Кто готовил и причины развала СССР - (Часть 3)

План ЦРУ по развалу СССР - миф или реальность?

ЦРУ разваливало СССР. А КГБ? Почему он не развалил США? 

Сергей Кургинян, политолог

Многие люди уверены, что развал Советского Союза проходил исключительно по плану, разработанному Центральным разведывательным управлением США, и в качестве доказательства этого тезиса нередко предъявляются тексты, представляемые как некий план ЦРУ по развалу СССР.

Первый текст, который принято рассматривать как план ЦРУ по развалу СССР - это "План Даллеса". Второй текст - это директива Совета национальной безопасности США от 18 августа 1948 года СНБ 20/1.

Прежде, чем перейти к анализу этих текстов, необходимо разъяснить некоторые вещи, которые обычно мало знакомы человеку, никогда глубоко не вникавшему в историю деятельности спецслужб и в методику их работы.

Любая разведка может иметь планы проведения подрывных мероприятий против другого государства. Такие планы могут предусматривать и конкретные мероприятия по развалу другой страны. Однако в другом государстве есть контрразведка, задача которой - препятствовать планам иностранных разведок. Грубо говоря, задача разведчика - сделать гадость другой стране, а задача контрразведчика из этой другой страны - помешать разведчику.

План подрывных мероприятий может быть успешно реализован только в одном случае - если контрразведка того государства, которое планируется развалить, не будет этому плану препятствовать.

А для этого план подрывных мероприятий должен быть засекречен. Даже если получится подкупить иностранную контрразведку, всё равно план должен оставаться в полной тайне - ведь если о плане узнает руководство другой страны, и увидит, что его контрразведка не мешает планам противника, то контрразведчиков уволят, посадят или расстреляют, и назначат других людей, с которыми уже не договоришься.

Чтобы план можно было выполнить, он должен быть секретным. Если про него узнают, то выполнить его будет невозможно. Поэтому о планах подрывных мероприятий знают в государстве всего несколько человек. До каждого исполнителя будут доведены конкретные указания - строго в рамках его конкретных обязанностей. Один исполнитель не будет знать, что делает другой. Чем больше секретности, тем больше вероятен успех. Чем меньше секретности - тем выше вероятность провала.

Поэтому любые планы подрывных мероприятий против иностранных государств относятся к сведениям, составляющим государственную тайну, при этом им даётся наивысшая категория секретности (в бывшем СССР и РФ - "особой важности", в США - "Top Secret"). За разглашение таких планов по закону сажают на длительные сроки. Но иногда планы бывают настолько секретными, что даже речи быть не может ни о каком следствии и судебном разбирательстве, пусть даже в закрытом режиме. Поэтому болтливые разведчики иногда попадают в автокатастрофы, умирают от инфаркта или прыгают в окна вниз головой.

Предположим, что контрразведчикам всё же удалось раздобыть сверхсекретный план иностранной разведки. Что они после этого сделают? Побегут печатать его в газетах и показывать по телевизору? Ничего подобного!

Сам факт, что план иностранной разведки стал известным, является точно такой же государственной тайной особой важности! Ведь если иностранным разведчикам станет известно, что их план раскрыт, они подготовят совершенно другой план, про который мы можем и не узнать, и поэтому не сможем к нему подготовиться. Пусть лучше думают, что мы ничего не знаем.

Если нам удалось похитить план иностранной разведки, про это надо "молчать в тряпочку", и готовить собственный план мероприятий по противодействию. Если они узнают, что мы об их планах знаем, то подготовят другой план, а мы к противодействию новому плану подготовиться не успеем, и будет нам кирдык.

Иными словами, в опубликовании сверхсекретных планов, а тем более - планов развала страны, не заинтересованы обе стороны - ни те, кто этот план разрабатывает, ни те, кто с этим планом должен бороться. Реальный, предназначенный для реального исполнения план разведки по развалу другой страны не может быть опубликован никем и никогда - ни самой этой разведкой, ни противоборствующей контрразведкой, потому что от опубликования такого плана пострадают и те и другие.

Почему же тогда в книгах и газетах периодически публикуются разные сверхсекретные документы различных разведок? Причины может быть три.

Первая причина - секретный документ перестал быть актуальным. То есть, разведка признаёт, что план был ошибочным, нереальным, невыполнимым, и поэтому выполнять его не собирается. Такой ошибочный и невыполнимый план можно рассекретить и опубликовать - пусть историки порадуются. А мы тем временем подготовим совершенно другой план, который не рассекретим и не опубликуем ни при каких обстоятельствах.

Вторая причина - рассекреченный неактуальный документ иностранной разведки публикуется с целью оказания воздействия на общественное мнение собственной страны.

Если, например, наша пропаганда лепит образ врага из другого государства, то абсолютное большинство обывателей верит этому не задумываясь. Но люди немножко мыслящие могут робко поинтересоваться - а где же доказательства? Если по телевизору говорят, что враги вынашивают коварные планы, то можно ли почитать эти планы? Вот для таких людей можно взять рассекреченный неактуальный план иностранной разведки, и опубликовать его - пусть читают, всё равно не догадаются, что план уже не рабочий.

Третья причина - документ иностранной разведки (неактуальный и поэтому рассекреченный или даже вообще полностью фальшивый) публикуется для того, чтобы в глазах общественного мнения приписать иностранной разведке собственные действия.

Именно по этой причине в нашей стране были опубликованы фальшивый текст, выдаваемый за "План Даллеса" и неактуальная, а потому рассекреченная директива Совета национальной безопасности США от 18 августа 1948 года СНБ 20/1.

Сначала проанализируем "План Даллеса". Впервые этот текст в качестве "Плана Даллеса" был опубликован митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном в газете "Советская Россия" 20 февраля 1993 года, а затем его стали перепечатывать все подряд:

Окончится война, кое-как все утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную помощь на оболванивание и одурачивание людей.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху…

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом… И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем выбрасывать духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, вытравлять этот ленинский фанатизм. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Вот так мы и сделаем!

"Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР", 1945 г., А. Даллес

То, что это не план, а просто публицистический текст, видно с первого взгляда - официальные документы так не пишут. Тем более что Аллен Даллес, которому приписывается этот текст, в 1945 году был резидентом Управления стратегических служб в Швейцарии, и составление планов в отношении СССР не входило в его компетенцию. Директором ЦРУ Аллен Даллес стал 26 февраля 1953 года и оставался им до 29 ноября 1961 года.

Но, может быть, это отрывок из книги или статьи А. Даллеса "Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР"? Мною были проверены англоязычные списки книг и статей Аллена Даллеса, и ни одной книги, ни одной статьи, у которой название переводилось бы как "Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР" или хотя бы приблизительно на это похоже, у Даллеса нет.

А теперь самое интересное. "План Даллеса" действительно существовал, но это был совершенно другой план совсем другого Даллеса, а не тот текст, который выдают за "План Даллеса" в России.

Настоящий "План Даллеса" был изложен в газете "The New York Times" 28 августа 1952 года в статье "Даллес предлагает план как освободить красные страны" (Dulles Gives Plan to Free Red Lands // The New York Times, August 28, 1952). Статья представляет собой отчёт о прошедшей 27 августа 1952 года в городе Буффало (штат Нью-Йорк) пресс-конференции Джона Фостера Даллеса - внешнеполитического советника кандидата в президенты США от Республиканской партии Дуайта Эйзенхауэра. После выборов Дж. Ф. Даллес стал государственным секретарём, то есть главой Государственного департамента США - так у них называется министерство иностранных дел.

В городе Буффало проживает значительное число потомков польских эмигрантов, и чтобы завоевать голоса этой аудитории на выборах, Джон Фостер Даллес от имени Эйзенхауэра выдвинул план по освобождению Польши, Чехословакии и других "красных стран" Восточной Европы, попавших в сферу влияния СССР.

Учитывая, что пресс-конференция была предвыборная, республиканец Джон Фостер Даллес раскритиковал партию демократов, которая только на словах заявляет о намерении освободить "коммунистических пленных" - поляков, чехов и другие "порабощённые народы" Восточной Европы, но зато республиканцы будут принимать меры к их освобождению не на словах, а на деле, однако при этом не будет никакой насильственной революции, а только мирные методы. Затем Даллес изложил свой план.

Во-первых, заявил Джон Фостер Даллес, Соединённые Штаты никогда не признают правомерность порабощения восточноевропейских народов Советским Союзом, что должно способствовать укреплению веры и духа свободы у порабощённых народов; во-вторых, необходимо резко активизировать работу радиостанции "Голос Америки", которая должна доносить за "железный занавес" идеалы свободы и укреплять веру людей в возможность противостоять коммунистической деспотии; в-третьих, используя возможности частных организаций, таких, как "Комитет за свободную Европу", надо снабжать всем необходимым движение сопротивления тоталитарным режимам.

Для движения сопротивления Дж. Ф. Даллес предлагал такие методы, как пассивное сопротивление, отказ от сотрудничества с властями, проявление недовольства, забастовки, промышленный саботаж. Все эти мероприятия, по мнению Дж. Ф. Даллеса, в совокупности с неэффективностью тоталитарной коммунистической системы, приведут к резкому нарастанию трудностей внутри стран "железного занавеса", и, в конечно итоге, к уходу СССР из Восточной Европы и освобождению этих стран в обозримом будущем.

Итак, "План Даллеса" существовал, но, во-первых, он был предложен не в 1945, а в 1952 году; во-вторых, предложил его не Аллен Даллес, а его родной брат Джон Фостер Даллес; в-третьих, не будущий глава ЦРУ, а будущий глава Госдепартамента; в-четвёртых, планировался не развал СССР, а уход СССР из стран Восточной Европы; в-пятых, предложенные в этом реально озвученном "Плане Даллеса" меры не имеют абсолютно ничего общего, даже отдалённо не похожи на тот текст, который у нас выдают за "План Даллеса".

Тут невольно вспоминается старинный одесский анекдот: "- Рабинович, говорят Вы вчера выиграли в покер десять тысяч долларов? - Не я, а мой брат, не вчера, а три года назад, не в покер, а в преферанс, не десять, а двадцать, и не выиграл, а проиграл!".

Самое интересное, что этот реально озвученный план Даллеса был чисто предвыборным ходом, рассчитанным на избирателей восточноевропейского происхождения, и никогда выполнен не был. Единственное, что США реально сделали из всего предложенного - это организовали вещание радиостанции "Голос Америки" на Восточную Европу.

А когда в 1956 году ЦРУ предложило помочь "борцам за свободу" в Венгрии, президент Эйзенхауэр просто запретил это делать (ситуация уже была подробно описана в главе «Иван Серов и агент «Володя». КГБ против Хрущёва»).

СССР ушёл из стран Восточной Европы только в 1989-1990 годах, и не в результате мер, предусмотренных планом Даллеса, а в результате революций, устроенных совместными усилиями американского ЦРУ, советских КГБ И ГРУ, и спецслужб самих стран Восточной Европы, причём решающая роль принадлежала именно советским разведчикам (подробно об этом будет рассказано в главе "Кто устроил "бархатные революции" в Восточной Европе").

Удивляться этому не следует - если бы "План Даллеса" был не предвыборным ходом, а его реально хотели бы выполнить, то Даллес никогда не стал бы рассказывать о нём публично. Реальным планом было привлечение на свою сторону спецслужб коммунистических стран, это удалось, и только поэтому "бархатные революции" победили. Успешная революция без пособничества "охранки" невозможна.

В интернете встречалось утверждение, что якобы текст, подаваемый в России как "План Даллеса", был опубликован 19 марта 1954 года в американском журнале "U.S. News and World Report". Однако это не соответствует действительности.

На самом деле в журнале "U.S. News and World Report" 19 марта 1954 года были опубликовано интервью с директором ЦРУ Алленом Даллесом (теперь это уже сам Аллен Даллес, а не его брат Джон Фостер), и это интервью было озаглавлено как "We Tell Russia Too Much", что в переводе означает "Мы рассказываем России слишком много" (Dulles, Allen W. "We Tell Russia Too Much." U.S. News and World Report, 19 Mar. 1954).

В этом интервью Аллен Даллес возмущается недостаточным режимом секретности в США, говорит, что Советский Союз может узнавать информацию о США, даже просто читая прессу. По словам Даллеса, правительство выдаёт слишком много официальной информации, открыто публикуется слишком много информации в научных и технических областях. Слишком много информации озвучивается на слушаниях в Конгрессе и печатается в научных и технических журналах. "Мы рассказываем России слишком много" - негодует А. Даллес.

При этом сам же Даллес в этом же интервью выбалтывает, что бывает иногда трудно провести грань между американской дипломатией и шпионажем, и рассказывает, как он работал в Швейцарии разведчиком под видом дипломата. А когда корреспондент спросил Даллеса, "Часто говорят, что вы посылаете провокаторов в демократические государства, чтобы устраивать революции. Это правда?", то директор ЦРУ не стал этого отрицать! Хотя, с другой стороны - это очень умный ход по отвлечению внимания от главного к второстепенному. Если отрицать - всё равно не поверят, а если фактически подтвердить - то все успокоятся, и не станут задаваться важнейшим вопросом: а почему же местная контрразведка не ловит таких провокаторов, и не мешает им устаивать революции?

Однако ничего даже отдалённо похожего на тот текст, который в России выдают за "План Даллеса", в этом интервью не содержится.

Короче говоря, никаких англоязычных источников того текста, который в сотнях книг и статей перепечатывается в качестве "Плана Даллеса", не существует. Тогда откуда же он взялся?

В действительности этот текст представляет собой переработанный отрывок из романа советского писателя Анатолия Степановича Иванова "Вечный зов" в издании 1981 года, с некоторыми добавлениями.

В романе "Вечный зов" имеется относящийся к периоду Великой Отечественной войны диалог двух персонажей - Полипова и Лахновского (Лахновский - бывший следователь царской охранки, перешедший на службу к немцам, Полипов - бывший провокатор царской охранки), и вот из фрагментов этого диалога был собран текст, выдаваемый за "План Даллеса" (жирным шрифтом выделены фрагменты, из которых произведена компиляция плана, приписываемого будущему директору ЦРУ):

Лахновский недовольно поморщился от такой непонятливости и терпеливо продолжал ему растолковывать, как маленькому:

— Я ж тебе и объясняю… В этом веке нам уже не победить. Нынешнее поколение людей в России слишком фанатичное. До оголтелости. Войны обычно ослабляли любой народ, потому что, помимо физического истребления значительной части народа, вырывали его духовные корни, растаптывали и уничтожали самые главные основы его нравственности. Сжигая книги, уничтожая памятники истории, устраивая конюшни в музеях и храмах… Такую же цель преследует и Гитлер. Но слишком он многочислен, что ли, этот проклятый ваш советский народ… Или он какой-то особый и непонятный… И в результате войны он не слабеет, а становится сильнее, его фанатизм и вера в победу не уменьшаются, а все увеличиваются. Гитлер не может этого понять, а если бы понял, как-то попытался бы выйти из войны. Значит, он обречен, и его империя, его тысячелетний рейх, накануне краха… Значит, надо действовать нам другим путем. Помнишь, конечно, Ленин ваш сказал когда-то: мы пойдем другим путем. Читал я где-то или в кино слышал… Что ж, хорошая фраза. Вот и мы дальше пойдем другим путем. Будем вырывать эти духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать главные основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! — Сморщенные веки Лахновского быстро и часто задергались, глаза сделались круглыми, в них заплескался, заполыхал яростный огонь, он начал говорить все громче и громче, а под конец буквально закричал: — Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов!

...

— Весь этот остальной мир вы и можете… оболванить, — почти крикнул Полипов. — А народов России это не коснется.

— Как сказать, как сказать… — покачал головой Лахновский, спрятал табакерку, начал опять острием трости ковырять в ковре. А поковыряв, произнес со вздохом: — Сейчас трудно все это представить… тебе. Потому что голова у тебя не тем заполнена, чем, скажем, у меня. О будущем ты не задумывался. Окончится война — все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить! Как, спрашиваешь? Как?!

Лахновский по мере того, как говорил, начал опять, в который уж раз, возбуждаться, бегать по комнате.

— Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России! — срываясь, выкрикнул Лахновский.

...

— Вот так, уважаемый, — произнес он голосом уже не гневным, но каким-то высокопарным. — Я, Петр Петрович, приоткрыл тебе лишь уголочек занавеса, и ты увидел лишь крохотный кусочек сцены, на которой эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия о гибели самого непокорного на земле народа, об окончательном, необратимом угасании его самосознания… Конечно, для этого придется много поработать.

Затем к выделенным фрагментам (которые поменяли местами) были добавлены ещё два фрагмента, придуманные уже то ли самим митрополитом Иоанном (впервые опубликовавшим так называемый "План Даллеса" 20 февраля 1993 года), то ли бывшими сотрудниками КГБ, которые ему этот текст подсунули:

Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху…

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом… И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.

Однако читатель может сказать: да ведь это же всё сбылось! Разве нет среди молодёжи пошляков и циников, разве нет сейчас в России культа секса, насилия, садизма, безнравственности, разве нет наркомании, хаоса, неразберихи, самодурства чиновников и взяточничества, разве кино не прославляет самые низменные человеческие чувства?

Давайте с этим разберёмся.

Бюрократизм, волокита, хаос, неразбериха, самодурство чиновников и взяточничество - это вечные проблемы России, о которых очень много писали ещё в XIX веке Николай Васильевич Гоголь и Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Когда эти писатели умерли, Аллен Даллес ещё не родился. Не говоря уже о том, что никакого СССР в ту пору не существовало.

А наркомания, культ секса, насилия, садизма, безнравственности, прославление самых низменных чувств в кино - это характерные черты любого общества западного типа. Для общества западного типа эти явления - норма. США, Великобритания, Франция, Германия и другие западные страны не разваливаются из-за безнравственности и наркомании, хотя этих ужасных вещей у них намного больше, чем у нас.

Бывший президент США Билл Клинтон признался, что в молодости курил марихуану. Нынешний американский президент Барак Хусейн Обама признался, что в молодости курил марихуану и нюхал кокаин. Президент Франции Николя Саркози признался, что в молодости курил марихуану. Однако Франция и США под управлением бывших наркоманов не развалились. Наркомания, беспорядочный секс и безнравственность - это плохо, но государства из-за этого не разваливаются.

И наконец, самое главное - причинно-следственная связь между событиями. Сначала был развален СССР, и только потом, в 1992-1993 годах, когда в ельцинской России началось строительство общества западного типа, появилась массовая наркомания, культ секса, насилия, безнравственности и прославление в кино самых низменных чувств. Не до, а после развала СССР. Не Советский Союз развалился из-за культа секса и наркомании, а культ секса и массовая наркомания возникли из-за того, что развалился Советский Союз.

А что касается фразы "И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества", прочитайте нижеследующее:

...никто не испытывал ни малейших верноподданнических чувств по отношению к центральному правительству, структуры которого сверху донизу пронизывали расцветавшие пышным цветом непотизм и кумовство. Чиновник заботился о представителях своего клана, а те в свою очередь всецело поддерживали занимающего начальственную должность родича или друга. Если ... пытались сместить какого-то гражданского служащего или генерала, то сталкивались с тихим, но упорным противодействием, проволочками, увертками и отговорками. Позднее ... выясняли, что такое (обычно проворовавшееся или некомпетентное) должностное лицо являлось родственником жены другого чиновника - того, от которого фактически и добивались его увольнения.

... коррупция и использование служебного положения в личных целях. Государственные служащие, включая и армейских офицеров, рассматривали взятки и дорогие подарки как нечто само собой разумеющееся - некую прибавку к жалованью, поскольку зарплаты их зачастую бывали очень низкими. Причем если среди чиновничества попадался честный работник, отказывающийся использовать занимаемое положение с тем, чтобы помочь родственникам или друзьям, на него смотрели вовсе не как на патриота, болеющего за дело, которому он служит, а как на некоего отщепенца, зазнавшегося и забывшего свою родню. Высшие руководители ... использовали некую уловку, предоставляя женам распоряжаться семейными финансами. Формально такой чиновник взяток не брал, однако сути дела его "бескорыстие" не меняло. Доверенные женам, кошельки мужей лопались от подношений.

Ничего не напоминает? Ещё как напоминает! Но если Вы думаете, что это написано про современную Россию, то ошибаетесь! Этот отрывок - из книги Филиппа Дэвидсона "Война во Вьетнаме (1946-1975 гг.)" - автор описывает вьетнамские нравы. Традиции бюрократии одинаковы во всех странах, безнравственные люди объявляют отщепенцами и отбросами общества всех, кто на них не похож, но государства из-за этого не разваливаются.

Вброс в массовое сознание сфальсифицированного "Плана Даллеса" был произведён с очень точным расчётом, именно в то время, когда он понадобился для дезинформации населения. После развала СССР в Российской Федерации началось строительство общества западного типа со всеми его негативными особенностями, вызывавшими возмущение у бывших советских людей, и уже в конце 1992 - начале 1993 года многие стали задумываться: как же мы докатились до жизни такой, кто виноват? И тогда было решено свалить вину за всё произошедшее на покойного Даллеса, который не имел к этому никакого отношения.

Тем не менее, рациональное зерно в липовом "Плане Даллеса" всё же есть. Это слова "национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу" - когда чекисты вставили эти слова в текст, подсунутый митрополиту Иоанну, с их стороны это была оговорка по Фрейду!

Ведь именно через национализм и вражду к русскому народу можно было развалить СССР - он и создавался именно под такой способ развала в случае необходимости.

Сначала Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) создал национальные республики, никогда в истории не существовавшие (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Карело-Финская ССР и т.д.), предоставил им право свободного выхода из Советского Союза, искусственно вырастил в республиках национальные элиты, а дальше оставалось только запустить этот механизм самоликвидации СССР - вызвать у национальных элит желание воспользоваться конституционным правом на выход из Союза.

Для этого земляк И.В. Сталина Лаврентий Павлович Берия начал разжигать национализм в союзных республиках - изгнание русских кадров с руководящих постов, переход на национальные языки в делопроизводстве и в образовании, планы по созданию национальных армий в республиках и по расчленению РСФСР.

Берию остановили, но затем разжигание национализма продолжил Ю.В. Андропов - с помощью "узбекского дела". При М.С. Горбачёве товарищи из КГБ стали раздувать национализм уже просто чудовищными темпами (об этом будет рассказано в главе "Кто создавал "народные фронты" в союзных республиках").

Национализм и вражда к русскому народу, искусственное разделение страны на части по национальному признаку с правом на сепаратизм - именно это стало причиной развала СССР, а не культ секса и наркомания, которые возникли уже после того, как Союз был развален. А развал СССР - это всего лишь часть более глобального процесса, начатого в 1917 году - развала Российской империи.

Теперь рассмотрим ещё один текст, представляемый как "План ЦРУ по развалу СССР" - директиву Совета национальной безопасности США от 18 августа 1948 года СНБ 20/1. Прежде всего необходимо отметить, что Совет национальной безопасности США - это не ЦРУ и вообще не спецслужба, это консультативный орган при президенте США для решения наиболее важных вопросов национальной безопасности и внешней политики, и координации действий всех основных ведомств, связанных с указанными вопросами.

Поэтому в директивах и других документах Совета национальной безопасности не содержится никаких конкретных планов мероприятий, и они предназначены для определения общих целей и задач политики США в сфере национальной безопасности.

Директива Совета национальной безопасности СНБ 20/1 озаглавлена как "Цели США в отношении России", и утверждена 18 августа 1948 года, в период правления президента Гарри Трумэна. Как уже рассказывалось в конце главы "Сотрудничество большевиков и американцев после 1917 года", англичане шантажировали Трумэна соучастием в отравлении Рузвельта, и поэтому он был вынужден проводить политику в интересах Англии и в ущерб интересам США, что привело к зашкаливающему "градусу неадеквата" в американо-советских отношениях и к началу "Холодной войны".

Директива СНБ 20/1 просуществовала всего три месяца и пять дней, и была отменена 23 ноября 1948 года. Именно по этой причине, как недействующий, неактуальный и не подлежащий применению документ, она была рассекречена в 1975 году, и опубликована через три года в сборнике документов "Containment. Documents on American Policy and Strategy 1945 - 1950". Ed. by T. Etzold and J. Gaddis, New York, 1978.

Полный перевод этого документа на русский язык занимает 25 листов формата А4, поэтому здесь процитируем наиболее важные выводы, предложения и основные цели, которые ставились в американской политике в отношении СССР в 1948 году:

"III. Основные задачи.

Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:

а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;

б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России".

"Наши сложности с нынешним Советским правительством связаны главным образом с тем, что его лидеры исповедуют в теории и практике международных отношений концепции, не только противоположные нашим собственным, но и очевидно несовместимые с мирным и взаимовыгодным развитием отношений между этим правительством и другими членами международного сообщества, как индивидуальными, так и коллективными...

Очевидно, что недостаточно прекращения доминирования этих концепций в советской или российской теории и практике международных отношений. Необходима их замена на практически противоположные...

Тогда можно было бы заключить (а московские теологи немедленно именно так бы это и проинтерпретировали), что заявление о нашем стремлении к принятию Москвой этих концепций равносильно объявлению нашей задачей свержение Советской власти. С этой точки зрения можно было бы утверждать, что такая задача неразрешима без войны, и мы тем самым якобы признаем, что нашей задачей по отношению к Советскому Союзу в конечном счете является война и насильственное свержение Советской власти.

Принять такую точку зрения было бы опасной ошибкой".

"... мы полностью в своем праве и не должны испытывать чувства вины, работая над разрушением концепций, несовместимых с миром и стабильностью во всем мире, и заменой их на концепции терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело вычислять, к какому внутреннему развитию может привести принятие таких концепций в другой стране, мы также не обязаны ощущать какую бы то ни было ответственность за это развитие. Если советские лидеры обнаружат, что растущее преобладание более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их внутренней власти в России, ответственность за это несут они, а не мы. Это дело их собственной сознательности и сознательности народов Советского Союза...

Мы не можем определенно утверждать, что успешное решение нами обсуждаемых задач приведет к распаду Советской власти, так как нам неизвестны соответствующие временные факторы. Вполне возможно, что под давлением времени и обстоятельств определенные исходные концепции коммунистического движения могут постепенно измениться в России примерно так же, как изменились определенные исходные концепции Американской революции в нашей собственной стране.

Мы, однако, имеем право полагать и публично заявлять, что наша задача состоит в том, чтобы всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами донести до российского народа и правительства более просвещенный взгляд на международные отношения, и что поступая таким образом, мы, как правительство, не занимаем никакой позиции по отношению к внутренним делам России".

"Нашей целью во время мира не является свержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые им не придутся по вкусу. Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует со всей силой подчеркнуть – то их, а не наше дело… Если действительно возникнет обстановка, к созданию которой мы направляем наши усилия в мирное время, и она окажется невыносимой для сохранения внутренней системы правления в СССР, что заставит Советское правительство исчезнуть со сцены, мы не должны сожалеть по поводу случившегося, однако мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или осуществили это".

"Речь идет прежде всего о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля".

"Если бы война между нашей страной и Советским Союзом началась, наше правительство было бы свободно в выборе средств, направленных на решение основных задач, и условий, исполнения которых оно пожелало бы потребовать от российской власти или российских властей при успехе военных операций. Будут ли эти условия подразумевать свержение Советской власти, является исключительно вопросом целесообразности...".

"Мы должны прежде всего исходить из того, что для нас не будет выгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территорию Советского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможно как ввиду обширности территории, так и численности населения… Иными словами, не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим".

"Но как бы то ни было, мы не должны ничего оставлять случаю, и естественно считать, что одной из наших основных военных целей по отношению к России является полный демонтаж той структуры отношений, при помощи которой лидеры Всесоюзной Коммунистической Партии способны осуществлять моральное и дисциплинарное воздействие на отдельных граждан или группы граждан стран, не находящихся под коммунистическим управлением".

"Так какие цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны? Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей, вытекающих из уже упомянутых требований. Другими словами, мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:

а) не имел большой военной мощи,

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира,

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами,

г) не установил ничего похожего на железный занавес.

В случае, если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и дружбу к нам, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом. Но мы обязаны тем или иным способом навязать их для защиты наших интересов и интересов мира во всём мире".

Целью документа является уменьшение мощи и влияния Москвы и коренные изменения во внешней политике СССР, так как, по мнению американцев, советское правительство придерживалось концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью. Примерно в таких же терминах о политике США отзывалась и советская сторона.

Обратите особое внимание - в директиве подчёркивается, что было бы ошибочно придерживаться рассуждений о том, что цель США - война и свержении Советской власти, и специально указывается, что "нашей целью во время мира не является свержение Советского правительства", и "не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории".

И только "в результате событий войны" США ставят целью добиться того, чтобы Советский Союз не имел большой военной мощи, в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира, не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами, и не установил ничего похожего на железный занавес.

Таким образом, задачи, которые можно истолковать как стремление к развалу СССР, ставились Соединёнными Штатами только на случай войны с Советским Союзом, а в мирное время такие задачи не ставились. Причём уже через три месяца после принятия директиву СНБ 20/1 отменили, и поэтому она была рассекречена и опубликована как неактуальная и недействующая.

Необходимо добавить, что в президентство подконтрольного англичанам Гарри Трумэна в США разрабатывались военные планы по атомным бомбардировкам СССР (например, планы "Флитвуд" и "Чариотир"), однако затем они были отменены как совершенно нереальные, и по этой причине рассекречены и опубликованы - в первую очередь, для внутреннего употребления, чтобы убедить избирателей в способности правительства США отстаивать интересы страны любыми средствами.

После ухода Трумэна в отставку США вернулись при Эйзенхауэре к политике тайного сотрудничества с СССР (об этом уже рассказывалось на примере Суэцкого кризиса и Венгерского восстания в главе "Иван Серов и агент «Володя». КГБ против Хрущёва"). Новое обострение в отношениях произошло в 1962 году, однако затем закулисное сотрудничество СССР и США продолжилось. И только во второй половине 1970-х годов США поставили целью развал СССР, что и проводилось в жизнь руками нашего КГБ.

Несмотря на то, что директива СНБ 20/1 уже много десятков лет как не действовала, КГБ в самый разгар подготовки к перестройке использовал её в операции прикрытия - чтобы переложить вину за предстоящий развал СССР только на ЦРУ, и снять любую ответственность за это с себя.

В 1983 году, когда Егор Гайдар и Анатолий Чубайс уже готовили проект экономической реформы в составе созданной Андроповым "Комиссии Политбюро ЦК КПСС по совершенствованию управления народным хозяйством", и до начала перестройки оставалось уже совсем немного, в Советском Союзе вышла книга Николая Николаевича Яковлева "ЦРУ против СССР".

Выход этой книги был вовсе не случайным. Профессор-историк Н.Н. Яковлев был для КГБ совсем не чужим человеком. По собственному свидетельству Н.Н. Яковлева, приведённому в журнале "Вопросы истории", № 11-12 за 1998 год, с ним неоднократно беседовал лично председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов, а материалами для книг его снабжал лично начальник 5-го Управления КГБ Филипп Денисович Бобков.

Книга "ЦРУ против СССР" вышла в издательстве "Правда" гигантским, просто беспрецедентным тиражом в 750 000 экземпляров. Для сравнения - за два года до этого, в 1981 году, в издательстве "Молодая гвардия" вышла книга Леонида Ильича Брежнева "Воспоминания" - тиражом в 200 000 экземпляров. Таким образом, тираж книги какого-то профессора оказался почти в четыре раза больше, чем тираж книги Генерального секретаря ЦК КПСС.

Книга вышла в хорошей глянцевой твёрдой обложке, что в тогдашнем СССР было редчайшим явлением, и на этой обложке были указаны две характерных цитаты из книги: "ЦРУ защищает и пытается распространить на весь мир принцип, положенный в основу американской государственности - эксплуатация человека человеком" и "Классовая ненависть буржуазии находит свое выражение через деятельность Центрального разведывательного управления".

Несмотря на название, около половины этой книги посвящено не деятельности ЦРУ против СССР, а нарушениям прав человека американскими спецслужбами на территории самих США; четверть объёма книги занимает описание принимавшихся при Трумэне и уже много десятков лет как отменённых планов США по атомным бомбардировкам и другим враждебным мероприятиям в отношении СССР.

Именно в этой книге впервые на русском языке были процитированы некоторые отрывки из директивы СНБ 20/1 от 18 августа 1948 года. Кстати, Яковлев честно указал, что 23 ноября 1948 года она была отменена, но на это никто не обращает внимания, и отрывки из неё продолжают цитировать в сотнях книг и статей в чисто пропагандистских целях.

Что же касается непосредственно подрывных мероприятий ЦРУ против СССР, то этому посвящено всего около четверти объёма книги. В качестве примеров таких подрывных мероприятий приводятся свидетельства о связях ЦРУ с несколькими диссидентами, проживающими в СССР, и с эмигрантской организацией Народно-трудовой союз (НТС).

Что касается диссидентов внутри СССР, то Яковлев приводит в книге данные о менее чем 10 диссидентах, имевших контакты с американцами. Между тем, в СССР по диссидентским статьям в период от Хрущёва до Горбачёва было осуждено 8145 человек, таким образом, контакты с ЦРУ имелись всего лишь у 0,1 % советских диссидентов!

А что касается эмигрантского НТС - если помните, в главе "КГБ против КПСС. Кто и зачем создал диссидентское движение" приводилось свидетельство бывшего сотрудника 5-го Управления КГБ СССР подполковника А. Н. Кичихина о том, что "если бы КГБ не подкреплял НТС своей агентурой, союз давно бы развалился""мы подпитывали НТС и кадрами, и, так сказать, интеллектуально", их "идеи - плод нашего творчества".

Таким образом, НТС представлял собой некое совместное предприятие КГБ и ЦРУ - половина тамошних диссидентов была агентурой КГБ, а вторая половина - агентурой ЦРУ. Нашему КГБ диссиденты были нужны, чтобы запугивать Политбюро, а ЦРУ использовало их, чтобы продемонстрировать свою работу и получить новые бюджетные ассигнования (иными словами, имитация бурной деятельности).

Практическое же влияние диссидентов на советское общество было равно нулю. Неужели кто-то серьёзно думает, что СССР развалил академик Сахаров? Да и самого академика Сахарова, кстати, как уже ранее говорилось, в диссидентскую деятельность вовлёк КГБ (по данным историка А.В. Островского).

Помимо нескольких диссидентов, в книге "ЦРУ против СССР" в качестве примера подрывной деятельности ЦРУ против Советского Союза приводится работа так называемых "вражеских голосов" - финансируемых США радиостанций "Голос Америки" и "Свобода".

Эти радиостанции вели вещание на русском языке, и в своих передачах рассказывали о недостатках советской системы, о нарушении прав человека, критиковали коммунистическую идеологию и советских руководителей (причём не всех - Андропова называли "наиболее умным и культурным советским лидером со времен Ленина").

Однако влияние западных радиоголосов на советскую аудиторию было минимальным, по следующим причинам:

Во-первых, в СССР проводилось глушение западных радиостанций силами Службы глушения Министерства связи СССР. Существовали специальные "глушилки" - радиостанции постановки помех, которые генерировали электронные шумы в том же частотном диапазоне, в каком вещали западные радиоголоса, и поэтому в СССР слушать их с помощью обычных радиоприёмников было невозможно - звуки настолько плотно забивались шумами, что слова становились практически неразличимы.

Некоторые народные умельцы выходили из положения путём изготовления самодельных длинных антенн, позволявших более-менее нормально улавливать заглушаемые звуки, но таких радиолюбителей было очень немного. Глушение слабо действовало в сельской местности, но далеко не каждый специально поедет в деревню слушать "Голос Америки".

Надо сказать, что в СССР глушили западные радиоголоса не всегда - глушение началось в 1948 году, затем прекратилось осенью 1959 года в связи с визитом Хрущёва с США, затем снова возобновилось в 1962 году в период Карибского кризиса, затем в 1963 году глушение было прекращено, и возобновилось снова только через 5 лет - в 1968 году. В 1973 году в связи с визитом Брежнева в США глушение западных радиоголосов снова было прекращено и возобновилось только в августе 1980 года.

Таким образом, с августа 1980 года абсолютное большинство советских людей слушать "вражеские голоса" не могло даже при очень большом желании.

Но чтобы желание возникло, об этих радиоголосах надо было узнать. А узнать было негде. В СССР не было свободной прессы, не было независимых СМИ, и поэтому люди могли получать только ту информацию, которую сочтёт нужным сообщить государство. В советских СМИ в отношении зарубежных капиталистических стран подавался в основном сплошной негатив, и чтобы люди не могли узнать альтернативную точку зрения, сам факт существования западных радиостанций на русском языке не афишировался и замалчивался.

Естественно, об этих "вражьих голосах" нередко рассказывали друг другу по секрету, но абсолютное большинство советских людей даже не подозревало об их существовании.

И тут вдруг выходит гигантским тиражом книга, в которой красочно расписываются "Голос Америки" и "Свобода", но при этом говорится, что по ним передают такие ужасы, что даже не думайте их слушать. И тем самым создаётся эффект "запретного плода".

Если бы КГБ действительно хотел, чтобы советские люди не слушали западные радиоголоса, он бы просто запретил Н.Н. Яковлеву упоминать об их существовании в своей книге, а вместо этого написать про каких-нибудь американских шпионов.

Если человек чего-то не знает, он этого не захочет. Нельзя захотеть того, о чём не знаешь. А тут получилась ситуация, когда людям рассказали, что есть "Свобода" и "Голос Америки", но вы даже не думайте их слушать, ведь эти вражеские голоса такие вражеские! И тем самым разбудили в людях любопытство.

Представьте, что мама скажет ребёнку: в шкафу лежат конфеты, такие сладкие и вкусные конфеты, просто объедение, а не конфеты, но ты даже не думай их пробовать! Что сделает ребёнок, когда мама куда-нибудь уйдёт?

В 1983 году народу рассказали про западные радиоголоса, а когда книга "ЦРУ против СССР", попавшая во все библиотеки и передававшаяся из рук в руки, за три года была прочитана уже минимум десятью миллионами человек, КГБ дал народу возможность вражеские голоса наконец-то послушать.

25 сентября 1986 года председатель КГБ СССР В.М. Чебриков и секретарь ЦК КПСС Е.К. Лигачёв направили в Политбюро письмо, в котором предложили прекратить глушение "Голоса Америки", а также английской радиостанции "Би-Би-Си" и китайской "Радио Пекина". Политбюро с предложениями Чебрикова и Лигачёва согласилось, и указанные "вражеские голоса" глушить перестали. Кстати, именно Чебриков и Лигачёв (выдвинутый Андроповым) сыграли главную роль в проведении Горбачёва на пост Генерального секретаря в 1985 году, но об этом позже. А 29 ноября 1988 года по предложению следующего председателя КГБ В.А. Крючкова было прекращено глушение радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".

Таким образом, в 1983 году КГБ с помощью издания гигантским тиражом книги Н.Н. Яковлева "ЦРУ против СССР" о давным-давно отменённых американских планах, диссидентах и западных радиоголосах, провёл успешную операцию прикрытия, с помощью которой "убил двух зайцев":

1) общественное мнение среди патриотически настроенной части населения было обработано таким образом, что негативные результаты "перестройки", которая должна была начаться в ближайшее время, легко будет свалить на происки ЦРУ;

2) либерально настроенной части населения указали источники, где можно получать негативную информацию об СССР и позитивную информацию о странах Запада, и с помощью этой информации их легче будет убедить в правильности курса на "перестройку".

Однако необходимо сказать, что в советском обществе была определённая прослойка населения, которая имела возможность знакомиться с передачами любых западных радиоголосов даже в условиях их глушения. Им даже не надо было ничего слушать - тексты западных радиопередач для них специально распечатывались и разносились для ознакомления. Это были работники аппарата ЦК КПСС.

Валерий Легостаев, длительное время проработавший в аппарате ЦК КПСС, в статье "Гебист магнетический. Заметки о Ю.В. Андропове" (газета "Завтра", №№ 5-8 за 2004 год), рассказывает:

Вернувшись в свой рабочий кабинет, я раскрыл лежавшую на столе папку с утренней порцией служебной информации. Сверху попался на глаза листок с записью выступления на зарубежном радио писателя Андрея Битова. Беглый "инженер человеческих душ" излагал свои или, может быть, чьи-то ещё мысли о положении в СССР. Следующей шла информация ТАСС о передаче "Голоса Америки", посвященной Андропову. Кто-то, кто просматривал текст до меня, жирно отчеркнул красным фломастером фразу зарубежного комментатора об Андропове как о "наиболее умном и культурном советском лидере со времен Ленина".

Коммунистическая партия Советского Союза запрещала простым советским людям слушать "вражеские голоса", но зато сами партийные работники получали тексты западных радиопередач в качестве "утренней порции служебной информации".

Некоторые работники партийных и государственных органов этим не ограничивались, и читали запрещённую в Советском Союзе диссидентскую литературу. Например, этим увлекался Анатолий Иванович Лукьянов, последний председатель Верховного Совета СССР (в конце 1970-х годов он был начальником секретариата Президиума Верховного Совета СССР, в 1983-1985 годах - первый заместитель заведующего, а в 1985-1987 годах - заведующий Общим отделом ЦК КПСС, в 1987-1988 годах заведующий Отделом административных органов ЦК КПСС). Вспоминает бывший сотрудник внешней разведки КГБ СССР Б.И. Чехонин в книге "Журналистика и разведка":

...Анатолий Лукьянов. В семидесятые годы нам с женой приходилось отдыхать вместе с ним в Крыму, бывать у него дома в Москве. Он поражал своими знаниями, научными степенями, поэтическим даром и, главное, нестандартным реформаторским мышлением. В его библиотеке я увидел чуть ли не всю диссидентскую литературу - смелый гражданский шаг. За одно только это можно было многого лишиться на его работе в Кремле, впрочем, как и самой работы, сменив в худшем случае кремлевский кабинет на тюремную камеру в Лефортово. Это, уж поверьте, я знал лучше многих.

Вот такие партийные работники с "нестандартным реформаторским мышлением", открыто хранившие у себя дома "чуть ли не всю диссидентскую литературу", становились убеждёнными сторонниками "перестройки".

