согласно Элааду (1993) и Ликкену (1988), невозможно, чтобы все испытуемые этому верили. Существуют десятки книг и статей , в которых дается информация о тесте, включая описание деталей стимулирующего теста, характера контрольных вопросов и того факта, что тест иногда совершает ошибки. Информация о тесте появляется даже в популярных газетных статьях. Конечно, те, кто проходит тестирование на полиграфе, имеют доступ к этой литературе и вполне могут с ней ознакомиться. Поэтому маловероятно, чтобы испытуемые, знакомые с методикой проведения теста и/или его погрешностями, поверили лживым рассказам экзаменатора о важности контрольных вопросов и о том, что полиграф никогда не ошибается. По-видимому, тестирование на полиграфе будет становиться все менее эффективным при работе с людьми, которые не верят экзаменатору. Скептически настроенные невиновные подозреваемые имеют веские причины для сильного беспокойства при ответе на значимые вопросы, поскольку искаженные результаты теста — а они всегда возможны, если тест не является безошибочным, — приведут к обвинению в преступлении, которого они не совершали.

Дополнительная сложность заключается в том, что полиграфолог может так никогда и не узнать, подходят ли для достижения желаемого эффекта те контрольные и значимые вопросы, которые он собирается задать. Многие специалисты утверждают, что полиграфологам следует регистрировать поведенческие проявления испытуемых во время предварительного теста. Однако это очень трудная и рискованная задача. Экман и О'Салливан (1991) специально исследовали специалистов по тестированию на полиграфе и обнаружили, что они особенно затрудняются выявить ложь на основе поведенческих проявлений.

И наконец, реакции испытуемых на контрольные вопросы чаще всего являются не «заведомой» ложью, а лишь «предполагаемой». Полиграфолог только предполагает, что ответы испытуемого на эти вопросы лживые, но у него нет в этом абсолютной уверенности. Конечно, когда предположения, сделанные экзаменатором, неверны, контрольные вопросы не приведут к желаемому результату, поскольку в этом случае испытуемый действительно говорит правду.

Может возникнуть такая ситуация, когда уверенность полиграфолога в виновности испытуемого еще до тестирования на детекторе лжи окажет влияние на результат теста. Как правило, испытуемый не является совершенно незнакомым человеком, полирафологу обычно известны важные детали его биографии (включая информацию из уголовного дела). Также полиграфолог составляет определенное субъективное впечатление об испытуемом (негативное или позитивное) во время предварительного интервью, в котором формулируются контрольные и значимые вопросы. Если он считает, что подозреваемый невиновенрезультатом может быть непроизвольное давление на испытуемого во время контрольных вопросов. В итоге повышается вероятность того, что тестирование покажет «невиновен». С другой стороны, если полиграфолог заранее считает подозреваемого виновнымэто может привести к постановке слишком сильного акцента на контрольных вопросах. В этом случае итогом теста будет «виновен».

Следует признать решающую роль, которую играет субъективность полиграфологов по отношению к возможным ошибкам и оценке этих ошибок в зависимости от обстоятельств. Поскольку обстоятельства дела известны экзаменатору еще до проведения теста на полиграфе и поскольку тест не стандартизирован, возможно, что не только результаты будут оцениваться на основе информации об испытуемом и установок экзаменатора, но также и проведение теста будет зависеть от этих предубеждений. Так как тест является психологическим в том смысле, что включает сложные, напоминающие интервью интеракции между экзаменатором и испытуемым, любые искажения в подготовке и проведении теста могут привести к результату, соответствующему этим искажениям. Поэтому различным испытуемым, которые обвиняются в совершении тех или иных преступлений, могут быть предложены совершенно разные тесты, хотя все они называются одним именем — полиграфический тест. На самом деле термин тест сам по себе вводит в заблуждение, поскольку подразумевает относительно стандартизированный метод исследования, как, например, тест IQ, который хотя и является противоречивым, но по существу дает один и тот же результат у компетентных диагностов.

