Обвиняется в антисемитизме - Здравый смысл

pisatel-giunter-gras-atisemit

Раньше Антисемитом называли человека который не любит евреев.

Сегодня Антисемитом называют человека которого не любят евреи.

Гюнтер Грасс ответил критикам антиизраильского стихотворения

06.04.2012

Немецкий писатель и нобелевский лауреат Гюнтер Грасс решил ответить на критику в адрес своего стихотворения, в котором он предупреждает об опасности антииранской политики Израиля. В новом интервью DPA Грасс заявил об отказе изменить мнение, напомнив, что считает превентивные удары, которыми Иерусалим угрожает Тегерану, недопустимыми, пишет Tagesspiegel.

Единственная ошибка, с которой готов согласиться автор, состоит в том, что он писал про Израиль в целом, а не про нынешнее израильское правительство. Он отметил, что к этой стране в целом испытывает глубокую симпатию. В интервью ARD Грасс отверг обвинения в антисемитизме. Он подчеркнул, что впервые так полно высказывается по этой проблеме и что критикует политику не только Израиля, но и Германии, власти которой продают вооружение еврейскому государству.

Комментируя свое произведение, Грасс заявил, что не встает на сторону Ирана, а призывает международное сообщество контролировать обе стороны конфликта. Между тем Израиль вместе с западной прессой жестоко раскритиковали писателя, в то время как иранские СМИ похвалили его за честность.

В Израиле к спорам вокруг стихотворения подключились первые лица. Премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху заявил, что сравнение Израиля с Ираном, который отрицает Холокост и грозит уничтожить еврейское государство, очень мало говорит об Израиле и очень много о Грассе. Он не преминул напомнить, что писатель в течение 60 лет скрывал свою службу в войсках СС (Waffen-SS). По его словам, в этом контексте неудивительно, что Грасс видит в единственном еврейском государстве угрозу мировой стабильности.

Президент Немецко-израильского общества Райнхольд Роббе (Reinhold Robbe) потребовал от канцлера Ангелы Меркель принять какую-то сторону в дискуссии. По его мнению, когда писатель такого уровня "публикует такой бред и нападает на Израиль", требуется вмешательство руководства страны. Однако представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) отверг требования к правительству, сославшись на свободу искусства.

Ссылки по теме
- Grass legt nach und warnt vor "Drittem Weltkrieg" - Tagesspiegel, 06.04.2012
- Guenter Grass im Gespraech mit Tom Buhrow - ARD, 05.04.2012

http://www.lenta.ru/news/2012/04/06/grass/

Израиль объявил нобелевского лауреата Гюнтера Грасса персоной нон грата

08.04.2012

Израильские власти запретили немецкому писателю, лауреату Нобелевской премии Гюнтеру Грассу въезд в страну за публикацию стихотворения об опасности антииранской политики Израиля, сообщает Associated Press.

Решение об объявлении Грасса персоной нон грата было принято на основании закона, позволяющего министерству внутренних дел Израиля запрещать въезд в страну бывшим пособникам нацистов. В 2006 году Грасс признался, что в заключительные годы Второй Мировой войны служил в СС.

Глава израильского МВД Эли Ишай заявил, что если Гюнтеру Грассу по-прежнему хочется распространять свои "передернутые и лживые творения", то он может делать это с территории Ирана, где найдет "благосклонную аудиторию".

Причиной санкций Израиля в отношении Грасса стало стихотворение "О чем необходимо сказать", опубликованное 4 апреля в ряде ведущих мировых изданий. В нем Грасс назвал Израиль "нарушителем хрупкого мира" и призвал мировое сообщество взять под контроль не только иранскую, но и израильскую ядерную программу.

Произведение Грасса вызвало негативную реакцию как в Израиле, так и на родине писателя. В частности, как пишет Suddeutsche Zeitung, министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле осудил решение Грасса поставить Израиль и Иран "на один уровень в этическом плане" и назвал его неостроумным и абсурдным. "Любой, кто недооценивает исходящую от Ирана ядерную угрозу, отказывается признать реальность", - заявил Вестервелле.