Коммунистическая партия запрещала советским гражданам читать определённые книги и слушать определённые радиостанции, но сами чиновники из КПСС делали всё, что хотели. Запрещение книг - это самый тупиковый путь борьбы с нежелательными идеями. Если какую-то книгу запрещают, у людей просто автоматически складывается убеждение, что изложенные в ней идеи самые правильные, раз власти их так боятся. И сами представители власти постепенно попадают под влияние тех идей, с которыми борются.

Советским чиновникам и "борцам идеологического фронта" надо было не запрещать западные радиоголоса и книги, а в честной конкуренции доказывать, что наши идеи правильнее, чем западные. А когда чиновники простому народу что-то запрещают, а сами это делают, то словам этих чиновников веры не будет. Если отец сам курит, ему будет очень сложно объяснить сыну, что курить - это плохо.

Сотрудники органов госбезопасности, точно так же, как и партийные чиновники, совершенно свободно читали ту литературу, которую запрещали для простого народа.

Олег Данилович Калугин в 1952-1956 годах обучался в Институте иностранных языков МГБ-КГБ СССР. В своей книге "Прощай, Лубянка!" он вспоминает про имевшуюся в этом Институте "превосходную библиотеку, фондов которой не коснулась рука цензора. Там я и просиживал часами, когда позволяла обстановка". Это первый курс, 1952 год, ещё при жизни Сталина.

Затем Калугин учился в Высшей разведывательной школе № 101 КГБ СССР. Там была "прекрасная библиотека с подшивками иностранных газет на разных языках".

В управлениях КГБ также были спецбиблиотеки, в которых сотрудники Комитета могли совершенно свободно брать любую запрещённую литературу. Калугин вспоминает, например, как в спецбиблиотеке он взял книгу Милована Джиласа "Новый класс", в которой ему понравились следующие строки:

Даже при коммунизме люди не перестают думать, просто потому, что не думать они не могут. Больше того: они думают не так, как им предписывают. Мышление их раздваивается: с одной стороны, их собственные мысли, а с другой — мысли, высказываемые вслух, официальные мысли.

Даже при коммунизме люди не настолько отупели от постоянной пропаганды, чтобы они сами не могли додуматься до истины… В области умственной жизни планирование олигархов ни к чему не приводит, кроме как к застою, разложению и упадку. Эти олигархи, эти блюстители порядка, которые следят за тем, чтобы человеческое мышление не сделалось крамольным и не отклонилось от партийной линии… Эти глашатаи неподвижных, выветрившихся, отошедших в прошлое идей — именно они замораживают и тормозят творческие импульсы своего народа. Вольные мысли для них — что сорные травы, которые они грозятся выполоть из человеческого сознания. Подрезая крылья свободной мысли, оскопляя умы, они не только калечат других, но и лишают самих себя всякой творческой инициативы, как и всякой способности к критическому мышлению. У них словно театр без зрителей: актеры рукоплещут друг другу, восторгаются собственной игрой.

И ведь эти верховные жрецы — и в то же время жандармы коммунизма — бесконтрольно распоряжаются как всеми средствами передачи мыслей… так и всеми материальными благами: пищей, одеждой, жилищем и всем прочим.

Сейчас "олигархами" называют богатых бизнесменов, а тогда под "олигархами" имели в виду партийных руководителей.

Полковник КГБ Олег Антонович Гордиевский, бывший и.о. резидента в Лондоне, в книге "КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева" вспоминает, что в Краснознамённом институте имени Андропова, где готовили разведчиков, имелась библиотека "со многими иностранными изданиями, запрещенными в Советском Союзе".

В книге бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР генерал-полковника Виктора Фёдоровича Грушко "Судьба разведчика: Книга воспоминаний" читаем такие строки: "…был знаком и с диссидентской литературой. Последнее не являлось чем-то необычным для сотрудников разведки…".

Начитавшись запрещённой антикоммунистической литературы ещё в Советском Союзе, разведчики затем отправлялись на Запад, и могли там читать вообще всё, что угодно, включая то, что им не удавалось найти в спецбиблиотеках КГБ. И эти разведчики своими глазами видели западный образ жизни, и понимали, что у него есть определённые преимущества перед советским образом жизни.

Для ЦРУ вообще не было никакого смысла вести какую-либо пропаганду среди простого населения в СССР. В условиях тоталитарной политической системы (а советская система относилась именно к такому типу), когда в стране существует только одна партия, на выборах в каждом избирательном округе только один кандидат, все средства массовой информации находятся в руках государства - при такой системе власть от народа не зависит абсолютно никак (да и при демократии, кстати, тоже не зависит).

Воздействовать в любом случае надо не на народ, а на власть, на представителей элиты - именно от них, и только от них, что-то зависит в любом государстве.

А представители власти, которые запрещали народу всё то, что чем сами занимались, имели свободный доступ к западной литературе; разведчики, кроме того, видели жизнь на Западе своими собственными глазами, и становились убеждёнными сторонниками западного образа жизни, потому и хотели построить нечто подобное в СССР.

Следует учитывать, что чекистами двигали не только идейные соображения, но и материальные. Да и сами чекисты, и в первую очередь, разведчики, в значительной степени комплектовались из числа детей партийных и прочих номенклатурных работников.

Олег Гордиевский в вышеуказанной книге сообщает, что "В середине восьмидесятых годов ПГУ все больше жаловалось, что почти все кандидаты на работу в нем из престижных московских институтов были избалованными детишками высокопоставленных родителей, которые не жалели усилий, проталкивая своих чад".

Владимир Владимирович Путин в книге "От первого лица" вспоминает: "Считалось, что разведка - это белые воротнички в органах. Очень много блатников было, конечно. Это факт, к сожалению. Потому что мы все знаем, что такое был выезд за границу в условиях Советского Союза""Разведка была самой фрондирующей структурой в КГБ. Влияло и то, что сотрудники годами жили за границей… А когда возвращались из-за границы, начинали с трудом вживаться в действительность, видели, что у нас делалось…""В разведке тогда позволяли себе мыслить иначе, говорить такое, что мало кто мог себе позволить".

Максим Калашников пишет в книге "Сломанный меч империи":

В середине 80-х приверженцы теории реформ за счет отсечения от России остальных земель кишели в Кремле, словно крысы на старой барже. Особенно много было их в верхушке КГБ, который в 70-е годы возглавлял Андропов...

Конечно, таким был не весь КГБ, а лишь та его часть, которая вела дела за границей под прикрытием внешнеторговых и банковских учреждений СССР. На этот участок "невидимого фронта" большие партийные папы двигали своих сыночков - разжиревших, порочных, выросших в презрении ко всему русскому. Эти будущие герои реформ смыкались с другими сыночками, рассевшимися во внешторговских конторах. Эти брали взятки видеомагнитофонами, считали верхом совершенства "Мальборо" и супермаркеты.

Олег Калугин в книге "Прощай. Лубянка!" приводит характерные примеры, дающие представление о нравах, царивших в некоторых подразделениях КГБ:

"Зять Председателя КГБ Украины Виталия Федорчука, работавший корреспондентом ТАСС в Уганде, в пьяном виде разбил служебную машину и пытался отремонтировать ее за счет ТАСС, но получил отказ. Тогда Федорчук обратился к руководству ПГУ с просьбой оплатить ремонт из сметы КГБ. На имя Андропова была изготовлена докладная, в которой говорилось, что некий сотрудник ТАСС (подразумевалось, что это прикрытие работника ПГУ) попал в тяжелое положение в связи с аварией автомашины, чем могут воспользоваться вражеские спецслужбы. Во избежание провокаций предлагалось выплатить 1700 долларов за ремонт поврежденной автомашины. Андропов, не глядя, подписал рапорт, и зять Федорчука вздохнул свободно".

"Крупным делом о хищениях и взятках в системе КГБ, не получившим огласки, был процесс над майором Хвостиковым. С 1972 года в течение нескольких лет он путем вымогательства получал взятки от священнослужителей Ростовской епархии. Военный трибунал, инкриминировавший ему взятки на сумму около 150 тысяч рублей, приговорил Хвостикова к расстрелу - мере чрезвычайной, учитывая характер преступления. В суровой расправе были заинтересованы высокопоставленные начальники, стоявшие за спиной Хвостикова и поспешившие избавиться от него раз и навсегда.

Не лучше вели себя чекисты, работавшие по церковной линии за границей. Частые поездки по восточноевропейским столицам свели меня с некоторыми священниками местных православных церквей. Все они в той или иной мере сотрудничали с органами госбезопасности, и мне пришлось выслушать немало их упреков и жалоб на самоуправство и злоупотребления, допускавшиеся офицерами КГБ. Чаще всего речь шла о бесконечных выпивках за счет пожертвований местных прихожан, вымогательстве валюты и хищении церковной утвари..."

"... В этом подразделении имелась небольшая группа офицеров, в обязанности которых входило выявление нелояльных или сомнительных сотрудников. А сигналов поступало немало: в здании ПГУ в Ясенево крали меховые шапки в гардеробе, импортные часы в спорткомплексе, колеса с машин на автостоянке. Многие считали, что орудует кто-то из обслуживающего персонала или шоферов. Когда в бассейне пропали двенадцатые по счету часы, Крючков возмутился: куда смотрит отдел безопасности? Пришлось нанести радиоактивную метку на специально закупленные в Японии часы, чтобы по излучению найти злоумышленника. Им оказался капитан из Управления научно-технической разведки. Его сразу же уволили из КГБ без огласки и передачи дела в суд!"

"Лучшей иллюстрацией могут служить скандалы, разразившиеся в семидесятые годы в ПГУ и задевшие многих высокопоставленных лиц.

В спортивном комплексе немалым успехом пользовалась массажистка, которая, как потом выяснилось, не только растирала начальству спины. Дело было поставлено на конвейер, и в нем оказались замешаны два заместителя Крючкова, один начальник управления и другие начальники меньшего калибра. За все шалости пострадала, конечно, массажистка, которую срочно уволили, но после угроз рассказать о своих клиентах устроили на работу в другом месте. Крючков провел воспитательные беседы с шалунами и удовлетворился заверениями, что черт их никогда больше не попутает…"

"Однажды из-за трагического инцидента на Дальнем Востоке возник острый спор внутри руководства КГБ. Оперативный работник местного управления госбезопасности, исполняя роль помощника капитана по пассажирской части на советском теплоходе, зафрахтованном японскими туристами, изнасиловал у себя в каюте, а затем зверски убил и выбросил в иллюминатор молодую японку. Через некоторое время ее тело было подобрано японскими рыбаками. Преступника нашли довольно быстро, но японской стороне о нем не сообщили. Чья-то светлая голова на высоком уровне предложила честно признать, что убийца - не только советский гражданин, но и чекист…"

Да, много было позволено сотрудникам КГБ при советской власти. Но в условиях капитализма им было бы позволено намного больше. И намного большего также хотели и некоторые представители партийной номенклатуры.

Бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Владимир Иванович Калиниченко в интервью украинской газете "Бульвар Гордона" (№ 46 (473) от 16 ноября 2004 года) рассказал о заинтересованности коррумпированных советских чиновников из союзных республик в развале СССР:

- Вот тогда я понял, что при таких объемах взяток и хищений (необязательно доказанных, но реально существовавших) произошло теневое накопление капитала, а реализовать наворованное невозможно.

- Потратить и не на что, и нельзя...

- Дорогостоящую машину не купишь, большой дом не построишь - у тебя сразу же спросят: откуда деньги? Эти люди жили в своем мирке и тратили припрятанное с оглядкой. Шиковать они уезжали в Москву, где спускали деньги на проституток, пьянки в дорогих ресторанах и другие подобные развлечения.

- Ну что - чемоданы денег с собой брали?

- Именно так - в столице они разгружались! В общем, поскольку деньги им больше девать было некуда, а капиталы лежали под спудом огромнейшие, я понимал, что страна обречена. Люди, которые эти деньги украли, подкупали партийно-советский аппарат, превращая номенклатуру в такое же дерьмо, каким стали сами, а главное - они же не могли вечно прятать свои миллионы в тайниках...

Рано или поздно казнокрады должны были это государство обрушить, чтобы легализовать деньги, добытые преступным путем. Что в итоге и произошло. При этом я отнюдь не исключаю происков ЦРУ... но я прекрасно понимаю, что базу под этот развал собственной страны заложили мы сами. И не так все было просто, как сегодня пытаются представить.

Реальный план ЦРУ по развалу СССР заключался в том, чтобы не мешать разваливать СССР его же собственной элите и его же собственным спецслужбам. Чекистам и партноменклатуре просто не надо мешать - и они сами всё сделают. Простой человек не может сломать систему. Но зато система может сломать сама себя.

О том, когда и почему советская система перестала быть нужной Соединённым Штатам - читайте в следующей главе.

Почему Советский Союз оказался больше не нужен Америке

Уже оказанная услуга ничего не стоит. 

Американская поговорка

США профинансировали Октябрьскую революцию и способствовали созданию СССР в качестве инструмента для оказания политического, экономического и военного давления на Европу. Если инструмент хорошо работает, никто не будет его ломать. Смысл в поломке инструмента возникает только в трёх случаях: 1) инструмент перестаёт работать; 2) появляется другой, более эффективный инструмент; 3) старый инструмент становится опасным для хозяина.

В случае с СССР имели место все три причины, и временные рамки в их появлении можно очертить, опираясь на следующие знаковые события:

1956 год - президент США Дуайт Эйзенхауэр категорически запрещает ЦРУ вмешиваться в Венгерское восстание на стороне "борцов за свободу", и тем самым спасает коммунистическую систему в Венгрии.

1978 год - ЦРУ совместно с КГБ и польской СБ принимает участие в подготовке Польской революции, имеющей целью свержение коммунистической системы в Польше.

Сергей Кургинян о ГКЧП и Распаде СССР

http://www.youtube.com/watch?v=E43IR7RqvKE

ЦРУ против СССР. Приказано уничтожить.

ЦРУ против СССР. Приказано уничтожить.
Фильм основан на документальных событиях с 1946 по 1992 годы. Россия возродила свой титул супердержавы с времен Имперской России только после сталинского правления. Распад одной из супердержав - Советского Союза, поверг многих в эйфорию радости или ужас. Какой же процесс или организация способствовали развалу такого мощнейшего государства. В этом фильме рассказывается о работе лучших злых гениев США (Джордж Уильям Кейси и его соратников) по разрушению СССР. В директиве НСДД-75, подписанной президентом Рейганом в 1983 году, формулировались основы политики США по отношению к СССР: "США обладают необходимой мощью для разрушения СССР... Следовательно, США должны приложить все силы в стремлении развалить СССР, что привело бы не только к силовому переделу мира, но и к глобализации американской сферы влияния и установлению американского мирового господства. Основной постулат директивы - отрицание принципа мирного совместного сосуществования с Советским Союзом, являющегося фундаментом и основным принципом существующего международного права. Основная политическая цель - дестабилизация и, в конечном счете, разрушение СССР при помощи массированных подрывных операций и огромных денежных субсидий пятой колонне.

Год выпуска: 2004
Жанр: Документальный
Режиссер: Юрий Зайцев

http://www.youtube.com/watch?v=erq20yIHESw

Таким образом, за двадцать с небольшим лет реальная позиция США по вопросу ликвидации коммунистической системы сменилась на полностью противоположную.

Какие же события, произошедшие за это время (1956-1978), подтолкнули Америку к переходу от тайного сотрудничества с Советским Союзом к постепенной ликвидации коммунистической системы? Ключ к разгадке находится в Европе и на Ближнем Востоке.

В результате Суэцкого кризиса 1956 года СССР и США пресекли попытку Англии и Франции вернуть себе контроль над Суэцким каналом, и над Европой нависла совершенно реальная опасность оказаться отрезанной от поставок ближневосточной нефти.

А тем временем спонсируемые Советским Союзом национально-освободительные движения в колониях продолжают доламывать европейскую колониальную систему, и перед Западной Европой вырисовывается реальная перспектива быть отрезанной от источников природных ресурсов, без которых европейская экономика просто рухнет (или придётся у своих же бывших колоний эти ресурсы просто выклянчивать, и переплачивать за них втридорога).

В таких условиях европейские лидеры сделали для себя правильные выводы: любая европейская страна, даже самая сильная, в одиночку не сможет противостоять своим геополитическим противникам - Соединённым Штатам Америки и Советскому Союзу, и чтобы выжить, необходимо объединяться. Об этом европейцев предупреждали ещё 10 лет назад, но тогда они шевелились очень медленно.

Мозг Европы - это Англия. При всём уважении к другим европейским государствам и их народам, необходимо всё же признать, что с конца XVIII века именно британцы определяли направление исторического развития Европы, а все попытки других европейских государств стать гегемонами заканчивались неудачей.

Однако в результате Второй мировой войны Великобритания оказалась в катастрофическом положении. Экономика была полуразрушена, а колонии, почувствовав ослабление английских хозяев, стали добиваться независимости (при горячей поддержке со стороны СССР и США), и Британская империя затрещала по швам.

В 1945 году Консервативная партия во главе с Уинстоном Черчиллем потерпела сокрушительное поражение на выборах, и нередко англичан за это упрекают - вот они какие неблагодарные, Черчилль для них войну выиграл, а его соотечественники не оценили заслуги героя, и проявили такое свинство!

Однако реальные правители Англии, которые имеют возможность определять результаты выборов, поступили совершенно правильно - Черчилль войну не выиграл, а проиграл, и проигравший должен уйти. В результате Второй мировой войны Черчиллю удалось отстоять остров Великобритания, но Британскую империю сохранить уже было невозможно, и наиболее дальновидные люди понимали, что в течение двух десятков лет она будет развалена.

Но всё же Черчиллю дали возможность доказать, что он ещё на что-то способен, и он энергично принялся за дело. Он умел хорошо выступать и произносить речи, и ему было поручено идеологическое обоснование новых направлений британской политики.

Великобритания должна была решить две основные задачи: 1) поссорить СССР и США; 2) объединить Европу (умным людям уже тогда было ясно, что без объединения у Европы нет будущего).

В марте 1946 года бывший премьер-министр Уинстон Черчилль в ходе поездки по США навязывал американцам концепцию "Железного занавеса" и "Холодной войны" (а неизвестные широкой публике британские разведчики обрабатывали президента Трумэна), и хотя бы на время президентства Трумэна первую задачу решить удалось.

Для решения второй задачи 19 сентября 1946 года в ходе поездки по Швейцарии, выступая в Цюрихском университете, Уинстон Черчилль призвал к созданию "Соединённых Штатов Европы", аналогичных Соединённым Штатам Америки. Именно с Цюрихской речи Черчилля принято отсчитывать историю европейской интеграции, приведшей впоследствии к созданию Европейского Союза.

Соединённые Штаты Америки не могли допустить создания "Соединённых Штатов Европы", и стали искать выход из положения. Дело осложнялось тем, что президент Гарри Трумэн фактически работал на англичан, поэтому американской элите пришлось действовать в обход президента. 5 июня 1947 года государственный секретарь США Джордж Маршалл выдвинул план экономической помощи европейским странам.

Иными словами, Джордж Маршалл предложил перекупить Европу. А европейские страны после войны находились в бедственном положении, и от денег отказываться не стали. Однако про "Соединённые Штаты Европы" любые разговоры пришлось прекратить.

4 апреля 1948 года Конгресс США утвердил "План Маршалла", юридически оформив его законом "Об экономическом сотрудничестве", и 17 европейских стран стали получать американские деньги.

Кроме отказа от "Соединённых Штатов Европы", в обмен на американскую финансовую помощь европейцам пришлось пожертвовать и своей военной независимостью.

Ровно через год после утверждения "Плана Маршалла", 4 апреля 1949 года, европейским странам пришлось вступить в военный блок НАТО. По правилам этого блока верховным главнокомандующим силами НАТО в Европе всегда является американский генерал, поэтому европейские армии фактически оказались в подчинении у американцев.

Американская помощь - это такая вещь, которая только на первый взгляд приятная. Однако за неё приходится расплачиваться, в том числе своей независимостью. А иногда приходится расплачиваться натурой.

Советский Союз, надо сказать, очень здорово помог американцам загнать в НАТО европейские страны - Группа советских войск в Германии была сильнее любой европейской армии, и представляла собой совсем не иллюзорную угрозу. И эта угроза стимулировала европейцев побыстрее соглашаться на американские требования. Если бы не советские войска в Восточной Германии, американцам скорее всего вообще бы не удалось убедить Западную Европу вступить в НАТО.

Тем не менее, определённую пользу из "Плана Маршалла" европейцы извлекли, и смогли достаточно быстро восстановить свою промышленность после военных разрушений. Американцы даже испугались такого быстрого восстановления, и в декабре 1951 года экономическую помощь по "Плану Маршалла" очень сильно сократили.

Американская элита прекрасно понимала, что мозговой центр Европы - это Великобритания, и если установить над ней контроль, то большинство проблем с Европой будут сняты автоматически. Американцы планировали просто купить Британию ещё в конце 1945 года, и тогда англичане пошли на нестандартный ход - в 1946-1949 годах национализировали Банк Англии, угледобывающую, горнорудную и сталелитейную промышленность, нефтяную и газовую промышленность, электроэнергетику, железнодорожный и авиационный транспорт, телефонные компании.

Дело было не в том, что английский король собрался строить социализм, просто национализация была единственным способом, позволявшим в условиях сильнейшего экономического кризиса и послевоенной разрухи защитить свои стратегические отрасли от скупки американцами. То, что не успели национализировать, в значительной степени скупили американские компании, и американский капитал стал контролировать около 10% промышленного производства Великобритании.

Впоследствии, в 1980-х - 1990-х годах почти всё национализированное было приватизировано, и американцам удалось урвать себе дополнительные куски британской собственности. Например, в крупнейшей нефтяной компании BP ("British Petroleum") британским акционерам принадлежит 40% акций, а американским акционерам - 39%.

И плюс к этому контролю над частью экономики - задолженность по кредитам, да ещё и 5 американских военных баз, которые пришлось разместить в обмен на финансовую помощь.

При таких обстоятельствах открыто выступать против США было нельзя. Это только "отставникам" вроде Черчилля позволялось, и то не всегда. Поэтому приходилось действовать окольными путями, и эти обстоятельства обусловили некоторые особенности послевоенной британской стратегии в геополитике. Великобритания стала действовать по принципу "Всегда соглашайся с начальством, но делай по-своему".

Англичане стали позиционировать себя как младших партнёров американцев, почти всегда (за исключением Суэцкого кризиса) публично поддерживали любые американские инициативы, с восторгом выражали свои дружеские чувства по отношению к Америке, и демонстрировали свою услужливость и покорность. Но при этом, используя своих европейских марионеток (таких. например, как Жан Монне и Шарль де Голль), англичане принимали меры к постепенному выдавливанию американцев из Европы.

Иными словами, англичане стравливали континентальных европейцев и американцев, а сами как бы оставались в стороне, при этом закулисно управляя действиями европейских руководителей. Двое дерутся, третий радуется. Это высший пилотаж в политике. У британских джентльменов есть чему поучиться.

Когда в апреле 1949 года европейцев загнали в блок НАТО, американцы успокоились, но британские джентльмены уже приготовили для них сюрприз.

5 мая 1949 года в Лондоне собрались представители 10 европейских государств, и создали Совет Европы - организацию, предназначенную "для защиты и продвижения идеалов и принципов, являющихся их общим наследием""защиты и развития прав человека и основных свобод". Это был второй шаг на пути к европейской интеграции после Цюрихской речи Черчилля.

Затем был сделан третий шаг - уже в экономическом направлении.

Экономическая интеграция могла в отдалённой перспективе привести к созданию общеевропейской валюты, которая могла стать опаснейшим конкурентом доллара. И американские правители не могли этого не понимать. Их реакцию предсказать было сложно, и поэтому британские джентльмены решили сами не подставляться под удар, а бросить в бой своих французских марионеток.

Руководитель французской Генеральной комиссии по планированию Жан Монне в 1949-1950 годах разработал план создания международной организации, которая поставила бы под свой контроль всё европейское производство угля и стали. Тем самым, по мнению Жана Монне, будет обеспечен общий рынок этих товаров, что станет способствовать хозяйственному возрождению Европы.

Жан Монне провёл тайные переговоры со многими европейскими руководителями, в том числе с канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром. Это было сложнее всего, так как между немцами и французами была исторически обусловленная взаимная ненависть, но Жану Монне удалось договориться, и получить согласие Аденауэра в мае 1950 года. С тех пор Франция и Германия перестали быть врагами.

После получения согласия немцев дело перешло от стадии тайных переговоров, которые проводил Монне, к стадии официальных юридических процедур. 9 мая 1950 года министр иностранных дел Франции Робер Шуман на основании доклада, подготовленного Жаном Монне, выступил с декларацией от имени французского правительства с предложением объединить металлургическую, железорудную и угледобывающую промышленность Франции и Западной Германии, и призвал присоединиться к этому объединению все желающие европейские страны.

18 апреля 1951 года Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург подписали Парижский договор о создании Европейского объединения угля и стали - первого в европейской истории экономического союза. Первым председателем Европейского объединения угля и стали был назначен инициатор его создания - Жан Монне.

9 мая 1950 года, когда Робером Шуманом была озвучена идея Жана Монне, теперь отмечается в Европейском Союзе как День Европы, а самого Жана Монне теперь именуют "Отец Европы".

Жан Монне также предлагал создать Европейское оборонительное сообщество вместо НАТО, но его идея была слишком смелой для того времени, и поэтому не прошла. В 1955 году он ушёл на пенсию, и создал Действительный комитет Соединённых Штатов Европы, который стал продвигать идеи союза европейских государств, включая создание Общего рынка, общеевропейской денежно-кредитной системы, Европейского Парламента. Всё это было впоследствии создано.

Почему Жан Монне стал "Отцом Европы"? Это вопрос из разряда - казалось бы, причём здесь Англия? Ответить на этот вопрос помогают некоторые детали биографии будущего "Отца Европы".

Жан Монне родился в 1888 году во французском городе Коньяк в семье торговца коньяком (бывают же совпадения!), и в возрасте 16 лет переехал в Лондон, где находился филиал отцовской фирмы, и управляющим этим филиалом был англичанин по фамилии Чаплин (был ли он родственником киноактёра Чарли Чаплина, неизвестно).

Мистер Чаплин учил молодого Монне заниматься бизнесом, и, прожив в Лондоне несколько лет, Жан Монне длительное время провёл по делам бизнеса в британском доминионе Канада и в британском протекторате Египет, приезжал по делам бизнеса также в США и в Российскую империю. Жан Монне вернулся во Францию только после начала Первой мировой войной в 1914 году.

Вернувшись с туманного Альбиона, Жан Монне выдвинул идею объединения экономических ресурсов Англии и Франции, и организации совместной системы снабжения, так как только это поможет добиться победы в войне. И тогда с Жаном Монне встретился премьер-министр Франции Рене Вивиани, и согласился с его предложениями. Молодой человек, 26 лет от роду, торговец средней руки, можно сказать "никто, и звать его никак", а премьер-министр воюющего государства нашёл время с ним встретиться!

Возникают очень сильные подозрения, что с Жаном Монне в Лондоне контактировал не только мистер Чаплин, но и какие-то очень серьёзные люди из британского истеблишмента, которые решили сделать сообразительного молодого француза своим представителем на переговорах с французской элитой. Иначе невозможно объяснить, с какой радости никому не известного парня так легко принял и так благосклонно выслушал глава исполнительной власти Французской Республики.

В 1916 году 28-летний Жан Монне был назначен совместным англо-французским координатором по морским перевозкам сырья, продовольствия и боеприпасов. После войны он работал во французском министерстве промышленности и торговли, затем в Лиге Наций, а в 1923 году ушёл в отставку, и вернулся к частному бизнесу.

По делам бизнеса он мотался по всему миру, а женился, как думаете, где? В Москве! В 1929 году Жан Монне познакомился с замужней итальянской художницей Сильвией де Бондини, и та в течение 5 лет пытался развестись с мужем по итальянским законам, но ей не удавалось.

И тогда два советских дипломата, сотрудник советского представительства в Лиге Наций Людвиг Райхман и советский полпред (т.е. посол) в Китае Дмитрий Богомолов, с которыми он познакомился во время своих многочисленных поездок, предложили Жану Монне такой вариант: Сильвия де Бондини получает советское гражданство, разводится с мужем по советским законам (тогда допускался развод без согласия мужа и без его уведомления, если он проживает за границей), и свадьбу играют в Москве. Так и сделали. 13 ноября 1934 года брак был зарегистрирован в Москве, супруги после этого покинули территорию СССР, и больше никогда в нашу страну не возвращались.

А советское гражданство, между прочим, кому попало не давали - только постановлением Президиума ЦИК СССР. Если два советских дипломата, рискуя карьерой (времена были сталинские, тогда шпионом и вредителем могли объявить за всё что угодно), взялись устраивать личную жизнь иностранного бизнесмена, и пробивать через высший орган Советской власти юридическую махинацию с разводом его любимой женщины, значит, у определённых кругов в советской верхушке была заинтересованность в связях Жана Монне в британской и французской элите.

Кстати, один из организаторов свадьбы Монне, Дмитрий Васильевич Богомолов, в 1929-1933 годах, до назначения в Китай, работал в советском полпредстве (посольстве) в Великобритании.

Через три года после организации свадьбы Монне Богомолова расстреляли - в 1937 году, когда наркомом внутренних дел был Николай Иванович Ежов. А затем и самого Ежова, и большую часть ежовцев перестреляли в 1938-1940 годах, когда наркомом внутренних дел был Лаврентий Павлович Берия, об англо-французских связях которого уже говорилось.

В декабре 1939 года Жан Монне стал председателем находящегося в Лондоне Англо-французского координационного комитета по военной промышленности, взявшего на себя управление военными отраслями промышленности двух стран и снабжение английской и французской армий.

В начале 1940 года английский премьер-министр Невилл Чемберлен, а затем и сменивший его Уинстон Черчилль, обсуждали с Жаном Монне идею создания Соединённых Штатов Европы, и как первый этап их создания рассматривался Франко-Британский Союз.

Генерал Шарль де Голль, который с 5 июня 1940 года был координатором по вопросам военного сотрудничества между Англией и Францией, и находился в Лондоне, участвовал в обсуждении создания Франко-Британского Союза, и 16 июня 1940 года генерал де Голль связался с французским премьер-министром Полем Рейно, и предложил объединить Великобританию и Францию в единое государство с единым правительством, единой армией и с единым гражданством.

Однако де Голль опоздал на один день - 15 июня французское правительство проголосовало за заключение перемирия с Германией. Франко-Британский Союз не состоялся. Поль Рейно подал в отставку, а следующий премьер-министр Франции Филипп Петен подписал 22 июня 1940 года Компьенское перемирие с Германией, согласно которому север Франции был оккупирован немцами, а в южной и центральной части Франции действовало правительство, сотрудничающее с Германией ("правительство Виши").

Генерал де Голль новому правительству не подчинился, и поселился в Англии, где создал организацию "Свободная Франция" (в 1942 переименована в "Сражающуюся Францию"), со штаб-квартирой в Лондоне.

Жан Монне в августе 1940 года был командирован в США в качестве члена Британского совета по поставкам и официального представителя британского правительства, чтобы вести переговоры о военных поставках из США в Великобританию и о вступлении США в войну с Германией на стороне Великобритании.

Как говорится, маски были сброшены - теперь Жан Монне уже вполне официально стал британским государственным служащим, официально уполномоченным вести переговоры в США.

И вот этот бывший официальный представитель британского правительства занялся после войны практической организацией "Соединённых Штатов Европы", идею которых публично озвучил Черчилль.

Если не понимать, что Европейский Союз - это творение Англии, и его теневым кукловодом является именно Англия, публично не афиширующая своей роли, в послевоенной и в современной политике разобраться невозможно.

Англия поначалу решила формально не вступать в Европейское объединение угля и стали, и сделала это только в 1973 году. Во-первых, в целях маскировки, а во-вторых - какой смысл во всяких формальностях, если "Отец Европы" - это бывший британский госслужащий, значительную часть своей жизнь проживший в Лондоне? Тайная власть бывает эффективнее публичной власти - меньше формальностей, больше реальных дел.

Кроме того, формальное вступление в межгосударственное объединение накладывает значительные ограничения на собственный государственный суверенитет. Такие ограничения лучше накладывать на других, а самим себе оставлять свободу для манёвра. Пастух не становится членом стада, пастух гонит это стадо в нужном направлении. Думаю, для Великобритании было бы лучше вообще формально в 1973 году в европейские объединения не вступать. Всё-таки не царское это дело - вместе с холопами впрягаться.

18 апреля 1951 года был подписан договор о создании Европейского объединения угля и стали, а в октябре 1951 года Уинстон Черчилль снова был назначен премьер-министром Великобритании. Он это вполне заслужил - озвученная им идея объединения Европы стала практически претворяться в жизнь.

Американцы сразу же поняли, какую опасность таит в себе европейская интеграция, и в том же 1951 году резко сократили помощь Европе по "Плану Маршала", а в 1952 году в Египте был устроен военный переворот, и произошла уже описанная в главе «Иван Серов и агент «Володя». КГБ против Хрущёва» цепочка событий, приведшая к Суэцкому кризису и установлению советско-американского контроля над Суэцким каналом - то есть, контроля над путями поставки нефти в Европу.

И в таких условиях европейцам пришлось сделать ещё один очень серьёзный рывок в направлении экономической и теперь уже политической интеграции. Раньше они боялись идти дальше, опасаясь утраты суверенитета, но тут уже обстановка их подгоняла.

25 марта 1957 года страны, входившие в Европейское объединение угля и стали, подписали два Римских договора, по которым создавались Европейское экономическое сообщество, Европейское сообщество по атомной энергии и Европейский парламент. Создавалось не только единое экономическое пространство, но и единые общеевропейские орган управления, хотя и с крайне ограниченными полномочиями, но всё же начало было положено.

Англия формально вступила в эти органы только в 1973 году, хотя открытое вступление скорее даже не требовалось. Можно было вообще не вступать, ведь Жану Монне удалось внушить европейским лидерам нужные британцам идеи, и те делали всё, что от них хотели.

А в следующем, 1958 году, англичане выпустили на ринг своего самого главного бойца - генерала де Голля.

1 июня 1958 года Шарль де Голль, который в июне 1940 года предлагал французскому правительству объединить Великобританию и Францию в единое государство, сам теперь французское правительство возглавил, и стал премьер-министром Франции.

В сентябре 1958 года была утверждена новая Конституция, дававшая президенту очень большие полномочия, в декабре 1958 года де Голль был избран президентом, и 8 января 1959 года вступил в новую должность. 23 ноября 1959 года Шарль де Голль произнёс речь в Страсбурге, призвав создать единую Европу "от Атлантики до Урала".

Некоторые пытаются истолковать эту фразу так, что будто бы де Голль не видел Англию в составе будущей Европы, так как в своей речи про неё ничего не сказал. Но достаточно взглянуть на карту, чтобы понять - остров Великобритания, находящийся в Атлантическом океане в 40 км от французского побережья, это естественная часть Европы, и никаких дополнительных разъяснений здесь не требовалось.

Самое главное в речи де Голля - это как раз то, что все видят и читают, но упорно не замечают: "Европа от Атлантики до Урала". Урал, если кто запамятовал - это в России. Генерал де Голль собирался включить в состав объединённой Европы в том числе и Европейскую часть СССР. Де Голль попытался сблизиться с советской верхушкой, но наши правители тогда ограничились взаимными визитами, переговорами и заявлениями, однако на интеграцию с Европой не пошли, и правильно сделали.

Кто-то, возможно, от мысли, что нас примут в Европейский Союз, придёт в неописуемый восторг - ура, ура, ура, мы будем частью Европы! Если следовать такой логике, то надо было не воевать с Наполеоном и Гитлером, а сдаваться - жили бы тогда в единой Европе (если бы не русские, эти два деятеля единую Европу совершенно точно построили бы и сохранили).

Для России нет необходимости становиться европейской колонией. А управлять Европой на равных с теми же англичанами, французами и немцами нам никто не позволит. Мы их интересуем как сырьевой придаток, и не более того.

В 1962 году президент де Голль назначил премьер-министром Франции Жоржа Помпиду - генерального директора банка Ротшильдов. А Ротшильды - это, как уже говорилось, управляющие деньгами английской королевской семьи.

Иными словами, к де Голлю приставили "смотрящего" от Англии, чтобы он ничего не напутал - предстояла самая трудная битва, самая сложная задача, решить которую было крайне тяжело: де Голлю было поручено свалить доллар.

Обстановка к тому времени для Европы сложилась весьма пренеприятная. Почти полностью лишились колоний (за исключением совсем мелких и бесполезных) Англия, Франция, Бельгия, Нидерланды. В португальских колониях в Африке отряды "борцов за свободу", подготовленные и вооружённые Советским Союзом, теснили правительственные войска.

Франция, кстати, лишилась абсолютного большинства своих колоний именно при Шарле де Голле. Когда он стал премьер-министром в 1958 году, Франция была на тот момент крупнейшей в мире колониальной империей (официально называлась Французский Союз), и владела почти половиной Африки, а к 1962 году де Голль все африканские колонии, как бы это покультурнее выразиться, проворонил. Включая и Алжир, который был единственным источником нефти для Франции. А теперь в Алжире был установлен просоветский политический режим (как и в большинстве других бывших французских колоний).

Именно поэтому в Англии поняли, что харизматичный генерал не справляется, не тянет, и приставили к нему Жоржа Помпиду - если генерал-профессионал не смог подавить военной силой национально-освободительные движения, то борьба с долларом ему без опытного куратора-финансиста будет и вовсе не по плечу. В 1969 году Жорж Помпиду сменил Шарля де Голля на посту президента.

С 1944 года для капиталистических стран действовала Бреттон-Вудская валютная система, в соответствии с которой курс доллара был фиксированно привязан к золоту, а курсы других валют были также фиксированно привязаны к доллару.

Обмен доллара на золото для частных лиц и частных банков был запрещён в США ещё в 1933 году, но центральные банки иностранных государств имели право потребовать обмена бумажных долларов на золото по официальному фиксированному курсу.

Международные расчёты - как расчёты между государствами, так и расчёты между коммерческими организациями - проводились в наличной и безналичной форме, и в самых разных валютах. По данным Большой советской энциклопедии (том 4, 1971 год) в 1960-е годы наибольший удельный вес в международном платёжном обороте имели доллар США (25-30%), британский фунт стерлингов (20-25%), западногерманская марка (5-6%), французский франк (5-7%).

Как видно из этих цифр, главным конкурентом доллара был фунт стерлингов, и разрыв был настолько невелик, что фунт имел реальные шансы потеснить доллар. А у марки и франка таких шансов не было. Это я к тому, в чьих интересах генерал де Голль и бывший гендиректор банка Ротшильдов Жорж Помпиду собрались валить доллар. В британских интересах, а не во французских.

Чтобы свалить доллар, решили использовать ту самую Бреттон-Вудскую систему. Правом на обмен доллара на золото никто и никогда не пользовался, и Федеральная резервная система штамповала цветную бумагу сколько хотела. В результате в Европе скопилось огромное количество бумажных долларов. Если собрать эти бумажные доллары и потребовать обмена на золото по официальному фиксированному курсу, золотого запаса США на это не хватит. Следовательно, сначала США растратят весь свой золотой запас, а после этого объявят дефолт. И всё, доллар никому будет не нужен. И тогда его место займёт фунт стерлингов, как наиболее авторитетная мировая валюта.

Именно по этой схеме стали действовать де Голль и Помпиду. В 1962-1965 годах Франция копила бумажные доллары, и в 1965 году потребовала обменять первую партию долларов на золото. Всего в 1965-1967 годах Франция получила в Америке в обмен на бумажные доллары около 3 тысяч тонн золота - почти треть золотого запаса США. Ещё несколько лет - и доллару пришёл бы конец.

А британские джентльмены, которые получали наибольшую выгоду от действий де Голля, при этом формально были как бы не причём, и как бы оставались в стороне. Двое дерутся, третий радуется. Умные люди. Всё правильно делали.

Кроме того, в 1966 году Франция вышла из военной организации НАТО, а штаб-квартира организации была выселена из Парижа в Брюссель. В официальной ноте правительство Помпиду объявило о ликвидации на территории Франции 29 американских военных баз с 33 тысячами человек личного состава.

Перед Соединёнными Штатами Америки возникла совершенно реальная угроза потерять контроль над Европой, и лишиться экономического влияния во всём мире. Надо было срочно что-то делать. И как всегда, на помощь пришли советские друзья.

Контроль над Суэцким каналом был установлен в 1956 году не ради пустого бахвальства, а для того, чтобы иметь возможность перекрыть поставки нефти в Европу с Ближнего Востока. Стоит лишь прекратить судоходство по Суэцкому каналу, и нефтяные танкеры в Средиземное море не пройдут.

Кроме того, поставки нефти шли из Ирака по нефтепроводу, проходившему через территорию Сирии - одна ветка нефтепровода заканчивалась в сирийском порту Банияс, а другая ветка из Сирии переходила в северный Ливан, и заканчивалась в порту Триполи (не путать со столицей Ливии, которая тоже называется Триполи). Затем нефть из этих портов перевозили в Европу на танкерах.

Итак, для прекращения поставок ближневосточной нефти в Европу надо было перекрыть Суэцкий канал в Египте и нефтепровод в Сирии. Однако Египет и Сирия получали деньги за транзит нефти, и отказываться от этих денег им не было никакого интереса. Следовательно, перекрыть Суэцкий канал и нефтепровод можно было только силовым способом. Например, если бы на Египет и Сирию напал какой-нибудь злобный агрессор, и захватил бы пути транспортировки нефти.

Кто же мог выступить в роли такого злобного агрессора? Если посмотреть на карту Ближнего Востока, то несложно заметить государство, которое географически находится как раз между Египтом и Сирией, и по этой причине может воевать сразу с ними обоими.

Это государство - Израиль. С помощью Советского Союза американцы заставили арабов и евреев воевать друг с другом ради спасения доллара.

В роли агрессора обязательно должен был выступить Израиль, и притом захватить значительную часть территории Египта и Сирии, включающую Суэцкий канал и нефтепровод. И для этого СССР и США провели хитрую комбинацию, в ходе которой Израиль поставили в такие условия, что у него не оставалось другого выхода, кроме нападения, а в Египте и Сирии создали такие условия, что они должны были войну неминуемо проиграть.