Таким образом, результат теста отражает предварительные субъективные убеждения экзаменатора в виновности испытуемого. Указанные трудности можно преодолеть, используя компьютерную метод обработку данных полиграфа, в которой «человеческий фактор» сведен к минимуму. Другим решением служит привлечение независимых экспертов, которые не знакомы с испытуемым и расследуемым делом. Так, большинство тестов на полиграфе, проводимых на правительственном уровне в США, проверяются специалистами по контролю качества, которые оценивают только диаграммы и не имеют возможности наблюдать поведение испытуемых.

Существует и этическая сторона теста на полиграфе, поскольку введение в заблуждение испытуемого играет в нем решающую роль. Можно спорить, насколько уместно применять обман. Сторонники этого теста, говорят, что цель оправдывает средства и что важно заставить сознаться опасных преступников, обманывая их по необходимости. Также сторонники считают, что тестирование на полиграфе иногда выгодно невиновным подозреваемым, а именно когда тест подтверждает, что они невиновны.

Противники теста указывают на то, что обманывать подозреваемых недопустимо, поскольку возможны негативные последствия. Например, это может подрывать доверие общественности к полицейским службам и другим учреждениям, которые проводят тестирование на полиграфе, или подозреваемые могут решить, что им позволено лгать, поскольку специалисту-полиграфологу разрешается лгать им. И наконец, подозреваемые могут принять решение прекратить сотрудничество со следственными органами, когда они обнаружат, что были обмануты (сотрудничество иногда необходимо для получения дополнительных сведений, поскольку зачастую результаты тестирования на полиграфе не считаются доказательством на суде).

Помимо споров на тему уместности или желательности обмана подозреваемых часто это еще и противозаконно, поскольку во многих странах методы расследования, включающие обман подследственных лиц, неприемлемы законом. Следовательно, в этих странах информация, полученная при помощи тестов на полиграфе, практически никогда не может быть использована в качестве доказательства на суде.

Источник: Vrij A. Detecting Lies and Deceit. New York 2000

http://psyfactor.org/lib/polygraph-3.htm

Интересные факты о полиграфе (детекторе лжи)

 

1. Первый прибор для детекции лжи назывался «гидросфигмометр». Его стал использовать итальянский криминалист Чезаре Ломброзо. В 1890-х годах с помощью гидросфигмометра он измерял у подозреваемых давление крови, в то время как их допрашивала полиция. Ломброзо утверждал, что может определить, когда преступники лгут. Показывая фотографии, связанные или не связанные с преступлением, он одновременно фиксировал частоту пульса и крови у подозреваемых.

2. Прообраз современного полиграфа разработал в 1920-х годах Джон Ларсон (John Larson), офицер калифорнийской полиции. Созданное им устройство обеспечивало одновременную регистрацию кровяного давления, пульса и дыхания. С помощью этого аппарата было проведено большое количество проверок лиц, подозревавшихся в уголовных преступлениях. Ларсон назвал свой инструмент «полиграф», позаимствовав это название у Джона Хавкинса (John Hawkins), придумавшего этот термин в 1804 году. Так называлась изобретенная им машина для создания точных копий рукописных текстов (см. рис. ниже). Название «полиграф» произошло от двух греческих слов — «поли» (много) и «графо» (писать). Этим аппаратом пользовались в XIX веке многие, включая Томаса Джефферсона, третьего президента США и автора Декларации независимости. Однако именно Джону Ларсону принадлежит первенство в приложении слова «полиграф» к прибору для определения лжи.

3. В 1926 году ученик и сотрудник Джона Ларсона по имени Леонард Килер (Leonard Keeler) ввел в уже имеющийся полиграф дополнительный канал, регистрирующий изменение кожного сопротивления. Это значительно повысило точность тестирования. Полиграф Килера, созданный в 1933 году, был использован в Чикагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в совершении преступлений. Позднее Килером был введен пятый канал для регистрации — канал тремора (дрожи мышц). Так было положено начало современному этапу «детекции лжи». Базовый набор каналов регистрации (дыхание, кровяное давление, кожное сопротивление и тремор), предложенный Ларсоном и Килером, присутствует во всех современных приборах.

