Кто готовил и причины развала СССР - (Часть 2)

gorbaciov-anglijskaja-korolevaПодготовка кадров для будущей «перестройки» продолжается

Неизвестно в этой истории только одно: как чубайсовцы еще до перестройки смогли войти в команду “молодых экономистов” Гайдара и как они попали в секретную “комиссию Политбюро”, которая по заданию Андропова готовила проект экономической реформы? 

Олег Греченевский, правозащитник

В 1980 году секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв, сделавший партийную карьеру с помощью Цвигуна и Андропова, стал членом Политбюро ЦК КПСС.

В 1980 году умер Косыгин, но его зять Джермен Гвишиани, пользуясь поддержкой КГБ, продолжал руководить ВНИИСИ, и в 1980 году в этот филиал Международного института прикладного системного анализа при Римском клубе был принят на работу будущий "молодой реформатор" Егор Гайдар.

И в том же 1980 году в Ленинград был направлен уже знакомый нам Олег Калугин, который вместе с Александром Яковлевым стажировался в Колумбийском университете под руководством "бывшего" сотрудника УСС-ЦРУ Эдварда Баррета.

Калугин начал "стажировку" в Колумбийском университете ещё при Серове, когда тайные каналы связи с Америкой для КГБ были второстепенными, уступая английскому направлению, но после прихода в КГБ Андропова, ориентировавшегося на тайные контакты с США, Олег Калугин делает головокружительную карьеру.

В 1971 году, вернувшись из США, где он был заместителем резидента в Вашингтоне, Олег Данилович Калугин стал заместителем начальника Второй службы ПГУ, что означало повышение сразу на две ступени в иерархии центрального аппарата разведки, в 1973 году стал начальником Управления внешней контрразведки Первого главного управления КГБ СССР, сделавшись самым молодым из руководителей КГБ соответствующего уровня, а в 1974 году 40-летний Калугин получил звание генерал-майора, став самым молодым генералом в КГБ.

Такие карьерные скачки были обусловлены прежде всего покровительством со стороны лично Юрия Владимировича Андропова. В своей книге "Первое главное управление" О.Д. Калугин называет Ю.В. Андропова своим "ангелом-хранителем", и пишет, что между ними складывались "отношения отца и сына".

Бывший сослуживец О.Д. Калугина Александр Александрович Соколов в своей книге "Суперкрот ЦРУ в КГБ. 35 лет шпионажа генерала Олега Калугина" сообщает, что "ведущим" (то есть куратором агента) Калугина был сам директор ЦРУ Уильям Колби.

Если учесть, что в реальности действия Калугина не были шпионажем, а заключались в поддержании тайного канала связи между руководством КГБ и ЦРУ, то можно сделать вывод, что Калугин был "связным" между Андроповым и Колби, за что на него и посыпался золотой дождь из должностей, званий и наград.

По крайней мере, иных причин для столь существенных к нему милостей со стороны Андропова не просматривается - ничего выдающегося по части своих официальных служебных обязанностей Калугин не совершил.

Однако в ноябре 1979 года было принято решение о переводе генерала Калугина в Управление КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области на должность первого заместителя начальника Управления. К своим новым обязанностям Калугин приступил 2 января 1980 года. Чем была вызвана такая "ссылка"?

Официальных поводов было два (о них рассказывает А.А. Соколов):

Летом 1979 года генерал Калугин с друзьями совершил поход в сауну в обществе прекрасных дам. Сейчас ходить с девочками в баню - для начальства, можно сказать, норма жизни, но тогда это было достаточно экзотично. Интересно, что среди участников весёлого времяпровождения в сауне был один из диссидентов, за которым велось наблюдение, в связи с чем всё происходившее в сауне было записано средствами оперативной техники.

У неподготовленного человека совместный поход генерала КГБ с диссидентом в сауну и их совместное общение с женским полом может вызвать лёгкий шок, но из прошлых глав уже понятно, что диссидентское движение было порождением КГБ, и можно сделать вывод, что диссидент был очень-очень доверенный, раз ему оказали такую честь, и устроили инструктаж прямо в сауне. Настолько доверенный, что низовые оперативники, которые его "пасли", наверно сами выпали в осадок, когда поняли, кто у этого диссидента настоящий куратор.

Официально диссидентами занималось 5-е управление, но раз этим диссидентом, чью фамилию в открытых источниках предпочитают не упоминать, занялся генерал из разведки, значит, на него возлагались какие-то особые надежды, и простым операм из 5-го управления про такие вещи знать не полагалось. Своей излишней бдительностью они просто сорвали какую-то важную операцию. Так что за поход в сауну отправлять Калугина в ссылку не было никаких реальных причин.