В Египте правил уже знакомый нам Гамаль Абдель Насер, а в Сирии с 1963 года у власти находилась Партия арабского социалистического возрождения, придерживавшаяся просоветской ориентации. СССР снабжал Египет и Сирию оружием, кроме того, в этих странах находились военные советники из СССР, занимавшиеся в том числе и планированием операций сирийской и египетской армий. А в ноябре 1966 года Сирия и Египет заключили между собой военный союз (к чему мы их актвино подталкивали).

7 апреля 1967 года сирийская артиллерия обстреляла израильскую территории, в ответ на это израильская авиация сбила шесть сирийских МИГов, из них 2 над сирийской столицей Дамаском. Затем состоялись наземные столкновения с участием танков и артиллерии.

Учитывая, что сирийцам советовали советские советники, не исключено, что они и подтолкнули сирийцев к агрессивным действиям. Затем в течение апреля-мая на границе происходили мелкие незначительные столкновения, гораздо меньшего масштаба, постепенно затихавшие.

Тогда 12 мая 1967 года американцы решили спровоцировать сирийцев на новое нападение. Американское информационное агентство "United Press International" опубликовало следующее сообщение: "…высокопоставленный израильский источник заявил, что Израиль предпримет ограниченную военную операцию с целью свергнуть дамасский военный режим, если сирийские террористы продолжат рейды с целью саботажа на территорию Израиля. Это будет решительный удар против сирийского правительства".

Откуда американцы это взяли, что за "высокопоставленный израильский источник" - до сих пор неизвестно, тем более, предупреждать противника о своих замыслах - это верх идиотизма, а евреи, при всей своей неоднозначности, это не самые глупые люди. Но дело было сделано: сирийцы поверили, и стали готовиться уже не к пограничным вылазкам, а к серьёзной войне.

А тут ещё масло в огонь подлил Советский Союз. 13 мая 1967 года председатель Народного Собрания Египта Анвар Садат после официального визита в СССР вылетал из Москвы обратно в Каир, и провожавший его в аэропорту заместитель министра иностранных дел СССР Владимир Семёнов на прощание сказал ему прямо у трапа самолёта, что "Десять израильских бригад концентрируются на сирийской границе". Почему об этом нельзя было сказать раньше, а не в аэропорту - потому что это была такая же "утка", как и сообщение американского агентства, и Садату специально сообщили недостоверную информацию в таких условиях, каогда у него не оставалось времени, чтобы попытаться её проверить.

Выяснить каких-либо подробностей, откуда взяли эту информацию, Садат уже не мог - просто из-за отсутствия времени, но, так же как и сирийцы в американское сообщение, Садат в советское сообщение тоже поверил, и передал его президенту Насеру.

Короче говоря, СССР и США намеренно вводили Сирию и Египет в заблуждение, чтобы натравить их на Израиль. Что характерно, наблюдатели ООН, посты которых располагались вдоль израильско-сирийской границы, заявили, что не располагают сведениями о крупных передвижениях израильских войск, но кто такие наблюдатели ООН, и кто такие две великие державы, у кого авторитет больше?

14 мая 1967 года Египет мобилизует свои силы в зоне Суэцкого канала, а 15 мая египетские войска были переброшены на Синайский полуостров и начали концентрироваться у израильской границы. Но прямое столкновение между египетскими и израильскими войсками было невозможно, так как с 1957 года вдоль израильско-египетской границы была установлена буферная зона, в которой находились войска ООН. И тогда 16 мая Египет потребовал от ООН вывести эти войска.

С этого момента война стала неизбежной, и здесь, как в уличной драке, шанс на победу был у того, кто ударит первым.

16 мая Израиль начинает мобилизацию. На следующий день, 17 мая, начала мобилизацию Иордания, которая до этого не планировала участие в конфликте, но теперь неожиданно решила выступить на стороне Египта и Сирии.

18 мая войска ООН были полностью выведены из буферной зоны, и там расположились египетские войска. Министр обороны Сирии Хафез Асад в тот же день заявил: "Наши силы сейчас полностью готовы не только к отражению агрессии, но и к началу процесса освобождения, к уничтожению сионистского присутствия на арабской земле. Сирийская армия держит палец на спусковом крючке…. Я, как военный человек, уверен, что пришло время вступить в войну на уничтожение". В этот же день Сирия потребовала вывести наблюдателей ООН с сирийско-израильской границы, и на следующий день они оттуда ушли.

Египетское радио 18 мая передало официальное сообщение, в котором говорилось, что "Единственным методом воздействия, который мы применим в отношении Израиля, станет тотальная война, результатом которой будет уничтожение сионистского государства".

22 мая 1967 года Египет объявил блокаду Тиранского пролива, и тем самым перекрыл доступ в израильский порт Эйлат.

И арабские страны, и Израиль пришли в полную боевую готовность, и теперь самое важное было то, кто ударит первым - именно тот скорее всего победит. Однако советско-американский план предусматривал, что победителем должен стать Израиль, ведь если он проиграет, кто же тогда перекроет Суэцкий канал и сирийский нефтепровод?

25 мая 1967 года военный министр Египта Шамс эль-Дин Бадран вылетел в Москву за разрешением атаковать Израиль, и провёл переговоры с председателем Совета Министров СССР Алексеем Николаевичем Косыгиным и министром обороны СССР Андреем Антоновичем Гречко. Однако получилась парадоксальная ситуация: Советский Союз вооружил арабов, заведомо ложной информацией подтолкнул их к подготовке войны с Израилем, однако в последний момент запретил эту войну начинать первыми. Как это происходило, рассказывается в книге А. И. Смирнова "Арабо-израильские войны":

Гречко долго говорил об особых советско-египетских отношениях. Затем слово взял Бадран: "С 14 мая египетские войска переброшены на Синай для сдерживания противника, а в случае его атаки на Сирию мы объявим войну Израилю". Но русские, уже опасаясь, что теряют контроль над ситуацией, предпочли начать деэскалацию. Маршал заявил в ответ: "С сожалением констатируем, что между Советским Союзом и Египтом нет общей границы и мы не сможем поддержать вас в случае войны между вами и Израилем".

Бадран, все еще полный решимости получить одобрение русских, настоял на встрече с советским премьером Косыгиным. Борис Терентьевич Батцанов, работник аппарата Косыгина, свидетельствует, что военный министр открыто говорил о намерениях Египта предпринять военные действия против Израиля. "Но Косыгину эти планы совсем не понравились, и он прямо сказал об этом Бадрану".

Павел Семенович Акопов, советский дипломат и эксперт по Египту, присутствовал на этой встрече: "Алексей Николаевич, в своей обычном жестком стиле, без всяких дипломатических манер заявил: "Мы в Советском Союзе не можем дать согласие на ваш упреждающий удар против Израиля. Это было бы в противоречие всей нашей политике и позиции. Если вы атакуете первыми, то вы станете агрессорами, а мы против агрессии. Мы против решения спорных вопросов военной силой... В этом случае мы вас поддержать не сможем".

...Еще три дня пытался Бадран добиться своей цели в Москве, встречаясь с официальными лицами на разных уровнях. Косыгин, потеряв терпение, еще раз заявил ему в резком тоне: "Мы не можем поддержать агрессию и поддержать применение силы. Это противоречит нашей политике".

Признав, что Советы действительно настаивают на деэскалации конфликта, египетская делегация засобиралась домой. Но в аэропорту произошел инцидент, который спутал все. Бадран: "Когда я уже был готов идти к самолету, Гречко отвел меня в сторону и сказал: "Не волнуйтесь. Если американцы вмешаются, мы на все 100 процентов с вами. Если Соединенные Штаты вмешаются, мы придем к вам на помощь - придем для вашего спасения".

О том, что Соединённые Штаты не вмешаются, советской стороне было известно совершенно точно. Американская армия в тот момент была занята Вьетнамом. Да и сама по себе война на Ближнем Востоке задумывалась по согласованию с американцами для перекрытия путей поставок нефти в Европу.

Маршал Гречко пообещал помочь в случае вмешательства американцев исключительно для того, чтобы египтяне не отвели войска от границы и не лишили Израиль повода для нападения. Оба древних народа - и евреи, и арабы - в данном случае использовались Советским Союзом и Америкой в качестве "пушечного мяса", для достижений собственных целей.

В той ситуации, которая сложилась в 1967 году на Ближнем Востоке, с учётом ограниченных размеров предполагаемой зоны боевых действий, почти гарантированно победила бы та сторона, которая наносит первый удар. Советский Союз запретил арабам наносить первый удар, и тем самым сделал победу арабских стран невозможной. И этим обеспечил победу Израиля.

Вернувшись в Египет, Бадран проинформировал Насера, что СССР не разрешает Египту атаковать первым. После этого на совещании высшего командного состава вооружённых сил Египта президент сказал, что Египет будет вынужден выдержать удар, который первым нанесёт Израиль. Командующий ВВС генерал Сидки Махмуд заявил Насеру, что такая тактика будет губительной (и оказался прав).

Но пойти против воли СССР Насер не мог, и, таким образом, поражение арабских стран и победа Израиля были предопределены заранее, и сделано это было именно Советским Союзом. Дальнейшее было делом техники.

Однако израильское руководство колебалось, так и не решаясь начать войну. Тогда, чтобы подстегнуть израильтян, была устроена провокация.

4 июня 1967 года находящийся в столице Иордании Аммане председатель Исполкома Организации освобождения Палестины Ахмед Шукейри, предшественник Ясира Арафата, выступил по иорданскому радио. По сведениям генерала румынской разведки Иона Михая Пачепы, Ахмед Шукейри (как и Ясир Арафат) был агентом КГБ.

Так вот, выступая по радио, Ахмед Шукейри сказал: "Когда мы займём Израиль, мы поможем оставшимся в живых евреям вернуться в их родные страны. Но я думаю, что никто из них не останется в живых". Иными словами, Шукейри пригрозил геноцидом.

После такой угрозы последние сомнения у израильского руководства исчезли. Провокация достигла своей цели. На состоявшемся в тот же день совещании у премьер-министра Израиля Леви Эшкола было принято решение начать наступление.

На следующее утро, 5 июня 1967 года, израильская авиация атаковала аэродромы Египта, Сирии и Иордании, и уничтожила авиацию трёх стран. Затем израильская армия разгромила все три арабских армии в течение 6 дней - отсюда и название Шестидневная война.

Однако результаты Шестидневной войны были не совсем такие, как планировали СССР и США. На египетском направлении Израиль всё сделал, как от него и ожидали - израильская армия дошла до Суэцкого канала, и судоходство по нему было прекращено. Однако на сирийском направлении Израиль ограничился захватом Голанских высот, и дальше не пошёл. Таким образом, сирийский нефтепровод не престал функционировать, и нефтяной поток в Европу был перекрыт не полностью. Кроме того, Израиль занял Западный берег реки Иордан, что вообще не входило в советско-американские планы.

И самое главное - в ходе боевых действий Израиль атаковал американский разведывательный корабль "Либерти"! Этот корабль радиоэлектронной разведки ВМС США находился в Средиземном море вблизи северного побережья Синайского полуострова. 8 июня 1967 года израильские истребители-бомбардировщики обстреляли "Либерти" из крупнокалиберных пулемётов и авиационных пушек, а затем израильский торпедный катер всадил в борт "Либерти" торпеду. Погибло 34 американца, а 168 получили ранения. Израиль, естественно, извинился: "Корабль был ошибочно идентифицирован как египетский".

Не стерпев подобной наглости, а формально - чтобы прекратить агрессию, США провели через Совет Безопасности ООН резолюцию с требованием к Израилю о прекращении огня, а СССР, чтобы показать свою непричастность и мнимое несогласие с действиями "израильских агрессоров", разорвал с Израилем дипломатические отношения.

В результате Шестидневной войны Суэцкий канал перестал функционировать ровно на восемь лет - с 5 июня 1967 года до 5 июня 1975 года. Кроме того, в июне 1967 года в знак протеста против израильской агрессии на нефтепромыслах в арабских странах были объявлены забастовки, и добыча нефти сократилась на 60%.

В книге Дэниела Ергина "Добыча" приводится цитата из доклада помощника министра внутренних дел США от 27 июня 1967 года: "три четверти западноевропейской нефти поступает из арабского региона Ближнего Востока и Северной Африки, половина этих предприятий не работает. Поэтому Европа стоит перед жгучей проблемой нехватки нефти в критических размерах". Что, собственно, Америке и требовалось.

Однако транспортировка нефти в Европу с Ближнего Востока со временем была налажена вокруг Африки, мимо мыса Доброй Надежды, и такое удлинение пути привело к некоторому удорожанию нефти, но всё же это было не смертельно. Да и сирийский нефтепровод продолжал действовать.

Кроме того, Европа приступила к закупкам нефти в Советском Союзе.

Таким образом, больше всех от победы Израиля в Шестидневной войне выиграл СССР. Именно для этого Косыгин запретил арабам первыми наносить удар по Израилю, и тем самым предопределил их поражение. СССР точно так же подставлял своих "арабских друзей", как и американцы подставляли своих союзников.

Как выражался английский премьер-министр лорд Пальмерстон, "Государства не имеют постоянных друзей или союзников, они имеют постоянные интересы".

Советский Союз, кинув арабов, получил свою долю в европейском нефтяном рынке.

Именно по такой же причине Россия в 2011 году поддержала резолюцию Совета Безопасности ООН, позволявшую начать военные действия против Ливии. Кинув Муаммара Каддафи, и способствовав началу войны, Россия вывела из игры одного из крупнейших поставщиков нефти в Европу, и как результат - получила повышение цен и увеличение спроса на российскую нефть. А следовательно - увеличение доходов бюджета, и возможность поднять зарплаты военным, врачам и учителям. От ливийской войны выиграл простой российский "бюджетник". Цинично? Да. Но в политике это норма.

Надо сказать, что закулисное сотрудничество СССР и Израиля в 1960-е - 1980-е годы - это самый малоисследованный вопрос в истории. О роли Сталина в создании Государства Израиль уже написано достаточно много литературы, но считается, что в 1949-1953 годах отношения сменились на враждебные. Хотя, как уже разбиралось на многочисленных примерах, открытая враждебность, сочетаемая с тайным сотрудничеством - это наиболее выгодная форма взаимодействия.

С одной стороны, СССР всегда формально осуждал действия Израиля, вплоть до разрыва дипломатических отношений. А с другой стороны - Шестидневная война, в которой Израиль не смог бы победить так триумфально, если бы не запрет Косыгина арабам на первый удар.

КГБ создал Организацию освобождения Палестины. Оба её первых руководителя - Ахмед Шукейри и Ясир Арафат - были агентами КГБ. Поддерживались советскими спецслужбами и многие другие палестинские организации. Однако к чему это привело? Вот что пишут об этом Сергей Кугушев и Максим Калашников в книге "Третий проект":

Один из виднейших специалистов Главного разведывательного управления, специалист по странам арабского Востока, в беседе с нами отмечал, что наша поддержка так называемых «борцов за свободу палестинского народа», дислоцирующихся в Иордании, Сирии и Ливане, привела к системной дестабилизации структурообразующих регионов арабского мира. Например, Ливан, который еще в 1960-е годы выступал как финансовый и политический центр арабского мира, в значительной степени благодаря нам оказался погружен в жесточайшую гражданскую войну 1975-1985 годов, которая кончилась почти полным разрушением финансовой, экономической, а затем и хозяйственной инфраструктуры этой страны. Был нанесен едва ли не смертельный удар идее арабского единства, для которой Ливан представлял сосредоточение, нервный узел, пересечение различных, а иногда даже разнородных течений внутри одной арабо-исламской культуры.

Наше участие в борьбе с Израилем на стороне экстремистов не сплотило арабский мир, а раскололо его. Оно не дало сформироваться сбалансированной, единой арабской позиции, которая могла бы существенно изменить мировой баланс... раскололи арабов и, в конечном итоге, породили ту ситуацию нескончаемого управляемого кризиса, которая вот уже более сорока лет не прекращается на Ближнем Востоке. И виноваты в этом не только Соединенные Штаты, спланировавшие превращение Ближнего Востока в мировую пороховую бочку, но и СССР, который в нужные моменты оказался фитилем в руках умелых управителей истории с той стороны Атлантики…

Кроме того, в 1969 году СССР разрешил частичную эмиграцию советских евреев. Разрешение для советских граждан на выезд на постоянное место жительства за границу полностью зависело от усмотрения властей, и неофициально давались квоты, сколько и кому разрешать, а кому отказывать. Раньше отказывали всем, а в 1969 году дали команду разрешать выезд евреям в определённых количествах.

Понятно, что зарубежным евреям хотелось бы полного разрешения эмиграции, и в 1974 году в США под давлением еврейских организаций была принята "поправка Джексона-Вэника", накладывающая некоторые ограничения на торговлю с СССР в связи с тем, что многим евреям в разрешении на выезд отказывали (так называемые "отказники").

Однако все упускают из виду самое главное в этой ситуации - эмиграция из СССР, хотя бы частично, была разрешена только евреям и лицам, состоящим в браке с евреями. Другим национальностям эмиграция из СССР была полностью запрещена - отказывали в разрешении на выезд без объяснения причин.

Александр Солженицын поселился за границей не потому, что ему разрешили уехать, а потому, что его принудительно выслали. А по собственной воле русские, украинцы, и представители других национальностей, если они не вступали в браки с евреями, уехать из СССР в послевоенное время не могли. А евреи могли. Всего в 1969–1984 гг. из СССР эмигрировало около 254 тыс. евреев.

У некоторых представителей правящих кругов Израиля были более чем странные связи с Советским Союзом.

В 1961 году были зафиксированы несанкционированные контакты между сотрудником советской разведки Виктором Соколовым, работавшим в посольстве СССР в Израиле под видом дипломата, и высокопоставленным израильским чиновником.

Этим чиновником был Исраэль Беер, который в разные годы был заместителем начальника израильской военной разведки "Аман", помощником министра обороны, военным советником премьер-министра, считался одним из видных военных теоретиков Израиля. В ходе следствия выяснилось, что этот человек, переехавший в Палестину в 1938 году, только использовал документы на имя Исраэля Беера, а в действительности таковым не являлся. Свои настоящие имя и фамилию он назвать отказался.

При этом "Исраэль Беер" утверждал, что не был шпионом, и сотрудничал с Советским Союзом в интересах Израиля. На суде он заявил: "По моему мнению, нужно было сделать всё, чтобы Израиль не попал в зависимость от западных держав. Я верил в одно: Израиль должен быть союзником коммунистических стран".

"Исраэль Беер" умер в тюрьме в 1966 году. Скорее всего, израильская служба безопасности "Шабак", арестовав этого человека, засветила тайный канал связи между СССР и Израилем, и "Беера" пришлось сдать, чтобы представить дело в виде банального шпионажа, а не закулисного сотрудничества. Иногда чрезмерная бдительность контрразведчиков бывает вредной для государственных интересов.

В 2007 году в Великобритании были рассекречены документы британской разведки (дело № 94495), согласно которым англичане в 1947-1953 годах подозревали видного политического деятеля Израиля Менахема Бегина в том, что он может быть советским шпионом, но затем пришли к другому, гораздо более интересному выводу.

В 1953 году в дело № 94495 был подшит новый обзорный документ, в котором говорится, что "Бегин, судя по всему, не является агентом советской разведки. Вместе с тем, возможно, на определенном этапе он сотрудничал с СССР". Не шпионаж, а тайное сотрудничество. В 1977 году Менахем Бегин стал премьер-министром Израиля, и занимал эту должность до 1983 года.

В открытых источниках есть также информация о том, что Израиль поддерживал контакты с ГКЧП в августе 1991 года, но подробнее об этом будет рассказано в главе про ГКЧП. Кстати, контакты с ГКЧП установил Ицхак Шамир, который был ближайшим соратником Менахема Бегина, и стал его преемником на посту премьер-министра Израиля.

Закулисное сотрудничество между элитными кругами стран, формально находящихся во враждебных отношениях - это скорее правило, а не исключение.

Результаты Шестидневной арабо-израильской войны 1967 года для США были провальными. Даже перекрыв Суэцкий канал, поставки нефти в Европу полностью прекратить не удалось, и стало ясно, что и в дальнейшем это не получится: морской путь с Ближнего Востока вокруг Африки перекрыть невозможно в принципе, и точно так же невозможно перекрыть поставки нефти в Европу из СССР. Да и сами эти поставки возникли благодаря Шестидневной войне.

К тому же, появлялась перспектива, что на почве торговли энергоносителями будут налажены контакты по линии СССР-Европа уже не только на уровне отдельных группировок в госбезопасности, вроде Берии-Серова, но и между широкими кругами советской элиты.

И эти опасения оказались не напрасными. Как уже рассказывалось, в 1968 году был основан представлявший интересы европейских элитных кругов Римский клуб, и председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин делегировал туда своего зятя Д.М. Гвишиани.

В том же 1968 году руководство Коммунистической партии Чехословакии начало процесс реформ, получивший название "Пражская весна" - аналог советской "перестройки". Это абсолютно не соответствовало интересам США, и в августе 1968 года путём ввода советских войск в Чехословакию "Пражская весна" была подавлена. Хотя Косыгин на заседании Политбюро выразил явное сочувствие чехословакам, о чём уже ранее говорилось.

Что характерно, по вопросу ввода советских войск в Чехословакию США даже перед лицом своих избирателей, не понимавших истинного характера отношений двух стран, ограничились чисто словесным ритуальным осуждением "советской агрессии" в ООН, даже не внесли никаких резолюций в Совет Безопасности.

Тайные каналы связи между отдельными советскими группировками и англо-французскими элитами были установлены ещё в 1930-е годы, а в 1969 году было решено установить такие же каналы с Западной Германией.

Генерал-майор КГБ в отставке Вячеслав Ервандович Кеворков написал книгу под названием "Тайный канал. Москва, КГБ и восточная политика Бонна", в которой он рассказывает, что в 1969 году по личному указанию Андропова был создан тайный канал связи между ним и федеральным канцлером Федеративной Республики Германия Вилли Брандтом. С советской стороны связными были сотрудники внешней разведки КГБ Вячеслав Кеворков и Валерий Леднев, а с немецкой стороны - статс-секретарь федерального канцлера Эгон Бар.

Помимо Андропова, заинтересованным лицом с нашей стороны был также Косыгин. 12 августа 1970 года между СССР и ФРГ был заключен договор о признании принципа нерушимости послевоенных границ, подписанный В. Брандтом и А.Н. Косыгиным - первый советско-германский договор с 1939 года.

Германской Демократической Республике (ГДР, Восточной Германии) такое сближение между СССР и ФРГ не понравилось. О тайном канале связи в ГДР было известно - бывший начальник восточногерманской разведки генерал Маркус Вольф вспоминал, что "Нам даже удалось установить прослушивающие устройства в доме Эгона Бара. Мы прослушивали его столь же тайные, сколь и откровенные, а часто и веселые беседы с советскими партнерами".

Референт Вилли Брандта Гюнтер Гийом был агентом восточногерманской разведки, и чтобы подставить Брандта, восточные немцы решил засветить своего агента Гийома.

Разведка ГДР в мае 1974 года отправила Гюнтеру Гийому и его жене поздравительные телеграммы! Естественно, их тут же перехватила контрразведка ФРГ, разразился сильнейший за всю историю Западной Германии политический скандал, и Вилли Брандт был вынужден уйти в отставку.

В 1973 году в качестве личного представителя Брежнева и Суслова в тайных переговорах с британской элитой за границу отправляется Александр Николаевич Яковлев.

В июле 1973 года СССР созывает "Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе" как постоянно действующий международный форум для выработки мер по уменьшению военного противостояния и укреплению безопасности в Европе. Иными словами, СССР сделал тонкий намёк, что при определённых условиях может уменьшить свое военное присутствие в Восточной Германии, о чём Европа мечтала уже почти 30 лет.

В 1973 году на советский телеэкран вышел фильм "Семнадцать мгновений весны", в котором впервые в советском кинематографе немцы были показаны нормальными людьми, и даже очень сильно приукрашены. Например, шеф гестапо Генрих Мюллер в исполнении актёра Леонида Броневого был показан этаким обаятельным добреньким старичком, хотя реальный Мюллер был палачом и садистом. Сам Леонид Броневой впоследствии говорил, что если бы он знал, какой был Мюллер на самом деле, то никогда бы не согласился играть эту роль.

Консультантом фильма "Семнадцать мгновений весны" был первый заместитель председателя КГБ СССР Семён Кузьмич Цвигун (указан в титрах под псевдонимом С.К. Мишин).

Иными словами, КГБ начал готовить общественное мнение к сближению с Европой. Вспомните также, что Берия предлагал объединение Германии.

"Перестройка", которую госбезопасность планировала ещё с 1953 года (а затем к этой идее подключилась и часть номенклатуры), могла состояться только в сотрудничестве с одной из сил на Западе. Капитализм и самоизоляция - понятия несовместимые. Если США не соглашаются на "перестройку", значит, надо договариваться с Европой.

Таким образом, в конце 1960-х - начале 1970-х годов происходит сближение советской элиты с европейскими элитами, и значимость контактов с США для советской элиты снижается. Для СССР это было плохо со всех точек зрения.

С одной стороны, у европейцев появлялась возможность повторить попытку развала СССР руками советской элиты - повторить то, что не получилось сделать руками Берии в 1953 году, тем более, наша элита к этому стремилась всеми фибрами своей души. Развал СССР был необходим Европе как гарантия безопасности, и согласие на развал Союза было входным билетом в для советской элиты в элиту европейскую.

С другой стороны, у Соединённых Штатов появлялись сомнения, что СССР в дальнейшем будет пригоден для использования в качестве инструмента давления на Европу. Какое уж тут давление, если тайные каналы стали расти как грибы после дождя. Вряд ли они ускользнули от внимания ЦРУ.

Иными словами, появилась причина № 1, обозначенная в самом начале этой главы: инструмент перестаёт работать; СССР в качестве инструмента давления на Европу перестал работать уже в начале 1970-х годов.

Можно было, в принципе, попытаться воздействовать на советское руководство, и попытаться спровоцировать советско-европейский конфликт, но в 1973 году стала вырисовываться причина № 2: другой, более эффективный инструмент давления на Европу. Этим инструментом стали высокие цены на нефть в сочетании с исламским фундаментализмом.

Вернёмся немного назад. В 1968 году, когда американской элите стало ясно, к каким последствиям для США приведёт в перспективе Шестидневная война, ответственного за такую провальную попытку сдерживания Европы президента Линдона Джонсона решили убрать. Он по не совсем ясным до сих пор причинам отказался выдвигаться кандидатом в президенты на следующий срок, и в ноябре 1968 года на выборах победил Ричард Никсон.

Новому президенту пришлось столкнуться с ситуацией, когда уже не только Франция, но и другие страны Европы могли потребовать обмена бумажных долларов на золото. А в связи с Вьетнамской войной, об истинных причинах которой уже рассказывалось, доверие к доллару падало катастрофически, и появлялась реальная перспектива вытеснения доллара фунтом стерлингов.

Прекратить войну во Вьетнаме было в то время невозможно, так как на ней наживались очень серьёзные элитные группировки. Однако доллар надо было спасать. И тогда 15 августа 1971 года президент США Ричард Никсон объявил о запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков.

Началась резкая девальвация доллара, но зато теперь можно было не опасаться, что кто-то захочет получить золото вместо цветной бумаги. Иными словами, Никсон запустил долларовую инфляцию - для того, чтобы не потерять доллар вообще.

16 марта 1973 года Ямайская международная конференция подчинила курсы валют законам рынка, и установила, что теперь они должны свободно изменяться под воздействием спроса и предложения. С 1973 года мировые валюты окончательно стали обычной, ничем не обеспеченной цветной бумагой. На которую меняют реальные товары и услуги.

8 января 1976 года прошла вторая Ямайская конференция, на которой были утверждены поправки в устав Международного валютного фонда, и Бреттон-Вудская система юридически прекратила своё существование, и была юридически закреплена Ямайская валютная система, фактически появившаяся в 1973 году, и действующая до сих пор.

Такая валютная система одновременно даёт огромные возможности, и таит в себе огромные опасности.

С одной стороны, из-за отсутствия привязки к золоту валюты можно теперь печатать сколько угодно, пока печатный станок справляется (а в случае с безналичными деньгами даже печатать ничего не надо - только рисуй нолики на электронных банковских счетах). С другой стороны, ценность и востребованность валюты определяется исключительно доверием к ней - то есть, чисто психологической категорией.

Если люди верят, что доллары, или допустим, фунты, имеют ценность, значит их используют в расчётах и для накопления, если появляются сомнения в ценности или устойчивости валюты - люди от неё избавляются, и переходят на другую. Это относится не только к бытовым, но и к коммерческим, и к межгосударственным расчётам. Фирмами, банками и государствами тоже руководят люди. А людей можно убедить в ценности или наоборот, в непрочности любой валюты, если делать это умело и правильно.

Если валюта свободно конвертируется, то есть продаётся и покупается, то она является товаром, а валютный курс является ценой этого товара.

Экономическая теория учит нас, что цена определяется соотношением спроса и предложения. Предложение - это величина физическая, а спрос - это величина психологическая. Следовательно, путём различных чисто психологических манипуляций можно повышать или понижать спрос на любой товар, в том числе и на валюту.

Но самый главный секрет ценообразования экономические теоретики почему-то обходят стороной. Между тем, этот секрет знает любая продавщица в магазине. Цена повышается не сама по себе - цифры на ценнике сами себя не рисуют! Цену повышают люди. Когда говорят "масло подорожало" или "цены на нефть повысились", надо понимать, что цены не сами себя повысили - их повысили конкретные люди, которые имеют возможность это делать (например, директора магазинов, владельцы фирм-поставщиков, биржевые торговцы, главы государств).

Главная проблема заключается в том, чтобы убедить покупателя покупать товар по новой, более высокой цене, и при этом не бунтовать, и не требовать снижения цены.

В 1648 году русский царь Алексей Михайлович по совету боярина Морозова путём увеличения налога на соль повысил розничные цены на соль в четыре раза. Но никакой уважительной причины для обоснования такого повышения не придумал. В результате в Москве произошёл "Соляной бунт". И для успокоения народа царю пришлось оправить боярина Морозова в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь.

Современные торговцы ошибку Алексея Михайловича не повторяют, и для резкого повышения цен всегда придумывают уважительные причины. Никто не говорит "Я повысил цену в четыре раза, потому что я хочу иметь в четыре раза больше денег". Всегда можно придумать какое-нибудь обстоятельство, будто бы оно просто вынудило повысить цены.

Конкретный пример. В 2010 году в связи с засухой урожай гречихи в Российской Федерации по сравнению с 2009 годом уменьшился на 38%, а потребительские цены на гречневую крупу, по данным Росстата, к декабрю 2010 года увеличились на 192,5% (откуда Росстат берёт такие проценты, я не знаю - сам лично за ценами на гречку следил, повышены были с января по декабрь 2010 в 6 раз).

Воспользовавшись реальным незначительным снижением урожая, оптовые торговцы гречкой раздули из этого проблему вселенского масштаба, создав впечатление, что падение урожайности было просто катастрофическим, и повысили цены на такую цифру, которая в разы превышает объективное уменьшение предложения на рынке.

То есть, повышение цен на гречку было обусловлено чисто психологическим трюком, не имевшим ничего общего с реальным масштабом проблемы. Однако народ поверил, что типа урожай засох, скоро гречки совсем не будет, хватай скорей по любой цене, а то совсем без гречки останешься. И никаких тебе "гречневых бунтов".

В 2011 году цены плавно спустили, но даже в декабре 2011-го они оставались в 1,6 раза выше, чем в конце 2009 - начале 2010 года, хотя урожай гречихи в 2011 году был в 1,24 раза больше, чем в 2009, и логично было бы их на столько же понизить.

Пример с гречкой был приведён как чисто бытовой и всем понятный, чтобы проиллюстрировать механизм ценообразования с использованием различных психологических трюков в стиле "Усё пропало, шеф!". Ценообразование на валютных и нефтяных рынках строится по точно такому же принципу.

Лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года Дэниэл Канеман в своих исследованиях установил, что экономическое поведение человека отличается нерациональностью, а нередко и просто глупостью; стереотипы, довлеющие над людьми, легко затмевают трезвый рассудок, и даже люди, прекрасно разбирающиеся в экономике, очень часто принимают решения, руководствуясь эмоциями. Именно воздействием на эмоциональную сферу участников биржевых торгов побуждают к совершению нерациональных поступков, нужных биржевым "кукловодам".

Берётся какое-то реальное событие, которое либо к делу вообще не относится, либо относится весьма и весьма отдалённо, и раздувается через СМИ или через слухи в биржевых кругах до проблемы вселенского масштаба.

Как может рост безработицы в США на 5% (или понижение кредитного рейтинга США американским же агентством "Standart & Poor's") реально понизить стоимость доллара? Если реально - никак. Доллар принимают к оплате, потому что это доллар, потому что Америка - самая сильная страна в мире, и никакая безработица или кредитный рейтинг, установленный частным агентством, на этот факт не влияют. Ни на 5%, ни на 3%.

Кроме того, большинство экономических субъектов, использующих доллар при расчётах, вообще не знают о статистике безработицы в США или о кредитных рейтингах, установленных всякими агентствами. Они ориентируется на тот курс доллара, который установлен по результатам биржевых торгов.

Однако биржевые кукловоды через всяких "экспертов с мировым именем" и "независимых аналитиков" провоцируют среди массы биржевых игроков панические настроения, что всё пропало, безработица выросла - нет, вы только подумайте - на целых пять процентов (или - кредитный рейтинг упал, нет, вы только подумайте - на один пункт), это ужас, американская экономика завтра рухнет, распродавайте доллар, спасайся кто может!

Часть биржевых игроков на это ведётся, начинают сбрасывать доллар, курс его немного снижается, и его скупают по дешёвке. В новостях про это скажут: "падение курса доллара обусловлено тревожной статистикой и негативными тенденциями в сфере занятости" или "тревожными ожиданиями инвесторов на фоне снижения кредитного рейтинга". Через некоторое время про "негативные тенденции" или "тревожные ожидания" все забудут, курс вернётся к прежнему уровню, а биржевые кукловоды скупленное подешевле продадут подороже, и получат прибыль.

Это всё была прелюдия, чтобы показать, как цены повышают и понижают из-за всякой ерунды с применением психологических методик по созданию паники на пустом месте.

А теперь подумайте, что будет, если начнут раздувать не "рост безработицы на 5%", а что-то совсем ужасное. Например: нефти нет, и больше не будет. Вот тут уже можно цены на нефть повысить до заоблачных высот. И заставить покупать эту нефть только за доллары. А без нефти не проживёшь, отказаться от неё невозможно. В этом случае всем покупателям нефти хочешь - не хочешь, а всё равно придётся выстраиваться в очередь за долларом.

Именно такая методика по обузданию Европы - повышение цен на нефть под влиянием тревожных известий с Ближнего Востока об угрозе поставкам нефти, и продажа её исключительно за доллары - была применена американцами в 1973 году в союзе с мусульманскими странами, и продолжает применяться до настоящего времени. И эта методика (в том числе) избавила Соединённые Штаты от необходимости в существовании СССР.

Итак, 16 марта 1973 года первая Ямайская конференция устанавливает свободные курсы валют, которые должны определяться законами рынка, а в апреле 1973 года Египет и Сирия начинают готовить нападение на Израиль.

Советский Союз их к этому не подталкивал, и вообще не знал об этих планах. Как сообщил в интервью газете "Время новостей" 6 октября 2003 года генерал армии М. Гареев, в начале 1970-х являвшийся начальником штаба главного военного советника СССР в Египте, советскую сторону о планах по нападению на Израиль арабы не поставили в известность, более того, в 1972-1973 годах большинство военных советников были высланы из Египта в СССР.

Новый президент Египта Анвар Садат (заступивший на этот пост в 1970 году после смерти Насера) начал отходить от сотрудничества с Советским Союзом, так как понимал, что поражение арабов в 1967 году было обусловлено советским запретом на первый удар по Израилю. И соответственно, начал устанавливать контакты с США и арабскими монархиями стран Персидского залива, особенно с Саудовской Аравией, где в качестве государственной религии принята одна из наиболее агрессивных форм исламского фундаментализма - ваххабизм.

В книге Дэниела Ергина "Добыча" сообщается, что планы нападения на Израиль были согласованы с королём Саудовской Аравии Фейсалом, и "Весной 1973 года Садат настойчиво убеждал Фейсала рассмотреть вопрос об использовании нефтяного оружия для поддержки Египта в конфронтации с Израилем и, возможно, с Западом". План Садата заключался в том, чтобы использовать эмбарго, сокращение добычи нефти и ограничение экспорта нефти, чтобы оказать давление на страны Запада, и заставить их отказаться от поддержки Израиля.

Сам ли Садат изобрёл "нефтяное оружие", или ему кто-то подсказал - истории неизвестно. Но есть некоторые обстоятельства, которое позволяют предположить, что ему дали добрый совет из Америки.

Победить в войне, особенно в ближневосточных условиях, будет легче тому, кто ударит первым. Израиль победил в 1967 году именно из-за того, что ударил первым. Таким образом, если арабы нанесут первый удар, у них будет очень хороший шанс на победу. Израильская армия начнёт отступление, и Израилю придётся обращаться за помощью к странам Запада. И тогда у Саудовской Аравии и других нефтедобывающих арабских стран будет повод для применения "нефтяного оружия".

Чтобы Израиль сам не напал первым, он не должен знать о приготовлениях арабов. Но ведь в Израиле есть разведка, и очень неплохая разведка. Значит, необходимо, чтобы израильская разведка закрыла глаза, и ничего не видела. Уточним - не просто разведка, а именно военная разведка, которая занимается не сбором политической и экономической информации, а именно информации о вооружённых силах и военных планах противника.

Так вот, израильская военная разведка в 1973 году закрыла глаза, и никаких военных приготовлений арабских стран увидеть не захотела.

О странной позиции израильской военной разведки "Аман" рассказывается в книге Д.П. Прохорова "Спецслужбы Израиля". Аналитики "Аман" в начале 1970-х годов выдвинули "концепцию", согласно которой арабы не могли начать войну, так как понимали, что не сумеют в ней победить. О том, что войны начинаются не только для победы, но и для достижения политических и экономических целей, аналитики израильской военной разведки как-то не подумали. Или не захотели подумать.

Причём позиция аналитиков противоречила позиции их начальника Аарона Ярива. Как сообщается в книге Д.П. Прохорова "Спецслужбы Израиля", "Начальник "Аман" Ярив также не разделял выводы своих аналитиков. Как позднее вспоминали его сослуживцы, обычно сдержанный, он каждый раз приходил в ярость, когда получал доклады информационно-аналитического управления, и кричал, потрясая досье с первичной информацией: "Ради Бога! Ваши оценки не вытекают из этих данных!" В конце концов такое поведение Ярива вывело из себя начальника Генерального штаба, и в ноябре 1972 года он был отправлен в отставку".

Начальник Генштаба Давид Элазар был назначен на должность 1 января 1972 года, а Ярив был начальником разведки с 1963 года, и по возрасту он был старше Элазара (до назначения - заместителя начальника Генштаба с 1967 года). То есть по статусу Элазар и Ярив были равны, и тут вдруг молодой и менее опытный обходит старого и более опытного. Результат - личные неприязненные отношения. Но возможно, что были и другие причины. Они становятся понятными, если посмотреть, кого Элазар назначил вместо Ярива.

Новым начальником израильской военной разведки "Аман" в ноябре 1972 года был назначен генерал-майор Элияху (Эли) Зейра.

В 1949 году в возрасте 21 года он был направлен на учёбу в США в школу ротных командиров, и стал самым первым израильским офицером, который прошёл обучение в американском военно-учебном заведении. В 1957 году Элияху Зейра снова был направлен на учёбу в США - на этот раз на командно-штабные курсы в Форт-Ливенворте. В то время для израильской армии это было большой редкостью, так как главным военным союзником Израиля до 1963 года являлась Франция.

В 1970 году Элияху Зейра отправился в Америку в третий раз - он был назначен военным атташе в США и Канаде, и пробыл там до ноября 1972 года, пока его не поставили во главе разведки.

Итак, новый глава военной разведки дважды учился в американских военно-учебных заведениях (на тот момент он был только один такой во всей израильской армии), а затем находился в США в качестве военного атташе. Неформальные доверительные контакты в таких условиях неизбежны. И его могли по-дружески о чём-то попросить.

Во всяком случае, вернувшись из США, и не зная оперативной обстановки на арабском направлении, Элияху Зейра с самого начала придерживался "концепции", что арабы на Израиль никогда не нападут. Зейра и Элазар к лету 1973 года убедили в этой "концепции" министра обороны Моше Даяна, а затем Зейра попросту игнорировал многочисленные сообщения израильских разведчиков о военных приготовлениях Сирии и Египта.

Военные разведчики сообщали, что Сирия размещает ракеты на границе с Израилем, что Египет перебрасывает войска к Суэцкому каналу (по которому проходила линия разграничения между египетскими и израильскими войсками), что в Египте проводится кампания по сбору донорской крови, затемняются города, проводится мобилизация. Однако начальник разведки "Аман" Элияху Зейра все эти сообщения игнорировал.

Затем, как пишет Д.П. Прохоров в книге "Спецслужбы Израиля":

30 сентября начальник разведки Северного военного округа полковник Яари получил сообщение от одного из самых надежных агентов, что сирийские войска полностью готовы к наступлению на Голанские высоты. Яари сообщил об этому командующему войсками округа генералу Хофи … начальник "Аман" объявил Яари выговор за "несогласованные действия и превышение полномочий".

1 октября начальник разведки Южного командования полковник Симан-Тов сообщил, что через несколько дней Египет двинет свои войска через Суэцкий канал и надо немедленно проводить мобилизацию, но его доклад был проигнорирован…. 5 октября директор "Моссад" Цви Замир позвонил начальнику "Аман" Зейре и поинформировал его о том, что от агента в одной из арабских стран поступила срочная шифровка о намерении Египта 6 октября начать войну против Израиля. Но Зейре удалось убедить Замира в том, что египтяне проводят учения и не начнут военных действий.

Что это - глупость или измена? Дураков в разведке не держат. А тот факт, что Зейра был тесно связан с Соединёнными Штатами, даёт основание предположить, что американские друзья специально попросили его обеспечить внезапность арабского удара по Израилю.

И 6 октября 1973 года такой удар последовал. Это был день еврейского религиозного праздника Йом-Кипур ("Судный день"), и поэтому арабо-израильская война 1973 года получила название "Война Судного дня".