4. Современный полиграф фиксирует сигналы, поступающие с датчиков, которые прикреплены к различным участкам тела. При этом изменения показателей связываются с колебаниями уровня возбуждения. Считается, что ложь будет вызывать более высокий уровень возбуждения, чем сообщение правды. Это может быть результатом чувства вины у испытуемых или, что более вероятно в контексте проведения тестирования на полиграфе, — появления страха перед обнаружением лжи.

В настоящее время полиграф способен очень точно зафиксировать изменение потоотделения ладоней, кровяного давления и дыхания, причем чувствителен даже к малейшим сдвигам.  Для регистрации изменений глубины и частоты дыхания на область грудной клетки и желудка помещаются пневматические трубки. Изменение кровяного давления регистрируется при помощи специального манжета, который оборачивается вокруг плеча, а показатель потоотделения ладоней — при помощи металлических электродов, прикрепленных к пальцам руки. В некоторых случаях также регистрируется электрическая активность головного мозга (вызванные потенциалы).

5. Современные лай-детекторы могут фиксировать до 50 физиологических параметров: покраснение лица или его отдельных частей, подрагивание губ, расширение/сужение зрачков, учащенное моргание и другие изменения, которые могут свидетельствовать о лжи. Например, приборы фиксируют изменение расширения капилляров. Это простейший рефлекторный ответ, так называемый «стыд» или «краска смущения» — реакция на шокирующий вопрос. Она не контролируется силой воли так, как можно контролировать дыхание. Некоторые модели полиграфов позволяют анализировать человеческую речь. Считается, что если подозреваемый сообщает заведомую ложь, у него изменяется состояние голосовых связок, которые производят несколько искаженный звук за счет нерегулярного изменения основной частоты вибрации. Другие детекторы реагируют на изменения температуры вокруг глаз. Принцип их действия основывается на том, что когда человек испытывает психический дискомфорт — лжёт либо лукавит — внутриглазное давление повышается, наблюдается прилив крови к глазным яблокам, из-за чего повышается температура окологлазного пространства. В последние годы разрабатываются новые технологии детекции лжи, использующие методы психосемантики (анализ семантических полей тестируемого) и психозондирования (анализ подсознательных реакций на неосознаваемое предъявление тестовых стимулов). Нет сомнений, что в скором будущем нас ожидает появление и других, гораздо более изощренных способов.

6. Зачастую полиграф называют детектором лжи, но этот термин некорректен, поскольку вводит общественность в заблуждение. Полиграф не читает мысли и не обнаруживает ложь, а всего лишь регистрирует физиологическую активность и изменения ее параметров. Он выявляет не ложь, а только возбуждение, которое с определенной долей вероятности может свидетельствовать о лжи. По физиологическим реакциям нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). В настоящее время нет никакой другой возможности обнаружить ложь, кроме как опосредованным путем, поскольку 100%-надежного паттерна физиологической активности, характерного для лжи, просто не существует. 

7. Вопреки распространенному мнению тестирование на полиграфе не является строго научной и стандартизированной процедурой. Существуют многочисленные сомнения и критические замечания относительно научной достоверности получаемых результатов. Считается, что это скорее искусство, а не наука, поскольку очень многое зависит от квалификации, опыта и интуиции специалиста-полиграфолога. В отличие от научных, строго стандартизированных тестов, перечень вопросов для тестирования на полиграфе не является фиксированным. Для успешного тестирования полиграфолог каждый раз должен подобрать и сформулировать вопросы таким образом, чтобы вызвать нужную реакцию у конкретного испытуемого. А потом суметь правильно проинтерпретировать все многообразие физиологических проявлений, которые очень сильно отличаются у разных людей. В этом случае неизбежны ошибки, вызванные пресловутым «человеческим фактором».

8. В Великобритании, после громкого шпионского скандала, правительство объявило о своем намерении провести пилотажные исследования эффективности тестирования на полиграфе. Ряд известных психологов образовали рабочую группу под руководством профессора Т. Гейла. В задачу группы входило предоставить отчет о статусе тестирования на полиграфе. Отчет рабочей группы Британского психологического общества по использованию полиграфа содержал сенсационные результаты и поверг многих в шок. Психологи поставили под сомнение практически все аспекты работы полиграфа, в первую очередь точность результатов. Так, процедуры проведения тестирования не были стандартизированы в той степени, которая может считаться удовлетворительной в терминах научной психометрики.