Вторым официальным поводом для "ссылки" стало дело агента "Кука", завербованного Калугиным в 1959 году в США, и затем переехавшего в СССР. "Кука" официально обвиняли в незаконных валютных операциях, а неофициально подозревали в шпионаже. Калугин за "Кука" вступился, доказывая, что тот никакой не шпион, и это якобы вызвало подозрение - а не шпион ли сам Калугин?

Во-первых, защищать своего агента от неприятностей - это прямая обязанность любого опера, и если он нормальный человек, то обязательно будет прикрывать агента в случае возникновения проблем.

Во-вторых, в 2002 году независимый российский суд вынес в отношении О.Д. Калугина, на тот момент проживавшего в США, заочный обвинительный приговор, и назначил ему наказание 15 лет лишения свободы за государственную измену в форме выдачи государственной тайны - за дачу Калугиным свидетельских показаний в американском суде в 2001 году по делу Джорджа Трофимоффа, обвиняемого в шпионаже в пользу СССР и России.

Людям, понимающим российские реалии, должно быть совершенно ясно, что независимый российский суд, особенно в отсутствие подсудимого, может вынести какой угодно приговор, и Калугину можно было "пришить" не только разглашение государственной тайны, но и шпионаж, и заговор, и всё что угодно. Но ничего такого ему никогда не предъявлялось, и его деятельность до 2001 года никогда ему юридически в вину не вменялась. Не было никаких обвинений в шпионаже и в 1979 году.

Хотя с агентом "Куком" действительно есть непонятное обстоятельство - каким образом Калугин мог его завербовать в 1959 году в США, если он сам признаётся в мемуарах, что его и других советских "студентов" постоянно "пасли" агенты ФБР? Вполне возможно, что американцы сами ему подставили этого человека, чтобы Калугин мог отчитаться о проделанной работе перед теми из руководителей КГБ, которые были не в курсе, зачем его послали "учиться" в Америку на самом деле, и воспринимали это как разведывательную миссию.

Но задавать этот вопрос надо было в 1959 году, а не в 1979, двадцать лет спустя. В любом случае, задачей Калугина был не банальный шпионаж, а поддержание тайного канала связи с американцами.

Так называемая "ссылка" генерала Калугина в Ленинградское управление КГБ по явно надуманным поводам очень сильно напоминает аналогичную "ссылку" в Канаду его коллеги по Колумбийскому университету Александра Яковлева, которого в действительности послали для особо важного спецзадания - устанавливать тайные каналы связи с американцами и англичанами лично для Суслова и Брежнева, и никто, кроме этих двоих советских лидеров, не знал тогда об истинной роли Яковлева.

Так может быть, генерала Калугина послали в Ленинград тоже для выполнения какого-то особо важного задания, о котором не знал никто, кроме Андропова? Очень похоже на то, что его задание было связано с подготовкой "перестройки" в СССР.

По крайней мере, имеются крайне любопытные и многозначительные совпадения между приездом в Ленинград Олега Даниловича Калугина и становлением ленинградской группы "молодых реформаторов" во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом.

А.Б. Чубайс считается одним из организаторов рыночных реформ и главным организатором процесса приватизации 1990-х годов (в 1992-1994 годах Чубайс являлся заместителем председателя Правительства и председателем Госкомимущества, в 1994-1996 и 1997-1998 годах - первым заместителем председателя Правительства РФ, в 1996-1997 годах - руководителем Администрации Президента РФ).

Откуда взялась команда "питерских реформаторов" во главе с Чубайсом?

В бывшем СССР колхозы и совхозы с уборкой урожая, как правило, не справлялись, поэтому была такая добрая традиция: направлять научных работников, преподавателей вузов и студентов "на картошку" - убирать урожай вместо колхозников.

В начале октября 1979 года "на картошке" в совхозе "Бокситогорский" Ленинградской области в числе прочих находились три молодых сотрудника Ленинградского инженерно-экономического института им. Пальмиро Тольятти - Анатолий Чубайс, Григорий Глазков и Юрий Ярмагаев. Понимая всю бредовость ситуации, когда вместо того, чтобы заниматься научной работой, они горбатятся в поле, эти молодые экономисты стали ругать социалистическую экономику, и обсуждать, каким путём её можно усовершенствовать и даже реформировать.