Ссылки по теме
- Westerwelle nennt Grass' Argumentation "absurd" - Suddeutsche Zeitung, 08.04.2012

http://www.lenta.ru/news/2012/04/08/banned/

Израиль грозит лишить Гюнтера Грасса Нобелевской премии

09.04.2012

 Израильское МВД предлагает лишить известного немецкого писателя Гюнтера Грасса Нобелевской премии. Персоной нон грата его уже сделали – лишили права въезда в Израиль. И все это из-за скандального стихотворения, в котором Грасс раскритиковал политику Тель-Авива в отношении Тегерана и выразил обеспокоенность тем, что еврейское государство намерено нанести превентивный удар по Ирану.

Возможно, это единственное стихотворение, которое было переведено почти на все языки мира мгновенно после его первой публикации в газете Zud Deutsche Zeitung. "То, о чем должно быть сказано" — так оно называется — Гюнтер Грасс сказал в форме свободного стиха, не предполагающего размера и рифмы, что облегчило работу переводчикам, которые смогли сосредоточиться не на форме, а на содержании.

Не Иран, где существование ядерной бомбы не доказано, а атомное государство Израиль, присвоившее себе право на упреждающий удар, ставит мир под угрозу. Это, очевидно, идет вразрез с тем, что сегодня на Западе считается правильной позицией, но Грасс надеется не остаться еретиком и провокатором одиночкой.

"Я написал это стихотворение, потому что мне нужна поддержка, — пояснил писатель. — От одного голоса эффекта не будет. Я надеюсь, что многие люди, которым есть дело до Израиля, перестанут молчать и станут заслуженно критиковать это государство. Сейчас как раз есть для этого повод".

В политическом истеблишменте Германии Грасс не нашел благодарных читателей. Немцы несут моральную ответственность за еврейское государство и его безопасность, заявил министр иностранных дел Вестервелле, парируя вот это: "Под натянутой на проворные губы маской "искупления вины", но на деле исключительно из-за выгоды, поставляется в Израиль очередная подводная лодка".

Грасс отдавал себе отчет в том, что ему, нобелевскому лауреату, вновь и с размаху напомнят об эсэсовской странице его биографии, которая с грандиозным скандалом раскрылась в 2006 году. Как только молчание будет нарушено, пишет он, последует наказание — вердикт антисемитизм наготове. А еще статус нон грата в Израиле. Правда, этого Грасс не предвидел.

"Этот человек ранее носил форму войск SS, — отмечает министр внутренних дел Израиля Эли Ишай. — Он выступает с антисемитскими заявлениями, заявлениями против еврейского народа. Очевидно, что Грасс не может посещать Израиль, даже если захочет. В еврейском государстве его не примут".

Неизвестно, читал ли израильский министр что-нибудь еще из Грасса, но ему точно удалось увести внимание от стихотворения в сторону реакции на него, которая многим и в Германии, и в Израиле показалась странной.

"Я хорошо могу понять израильтян, — признается парламентский секретарь партии "зелёных" немецкого бундестага Фолькер Бек. — Грасс явно недооценивает угрозу от Ирана и от нападения сектора Газа. Тем не менее, я считаю, что запрет на въезд — не лучшее решение, и израильским властям лучше его пересмотреть".

"Стихотворение Грасса не произвело на меня особого впечатления, но запрет на въезд для такой фигуры, на мой взгляд, — очень глупое решение", — соглашается израильский историк и журналист Том Сегев.

Но именно такая реакция и питает скандал, что, как известно, лучшая реклама. Не только для нынешней политической лирики Грасса, но и для более ранней прозы. Хотя, конечно, сложно подозревать, что все это затевалось ради увеличения продаж. Стал бы 84-летний нобелевский лауреат тратить на это, по его собственному признанию, последние чернила?
Стихотворение может быть оторвано от реалии, как утверждают западные политики, или не очень удачное по словам, как говорят некоторые литературные критики, ведь в конце концов Грасс, вероятно, не хотел этого говорить, но посчитал, что это должно быть сказано.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=765375&;cid=9

Гюнтер Грасс сравнил решение Израиля с методами Штази

11.04.2012 

Известный немецкий писатель Гюнтер Грасс сравнил принятое израильским руководством решение объявить его персоной нон грата с методами министерства безопасности бывшей ГДР, более известной как Штази. Об этом лауреат Нобелевской премии по литературе заявил в интервью газете Süddeutsche Zeitung.