Исследователи столкнулись с трудностями проверки методики и практики проведения тестирования разными специалистами по использованию полиграфа. Это означает, что процесс принятия решения является субъективным, поскольку полностью зависит от специалиста, который непосредственно проводит тестирование. Более того, он не поддается проверке. Другим специалистам трудно понять, почему конкретный полиграфолог пришел к данному выводу. Был сделан уничтожающий вывод о надежности полиграфа, в котором перечислены способы, которыми детекторы могут быть обмануты, а ни в чем не повинные люди признаны виновными. Также  комиссия решила, что некоторые аспекты тестирования на полиграфе, в частности введение в заблуждение испытуемого во время теста контрольных вопросов, вступают в противоречие с британским законом и моральными нормами, тем самым делая результаты тестирования недопустимыми к рассмотрению на заседаниях британского суда. Правительство Великобритании отказалось от планов введения тестирования на полиграфе. 

9. Результат проверки на детекторе лжи не может считаться достоверным на 100%, так как полиграф анализирует лишь эмоции и физиологические реакции по поводу предмета тестирования, безотносительно истинной виновности/невиновности их носителя. Любая сильная эмоция испытуемого: гнев, страх, сексуальное возбуждение может быть ошибочно истрактована полиграфом как его виновность. Пол Экман в своей книге «Психология эмоций» приводит классический пример такой системной ошибки, которая обусловлена самим принципом работы полиграфа. Это случай с армейским сержантом, первым обнаружившим обнаженное мертвое тело своей соседки — симпатичной жены другого сержанта. Во время допросов он всячески отрицал свою причастность к убийству, но трижды не смог пройти тест на детекторе лжи. Причиной были его чувства к убитой. В прошлом у него постоянно возникали сексуальные фантазии в отношении соседки, и когда он увидел ее обнаженное тело, то ощутил к ней половое влечение, даже несмотря на то, что она была мертвой. Он винил себя за то, что испытал подобное чувство. Всякий раз, когда его спрашивали о ее смерти и о том, как он обнаружил труп, он испытывал чувство вины и эта эмоция не позволяла ему пройти тест на полиграфе. Когда найденные улики вынудили признаться истинного убийцу этой женщины, сержант был оправдан.

Подобные ошибки происходят и в России. Однажды сотрудника МВД проверяли на полиграфе, и прибор показал странную реакцию на вопрос об употреблении наркотиков. Специалист-полиграфолог обработал эту информацию как наркотическую зависимость. Позднее выяснилось, что ничего подобного не было, просто милиционер выражал агрессию и возмущение на вопрос о наркотиках. Однако его все равно уволили.

10. Однажды вечером восемнадцатилетний Питер Рейли вернулся домой и обнаружил свою мать мертвой. Он решил, что она была убита, и позвонил в полицию. После беседы с Рейли полиция заподозрила его в убийстве собственной матери. Было назначено тестирование на полиграфе. Полиция сообщила Питеру о неудачном прохождении теста, таким образом указав, что он был виновен, даже несмотря на отсутствие воспоминаний о происшедшем. Изучение копий допросов показало, что Рейли прошел удивительный путь психологической трансформации, начиная с полного отрицания вины до ее признания и, наконец, к изменению первоначальных показаний («Ну хорошо, все действительно выглядит так, как если бы я это сделал») и полному письменному признанию. Двумя годами позже независимое расследование установило, что Рейли не мог совершить убийство и что признание, которому даже он начал верить, было на самом деле ложным.