Заметим, что по меркам того времени разговоры о несовершенстве и необходимости реформирования социалистической экономики приравнивались к антисоветской агитации и пропаганде, за что имелась соответствующая статья в Уголовном кодексе РСФСР. Комитет государственной безопасности СССР такие "разговорчики" всегда отслеживал и для начала проводил с "вольнодумцами" профилактические беседы, а если не помогало, и разговоры продолжались - возбуждалось уголовное дело.

В том, что КГБ мог узнать про вольнодумные разговоры молодого экономиста Чубайса и его друзей о необходимости экономических реформ, сомневаться не приходится. В каждом советском вузе был "первый отдел", где трудились товарищи из КГБ, и помимо первого отдела были специально прикомандированные товарищи из действующего резерва КГБ для наблюдения за состоянием умов преподавателей и студентов (пример: подполковник КГБ из действующего резерва Владимир Владимирович Путин, прикомандированный в 1990 году к Ленинградскому государственному университету).

Плотность агентуры среди студенческо-преподавательского состава позволяла своевременно выявлять антисоветские настроения и реагировать на них надлежащим образом. Анатолий Чубайс и его приятели обязательно "огребли" бы по полной программе, если бы КГБ не был заинтересован в их деятельности.

Следует учитывать, что в 1979 году КГБ уже вовсю готовился к "перестройке", с 1976 года в Москве уже действовал центр подготовки будущих экономистов-реформаторов (ВНИИСИ), поэтому ленинградским экономистам за антисоветские разговоры ничего не было.

А дальше начались такие странности, которые наводят на мысль, что КГБ не просто "закрыл глаза" на деятельность ленинградских молодых экономистов, но и начал опекать их, всячески помогать им в реформаторских изысканиях. Ведь советская экономика - это очень сложная система, и реформаторов требуется много, одного ВНИИСИ для их подготовки не хватит, а тут как раз в Ленинграде подходящие кадры сами объявились. Им надо только помочь.

Итак, в октябре 1979 в Ленинграде возникает кружок молодых экономистов во главе с Анатолием Чубайсом, занимающийся обсуждением реформирования советской экономики, а в ноябре 1979 года принимается решение о переводе в Ленинград особо доверенного человека Андропова - генерала Олега Калугина. Для чего? Для организации работы по воспитанию будущих реформаторов?

В 1980 году Чубайс и его друзья вступили в Совет молодых учёных Ленинградского инженерно-экономического института, а в 1981 году Чубайс этот Совет возглавил, и стал подыскивать молодых экономистов из других ленинградских вузов для участия в обсуждении экономических проблем. Под крышей Совета молодых учёных стали совершенно открыто проводиться семинары, на которых обсуждалось "как улучшить хозяйственный механизм социализма".

Однако слово "социализм" в данном случае было чисто ритуальным - ни о каком социализме ленинградские молодые экономисты в реальности не говорили (несмотря на то, что Чубайс в 1980 году стал членом партии). Как сообщил в интервью журналу "Континент" (2007, №134) один из участников чубайсовского кружка Андрей Илларионов, "Это был круг людей, говоривших не на жаргоне марксистско-ленинских политэкономов, а на профессиональном экономическом языке".

А между тем, во главе Ленинграда стоял Григорий Васильевич Романов, марксист-ленинец до мозга костей, не признававший никакого инакомыслия, и уделявший особое внимание борьбе с диссидентами, лично занимаясь соответствующими вопросами (видимо, понимал, что если КГБ не подгонять и у кгбшников над душой не стоять, они диссидентов только плодить будут). По количеству арестованных диссидентов на душу населения Ленинград при Романове занимал первое место в стране.

И вот в таких условиях при одном из ленинградских вузов совершенно открыто функционирует диссидентский кружок с экономическим уклоном!

Никаких логических объяснений этому феномену нет, кроме одного - кружок Чубайса был неприкосновенным по той причине, что его "крышевал" и защищал кто-то из руководителей ленинградского КГБ. Например, первый зам. начальника Ленинградского УКГБ Олег Данилович Калугин - в годы "перестройки" он прославился как "первый демократ из КГБ".

И наконец, самое главное: когда Андропов стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, Чубайса совместно с Гайдаром включили в группу экономистов, которые в составе специальной комиссии Политбюро (Комиссия Тихонова-Рыжкова) готовили проект реформирования советской экономики!