Грасс напомнил, что ранее ему всего дважды отказывали в посещении какой-либо страны — ГДР и Мьянмы. "В обоих случаях произошло то, что в условиях диктатуры было обычной практикой", — отметил писатель.

Как напоминает ИТАР-ТАСС, въезд в ГДР Грассу, как "вредному элементу", запретил бывший глава Штази Эрих Мильке. В 1986 году власти Мьянмы (в то время — Бирмы) отказали писателю во въезде в страну, назвав его "нежелательной" персоной. "И вот теперь это делает министр внутренних дел демократического государства Израиля, который своим обоснованием принятия в отношении меня санкции напоминает о вердикте министра Мильке", — подчеркнул Грасс, имея в виду главу израильского МВД Эли Ишая. Писатель отметил, что, по его мнению, Израиль, как атомная держава, действует самовольно и не внимает предостережениям.

Гюнтер Грасс оказался в центре громкого скандала в связи с публикацией на прошлой неделе стихов, в которых он критикует политику еврейского государства в отношении Ирана. В стихотворении "То, что должно быть сказано" писатель предупредил, что Израиль, угрожающий нанести превентивный военный удар по Ирану, "ставит под угрозу и без того хрупкий мир".

http://www.vesti.ru/doc.html?id=767340&;cid=9

 

НЕСТОР МАХНО: КАЗАК СВОБОДЫ (1888-1934)

Александр СКИРДА

Об обвинениях в бандитизме и антисемитизме

Махновщина, как подрывное для установившихся режимов социальное движение, ставившее своей целью во имя Анархии уничтожить всякую государственную власть и обеспечить самоуправление трудящихся, не могла быть побеждена врагом сама по себе. Ее следовало любой ценой опорочить и представить под менее благородной личиной. Отсюда - много раз выдвигавшиеся против нее обвинения в бандитизме, грабежах и разбойничестве, а также в антисемитизме. Поскольку сила обвинения во многом определяется авторитетом обвинителей, рассмотрим, что они собой представляли.

Австро-германская военщина вполне естественно рассматривала повстанцев как «бандитов», исходя из того, что они были «нерегулярной» армией. Однако ей было труднее называть их «ворами» или «грабителями», ввиду того, что ее собственные подвиги на этом поприще обязывали к некоторой скромности. Белые в этом отношении были далеко не безупречной белизны. Эти «господа военные» не один раз опустошали оккупированные территории. Красные, которые регулярно обирали всю Украину и возвели грабежи в государственный ранг, также были не в праве высказывать подобные суждения. Хотя «настоящими» бандитами, очевидно, были не те, кого принято так называть, - факты свидетельствуют против самих обвинителей, - рассмотрим, тем не менее, поведение махновцев по отношению к населению.

Для этого обратимся к советским источникам того времени, которые трудно заподозрить в симпатии: по словам Ефимова, «Основной принцип - ничего не отбирать от крестьянства - проводился строго. Этот принцип мог быть нарушен по инициативе, а иногда исключительно постановлением махновского отряда, или, вернее, командного состава этого отряда» (1). Для другого комментатора, Лебедя, Махно и Военный Революционный Совет «стараются сохранить "святость народного повстанчества" своей армии. Часто имеют место случаи, когда повстанцы за грабежи расстреливаются; запрещается конфисковать имущество, брать зерно на ветряных мельницах, смена лошадей на поле в отсутствие хозяев запрещается; махновцы дают за одну лошадь несколько своих уставших; Махно напоминает, что повстанцы должны быть вежливыми и предупредительными с местным населением» (2).

Лебедь констатирует, что в ответ местное население снабжало повстанцев, ухаживало за их ранеными, давало сведения о передвижениях красной армии. Кубанин еще более категоричен: после тщательного изучения махновских архивов он утверждает, что командование принимало все необходимые меры, чтобы избежать актов грабежа и бандитизма, в особенности в 1918 и 1919 (то есть, пока они не воевали с красной армией). Мандаты на обыски и конфискацию «выдавались только Военным Революционным Советом, штабом и интендантским службами движения»; в противном случае командование отряда несло ответственность за поведение его членов. Кубанин вынужден констатировать, что «В период господства махновцев в Екатеринославе "такого повального грабежа", как при добровольцах, при Махно не было. Большое впечатление произвела на население собственноручная расправа Махно с несколькими грабителями, пойманными на базаре; он тут же расстрелял их из револьвера» (3).