Утром 6 октября начальник Генштаба Элазар и министр обороны Даян по каким-то своим каналам, в обход Зейры, получили сообщение, что нападение арабов начнётся 6 октября в 17-00, и доложили об этом премьер-министру Голде Меир (которая при Сталине была послом Израиля в СССР и дружила с женой Молотова). Было созвано заседание кабинета министров, чтобы объявить мобилизацию, но было уже поздно.

Арабы засекли утечку информации, и ударили на три часа раньше - в 14-00. Израильская армия к атаке Сирии и Египта оказалась совершенно не готова, что и неудивительно - разведка об этом не предупреждала. В результате сложилось критическое положение, особенно на египетском направлении - египетские войска заняли восточный берег Суэцкого канала, и продвинулись вглубь Синайского полуострова на 15-30 километров.

Попытка контратаки не удалась, израильские войска отступали, и возникла совершенно реальная угроза, что египетские войска полностью займут Синайский полуостров, а затем и центральную часть Израиля. Сирийцам в это время удалось занять часть Голанских высот. Заместитель начальника Генштаба Исраэль Таль позднее вспоминал: "На том этапе ход войны виделся не просто катастрофическим: это была настоящая битва за физическое и национальное выживание".

Требовалось дополнительное оружие и боеприпасы, которых у Израиля просто не было - ведь к нападению арабов никто не готовился. Получить их можно было на Западе. Учитывая, что с Европой после 1967 года отношения были не очень радужные, в первую очередь обратились к США. Однако американцы помогать не хотели, и затягивали решение вопроса!

Напомним: война затевалась для того, чтобы нефтедобывающие арабские страны имели повод применить санкции к тем странам, которые будут помогать Израилю. Чтобы сами США не попали под санкции, помогать Израилю им было нельзя, и они решение о помощи всячески откладывали, чтобы европейские страны сжалились, и не допустили нового геноцида евреев - то есть помогли Израилю, и попали под заранее запланированное нефтяное эмбарго арабских стран.

Однако Израиль спутал все планы американцев путём ядерного шантажа. В Израиле было ядерное оружие, разработанное в 1957-1963 годах с помощью Франции, и в случае его применения против арабов последствия могли быть самые непредсказуемые, вплоть до начала Третьей мировой войны, что в планы американцев совершенно не входило.

На третий день войны, как пишет Д.П. Прохоров в книге "Спецслужбы Израиля", "Голда Меир отдала приказ в случае критического положения использовать ядерное оружие и, шантажируя этим США, добилась от американцев немедленной военной помощи". Причём американцев подгоняли каждый день и даже каждую ночь.

Как писала сама Голда Меир в своих воспоминаниях, "Я звонила послу Диницу в Вашингтон в любой час дня и ночи. Где воздушный мост с припасами для нашей армии? Почему он еще не действует? Как-то я позвонила в три часа утра по вашингтонскому времени, Диниц ответил: "Мне не с кем сейчас разговаривать, Голда, тут еще ночь". - "Мне все равно, который у вас час! - вопила я в ответ Диницу - Звони Киссинджеру немедленно, среди ночи. Нам нужна помощь сегодня. Завтра может быть поздно".

Если страна хочет выжить в современном мире, она просто обязана иметь ядерное оружие. Не для того, чтобы применять, а для того, чтобы шантажировать возможностью его применения великие державы. Израильский ядерный шантаж в отношении США удался, и американцам пришлось перебросить по воздуху необходимое количество оружия и боеприпасов, и тогда израильская армия перешла в контрнаступление.

Египет и Сирия запросили помощи у Советского Союза, и отказать им было нельзя, иначе был бы подорван авторитет СССР в тех арабских странах, которые придерживались просоветской ориентации. С 10 октября 1973 года начались поставки оружия и боеприпасов из СССР в Египет и Сирию военно-транспортной авиацией - практически одновременно с американскими поставками Израилю. Кроме того, военные грузы были направлены морем.

Таким образом, в плане военных поставок Израиль и арабы находились в равном положении, а численный перевес, и по живой силе, и по технике, был на стороне арабов. Тем не менее, Израилю удалось отбросить сирийскую и египетскую армию на исходные позиции, более того, израильская армия форсировала Суэцкий канал, окружила египетскую армию в районе города Суэц, и перешла в наступление прямо на египетскую столицу Каир.

Это вызвало панику одновременно и в США, и в СССР. Египетский президент Анвар Садат обратился с просьбой сразу к обеим великим державам сделать всё возможное для прекращения боевых действий. Госсекретарь США Генри Киссинджер вызвал к себе израильского посла Симху Диница и заявил ему: "Передайте Меир, что если Израиль будет продолжать войну, то пусть больше не рассчитывает на получение военной помощи от США". После этого израильская армия была остановлена 24 октября 1973 года в нескольких десятках километров от Каира.

Что интересно, успех израильтян на египетском направлении был обусловлен самоуправством командующего 143-й танковой дивизией генерал-майора Ариэля Шарона (будущего премьер-министра в 2001-2006). Цитирую по статье Александря Воронеля "Наш «Арик» - Ариэль Шарон" в журнале "Лехаим" (№ 2 за 2003 год): "Ему удалось повернуть весь ход событий, форсировав Суэцкий канал, но он тут же получил от командующего осторожный приказ остановиться. На этот приказ он через связного ответил ивритским ругательством, которое в переводе на русский язык звучит, извините, несколько грубовато, зато по-солдатски: "Пусть он подавится своими собственными яйцами". И продолжал завершать окружение Египетской армии". Но после приказа из Вашингтона всё же пришлось остановиться.

После арабо-израильской войны 1973 года США стали постепенно "сливать" Израиль. США заставили Израиль: в 1974 году - отдать Египту восточный берег Суэцкого канала; в 1979 году - отдать Египту Синайский полуостров с месторождениями нефти; в 1987 году - отказаться от производства истребителя "Лави", превосходившего по боевым качествам американские самолёты; в 1993 году - согласиться на создание Палестинской автономии; в 2000 году - отвести войска из буферной зоны в Южном Ливане; в 2001 году - прекратить поставки радиолокационных систем в Китай; в 2003 году - согласиться на план "Дорожная карта", предусматривающий создание независимого государства Палестина; в 2005 году - ликвидировать еврейские поселения в Секторе Газа и подписать соглашение с министерством обороны США об американском контроле за экспортом израильского оружия; в 2011 году США потребовали от Израиля вернуться к границам 1967 года и ликвидировать еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан и в Восточном Иерусалиме (что означает выселение из своих домов более 500 тыс. евреев - 8,5% от всего еврейского населения Израиля). Так называемые "особые отношения" между США и Израилем напоминают скорее свадьбу после изнасилования. Хотя, после ранее рассмотренного примера с Никарагуа, удивляться тут нечему. Кидать своих союзников - это норма в американской политике.

Ну а что же "нефтяное оружие"? Оно сработало, хотя и с осложнениями.

Когда американцы планировали войну вместе с арабами, расчёт был сделан на то, что США от помощи Израилю уклонятся, и это придётся делать странам Западной Европы. Однако из-за угрозы применения Израилем ядерного оружия помогать пришлось самим США. Таким образом, оснований для "нефтяного наказания" Западной Европы не было!

Тогда был изобретён очень хитроумный ход: 17 октября 1973 года Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Объединённые Арабские Эмираты, Катар и Алжир объявили о сокращении добычи нефти на 5% каждый следующий месяц, и о полном прекращении поставок нефти в США и в … Нидерланды. Причём же здесь Нидерланды? Абсолютно не причём.

Но ведь надо было оставить Западную Европу без нефти, и арабы для этого прицепились к тому, что посольство Нидерландов в СССР представляло консульские интересы Израиля (после разрыва дипломатических отношений в 1967 году), а раз так, Нидерланды - это пособник Израиля, и их надо наказать.

В действительности причина была совершенно в другом - поставки нефти в Европу производились через нидерландский порт Роттердам - крупнейший нефтяной порт в мире, а уже оттуда нефть распределялась в другие западноевропейские страны. Таким образом, перекрыв поставки в Нидерланды, арабы оставили без нефти всю Западную Европу.

Эти события позднее получили название "нефтяной шок". Это действительно был шок - запасы нефти быстро таяли, в результате в США были введены нормы потребления бензина, в Западной Европе вообще было запрещено использовать автомобили по воскресеньям; из-за нехватки топлива отменялись авиационные рейсы; были прерваны занятия в школах, чтобы сэкономить на отоплении; в Лондоне было запрещено использование световой рекламы, во Франции остановились автомобильные заводы.

Необходимо сказать, что арабские страны были не единственными поставщиками - нефть добывали в Иране, Нигерии, СССР, Венесуэле, Мексике, Индонезии, но Западная Европа получала нефть в основном от арабов, и нефтяное эмбарго ударило сильнее всех именно по западноевропейцам.

После того, как западные страны дошли до состояния максимальной паники, министр нефти Саудовской Аравии Ахмед Заки Ямани заявил: "Если вы питаете к Саудовской Аравии чувства ненависти, то вы не получите нефти вообще. Если вы относитесь к нам нейтрально, то вы получите нефть, но в ограниченно количестве и не столько, сколько раньше. А если вы считаете нас друзьями, то будете получать столько нефти, сколько получали и раньше, и даже, возможно, больше".

В декабре 1973 года на совещании Организации стран - экспортёров нефти (ОПЕК) было принято решение о повышении цен на нефть до 12 долларов за баррель (до войны была 3 доллара). В марте 1974 года нефтяное эмбарго было отменено, но нефть уже стоила в четыре раза дороже, и никто цены снижать не собирался.

Таким образом, под видом борьбы с "сионисткой агрессией" производители нефти всего мира (в том числе и расположенные за тысячи километров от Израиля) просто задрали цены в 4 раза, и стали получать в 4 раза больше денег. Никто не скажет "я повышаю цены, потому что хочу больше денег". Всегда находится какой-нибудь благовидный предлог.

"Нефтяной шок" имел важнейшее психологическое значение. Как академик Павлов приучил собаку выделять слюну после включения лампочки, так и потребителей нефти приучили к тому, что любая напряжённость на Ближнем Востоке может привести к прекращению поставок нефти. Иным словами, был выработан условный рефлекс: тревожные события на Ближнем Востоке - угроза поставкам нефти.

После 1974 года нефтяное эмбарго больше ни разу не возобновлялось, но страх остался, и эта система действует до сих пор. Во время любого обострения на Ближнем Востоке на нефтяных биржах начинается паника, и цены на нефть под предлогом угрозы прекращения поставок повышают. Можете сопоставить ленты новостей и графики цен на нефть, и обнаружите закономерность, которая действует в большинстве случаев - любые тревожные новости с Ближнего Востока приводят к повышению цен на нефть. Затишье на Ближнем Востоке, наоборот, приводит к снижению нефтяных цен. Вот что значит умелое использование методов психологии и дрессировки на государственном уровне.

А теперь разберёмся с важнейшим вопросом, который не может не появиться у читателей: а Соединённым Штатам какая от этого выгода, они ведь и сами тоже пострадали от ограничения поставок и от повышения цен на нефть?

Если подходить к проблеме с чисто бытовой точки зрения - цены на бензин, общее повышение цен из-за роста издержек производства, то да, американцы от этого пострадали. В 1974-1977 годах США пережили очень серьёзный экономический кризис (как и весь остальной капиталистический мир).

А теперь посмотрим на проблему шире, и в более долгосрочной перспективе.

В число крупнейших нефтяных компаний мира входят и американские ("ExxonMobil", "ConocoPhillips", "ChevronTexaco"). Но это далеко не главное.

Нефтедобывающие страны продают нефть за доллары. За монгольские тугрики нефть не купишь, и даже за евро и фунты стерлингов её очень мало кто продаёт - почти исключительно за доллары.

Таким образом, если какая-то страна или какая-то частная компания захочет купить нефть, ей сначала потребуется купить доллары. Чем выше цены на нефть, тем больше долларов требуется покупать. Следовательно, повышение цен на нефть автоматически приводит к повышению спроса на доллары со стороны потребителей нефти.

Купив доллары, потребители меняют их на нефть, и доллары оказываются у продавцов нефти. А сами продавцы нефти тоже что-то покупают. В связи с тем, что доходы они получают в долларах, то и покупки совершать им удобнее тоже в долларах.

Поэтому продавцы различного рода товаров подстраиваются под покупателей-нефтеторговцев, и продают им свои товары тоже за доллары. Традиция совершения сделок за доллары закрепляется, это становится общепринятым, и сфера применения доллара неуклонно расширяется. За доллар можно купить всё, а за другие известные валюты - всё, кроме нефти. Значит, иметь доллары получается выгоднее, а также становится выгодным делать накопления в долларах, на всякий случай - если вдруг цены на нефть будут повышены, доллар можно выгодно перепродать из-за увеличения спроса. С какой стороны не взгляни, есть причины пользоваться долларом и копить доллары.

Следовательно, чем выше цены на нефть, тем больше спрос на доллары среди всех категорий продавцов и покупателей, даже очень далёких от нефти (речь идёт не о курсе доллара, а именно о величине долларовых накоплений и применении доллара в международных расчётах; курс - это чисто спекулятивная величина, не отражающая реальное значение валюты; латвийский лат почти в два раза дороже доллара, да только кому он нужен?).

Если в 1960-е годы, как уже говорилось, удельный вес доллара в международном платёжном обороте составлял 25-30%, то к началу 1990-х годов вырос до 60%. Стратегия манипулирования нефтяными ценами в сочетании с продажей нефти только за доллары в долгосрочной перспективе оказалась абсолютно правильной.

В 1999-2002 годах в оборот была введена новая глобальная валюта - евро, и для удушения евро именно в этот период начинается резкий, беспрецедентный рост цен на нефть путём создания перманентного кризиса на Ближнем Востоке: цены вздувались методом создания паники из-за любых кризисных новостей из этого региона - от очередного восстания палестинцев до слухов о предполагаемых бомбардировках Ирана. Это было необходимо, чтобы повысить спрос на доллары, и не допустить вытеснения доллара новой валютой евро. Удалось это не в полной мере, евро всё же удалось немного потеснить доллар, но если бы не повышение цен на нефть, доллар уступил бы евро пальму первенства.

Высокие цены на нефть приводят к такому наплыву долларов в нефтедобывающие страны, что их большую часть просто невозможно разумно потратить.

Арабские шейхи купаются в роскоши, но абсолютное большинство "нефтедолларов" им просто некуда девать. Поэтому основная часть полученных от продажи нефти денег перемещается в США.

Нефтедобывающие арабские страны хранят деньги, полученные от продажи нефти, в американских банках, и покупают американские казначейские облигации ("трежерис").

Таким образом, Саудовская Аравия и другие арабские страны выступают в роли насоса, который выкачивает деньги из потребителей нефти, и перекачивает эти деньги в Америку.

И к России это, кстати, тоже в значительной степени относится. В 2004-2008 годах значительная часть нефтегазовых доходов России аккумулировалась в Стабилизационном фонде, и средства этого Фонда в иностранной валюте частично хранились на валютных счетах Центробанка, а частично на них закупались иностранные долговые обязательства (т.е. казначейские облигации).

Это вызывало возмущение среди значительной части общества. Тогда в 2008 году Стабилизационный фонд разделили на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (который по сумме накоплений был в 1,7 раза больше Резервного фонда). Фонд национального благосостояния был помещён во Внешэкономбанк, а куда уже сам Внешэкономбанк его поместил - банковская тайна.

Но даже такой дозированной информации оказалось слишком много. В апреле 2010 года информацию о размещении и величине средств в обоих фондах засекретили. Где хранятся эти деньги, и сколько их, теперь никто не знает, и поэтому никто не возмущается. Мне почему-то кажется, что эти деньги находятся там же, где и арабские "нефтедоллары".

Таким образом, благодаря созданной в 1973-1974 годах системе нефтяного давления на весь мир, США обеспечили себе глобальное доминирование доллара на десятилетия вперёд. И Советскому Союзу в этой схеме места не было.

СССР получил огромную выгоду от повышения цен на нефть, резко увеличил экспорт нефти, а затем и газа, в Европу. Однако приток "нефтедолларов" приучил советскую элиту к нефтяной халяве, привёл к деградации в обрабатывающей промышленности и в сельском хозяйстве (не было стимула к развитию), и сделал СССР зависимым от колебаний мировых цен на энергоносители.

Когда в 1985-1986 годах потребовалось надавить на Горбачёва, чтобы он наконец-то начал "перестройку" (а он её начинать не хотел!), США попросили Саудовскую Аравию резко увеличить добычу нефти, и тем самым обрушили нефтяные цены. Советский Союз лишился большей части нефтедолларов, и это стало одним из самых болезненных пинков, которыми Горбачёва подталкивали к "перестройке" (подробнее это будет описано в следующих главах).

В середине 1970-х произошло ещё одно знаковое событие.

В 1975 году поддерживаемые Советским Союзом национально-освободительные движения добились независимости для португальских колоний в Африке.

Таким образом, колониальная система прекратила своё существование, и для борьбы с колониализмом Советский Союз тоже стал больше не нужен.

СССР создавался для оказания давления на Европу - и он справлялся с этой задачей много десятилетий подряд. Но теперь оказанием давления на Европу занялись арабы, и они могли с этим справиться без участия Советского Союза.

СССР создавался для уничтожения колониальной системы - и он её уничтожил.

Мавр сделал своё дело, мавр может уходить.

Но, может быть, у США был смысл оставить СССР на всякий случай, вдруг в будущем пригодится? И вот тут настала пора назвать причину № 3 для развала СССР: в конце 1970-х годов Советский Союз стал представлять собой потенциальную военную и экономическую угрозу Соединённым Штатам, настолько серьёзную, что её уже нельзя было игнорировать.

В 1977 году был достигнут советско-американский ядерный паритет - советский и американский ядерные потенциалы оказались равны друг другу. Это в корне изменило ситуацию.

Раньше у Советского Союза были сильнейшие в мире сухопутные войска, но Соединённым Штатам это ни в малейшей степени не угрожало - страны разделены Тихим океаном, а военно-морской флот в США по своей мощи многократно превосходил советский. И американская авиация в целом была сильнее. Война традиционного типа между СССР и США с применением обычных вооружений была нереальна.

Зато сухопутные войска СССР были серьёзнейшей угрозой для Европы. Если бы не Группа советских войск в Германии, американцам не удалось бы загнать европейцев в НАТО и подчинить европейские армии своему командованию.

Чем сильнее были советские сухопутные войска, тем сильнее была зависимость Европы от США - европейцы не могли открыто порвать с американцами, так как были не в состоянии самостоятельно защититься от теоретически возможного нападения СССР.

Ядерное оружие, появившееся у СССР в 1949 году, в первые десятилетия после этого геополитическую ситуацию почти не изменило - американский ядерный потенциал многократно превосходил советский. Даже в ходе Карибского кризиса 1962 года Хрущёв явно блефовал, преувеличивал советскую ядерную мощь, и дойди дело до войны, США гарантированно уничтожили бы СССР.

Однако в последующие годы СССР по ядерному оружию постепенно стал догонять США, и в 1977 году ядерные силы сравнялись.

Теперь в случае войны США имели хороший шанс проиграть. Естественно, при Брежневе никакая ядерная война была невозможна - это был не того склада человек, чтобы ставить под угрозу существование человечества. В случае ядерной войны с задействованием всего ядерного потенциала было бы уничтожено абсолютное большинство обитателей планеты, а победителям пришлось бы жить в подземных бункерах. В здравом уме и твёрдой памяти ядерную войну никто не начнёт - за исключением случаев, когда государство попадает в отчаянное положение, когда терять уже нечего.

А если во главе государства окажется совершенно неадекватный человек? Примеры в истории случались, некоторые римские императоры вроде Калигулы явно были не совсем психически здоровы. Угроза ядерного уничтожения США была чрезвычайно мала, но полностью исключить её возможность в будущем было нельзя. С советским ядерным оружием надо было что-то делать.

США, просчитав угрозу заранее, ещё с 1969 года вели с СССР переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ), в 1972 году был подписан договор ОСВ-I, а в 1979 году - ОСВ-II, но эти договоры не меняли ситуацию коренным образом, были сделаны лишь незначительные ограничения, сам факт ядерного паритета этими договорами не устранялся.

Кроме того, после 1975 года СССР стал представлять собой и потенциальную экономическую угрозу Соединённым Штатам.

Когда Советский Союз помогал национально-освободительным движениям в колониях, между нами и ними складывались определённые отношения и определённые обязательства, в силу которых после получения колониями независимости (1943-1975) в большинстве случаев эти бывшие колониальные страны стали придерживаться просоветской ориентации, а некоторые даже строили социализм.

СССР отобрал колонии у Европы, но не отдал их Америке. И на базе бывшей колониальной системы в перспективе могла бы быть создана обособленная экономическая система, в которой господствовал бы не доллар, а советский рубль. При Брежневе ничего подобного не планировалось, но кто мог дать гарантию, что это не будет сделано при следующих руководителях? Чтобы предотвратить возможность такого развития событий в будущем, Соединённым Штатам было необходимо вывести бывшие колонии из-под контроля СССР, а для этого СССР надо было уничтожить.

Ничто не вечно под Луной. СССР был создан при поддержке США, и принёс им просто неисчислимые выгоды, существенно ослабив Европу, и тем самым позволив Соединённым Штатам превратиться в мирового гегемона, однако во второй половине 1970-х годов Советский Союз для Америки стал не только бесполезен, но и потенциально опасен.

Новый инструмент сдерживания Европы в виде нефтедобывающих арабских стран был к тому времени уже готов, и эффективно работал.

Но прежде, чем сломать старый инструмент, надо убедиться, что новый инструмент надолго сохранит свою работоспособность. Если развалить СССР, то собрать его заново будет очень тяжело. Значит, должны быть железные гарантии, что арабы будут очень долго выполнять возложенную на них функцию.

Иными словами: если глобальное доминирование доллара базируется на том, что все покупают дорогую нефть за доллары, то что же будет, если нефтью начнут торговать не за доллары, а за другую валюту? Тогда эта валюта вытеснит доллар, и займёт его место.

Таким образом, у США должны быть гарантии, что арабские страны Персидского залива (в которых сосредоточено 2/3 мировых запасов нефти), никогда и ни при каких обстоятельствах не откажутся от доллара, и не начнут продавать нефть за другую валюту.

Арабам и самим была выгодной торговля за доллары, однако в будущем могли бы появиться и более выгодные предложения. Выгода - это вещь непостоянная, сегодня есть, а завтра нет.

Зато есть более надёжный механизм привязки - страх слабого перед сильным. Если слабый настолько слаб, что сравняться с сильным никогда не сможет, ему придётся всю жизнь бояться.

И тогда американцы решили запугать арабских шейхов.

25 марта 1975 года король Саудовской Аравии Фейсал бин Абдель Азиз ас-Сауд был убит прямо в королевском дворце в саудовской столице Эр-Рияде. Его застрелил из пистолета собственный племянник - принц Фейсал бин Мусаид бин Абдул-Азиз. Принца-убийцу признали психически ненормальным, однако не заточили в психбольницу, а казнили.

Считается, что племянник застрелил дядю не только потому, что был психом, но и потому, что в 1966 году полицией был убит его брат Халед бин Мусаид, и Фейсал бин Мусаид, считавший короля виновным в смерти брата, спустя девять лет за это отомстил.

Но не всё так просто. В 1966-1970 годах Фейсал бин Мусаид учился в США в Государственном колледже Сан-Франциско и в Университете Колорадо, и был там арестован за продажу наркотиков - ЛСД и гашиша. Причём он эти наркотики не только продавал, но и сам употреблял. Тот факт, что принц опустился до уровня "барыги", уже сам по себе говорит о том, что с головой у него действительно было не в порядке.

Но дело замяли - прокурор отказался от обвинения, однако принц перевёлся в другой вуз - в Калифорнийский университет Беркли. Затем, так и не доучившись, принц Фейсал бин Мусаид покинул Соединённые Штаты, и отправился в столицу Ливана Бейрут, и там попал в психбольницу - видимо, он действительно был психически нездоров. А выйдя из Бейрутской психиатрической больницы, он поехал в ГДР (Восточную Германию). Зачем принцу понадобилось посещать социалистическую страну, до сих пор не известно.

А когда, из дальних странствий возвратись, принц Фейсал бин Мусаид наконец приехал в Саудовскую Аравию, король Фейсал бин Абдель Азиз запретил ему выезжать из страны. Возможно, этот запрет и стал последней каплей, переполнившей чашу терпения и без того психически нездорового принца, и он решил застрелить своего дядю.

Казалось бы, причём здесь ЦРУ? Как уже упоминалось, принц употреблял наркотик ЛСД, на котором он в США как раз и попался. В 1950-х - 1960-х годах ЦРУ проводило исследования в рамках проекта MKULTRA, в ходе которого изучались методы воздействия на психику и сознание человека с помощью различных наркотических и психотропных препаратов, в том числе ЛСД.

В одном из документов ЦРУ от 1955 года, представленном в 1977 году в сенатский комитет по разведке, было сформулировано 17 целей проекта MKULTRA, и цель № 12 заключалась в том, чтобы найти "Вещества, которые изменяют структуру личности таким образом, что тенденция получателя попасть в зависимость от другого человека повышается". Иными словами, требовалось путём введения определённых препаратов сделать нужного человека зависимым от куратора из ЦРУ, полностью подчинить его своей воле, изменить его мышление в нужном направлении.

Учитывая, что принц Фейсал и без того был "повёрнутый", с помощью введения специальных веществ его было легко перепрограммировать (изменить структуру личности), и внушить ему нужную идею, например, внушить ему мысль убить своего дядю, которого он и без того ненавидел. То есть требовалось совсем немного - усилить реально существующее чувство ненависти до таких масштабов, что ненавидимого человека очень захочется убить.

Принца могли накачать "веществами" для изменения структуры личности и в американской тюрьме, куда он попал за торговлю наркотиками, и в Бейрутской психбольнице (в Бейруте была резидентура ЦРУ). Его могли обработать и в ГДР, в которую он ездил с абсолютно непонятными целями.

Внешняя разведка ГДР, несмотря на показную дружбу с СССР, в 1970-е годы очень здорово помогала американцам. Если помните, разведка ГДР подставила канцлера ФРГ Вилли Брандта, установившего тайный канал связи с советской элитой, а эти связи были очень невыгодны Соединённым Штатам. Кроме того, разведка ГДР поддерживала левые террористические группировки в ФРГ, вроде "Подразделения Красной Армии" ("Rote Armee Fraktion", RAF). Дестабилизация в Западной Германии ослабляла западногерманскую валюту - марку ФРГ, и это было очень выгодно Соединённым Штатам. Не исключено, что ЦРУ могло попросить своих коллег из разведки ГДР провести обработку принца Фейсала перед его возвращением в Саудовскую Аравию.

Однако прямое запугивание самими американцами - вещь недостаточно эффективная, а скорее даже вредная. Если саудиты поняли, почему принц Фейсал на самом деле убил короля Фейсала, они, с одной стороны, должны были испугаться (краткосрочная перспектива), а с другой стороны - они могли в будущем ограничить любые контакты с Соединёнными Штатами, запретить поездки жителей Саудовской Аравии в США, чтобы очередного принца или ещё кого-то не обработали какими-нибудь "веществами" (долгосрочная перспектива).

И даже угроза прямой военной агрессии против Саудовской Аравии принесла бы скорее вред, чем пользу. Любое прямое принуждение, любое действие из-под палки, намного менее эффективно, чем добровольно совершаемое действие.

Не обязательно что-то требовать прямо - достаточно поставить человека в определённые условия, и он сам всё сделает как надо.

Чтобы не приводить здесь длинные цитаты из учебников по психологии, лучше напомню старинный советский анекдот: "Брежнев, Никсон и Жорж Помпиду поспорили, кто сумеет заставить кошку съесть горчицу. Никсон попытался сунуть кошке ложку. Кошка вырвалась. Брежнев сказал: "Это насилие над личностью ". Помпиду намазал горчицей колбасу - кошка понюхала и отвернулась. Брежнев прокомментировал: "Это обман", и намазал кошке горчицей под хвостом. Издав дикое "мяу", кошка быстро слизала горчицу. Брежнев сказал: "Ну вот! Добровольно и с песнями!"

В качестве такой "горчицы под хвостом", которая стимулировала бы арабские страны служить американцам "добровольно и с песнями", надо было найти какого-нибудь страшного "злодея с дубинкой", который настолько напугал бы арабов, чтобы они бросились под защиту американцев. Именно в роли такого "злодея с дубинкой" для западноевропейских стран выступил СССР в 1949 году, простимулировав их вступить в НАТО под защиту американцев.

На Ближнем Востоке такой "злодей" уже был - это Израиль. Однако Израиль, хотя и смог разгромить одновременно сразу три достаточно сильных арабских страны, но для борьбы сразу со всем арабским миром он всё же не годится - сил не хватит. И, кроме того, Израиль очень далеко от Персидского залива, а угроза должна затрагивать именно тот регион.

Персидский залив называется "Персидским" потому, что половина его побережья принадлежит Персии, то есть Ирану. А Иран - это страна не арабская, его основное население - это персы, азербайджанцы, курды. Но главное даже не это.

Главная особенность Ирана заключается в том, что 89% его населения и 100% правящей элиты - это мусульмане-шииты. А среди населения арабских стран в целом, 86% составляют мусульмане-сунниты (включая Саудовскую Аравию, ваххабизм - это одно из направлений ислама суннитского толка). Правящие элиты 18 из 22 арабских государств на 100% состоят из мусульман-суннитов.

В силу исторических причин между суннитами и шиитами существует точно такая же взаимная ненависть, как между католиками и гугенотами во Франции в эпоху Религиозных войн. Сунниты и шииты точно так же резали друг друга, как гугеноты и католики, и это продолжалось столетиями. Даже в наше время абсолютное большинство погибших в Ираке в период американского вторжения и оккупации (2003-2011) были убиты не самими американцами, а погибли в результате разборок между местными суннитами и шиитами.

Шах, а точнее, шахиншах (царь царей) Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, правивший с 1941 года, был человеком европейской культуры и европейского воспитания (учился в школе-интернате в Швейцарии), и проводил политику вестернизации Ирана - он хотел сделать свою страну частью Запада, полностью отказаться от пережитков шиитского Средневековья.

Мохаммед Реза Пехлеви сделал Иран промышленно развитой страной, создал хорошо вооружённую и технически оснащённую армию, по населению Иран превосходил любую арабскую страну. По своему военно-экономическому потенциалу Иран был сильнейшим государством Ближнего Востока.

Однако шахиншах развивал Иран не для того, чтобы завоевать арабские страны - для него развитие было самоцелью, он хотел догнать Америку и Европу, чтобы доказать, что азиатская страна может быть частью Западной цивилизации. А к религии вообще и к исламу в частности Мохаммед Реза Пехлеви относился абсолютно равнодушно. За что иранское шиитское духовенство его люто и бешено ненавидело.

При шахиншахе Иран был не опасен для своих арабских соседей.

Но что же будет, если к власти в этой самой сильной стране Ближнего Востока придут шиитские религиозные фанатики? Шиитские фундаменталисты, одержимые идеями джихада и ненавидящие суннитов, получив в свои руки огромный военно-экономический потенциал, могли сделать Иран опаснейшей угрозой для арабских суннитских соседей.

Иран, управляемый шиитскими религиозными фанатиками, был бы идеальной кандидатурой на роль "злодея с дубинкой", который мог бы запугать арабские нефтяные страны Персидского залива до такой степени, что они бы с радостью забыли об остатках самостоятельности, лишь бы американцы защитили их от смертельной угрозы.

Чтобы создать постоянный источник угрозы для арабских стран Персидского залива, и тем самым вызвать у них необходимость искать защиты, а в обмен на защиту полностью подчиниться американскому влиянию, США решили привести к власти в Иране исламских фундаменталистов-шиитов.

Шахиншах считался союзником США, но ради собственной выгоды американцы всегда и везде кидают своих союзников. Это правило, а не исключение.

Шиитское духовенство, ненавидящее шахиншаха-западника, пользовалось огромным влиянием на иранский народ. И по этой причине положение Мохаммеда Резы Пехлеви было неустойчивым - опереться на широкие слои населения он не мог, значительная часть элиты его тоже ненавидела, и главной опорой режима были силовые структуры - иранская служба госбезопасности САВАК, полиция и армия. При таких условиях даже речи быть не могло ни о демократии, ни о соблюдении прав человека. То есть западные нововведения касались исключительно экономики, техники и культуры, но не внутренней политики.

Исламистская оппозиция была задавлена силой, её лидеры частично были брошены в тюрьмы, частично высланы за границу. Одним из лидеров шиитских религиозных фанатиков был аятолла (титул представителей высшего шиитского духовенства) Рухолла Хомейни. В 1964 году он был выслан за границу, жил сначала в Турции, затем в Ираке.

Рухолла Хомейни в своих книгах изложил принципы исламской республики - теократического государства, в котором высшая власть принадлежит мусульманскому духовенству, и действуют законы шариата, а наряду с этим предусмотрены выборные органы для "мирян", находящиеся в подчинении у духовных властей.

Шиитское духовенство Ирана было прекрасно организовано, ему беспрекословно подчинялись миллионы религиозных фанатиков.

Таким образом, у шиитов уже имелась готовая идеология революции, и имелись многочисленные кадры потенциальных революционеров. Кроме того, в Иране были небольшие группы коммунистов и либералов (которых очень удобно показывать западным журналистам, выдавая за главных революционеров). И следует учитывать, что во всех оппозиционных группировках процент "сексотов" во много раз выше среднего по стране.

Для начала исламской революции было достаточно, чтобы силовые структуры Ирана перестали бороться с революционерами, и по возможности актвизировали свою агентуру в революционной среде, особенно среди либералов (надо же культурных людей по западному телевидению показать, а то бородатых фанатиков обыватели испугаться могут).

Ещё раз напомню, только в уже более расширенном виде, механизм влияния западных спецслужб на силовиков, чтобы заставить их помогать или не мешать революционерам (по Сергею Кургиняну):

Их ломают через "счётократию". Режимы (часть из них) позволяют военным "прихватывать" деньги, создавать крупные состояния. Превращаться в класс богатых. Военные, поскольку они же всё-таки бюрократия, вывозят деньги за рубеж. Как только они их вывезли за рубеж, самое дорогое у этих военных и чиновников - это их счета. Счета находятся на Западе. Эти счета, которые находятся на Западе, становятся рычагом воздействия на репрессивный аппарат....

Когда поэлементно этот военный аппарат прощупывают на наличие счетов и ведут с ним штучный диалог на тему: "Дорогой мой, у тебя же есть счета. Мы же можем их арестовать. А если ты будешь делать так, как мы хотим..." (В таких случаях разговаривают почти как в фильмах про террористов: "Делай, как я говорю, и всё будет хорошо. Если сделаешь, как я говорю, то всё будет хорошо.") И репрессивный аппарат отключается! Американцы получают "выключатель" репрессивного аппарата. Это важнейший элемент.

Я надеюсь, всем здесь меня смотрящим моим собеседникам понятно, что я не о Египте говорю. "Этот колокол звонит по тебе".

... Итак, аппарат парализуется, в ядре или в авангарде начинает двигаться либеральная тусовка (небольшая, но достаточно энергичная и бойкая), а за ней "Братья-мусульмане" (или любая другая фундаменталистская организация) подтягивают массы. Всё это, выплеснувшееся на улицу, сметает верхушку и устанавливает новый формат, который и нужен.

Ещё раз повторяю, ключевой элемент - как выключить репрессивный аппарат. Пока его не выключили - эти либералы на улицу выйти не успеют, как их придавят. А когда это выключат, то вдруг обнаружится, что у военных страсть по либерализму, а у другой их части - по фундаментализму. И они не могут идти против народа. Ну, натурально, не могут! Десятилетиями шли, давили, вешали, расстреливали, а теперь не могут. Как пелось у Высоцкого, "а потом кончил пить, потому что устал." Вот когда они не могут, выбегают прежде всего либералы, которых натренировали, им говорят: "Можно". А за ними выбегают фундаменталисты...

В феврале 1977 года президент США Джимми Картер потребовал от Мохаммеда Реза Пехлеви соблюдать права человека, освободить политических заключённых, прекратить политические репрессии, и пригрозил, что если Иран не будет соблюдать права и свободы человека, любая помощь со стороны США будет прекращена.

Без американской помощи Ирану пришлось бы тяжело, вся намеченная шахиншахом программа модернизации страны пошла бы насмарку, и ему пришлось подчиниться. Из тюрем было выпущено 357 политических заключённых, которые тут же занялись политической деятельностью. Увидев, что за политику теперь не наказывают, в Иране стремительно стали возникать различные политические организации, требовавшие всё больше и больше свободы.

В течение 1977 года в Иране появилось множество оппозиционных газет и журналов, которые выходили без разрешения властей, но теперь, боясь прекращения американской помощи, за издание антиправительственных материалов уже никого не наказывали.

Дошло даже до того, что стали свободно распространяться публикации о том, что сестра шахиншаха, принцесса Ашраф, имеет большие сексуальные аппетиты, и ведёт распущенный образ жизни. Для исламской страны открытое обсуждение вопросов половой жизни - это явление абсолютно нехарактерное, а тут речь шла о сестре главы государства. И за это тоже никого не наказывали! Правительство Ирана боялось рассердить Джимми Картера.

23 ноября 1977 года в иранском городе Наджаф у себя дома в своей постели умер Мустафа Хомейни - старший сын аятоллы Рухоллы Хомейни. Никаких повреждений на теле не было, ислам не позволяет вскрытие трупа, поэтому причина смерти осталась неустановленной. Однако шиитское духовенство стало распространять слухи, что младшего Хомейни убили агенты службы госбезопасности САВАК.

Зачем это надо было делать - не понятно, если даже за всякие похабные статьи в адрес принцессы Ашраф никого не наказывали, то убивать сына Хомейни, не занимавшегося политической деятельностью, было совершенно незачем. Скорее всего, смерть была естественной, либо, как вариант, сына Хомейни намеренно отравили организаторы революции, чтобы спровоцировать народное возмущение.

По всей стране шиитским духовенством и исламистскими организациями были устроены демонстрации протеста против убийства. Никакое убийство доказано не было, по всем внешним признакам смерть была естественной, но религиозных фанатиков такие тонкости не волнуют. Мулла сказал идти на демонстрацию - значит, надо идти.

7 января 1978 года в правительственной прессе был опубликован ряд статей, в которых утверждалось, что за организацией беспорядков стоит находившийся в соседнем Ираке аятолла Хомейни, и содержалась резко негативная оценка его деятельности, его называли "предателем" и "врагом Ирана" (а как ещё назвать человека, который из заграницы подстрекает к антиправительственным выступлениям?).

После этого в городе Кум 4000 студентов местных медресе (мусульманских духовных училищ) по указанию своих учителей вышли на демонстрации протеста против клеветы в адрес аятоллы, и с требованием восстановления свободы (что они понимали под "свободой", неизвестно; "ислам" в переводе с арабского означает "покорность"). Скорее всего, демонстрация была организована специально для западных СМИ с понятными для жителей западных стран лозунгами.

При разгоне этой демонстрации было убито, по разным данным, от 2 до 72 человек. После этого исламисты устроили беспорядки уже по всей стране, причём в большинстве случаев это были уже не демонстрации, а обыкновенные погромы, когда "протестующие" врывались в банки, магазины, кинотеатры, и уничтожали всё, что попадалось под руку. Причём полиция в большинстве случаев не вмешивалась в происходящее.

Шахиншах попытался привлечь к подавлению беспорядков военные части, но они "отказывались стрелять в народ". Прямо по Кургиняну: "И они не могут идти против народа. Ну, натурально, не могут! Десятилетиями шли, давили, вешали, расстреливали, а теперь не могут".

Затем 87 религиозных лидеров Ирана призвали к всеобщей забастовке. Миллионы людей стали отказываться выходить на работу, и вместо этого выходили на улицы. Мулла сказал - значит, надо выполнять.

Мохаммед Реза Пехлеви посещал исламские святыни, обещал открыть новые медресе, послать за свой счёт паломников в Мекку, но религиозные лидеры оставались непреклонными, и не давали команду своей пастве прекратить забастовки и беспорядки.

В этот период вся американская пресса в едином порыве (а точнее, по команде, обязательной для всех) критиковала Мохаммеда Резу Пехлеви за нарушение прав человека и подавление политических свобод. Шахиншах обратился за помощью к Соединённым Штатам, просил ввести американские войска для подавления беспорядков, так как иранская армия отказывается это делать, но Картер отказал.

В апреле 1978 года начальник Бюро разведки и контрразведки Генштаба иранской армии генерал-лейтенант Нассер Могадам направил шахиншаху письмо, в котором рекомендовал "начать конструктивный диалог с высшим шиитским духовенством". Иными словами, глава армейской разведки и контрразведки посоветовал главе государства начать процесс сдачи власти. Если высшее шиитское духовенство требует создания исламской республики (согласно идеям Рухоллы Хомейни), то какой может быть "конструктивный диалог" между республиканцами и монархом? Только диалог об условиях сдачи власти.

А в июне 1978 года США потребовали сместить с занимаемой должности директора Службы государственной безопасности САВАК Нематоллу Нассири, и назначить на его место Нассера Могадама, чтобы "обеспечить лучшую интеграцию армии с секретной службой". Если раньше армия для борьбы с революционерами не делала ничего, а САВАК - хотя бы что-то (было арестовано несколько священнослужителей, подстрекавших к беспорядкам), то теперь надо было их интегрировать, и обеспечить полное бездействие всех силовых структур.

Мохаммед Реза Пехлеви поддался на давление американцев, 6 июня 1978 года сместил Нассири, и назначил на его место Могадама. А заместителем директора САВАК был ещё один генерал, который после победы революции возглавил новую исламистскую службу госбезопасности (об этом генерале расскажем чуть позже). Таким образом, высшее руководство САВАК с июня 1978 года полностью состояло из сторонников исламистов. С этого момента шахиншах был обречён, но он пока этого ещё не понимал.

Сначала Могадам и его заместитель изобразили усердие, и дали команду разгонять демонстрации, но затем стало ясно, для чего они это делали.