Вот так! Чудеса не только в сказках бывают, но и в реальной советской действительности. Три года Чубайс диссидентствовал, а потом вдруг этого экономического диссидента не кто-нибудь, а целая Комиссия Политбюро привлекла для разработки планов экономической "перестройки". Самый интересный вопрос, который в связи с этим возникает: откуда вообще Политбюро узнало про молодого Чубайса, который был всего лишь рядовым членом КПСС?

Возможно, товарищ Андропов получал хорошие отзывы о ленинградских "молодых экономистах" от своего доверенного лица товарища Калугина. Что бы там в постсоветское время ни говорили Гайдар и Чубайс о своём якобы случайном знакомстве, попасть в секретную Комиссию Политбюро в обход КГБ было абсолютно невозможно.

Об этой Комиссии, в которой по заданию Андропова "молодые реформаторы" Гайдар и Чубайс готовили конкретные меры для перестройки экономики СССР, расскажем более подробно через одну главу. А пока несколько важных дополнений по теме КГБ и будущих реформ.

Во второй половине 1980-х годов куратором от КГБ у команды "молодых реформаторов", возглавляемой Гайдаром и Чубайсом, был молодой офицер КГБ Сергей Владиславович Кугушев. Именно он свёл эту команду "молодых реформаторов" с Борисом Николаевичем Ельциным, о чём подробнее будет рассказано в дальнейшем.

В книге "Третий проект", написанной в соавторстве с Максимом Калашниковым, Сергей Кугушев сообщает, что "В конце 1970-х годов Андропов из особо приближенных лиц создал замкнутую, своего рода тайную организацию внутри КГБ СССР по образцу то ли оруэлловского Братства, то ли на манер народовольческого подполья, то ли в духе масонской ложи. Сам он общался всего с несколькими избранными, ближайшими соратниками. Они, в свою очередь, имели по пяти-семи "завербованных" каждый. Те же, в свою очередь, становились главами своих пятерок. И так далее. Получалась пирамидальная иерархическая структура, разбитая на пятерки, незнакомые между собой. Взаимодействие шло только через руководителей некоей "ложи" внутри уже аморфной компартии и постепенно костенеющего Комитета госбезопасности".

Таким образом, Андропов создал какой-то аналог масонской ложи внутри КГБ. Цель Андропова, по словам Кугушева, заключалась в том, чтобы "провести конвергенцию, интегрировать Россию в Запад на выгодных нам условиях". Это - одно из многих подтверждений того, что горбачёвская "перестройка" была задумана в недрах КГБ, а Михаил Сергеевич Горбачёв был простым исполнителем этих замыслов.

Сергей Кугушев - не единственный известный контакт Чубайса в КГБ.

В 1992-1995 годах советником и пресс-секретарём Чубайса был Аркадий Вячеславович Евстафьев, окончивший в 1986 году Высшую школу КГБ СССР, с 1990 года он находился в действующем резерве и был прикомандирован к Министерству иностранных дел СССР.

Итак, в 1992-1995 годах Аркадий Евстафьев формально числился советником и пресс-секретарём Анатолия Чубайса. Но это формально. А реальный его статус, вполне возможно, был гораздо выше, о чём свидетельствует следующий случай:

В 1996 году Аркадий Евстафьев являлся членом предвыборного штаба Б.Н. Ельцина, и 19 июня 1996 года он был задержан сотрудниками Службы безопасности Президента (СБП) при выносе из "Белого дома" коробки из-под ксерокса, в которой лежали 538 тысяч долларов. 20 июня 1996 года приказавший задержать Евстафьева начальник СБП А.В. Коржаков был уволен.

Это заставляет предположить, что реальный статус Аркадия Евстафьева в неформальной иерархии бывших сотрудников КГБ был в то время никак не ниже, чем у Коржакова, и задержания этого бывшего офицера КГБ начальнику ельцинской охраны не простили.

Когда говорят о деятельности А.Б. Чубайса в 1990-е годы, о проведении им "грабительской приватизации" и т.д., следует учитывать, что он действовал по советам выпускника Высшей школы КГБ СССР А.В. Евстафьева, который был настолько значительным человеком, что из-за него Президент России был вынужден отказаться от своего самого верного соратника.

Скорее всего, Евстафьев был столь значителен не сам по себе (всё-таки он был ещё довольно молодым человеком - 1960 года рождения), а по той причине, что он мог быть "связным" с той организацией, о которой сообщил Сергей Кугушев - тайной организацией, созданной Андроповым внутри КГБ. Андропов умер, но этот аналог масонской ложи ведь никуда не делся, и возможно, существует до сих пор.