Тем самым Кубанин официально отклоняет - редчайший уже по тем временам факт - странное утверждение своего товарища по партии Христиана Раковского, по мнению которого «махновская армия имела закон, официально разрешавший грабежи два дня в месяц. Но, конечно же, махновцы превращали эти два дня в целый месяц (4)». Это утверждение выглядит менее странно, если знаешь, что Раковский на основании докладов чекистов и политкомиссаров написал жалкую брошюру о положении в украинской деревне, сидя в своем уютном кабинете марионеточного президента. Кубанин добавляет еще, что ценности, захваченные махновской армией, распределялись местным населением и интендантской службой движения. Каковы были эти «ценности»? Речь идет о ценностях, изъятых у помещиков, городской буржуазии и со «складов» белых и красных, собранных в результате систематического ограбления трудящихся.

Вследствие этого, нельзя не заметить, что ни одно из обвинений в бандитизме, выдвигаемых и теми и другими, не выдерживает первого серьезного рассмотрения фактов. Как, несмотря на все, их можно объяснить? Возможно, тем вековым страхом, который испытывает буржуазия и мелкая сельская знать по отношению к темной и безымянной крестьянской массе, к «мужикам», гнева отмщения которых небезосновательно опасаться. Можно говорить, напротив, о мечте замечательного прошлого крестьянства, о ненависти к городу, нездоровому месту, где обитают власть предержащие, центральные органы управления, эксплуататоры и их лакеи. Такая характеристика нуждается в смягчении, поскольку в сельской местности на Украине тогда повсюду были разбросаны небольшие города от десяти до двадцати тысяч жителей, как Гуляй-Поле, и она не соответствует классическому представлению марксистов о крестьянстве; здесь крестьяне не жили замкнуто в своей среде, наоборот, между ними устанавливались тесные связи посредством бесчисленных ежегодных ярмарок и непрестанных обменов различными продуктами. Неизбежно напрашивается другое объяснение: называть «бандитами» людей, которые борются за свою независимость - образ мыслей органически непостижимый для всякого любителя власти над другими - позволяет относиться к ним бесцеремонно: поголовное уничтожение пленных и подозрительных, нарушение заключенных соглашений, презрительное отношение к данному слову, все способы хороши для интриганов-государственников. Таким образом, это был в особенности политический аргумент, необходимый для того, чтобы дисквалифицировать противника и лишить его всякого права на ответ.

Обвинение в антисемитизме построено по такой же логике. Махновское движение объединило, не проводя различий, представителей различных этнических общин, проживавших в районе его влияния, а именно: украинских крестьян, составлявших подавляющее большинство, около 90% по данным Аршинова. потом от 6 до 8% кресть­ян русского происхождения, затем членов десятков сельских еврейских и греческих общин района, в меньшем количестве грузин, армян, болгар, сербов, черногорцев и немцев. Это обстоятельство в достаточной мере объясняет отсутствие шовинистических националистических чувств в движении. Впоследствии, в ходе борьбы против красной армии, дезертиры, среди которых было много донских казаков, присоединились к повстанцам. Кубанин дает цифру 17 еврейских сельскохозяйственных колоний, которые находились в сердце Махновщины - Александровском и Мариупольском уездах - и пишет, что здесь еврейский крестьянин был «братом» для крестьян иного национального происхождения, поскольку так же был настроен, как и они, против помещиков (5).