В последствии психологи доказали, что подозреваемые сами могут начать сомневаться в своей невиновности, поскольку верят в миф о суперэффективности полиграфа. Перед началом тестирования оператор полиграфа убеждает подозреваемого в точности прибора и невозможности совершения ошибки. Более того, после проведения тестирования полиция обычно сообщает подозреваемому, что получены точные результаты. Некоторые подозреваемые этому верят. Иногда  невиновные подозреваемые сознательно делают ложное признание после того, как объявляются виновными по результатам полиграфического теста. Одна из причин связана с тем, что они не видят возможности убедить присяжных или судью в своей невиновности и поэтому решают признаться, в надежде получить менее строгое наказание.

11. Целесообразность применения полиграфа в целях отбора персонала до сих пор под вопросом. Одной из причин является то, что при отборе работодатель интересуется общей информацией о кандидате. Например, честен ли он и случалось ли соискателю что-либо украсть. Полиграф не способен точно ответить на этот вопрос, так как с его помощью можно задавать только специфические вопросы о конкретных событиях, произошедших в конкретное время. Общие вопросы можно задавать в последовательности контрольных вопросов. Однако вероятность получения неверных результатов увеличивается тем больше, чем более обобщенными становятся сами вопросы. Полиграфический тест может предоставить информацию о поведении испытуемого в прошлом (например, тест может показать, обманывал ли соискатель во время заполнения анкеты, пробовал ли он наркотики в молодости и т.п.), но для работодателей чаще всего важнее, каким будет поведение соискателя в будущема также его профессиональные качества. Отсутствие противоправных действий в прошлом вовсе не гарантирует их отсутствия в будущем (и наоборот — человек, совершивший  ранее какой-то поступок, не обязательно совершит его вновь). Полиграф ничего не может здесь ответить, и это ограничивает надежность его использования для отбора персонала.

12. Самый скандальный случай использования полиграфа в бизнесе произошел в 1987 году, при расследовании кражи в телекомпании CBS. Эта компания обратилась за помощью к четырем нью-йоркским фирмам, занимающимся проверками на полиграфе, чтобы установить, кто из сотрудников украл дорогую фотокамеру. На этапе предварительной подготовки менеджер компании заблаговременно сообщал, кого из сотрудников он подозревает в преступлении. После исследования на полиграфе оказалось, что специалисты-полиграфологи указывали именно на этих сотрудников как на совершивших кражу, хотя они были невиновными.

Это был чистой воды фарс: на самом деле фотокамера не пропадала, и все служащие компании прекрасно об этом знали. Просто им была дана инструкция отрицать кражу (то есть говорить правду). В качестве поощрения сотрудникам пообещали по 50 долларов к жалованию, но только в том случае, если тест на полиграфе будет успешно пройден. Когда специалисты по тестированию на полиграфе приезжали проводить испытания (в разные дни), каждому из них сообщалось, что подозрения менеджера компании вызывает конкретный сотрудник. При этом каждому проверяющему называли другого человека. В конечном итоге каждый из четырех экспертов с уверенностью «выявил» преступника, и в каждом случае это был именно тот сотрудник, на которого перед проведением тестирования указывали как на подозреваемого. Полиграфологи не были специально настроены на такой результат. Просто на них оказала неосознанное влияние та предварительная информация, которую они получили.

13. Помимо предположений о возможной виновности испытуемых на результат проверки на полиграфе могут повлиять другие субъективные факторы, например, симпатия или жалость к подозреваемым. Полиграфолог начнет бессознательно «подыгрывать» испытуемому и возможно, что в этих случаях результат «считается виновным» появится с меньшей вероятностью. И наоборот, если вы вызываете у оператора полиграфа неприязнь и отвращение по каким-то причинам, то повышается вероятность того, что в результате тестирования вас признают виновным.

14. Можно ли обмануть детектор лжи? Да, это возможно. Существуют различные виды обмана полиграфа, как, например, покусывание языка, напряжение в ногах (путем давления большими пальцами ног на пол), мысленный счет овец или счет в обратном порядке. Эти действия приведут к физиологическим реакциям, которые зарегистрирует полиграф. Поступая таким образом, испытуемые могут искусственно увеличить физиологические реакции в ответ на контрольные вопросы и тем самым повысить вероятность прохождения теста. Результат счета овец или счета в обратном порядке (конечно, не вслух, а про себя) будет таким, что испытуемые не смогут осмыслить заданные экзаменатором вопросы или перечисленные альтернативы, что приведет к неопределенному результату прохождения теста Использование «вопросов-наполнителей» (например, в тесте контрольных вопросов) может помешать осуществлению этого приема, поскольку предполагается, что испытуемые ответят «да» на наполнители и «нет» на другие вопросы. Это заставляет испытуемого думать и осмысливать информацию, поскольку ответ «нет» на наполнитель может показать, что вопросы игнорируются.