Сам Кугушев в книге "Третий проект" делает только намёки на дальнейшую судьбу тайной организации Андропова:

У нас есть только гипотеза. Суть ее заключается в том, что тайная сеть Андропова по причинам, известным только ей, пришла к выводу о том, что в Текущей реальности заключить сделку с реальными хозяевами мира на достойных для Советского Союза условиях не удастся. Поэтому главные усилия должны быть направлены не на сохранение, не на спасение страны, а на сохранение сети, на перекачку в нее наиболее важных ресурсов, на выведение ее из под возможных ударов и рисков. На скорейшее распространение ее на наиболее перспективные и значимые центры единого победившего Западного мира. Для этого допускалось разграбление собственной страны. С этого момента спасение Империи и ее обломка, РФ, перестало быть целью для тайной андроповской структуры. Более того, контролируемый «сверху» распад СССР и демонтаж основных институтов стали питательной основой для закачки ресурсов в сеть. Вы вспомните, как крупные чины КГБ СССР стали уходить в олигархические структуры ельцинской России. Вспомните знаменитого Филиппа Бобкова в «Мосте» Владимира Гусинского, например.

Кризис и последующая катастрофа скрыли от общества масштабы и эффективность этой работы, позволили провести ее незаметно, предотвратили возможное организованное сопротивление уводу из общества и народного хозяйства огромных финансов и инвестиционных ресурсов…

Еще один вопрос мучает нас: какова была первоначальная идеология андроповской сети, и что с ней стало с течением времени? Ради чего была осуществлена одна из крупнейших в истории операций по переброске крупномасштабных государственных средств сначала за рубеж, а потом и в избранные центры «олигархов» – финансово-промышленной власти внутри страны? От ответа на этот вопрос зависит многое – и наше ближайшее будущее, и перспективы конкретных политиков, и очертания тех сил, которые выйдут на политическую сцену России в ближайшие годы.

Входил ли генерал Калугин в эту андроповскую "ложу"? Неизвестно. Но не исключено.

Кстати, в книге О.Д. Калугина "Прощай, Лубянка!" встречаются такие фразы: "я не скрывал своих симпатий … к Ф. Бобкову""Вечером позвонил Филиппу Бобкову, назначенному первым заместителем Председателя КГБ, и попросился на прием. Он принял меня на следующий день. В длительной дружеской беседе…". Учитывая, что Ф.Д. Бобков, являясь начальником 5-го Управления, был одним из фактических создателей диссидентского движения в СССР, его приятельские отношения с О.Д. Калугиным наводят на размышления (вспомним поход Калугина в сауну с неким диссидентом). Похоже на то, что андроповская "ложа" состояла в основном из сотрудников ПГУ (внешней разведки) и 5-го Управления - именно эти структуры в КГБ и стали движущими силами в подготовке "перестройки".

Кроме того, Олег Калугин в указанной книге также пишет о своих дружеских отношениях с востоковедом Евгением Примаковым, который в 1991 году стал первым заместителем председателя КГБ и начальником Первого главного управления КГБ СССР, в 1991-1996 годах был директором Службы внешней разведки РФ. Вряд ли востоковеда назначили начальником разведки просто так, ни с того ни с сего. В разведку посторонних людей не берут.

В 1956-1970 годах Евгений Максимович Примаков официально работал журналистом, сначала в Гостелерадио, затем в газете "Правда", и очень много ездил по странам Ближнего Востока.

Тем, кто хотя бы в общих чертах представляет работу разведчика, скорее всего известно, что разведчик, отправляясь за границу, не вешает на себя бэйджик с надписью "Я - шпион". Разведчик отправляется на выполнение задания под каким-нибудь легальным прикрытием - под видом дипломата, бизнесмена, журналиста. Прикрытие журналиста, кстати, наиболее удобное - если спросят, что это ты тут всё вынюхиваешь, всем интересуешься, можно честно ответить - работа у меня такая, информацию собирать.

Сам Олег Калугин в начале 1960-х годов работал в США под видом журналиста - корреспондента Московского радио. Другой известный разведчик, генерал-майор Юрий Георгиевич Кобаладзе, в 1977-1984 годах находился в Великобритании под видом корреспондента Гостелерадио.

Скорее всего, Евгений Примаков был таким же "журналистом", как Олег Калугин и Юрий Кобаладзе. И поэтому со временем возглавил сначала советскую, а затем и российскую разведку. А затем Б.Н. Ельцин, который, как будет подробнее рассказано в дальнейшем, сам был выдвиженцем Ю.В. Андропова, назначил Е.М. Примакова министром иностранных дел, а затем и председателем Правительства России.