Уточним, что принадлежность к какой либо национальности указывается здесь лишь примерно, так как нужно выяснить, как определяли себя сами повстанцы. Например, Нестор Махно не называл себя тогда украинцем, а просто анархистом: своим убеждениям он презирал любые национальные различия. Он даже не владел полностью украинским языком, - он усовершенствовал его только в изгнании, - а пользовался русским языком, самым распространенным в царской империи. Затем, со времен революционной юности у него были идейные и боевые товарищи еврейского происхождения, которые, впрочем, составляли подавляющее большинство русских и украинских анархистов, и у него никогда с ними не возникало никаких трудностей в общении с ними. Во время возвращения из Москвы, в конце июня 1918 года, Махно спас от верной смерти его друг Моисей Коган, также родом из Гуляй-Поля, который затем в 1919 года стал председателем местного совета. Впоследствии Махно безжалостно подавлял любое проявление антисемитизма в районе влияния махновского движения. Когда в 1919 году какие-то личности, выдававшие себя за махновцев, совершили репрессии против украинских и еврейских крестьян, Махно опубликовал воззвание ко всем крестьянам, в котором он решительно протестовал против подобных актов, угрожая даже покончить с собой, если его имя будет использоваться для прикрытия таких отвратительных действий. Такое отношение с его стороны произвело сильное впечатление на население (6). Когда вследствие провокации деникинских агентов, повстанцами были убиты несколько членов еврейской колонии, Махно настаивал, чтобы виновные были расстреляны, а не просто посланы на передовую, как это решила смешанная следственная комиссия махновцев и большевиков. Затем он распорядился раздать в еврейских сельскохозяйственных колониях района винтовки и патроны, в то время когда оружия очень не хватало бойцам на фронте, за что получил упреки со стороны некоторых повстанцев и крестьян. В ответ он взял на себя инициативу организовать исключительно из еврейских бойцов артиллерийскую батарею и взвод прикрытия, состоявшие из бывших солдат русско-немецкой войны, под командованием Абрама Шнейдера. Это подразделение героически защищало подходы к Гуляй-Полю от казаков Шкуро и погибло, уничтожив значительное число нападавших.

Кроме того, в одном из Гуляйпольских полков было двести пехотинцев-евреев, большое число других были рассыпаны в разных махновских частях. Многие коман­диры, среди которых Тарановский, последний начальник штаба движения и Лев Зиньковский, начальник личной охраны Махно во время перехода в Румынию, были евреи. Из пяти членов культурного отдела движения трое - Елена Келлер, Яша Суховольский и Иосиф Готман, по прозвищу Эмигрант (двое последних затем расстреляны ЧеКа) - тоже евреи. Исаак Тепер, редактор харьковской газеты Голос махновца в октябре 1920 г., и другие видные члены Набата - Мрачный, Горелик, Арон Барон и Волин - также были еврейского происхождения. Таким образом, просто здравый смысл заставляет сделать вывод: если бы махновское движение или Махно имели антисемитские тенденции, ни один из этих повстанцев и анархистов еврейского происхождения не стал бы их терпеть и покрывать, и они все бы немедленно отмежевались от движения. Напомним также главную причину казни атамана Григорьева: за отданные им приказы, поощрявшие погромы. Впрочем, погромы имели место в губерниях Украины с большой плотностью еврейского населения, то есть в ее западной части; их не было в Таврической и Екатеринославской губерниях. Волин цитирует в своей работе выводы Чериковера, специалиста по исследованию еврейских погромов на Украине:

Отношение Махно не идет ни в какое сравнение с отношением других армий действовавших в России во время событий 1917-1921 гг. Я могу вам засвидетельствовать два факта чисто формальным образом: 

1. Несомненно, что из всех этих армий, включая красную, именно армия Махно вела себя наилучшим образом по отношению к гражданскому населению вообще и к еврейскому населению в частности. Я располагаю по этому поводу многочисленными неопровержимыми свидетельствами. Соотношение обоснованных жалоб против махновской армии по сравнению с остальными незначительно.

2. О погромах, якобы организованных самим Махно или при его пособничестве, речь не идет. Это или клевета или ошибка. Ничего подобного не существовало.

Чериковер уточняет, что в каждом случае, когда какой-то погром или репрессия вменялись в вину махновцам, он смог проверить и установить, что в указанное время никакой из их отрядов не мог находиться в указанном месте. Еврейский комитет, созданный в Берлине в 1920 годы с участием левых (Штейнберг) и правых эсеров, членов Бунда (еврейской социал-демократической рабочей партии), меньшевиков (Аронсон) и анархистов, пришел к сходным выводам по поводу таких обвинений, выдвигаемых против махновцев, напротив, он смог установить, что погромы были актами частей красной и белой армии (8). Еще более интересный факт: отклонение этих обвинений в антисемитизме советскими авторами 20-ых годов, которые, однако, искали малейший повод для дискредитации движения. Лебедь утверждает:

В то же время махновское командование и реввоенсовет декларировали борьбу с антисемитизмом в отличие от других, даже с политической платформой, атаманов, выставлявших откровенно рядом с кличем „бей коммунистов" - „бей жидов", как это видно из прокламации Струка, Ангела и других бандитов петлюровского типа. Махно и его штаб в своих прокламациях указывали на недопустимость антисемитизма и даже путем репрессий в отдельных случаях боролись с проявлением этого, что видно из следующего объявления, помещенного в газете „Вольный Повстанец" - от 11 августа 1920 г.