20 августа 1978 года в городе Абадан сотрудники САВАК в ходе облавы на революционеров загнали около 500 человек в здание кинотеатра, а затем этот кинотеатр кто-то поджёг. Версии существуют самые разные - одни исследователи утверждают, что кинотеатр подожгли шиитские исламисты, другие утверждают, что кинотеатр подожгли сами сотрудники САВАК, но в любом случае, это была провокация в стиле нашего "Кровавого воскресенья". 438 человек сгорели заживо, а революционеры стали распространять слухи, что это было сделано по приказу Мохаммеда Реза Пехлеви.

На следующий день по всему Ирану были устроены демонстрации под лозунгами "Сожгите шаха!". Это обеспокоило многих представителей американского руководства, которые были не в курсе, кто реально организовал все эти события, и тогда реальные организаторы решили всех успокоить. В конце августа 1978 года ЦРУ выпустило доклад, в котором утверждалось, что в Иране нет не только революционной, но даже и предреволюционной ситуации!

27 августа шахиншах сменил командование Тегеранского гарнизона, отправил в отставку правительство, и ввёл в стране военное положение.

9 сентября 1978 года после пятничной молитвы по команде шиитского духовенства в Тегеране началась самая крупная демонстрация за последние месяцы. Шахиншах приказал новому командиру гарнизона разогнать демонстрантов. Западные журналисты сообщали, что антинародный режим разгоняет "мирных демонстрантов" танками и вертолётами, и в ходе разгона демонстрации было убито 84 человека. День вошёл в историю под названием "Чёрная пятница".

А теперь самое интересное. Никаких танков и вертолётов в реальности при разгоне демонстрантов не применялось, но по ним действительно велась стрельба, и действительно осталось лежать на улицах 84 трупа. Однако все погибшие были аккуратно застрелены неизвестными снайперами.

И даже сами исламисты признали, что снайперскую стрельбу по демонстрантам вели не иранские военные (которые вообще не стреляли). Откуда взялись эти снайперы, до сих пор неизвестно. В книге британского журналиста, иранца по происхождению Амира Тахери "Дух Аллаха: Хомейни и исламская революция" (Amir Taheri. The Spirit of Allah: Khomeini and the Islamic Revolution) сообщается, что снайперы говорили не на персидском языке, и были иранскими этническими курдами. Однако никаких национальных курдских частей в иранской армии не было, и кто подготовил и послал курдских наёмников стрелять по демонстрантам, остаётся только догадываться.

Очередная провокация в стиле "Кровавого воскресенья" вполне удалась. В знак протеста против убийства неизвестными снайперами мирных демонстрантов была объявлена всеобщая забастовка на предприятиях нефтяной промышленности, и Иран лишился главного источника экспортных доходов.

Сергей Кургинян в статье "Кризис и другие" (часть XXIX, газета "Завтра", № 36 (824) от 2 сентября 2009 г.), рассказывает:

В ноябре 1978 года Картер назначил Джорджа Болла, явного сторонника Хомейни, руководителем специальной рабочей группы Белого Дома по вопросам Ирана. То есть группы, в которую стягиваются все полномочия в условиях кризиса. Хорошо известно, что Болл конкретно основывался на идеях Бернарда Льюиса об использовании радикального исламизма для создания на мусульманском Ближнем Востоке и в других регионах "зеленой дуги нестабильности"...

Группа Болла подчинялась прямо Бжезинскому...

... на стороне Хомейни оказались и ... вице-президент США Уолтер Мондейл, и госсекретарь США Сайрус Вэйнс, и многие другие...

6 ноября 1978 года Мохаммед Реза Пехлеви по совету американцев назначил премьер-министром Ирана начальника Генштаба иранской армии генерала Голяма Реза Азхари. И вот этот генерал фактически устроил в Иране военный переворот. В Тегеран были введены танки и другая бронетехника, по улицам двигались колонны грузовиков с солдатами. Военные под предлогом охраны окружили все правительственные здания и шахские дворцы. С одной стороны, это выглядит так, как будто охраняют. Конвой тоже охраняет. Шаг влево, шаг вправо - стрельба без предупреждения.

Затем генерал Азхари приказал провести расследование финансовых нарушений, допущенных членами шахской семьи, и приказал арестовать большую группу высших правительственных чиновников и генералов - и бывших, и действующих (всего 131 человек). Это были самые верные сторонники Мохаммеда Реза Пехлеви, но тот уже реально ничем не управлял, и был главой государства чисто формально. Что ему говорили, то он и делал. Сдав своих самых верных людей, он остался один. 27 декабря 1978 года генерал Азхари сообщил послу США в Иране Уильяму Салливану: "Вы должны знать это, и вы должны сказать это вашему правительству. Шах уже не управляет страной". Отчитался о выполнении задания.

Затем была проведена эвакуация агента. После встречи с американским послом генерал Голям Реза Азхари слёг с сердечным приступом. Трудно сказать, действительно ли у него был сердечный приступ, или он его симулировал, но под предлогом необходимости срочной операции на сердце 4 января 1979 года его вывезли в США, где он после этого прожил аж до 2001 года, и умер в возрасте 84-х лет! Такое у него было больное сердце.

После эвакуации генерала Азхари премьер-министром стал один из представителей революционеров Шапур Бахтияр. Считается, что его назначил шахиншах, но это очень сомнительно - к тому моменту Мохаммед Реза Пехлеви уже не имел никакой власти, и скорее просто подписал указ, который ему подсунули оставшиеся в стране генералы, которые даже не думали разгонять революционеров. А 16 января 1979 года Шапур Бахтияр посоветовал монарху покинуть страну, пока с ним что-нибудь плохое не случилось.

Мохаммед Реза Пехлеви собрал свою семью, и вылетел в Египет, затем скитался по разным странам, наконец приехал на лечение в США, но из Америки его попросили (и вдобавок арестовали его счета в американских банках), и он снова полетел в Египет. В июне 1980 года он умер в Каире.

А что делал в это время аятолла Хомейни? Арабские страны понимали, что шиитская Исламская революция в Иране для них ничем хорошим не кончится, и в октябре 1978 года вице-президент Ирака Саддам Хусейн потребовал от Хомейни покинуть страну. После этого Хомейни улетел 6 октября в Париж, где проживала большая иранская диаспора.

Бывший президент Франции Валери Жискар д'Эстен в своей книге "Власть и жизнь" вспоминает, что "мне поступала информация о деятельности американского посольства и ряда спецслужб США, которые явно стремились отмежеваться от шаха и высказывались за поиск "политического решения". Было также известно, что американцы ищут, но пока безрезультатно, подходящую замену шаху".

Далее Жискар д'Эстен рассказывает о встрече руководителей США, Великобритании, Франции и Германии, посвящённой ситуации в Иране, и в ходе этой встречи президент Джимми Картер сказал:

Положение в Иране существенно изменилось. И шах уже не может оставаться у власти. Иранский народ этого больше не хочет. И нет такого правительства, которое захотело бы сотрудничать с шахом. Но беспокоиться незачем - там есть армия. Военные поставят ход событий под свой контроль. Большинство военачальников обучались у нас, и они хорошо знакомы с руководителями нашей армии. Они даже называют друг друга по имени! ... Да, да! Уверяю вас, они очень близко знакомы друг с другом. Мне подтвердили это наши генералы. Они действительно называют друг друга по имени!

4 января 1979 года в Иран прибыл американский генерал Роберт Хайзер (то есть в день эвакуации в США генерала Азхари, видимо, "больного" вывезли на том же самолёте, на котором прилетел Хайзер). Официально генерал Хайзер числился заместителем главнокомандующего Европейского командования США. Но Иран - это не Европа. Зачем же туда прибыл Хайзер?

Профессор Университета Северной Каролины Чарльз Курцман в книге "Немыслимая революция в Иране" (Charles Kurzman. The Unthinkable Revolution in Iran) пишет о том, американский генерал Роберт Хайзер был послан в Иран, "чтобы сплотить иранское военное командование и помочь ему подготовить последнюю стадию государственного переворота".

Чтобы уговорить оставшихся в стране иранских генералов довести дело до конца, то есть добровольно передать власть исламистам, нужен был человек, которому они могли полностью доверять, с которым они давно были знакомы по учёбе в американских военных академиях ("Большинство военачальников обучались у нас, и они хорошо знакомы с руководителями нашей армии. Они даже называют друг друга по имени! ... Да, да! Уверяю вас, они очень близко знакомы друг с другом ... Они действительно называют друг друга по имени!").

Кто контактировал с иранскими военными, понятно. А кто контактировал с иранской оппозицией, со всеми этими "мирными демонстрантами"?

Бывший посол США в Иране Уильям Салливан в своей книге "Миссия в Иран" (William H. Sullivan. Mission to Iran) сам честно признаётся, что после "Чёрной пятницы" он встречался с одним из лидеров "оппозиции" Мехди Базарганом, а до этого с Базарганом много раз встречался политический секретарь американского посольства Джон Штемпель (John Stempel). Так, вот, аятолла Хомейни после возвращения в Иран назначил главой Временного правительства именно Мехди Базаргана.

Кроме того, в книге иранского эмигранта, профессора политических наук Университета штата Мэн Бахмана Бактиари "Парламентская политика в революционном Иране: Институционализация фракционной политики" (Bahman Baktiari. Parliamentary Politics in Revolutionary Iran: The Institutionalization of Factional Politics) сообщается, что на протяжении всего революционного периода с посольством США контактировал аятолла Бехешти (один из главных лидеров шиитского духовенства, после победы Исламской революции стал председателем Верховного судебного совета). Нельзя забывать, что значительное число (если не большинство) сотрудников посольств - это разведчики, работающие под дипломатическим прикрытием. Так что аятолла Бехешти мог общаться с непростыми "дипломатами".

Кстати, и сам бывший иранский монарх в своих написанных перед смертью воспоминаниях под названием "Ответ на историю" (Mohammad Reza Pahlavi. Answer to History) упоминает о том, что его очень сильно раздражали переговоры американского посольства с представителями оппозиции, и он пришёл к выводу, что его хотят изгнать.

21 января 1979 года в Париж прилетел бывший генеральный прокурор США Рамсей Кларк, и встретился с находившимся там аятоллой Хомейни. Сцена рукопожатия Хомейни и Кларка во дворе дома Хомейни в парижском пригороде Нофль-ле-Шато была сфотографирована. После встречи Кларк заявил журналистам, что "У меня есть большая надежда, что эта революция принесёт социальную справедливость иранскому народу". На следующий день, 22 января 1979 года, бывший генеральный прокурор США встретился с зятем Хомейни, Шахабом аль-Дином Эшраги. Через 10 дней после встречи с Кларком аятолла Хомейни вылетел из Парижа в Тегеран.

Но был в иранской революции не только американский след.

В книге бывшего французского президента Валери Жискар д'Эстена "Власть и жизнь" приводится в приложении секретная записка президенту от посла по особым поручениям Мишеля Понятовски, находившегося в Иране с 26 по 28 декабря 1978 года, и в этой записке Понятовски рассказывает о своей встрече с шахом (который на тот момент реально уже страной не управлял), и шах сказал ему:

Внутри страны я почти одинок, большинство моих сторонников от меня уже отвернулись. Многие мои друзья уехали в Европу, в Ниццу, - уточнил он, слегка улыбнувшись. У меня также возникает вопрос, не теряю ли я поддержку за рубежом. Нет ли на Западе заговора против меня? Не принято ли решение бросить меня? ...

… вы могли бы мне очень помочь в одном деле. Я имею в виду ослабление нажима со стороны СССР. Советский Союз стремится нейтрализовать Иран и таким путем нейтрализовать Европу, которой мы поставляем 50 процентов потребляемой ею нефти. Для оказания давления внутри страны СССР использует партию Туде, но роль ее в Иране незначительна. Однако это давление очень ощутимо в политическом, дипломатическом и военном плане. В последнее время заметно участились залеты на нашу территорию советских истребителей "МиГ"… они проникают в глубь страны далеко не первый раз и явно с какой-то определенной целью…

... воздействие извне: конечно, со стороны русских, но оно ограничено, а главное - со стороны ливийцев, финансирующих нашу оппозицию, и американцев...

Получается, что Исламская революция в Иране была совместной акцией американских и советских спецслужб (Ливия в тот период находилась под советским контролем, и самостоятельной роли не играла).

Ещё одно подтверждение:

Был такой генерал Хоссейн Фардуст, директор "Специального Бюро Сведений" - особой иранской спецслужбы, которая контролировала все иранские силовые структуры. Одновременно, по совместительству, Фардуст был заместителем директора САВАК.

Чем занимался генерал Фардуст во время Исламской революции, в точности неизвестно, однако 24 февраля 1979 года исламисты поручили ему создание новой иранской спецслужбы САВАМА, ставшей правопреемницей бывшей службы госбезопасности САВАК.

Таким образом, бывший руководитель шахских спецслужб Хоссейн Фардуст стал первым руководителем госбезопасности у исламистов.

Если Хомейни доверил ему такой пост, значит, были основания и предварительные договорённости (а вероятнее всего, Фардуст был одним из организаторов Исламской революции - через свою агентуру; при этом значительная агентурная сеть была у него в курируемых силовых структурах, в первую очередь - в армии).

А теперь внимание! В 1985 году генерал Хоссейн Фардуст был снят с занимаемой должности и заключён в тюрьму по обвинению в сотрудничестве с КГБ СССР. Через два года он умер в тюрьме.

Мотив для СССР, с одной стороны, понятен - вывести из игры крупного поставщика нефти в Европу. Но с другой стороны - Исламская революция имела своей стратегической целью создание источника постоянной угрозы для арабских стран Персидского залива, чтобы поставить арабов в зависимость от американской защиты, а значит, заставить их продавать нефть исключительно за доллары, и эта система финансового давления на Европу делала СССР не нужным. Таким образом, советские спецслужбы и в этом случае выступали как могильщики Советского Союза.

После отъезда шахиншаха из страны премьер-революционер Шапур Бахтияр связался с аятоллой Хомейни, и разрешил ему вернуться на родину (по странному совпадению - после встречи Хомейни с бывшим генпрокурором США). 1 февраля 1979 года Рухолла Хомейни прилетел из Парижа в Тегеран.

Бахтияр не был исламским фанатиком, он был из числа местных либералов, которые должны были изображать перед западными СМИ "революцию с человеческим лицом". Но после возвращения Хомейни необходимости в маскировке больше не было, поэтому Бахтияра отстранили от власти и он улетел в Париж, а Хомейни назначил новое правительство.

В конце января - начале февраля 1979 года проходили вооружённые столкновения между группировками иранских революционеров, и подразделениями бывшей шахской гвардии - единственной в Иране силовой структуры, которая продолжала хранить верность уехавшему монарху. При этом иранская армия шахских гвардейцев не поддержала, и они были разгромлены. Кстати, эти бои свидетельствуют о том, что "мирные демонстранты" были не такие уж "мирные". Откуда они взяли оружие, и кто обучил их с оружием обращаться - тоже хороший вопрос. Учитывая всю линию поведения иранской армии на протяжении революционного периода, можно предположить, что "мирных демонстрантов" вооружили сами же иранские генералы.

Начальник Генерального штаба Аббас Карабаги, заступивший на должность после вывоза в США генерала Азхари 4 января 1979 года, отдал приказ вооружённым силам "избегать конфликтов с антишахскими группировками" - то есть, не мешать исламистам. Вместо того, чтобы подавить беспорядки и уничтожить вооружённых бандитов, глава иранской армии приказал не мешать им заниматься бандитизмом, и не мешать им убивать шахских гвардейцев.

11 февраля 1979 года Верховный Совет Вооружённых сил Ирана, состоявший из 27 генералов, большинством голосов (26:1) принял решение подчиниться исламистам, и в заявлении Совета было сказано: "Воинским подразделениям было приказано вернуться в свои казармы. Вооруженные силы Ирана всегда были и всегда будут опекать благородный и патриотический народ Ирана и поддерживать требования этой благородной нации".

Таким образом, армия капитулировала без боя, и сдала страну религиозным фанатикам, как и было задумано с самого начала ("...вдруг обнаружится, что у военных страсть ... по фундаментализму. И они не могут идти против народа. Ну, натурально, не могут! Десятилетиями шли, давили, вешали, расстреливали, а теперь не могут").

Я здесь так подробно описываю Исламскую революцию, чтобы было понятно - "мирные демонстранты", особенно из числа либералов, всего лишь используются в качестве массовки, к которой привлекают внимание западных СМИ, но решающей роли они не играют, это всего лишь маскировка, дымовая завеса, а реальное отстранение правительства от власти и передачу этой власти нужным людям под прикрытием информационного шума осуществляют силовые структуры, сотрудничающие с заказчиками революции.

Кстати, из 27 генералов, принявших решение о передаче власти исламистам, 8 генералов вовремя не догадались уехать за границу, и были впоследствии расстреляны.

Напрашивается аналогия с российской Февральской революцией 1917 года: генералы М.В. Алексеев и Н.В. Рузский организовали военный заговор и заставили Николая II отречься от престола, а затем революционеры, которым они помогли захватить власть, отстранили их от должности, затем Алексееву пришлось податься в бега, и он умер от воспаления лёгких, а Рузского арестовали и убили. Каждый генерал, который помогает революционерам, должен понимать, что судьба его подобна судьбе презерватива - используют, и в лучшем случае выбрасывают. Никакие счета за границей не стоят собственной жизни.

Среди расстрелянных генералов был в том числе и бывший директор САВАК Нассер Могадам, призывавший "начать конструктивный диалог с высшим шиитским духовенством". А на заседании Верховного Совета Вооружённых сил Ирана, когда армейские генералы спросили его об обстановке в стране, он сказал им, что "все сотрудники разошлись по домам, я не обладаю никакой информацией о ситуации в стране". До такой степени не могли против народа идти, что разбежались кто куда.

Скорее всего, Могадама убрали с подачи его бывшего заместителя Хоссейна Фардуста. У новой исламистской госбезопасности должен быть только один глава. А Могадам и Фардуст, которые в числе прочих обеспечили исламистам победу, оказались в ситуации "два медведя в одной берлоге". И не ужились. Только Фардусту через 6 лет тоже пришлось расплачиваться за предательство. Как и генералам Алексееву и Рузскому.

1 апреля 1979 года Иран был провозглашён Исламской республикой, где высшая власть принадлежит шиитскому духовенству, а избираемые народом президент и парламент выполняют чисто технические функции по оперативному государственному управлению во исполнение решений духовенства. Верховный правитель Ирана и одновременно глава шиитского духовенства называется "рахбар". Президент Ирана - это не настоящий глава государства, это исполнитель воли рахбара. Первым рахбаром стал аятолла Рухолла Хомейни.

Таким образом, цель революции была достигнута, и главной головной болью для нефтяных шейхов стала иранская угроза. Сначала они наняли для разборок с Ираном Саддама Хусейна (президент Ирака с 1979 года), и тогда Ирак в 1980 году напал на Иран, который был существенно ослаблен из-за трёхлетних беспорядков. Ираку давали деньги на войну все арабские страны Персидского залива, но победить Иран он так и не смог, и поэтому Ирано-иракская война завершилась вничью в 1988 году.

10 апреля 2006 года президент Египта Хосни Мубарак в интервью катарскому телеканалу "Аль-Джазира" напрямую обвинил Иран в шиитской экспансии. По словам Мубарака, шииты в арабских государствах "практически полностью лояльны Ирану, а не местным правительствам". Через 5 лет Мубарак был свергнут при поддержке США.

На сайте WikiLeaks, специализирующемся на публикации украденных секретных документов, были опубликованы секретные донесения Госдепартамента США о проведении встреч с рядом руководителей Саудовской Аравии в 2008 году. В беседе с американскими дипломатами посол Саудовской Аравии в США Аль-Джубейр напомнил, что король неоднократно призывал США нанести удар по Ирану и таким образом положить конец его программе по созданию ядерного оружия. "Он говорил вам, что надо отрезать голову змеи", - напомнил саудовский посол американским дипломатам.

Расчёт американцев оправдался полностью: арабы, владеющие 2/3 мировых запасов нефти, самостоятельно справиться с Ираном не могут, и нет у них другого выхода, кроме как искать защиты у Америки, а значит - продавать нефть только за доллары, и по тем ценам, которые им укажут. И это сделало СССР как инструмент давления на Европу больше не нужным (для сравнения с арабами: на территории бывшего СССР - 9,6% мировых запасов нефти).

Вряд ли кто-то из обычных людей мог предсказать такие последствия, когда Джимми Картер озаботился правами человека в Иране в феврале 1977 года, но американскими специалистами всё это было заранее просчитано, и по этой причине уже в следующем 1978 году ЦРУ начало подготовку революции в Польше совместно с КГБ и польской СБ.

В августе-сентябре 1978 года Исламская революция в Иране выходит на финишную прямую (местные аналоги "Кровавого воскресенья" - поджог кинотеатра и "Чёрная пятница"), а в сентябре-октябре происходит спецоперация по возведению на Святой Престол поляка Кароля Войтылы, и тем самым обеспечивается участие католической церкви в антикоммунистической пропаганде и финансировании профсоюза "Солидарность", возглавляемого агентом "Болеком".

Итак, в конце 1978 года Соединённые Штаты присоединились к уже давно проводившейся без их участия (ещё с 1953 года!) подготовке "перестройки", и возглавили этот процесс, чтобы он прошёл с учётом американских, а не европейских интересов. Важно было развалить СССР таким образом, чтобы его обломки не оказались под европейским влиянием.

Но при этом американцы допустили две ошибки: 1) не учли сильнейшего влияния Англии на значительную часть КГБ (для сведения - деньги можно хранить не только в американских банках); 2) не учли китайский фактор. В конце 1990 года спохватились, но было уже поздно.

Кто сделал М.С. Горбачёва Генеральным секретарём

Чекисты поручили мне назвать кандидатуру Горбачева М.С. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Вы понимаете, что голос чекистов, голос нашего актива - это и голос нашего народа. 

Виктор Чебриков, председатель КГБ СССР

Чтобы стало понятнее, на каком фоне производилось продвижение М.С. Горбачёва в Генеральные секретари, необходимо обозначить некоторые важные события 1983-1985 годов, которые имеют отношение к борьбе за власть между сторонниками и противниками намеченной Ю.В. Андроповым "перестройки".

Про Комиссию Тихонова-Рыжкова с участием Гайдара и Чубайса, планы по привлечению иностранного капитала и "узбекское дело" уже говорилось в предыдущих главах, и повторяться об этом нет смысла.

Но необходимо сказать, что в первые 7 месяцев андроповского правления никакие реформаторские цели перед народом не озвучивались, и Юрий Владимирович, прямо как настоящий чекист, проводил "активные мероприятия", то есть занимался дезинформацией, и вводил общественность в заблуждение относительно своих замыслов.

Он пытался создать себе имидж этакого твердолобого коммунистического ортодокса, который закрутит все гайки, и будет "держать и не пущать": по телевидению и в газетах резко усилились выпады в адрес западных стран и "агрессивного блока НАТО", Андропов заявил о необходимости укрепления трудовой дисциплины, в магазинах и кинотеатрах милиция стала устраивать облавы на людей, заходивших туда в рабочее время. Считалось, что если человек средь бела дня зашёл в магазин или кинотеатр, значит, это злостный прогульщик, и надо его доставить в отделение, как следует "пропесочить" (это выражение Андропова), и направить письмо по месту работы с требованием "принять меры к нарушителю трудовой дисциплины".

Однако в июне 1983 года Андропов делает резкий разворот, и начинает открыто говорить о предстоящих реформах. Видимо, к "перестройке" на тот момент уже всё было готово, и требовалось начинать постепенную подготовку общественного мнения. Далее предоставим слово Евгению Чазову (книга "Рок"):

Уверен, что окружение Андропова помнит, как он тщательно готовился к пленуму ЦК КПСС в июне 1983 года. К этому времени у него и его близкого окружения сформировались предложения по выводу страны из кризиса. Не будем голословны и вспомним, о чем говорил Ю. Андропов на этом пленуме: «Партия исходит из того, что предстоящие годы и десятилетия принесут значительные изменения также в политической и идеологической надстройке, в духовной жизни общества». Ставится вопрос о трансформировании, «перестройке» советского строя, советского общества. В этом выступлении впервые в устах руководителя советского государства прозвучало понятие «гласность». «А разве не поможет, — говорил Ю. Андропов, — приблизить деятельность партийных и государственных органов к нуждам и интересам народа большая гласность в работе?»

Михаил Сергеевич Горбачёв заговорил о "перестройке" и "гласности" только в 1986-1987 годах, а Юрий Владимирович Андропов объявил об этом ещё в июне 1983-го! Причём Андропов о направлениях этой "перестройки" сказал практически открытым текстом: "значительные изменения также в политической и идеологической надстройке".

Сущность идеологической надстройки советского общества - социализм и стремление к идеалам коммунизма, а политическая надстройка - однопартийная система с отсутствием свободы слова и одним кандидатом на выборах.

И Андропов открыто объявил, что всё это изменится! А как это можно изменить? Вместо социализма - капитализм, вместо однопартийной системы - многопартийная, вместо одного кандидата - альтернативные выборы (когда "электорату" промывают мозги, и он не понимает, что меняет шило на мыло). А "гласность", о которой объявил Андропов - это и есть свобода слова.

Короче говоря, заявления Андропова на июньском Пленуме ЦК КПСС 1983 года, для тех, кто был "в теме", прозвучали совершенно однозначно - СССР будет реформирован по западному образцу.

Главная загадка советской истории - почему едва объявленная "перестройка" тут же затормозилась, и возобновилась только через пять лет после её объявления Андроповым (если говорить не о словесной, а именно о реальной "перестройке", то решения о реальном изменении "политической и идеологической надстройки" были приняты только в июне 1988 года). Попробуем эту историческую загадку разгадать.

Чазов пишет о том, как тщательно Андропов готовился к этому Пленуму. Такая тщательная подготовка не могла ускользнуть от внимания старой партийной элиты, которой переход к капитализму и западной демократии был совершенно не интересен, и при этом крайне опасен.

Избрание Юрия Владимировича Андропова Генеральным секретарём ЦК КПСС стало результатом своеобразного компромисса, достигнутого с партийной верхушкой, и в результате секретарём ЦК КПСС по идеологии, то есть вторым человеком в партии, ведущим заседания Секретариата и Политбюро в отсутствие Генерального секретаря, стал Константин Устинович Черненко.

Андропова в партии в основном не любили, и Черненко стал неформальным лидером старой партийной номенклатуры, не желавшей никакой "перестройки". Учитывая, что Черненко был очень слаб здоровьем, и чем дальше, тем хуже, партийный аппарат избрал для него в качестве дублёра Григория Васильевича Романова - того самого главу Ленинграда, которого КГБ в 1976 году скомпрометировал слухами о якобы разбитом сервизе Екатерины II на свадьбе дочери. В июне 1983 года Романов стал секретарём ЦК КПСС и переехал в Москву.

В данном случае снова была достигнута сделка - мы тебе позволим произнести речь о реформах, а ты взамен переведёшь в Москву ортодоксального коммуниста Романова.

Таким образом, получилось противостояние двух "тандемов" - "старый больной Андропов плюс молодой здоровый Горбачёв" и "старый больной Черненко плюс молодой здоровый Романов". Горбачёв и Романов были молоды лишь относительно - Горбачёву 52 года, а Романову - 60, но по сравнению с большинством других партийных руководителей, которым было от 70 и старше, это можно назвать молодостью.

Константин Черненко и находившийся с ним в дружеских отношениях министр внутренних дел Виталий Федорчук, изгнанный Андроповым из КГБ и переведённый в МВД, пытались найти компрометирующие материалы на Андропова, чтобы можно было предъявить их на Пленуме ЦК КПСС, и добиться смещения Генерального секретаря.

И надо было не просто снимать Андропова, а ещё и опорочить саму идею реформ. Например, предъявить доказательства, что разрушить социализм и перейти к капитализму призывает пробравшийся в партию "жидомасон" и "буржуй".

Как уже ранее рассказывалось, летом 1983 года был задержан человек, собиравший сведения о родителях Андропова (мать Андропова, по его словам, сказанным Чазову, была приёмной дочерью богатого купца - еврея: "Недавно мои люди вышли в Ростове на одного человека, который ездил по Северному Кавказу - местам, где я родился и где жили мои родители, и собирал о них сведения. Мою мать, сироту, взял к себе в дом богатый купец, еврей. Так даже на этом хотели эти люди сыграть, распространяя слухи, что я скрываю свое истинное происхождение").

Звали этого купца 2-й гильдии, торговавшего часами и ювелирными изделиями, Карл Францевич Флекенштейн, и он был уроженец города Выборга Великого княжества Финляндского (входившего в состав Российской империи, но имевшего собственное законодательство и собственную систему управления). Жену Карла Флекенштейна звали Евдокия Михайловна. Умер К.Ф. Флекенштейн, проживавший отдельно от приёмной дочери и её семьи, в 1915 году, через год после рождения Ю.В. Андропова.

Кстати, весьма сомнительно, что Карл Флекенштейн действительно был евреем. Имя-отчество Карл Францевич абсолютно нехарактерно для евреев, и встречалось обычно у немцев лютеранского вероисповедания. По данным на 1910 год, в Выборге немцы составляли 0,7 % населения. В 1914-1915 годах из-за начала Первой мировой войны во многих городах Российской империи прошли немецкие погромы - аналог еврейских погромов, только громили дома и магазины, принадлежащие не евреям, а немцам.

Выборг - по-фински Viipuri, и в 1917-1940 годах входил в состав независимой Финляндии; на сайте familysearch.org, содержащем архивную базу данных по генеалогии (записи о рождениях, смертях и крещениях), по большинству стран мира, в т.ч. и по Финляндии, имеются сведения о том, что в городе Viipuri 28 июля 1848 года был рождён Karl Peter Fleckenstein (его отец - Leopold Fleckenstein, мать - Lovisa Fleckenstein), а 27 августа 1848 года Карл Петер Флекенштейн был крещён в пригороде Viipuri Johannes (сейчас п. Советский Выборгского района Ленинградской области).

Трудно сказать, был ли этот Карл Петер Флекенштейн тем субъектом, который стал известен в России под именем "Карл Францевич", но даже если он был его двоюродным братом или более дальним родственником, это дела не меняет - Флекенштейны, проживавшие в Выборге, были христианами, на что указывает факт крещения младенца Карла Петера.

Скорее всего, Юрий Андропов, который своего приёмного деда ни разу в жизни не видел, добросовестно заблуждался и считал его евреем на том основании, что фамилия заканчивается на "штейн" (по-немецки "stein" - "камень"). Такие фамилии давались не только евреям германского происхождения, но и самим этническим немцам. С тем же успехом Андропов мог бы записать в евреи великого полководца 17-го века Альбрехта Валленштейна.

Но в любом случае, кем бы ни был по национальности Карл Флекенштейн, не являвшийся биологическим предком Андропова, главный компромат состоял в том, что он был "буржуй", и Юрий Владимирович происходил из буржуазной семьи.

Это была бы бомба, если бы Черненко на Пленуме ЦК заявил, что изменить "политическую и идеологическую надстройку" призывает замаскировавшийся буржуй, ненавидящий Советскую власть! Однако чекистам удалось задержать человека, занимавшегося сбором компромата, и скандальное разоблачение не состоялось.

Искали компромат и на Горбачёва. Ранее уже говорилось о родственниках Горбачёва и его жены, привлекавшихся к уголовной ответственности по политическим статьям. Однако группа Черненко-Федорчука-Романова стала копать и в другом направлении. Что это было за направление, становится понятно из следующего отрывка из интервью, которое В.В. Федорчук дал украинской газете "Зеркало недели" (№ 36, 15 сентября 2001):

- С Горбачевым я проработал недолго... Сразу после избрания новый генсек начал увольнять людей пачками. В январе 86-го пришла и моя очередь. Меня он, между прочим, обвинил в том, что я когда-то собирал на него компромат, хотя это была неправда.

- А в чем именно заключался компромат?

- Точно не помню. Какие-то взятки, подношения - в общем, большие суммы. Но я об этих материалах ничего не знал. Все это всплыло без меня. Просто кому-то было выгодно донести на меня Горбачеву. А тот убрал из МВД не только меня, но и целый ряд ответственных сотрудников Главного управления БХСС, которых также подозревал в причастности к этой операции.

Ну что ж, "хотя это была неправда", но целую бригаду, когда-то занимавшуюся сбором компромата, из МВД всё же изгнали, и вряд ли Горбачёв обвинил в этом Федорчука без каких-либо оснований. Сбор компромата - это одно из направлений работы некоторых ведомств (особенно того ведомства, из которого Федорчук перешёл в МВД), и ничего такого необычного в этом нет.

Но если Федорчук о сборе компромата на Горбачёва действительно ничего не знал ("всё это всплыло без меня"), и этим самовольно занимались какие-то люди из БХСС, тогда вырисовывается совершенно другая, и гораздо более интересная картина.

По подозрению в этом сборе компромата, происходившем "когда-то" (точное время этого "когда-то" определить невозможно, но приблизительный период - 1983-1985), как упомянул Федорчук, был уволен "ряд ответственных сотрудников Главного управления БХСС". БХСС - это борьба с хищениями социалистической собственности, аналог современного ОБЭПа.

В 1983-1986 годах начальником Управления по борьбе с хищениями социалистической собственности (УБХСС) Главного Управления внутренних дел (ГУВД) Мосгорисполкома был Александр Николаевич Стерлигов, полковник (позднее генерал-майор) КГБ, который, оставаясь в кадрах КГБ (в действующем резерве), был командирован в милицию. В 1986 году (тогда же, когда и Федорчук) он был из милиции уволен, и переведён референтом в Хозяйственное управление Совмина СССР. За участие в сборе компромата на Горбачёва, или просто так совпало?

В 1990 году, после того, как Борис Николаевич Ельцин стал председателем Верховного Совета РСФСР, А.Н. Стерлигов занял должность Управляющего делами Совета Министров РСФСР. Всё это время Стерлигов оставался в действующем резерве КГБ.

В 1985-1987 годах Ельцин был 1-м секретарём Московского горкома КПСС - он сменил на этом посту В.В. Гришина, обвинявшегося в различных злоупотреблениях. Александр Шевякин в книге "КГБ против СССР. 17 мгновений измены" пишет про Ельцина, что "ход в кресло первого человека в Москве ему помогла сделать ЧК. Конкретно - начальник ОБХСС МосГУВД А.Н. Стерлигов, который "топил" В.В. Гришина и всю его команду".

Стерлигов тогда раскрутил ряд уголовных дел на директоров московских магазинов, и в покровительстве этим проворовавшимся директорам обвинили Гришина, что и позволило отправить его на пенсию, и назначить на это место Ельцина (в декабре 1985-го). Не исключено, что уже в 1985 году КГБ строил планы по замене Горбачёва на Ельцина (по каким причинам - станет ясно из следующей главы).

Но вернёмся к событиям 1983 года. После того, что попытался сделать Черненко, было бы логично ожидать ответного удара от Андропова. И такой удар последовал.

Как пишет Евгений Чазов в книге "Здоровье и власть", "скрытая борьба Андропова с Черненко продолжалась". Ранее уже приводились примеры, во что иногда выливалась такая борьба за власть в советской верхушке - переворачивание лодки Косыгина, чудом оставшегося в живых, загадочная смерть Кулакова, "самоубийство" Цвигуна из пистолета охранника, отравление Суслова какой-то "новой таблеткой", смерть Брежнева после получения "жёлтеньких" таблеток от Андропова.

А в конце августа 1983 года загадочное происшествие случилось и с Константином Устиновичем Черненко, отдыхавшим в Крыму. Далее процитируем книгу Е.И. Чазова "Здоровье и власть":

Отдыхавший там же, в Крыму, министр внутренних дел Федорчук, которого активно поддерживал Черненко, прислал ему в подарок приготовленную в домашних условиях копченую рыбу. У нас было правило - проводить строгую проверку всех продуктов, которые получало руководство страны. Для этого как в Москве, так и в Крыму были организованы специальные лаборатории. Здесь же то ли охрана просмотрела, то ли понадеялись на качественность продуктов, которые прислал близкий знакомый, к тому же министр внутренних дел, короче, такой проверки проведено не было. К несчастью, рыба оказалась недоброкачественной - у Черненко развилась тяжелейшая токсикоинфекция с осложнениями в виде сердечной и легочной недостаточности… Состояние было настолько угрожающим, что я, да и наблюдавший его профессор-пульмонолог А.Г. Чучалин, как впрочем и другие специалисты, боялись за исход болезни.

Андропов, которого я проинформировал о состоянии Черненко, сочувственно, но совершенно спокойно отнесся к сложившейся ситуации… он ответил: "Я ничем ему помочь не могу. А в ЦК останется Горбачев, который в курсе всех дел и спокойно справится с работой…".

… Заболевание Черненко протекало тяжело … восстановить его здоровье и работоспособность до исходного уровня было невозможно. Из больницы выписался инвалидом…

… мне стало ясно, что вряд ли Черненко останется в Политбюро после ближайшего Пленума ЦК.

Однако бывший начальник 4-го главного управления Минздрава СССР описал эту историю не совсем точно (а в своих книгах Е.И. Чазов неоднократно подчёркивал, что находился в дружеских отношениях и с Андроповым, и с Горбачёвым). В.В. Федорчук в упоминавшемся интервью газете "Зеркало недели" внёс очень существенные уточнения:

Во-первых, не я угостил, а мой зять — меня в то время вообще в Крыму не было. Черненко отдыхал на даче, а неподалеку в Доме отдыха ЦК проводил отпуск зять. Он у меня был заядлый рыболов. Однажды наловил целое ведро рыбы. Позвонил мне в Москву, спрашивает: «Что с ней делать?». Я говорю: «Угости Черненко, вы же там рядом отдыхаете». Он и отвез. Эту же рыбу ела вся семья Черненко, ели в доме отдыха. И никто не заболел. Так что рыба тут совершенно ни при чем. Я удивлен, что Чазов мог подобное написать.

Итак, пищевое отравление якобы от рыбы, но травится только один человек среди всех, кто эту рыбу отведал. Можно предположить, что К.У. Черненко был специально отравлен таким способом, чтобы свалить вину за отравление на его друга В.В. Федорчука. Подложив яд в рыбу (или в какой-то другой продукт, подававшийся вместе с рыбой), "убивали двух зайцев" - убирали одного противника и компрометировали другого. То, что Черненко остался в живых - спасибо профессору Чучалину, вытащившему его с того света.

А затем последовал ответный удар уже с другой стороны. В августе был отравлен Черненко, а 30 сентября находившийся в том же Крыму Андропов резко, неожиданно, тяжело заболел, и его увезли в Москву. Из больницы он уже не вышел, и последние несколько месяцев своей жизни руководил страной из больничной палаты.

Обстоятельства неожиданной болезни Андропова не совсем ясны. Чазов пишет, что Андропов простудился, и это вызвало резкое осложнение, но всё же это вызывает сомнения. Слишком по датам совпадает, очень похоже на обмен ударами между "перестройщиками" и противниками "перестройки": в августе травят Черненко, а в сентябре травят Андропова.

Крымская область находилась в составе Украинской ССР, а Украиной руководил Владимир Васильевич Щербицкий, несостоявшийся преемник Брежнева. Бывший помощник секретаря ЦК КПСС Е.К. Лигачёва Валерий Легостаев в статье "Генсек Кровавый" (газета "Завтра", № 10 (379) от 5 марта 2001 года) сообщает о слухах, которые ходили по этому поводу: "Разного рода шептуны поговаривают, мол, не надо было Андропову ехать в хозяйство Щербицкого. У того ведь тоже есть гордость и свое КГБ. Но кто тут что может теперь доказать или опровергнуть. Однако факт есть факт: Андропов ладил более или менее благополучно со своими болезнями 20 лет, но как только достиг того, к чему всю жизнь стремился, - высшей власти, - смерть подобрала его".

Из-за этих разборок в стиле итальянского средневековья "перестройка" затормозилась, а с учётом болезни главных вождей "перестройщиков" и "антиперестройщиков" - Андропова и Черненко - на первый план выходит проблема престолонаследия.

Ю.В. Андропов готовил в свои наследники М.С. Горбачёва. Как пишет Е.И. Чазов в книге "Рок":

М. Горбачев все активнее выдвигается на первые роли в руководстве страной. Даже "старики" - Н. Тихонов, В. Гришин, А. Громыко - вынуждены считаться с ним. У него складываются дружеские отношения с Д. Устиновым, самым близким Андропову человеком. Меняется и сам М. Горбачев. Это уже не скромный секретарь ЦК КПСС, курирующий вопросы сельского хозяйства. Это один из руководителей, определяющих жизнь партии и страны, - появляются уверенность, широта взглядов и политическая амбициозность.

... Я понимал, что Горбачева тяготит и раздражает двойственность его положения: с одной стороны, он первый в окружении Ю. Андропова, с другой - формально таким человеком является К. Черненко. К тому же у Черненко, хотя он и был очень сдержан, иногда, особенно когда он узнавал об активности Горбачева в ЦК во время его болезни, прорывались высказывания "о молодых да ранних".

В такой ситуации КГБ начинает понимать, что в случае смерти Андропова далеко не факт, что Горбачёв будет избран Генеральным секретарём, и подсказывает Андропову идею, как обеспечить преемственность власти: ещё при жизни назначить себе преемника, а самому уйти на пенсию. Вряд ли Андропов был этой идеей обрадован, но исходила она именно от КГБ. Е.И. Чазов в книге "Рок" вспоминает:

Однажды после каких-то телефонных звонков и встречи с работниками КГБ, находясь в подавленном состоянии, он вдруг позвонил Н.И. Рыжкову и спросил, какое материальное обеспечение будет ему определено, если его отправят на пенсию. Я был невольным свидетелем этого разговора. Ответа я не слышал, но, видя реакцию Андропова, почувствовал, что Николай Иванович ошарашен таким вопросом и не знает, что сказать. Вскоре позвонил взволнованный М. Горбачев и, рассказав о разговоре, попросил успокоить Ю. Андропова - ни у кого и в мыслях нет ставить вопрос об отстранении его от власти.