15. Существует мнение, что психопаты могут более эффективно обманывать детектор лжи, чем здоровые люди. Уровень возбуждения у психопатов и патологических врунов при сообщении лжи не повышается и поэтому выявить ложь у них невозможно. Так, Гэри Риджуэй по прозвищу «убийца с Грин Ривер», один из самых кровавых серийных маньяков в истории США, в свое время будучи подозреваемым, с блеском прошел проверку на детекторе лжи и смог доказать полиции свою непричастность. Свое спокойствие он позднее объяснял абсолютной уверенностью в том, что у полиции на него ничего нет. Помимо различий между психопатами и здоровыми людьми, обнаружены различия в тестировании на полиграфе  между интровертами и экстравертами.

16. Самый знаменитый тест на противодействие детектору лжи был проведен Флойдом Феем по прозвищу «Летун». Он был ошибочно осужден за убийство после неудачного прохождения проверки на полиграфе. Невиновность Фея была установлена лишь спустя несколько лет. Во время своей необоснованной отсидки в тюрьме он решил отомстить обидчикам и стал экспертом по тестированию на полиграфе. Флойд обучил 27 заключенных, которые добровольно признались ему в совершении преступления, как пройти тест контрольных вопросов. После 20-минутного занятия 23 заключенных из 27 успешно прошли тест на полиграфе, который показал их невиновность.

17. В исследовании, проведенном в  1994 году, испытуемые в течение 30 минут обучались использовать либо физические противодействия (покусывание языка или давление пальцами ног на пол), либо умственные (мысленный счет в обратном порядке, начиная с семи). После этой обучающей сессии они проходили тестирование на полиграфе. Умственные и физические противодействия были одинаково эффективными, позволяя примерно 50% испытуемым обмануть полиграф. Более того, экзаменатор (который был опытным специалистом) только в 12% случаев заметил применение физического противодействия, тогда как ни один из испытуемых, воспользовавшийся умственным противодействием, не вызвал подозрения экзаменатора ни своим поведением, ни физиологическими реакциями. Эти данные противоречат рекламным заявлениям полиграфологов, что любая попытка использования техник обмана всегда будет ими обнаружена

18. Человек, который привык лгать, может обмануть полиграф. К такому выводу пришла команда ученых под руководством Бруно Вершуре из Гентского университета. В 2010 году ученые провели эксперимент с участием трех групп студентов. Подопытных попросили составить небольшой отчет о своей повседневной деятельности, после чего им задали касающиеся ее вопросы. Одна из групп должна была говорить только правду, другая — исключительно неправду, а третья могла делать выбор, но так, чтобы оба варианта были примерно в равных пропорциях. Известно, что ложь требует дополнительного когнитивного контроля и торможения процесса озвучивания правды. Но у патологических лгунов (а такая особенность психики квалифицируется как расстройство) «доминантная правдивость» может ослабевать. В результате эксперимента выяснилось, что мозг заведомых лжецов быстро приспосабливается к необходимости врать, и вычислить правдивость ответа по времени, затрачиваемому на обдумывание, становится практически невозможно. Для того чтобы детекторы лжи работали эффективнее, специалисты предложили включать в тест больше вопросов, на которые предусмотрен заведомо правдивый ответ. После них человеку будет сложнее лгать, и соответствующие физиологические проявления станут заметнее.