Возвращаясь к Анатолию Чубайсу, надо сказать, что его образ как главного виновника "грабительской приватизации" очень сильно раздут средствами массовой информации, да и самим Ельциным - вспомните его знаменитую фразу "Во всём виноват Чубайс".

Просто Анатолий Борисович по своим внешним данным напоминал классический образ плохого мальчика из российского фольклора ("рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой"), и его оказалось очень удобно представить как виноватого во всех бедах России. А в действительности он добросовестно выполнял указания настоящих организаторов "перестройки", и помимо Евстафьева, могли быть и другие "связные", которых с коробкой из-под ксерокса никто не задерживал, и поэтому публике они до сих пор неизвестны.

Помимо Анатолия Борисовича Чубайса, выдающимися деятелями в постсоветский период стали и некоторые другие "молодые экономисты" из чубайсовского кружка, образовавшегося после приезда в Ленинград Олега Даниловича Калугина:

- Кудрин Алексей Леонидович, в 1996-1997 годах - заместитель руководителя Администрации Президента РФ - начальник Главного контрольного управления Президента, в 2000-2011 годах - заместитель председателя Правительства и министр финансов РФ;

- Кох Альфред Рейнгольдович, в 1996-1997 годах - председатель Госкомимущества, заместитель председателя Правительства РФ, в 2000-2001 годах - директор холдинга "Газпром-Медиа";

- Игнатьев Сергей Михайлович, с 2002 года - председатель Центрального банка РФ и одновременно председатель наблюдательного совета Сбербанка России;

- Илларионов Андрей Николаевич, в 2000-2005 годах - советник Президента России;

- Дмитриева Оксана Генриховна, в 1998 году - министр труда и социального развития РФ, с 2007 года - первый заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия" в Государственной Думе;

- Мордашов Алексей Александрович, с 1996 года - генеральный директор ОАО "Северсталь".

Интересно, что под руководством генерала Калугина в 1980-1987 годах в системе органов КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области служили некоторые относительно молодые офицеры, ставшие впоследствии видными деятелями постсоветской демократической России:

- Бортников Александр Васильевич, с 2008 года - директор ФСБ России;

- Голубев Валерий Александрович, с 2006 года - заместитель председателя правления ОАО "Газпром";

- Иванов Виктор Петрович, в 2000-2004 годах - заместитель руководителя Администрации Президента РФ, в 2004-2008 годах - помощник Президента РФ, с 2008 года - директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков;

- Патрушев Николай Платонович, в 1998 году - заместитель руководителя Администрации Президента РФ - начальник Главного контрольного управления Президента, в 1999-2008 годах - директор ФСБ России, с 2008 года - секретарь Совета Безопасности РФ. В интервью журналу "Коммерсантъ Власть" (№12 (465), 02.04.2002) Олег Калугин вспоминал о Патрушеве: "первое повышение в своей жизни он получил от меня""вместе на охоту ездили. Он и книжки любил читать, и музыкой интересовался. Современный такой парень по тем временам... И в общем, он мне нравился…";

- Полтавченко Георгий Сергеевич, в 2000-2011 годах полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе, с 2011 года - губернатор Санкт-Петербурга;

- Путин Владимир Владимирович (в Ленинградском УКГБ - до 1984 года), в 1997-1998 годах - заместитель руководителя Администрации Президента РФ - начальник Главного контрольного управления Президента, в мае-июле 1998 года - первый заместитель руководителя Администрации Президента, в 1998-1999 директор ФСБ России, в 1999 и с 2008 года - председатель Правительства РФ, в 2000-2008 годах - Президент России;

- Черкесов Виктор Васильевич, в 2003-2008 годах - директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Что может означать служба вышеуказанных товарищей под руководством генерала Калугина? Может быть, и ничего не означает, просто совпадение, но очень интересное совпадение.

Люди Андропова, агент «Болек» и революция в Польше

Премьер-министр Дональд Туск назвал вчера спор вокруг Валенсы не только делом историков, но и «невероятно горячей политической дискуссией»... Премьер считает очень опасной затеей намерение некоторых оппонентов Валенсы представить все события в Польше в 1980-е годы задумкой КГБ. 

«Время новостей», 20.06.2008

К началу 1980-х относится ещё одно интересное событие - Польская революция 1980-1981 годов, под руководством независимого профсоюза "Солидарность" и его создателя Леха Валенсы. Иногда в литературе эту закончившуюся неудачей революцию, направленную на свержение власти коммунистов, именуют просто как "События в Польше".