В ноябре-декабре 1983 года неблагоприятный прогноз болезни был ясен, и многие члены Политбюро уже знали, что дни Андропова сочтены. Начались обсуждения, кто будет следующим Генеральным секретарём. И шансов у Горбачёва в случае смерти Андропова практически не оставалось. Опять процитируем Е.И. Чазова:

Рушились надежды на обновление, предложенное и не осуществленное Ю. Андроповым. М. Горбачев был в подавленном состоянии, понимая, что в складывающейся ситуации его положение становится не просто сложным, но и шатким. "Старики" (Черненко, Тихонов, Гришин, Громыко), которые будут определять политику Политбюро после ухода со сцены Ю. Андропова, не простят М. Горбачеву первенства и сделают все, чтобы ограничить его активность, отодвинуть на задний план, если вообще не удалить из Политбюро. В те времена это было вполне возможно.

... В Политбюро была единственная фигура, которая могла достойно защитить М. Горбачева, что, впрочем, и произошло, когда к власти пришел больной и слабохарактерный К. Черненко. Это был ближайший друг Андропова - Д. Устинов.

Именно он внушал мне оптимизм в отношении будущего М. Горбачева, за которого я тогда искренне, по-дружески переживал. Мы часто встречались в это время с Устиновым, обсуждая проблемы здоровья Андропова. Он неоднократно повторял, что Андропов не видит в Политбюро другого человека, кроме Горбачева, который мог бы заменить его на посту Генерального секретаря ЦК КПСС. Я верил в искренность Д. Устинова, его честность, принципиальность и предполагал, что он будет отстаивать мнение Андропова перед другими членами Политбюро. И опять я ошибся...

9 февраля 1984 года Андропов умер. Обстоятельства его смерти вызывают вопросы. Вот что об этом сообщает генерал КГБ Олег Калугин в книге "Прощай, Лубянка!":

Агент Ленинградского КГБ, вернувшийся из Москвы вскоре после смерти Андропова, сообщал: «в 1-м Медицинском институте, среди тех, кто связан с 4-м Главным управлением Миндрава СССР, идут разговоры о загадочности смерти Генерального секретаря. По мнению ряда специалистов, лечившие Андропова на ранней стадии болезни, умышленно вели неправильный курс, что впоследствии привело к его безвременной кончине. На более поздней стадии ведущие специалисты страны были бессильны что-либо сделать, несмотря на все предпринимавшиеся ими меры. Люди, «залечившие» Андропова, связаны с группировкой (название условное) некоторой части партийных аппаратчиков в Москве, которой пришлись не по вкусу позитивные изменения и реформы, начатые Андроповым, в частности намерение отменить «кремлевский паек», призывы к соблюдению партийными работниками личной скромности, ленинских норм. Некий бывший ответственный сотрудник Госплана СССР подтвердил изложенное выше и добавил, что Андропова «убрали».

Такие были нравы в ленинской партии, таковы были "ленинские нормы". Загадочные смерти Сталина, Брежнева, Андропова, Суслова, Цвигуна, и многих других партийных и государственных руководителей, столь очевидно похожие на убийство - это была нормальная практика политической борьбы советского периода. Неправильно говорить, что "плохой Горбачёв пробрался в хорошее Политбюро" или "Андропов шёл к власти по трупам". И "перестройщики", и их противники - и те, и другие действовали одинаковыми методами. Прямо как Ельцин однажды выразился: "Что тот, понимаешь, такой, что этот". Система.

После смерти Андропова стало ясно, что опасения КГБ, советовавшего Юрию Владимировичу уйти на пенсию и обеспечить прижизненную передачу власти, полностью подтвердились: Генеральным секретарём Горбачёва не избрали, об этом даже речи не возникло.

Снова процитируем Евгения Чазова (книга "Рок"):

Действительность превзошла мои опасения. Накануне пленума ЦК КПСС, на котором должен был обсуждаться вопрос о кандидатуре Генерального секретаря, мы встретились с Д. Устиновым в правительственной поликлинике на улице Грановского. Я помнил его недавние намерения, и мне стало не по себе, когда он сказал, что на встрече группы членов Политбюро (Черненко, Тихонов, Громыко и он) было решено выдвинуть на пост Генерального секретаря К. Черненко. Другого выхода, по его словам, не было, так как на это место претендовал А. Громыко, и это был далеко не лучший вариант. Я понял, что о кандидатуре Горбачева не было даже речи. Понимал я и то, что "не лучший вариант" - это с позиций Д. Устинова, которого больше устраивал больной и слабохарактерный Черненко, чем властный и в определенной степени упрямый Громыко. Много позднее во время одной из моих встреч с А. Громыко тот подтвердил, что кандидатуру Черненко предложил сам Устинов.

Первое, что у меня непроизвольно вырвалось после признания Д. Устинова: "Как же Вы могли, зная, что Черненко инвалид, что он не работоспособен, выдвигать его на эту должность? Все Политбюро знает этот факт - ведь еще осенью 1983 года были наши официальные заключения о состоянии его здоровья. Да и как он сам согласился с этим предложением, ведь это только ускорит его гибель?" Смущенный Д. Устинов постарался быстрее ретироваться. А я подумал: "Господи, какое же это грязное дело - борьба за власть...".

Исходя из этого, можно сделать вывод, что сотрудники КГБ, после встречи с которыми Андропов звонил Рыжкову, и спрашивал, "какое материальное обеспечение будет ему определено, если его отправят на пенсию", через особые отделы или каким-то другим способом выяснили, что министр обороны Устинов, чья поддержка помогла самому Андропову стать Генеральным секретарём, только притворяется другом и сторонником Горбачёва, а реально будет продвигать Черненко.

Поэтому они и предлагали вариант с уходом на пенсию и назначением преемника, пока Андропов был ещё живой. Если бы им всё же удалось уговорить Андропова, избрание Горбачёва Генеральным секретарём было бы практически гарантировано. И по этой причине противникам Горбачёва было просто необходимо убрать Андропова до того, как он проведёт операцию "Преемник". Что и было сделано.

Зачем же Устинову понадобилось поддерживать Черненко? Ответ на этот вопрос даёт всё тот же Евгений Чазов, только уже в другой книге - "Здоровье и власть":

Больной, к тому же по характеру мягкий, идущий легко на компромиссы, непринципиальный Черненко вряд ли мог противостоять настойчивому, сильному и твердому Устинову, возглавлявшему военно-промышленный комплекс. Да и другие участники этого своеобразного сговора понимали, что при больном Черненко они не только укрепят свое положение, но и получат большую самостоятельность, которой у них не было при Андропове.

Нынешний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в 1984 году выдвигался на должность председателя Совета Министров Казахской ССР, и по существовавшим тогда правилам его повели на "смотрины" к Генеральному секретарю. Вот что пишет Назарбаев об этой встрече с Черненко в книге "Без правых и левых":

Пришлось сидеть безвылазно в гостинице и ждать звонка о встрече с Генсеком. В этом ожидании прошло три дня. Наконец позвонили: "Пока принять не может - болен. Лети обратно".

Через неделю снова вызвали в Москву. Опять сижу в гостинице. На третий день раздался звонок: "Пока жди, Константина Устиновича в Москве нет, кажется, отдыхает в своей загородной резиденции". Спустя день все повторилось: "Принять не может, возвращайся в Алма-Ату".

Только третья попытка достигла цели. Привел меня к Черненко Е. К. Лигачев… Когда вошли в кабинет, Константин Устинович сидел за столом утомленный, с совершенно отсутствующим взглядом…

Е. К. Лигачев стал рассказывать обо мне, упомянул, что я буду самым молодым из всех премьеров союзных республик. Черненко сидел молча, тяжело дыша. Когда Лигачев закончил свой монолог, он задал наконец первый и единственный вопрос:

- Сколько ему лет?

- Сорок четвертый пошел, Константин Устинович. Будет самым молодым премьером, - вынужден был повторить Егор Кузьмич.

Неожиданно Черненко поднялся и направился в мою сторону, но вдруг как-то весь подкосился, и находившийся рядом здоровый парень едва успел его подхватить.

- Вернетесь, передайте привет товарищам.

Аудиенция, которая произвела на меня гнетущее впечатление, окончилась.

После подобных встреч невольно одно думается: и такой человек стоит у руля крупнейшего государства! И другие мысли возникали. Ведь было ясно, что вряд ли человек в таком состоянии способен на что-то серьезно влиять. А значит, кому-то очень удобно держать такого Генерального секретаря в виде своеобразного символа власти, чтобы под сенью это символической фигуры спокойно жить в свое удовольствие. Например, от Кунаева мы знали, что было принято специальное закрытое постановление Политбюро, предписывающее для его престарелых членов укороченный рабочий день и дополнительный, третий выходной каждую неделю - по пятницам. Поэтому никто из них особенно не перенапрягался, и, как правило, уже по четвергам все уезжали на дачи, дышали там свежим воздухом и охотились в специальных угодьях, а в понедельник возвращались в Москву. Так же вели себя и местные руководители. Все их обязанности сводились к тому, чтобы время от времени провести какое-нибудь совещание, иногда съездить куда-нибудь в область, на периферию да показаться в средствах массовой информации: не дремлют, мол, вожди.

Черненко, ставший инвалидом после августовского отравления, устраивал Политбюро именно тем, что ни во что не вмешивался, что ему предлагали - на то и соглашался, подписывал не глядя. И это не только из-за болезни.

Ранее уже приводилась цитата из Чазова, что после 1976 года Брежнев не вчитываясь и не вдумываясь подписывал документы, которые ему присылал тогда ещё относительно здоровый Черненко. Управленческая традиция такая была: "время от времени провести какое-нибудь совещание, иногда съездить куда-нибудь в область, на периферию да показаться в средствах массовой информации".

Реальное управление Советским Союзом осуществляли не те "вожди", которых по телевизору показывали, а те, кто на телеэкранах не мелькал, но готовил документы, и подносил их "вождям", чтобы они бездумно подписали. То есть, партийный аппарат и руководители среднего звена. Их такая система полностью устраивала, и, чтобы провести "перестройку", надо было или договориться с этим аппаратом и руководителями среднего уровня, или настолько их запугать, чтобы они не сопротивлялись. Некоторые, вроде Лукьянова, и сами обладали "нестандартным реформаторским мышлением", но пока они находились в меньшинстве.

Но первую задачу, которую надо было решить после избрания Черненко Генеральным секретарём - это сохранение Горбачёва в составе Политбюро. А у него была реальная перспектива оттуда вылететь. Про то, что Черненко высказывался про "молодых да ранних" уже говорилось, но проблема была не только в Генсеке, но и в других старых членах Политбюро, которые чувствовали опасность. Е.И. Чазов в книге "Здоровье и власть" сообщает:

Сложным и своеобразным было отношение больного Черненко к Горбачеву. Он не мог забыть, что Андропов, пытаясь удалить его с политической арены, противопоставлял ему в качестве альтернативы именно Горбачева. Не мог он не знать, что Андропов своим преемником видел Горбачева. Надо сказать, что и большинство старейших членов Политбюро, может быть, за исключением Устинова, понимая, что время Черненко коротко, хотели освободиться от такой фигуры в Политбюро, как молодой, завоевывающий авторитет Горбачев - наиболее реальный претендент на пост Генерального секретаря. Они понимали, что в случае прихода его к власти дни их в руководстве партии и страны будут сочтены… Давление на Черненко было настолько сильным, что при его прохладном отношении к Горбачеву где-то в апреле 1984 года положение последнего было настолько шатким, что, казалось, "старики" добьются своего.

Кто или что спасло Горбачева, мне трудно сегодня сказать…

В книге "Рок" Евгений Чазов добавляет:

В наиболее сложном положении в этот период оказался М. Горбачев. Еще недавно всемогущий сподвижник Генерального секретаря, он в одночасье становится лишь одним (и не самым авторитетным) из членов Политбюро и секретарей ЦК КПСС. Помню, с какой горечью и налетом нескрываемой злости он рассказывал мне о своих стычках с окружением К. Черненко - его помощниками, заведующим общим отделом ЦК К.М. Боголюбовым и другими. Зная уровень и возможности этих людей, я понимал возмущение Горбачева, которому надо было согласовывать с ними свои выступления и предложения.

Представляете - член Политбюро, ещё недавно третий человек в партии, был вынужден спрашивать разрешения каких-то помощников и начальников отделов! Это для партийного вождя такое унижение, что хуже некуда. Вот что ещё пишет Чазов в этой книге по данному вопросу:

Проблемы Горбачева в период правления Черненко не ограничивались его сложными взаимоотношениями с окружением Генерального секретаря, в большей степени они определялись отношением к нему "стариков" из Политбюро - Тихонова, Громыко, Гришина и некоторых других. Они не только его третировали, но и активно, особенно Н. Тихонов, выступали против него. Д. Устинов, как мне кажется, старался держать нейтралитет, хотя в некоторых случаях и пытался помочь М. Горбачеву.

Я не мог понять отношение Черненко к Горбачеву. С одной стороны, было ясно, что М. Горбачев по меньшей мере не входит в круг его друзей и сподвижников. С другой - несмотря на давление со стороны Н. Тихонова и некоторых других членов Политбюро, он не только сохраняет его в аппарате ЦК КПСС, но и формально оставляет за ним пост второго секретаря, т.е. своего основного заместителя.

Уверен, что Черненко был вынужден сохранять Горбачева, понимая, что замены ему в тот период не было...

Почему Черненко, при всей своей неприязни к Горбачёву, и при дружной ненависти к тому старых членов Политбюро, не только не отправил его куда-нибудь подальше, но и сделал своим заместителем - это историческая загадка, и вряд ли даже сам Горбачёв знает на неё ответ. Можно только сделать предположение.

Черненко действительно был вынужден сохранить Горбачёва - против своей воли, и против воли значительного числа членов Политбюро. Потому что на Горбачёва сделал ставку КГБ, а у этой организации, охранявшей партийных вождей, были возможности так надавить на больного Генсека и его чуть менее больных престарелых коллег, что другого выхода не оставалось.

Методы убеждения есть самые разные. Генсек болеет, и каждый день таблетки пьёт - можно намекнуть, что "дорогой Леонид Ильич" жёлтеньких таблеточек выпил, и не проснулся. Или товарищ Суслов, например, тоже умер после таблеточки, новенькой такой. Или, например, намекнуть, что когда Черненко в очередной раз подкосится и падать начнёт, "находившийся рядом здоровый парень" (охранник) в этот момент отвернётся, и не успеет его подхватить. Об угол можно удариться. И больше не встать. Вся страна будет в трауре.

Добрым словом и пистолетом вы можете добиться большего, чем одним только добрым словом.

Почему же добрые слова не были произнесены перед обсуждением кандидатуры Генерального секретаря? Потому что кандидатуру Черненко предложил министр обороны маршал Устинов, а в Советской Армии пистолетов и другого оружия во много раз было больше, чем в КГБ. Поэтому доброе слово министра обороны звучало добрее, чем любое другое доброе слово.

При этом Устинов к Горбачёву как к человеку всегда относился очень хорошо, и если бы Михаил Сергеевич был такой же старый и больной, как Константин Устинович, то Дмитрий Фёдорович предложил бы кандидатом именно Михаила Сергеевича. Поэтому он не стал "топить" Горбачёва после избрания Черненко, и "старался держать нейтралитет", выражаясь словами Чазова. Это было его ошибкой. Как говорят в народе, доброта хуже воровства.

Для КГБ такая перспектива, когда министр обороны сам будет назначать Генерального секретаря, являлась совершенно неприемлемой. Если Черненко умрёт, то логично предположить, что Устинов снова предложит какого-нибудь древнего старца вроде Тихонова, чтобы тот не мешал ему делать свои дела по собственному усмотрению. А "перестройка" в это собственное усмотрение не входила совершенно однозначно.

У Андропова были какие-то рычаги воздействия на Устинова, возможно, он знал про него нечто совсем ужасное, что в случае разглашения уничтожило бы авторитет маршала, но, видимо, Юрий Владимирович унёс эту тайну с собой в могилу.

Хотя Устинов и сам был очень стар - ему было 76 лет - но при этом он был достаточно здоров и работоспособен. Как пишет Чазов, "Меня поражала работоспособность Д. Устинова, который начинал свой день в ЦК или Министерстве обороны в 8 утра и заканчивал в полночь, не знал выходных, он и в отпуске продолжал работать". Ждать, пока он станет больным и немощным, можно было ещё много-много лет.

И ещё одно обстоятельство не могло не вызывать тревогу. В Польше министр обороны Войцех Ярузельский переиграл госбезопасность, устроил военный переворот, и взял власть в стране, сорвав подготовленную КГБ, СБ и ЦРУ революцию. А что, если Устинову и министрам обороны стран Восточной Европы захочется повторить опыт Ярузельского? Возможно, что некторые министры стали об этом подумывать, или даже вести переговоры. И тогда они умерли.

С 5 по 14 сентября 1984 года в Чехословакии проводились совместные общевойсковые учения "Щит-84", в которых принимали участие СССР и страны Варшавского договора (ГДР, Польша, Венгрия, Чехословакия, Румыния, Болгария). После окончания учений присутствовавшие на них министр обороны СССР маршал Советского Союза Дмитрий Фёдорович Устинов и министр обороны Чехословакии генерал армии Мартин Дзур решили отпраздновать 40-летие Словацкого национального восстания, начавшегося 29 августа 1944 года, и отправились в горы на банкет, проходивший на открытой террасе. После банкета Устинов почувствовал себя плохо, по всем признакам - простудился. Сначала подумали, что грипп. Оказалось, какая-то неизвестная науке инфекция.

После возвращения из Чехословакии в СССР, Устинов, хотя и плохо себя чувствовал, выступил на итоговых сборах в Министерстве обороны. Что произошло в ходе этого выступления, рассказал бывший помощник Устинова генерал-полковник Игорь Вячеславович Илларионов в интервью журналу "Коммерсантъ Власть" (№ 46 (448), 20.11.2001):

Мы стали говорить Дмитрию Федоровичу, что делать этого не нужно, что может выступить первый зам — маршал Сергей Леонидович Соколов. Он сделает доклад, а вы выступите потом коротко. А он — нет, и все. Мы подключили начальника Центрального военно-медицинского управления Федора Ивановича Комарова. Тот начал уговаривать. Нет. Ну, Комаров сделал поддерживающие уколы, начал Устинов выступать. Минут тридцать говорил более или менее. А потом начал ошибаться, чувствую, дело плохо. Я начал переходить ближе к президиуму. Меня спрашивают: "Что?" Я говорю: "Не видите что ли, сейчас свалится". Сказали Соколову. Тот встал и, когда Устинов опять запнулся, говорит: "Дмитрий Федорович, пора нам перерыв сделать". Устинов пытался еще что-то говорить, а я смотрю, что он начал уже склоняться. Я подошел, взял его под руку и увел.

Прибежал Комаров. Еле убедили Устинова, что доклад закончит Сергей Леонидович Соколов. После совещания Чазов опять забрал Дмитрия Федоровича к себе в ЦКБ.

Е.И. Чазов в книге "Здоровье и власть" пишет о характере заболевания следующее:

Да и сама смерть Устинова была в определённой степени нелепой и оставила … много вопросов в отношении причин и характера заболевания… После возвращения с маневров Устинов почувствовал общее недомогание, появилась небольшая лихорадка и изменения в легких. Мы отвергли связь этого процесса с перенесенным злокачественным заболеванием. Удивительное совпадение - приблизительно в то же время, с такой же клинической картиной заболевает и генерал Дзур. Несмотря на проводимую терапию, вялотекущий процесс у Устинова сохранялся, нарастала общая интоксикация. Ситуация осложнилась тем, что на этом фоне начала прогрессивно расти аневризма брюшной аорты...

… Устинов, к сожалению, в дальнейшем погиб от нарастающей интоксикации, несмотря на использование всех возможных методов лечения.

Чазов описывает симптомы, но так и не может назвать, что же это была за болезнь. В книге "Рок" Е.И. Чазов немного уточняет:

... у Д. Устинова на фоне сниженной сопротивляемости организма появились признаки вялотекущего инфекционного процесса вирусного происхождения. Все известные в мировой практике методы лечения не давали эффекта.

И опять конкретный диагноз не назван - "вялотекущий инфекционный процесс вирусного происхождения". От этого неизвестного вируса умерли оба министра обороны - советский министр Дмитрий Фёдорович Устинов скончался 20 декабря 1984 года, а чехословацкий министр Мартин Дзур скончался 15 января 1985 года.

Между тем, в мировой практике нередко возникают различные неизвестные вирусы: "атипичная пневмония", "птичий грипп", или, например, "неизвестная кишечная инфекция", появившаяся в Германии в мае 2011 года (почему-то так совпало, что от Германии с марта 2011 года после аварии на японской АЭС "Фукусима" требовали отказаться от атомной энергетики (и тем самым усилить свою зависимость от импорта нефти), устраивали "мирные демонстрации" по стандартной технологии, но германское правительство решение вопроса всячески затягивало, и тут вдруг откуда ни возьмись, 20 мая появилась эта неизвестная инфекция, заразившая 520 человек и убившая 42 человека; но как только Германия 30 мая объявила об отказе от атомной энергетики, "неизвестная кишечная инфекция" в течение двух-трёх недель полностью исчезла).

Все эти "неизвестные болезни" внезапно появляются и так же внезапно исчезают, причём их появление и исчезновение нередко совпадает по времени с появлением каких-то (чаще всего неофициальных) требований к стране, где инфекция появилась, и после выполнения требований инфекция исчезает. Можно предположить, что это не просто "неизвестные инфекции", а бактериологическое (биологическое) оружие.

Бактериологическое (биологическое) оружие - это разработанный ещё в период Второй мировой войны особый вид оружия, поражающее действие которого основано на болезнетворных свойствах микроорганизмов - возбудителей различных заболеваний. Средствами поражения являются болезнетворные бактерии, вирусы, и токсические продукты их жизнедеятельности (токсины). Смысл в том, чтобы живая сила противника заболела и вымерла, а материальные ценности остались целыми. Бактериологическое (биологическое) оружие запрещено международными конвенциями, но по сообщениям в открытых источниках информации, в США, СССР, Великобритании и некоторых других странах культивировались штаммы микроорганизмов, не существующие в природе, то есть специально разрабатывались вирусы, от которых нет лекарств и нет прививок (нет у врачей, а у разработчиков есть).

В случае с болезнью Устинова и Дзура есть один непонятный момент - почему заразились только они двое? Ведь на банкете было много генералов, но кроме них двоих никто не заболел. Если считать, что оба министра обороны просто случайно подхватили какую-то инфекцию, то объяснить такой странный иммунитет у всех остальных, находившихся в очаге заражения, невозможно.

Однако, если они не заболели, а против них были применены препараты, относящиеся к бактериологическому оружию, то всё встаёт на свои места. К бактериальным средствам относятся не только болезнетворные бактерии, но и вырабатываемые ими токсины. Если министры были не заражены, а отравлены бактериальными токсинами, то посторонние лица при таком способе не пострадают, а у отравленных будут такие же симптомы, как при обычном заражении бактериями. Или, как вариант, инфекция передавалась только через пищу, и заражение при обычном общении, рукопожатии и т.д., при этом исключалось.

Ну а кто подложил в пищу порошок с токсинами или бактериями - может быть, офицер или солдатик какой-нибудь, особым отделом завербованный. Бегал с тарелками, генералам прислуживая, да и подсыпал туда порошок, полученный от "особиста".

На то, что одновременная болезнь, повлекшая смерть министров обороны СССР и Чехословакии, была не случайной, указывают и некоторые другие обстоятельства.

5 сентября 1984 года - в тот же день, когда в Чехословакии начались учения "Щит-84", то есть сразу же после отъезда Устинова за границу, начальник Генерального штаба Вооружённых сил СССР маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков (тот самый, который так сопротивлялся вводу наших войск в Афганистан), был вызван в ЦК КПСС, и Черненко поздравил его с новым назначением - на должность главкома Западного стратегического направления.

В статье "Перемещение по горизонтали" в газете "Красная звезда" от 31 октября 2002 года (беседа корреспондента Вадима Маркушина с генерал-полковником в отставке Михаилом Никитовичем Терещенко) об этом рассказывается так:

На должность главкома Западного стратегического направления Николая Васильевича Огаркова назначили тихо, сочтя, что его самого можно и не спрашивать об этом. Когда маршала пригласили в ЦК КПСС и Константин Черненко поздравил его с назначением, теперь уже бывший начальник Генерального штаба спросил у генсека, почему с ним никто об этом смещении предварительно не поговорил. Хотя бы по телефону. Черненко ответил: "Считайте, что никакого смещения с должности начальника Генштаба нет. Есть перемещение в должности по горизонтали, так надо в интересах Родины. Вы прекрасно знаете значение Западного направления".

И все-таки это было понижение. Что за ним стояло? Огромный авторитет маршала в Вооруженных Силах? Присущая ему самостоятельность мышления?...

… Назначение состоялось 5 сентября 1984 года. Да, это было для всех неожиданностью. Ведь речь шла о перемещении двух крупных военачальников. Первый шел, так сказать, по горизонтали. А второй - маршал Ахромеев Сергей Федорович - из первых замов становился начальником Генштаба. Примечательно, что данная перестановка проходила как-то спешно, ее будто подталкивали сверху...

Самое главное в этом назначении: 1) должность главкома Западного стратегического направления ранее в мирное время никогда не существовала, и её изобрели специально для Огаркова; 2) никаких практических полномочий эта должность не давала (почти что "свадебный генерал"); 3) штаб Главного командования войск Западного стратегического направления было решено разместить в городе Легница (Польша). Таким образом, маршала Огаркова фактически отправили в почётную ссылку.

Итак, практически одновременно: 1) начальника Генерального штаба сразу же после отъезда министра обороны в загранкомандировку снимают с должности и отправляют в почётную ссылку; 2) министра обороны во время загранкомандировки заражают неизвестной болезнью, в результате которой он по состоянию здоровья войсками больше не управляет, и вскоре умирает.

Таким образом, в сентябре 1984 года фактически была проведена спецоперация по смене высшего руководства вооружённых сил. Были устранены министр обороны, реально определявший, кто будет Генеральным секретарём (именно он фактически назначил Черненко) и начальник Генштаба, обладавший самостоятельным мышлением и способный спорить с начальством (вспомните, как Огарков спорил сразу со всем Политбюро по афганскому вопросу), а потому непредсказуемый и потенциально опасный.

Сменившие Устинова и Огаркова соответственно маршал Соколов и маршал Ахромеев, при всех своих военных заслугах, не были политиками, и никогда не позволяли себе спорить с Политбюро.

Учитывая, в каком состоянии был Черненко, решение о смещении Огаркова он принял явно не самостоятельно. Воспользовавшись отъездом Устинова, товарищи из КГБ могли подойти к Черненко и сказать ему доброе слово (даже без пистолета), и смертельно больной Генсек сделал то, что от него требовалось.

Устинова, как члена Политбюро, заочно снять с должности было нельзя, такие вопросы обсуждались на Политбюро с участием обсуждаемого. А в присутствии Устинова это было просто невозможно - достаточно было одной команды, чтобы повторить ранее сделанное Ярузельским. Во время учений "Щит-84", находясь за границей, Устинов разобраться по поводу отставки Огаркова, да и вообще разобраться со своими противниками не мог, но после его возвращения могло произойти всё что угодно.

Поэтому Устинова пришлось заразить неизвестной болезнью. Почему то же самое произошло с генералом Дзуром, трудно сказать, возможно, они с Устиновым говорили о неожиданной для них отставке Огаркова, и Дзур при этом сказал такие слова, которые лучше было не говорить (например, о положительном опыте Ярузельского). Особый отдел всё слышит.

Итак, в сентябре 1984 года Советская Армия была выведена из политической игры, и КГБ мог не опасаться противодействия избранию Горбачёва и проведению "перестройки" со стороны военных.

К концу года, по словам Чазова, "состояние самого Черненко было крайне тяжелым. Он находился в больнице и выезжал на работу лишь на несколько часов". И в это время становится понятной ещё одна причина для устранения от руководства армией Устинова и Огаркова.

В декабре 1984 года секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачёв во главе делегации Верховного Совета СССР отправился с визитом в Лондон. Бывший и.о. резидента внешней разведки КГБ в Лондоне Олег Гордиевский в книге "КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева" упоминает об этом визите, и сообщает, что во время этого первого визита Михаила Сергеевича в Великобританию ему ежедневно представляли по три-четыре разведсводки, большинство из которых готовил сам Гордиевский.

При этом Гордиевский отмечает, что уже в последние месяцы 1984 года "лондонской резидентуре стало ясно, что КГБ поддерживает кандидатуру Михаила Горбачева как преемника дышащего на ладан Черненко. Еще до приезда Горбачева как руководителя советской парламентской делегации в Великобританию в декабре 1984 года, во время которой он провел переговоры с Маргарет Тэтчер, Центр начал бомбардировать лондонскую резидентуру запросами материалов для Горбачева".

Почему КГБ уделял такое внимание этому визиту, становится ясным из мемуаров одного из членов делегации - уже многократно упоминавшегося Александра Николаевича Яковлева. После того, как Андропов вернул Яковлева из Канады, тот в основном занимался консультированием Горбачёва, и в Лондон они поехали вместе.

В своей книге "Омут памяти" А.Н. Яковлев рассказывает об истинной цели этих переговоров:

Переговоры продолжали носить зондажный характер до тех пор, пока на одном из заседаний в узком составе (я присутствовал на нем) Михаил Сергеевич не вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании, показано, откуда могут быть эти удары и все остальное.

Тэтчер смотрела то на карту, то на Горбачева. По-моему, она не могла понять, разыгрывают ее или говорят всерьез. Пауза явно затягивалась. Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока еще не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачев:

- Госпожа премьер-министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее.

- Да, - ответила несколько растерянная Тэтчер.

Завершить переговоры Горбачёв не успел, так как происходило это 20 декабря 1984 года, и в это время из Москвы пришло известие о смерти Устинова, после трёхмесячного пребывания в больнице. Чтобы "старики" из Политбюро не успели в отсутствие Горбачёва обработать Черненко и провести на пост министра обороны своего человека вместо маршала Соколова, который с сентября был и.о. министра в связи с болезнью Устинова, Михаилу Сергеевичу пришлось всё бросить и улететь в Москву. 22 декабря 1984 года Сергей Леонидович Соколов был назначен министром обороны СССР.

Самый главный вопрос в истории с картой Генштаба, которую Горбачёв показывал Тэтчер - а каким образом Горбачёв получил эту карту? Вот что пишет по этому поводу Сергей Кургинян в статье "Без оглядки на "потом", опубликованной в газете "Завтра" (№ 08 (692) от 21 февраля 2007 г.):

Вернусь в последний раз к мемуарам Яковлева. Там черным по белому прописано, что Горбачев на встрече с Тэтчер показывал карту ядерных ударов СССР по Великобритании. Причем такую тайную карту, что ах и ох! Михаил Сергеевич этим мемуарам не возражает!

Я не хочу это критиковать с оперативных или морально-журналистских позиций. Я пробую разобраться в элите. При таких разбирательствах морали и УК места нет. Карта, так карта. Горбачев поехал к Тэтчер в декабре 1984 года во главе делегации. Он не был Генсеком. Совсекретные оборонные карты не были в его прямой компетенции. Страной руководил Черненко. И соответствующие отделы ЦК. Из командировки Горбачев, Яковлев и другие были вызваны известием о смерти Устинова.

Тэтчер - не дура. Она фальшивую карту к рассмотрению не примет. И карту с малой секретностью тоже. Они про нас ох сколько всего знали на тот момент! Значит, ее надо было "кормить" чем-то достоверно лакомым. И так, чтобы не было подозрений, что с ней играют. Она сама-то ходы считать умеет? И разведка у нее неплохая.

Короче, ее надо было "кормить" чем-то достоверным и особо секретным. Кто дал сие? Устинов? И он также был в игре?

Кургинян в данном случае упускает из виду, что Устинов к тому времени три месяца лежал в больнице, поэтому карту Горбачёву могли предоставить или и.о. министра обороны Соколов, или начальник Генштаба Ахромеев.

Скорее всего, карту Генштаба М.С. Горбачёву дал именно начальник Генштаба С.Ф. Ахромеев. Сергей Фёдорович продолжал входить в ближайшее окружение Горбачёва до самого последнего момента. После ухода с поста начальника Генштаба в декабре 1988 года, маршал Ахромеев был назначен советником Горбачёва, и оставался им до августовского путча 1991 года (19-21 августа).

Ахромеев тогда предложил своё содействие членам ГКЧП, и стал писать проект выступления для председателя ГКЧП Г.И. Янаева. 24 августа 1991 года маршал Ахромеев повесился в своём служебном кабинете в Кремле. В его предсмертном письме были и такие строки: "начиная с 1990 года, я был убежден, как убежден и сегодня, что наша страна идет к гибели. Вскоре она окажется расчлененной… Мне понятно, что как Маршал Советского Союза, я нарушил Военную Присягу и совершил воинское преступление".

Возможно, слова о воинском преступлении и нарушении присяги относились не только и не столько к событиям с ГКЧП (речи писать - это не преступление), но и к той давней истории со сверхсекретной картой ракетно-ядерных ударов по Англии, которую он, нарушив все правила, дал Горбачёву, и тем самым содействовал тому, что страна впоследствии пришла к гибели.

В 1983 году в Женеве (Швейцария) проводились переговоры по ограничению и сокращению стратегических вооружений в Европе. Советская сторона приостановила своё участие в этих переговорах 8 декабря 1983.

В книге Дэвида Хоффмана "Мёртвая рука: Неизвестная история гонки вооружений времён холодной войны и её опасное наследие" (David Hoffman. The Dead Hand: The Untold Story of the Cold War Arms Race and its Dangerous Legacy), написанной на основе архивных документов и воспоминаний участников событий, сообщается о том, что после того, как советская делегация покинула Женевские переговоры, маршал Ахромеев (на тот момент - первый заместитель начальника Генштаба) разрабатывал предложения по полному уничтожению ядерного оружия - всего ядерного оружия полностью, включая американское, советское, и арсеналы всех остальных ядерных стран к 2000 году, в три этапа, с конкретными сроками по каждому этапу.

По книге Хоффмана, начальник Генштаба С.Ф. Ахромеев представил этот проект Горбачёву только 6 января 1986 года, а до этого он сохранялся в полной тайне. Пакет с проектом глобального ядерного разоружения по указанию Ахромеева отвёз Горбачёву начальник Договорно-правового управления Генштаба Н.Ф. Червов.

Однако эпизод с картой Генштаба, которую Горбачёв предъявил в декабре 1984 года в Лондоне, свидетельствует о том, что Ахромеев обсуждал с Горбачёвым вопросы полного ядерного разоружения ещё в конце 1984 года, и предоставил ему карту ядерных ударов по Великобритании. Хотя и не имел права это делать.

Это классический пример известной поговорки "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Маршал Ахромеев хотел спасти мир от ядерной войны, а в результате, сам того не желая, способствовал развалу СССР. Скорее всего, именно осознание этого и послужило основным мотивом его самоубийства.

Если бы Устинов и Огарков не были выведены из игры осенью 1984 года, Горбачёв не заполучил бы эту карту, и возможно, тайные переговоры в декабре 1984 года не состоялись бы. Больше всего Европа боялась военной мощи СССР, и Горбачёв сам, добровольно приехал, и предложил с советской военной угрозой "кончать, и как можно скорее". Иными словами, он этим показал, что готов исполнить самое заветное желание европейцев. Что они могут предложить взамен?

При этом было бы совершенно неправильно возлагать вину за это лишь на одного Горбачёва. Он занимался в основном сельским хозяйством, военные вопросы в его компетенцию вообще никогда не входили, и вряд ли он даже догадывался о существовании этой карты, пока ему её не показали, или не рассказали о том, что такая карта есть. Об этой карте могли знать только в КГБ и в министерстве обороны. И знающие люди подсказали, чем лучше всего обрадовать английского премьер-министра.

Обратить внимание надо и на другой аспект проблемы. Почему Горбачёву дали карту ударов по Англии, а не по Америке? Почему ему порекомендовали съездить в Лондон, а не в Вашингтон? Это может означать, что в КГБ (да и в военной элите тоже) полагали, что сотрудничество с Англией в условиях "перестройки" будет выгоднее, чем с Америкой.

Вряд ли визит Горбачёва в Лондон прошёл для американцев незамеченным. Им бы задуматься, а к чему бы это? Но не задумались. А потом, в конце "перестройки", было уже поздно.

После похорон Устинова состояние Черненко продолжало ухудшаться. Смерть была уже не за горами, и надо было готовиться к выборам Генерального секретаря.

Как пишет Олег Гордиевский, "В месяцы, предшествующие давно ожидаемой кончине Черненко, которая последовала наконец в марте 1985 года, КГБ тщательно инструктировал Горбачева по всем вопросам, рассчитывая, что он сможет произвести большое впечатление на Политбюро своим знанием как советских, так и международных проблем. В свою очередь, вся отчетность, уходившая в Политбюро в целом, была направлена в поддержку позиции Горбачева".

Кандидатуру для избрания Генерального секретаря вносило Политбюро на рассмотрение Пленума ЦК КПСС, и члены ЦК голосовали "за". Но теоретически могли проголосовать и "против".

Вероятность голосования "против" была чрезвычайно мала, но всё же не исключалась. И нельзя было исключить, что старцы из Политбюро в последний момент не убоятся добрых слов товарищей из КГБ, и выдвинут кандидатом не Горбачёва, а Романова или Гришина - наиболее вероятных кандидатов от противников "перестройки".

Поэтому "перестройщики" занялись обработкой членов ЦК. Бывший член Политбюро Виктор Васильевич Гришин в своей книге "От Хрущева до Горбачева" рассказывал об этом так:

Активность М.С. Горбачева резко возросла в 1984–1985 гг. при Черненко. Уже тогда фактически сформировалась группа в руководстве партии, которая решила взять власть в свои руки. На мой взгляд, в эту группу вошли Горбачев, Лигачев, Рыжков, а также поддерживающие их Соломенцев и Чебриков. Видя неизбежность кадровых перемен в связи с очевидной неизлечимой болезнью Черненко, они, используя свои возможности в аппарате ЦК и КГБ, фактически обеспечили избрание Горбачева на должность Генерального секретаря ЦК КПСС, тем самым укрепив свое положение в руководстве. Самой активной фигурой в этом деле был Лигачев — секретарь ЦК КПСС по кадрам. В течение 1983–1984 гг. ему удалось расставить на ключевые посты первых секретарей обкомов и крайкомов КПСС около 70 процентов своих людей, которые готовы были выполнить любое его указание, обеспечить арифметическое большинство при голосовании на пленумах ЦК по любому вопросу.

Почему Лигачёву удалось расставить своих людей? Он ведь не мог никого сам лично назначить, только предлагал кандидатуры. Вспомните рассказ Назарбаева о том, как Лигачёв приводил его на аудиенцию к Черненко. Кремлёвским старцам было без разницы, кого к ним приводят, что это за люди, и решения принимались по принципу "что мне подсовывают, то я и подписываю". Сами виноваты.

Помимо расстановки своих людей, Лигачёв рекламировал Горбачёва среди тех партийных работников среднего звена, кто был назначен ещё в давние времена. Бывший помощник Лигачёва Валерий Легостаев в статье "Выборы нового генсека" опубликованной в № 15 информационно-аналитического журнала "Обозреватель - Observer" за 1994 год, сообщает:

... стали проводить под председательством Е.К.Лигачева многолюдные, с участием министров и прессы, селекторные совещания, к которым подключались руководящие партийные, советские и хозяйственные кадры буквально всей страны. Мне доводилось присутствовать на этих совещаниях, и я не мог не обратить внимания, с какой настойчивостью Е.К.Лигачев упоминал на них имя М.С.Горбачева, давая понять всем, кто его слушал, что именно этот человек надежно держит в своих руках в столь ответственный момент рычаги управления страной.

Успех запланированной "перестройки" во многом зависел от того, поддержит её партийный аппарат, или нет. Добровольно выполняемое действие всегда эффективнее, чем выполняемое по принуждению. И Лигачёву удалось с партийным аппаратом договориться. Ну а если отдельные личности всё же на уговоры не поддавались? Гришин ведь прямо пишет - "используя свои возможности в аппарате ЦК и КГБ".

В каких формах использовались возможности КГБ, Гришин не уточняет, но методика скорее всего была традиционная. Председатель КГБ товарищ Чебриков мог дать указание на места, чтобы начальники местных управлений Комитета госбезопасности убеждали партийных секретарей в случае чего голосовать за товарища Горбачёва. Убеждали, естественно, добрым словом, но добрым словом и компроматом вы можете добиться большего, чем одним только добрым словом.

Усилия Лигачёва и Чебрикова увенчались успехом. Партийный аппарат был готов поддержать Горбачёва. Даже инициатива снизу появилась. Многие партийные секретари (после бесед с товарищами из КГБ?) стали договариваться голосовать против любого кандидата, кроме Горбачёва. Борис Николаевич Ельцин, на которого был компромат из-за скрытой при поступлении на партийную работу судимости отца, и которого, как ранее уже говорилось, Андропов перед смертью собирался перевести из Свердловска в Москву, но не успел, в своей книге "Исповедь на заданную тему" написал:

Большая группа первых секретарей сошлась во мнении, что из состава Политбюро на должность Генсека необходимо выдвинуть Горбачёва - человека наиболее энергичного, эрудированного и вполне подходящего по возрасту. Решили, что будем делать ставку на него. Побывали у некоторых членов Политбюро, в том числе и у Лигачева. Наша позиция совпала и с его мнением. Потому что Гришина он боялся так же, как и мы. И после того, как стало ясно, что это мнение большинства, мы решили, что если будет предложена другая кандидатура - Гришина, Романова, кого угодно, - выступим дружно против. И завалим.

После этого стало ясно, что избрание Горбачёва будет гарантировано, но было бы намного приличнее, если бы это не носило характер бунта ЦК против Политбюро, а вроде как старшие товарищи предложили, а младшие согласились. И тогда решили уговорить поддержать Горбачёва одного из старейших членов Политбюро министра иностранных дел Андрея Андреевича Громыко, начинавшего карьеру ещё в сталинские времена.

В обмен на поддержку кандидатуры Горбачёва Андрею Андреевичу пообещали должность председателя Президиума Верховного Совета СССР (её по совместительству занимал Черненко). В статье Александра Нагорного и Николая Конькова "Кто и как готовил ГКЧП. Попытка хронологии" (газета "Завтра", № 32 (873) от 11 августа 2010 г.) сообщается, что переговоры с Громыко через его сына Анатолия вели Яковлев, Арбатов и Примаков. Переговоры увенчались успехом.