 19. Шпионы и сотрудники спецслужб обучены обманывать полиграф. Известен пример с Олдричом Эймсом, сотрудником ЦРУ, который в течение многих лет продавал секреты Советскому Союзу и за эти годы прошел несколько полиграфических тестов. Эймс так долго преуспевал в своей шпионской карьере в т.ч. и потому, что его способность обманывать полиграф рассеивала любые подозрения должностных лиц ЦРУ. Связной Эймса из КГБ Виктор Черкашин в последствии рассказал в интервью британской газетеThe Sunday Times, как он помогал Эймсу проходить полиграфические тесты. Черкашин устроил Эймсу ланч с русским дипломатом. К удивлению Эймса, на ланче присутствовал и сам Черкашин. Эймс забеспокоился, так как ФБР знала Черкашина и наблюдала за ним. Однако Черкашин пришел на ланч специально. Он знал, что ЦРУ часто проводит со своими сотрудниками плановые полиграфические тесты, и ему было известно, что Эймсу будет задан такой вопрос: «Был ли у вас недавно неформальный контакт с сотрудниками КГБ?», поскольку это был стандартный вопрос. Так как контакты между Эймсом и сотрудниками КГБ были засекречены, Эймсу пришлось бы обманывать. Однако после ланча Эймсу не нужно было больше лгать и он мог спокойно сказать, что с ним вступили в контакт.  

20. Футурологи и фантасты давно задумываются о том, как полиграф будет использоваться в будущем. Во многих фантастических антиутопиях полиграф и полиграфологи являются составной частью тоталитарной системы, аппарата социального контроля и угнетения. Например, в фильме «Эквилибриум» с помощью полиграфа выявляют запрещенные эмоциональные реакции у тайных диссидентов и борцов сопротивления. В фантастическом телесериале «Звёздные врата» (SG-1) мы можем увидеть «Детектор затарков» (Zatarc detector) — вымышленное устройство, которое применяют для определения затарков — «спящих агентов» инопланетян, которые сами не знают об этом. Детектор сверяет подсознательную и сознательную память испытуемого, потому что инопланетяне маскируют программирование своих жертв ложной памятью. На допросе задают любой вопрос и детектор может определить правдива ли вызванная память, даже если сам человек об этом не подозревает.

В культовом фантастическом фильме «Бегущий по лезвию» (Blade Runner) используется еще одна разновидность детектора лжи — тест Войта-Кампфа (Voight-Kampff test). Данный тест, основанный на вопросах и ответных эмоциональных реакциях, помогает главному герою фильма определить — является тестируемый человеком или андроидом-репликантом, тайно пробравшимся на Землю. Результат теста используется для окончательного приговора. Эмпатический тест Войта-Кампфа придуман писателем Филипом Диком (Philip K. Dick), впервые упоминается в его романе «Мечтают ли андроиды об электроовцах?». Согласно Ф. Дику, эмпатия возникает только внутри сообщества людей. Даже наделенный абсолютной интеллектуальной мощью андроид не видит никакого смысла в эмпатии, поэтому проваливает этот тест. Как пишет журнал The Wave Magazine, в 2004 году в Сан-Франциско местных политиков проверили по схожему тесту, чтобы определить, действительно ли политики относятся  к роду homo sapiens? Все претенденты, заподозренные в обратном, отвечали на специфические вопросы, в основном затрагивающие жизнь или смерть животных. Специалисты наблюдали за их реакциями и делали выводы. Вы тоже можете проверить себя с помощью нашей модификации теста Войт-Кампфа, адаптированной под онлайн-тестирование.

Подготовлено по материалам научных и популярных изданий

http://psyfactor.org/lib/polygraph-2.htm

 Полиграф для полицейских

http://www.youtube.com/watch?v=4tBcGy9oN8A&;feature=related

Чиновников проверят на детекторе лжи

Чиновников могут заставить проходить проверку на детекторе лжи. Президент Казахстана предложил для проверки госслужащих при приеме на работу использовать полиграф, более известный в народе как -детектор лжи. Глава государства считает, что это поможет эффективно бороться с коррупцией. Можно ли обмануть полиграф, репортаж Виталия Несипбаева