Внимательное изучение этих "Событий в Польше" показывает, что неудавшаяся революция была совместной акцией польской Службы безопасности (СБ), КГБ и ЦРУ.

Как стало известно (кратко) из доклада министра внутренних дел Польши Антония Мачеревича перед польским Сеймом от 4 июня 1992 года, и (очень подробно) из книги сотрудников польского Института национальной памяти Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика "СБ и Лех Валенса. Дополнение к биографии", написанной в 2008 году по архивным материалам польской госбезопасности, Лех Валенса являлся секретным сотрудником польской Службы безопасности.

29 декабря 1970 года 27-летний электрик Гданьской судоверфи Лех Валенса был завербован капитаном Службы безопасности Э. Грачиком, и Валенсе был дан агентурный псевдоним "Болек".

Агент "Болек" за деньги стучал на своих товарищей по работе, недовольных коммунистической системой, и по информации, полученной из его доносов, было возбуждено несколько уголовных дел. Лех Валенса, он же агент "Болек", имел репутацию борца за права рабочих, и пользовался неограниченным доверием в трудовом коллективе. При нём, ничего не опасаясь, говорили всё что думали, а "Болек" докладывал о крамольных разговорах своим кураторам.

Однако 19 июня 1976 года агент "Болек" был исключён из агентурного аппарата СБ.

С чем это было связано? Причины были те же самые, что и в случае с исключением в начале 1990-х годов из агентурного аппарата нашей российской госбезопасности агента "Московского", то есть Бориса Абрамовича Березовского.

Когда агента намереваются использовать в публичной политике, это может вызвать определённые риски - кто-то из недовольных сотрудников может разгласить информацию с целью довести её до руководства страны (ведь кто-то же, например, сообщил об агентурной работе Березовского депутату Хинштейну), и поэтому у госбезопасности должна быть возможность на официальный запрос из высших органов власти официально прислать ответ, что такой-то гражданин "в агентурной сети не значится", для чего его формально из числа агентов исключают, а фактически продолжают использовать, только уже без официального оформления. При этом агентурное дело продолжает лежать в архиве, чтобы агента (если он захочет "соскочить") можно было припугнуть опубликованием подшитых к делу доносов.

Таким образом, можно сделать вывод, что планы по использованию Леха Валенсы в большой политике появились у польской СБ в 1976 году. Именно тогда и началась подготовка Польской революции - по образцу Венгерской революции 1956 года.

Опыт Венгрии и Чехословакии показал, что советское партийное руководство не остановится перед вводом войск и силовым подавлением революции, поэтому было необходимо обеспечить огромную, многомиллионную массовку - чтобы у Брежнева и Суслова даже мысли не возникало применять войска против такой огромной толпы.

То есть, помимо стукачей (которых в коммунистической Польше насчитывалось около 200 тысяч человек на 35 миллионов жителей), было необходимо увлечь революционными идеями широкие народные массы. Чем же можно было увлечь польский народ?

Экономические проблемы в Польше были традиционными для социалистических стран - дефицит товаров широкого потребления (однако в гораздо меньших масштабах, чем в Советском Союзе), эпизодические повышения цен. И всё-таки увлечь миллионы людей на борьбу с системой только ради одной колбасы довольно сложно - нужна какая-то идея.

Главное отличие Польши от других социалистических стран заключалось в том, что в Польше были очень сильны позиции Католической церкви. Несмотря на все старания польских коммунистов, большинство поляков оставались верующими людьми. Поэтому поляков можно было бы увлечь идеями духовного возрождения Польши, прекращения атеистической пропаганды, возвращения религиозной свободы.

И самым идеальным вариантом был бы такой вариант, если бы поляков призвал к революции не только какой-нибудь "борец за права трудящихся" типа электрика Валенсы, но и авторитетный религиозный деятель.

Самый главный авторитет для католика, выше которого просто нет на Земле - это Папа Римский. Однако Папа из Ватикана ни польской, ни советской госбезопасности не подконтролен. И тогда им на помощь пришли Соединённые Штаты Америки.

По каким причинам США от политики тайного сотрудничества с СССР против Европы перешли к попыткам ликвидации коммунистической системы - будет подробно рассмотрено в следующих главах, а пока опишем, как это происходило в Польше.

20 января 1977 года помощником Президента США по вопросам национальной безопасности (Assistant to the President for National Security Affairs) стал этнический поляк Збигнев Бжезинский - тот самый Бжезинский, который, как уже рассказывалось в главе "Зачем инструктора ЦК КПСС Яковлева послали в Америку", ещё в начале 1960-х годов, работая в Колумбийском университете, был знаком с Олегом Калугиным, и по его просьбе встретился с советским журналистом Юрием Жуковым.