Черненко умер 10 марта 1985 года, и на следующий день на заседании Политбюро А.А. Громыко предложил избрать М.С. Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС. Главный противник группы Андропова-Горбачёва В.В. Щербицкий находился с визитом в США, и прилететь в СССР не успел, а Гришин и Романов (только что вернувшийся из отпуска) так и не решились выдвинуть свои кандидатуры. Все присутствующие члены Политбюро в полном составе высказались за Горбачёва.

Такое единодушие было обусловлено двумя обстоятельствами:

1) членам Политбюро сообщили о настроениях членов ЦК. Валерий Легостаев в статье "Выборы нового генсека" пишет, что "в Москву стали съезжаться члены Пленума ЦК КПСС, в том числе и первые секретари обкомов, крайкомов партии. Многие из них заходили к заведующему Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС с тем, чтобы информировать его о желании соответствующих парторганизаций видеть на посту Генерального секретаря М.С.Горбачева. Помню, ко мне в кабинет заглянул один из помощников Е.К.Лигачева и радостно проговорил: "У "нашего" только что был первый секретарь Свердловского обкома КПСС Б.Н.Ельцин и официально заявил, что если у Политбюро будут другие предложения, то он уполномочен партийным активом области выступить на Пленуме и выдвинуть кандидатуру М.С.Горбачева". Свердловская организация относилась к числу крупных и авторитетных в партии, и голос ее первого секретаря обладал значительным весом. В общем, обстановка для избрания М.С.Горбачева была максимально благоприятной";

2) на заседании Политбюро присутствовал председатель КГБ СССР Виктор Михайлович Чебриков, и, согласно тексту рабочей записи (т.е. стенограммы) заседания Политбюро ЦК КПСС от 11 марта 1985 года, он заявил: "я, конечно, советовался с моими товарищами по работе. Ведомство у нас такое, которое хорошо должно знать не только внешнеполитические проблемы, но и проблемы внутреннего, социального характера. Так вот, с учетом всех этих обстоятельств чекисты поручили мне назвать кандидатуру Горбачева М.С. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Вы понимаете, что голос чекистов, голос нашего актива - это и голос нашего народа. Что касается нас, то мы, со своей стороны, постараемся работать на высоте задач, которые стоят перед Комитетом государственной безопасности. Сплоченный чекистский коллектив сделает все, чтобы еще лучше работать во главе с Политбюро ЦК КПСС, которое будет возглавлять новый Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев".

Ну кто после этого мог возражать? Политбюро единогласно выдвинуло Горбачёва кандидатом, а состоявшийся после этого заседания Пленум ЦК КПСС 11 марта 1985 года также единогласно избрал Михаила Сергеевича Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС.

А пока шли выборы, старые друзья Владимир Крючков и Александр Яковлев выступали в роли болельщиков. Бывший помощник Горбачёва Валерий Иванович Болдин в своей книге "Крушение пьедестала" рассказывает о том, что Яковлев и Крючков давно и хорошо знали друг друга, находились дружеских отношениях (познакомились ещё в 1960-е годы, когда работали в аппарате ЦК КПСС). Затем Крючков ушёл вместе с Андроповым в КГБ, а Яковлев уехал в Канаду, но после возвращения Яковлева в Москву они продолжили общаться.

В книге "Омут памяти" Яковлев пишет:

В часы заседания Политбюро, на котором решалась проблема будущего руководителя партии и страны, Крючков пригласил меня в здание разведки. Он сослался на то, что в приемной Политбюро у него „свой“ человек, и мы, таким образом, будем в курсе происходящего. Мое любопытство и острота момента победили осторожность.

Пристраиваясь к обстановке, он навязчиво твердил мне, что генсеком должен стать Горбачев...

... Кстати, „свой“ человек в приемной Горбачева вскоре стал руководителем того подразделения в контрразведке, которое занималось подслушиванием телефонных разговоров высшего эшелона власти, в том числе и членов Политбюро.

Итак, мы потягивали виски, пили кофе и время от времени получали информацию из приемной Политбюро. Первая весточка была ободряющей: все идет нормально. А это означало, Что предложена кандидатура Горбачева. Не скрою, я, зная состав Политбюро, опасался, что начнется дискуссия. Но этого не случилось. И когда пришло сообщение от агента Крючкова, что Горбачева единогласно возвели на высокий партийный трон, Крючков воодушевился, поскольку именно с этим событием он связывал свою будущую карьеру.

Облегченно вздохнули, поздравили друг друга, выпили за здоровье нового генсека. Крючков снова затеял разговор по внутренним проблемам КГБ. Он „плел лапти“ в том стиле, что Горбачеву нужна твердая опора, которую он может найти прежде всего в КГБ...

Крючков - это начальник внешней разведки, и все его интересы должны быть за рубежом, а не внутри страны. А он умудряется не просто заниматься какой-то деятельностью внутри страны, но даже внедряет своего агента в приёмную Политбюро, и ведёт разведку прямо в главном руководящем органе Коммунистической партии Советского Союза, как будто это какое-то вражеское государство.

Это ещё один штрих к общей картине контроля КГБ над КПСС - партийцы были под таким колпаком у госбезопасности, что все их действия можно было отслеживать в режиме реального времени. И в случае необходимости принимать меры.

А почему с избранием Горбачёва Крючков связывал свою будущую карьеру? Олег Калугин в книге "Прощай, Лубянка!" намекает на "очевидную связь в цепочке Андропов - Горбачев - Крючков и возможную зависимость Горбачева от Крючкова, обусловленную не столько их единомыслием, сколько предполагаемым наличием в КГБ материалов о ставропольском периоде в жизни Президента СССР".

Итак, главная задача КГБ была выполнена: Горбачёв стал Генеральным секретарём, и теперь уже можно было начинать "перестройку" и менять "политическую и идеологическую надстройку", о чём заявил Андропов ещё в июне 1983 года. Устинова больше не было, партия поддержала Горбачёва единогласно, и, казалось бы, ничего уже "перестройке" не мешает.

Однако произошёл "эксцесс исполнителя" - неожиданно выяснилось, что Михаил Сергеевич Горбачёв, достигнув высшей власти, вовсе не горит желанием начинать "перестройку".

Почему Горбачёв не торопился начинать «перестройку»

Горбачев использует 20-летие своего избрания на пост генсека для того, чтобы обелить себя и свою деятельность, предстать перед народом, прежде всего перед молодежью, в образе демократа... В дело пущены не только его беседы и интервью, которыми переполнено телевидение. В "Горбачев-фонде" для этой кампании подготовлен доклад, в котором сделана попытка из хаоса мыслей выкроить нечто приличное, отвечающее потребе дня… теперь тем действиям придают некую целенаправленную форму... Упор в ней сделан на демократию, на то, что он - основоположник демократизма в России. Однако все это очень далеко от того, что было. Оказавшись генсеком, Горбачев был не готов не только к демократическим преобразованиям, но и вообще к властным действиям. 

Валерий Болдин, бывший помощник М.С. Горбачёва 


Американцы (воздадим должное их стратегическому мастерству), используя свое влияние в странах ОПЕК, безжалостно обрушили мировые цены на нефть… В государственной казне задули ветры разорения и нищеты. 

Валерий Легостаев, бывший помощник Е.К. Лигачёва

Михаил Сергеевич Горбачёв - это в значительной степени человек-миф. Его хрестоматийный образ в массовом сознании очень сильно отличается от реальности. И главный творец мифов о Горбачёве - это сам Михаил Сергеевич. Причины чисто материальные.

По указанию Ельцина 25-26 декабря 1991 года бывшего президента СССР и его семью выселили из ранее занимаемой президентской квартиры и с государственной дачи, а взамен дали трёхкомнатную квартиру общей площадью 80 кв.м. (если интересны подробности - см. статью "Как провожают демократы", "Новая Газета", 10.01.2000). В бывшую президентскую квартиру Горбачёва впоследствии вселилась любовница предпринимателя Бориса Березовского по имени Марианна. Выселяли Горбачёва и его семью в самой грубой форме, вещи вынесли прямо на лестничную площадку, не дав хозяевам вывезти их самостоятельно.

У Горбачёва отобрали охрану, персональную машину, лишили права специального медицинского обслуживания в кремлёвской поликлинике, назначили пенсию, которая в долларовом эквиваленте составляла целых 4 (четыре) доллара, затем Ельцин сжалился, и пенсию повысил, в долларовом эквиваленте в конце 1990-х она составляла 150 долларов. Это больше, чем получали многие сельские старушки, но для бывшего руководителя государства это, согласитесь, не совсем то, к чему привыкают люди его уровня.

Жалеть Горбачёва не надо, просто нужно понять очень важный факт: после 25 декабря 1991 года Горбачёв лишился источников денег в СССР/РФ. Поэтому новые источники доходов пришлось искать за границей. В демократиях западного типа. Именно это и стало причиной создания мифа об изначальных демократических убеждениях Горбачёва.

В январе 1992 года он учредил Международный Фонд социально-экономических и политологических исследований (Горбачёв-фонд). В этот Фонд Горбачёв стал собирать пожертвования в различных западных странах, стал читать лекции в зарубежных университетах, получать гонорары за книги, изданные за рубежом.

Кроме того, Горбачёв стал сниматься в рекламе пиццы и дорожных сумок. Это вообще единственный случай в мировой практике, когда бывший глава государства был вынужден унизиться до такой степени, чтобы сниматься в рекламе. Это не по рангу. И это, кстати, доказывает, что исчезнувшие во время развала СССР деньги КПСС (подробнее об этом будет отдельная глава), прошли мимо него, иначе бы он так не унижался.

Понятно, что обычный человек за всю жизнь столько не заработает, сколько Горбачёв получал за съёмку, но дело здесь не в гонораре, а в иерархическом статусе. Это всё равно что бывшему директору завода пойти в сантехники. Не по масти. Если бы он наворовал миллионами, то ему бы не пришлось так позориться.

Когда человек получает от кого-то деньги, ему приходится учитывать желания и настроения дающего. Если спонсор платит, то он должен получить взамен что-то заранее ожидаемое. Получение денег от иностранцев приводит к тому, что получающий вынужден им за это что-то такое говорить, что для иностранного уха будет наиболее приятным.

Так вот, когда люди покупают билет на концерт классической музыки, они хотят услышать именно классику, а не "тяжёлый металл". Когда иностранцы платят деньги за то, чтобы услышать лекции Горбачёва, они хотят услышать то, что соответствует их представлениям, убеждениям, мировоззрению.

И если Горбачёв на платной лекции вдруг скажет нечто вроде "меня заставили, прижали, загнали в угол, у меня другого выхода не было, и мне эта ваша демократия на фиг была не нужна, если бы не эта перестройка, я бы сейчас был правителем самого большого в мире государства, мои портреты во всех кабинетах висели, а я всё прос…ал, и теперь как второсортная актриска в рекламе снимаюсь" - это будет полнейший "разрыв шаблона", и никаких денег он после этого никогда и ни от кого не получит.

Поэтому приходится говорить то, что иностранцы хотят услышать, вроде известной лекции в Американском университете в Турции в 1999 году, когда Горбачёв сказал, что "Моей целью было уничтожение коммунизма и диктатуры над всеми людьми""Мы хотели чтобы в демократическом СССР были права и свободы". Вот такие слова иностранцам понятны и приятны, и поэтому их надо повторять как можно чаще. Так будут больше денег платить.

Реальный Горбачёв в середине 1980-х годов не был никаким демократом, и никогда и никому не говорил ни про какие "права и свободы". Более того, он даже пугался слова "перестройка", которое впервые в политическом и экономическом смысле появилось при Андропове, и продолжало использоваться в служебных документах ЦК КПСС.

Вадим Алексеевич Печенев, помощник Генерального секретаря ЦК КПСС в 1984-1985 годах (т.е. помощник Черненко, готовил документы также и для Горбачёва, когда тот руководил заседаниями Секретариата ЦК во время болезни Черненко), в своей книге "Горбачев: к вершинам власти" вспоминает: "Если, к примеру, в материале, созданном нами, шла речь о необходимости перестройки старого хозяйственного механизма, то он неизменно правил это ключевое слово на "совершенствование".

В декабре 1984 года Михаил Сергеевич выступил с докладом на Всесоюзной научно-практической конференции, и, как пишет В.А. Печенев, "Горбачев дал отпор сторонникам рыночной экономики или "рыночного социализма", которые де возлагают главные надежды на развитие товарно-денежных отношений как способ повышения эффективности производства. Подчеркнул, что главное историческое преимущество стран социализма - плановый характер экономики".

Таким образом, хотя идеи перестройки экономики в рыночном направлении открыто обсуждались и даже разрабатывались конкретные планы такой перестройки, Горбачёв выступал против этого! Ни про какие "права и свободы" никто от него в то время не слышал. И слово "перестройка" он исправлял на "совершенствование".

Поэтому логично сделать вывод, что деятельность Михаила Сергеевича Горбачёва после 1985 года была обусловлена не идейным стремлением к демократии, а совсем другими причинами. В том числе и "добрым словом", сказанным товарищами из КГБ.

Вряд ли для чекистов такое прохладное отношение М.С. Горбачёва к реформам прошло незамеченным, но его личные убеждения здесь никакой роли не играли.

Ещё раз напомню слова Калугина про "зависимость Горбачева от Крючкова, обусловленную не столько их единомыслием, сколько предполагаемым наличием в КГБ материалов о ставропольском периоде в жизни Президента СССР". Добрым словом и компроматом вы можете добиться большего, чем одним только добрым словом. Мы тебя поставили - делай, что тебе говорят. А что ты лично об этом думаешь, нас не волнует.

Первый заместитель председателя КГБ СССР Филипп Денисович Бобков (бывший начальник 5-го Управления, с 05.01.1985 - 1-й зам. пред. КГБ) в беседе с журналистом Андреем Карауловым ("Независимая газета", № 2, 28 декабря 1990 года) заявил: "КГБ в 1985 году хорошо понимал, что Советский Союз без перестройки развиваться не может".

А если КГБ это хорошо понимал, то Михаилу Сергеевичу Горбачёву, приведённому к власти героическими усилиями Комитета госбезопасности, хочешь - не хочешь, а надо было начинать "перестройку", независимо от его собственной боязни этого слова и неприятия рыночной экономики.

И вот ещё что важно: партийный аппарат, по крайней мере, на уровне ЦК КПСС, в значительной степени разделял реформаторские идеи чекистов.

Вадим Андреевич Медведев (в 1983-1986 гг. зав. Отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС, в 1986-1990 годах секретарь ЦК КПСС) в своей книге "В команде Горбачева: взгляд изнутри" вспоминает, что в марте 1985 года, сразу же после избрания, Михаил Сергеевич поручил ему (Медведеву), а также Яковлеву, Лукьянову, Болдину, помочь в подготовке намеченного на апрель Пленума ЦК КПСС, и В.А. Медведев приводит копию записки, представленной Горбачёву, в которой обозначались основные направления будущей политики.

В частности, Горбачёву предлагалось "взяться за разработку системы мер по совершенствованию всего нашего общественного (в том числе экономического) механизма", "в экономической области: решительная перестройка управления на уровне первичного звена", "освободить партийные комитеты от оперативно-хозяйственных дел", "В области демократии, развития системы социалистического самоуправления народа можно было бы пойти на значительное расширение прав трудовых коллективов, введение эффективной системы контроля снизу за деятельностью руководителей, включая их выборность и отчетность перед коллективом. Весьма настоятельна необходимость усиления демократического контроля за деятельностью аппарата государственного и хозяйственного управления", "Глубокие перемены нужны во внутрипартийной жизни - в направлении развития демократии, критики и самокритики, гласности в работе партийных и государственных органов всех уровней, аппарата".

Как видите, аппарат ЦК КПСС уже в марте 1985 года предлагал Генеральному секретарю начать перестройку экономики и переход к демократии - пока в достаточно обтекаемых терминах, но смысл понятен.

КГБ и партийный аппарат сказали "Надо", Горбачёв ответил "Есть!". Но так хитро ответил, что не поймёшь о чём. Вокруг да около, но не по делу.

На апрельском Пленуме ЦК КПСС 23 апреля 1985 года (который по какому-то недоразумению некторые авторы считают началом "перестройки") М.С. Горбачёв выступил с докладом в своём традиционном стиле - говорить много, долго, а вот о чём конкретно - не очень понятно.

От Горбачёва ждали реформ, а он вместо этого заявил, что раньше был "застой", а сейчас перед страной стоит "Задача ускорения темпов роста, притом существенного", "в центр всей нашей работы поставить интенсификацию экономики и ускорение научно-технического прогресса, перестроить управление и планирование, структурную и инвестиционную политику, повсеместно повысить организованность и дисциплину, коренным образом улучшить стиль деятельности", "Нужны революционные сдвиги - переход к принципиально новым технологическим системам, к технике последних поколений, дающих наивысшую эффективность".

Ему предлагают выборность, гласность, развитие демократии, а он всего этого избегает, и ходит вокруг да около, и говорит не о реформах, а про "ускорение научно-технического прогресса" и "переход к принципиально новым технологическим системам". Это действительно для страны важнее, чем демократия, но ждали от Горбачёва совсем другого.

Более того, даже безусловно правильные мысли об интенсификации экономики и новых технологиях остались лишь на словах и на бумаге. После апрельского Пленума Горбачёв много, долго и красиво выступал в разных местах на тему "ускорения", но ничего для этого на практике не делалось.

Несмотря на поездку в Лондон в декабре 1984 года с секретной картой Генштаба, в 1985 году, став генсеком и председателем Совета обороны СССР, никаких реальных действий к ядерному разоружению Горбачёв не предпринимал.

Бывший пресс-секретарь Горбачёва Андрей Серафимович Грачёв в своей книге "Горбачёв. Человек, который хотел, как лучше…" упоминает, что на заседании Политбюро 24 апреля 1986 года Михаил Сергеевич сказал: "Получается опять говорильня. Реальные дела захлестывает бумага". Генеральный секретарь фактически подвёл итог своей деятельности за предыдущий год. Впрочем, нельзя сказать, что он совсем-совсем ничего не делал.

Были кадровые изменения - в течение 1985 года были отправлены на пенсию Романов, Тихонов и Гришин, а в январе 1986-го - Федорчук. Вторым секретарём ЦК стал Лигачёв; сначала секретарём ЦК, а в декабре 1985 года - 1-м секретарём Московского горкома КПСС стал Ельцин; председателем Совета Министров СССР - Рыжков; заведующим Отделом пропаганды ЦК КПСС - Яковлев; председатель КГБ Чебриков из кандидатов в члены Политбюро стал полноправным членом. Таким образом, вся андроповская команда была повышена в ранге.

Единственный человек не из числа намеченных Андроповым, кого взяли в ближний круг Горбачёва - это 1-й секретарь ЦК Компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе, который стал министром иностранных дел вместо Громыко (с тем расплатились за поддержку постом председателя Президиума Верховного Совета СССР).

Кроме того, в мае 1985 года началась антиалкогольная кампания, в ходе которой позакрывали многие ликёро-водочные магазины и повырубали виноградники.

На этом список "демократических реформ" Горбачёва за 1985 год заканчивается. Он даже слово "перестройка" стеснялся прямо произносить, говорил только "перестроить управление и планирование", причём именно говорил, а не делал. Иными словами, никакой "перестройки" в 1985 году не происходило. Горбачёв занимался даже не имитацией бурной деятельности, а говорильней. При этом ни о каких "изменениях политической и идеологической надстройки", намеченных Андроповым, даже речи не возникало.

Чтобы понять эти странности поведения Горбачёва и его откровенное нежелание начинать реальную "перестройку", давайте поставим вопрос таким образом: а зачем "перестройка" была нужна лично Горбачёву?

Интерес КГБ и номенклатуры понятен - переход к капитализму давал им возможности резко повысить уровень своего материального обеспечения; крышевать бизнес; приватизировать государственную собственность; взяточникам и казнокрадам - легализовать свои теневые капиталы, пользоваться деньгами и материальными ценностями открыто; и, наконец, самое главное - интегрироваться в западную элиту, вести бизнес за рубежом, покупать там яхты и виллы, не опасаясь преследования за это на Родине. Таковы интересы огромной массы советских силовых и несиловых бюрократов верхнего и среднего звена.

А какая заинтересованность в "перестройке" лично у Генерального секретаря ЦК КПСС? В рекламе дорожных сумок сниматься? Перед студентами в Турции лекции читать? Что лично Горбачёв выиграл от "перестройки"? Ничего не выиграл, только проиграл.

Иногда приводят аргументы, что вроде бы "перестройка" была ему нужна для того, чтобы его стали любить на Западе, чтобы принимали зарубежные лидеры, и т.д. Это опять же заблуждение.

Зарубежные лидеры принимали всех советских руководителей, которые хотели и могли приехать к ним в гости по состоянию здоровья. Брежнев, например, в июне 1973 года находился с официальным визитом в США. Во время визита американцы проявляли к советским гостям просто чудеса дружелюбия. Приведу отрывок из книги "Здоровье и власть" Евгения Чазова, сопровождавшего Брежнева во время этого визита:

Объятия и поцелуи Никсона и Брежнева… в 1973 году казалось, что нет ближе друзей, чем американские и советские руководители. Р. Никсон приглашает Л. Брежнева к себе на ранчо в Калифорнию, в свою очередь Л. Брежнев приглашает Р. Никсона к себе на дачу в Крым.

Во время визита Брежнева в США меня не покидало ощущение какой-то необычной "семейной" обстановки… Но верхом необычной "семейственности" оказался прием, который был дан в честь сотрудников КГБ охраной президента США.

Эта уникальная в своем роде встреча состоялась в Калифорнии в один из вечеров, когда Брежнев ужинал в доме Никсона…

Жили мы в небольшой но очень уютной гостинице недалеко от ранчо Никсона. Каково же было мое удивление, когда в своей комнате я обнаружил приглашение, в котором говорилось, что охрана Белого дома приглашает мистера Чазова на обед, который дается в связи с пребыванием в США группы работников КГБ, сопровождающих Брежнева. В назначенное время с Л.М. Замятиным, тогда руководителем ТАСС, и членом коллегии МИД Г.М. Корниенко мы были у входа в ресторан…

Мы были первыми и единственными "гражданскими" лицами на этом обеде. Буквально через несколько минут после нас ресторан заполнился в основном молодыми, спортивного вида американцами и русскими. Царила непринужденная обстановка…

… Все это создавало определенный настрой в зале, тосты следовали один за другим - за дружбу стран, народов, секретных служб.

Рядом со мной сидел один из руководителей советской разведки в США, которого прекрасно знали соответствующие американские службы. Слушая тосты, разговоры о дружбе, он сказал с некоторой долей иронии: "Остается только поднять тост за сотрудничество секретных служб".

Как видите, даже в годы "Холодной войны" советские и американские лидеры и спецслужбисты не стеснялись открыто проявлять самую нежную дружбу. Пропаганда о "непримиримом противостоянии стран социализма и капитализма" - это для населения.

Если Никсон принимал у себя дома, обнимал и целовал Брежнева, не затевавшего никакой "перестройки", то и Горбачёва западные лидеры могли точно так же принимать у себя в гостях, обнимать и целовать без всякой "перестройки".

"Любовь Запада" - это не аргумент. Она и без "перестройки" была. А вот в результате "перестройки" Горбачёва стали на Западе любить как-то странно, снисходительно. Предложить бывшему главе крупнейшего государства планеты рекламировать пиццу - это любовь? Странная какая-то любовь, напоминает скорее жалость к уличному попрошайке, чем уважение к ушедшему в отставку политическому деятелю.

Ни одной серьёзной причины, чтобы стремиться к "перестройке", у Горбачёва не было, он от неё только проигрывал, а не выигрывал. А теперь давайте рассмотрим такой вариант: предположим, Горбачёв надеялся, что развала СССР не произойдёт, и он после победы демократии будет избран президентом на демократических выборах. А зачем?

В чём разница между Генеральным секретарём ЦК КПСС и демократически избранным президентом? Генеральный секретарь - это почти как царь. А руководитель государства при демократии - это не царь, это всего лишь один из чиновников, да ещё и вынужденный развлекать население.

Вы можете себе представить, чтобы великий вождь и учитель товарищ Сталин позировал "топлесс" перед фотографами? Вы можете себе представить, чтобы Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР, председатель Совета обороны СССР, маршал Советского Союза Леонид Ильич Брежнев перед толпой журналистов нырял за предварительно подложенными на дно амфорами, чтобы показать, какой он крутой?

В августе 2007 года президент РФ В.В. Путин во время поездки с принцем Монако Альбером в Республику Тыва позировал перед фотографами "с обнажённым торсом", в августе 2011 года председатель Правительства РФ В.В. Путин перед толпой журналистов нырял на дно Таманского залива, откуда достал две заранее подложенные и предварительно очищенные от ракушек амфоры. Зрителям оба эпизода понравились.

Вот в этом и состоит принципиальная разница между руководителями государства в тоталитарных и демократических системах: если в тоталитарном государстве задача лидера - властвовать, то в демократическом государстве задача лидера - нравиться избирателям.

Переход к демократии для Горбачёва лично, даже если бы он надеялся избежать развала СССР и отстранения от власти, означал утрату статуса - из царя он должен был превратиться в почётного массовика-затейника. Это при самом оптимистичном варианте. А в реальном варианте он превратился в актёра для рекламных роликов.

По всем вышеуказанным причинам, никаких личных стимулов для добровольного начала "перестройки" у Горбачёва не было и быть не могло, и весь "перестроечный" процесс проходил вынужденно, под постоянным давлением. Горбачёв сопротивлялся настолько, насколько это было возможно в его ситуации, но в конечном итоге проиграл.

Если Вы видите, что руководитель какого-то государства делает вещи, явно для него не выгодные, или даже губительные, это происходит не потому, что у него "не все дома", а потому, что его заставляют. Даже главу государства можно заставить совершить определённые действия. Обычно это делают не так примитивно, что к виску пистолет приставляют, всё делается гораздо тоньше. Нередко "средства принуждения" открыто обсуждаются в СМИ, их все видят, но не хотят понимать их значение. Учитесь понимать скрытый смысл общеизвестных событий, и тогда откроете в политике много интересного.

Теперь рассмотрим методы, которыми Горбачёва заставляли проводить "перестройку".

Для начала к нему приставили "суфлёров", дабы они подсказывали, что и как надо делать.

Общий отдел ЦК КПСС - это партийная канцелярия, куда поступали все документы, адресованные Генеральному секретарю. Все докладные записки, информации, проекты, шифротелеграммы, письма, обзоры, короче говоря, абсолютно все бумаги по всем вопросам, которые нельзя рассмотреть без Генерального секретаря, поступали в Общий отдел.

Документов - море, а ведь Генеральный секретарь - это человек, и всё-всё-всё прочитать он не в состоянии. Поэтому Общий отдел предварительно все документы изучает, и сортирует их по степени важности - что Генсеку необходимо прочитать полностью (и это в одну папку складывает), а что не такое уж важное, и можно подписывать не глядя (это в другую папку), а что-то и вообще совсем не важное, незачем товарища Горбачёва по таким пустякам беспокоить - ему о судьбах Родины надо думать, зачем же его всякой ерундой отвлекать?

Таким образом, Общий отдел простым раскладыванием бумажек может какой-то вопрос протолкнуть очень быстро, какой-то вопрос "помариновать" подольше, а какой-то вопрос вообще отложить и фактически похоронить.

Первым заместителем заведующего Общим отделом ЦК КПСС стал генерал-майор КГБ Павел Павлович Лаптев. А помощниками Генерального секретаря были в числе прочих генерал-майор КГБ Виктор Васильевич Шарапов и полковник КГБ Евгений Иванович Калгин.

Таким образом, весь документооборот Горбачёва оказался под контролем у КГБ. Ни одна бумажка не могла проскочить к Генеральному секретарю мимо товарищей из госбезопасности. И если какая-то бумажка была нежелательной, можно было её притормозить. А какую-то бумажку так в папку положить, чтобы она сверху лежала и первой на глаза попалась. Да ещё и зайти да порекомендовать вот такой-то документ в первую очередь рассмотреть.

А теперь вспомните окончание предыдущей главы, рассказ Яковлева, как они с Крючковым "болели" за Горбачёва во время выборов Генерального секретаря, и "свой" человек докладывал Крючкову о ходе обсуждения, а впоследствии, по словам Яковлева этот "свой" человек в приёмной Горбачева "стал руководителем того подразделения в контрразведке, которое занималось подслушиванием телефонных разговоров высшего эшелона власти, в том числе и членов Политбюро".

Этот человек по всем признакам и есть помощник Генерального секретаря ЦК КПСС Евгений Калгин. Андропов забрал его с собой из КГБ, и он сидел у него в приёмной, затем он сидел в приёмной у Черненко, а затем у Горбачёва. В ноябре 1988 года Е.И. Калгин был назначен начальником 12-го отдела КГБ, который занимался прослушкой. Тоже контроль, но уже не визуальный, а слуховой.

Так вот, в какой же ситуации оказался Горбачёв после вступления в должность Генерального секретаря? Телефоны слушают, перемещения отслеживают, входящие-исходящие документы контролируют, и даже в приёмной сидят. Обложили. "Охота на волков". Что делать?

Возражать бессмысленно. Надо всегда соглашаться, но делать по-своему. Так он и поступает. Ему говорят, что надо начинать "перестройку" - он соглашается, но на апрельском Пленуме провозглашает "ускорение". Ему снова про "перестройку" - а он вместо этого объявляет "борьбу с пьянством".

Ездит по стране, произносит речи. Михаил Сергеевич говорил долго, вдохновенно, часами, с фирменными ударениями "нАчать", "углУбить", "обОстрить", "мЫшление". Говорил-говорил, говорил-говорил, говорил-говорил… Но ничего не делал.

Хотя нет, одну вещь он всё-таки сделал, но такое сделал…

Ранее уже неоднократно упоминалась созданная при Андропове "Комиссия Политбюро ЦК КПСС по совершенствованию управления народным хозяйством" ("Комиссия Тихонова-Рыжкова"), в составе которой руководитель научной секции этой Комиссии, член Римского Клуба Джермен Гвишиани и его подчинённые, в число которых входили молодые экономисты Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, занимались подготовкой экономической реформы.

Рассказывает Егор Тимурович Гайдар (в интервью сайту polit.ru, 06 сентября 2006):

Мы подготовили программу умеренных, постепенных реформ советской экономики, основанную на гипотезе, что у власти есть желание провести их до наступления катастрофы. Модель взятая (с учетом советской специфики), за основу была комбинация венгерских и китайских реформ. Она была с энтузиазмом одобрена научной секцией комиссии. Потом ее представили руководству. Джермену Михайловичу Гвишиани сказали: "Вы что хотите рыночный социализм построить? Забудьте! Это за пределами политических реальностей". Это была весна 1985 года, начало правления М. Горбачева.

... Проблема и была в том, что руководство не хотело проводить системные и постепенные реформы.

Горбачёв не просто "не хотел" проводить реформы, он вообще ликвидировал эту Комиссию! А Джермена Гвишиани из заместителей председателя Государственного комитета по науке и технике (ГКНТ) перевёл в заместители председателя Государственного планового комитета СССР (Госплана) - по принципу "Рынок, значит, предлагаешь? Ничего, в Госплане поработаешь, там тебя научат, почему плановая экономика лучше рыночной". А в следующем, 1986 году, Горбачёв убрал Гвишиани и из Госплана - вообще убрал его из правительства. Гайдара, Чубайса и других молодых реформаторов КГБ впоследствии пристроил поближе к Ельцину, но об этом в следующей главе.

Итак, Горбачёв не только отказался начать переход к рыночной экономике, но и разогнал команду реформаторов!

В КГБ уже весной 1985 года стали понимать, что с Горбачёвым они пролетели, и сделали ставку не на того человека. Как теперь из этой ситуации выходить?

В сейфах лежат компрометирующие материалы. Обнародовать?

У компромата есть такая особенность - его вброс должен происходить своевременно. Не раньше и не позже. Идеальный момент для вброса компромата был с февраля 1984 по март 1985. Представь компромат в тот период, и уехал бы Михаил Сергеевич послом в какую-нибудь Монголию. Но тогда его считали своим человеком, и просчитались. Не так-то он прост оказался. Вышел из-под контроля.

Сразу после избрания на должность компромат вбрасывать несвоевременно. Конфуз выйдет - куда же вы раньше-то смотрели? Ведь сам председатель КГБ товарищ Чебриков лично его кандидатуру предложил!

И ещё одно обстоятельство было. Сейчас наверно трудно в это поверить, но в 1985 году в Горбачёва влюбилась вся страна. По контрасту.

1980-1985 годы - это череда смертей высших руководителей страны. В 1980 умер А.Н. Косыгин, в 1982 - М.А. Суслов и Л.И. Брежнев, в 1983 - член Политбюро А.Я. Пельше и кандидат в члены Политбюро Т.Я. Киселёв, в 1984 - Ю.В. Андропов и Д.Ф. Устинов, в 1985 - К.У. Черненко. То, что Суслову, Брежневу, Андропову и Устинову помогли умереть, народу известно не было, и все думали, что они умерли от старости.

Высшие руководители умирали настолько часто, что это стало выглядеть уже как чёрный юмор. "Вы будете смеяться, но Черненко тоже умер". Средний возраст оставшихся в живых членов Политбюро в марте 1985 - 73 года. Как написал поэт Георгий Иванов, "Какие отвратительные рожи, кривые рты, нескладные тела…".

И вдруг Генеральным секретарём становится совсем молодой по сравнению с ними человек (54 года), здоровый ("Кто его поддерживает? - Никто не поддерживает. Он сам ходит"), умеет говорить без бумажки, ездит по стране, посещает трудовые коллективы, не стесняется пообщаться с народом.

Принц на белом коне! Точно такой же эффект был 31 декабря 1999 года, когда вместо старого, больного и пьющего Ельцина страну возглавил молодой, здоровый и непьющий Путин.

Популярность Горбачёва в народе в 1985 году была такой, какой не было ни у кого из советских лидеров после Сталина. Постепенно люди стали понимать, что он, скажем так, говорун, но первый год его любили и не могли на него нарадоваться.

В такой ситуации любой компромат стал бы комариным укусом. Как отмечает Густав Лебон в книге "Психология народов и масс", "Толпа всегда обнаруживает черты женского характера". А влюблённая женщина критику в адрес любимого не воспринимает. Подумаешь, дед у него троцкист. И чё? "Подношения" были? Так кому же из начальников-то не "подносят"?

Понятно, что народ на избрание Генерального секретаря никак не влиял, но в той обстановке любые нападки на Горбачёва, его скоропостижная отставка, а тем более ссылка - всё это создало бы массу ненужных разговоров, и чего доброго, в стране бы стали появляться настоящие диссиденты, а не искусственно созданные КГБ, и ещё хуже, что такие разговоры могли пойти в силовых структурах - в армии, МВД, да и в низовых подразделениях КГБ, и неизвестно, к чему бы привели такие разговоры.

И метод решения проблемы как в случае с Брежневым или Устиновым, тоже не подходил. В то, что пожилой человек может просто так умереть, люди поверят, а что здоровый человек неожиданно умер в 54 года, не поверит никто. Аварию или авиакатастрофу устроить? Опять же ненужные разговоры пойдут.

Короче говоря, КГБ оказался в тупике. И тогда за дело взялись Соединённые Штаты Америки.

Если американцы берутся за дело всерьёз, то они на всякие мелочи не размениваются. Они фигурки по шахматной доске не передвигают. Они шахматную доску переворачивают.

По большому счёту, им было без разницы, кто конкретно проведёт "перестройку". Надо было поставить советскую элиту в такую неудобную позицию, чтобы захотелось поскорее вприпрыжку бежать перестраиваться, независимо от личных симпатий и убеждений. И не важно, кто это будет - Горбачёв, Петров, Сидоров…

На элиту в целом надавить можно двумя способами: 1) лишить элиту доходов; 2) натравить на элиту народ. Был найден метод, дававший своим результатом и первое, и второе.

Как уже говорилось ранее, глобальное доминирование доллара основывалось на высоких ценах на нефть, которую продавали только за доллары. Снижение цены на нефть приводило к уменьшению спроса на доллары, но ради такого дела, как развал СССР, можно было потерпеть.

Учитывая, что арабские страны Персидского залива находились в полной зависимости от американцев, им сделали предложение, от которого они не смогли отказаться.

13 сентября 1985 года министр нефти Саудовской Аравии Ахмед Заки Ямани заявил о том, что его страна намерена увеличить добычу нефти. Увеличение предложения на рынке в большинстве случаев приводит к снижению цены. Что и подтвердил председатель американской нефтяной компании "Chevron" Джордж Келлер - он заявил, что "минимального уровня цены не существует". Эти заявления саудовских и американских нефтяников были восприняты как выражение готовности залить мир большим количеством нефти по самым низким ценам.

Нефть - основной предмет советского экспорта. Чем ниже цена на нефть, тем меньше денег в Советском Союзе. И не только. В других нефтедобывающих странах денег тоже будет меньше. Поэтому страны ОПЕК (Организация стран - экспортёров нефти) в сентябре-ноябре 1985 года пытались оказать давление на Саудовскую Аравию, сокращали добычу, чтобы сократить предложение на рынке.

А тем временем Горбачёву советуют начать переговоры с американцами, иначе можно без нефтяных денег остаться. И Горбачёв соглашается на переговоры.

19 ноября 1985 года в швейцарском городе Женева встречаются Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Совета обороны СССР Михаил Сергеевич Горбачёв и президент США Рональд Рейган. Основным вопросом было сокращение ядерных вооружений. Только никаких генштабовских карт советский лидер в отличие от Лондона-1984 на этот раз не доставал и на стол не выкладывал, и "кончать" с этим не предлагал. Как отмечал Рейган в своём дневнике, Горбачёв на переговорах проявлял "враждебность".

Поведение человека, стремящегося к власти, и поведение человека, власть получившего - это две большие разницы. И не только при социализме. При демократии перед выборами тоже много чего обещают, а после избрания тут же забывают. Переговоры Горбачёва и Рейгана 19-21 ноября 1985 года в Женеве окончились без конкретных результатов. Стороны ритуально заявили, что "ядерная война не должна быть развязана и в ней не может быть победителей", и на том разъехались.

Тогда американцы решили заявленную в сентябре угрозу привести в исполнение, и надавили на страны ОПЕК, не желавшие соглашаться с позицией Саудовской Аравии.

9 декабря 1985 года на совещании ОПЕК было объявлено, что ОПЕК "больше не выступает в защиту цены", и теперь задача организации состоит в том, чтобы "получить и защитить справедливую долю мирового нефтяного рынка, соответственно размеру дохода, необходимого для развития её стран".

В переводе на человеческий язык это означает: мы согласны продавать нефть по самым низким ценам, и согласны добывать её намного больше, чем раньше, чтобы не потерять в доходах. Это был демпинговый вброс на мировой рынок дешёвой нефти в больших количествах. Результат не замедлил сказаться.

С декабря 1985 по март 1986 года мировые цены на нефть снизились с 31,75 доллара за баррель до 13 долларов за баррель, то есть в 2,44 раза.

Горбачёв отреагировал на начавшееся резкое снижение нефтяных цен - в январе 1986 года он предложил разработанный маршалом Ахромеевым план полного уничтожения ядерного оружия во всём мире к 2000 году, и объявил в одностороннем порядке мораторий на ядерные испытания.

Однако американцы на полное уничтожение ядерного оружия не согласились. Им было бы более интересно, если бы ядерное оружие было уничтожено в других странах, а у них оно бы осталось. И 22 марта 1986 они словно в ответ на инициативу Горбачёва проводят новое ядерное испытание в штате Невада. И цены на нефть остаются низкими.

Проблема была не только в ядерном оружии. Советский Союз должен был демократизироваться и перейти к капитализму, а Горбачёв на это категорически не соглашался. Даже под давлением снижающихся цен на нефть он допускал лишь незначительные реформы в рамках социалистической системы.

С 25 февраля по 6 марта 1986 года проходил XXVII съезд КПСС. Горбачёв, выступая на съезде партии с политическим докладом, определяет основные направления предстоящих реформ:

"осуществить перестройку структуры внешнеторгового оборота, придать экспорту и импорту более эффективный характер".

"Решение новых задач в экономике невозможно без глубокой перестройки хозяйственного механизма, создания целостной, эффективной и гибкой системы управления, позволяющей полнее реализовать возможности социализма";

"повысить действенность централизованного руководства экономикой, усилить роль центра в реализации основных целей экономической стратегии партии, определении темпов и пропорций развития народного хозяйства, его сбалансированности".

"Успех во многом будет зависеть от перестройки деятельности центральных экономических органов, и прежде всего Госплана СССР. Он призван на деле стать подлинным научно-экономическим штабом страны, освобожденным от текущих хозяйственных вопросов. Мы эту работу начали. Создаются новые органы руководства межотраслевыми комплексами, основная часть функций оперативного управления делегируется непосредственно предприятиям и объединениям".

"перестраиваем экономический механизм в легкой промышленности. Резко ограничивается круг утверждаемых сверху заданий для предприятий этой отрасли, их планы будут формироваться прежде всего на основе договоров с торговыми организациями, которые в свою очередь должны отвечать за соответствие своих заказов реальному спросу населения".

"Партия выдвигает задачу перестройки высшего и среднего специального образования… Предстоит пересмотреть структуру высшего и среднего специального образования, обеспечить подготовку специалистов на современном уровне, обладающих основательными теоретическими знаниями и практическими навыками".

Это были основные направления перестройки в экономической и социальной сфере. Никакой рыночной экономикой здесь даже не пахнет. Наоборот, предлагается "повысить действенность централизованного руководства экономикой" и "полнее реализовать возможности социализма", а незначительное перераспределение полномочий между Госпланом и межотраслевыми комплексами и предприятиями лёгкой промышленности - это косметические изменения в рамках того же социализма.

И ни слова о переходе к рыночной экономике. Наоборот, Горбачёв отмечает, что "Еще Энгельс предвидел, насколько пагубными будут последствия подчинения природопользования слепой игре рыночных сил".

А вот что Горбачёв предложил перестроить в политике:

"Принципиальным для нас является вопрос о расширении гласности. Это вопрос политический. Без гласности нет и не может быть демократизма, политического творчества масс, их участия в управлении".