 

http://www.youtube.com/watch?v=BUhG_UDIwEY&;feature=related

Детектор Лжи, полиграф, Изумруд Кривой Рог

 

 http://www.youtube.com/watch?v=jXL3NAUr7kQ&;feature=related

Реформа МВД, эксперимент с Полиграфом

Второй блок: Подводка, УВСУВ Реформа МВД, эксперимент с Полиграфом 

Реформа МВД, эксперимент с Полиграфом

http://www.youtube.com/watch?v=IA6BL9z4EUg

Детектор лжи подбор кандидата

 

 http://www.youtube.com/watch?v=ktbQa3csJ_w

Детектор лжи

http://www.youtube.com/watch?v=vc-yJEllze4

Компьютеры научились распознавать ложь по глазам

02.04.2012

Ученые из Университета штата Нью-Йорк в Баффало разработали высокотехнологичный полиграф. Основываясь на движениях глаз, он распознает, когда человек говорит правду, а когда ложь. Как утверждают исследователи, их система способна определить лживое высказывание с точностью более 80%.

Новая система была протестирована на 40 добровольцах. До начала эксперимента им было предложено загадать, украли ли они чек, который был выписан на имя политической партии, которую они не поддерживают. Рядом с испытуемыми садился дознаватель, который сначала задавал вопросы, не относящиеся к теме, а затем напрямую спрашивал о "воровстве".

Как пишет Gizmag, в это время программа при помощи веб-камер отслеживала нарушение траектории движения глаз, скорость моргания и частоту, с которой участники эксперимента переносили взгляд. В результате система смогла успешно определить ложь в 82,2% случаев, тогда как у опытных следователей этот коэффициент составил около 60%.

Соавтор исследования Ифеома Нвогу отметил, что система показала впечатляющие результаты, несмотря на статистически малое количество участников эксперимента. В планах ученых — усложнить систему, которая смогла бы определять ложь не только по движению глазных яблок, но и мышц лица, а также жестам.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=759100&;cid=780

Работа с детектором лжи: полиграфологов будут готовить тщательнее

04.07.2012 

Специалистов по работе с детекторами лжи теперь будут готовить особенно тщательно. Следственный комитет подключил к их обучению специалистов из МГТУ имени Баумана. Переподготовку уже прошли полиграфологи почти из всех регионов страны.

Дело в том, что правоохранительные органы все чаще прибегают к помощи полиграфов. Даже судебные решения часто выносятся на основании показаний этого прибора. О специфике работы с детектором лжи в эфире "Утра России" рассказал профессор МГТУ имени Баумана Юрий Холодный.

Сегодня существует масса фирм, которые готовят специалистов по работе с полиграфом. Порой подготовка проходит даже заочно, поэтому качество работы таких сотрудников вызывает вопросы.

"Подготовить специалиста по такому сложному виду деятельности в течение двух-трех недель, тем более, заочно, просто нереально. Полиграфолог – профессионал широкого профиля, он готовится 1100 часов, это годовая программа студентов вуза", – отметил эксперт.

Но сегодня в России нет закона, который регулировал бы работу с детектором лжи. Если с этим прибором работает представитель ФСБ, МВД или Госнаркоконтроля, его деятельность регламентируется ведомственной инструкцией. Но если мы имеем дело с частной практикой, здесь нет ни одного нормативного документа, который хоть как-то регулировал бы эту сферу.

"Чем раньше законодатель обратит на это внимание, тем больше человеческих судеб будет покалечено трудами таких "полиграфологов", – уверен Юрий Холодный. По его мнению, результаты проверки на полиграфе, проведенной профессионалом, являются весомым доказательством в суде, если речь идет, например, об оправдании невиновного. По словам профессора, если с детектором лжи работает профессионал, то обмануть прибор невозможно.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=840721&cid=7

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
#4 Guest 26.11.2013 12:20
Комментарий был удален администратором
 
 
#3 Guest 27.01.2013 15:34
Комментарий был удален администратором
 
 
Aleks
+1 #2 Aleks 18.04.2012 00:24
Нужно
Цитировать
 
 
#1 Guest 16.04.2012 12:46
Комментарий был удален администратором
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материальное оружие - Спецслужбы

Список видео