«По прибытии первых частей в Шишаки неизвестно до сих пор штабу коих частей повстанцами был изрублен местный учитель еврей, который совершенно вне всякой политики (и совершенно невинный человек). В виду этого совет армии и штаб группы не намерены дальше допускать самочинных расстрелов кого бы то ни было и загрязнения нашего движения. Приказываю командирам частей и начальникам команд объяснить повстанцам, что для нас не есть враг нашего революционного движения мирный житель, но, наоборот, будь то русский, еврей, армянин и т. д., стоящий у власти, это и есть наш враг». (9)

Тепер пишет, что «сам Махно далек был как от национализма, так и от антисемитизма, которые ему многие приписывают. Ни Махно, ни основные кадры махновщины, ни запорожское крестьянство в целом, не были заражены национально-шовинистическими стремлениями. Антисемитизм, лозунг: бей жидов и комиссаров, - никогда не было». По его мнению, если были случаи антисемитизма, они имели место из-за слияния махновской армии с отрядами, находившимися под петлюровским влиянием, или же они осуществлялись криминальными элементами, которые пользова­лись любым поводом для грабежа (10). Антонов-Овсеенко вторит ему: «Но не было осно­ваний обвинять самого Махно в поддержке погромных и антисемитских настроений. Напротив, Махно, сколько было в его возможностях, боролся с погромами». (11) В подтверждение этих слов, он приводит длинное воззвание, написанное Махно и Веретельниковым, в котором разоблачает все акты бандитизма и антисемитизма, совершенные под видом повстанцев, и предлагает карать их авторов немедленно и самым суровым образом. Кубанин высказывается также четко: «По отношению к евреям в 1918 и 1919 годах ни махновская армия в целом, ни ее руководящие верхи не были антисемитски настроены» (12). Он отмечает присутствие многих евреев среди махновского командования на протяжении этих лет и подтверждает «Махно лично не антисемит». По его словам, только с 1920 года, когда махновцы начали воевать против красной армии и когда они объединились с петлюровскими отрядами, они заняли более националистские позиции, обличая «московских агрессоров» и «проповедуя освобождение Украины от московского ига», но не стали при этом антисемитами. Монография Семанова, последняя из опубликованных в СССР о Махновщине, еще менее ограничительна: она не отмечает никаких проявлений украинского шовинизма в движении и утверждает, что «распространенное мнение об антисемитском характере махновщины не соответствует действительности». Семанов повторяет аргументы своих предшественников и отмечает присутствие многих евреев среди руководителей движения и полное отсутствие антисемитских позиций (13)».

Сам Махно многократно возвращался в своих статьях, написанных во время существования самого движения или в эмиграции в Париже, к этим продолжавшимся клеветническим выпадам (14). Среди его товарищей по изгнанию было много анархистов еврейского происхождения: Давид Поляков, Ида Мэтт, Валецкий, Чорбаджиев (Синтов), Ранко (Гольденберг) и Гриша Бартановский, которому он передал свои архивы незадолго до смерти. Все свидетельства, которые мы смогли собрать у людей, знавших его в Париже, подтверждают отсутствие у него каких-либо предрассудков по отношению к евреям, поэтому никаких сомнений в этом не может быть.

Откуда эти постоянные слухи об антисемитизме махновцев, тогда как при малей­шем рассмотрении они лопаются, как мыльные пузыри на солнце? Возможны несколько объяснений. С одной стороны, поведение вооруженной еврейской роты в Гуляй-Поле в момент нашествия Австро-немцев: ее предательство, должно быть, произвело досадное впечатление на население района, несмотря на усилия Махно и его товарищей-анархис­тов. С другой стороны, среди украинской буржуазии, потерпевшей от повстанцев, также было большое число евреев, как и среди чекистов и большевистских руководителей, расстрелянных в 1920 и 1921 году, следовательно, можно было отождествить эти жерт­вы народной мести со всей совокупностью представителей этой национальности. Нако­нец, много неконтролируемых бандитских элементов опустошали страну, и им было удобно прикрывать свои преступления ссылкой на махновское движение, имевшее самый привлекательный образ в глазах украинского населения. Как бы там ни было, для политических противников это был веский аргумент, который им позволял без особого труда опорочить цели, провозглашенные движением, достаточно было признать впоследствии, когда движение потерпело поражение, - как это сделали большевики, - что эти обвинения беспочвенны.