"Иной раз, когда речь идет о гласности, приходится слышать призывы поосторожнее говорить о наших недостатках и упущениях; о трудностях, неизбежных в любой живой работе. Ответ тут может быть только один, ленинский: коммунистам всегда и при всех обстоятельствах нужна правда".

"Задачам расширения и дальнейшего развития социалистического демократизма должен служить весь арсенал социально-политических и личных прав и свобод советского человека. Углубление этих прав и свобод, упрочение их гарантий партия и государство рассматривают как свой первейший долг. Но суть социализма такова, что права гражданина не существуют и не могут существовать без его обязанностей, равно как нет и обязанностей без прав".

"Необходимо поднимать активность трудящихся, всех и каждого, в созидательной работе, в преодолении недостатков, злоупотреблений, любых болезненных явлений, отступлений от норм нашего права и морали. Демократия была и остается важнейшим рычагом упрочения социалистической законности, а прочная законность - неотъемлемой частью нашей демократии".

"Строжайшим образом должны соблюдаться демократические принципы правосудия, равенства граждан перед законом, другие гарантии, обеспечивающие защиту интересов государства и каждого гражданина".

Итак, впервые Горбачёв заговорил о гласности, демократии, правах и свободах советского человека только через год после прихода к власти и только после снижения цен на нефть почти в два с половиной раза.

При этом Горбачёв ни слова не сказал ни о свободных выборах; ни о разрешении участвовать в выборах нескольким кандидатам на место (а не одному кандидату на место, как было принято в СССР); ни о разрешении деятельности других политических партий, кроме КПСС; ни об освобождении политических заключённых.

Таким образом, ни о каком переходе к демократии западного типа в докладе Горбачёва не говорилось. А чтобы никто не сомневался, что от социализма он не откажется и на капитализм не согласится, Михаил Сергеевич заявил:

Молодому, устремленному в будущее миру социализма противостоит все еще сильный и опасный, но уже прошедший точку своего зенита эксплуататорский мир капитализма Общий кризис капитализма углубляется. Неотвратимо сужается сфера его господства, становится все более очевидной его историческая обреченность.

Короче говоря, объявленная Горбачёвым перестройка сводилась лишь к незначительным косметическим изменениям социализма, и никакого перехода к капитализму, рыночной экономике и демократии западного типа не предполагала.

Более того, все эти изменения так и остались на словах. Никаких даже слабеньких подвижек в сторону реформ в первой половине 1986 года не происходило. Как справедливо отметил сам Горбачёв на заседании Политбюро 24 апреля 1986 года, "Получается опять говорильня".

Более того, в мае 1986 года в СССР начинается "закручивание гаек".

15 мая 1986 года была начата кампания по борьбе с "нетрудовыми доходами". В рамках этой кампании принимаются:

- постановление Совета Министров СССР от 15 мая 1986 г. "О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами", в котором предусмотрено "усилить контроль за использованием гражданами жилых помещений, исходя из того, что они не могут использоваться для личной наживы и в других корыстных целях, в ущерб интересам общества. Организовать учет лиц, сдающих жилые помещения, дачи, садовые домики в поднаем (наем)", "установить порядок учета лиц, занятых реализацией сельскохозяйственной продукции на колхозных рынках", "усилить контроль за строгим соблюдением установленных норм и порядка содержания скота в личных подсобных хозяйствах граждан";

- указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1986 г. "Об усилении борьбы с извлечением нетрудовых доходов", в котором вводится административная ответственность за"Нарушение порядка занятия кустарно - ремесленными промыслами и другой индивидуальной трудовой деятельностью";

- постановление Совета Министров РСФСР от 22 июля 1986 г. "О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами", в котором решено "активно содействовать созданию художественных произведений, фильмов и спектаклей, способствующих формированию у советских людей высоких нравственных качеств, уважения к труду, честности, бережного отношения к общенародному достоянию, непримиримости к тунеядству, частнособственнической психологии и другим антиподам коммунистической морали".

Вот это уже были не словесные, а совершенно реальные горбачёвские реформы на втором году его властвования:

- борьба с "частнособственнической психологией";

- введение новых административных барьеров для пытающихся заниматься индивидуальной трудовой деятельностью;

- введение новых административных барьеров для колхозников, которые выращивали скот и продавали продукцию своего подсобного хозяйства на рынках;

- борьба со старушками, сдающими комнаты студентам (они ведь жилые помещения для наживы сдают!).

Таким образом, Михаил Сергеевич Горбачёв в середине 1986 года попытался задавить последние ростки рыночных отношений, которые не успели уничтожить предыдущие правители Советского Союза. И где здесь "перестройка"?

Кроме того, было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 мая 1986 г. "О мерах по коренному повышению качества продукции", в соответствии с которым была создана Государственная приёмка ("госприёмка") - очередная бюрократическая структура, в которой государственные инспектора должны были следить за качеством продукции на заводах. На качество это никак не повлияло, зато новые должности появились. И шума было много. Вроде как реформа.

Как видите, к началу мая 1986 года Горбачёв понимает, что говорильней дальше заниматься нельзя, никто не поймёт, поэтому он начинает заниматься имитацией бурной деятельности. Делает всё что угодно, лишь бы не начинать реальную перестройку! А ведь уже второй год стоит у руля власти. Но американцев имитацией не обманешь.

Не знаю, есть ли в американской армии принцип "не хочешь - заставим", но в американской политике он точно есть. В мае 1986 года американцы ещё сильнее надавили на нефтедобывающие арабские страны, и заставили их вбросить на рынок ещё больше дешёвой нефти. Результат не замедлил сказаться.

В конце мая 1986 года мировые цены на нефть были снижены до 10 долларов за баррель (а в начале декабря 1985 составляли 31,75 долл.) - всего за полгода снижение более чем в три раза!

Соответственно, в три раза уменьшились и доходы от экспорта нефти. И последствия низких цен на нефть постепенно начинают сказываться на качестве жизни советского народа.

В Советском Союзе на высочайшем уровне находились некоторые высокотехнологичные отрасли промышленности - то, что связано с военно-промышленным и ядерно-оружейным комплексом, но вся остальная экономика работала через пень-колоду.

Причина банальная: отсутствие конкуренции. В военных отраслях всё очень жёстко контролировалось, но для гражданских отраслей контролёров не хватало. А стимул в виде угрозы вытеснения с рынка конкурентами - отсутствовал. В результате дефицит значительной части товаров стал привычен ещё при раннем Брежневе. Из советского лексикона почти исчезло слово "купить" - вместо него употреблялось слово "достать". Если куда-то завезли товар - это называлось "выбросили". Сразу выстраивалась длинная очередь.

Самое хорошее снабжение было в Москве, поэтому жители соседних областей стали ездить в столицу на электричках за товарами, даже за обычными продуктами. В более удалённых регионах качество жизни было значительно хуже. В результате появились такие образцы народного творчества:

- Что такое: длинное, зелёное, пахнет колбасой? 
- Электричка Москва-Тула.

Чего у нас только нет! Мяса, сыра, сахара…

- Что было раньше - курица или яйцо? 
- Раньше было и то, и другое.

Где мы будем покупать хлеб, если в США построят коммунизм?

- При коммунизме у каждого будет свой персональный самолёт. 
- Зачем? 
- Узнал, что в Урюпинске дают колбасу, взлетел, и уже в очереди!

В Воронеж Бог послал кусочек сыра.

После резкого взлёта цен на нефть в 1973 году стали импортировать недостающее в гораздо больших количествах, чем раньше, но при этом за 12 лет высоких нефтяных цен (1973-1985) собственное производство неуклонно деградировало. Деревня спивалась. Урожай вместо колхозников убирали студенты и научные работники. Поездки "на картошку" стали неотъемлемой частью учёбы в советском вузе. В 1982 году в СССР приняли Продовольственную программу, но так она и осталась программой.

В конце 1970-х - начале 1980-х в некоторых городах некоторые товары стали продаваться только по талонам (то есть по специальным карточкам, дававшим разрешение купить определённое количество товара, а сверх нормы купить уже было нельзя). Стали появляться талоны на мясо, на колбасу, на сахар, на другие продукты.

Когда какой-нибудь бывший или действующий региональный руководитель хотел подчеркнуть свои заслуги и свои успехи, он делал упор на то, что вот у него в области талонов не было, а если хотел кого-то макнуть в грязь, то упрекал его, что у того в области была талонная система. Возьмём двух ранее упоминавшихся персонажей - Егор Кузьмич Лигачёв, 1-й секретарь Томского обкома КПСС в 1965-1983 годах, и Борис Николаевич Ельцин, 1-й секретарь Свердловского обкома КПСС в 1976-1985 годах.

1 июля 1988 года на XIX Всесоюзной конференции КПСС Лигачёв с трибуны сказал в адрес Ельцина по поводу итогов его прежней работы в Свердловской области:

Не хотелось бы говорить, но вы поймете, почему это скажу. Уже более 10 лет, как область, в которой я работал с товарищами, участвующими в конференции, снабжается продуктами питания целиком и полностью за счет собственного производства, причем по хорошему рациону, а ты, Борис Николаевич, работал 9 лет секретарем обкома и прочно посадил область на талоны. (Аплодисменты.) Вот что значит политическая фраза и реальность. Вот что означает расхождение между словом и делом. (Аплодисменты.)

И это, отметим, происходило ещё при высоких ценах на нефть, до 1986 года! Уже тогда советская экономика находилась в таком состоянии, что для её обрушения требовалось совсем немного. Выражаясь словами Ленина, "Стена, да гнилая, ткни и развалится".

Поэтому, когда в начале 1986 года денег от экспорта нефти вдруг стало в три раза меньше, для Советского Союза это стало экономической катастрофой. Денег для импорта материалов и оборудования для некоторых отраслей промышленности, и главное - для импорта потребительских товаров и продовольствия, стало не хватать. Уже во второй половине 1986 года дефицит многих товаров, которые раньше ещё можно было "достать", стал проявляться всё заметнее. От Горбачёва лично здесь мало что зависело, но руководитель в глазах народа отвечает за всё, и отношение к нему стало резко меняться.

Горбачёва, которого ещё год назад безумно любили, теперь стали люто ненавидеть. Говорит-говорит, говорит-говорит, говорит-говорит, а жизнь всё хуже и хуже.

Про дефицит упоминалось даже на заседаниях Политбюро. Борис Николаевич Ельцин, бывший в то время кандидатом в члены Политбюро, в книге "Исповедь на заданную тему" вспоминал про своего коллегу Андрея Андреевича Громыко: "Его неожиданные заявления на Политбюро типа того:- "Вы представляете, товарищи, в таком то городе мяса нет", - вызывали большое оживление. То, что мяса нигде давно уже нет, все присутствующие знали прекрасно".

Положение Горбачёва становилось очень неустойчивым. К концу 1986 года он уже стал вызывать такое раздражение, что сними его с должности - и вся страна будет радоваться. Подходящий момент для вброса компромата стремительно назревал.

И Горбачёв начинает сдаваться.

Первые практические (а не словесные) шаги к началу "перестройки" были сделаны 25 сентября 1986 года - только через полтора года после прихода Горбачёва к власти, и только после трёхкратного снижения мировых цен на нефть.

В этот день по предложению председателя КГБ СССР В.М. Чебрикова и секретаря ЦК КПСС Е.К. Лигачёва Политбюро приняло решение прекратить глушение некоторых зарубежных радиостанций, в том числе "Би-би-си" и "Голос Америки".

Кроме того, 25 сентября 1986 года Политбюро по предложению В.М. Чебрикова приняло решение освободить политических заключённых (на тот момент насчитывалось 240 человек, которые "отбывают наказание за преступления, которые западная пропаганда квалифицирует как политические").

Политзаключённых освобождали поэтапно - сначала одну треть, потом половину, потом всех оставшихся полностью; всё это было сделано в конце 1986 - начале 1987 года. 15 декабря 1986 года освободили из ссылки академика Сахарова.

Отметим, что первая советская "перестройка", инициированная Л.П. Берией, также началась с освобождения политзаключённых - тогда в апреле 1953 года по предложению Берии освободили всех арестованных по "делу врачей" и "мингрельскому делу".

После освобождения политзаключённых Берия утвердил постановление об аресте Василия Иосифовича Сталина (28.04.1953). Горбачёв (а точнее, его кураторы) немного изменили сценарий, и арестовали не сына бывшего советского вождя Л.И. Брежнева, а его зятя. Генерал-полковник МВД Юрий Михайлович Чурбанов, женатый на Галине Леонидовне Брежневой, был арестован 14 января 1987 года.

Берия поднял вопрос о культе личности Сталина, и при Горбачёве тоже начали разоблачать прошлое. Если раньше критика в адрес Брежнева была очень осторожной, а по адресу Сталина вообще ничего не говорилось, то с января 1987 года будто прорвало.

27 января 1987 года на январском Пленуме ЦК КПСС Горбачёв в своём очень длинном докладе резко раскритиковал прежние руководящие органы партии за то, что они нарушали "ленинские положения" и "ленинские указания", проехался по "идеологии и психологии застоя", и наконец, перешёл к самому главному:

"Мы говорим о перестройке и связанных с ней процессах глубокой демократизации общества, имея в виду действительно революционные и всесторонние преобразования в обществе".

"Перестройка - это опора на живое творчество масс, это всестороннее развитие демократии, социалистического самоуправления, поощрение инициативы, самодеятельности, укрепление дисциплины и порядка, расширение гласности, критики и самокритики во всех сферах жизни общества; это высоко поднятое уважение к ценности и достоинству личности".

"Критика прошлого, будучи важным моментом развития, дает возможность извлечь уроки и выводы для сегодняшнего и завтрашнего дня, помогает конструктивной работе по верному выбору средств и путей продвижения вперед".

"следует поддержать усилия средств массовой информации по развитию критики и самокритики в нашем обществе".

"Мы говорим - в советском обществе не должно быть зон, закрытых для критики. Это в полной мере относится и к средствам массовой информации".

После январского Пленума в советской прессе начинают появляться критические статьи о различных деятелях прошлых времён, из многих репрессированных советских деятелей 1920-х - 1930-х годов начинают лепить героев, хотя в реальности и сталинисты, и их противники друг друга стоили - по меткому выражению Б.Н. Ельцина, "Что тот, понимаешь, такой, что этот". Впоследствии было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС от 11 июля 1988 г. "О дополнительных мерах по завершении работы, связанной с реабилитацией необоснованно репрессированных в 30 - 40-е годы и начале 50-х годов".

Вопреки распространённому в интернете мнению, на январском Пленуме ЦК КПССС 1987 года не принималось решение о проведении выборов в Советы на альтернативной основе (то есть когда в выборах участвует не один, а несколько кандидатов). Даже намёков на это не было.

Вместе с тем, Горбачёв очень осторожно начал продвигать идеи Берии об исключении руководящей роли партии, о том, что она должна отойти на второй план по сравнению с государственными органами:

Партийные комитеты должны твердо взять линию на повышение роли Советов и не допускать необоснованного вмешательства в их дела, а тем более их подмены.

Горбачёв предложил также ввести выборность начальников на уровне предприятий, что уже начинает напоминать времена Февральской революции с выборностью командиров в армии:

Особо следует выделить вопрос о выборности руководителей предприятий, производств, цехов, отделений, участков, ферм и звеньев, бригадиров и мастеров. Современный этап перестройки, переход на новые методы хозяйствования, хозрасчет, самофинансирование и самоокупаемость переводят эту задачу в практическую плоскость. Мера эта важная, необходимая, и она, несомненно, будет с одобрением встречена трудящимися.

Да, трудящиеся эту меру встретили с одобрением, и впоследствии, когда после 1988 года перешли к альтернативным выборам, на тех предприятиях, где выборность успели ввести, на короткое время появилась возможность голосовать за такого начальника, который будет подобрее и помягче. Но про трудовую дисциплину после этого можно было забыть.

Какие реформы предпринял Горбачёв в экономической сфере? 19 ноября 1986 года был принят Закон СССР "Об индивидуальной трудовой деятельности", разрешавший работать не "на дядю", а на себя (но именно работа, а не предпринимательство). 5 февраля 1987 года Совет Министров СССР издал постановление "О создании кооперативов по производству товаров народного потребления". Кроме того, постановлением Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ от 13 марта 1987 года "Об образовании единой общегосударственной системы научно-технического творчества молодежи" при райкомах комсомола были созданы центры научно-технического творчества молодёжи (центры НТТМ). На основе кооперативов и центров НТТМ впоследствии стали возникать коммерческие структуры.

13 января 1987 года издаётся Указ Президиума Верховного Совета СССР "О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления". Таким образом, было положено начало реализации идеи Андропова о совместных предприятиях.

30 июня 1987 года принимается Закон СССР "О государственном предприятии (объединении)", в соответствии с которым, согласно идеям, выдвинутым более 20 лет назад Косыгиным, предприятиям давалась хозяйственная самостоятельность во многих вопросах.

Однако ни о каком переходе к рыночной экономике в тот период пока ещё речи не было - проводились небольшие изменения в рамках социализма с плановой экономикой. Как заявил Горбачёв на январском Пленуме ЦК КПСС 1987 года:

"Перестройка - это решительное преодоление застойных процессов, слом механизма торможения, создание надежного и эффективного механизма ускорения социально-экономического развития советского общества. Главный замысел нашей стратегии - соединить достижения научно-технической революции с плановой экономикой и привести в действие весь потенциал социализма".

"Конечная цель перестройки, думается, ясна - глубокое обновление всех сторон жизни страны, придание социализму самых современных форм общественной организации, наиболее полное раскрытие гуманистического характера нашего строя во всех его решающих аспектах - экономическом, социально-политическом и нравственном".

Во внешней политике изменения были ещё менее заметными.

11 октября 1986 года Михаил Горбачёв снова встретился с президентом США Рональдом Рейганом, на этот раз - в столице Исландии Рейкьявике. Встречу лидеров двух мировых сверхдержав разрекламировали как некий прорыв в двусторонних отношениях, как важнейшую веху на пути к ядерному разоружению и борьбе за мир во всём мире.

В реальности встреча Горбачёва и Рейгана в Рейкьявике закончилась ничем - они предложили друг другу неприемлемые условия ядерного разоружения, да так и разъехались, не приняв никакого решения, и решив продолжить переговоры в дальнейшем. Много шума - и ничего.

Даже те реальные шаги по пути "перестройки", которые стал делать Горбачёв с 25 сентября 1986 года, были крайне ограниченными, и не могли привести к развалу СССР.

В самом крайнем варианте действия Горбачёва в 1986-1987 годах могли привести максимум к созданию какого-то среднего варианта между социализмом и капитализмом.

Выпустил Горбачёв 240 диссидентов из тюрем и академика Сахарова из ссылки - и что, эти 240 диссидентов и 1 академик развалили СССР? Их влияние на советское общество, а тем более на государственный и партийный аппарат, не говоря уже про силовые структуры, было равно нулю.

Совместные предприятия, индивидуальная трудовая деятельность и начало создания кооперативов могли впоследствии постепенно создать параллельный рыночный сектор экономики наряду с государственным (как в Китае). И что, Китай из-за этого развалился? Только усилился, и стал второй в мире сверхдержавой.

Гласность, то есть зачатки свободы слова, критика в СМИ - разве это приводит к развалу государства? В США президентов Джорджа Буша (младшего) и Барака Хусейна Обаму критиковали в таких выражениях, какие в России даже конца 1990-х годов в адрес Ельцина не позволяли. И что, развалились США?

Для развала Советского Союза надо было запустить созданный ещё Сталиным механизм его самоликвидации (выход из СССР согласно Конституции искусственно созданных союзных республик), а вот этого Горбачёв в конце 1986 - начале 1987 года делать не собирался. Потому что был знаком с планами Берии. Ещё раз напомню уже цитировавшиеся слова Серго Берии: "Когда М. С. Горбачев и его окружение объявили перестройку, я решил, что они захотели осуществить программу моего отца. Они ознакомились с его предложениями, поскольку все материалы находились в архиве Горбачева".

А Берия, напомним, в первую очередь занялся вытеснением русских кадров из руководства республик, переводом делопроизводства и образования на национальные языки, планировал создание республиканских национальных армий, и всё это в перспективе должно было привести к усилению национализма в республиканских элитах, сформированных исключительно из лиц коренной национальности. А после этого до выхода из Союза остаётся один шаг. Ещё раз напомню слова Серго Берии о планах отца:"сначала освободить от зависимости от центра экономики всех республик, затем сделать из них независимые государства".

И поэтому Горбачёв не мог не понимать, что если он последует совету чекистов, и повторит действия Берии в этой части, то развал Союза станет неизбежным, а следовательно - он потеряет власть. И ради сохранения власти ему было выгодно бороться за сохранение Союза.

На январском Пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 года М.С. Горбачёв заявил:

Нам надо постоянно помнить, что национализм и пролетарский интернационализм - это две противоположные политики, два противоположных мировоззрения.

Исходя из этих позиций, мы будем тверды и принципиальны. Национальные чувства людей заслуживают уважения, их нельзя игнорировать, но с ними нельзя и заигрывать. Пусть те, кто хотел бы поиграть на националистических или шовинистических предрассудках, не питают на этот счет никаких иллюзий и не ждут послаблений.

А теперь самое важное. В декабре 1986 года, понимая, в чём заключается механизм развала СССР, Горбачёв попытался приступить к уничтожению этого механизма - ради сохранения своей власти. Не будет государства, не будет и власти.

Ранее уже говорилось о планах Хрущёва по присоединению к РСФСР самой большой союзной республики - Казахстана, где после начатого Хрущёвым освоения целины доля казахов в населении резко сократилась. По переписи 1970 года доля казахов в населении Казахстана составляла 31,98%. То есть казахи были в республике хотя и титульной нацией, но при этом национальным меньшинством (только после развала СССР из-за массового отъезда русских доля казахов в населении значительно увеличилась).

Было бы вполне справедливо, если бы республику возглавил человек, относящийся к самой многочисленной этнической группе из проживающих в республике - то есть русский. При русском руководителе возможность выхода Казахстана из СССР была бы равна нулю

Кроме того, при русском руководителе было бы легче присоединить республику обратно к РСФСР (Сталин отделил Казахстан от России в декабре 1936 года, создав Казахскую ССР). После воссоединения РСФСР и Казахстана можно было бы подумать и о других республиках, искусственно созданных Сталиным, присоединить их к РСФСР, и тем самым сделать развал страны невозможным. Но первый шаг надо было делать в Казахстане.

15 декабря 1986 года вместо ушедшего на пенсию Динмухамеда Ахмедовича Кунаева на должность 1-го секретаря ЦК Коммунистической партии Казахстана Политбюро ЦК КПСС рекомендовало Геннадия Васильевича Колбина, ранее работавшего 1-м секретарём Ульяновского обкома КПСС. 16 декабря Геннадий Колбин был избран единогласно.

А на следующий день, 17 декабря 1986 года, в тогдашней столице Казахстана Алма-Ате началось то, что впоследствии получило название "Декабрьские события в Алма-Ате" или "Желтоксан". Вот как вспоминает об этом Нурсултан Назарбаев, на тот момент - председатель Совета Министров Казахской ССР (книга "Без правых и левых"):

На следующий день на площади перед зданием ЦК стала собираться молодежь. Сначала пришло с транспарантами человек двести, но затем народа вокруг них становилось всё больше. Мы были приглашены в кабинет к Г.В. Колбину, чтобы обсудить возникшую ситуацию. Членам Бюро ЦК, в том числе мне и Председателю Президиума Верховного Совета республики С. Мукашеву, было поручено пойти на площадь и поговорить с людьми… Нас встретили лозунгами: "Каждому народу - своего руководителя!", "Нам нужен руководитель - казах!", "Хватит диктовать!", "Идет перестройка, где демократия?", "Мы за ленинскую национальную политику!"…

Когда собравшийся на площади народ устремился в город, я понял, что стою перед таким выбором: или я должен решиться на поступок, или спокойно вернуться в здание ЦК. Второе представлялось мне непростительной изменой людям - они были правы! Я пошел с ними, в голове колонны.

Казахов в республике было менее одной трети, но собравшиеся на площади "мирные демонстранты" требовали руководителя-казаха. А как же интересы русских - на тот момент большинства населения республики?

Но не это в данном случае интересно, а совсем другое. Допустим, в Алма-Ате имелись молодые люди, которые хотели, чтобы руководителем республики был этнический казах, и назначением русского они были недовольны. Кто этих недовольных молодых людей оповестил, собрал вместе, и колонной привёл на площадь?

Этот вопрос задают и сами казахи. В статье Исы Акбарова "Холодные казахстанские декабри. Кто стоит за Желтоксаном?" в казахстанской газете "Свобода слова" (от 18 декабря 2005 года) говорится следующее:

И последний вопрос, который затерялся между строк: кто все же стоял за декабрьскими событиями 1986 года в Алма-Ате? Не претендуя на истину в последней инстанции, хотелось бы обратить внимание читателей на то, как четко было организовано выступление молодежи. Студентами командовали опытные организаторы, их строем выводили на декабрьскую площадь. Говорить, что казахская студенческая и рабочая молодежь, почувствовавшая свежие ветры перестройки, оскорбилась назначением человека со стороны и стихийно вышла на площадь, глупо. Да, протест в казахской молодежной среде был, и его легко удалось раздуть в пламя, потому что оказался жив дух великих свободолюбивых предков. Но если бы никто не раздувал пожар, его бы и не было.

И ещё, обратите внимание - молодёжь пришла на площадь с готовыми транспарантами и готовыми лозунгами. На фотографиях, сделанных во время тех событий, видно, что транспаранты просто огромного размера, из подручных материалов их не сделаешь. Меньше чем за сутки с момента объявления о назначении Колбина и до выхода на площадь на следующий день "мирным демонстрантам" надо было не просто заранее договориться, не просто речёвки придумать, вроде "Каждому народу - своего руководителя!", но ещё и изготовить плакаты и транспаранты (а там что, на каждом углу мастерские стоят по изготовлению спец-инвентаря для демонстрантов?).

Короче говоря, это была сложнейшая организационно-техническая работа, и довольно трудно понять, как за несколько часов рабочего времени удалось организовать такую акцию протеста. Всякая "стихийность" тут исключается однозначно - попробуйте "стихийно" изготовить транспаранты. А ведь их надо изготовить до того, как народ на площади соберётся, Назарбаев так и пишет, что "пришли с транспарантами" - когда же успели?

Возникает такое ощущение, что эту акцию протеста готовили задолго до того, как Геннадий Колбин появился в Казахстане. По каким-то своим каналам (от "своего" человека в приёмной?) узнали о планах Горбачёва назначить Колбина или другого русского, и заранее всё подготовили (на транспарантах, которые несли демонстранты, не было фамилий - то есть весь инвентарь был подготовлен заранее таким образом, чтобы можно было использовать при любом назначенном человеке неказахской национальности, независимо от личности).

Кроме того, обратите внимание - Назарбаев сам, честно, пишет о том, что он пошёл во главе колонны! "Мирные демонстранты" пришли с националистическими лозунгами, требуют убрать нового главу Казахстана (то есть фактически начальника Назарбаева), а он не только присоединяется к требующим отставки, но даже возглавляет их колонну, идущую по Алма-Ате! В старые недобрые времена это бы расценили как заговор.

Впрочем, тогда это тоже расценили почти как заговор. И назвали конкретных виновных.

18 декабря из Москвы в Алма-Ату прибыла большая делегация представителей различных ведомств во главе с членом Политбюро ЦК КПСС Михаилом Сергеевичем Соломенцевым. "Мирных демонстрантов", продолжавших "демонстрировать" второй день, сначала пытались успокоить мирными методами. Продолжим цитировать книгу Назарбаева:

… Была даже попытка обратиться к Кунаеву, но и из этой затеи ничего не вышло. Его беседа с Колбиным закончилась тем, что стали выискивать зачинщиков беспорядков среди членов Бюро ЦК - Назарбаева, Камалиденова, Мукашева. В порыве бессильного гнева нам прямо в лицо бросались слова о том, что мы эту кашу заварили, а значит, мы ее должны и расхлебывать…

То, что зачинщиком назвали Назарбаева, понятно - он ведь не скрываясь, сам признал, что демонстранты "были правы! Я пошел с ними, в голове колонны". Но гораздо более интересной будет в данном случае фамилия другого зачинщика - Камалиденов.

Генерал-майор Камалиденов Закаш Камалиденович в 1979-1980 годах являлся старшим инспектором Инспекторского управления КГБ СССР, в 1980 году - заместителем председателя КГБ Казахской ССР, с февраля 1982 по декабрь 1985 года - председателем КГБ Казахской ССР.

Итак, Динмухамед Кунаев и Геннадий Колбин - бывший и действующий руководители Казахстана - открыто, прямо в лицо назвали зачинщиком массовых беспорядков в Алма-Ате бывшего председателя казахстанского КГБ Закаша Камалиденова!

Но Камалиденов на тот момент уже в течение года КГБ не возглавлял, был секретарём ЦК Компартии Казахстана. Не сам же он бегал "сексотов" собирал для участия в акциях протеста? Понятно, что не сам. Для этого есть бывшие подчинённые, с которыми могли сохраниться неформальные доверительные отношения.

Это, кстати, общий признак для почти всех революционных событий в социалистических странах во второй половине 1980-х - главный организатор за некоторое время до начала запланированных событий уходит на пенсию или на другую работу, как бы уходит в подполье, и тайно руководит процессом - так, что формально он здесь не причём.

18 декабря 1986 года беспорядки в Алма-Ате (число участников на второй день составляло нескольких тысяч) были подавлены внутренними войсками МВД, а затем начался разбор полётов.

Бывший сотрудник КГБ Казахской ССР Темирбулат Ахметов пишет в своей книге "Анатомия молчания":

Вечером состоялось управленческое совещание, которое повторялось изо дня в день до самых летних студенческих каникул. Ему предшествовало заседание малой Коллегии у председателя КГБ КазССР Виктора Мирошника. Так что начальник 5 Управления полковник Токан Нурахметов приходил на планерку, полный очередных идей и установок руководства. Подавать чужие мысли и оценки в генерированном, концентрированном виде он умел как никто другой. На том памятном совещании Нурахметов гневно осудил зарвавшихся казахских националистов. Подчеркнул, что, начиная с алаш-ордынцев, мы шли к этому, в чем особо крупная вина и нас, чекистов-размазней. Вот и решение политбюро КПСС о создании немецкой автономии в Северном Казахстане в 1979 году сорвали. И никто при этом не был наказан, хотя это были самые настоящие оголтелые националистические выступления, скромно обозначенные антиавтономистскими. А результат не заставил долго себя ждать. Что посеяли, то и пожинаем.

Надо пояснить, о чём идёт речь. В августе 1978 года в Москве появился проект воссоздания немецкой автономии на территории СССР. Он предусматривал образование автономии в составе Казахстана, где проживало более половины советских немцев (936 тысяч человек). На основе этих предложений в мае 1979 года вышло постановление Политбюро ЦК КПСС "Об образовании Немецкой автономной области".

Предполагалось сформировать Немецкую автономную область из пяти районов, входящих в состав Целиноградской, Карагандинской, Кокчетавской и Павлодарской областей, её административным центром должен был стать город Ерментау.

Однако в июне 1979 года в Целинограде (ныне - Астана) и других городах Казахстана прошли "мирные демонстрации" против образования немецкой автономии на казахской земле. В результате от проекта Немецкой автономной области в Политбюро отказались.

Как видите, казахстанские чекисты ещё в 1979 году потренировались в организации националистических демонстраций. Вот что пишет Темирбулат Ахметов дальше:

6 января 1987 года состоялась расширенная Коллегия КГБ республики, посвященная, разумеется, казахскому национализму. Отчитывался Нурахметов, так как вопросы межнациональных взаимоотношений, массовых беспорядков входили в компетенцию 5 Управления. В своем выступлении он вновь отметил, что в грянувших событиях виноваты прежнее руководство 5 Управления и Комитета. Приводились различные цифровые выкладки, в которых, по мнению Нурахметова, таилась причина нарастания в республике национализма.

Официальная задача 5 Управления КГБ - бороться с национализмом. Кто-то из читателей, возможно, не поверит, как это борьба с национализмом может быть связана с организацией националистических выступлений, и как же это КГБ мог устроить мирные демонстрации с тысячами участников-студентов. Неужели у КГБ было столько агентов среди молодёжи? Вы даже представить себе не можете, сколько их было! Темирбулат Ахметов описывает меры, которые предложил новый начальник 5 Управления для усиления борьбы с казахским национализмом:

На втором или третьем традиционном совещании Нурахметов многозначительно заявил: … Заведем литерное дело, которое будет называться, как ему и следует называться, "Казахский буржуазный национализм". По решению руководства КГБ СССР и республики создадим новое отделение, куда будут направлены самые стойкие интернационалисты… Для решения столь важной государственной задачи, как мы понимаем, нужна агентура. Речь идет о тотальной вербовке. На каждом курсе, на каждом факультете, в каждой группе, в каждом общежитии, мало того, в каждой комнате должна быть наша агентура...

А кто-то до сих пор не понимает, откуда в СССР вдруг словно из-под земли возникли десятки тысяч националистов. Это ещё мало возникло, могли ведь больше выставить. Так вот, какая существует связь между борьбой с национализмом, и националистическими выступлениями?

Самая прямая связь. Вербовали агента для работы среди казахских националистов. Чтобы националисты ему доверяли, он должен стать для них своим. Прочитать казахскую националистическую литературу, высказывать в разговорах националистические идеи, ходить на собрания националистов, ходить на мероприятия националистов, зарабатывать авторитет, а значит - быть самым активным и агрессивным националистом среди всех казахских националистов. Склонять других людей к участию в мероприятиях (как бы для того, чтобы выявлять потенциальных националистов). Ходить на "мирные демонстрации" казахских националистов (в том числе и по заданию своего начальства).

Возможно, такие агенты даже сами не знали, зачем им сказали на демонстрацию идти. Надо - значит пойдём. Куратору виднее. Можно из одних только агентов демонстрацию гигантского размера собрать, и там вообще ни одного реального националиста не будет, только изображающие. Потом какие-нибудь обкурившиеся молодые дураки присоединятся. Их для массовки будут использовать. Впереди себя погонят.

Раньше благодаря деятельности 5 Управления происходило "нарастание в республике национализма" - то есть увеличение количества казахских националистов за счёт агентов КГБ, притворяющихся националистами, и ведущих контролируемую националистическую деятельность (не удивлюсь, если настоящих, а не агентурных националистов в Казахстане не было вообще). А в результате "усиления борьбы с казахским буржуазным национализмом" количество потенциальных "мирных демонстрантов" решили увеличить до такой степени, чтобы они "в каждой комнате" были и ждали сигнала.

Справедливости ради, надо сказать, что в декабрьских беспорядках 1986 года в Алма-Ате было виновато не только бывшее руководство местного КГБ. В статье Исы Акбарова "Холодные казахстанские декабри. Кто стоит за Желтоксаном?" в казахстанской газете "Свобода слова" (от 18 декабря 2005 года) сказано следующее:

Так кто руководил молодежью? Есть версия, согласно которой роль главного организатора декабрьских событий принадлежит Москве... есть многочисленные слухи о том, что перед декабрьскими событиями в Казахстан прибыли сотрудники КГБ СССР. И если они организовывали студентов на выступления... Причем москвичи руководили операцией, а исполняли ее, конечно, местные товарищи.

И, наконец, самое интересное. Для выяснения обстановки в связи с выступлениями казахских националистов 18 декабря 1986 года в числе прочих в Алма-Ату приезжал уже многократно упоминавшийся первый заместитель председателя КГБ СССР Филипп Денисович Бобков, бывший начальник 5 Управления, которое занималось работой среди националистов. Инспекторская проверка - как с заданием справились?

Цель беспорядков была не в том, чтобы устроить революцию в Казахстане, а в том, чтобы показать Горбачёву, что в случае необходимости её можно устроить с лёгкостью необыкновенной. Поэтому не надо дёргаться. "Делай, как я говорю, и всё будет хорошо. Если сделаешь, как я говорю, то всё будет хорошо".

Больше попыток назначать русских руководителей в союзные республики Горбачёв не делал. И даже прямо названные зачинщиками беспорядков Назарбаев и Камалиденов усидели на своих местах, тронуть их Горбачёв не посмел. А в июне 1989 года Геннадия Васильевича Колбина из Казахстана убрали, и 1-м секретарём ЦК Компартии Казахстана стал Нурсултан Абишевич Назарбаев, который открыто шёл во главе колонны "мирных демонстрантов".

И ещё один смысл декабрьских беспорядков заключался в том, что под предлогом борьбы с национализмом в союзных республиках можно было резко увеличить агентурный аппарат (вспомните слова полковника Нурахметова: "Речь идет о тотальной вербовке.. в каждой комнате должна быть наша агентура"). Как такие борцы с национализмом сами становились националистами, чуть выше было сказано. Всё это выстрелило в союзных республиках в 1988-1991 годах.

Декабрьские события 1986 года в Алма-Ате можно расценить как выход из тени альянса КГБ и национальных элит союзных республик. Интерес ведь общий, поэтому есть смысл действовать совместно и согласованно.

И этими событиями были обозначены реальные цели "перестройки" по плану КГБ - развал СССР через национализм. Попытка Горбачёва предотвратить развал Советского Союза через замену представителей национальных элит в республиканском руководстве на русских, провалилась. Опыт с назначением Колбина больше нигде повторить не удалось, а затем убрали и Колбина.

Если кто-то из союзной партноменклатуры раньше думал, что построим капитализм, и будет хорошо, как в Китае, то теперь стало ясно, что этой союзной номенклатуре как классу в будущей системе просто нет места, т.к. самого Союза не будет. Кто-то устроится, но не все.

А когда Горбачёв в январе 1987 года на Пленуме ЦК заговорил о том, что "Партийные комитеты должны твердо взять линию на повышение роли Советов и не допускать необоснованного вмешательства в их дела, а тем более их подмены", тем секретарям партийных комитетов, кто в молодости читал материалы июльского Пленума ЦК КПСС 1953 года и ещё не забыл, что там говорилось о намерении Берии отодвинуть партию на второй план, а затем и уничтожить, не могли не прийти к выводу, что для них "перестройка" тоже ничем хорошим не кончится.

В 1987 году постепенно формируется оппозиция Горбачёву среди значительной части партийного аппарата. При Горбачёве к началу 1987 года было заменено 60% секретарей обкомов партии, но меняли шило на мыло. На место старых приходили такие же, которые боялись, что "перестройка" оставит их у разбитого корыта.

Неформальным лидером усомнившейся в необходимости "перестройки" части партийного аппарата стал Егор Кузьмич Лигачёв, когда-то сыгравший важнейшую роль в продвижении Горбачёва на место Генерального секретаря. Теперь ему стало ясно, в чём заключаются истинные цели "перестройки", а развал Союза его категорически не устраивал.

Как пишет бывший помощник Е.К. Лигачёва Валерий Легостаев в статье "Загадки Лигачева (К 80-летию со дня рождения)" в газете "Завтра" (№ 52 (369), 26.12.2000) "быстро углублялись его расхождения с Горбачевым, которого чрезвычайно беспокоили высокая деловая активность и возрастающий авторитет Лигачева как в СССР, так и за границей".

И это даже создавало для Горбачёва некоторые преимущества. Если бы КГБ захотел снять Горбачёва, сообщив о нём товарищам по партии нечто ужасное, то на место Михаила Сергеевича практически гарантированно был бы избран Егор Кузьмич Лигачёв - самый авторитетный человек в партии в 1987-1990 годах. А вот прижать Лигачёва было нечем. Компромата на него не было.

Поэтому в середине 1987 года КГБ снова оказался в тупике. Горбачёв затормозился на гласности и косметических изменениях в плановой экономике, но дальше продолжать "перестройку" он не хочет - переговоры по ядерному разоружению идут без всякого результата, перехода к реальной демократии пока нет, а ведь события в национальных республиках уже назревают (точнее, заранее готовятся), и надо сделать так, чтобы союзный Центр не мешал республикам в реализации их конституционного права на выход из состава СССР. А с Горбачёвым в данной ситуации непонятно - вдруг для него сохранение государства окажется важнее советской Конституции?

Снять Горбачёва - легче лёгкого, авторитета уже почти никакого не осталось (цены на нефть по-прежнему низкие, поэтому с товарами всё хуже и хуже, народ уже откровенно злой). Но если снять Горбачёва, на его место придёт Лигачёв, и о продолжении "перестройки" можно будет забыть. Да и сама КПСС весь свой реформаторский потенциал исчерпала, и в дальнейшем она будет только помехой. Военный переворот устроить? Рано (своевременно будет только на последней стадии - "бегство с добычей"). Что делать?

Выход может быть предложен такой: нужно найти человека, который будет реальной угрозой Горбачёву, реальным конкурентом в борьбе за власть, но при этом он будет опираться не на отжившую своё партию, а на простой советский народ, станет вождём толпы, готовым сокрушить всё на своём пути ради достижения власти. Именно с помощью такого человека, разрушителя по своему характеру, можно сначала давить на Горбачёва, добиваясь от него всё новых и новых уступок, а затем смести и самого Михаила Сергеевича, так сказать, по миновании надобности.

Нужен человек смелый, решительный, не боящийся борьбы, но не стесняющийся разрушить дом, чтобы завладеть одной из оставшихся от него комнат. Этот человек должен вызывать восторг у толпы и ненависть у бюрократов, люди должны воспринимать его как вождя-избавителя, борца за народное счастье. При этом желательно, чтобы этот человек сам пострадал от партийной верхушки, чтобы люди (а в СССР были удивительно наивные люди!) поверили, что он за народ, и поэтому бюрократы на него ополчились.

Но где же найти такого человека? Разве есть среди серой массы советских чиновников хотя бы один, который соответствовал бы образу народного вождя, или мог бы этому образу соответствовать, ну хотя бы при небольшой тренировке?

Такой человек в Советском Союзе был. Звали его Борис Николаевич Ельцин.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
Олег Поясников
0 #2 Олег Поясников 14.11.2014 18:42
Очень интересный текст.С удовольствием прочитал все три первые части. Когда будет опубликовано продолжение? Уже 3 года ждёмс.
Цитировать
 
 
серик
0 #1 серик 20.11.2013 16:01
изучите историю с 15 века существовал казахское ханство пока его не зоваевал россия
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список История - Мира

Список видео

Последние комментарии

Сейчас на сайте:
  • 1 гость
  • 1 робот
  • [Bot]
Всего пользователей: 0