1 Ефимов, цит. соч., стр. 196.

2Лебедь, цит. соч., стр. 30.

3 Кубанин, цит. соч., стр. 185-187.

4 Раковский, Борьба за освобождение деревни. Харьков, 1921. стр.31.

5 Кубанин, цит. соч., стр. 29.

6 Н.Махно, «Воспоминания». Анархический вестник, цит. соч.. № 5-6, стр. 19

7 Волин, цит. соч., стр. 675.

8 Г.Максимов. «Нестор Махно и погромы», Дело труда, 51, май-сентябрь 1951, стр. 28.

9 Лебедь, цит. соч., стр. 43.

10 Тепер, цит. соч., стр. 50-51.

11 Антонов-Овсеенко, цит соч., том IV, стр. 105.

12Кубанин, цит. соч., стр. 163-165.

13 Семанов, цит. соч., стр. 39-40.

14 «Еврейский вопрос». Анархический вестник, цит. соч., № 5-6. стр. 17-25; «Махновщина и Антисемитизм». Дело труда. № 30-31, стр. 15-18; «К евреям всех стран». Дело труда, № 23-24, стр. 8-10.

http://www.nestormakhno.info/russian/kazak/s31.htm

За что сионисты убили Влада Листьева

 

http://www.youtube.com/watch?v=_mNu9IuTmEI

izrail-memorial-giunter-grass

Израильский военный мемориал расписали надписями в поддержку Гюнтера Грасса

23.04.2012

Неизвестные осквернили один из главных израильских военных мемориалов — Арсенальную горку в Иерусалиме. На объектах комплекса, посвященного павшим солдатам Армии обороны Израиля, минувшей ночью были нанесены граффити с антисионистскими и нацистскими лозунгами, кроме того с 30-метровой мачты был сорван и сожжен израильский флаг.

Одна из надписей гласит о поддержке немецкого писателя Гюнтера Грасса, недавно опубликовавшего стихотворение, в котором Израиль представлен как главная угроза миру в регионе.

По словам сотрудников мемориала, все надписи сделаны на "беглом иврите", а и их содержание свидетельствует о хорошем знании местных реалий. На прошлой неделе нападению вандалов подверглись два военных памятника в долине Иордана.

Арсенальная горка была осквернена всего за два дня до Дня памяти павших в войнах за Израиль, в рамках которого на ней проводится одна из государственных мемориальных церемоний.

Мэр Иерусалима Нир Баркат направил для восстановления комплекса дополнительную бригаду муниципальных служащих, чтобы все запланированные там церемонии прошли вовремя, отмечает ИТАР-ТАСС.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=777574&;cid=9

Газета Guardian поссорилась с Израилем из-за столицы государства

10.08.2012

Британская газета Guardian согласилась сменить столицу Израиля: на сайте издания и в печатной версии газеты появилась поправка, что Тель-Авив не является столицей этого государства. Формулировку изменили после того, как израильский медиарегулятор пригрозил Guardian судебным иском. Теперь журналисты обязаны писать, что Тель-Авив — дипломатический и финансовый центр еврейского государства, а в Иерусалиме проходят заседания правительства.

Похожий скандал произошёл накануне Олимпийских Игр — компания BBC сделала священный город столицей Палестинской автономии.

Большинство стран мирового сообщества признают, что израильтяне оккупировали Восточный Иерусалим во время войны 67-го года. Несмотря на все протесты, евреи считают этот город "единой и неделимой столицей еврейского государства".

http://www.vesti.ru/doc.html?id=875329&cid=9

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список Хозяева мира

Список видео

Последние комментарии

Сейчас на сайте:
  • 1 гость
  • 1 робот
  • [Bot]
Всего пользователей: 0