И вот Збигнев Бжезинский, формально не как американский чиновник, а как этнический поляк и добрый католик, стал переписываться с Каролем Войтылой - кардиналом и архиепископом Краковским, то есть вторым человеком в иерархии Католической церкви в Польше (после кардинала-примаса Стефана Вышинского). По результатам этой переписки Бжезинский понял, что Кароль Войтыла - его единомышленник и противник коммунизма. Так почему бы не возвести такого хорошего человека на Святой Престол?

Дальше события развивались по законам детективного жанра.

5 августа 1978 года умер Папа Римский Павел VI, а 10 августа в Ватикане собрался конклав кардиналов для выборов нового Папы. Из-за соперничества различных группировок нового главу Католической церкви не могли избрать более двух недель, и только 26 августа 1978 года был избран компромиссный кандидат, который никогда не участвовал во внутрицерковной грызне, и потому устраивал все соперничающие группировки, как равноудалённый от всех них - это был кардинал из Венеции Альбино Лучани, принявший тронное имя Иоанн Павел I.

Однако кардиналы, надеявшиеся, что Иоанн Павел I будет чисто декоративной фигурой, и ни во что не станет вмешиваться, жестокого ошиблись.

Новый Папа Римский решил разобраться в финансовых делах Католической церкви, в частности, его заинтересовала деятельность Института Религиозных Дел - весьма мутного учреждения, которое на практике не занимается никакими религиозными делами, и выполняет функции Банка Ватикана.

Институт Религиозных Дел являлся учредителем или главным акционером ряда итальянских и американских банков, через которые происходило отмывание денег итальянской и американо-итальянской мафии, и расхищение денег Католической церкви (всего было украдено из связанных с Ватиканом банковских структур 1,3 миллиарда долларов).

Желание навести порядок в церковных финансах не прошло для нового Папы Римского бесследно - 65-летний Иоанн Павел I просидел на Святом Престоле всего 33 дня, и 28 сентября 1978 года был найден в своей спальне мёртвым. Папа Римский был отравлен.

Очень подробно об этом убийстве можно прочитать в книге Дэвида Яллопа "Во имя Господа. Кто убил Папу Римского?" и в книге Эрика Фраттини "Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана", а здесь изложим это кратко.

По официальной версии Иоанн Павел I умер "в результате острого инфаркта миокарда", однако все 15 врачей, состоявших в медицинской службе Ватикана, в том числе и глава этой службы Марио Фонтана, отказались подтвердить эту версию, и медицинское заключение подписал только врач Ренато Буццонетти, который лечил предыдущего Папу Римского, но был уволен Иоанном Павлом I, и которого специально вызвали в Ватикан, чтобы он подписал заключение о причинах смерти. За подобную услужливость доктор Буццонетти был вновь принят в Ватиканскую медслужбу, и работал в ней аж до 85-летнего возраста (до 2009 года).

Кроме того, в ночь перед смертью Папы Римского из его апартаментов была убрана охрана; тело умершего Иоанна Павла I не было захоронено по церковным правилам, а вместо этого подвергнуто кремации, то есть сожжено - чтобы нельзя было провести эксгумацию трупа и выявить следы яда.

Более того, Антонио да Роса и Карло Фрицерио, которые в течение многих лет были личными врачами кардинала Альбино Лучани (будущего Иоанна Павла I), заявили, что у их пациента было абсолютно здоровое сердце, и у него не могло быть инфаркта даже теоретически.

И наконец, самое интересное: священник Джованни да Никола, который проинформировал Иоанна Павла I о финансовых злоупотреблениях в Институте Религиозных Дел, через 4 дня после смерти Папы был найден повешенным.

Организаторами убийства Папы Римского Иоанна Павла I были следующие деятели: Пол Марцинкус - архиепископ, секретарь Римской курии, президент Института Религиозных Дел; Роберто Кальви и Микеле Синдона - банкиры, руководители дочерних банков Института Религиозных Дел (банка Ватикана); Джон Коуди и Жан-Мари Вийо - кардиналы, причастные к финансовым махинациям Института Религиозных Дел; Личо Джелли - "досточтимый мастер" масонской ложи "Пропаганда 2" ("П-2").

Казалось бы, причём здесь Соединённые Штаты Америки?

Джон Коуди был архиепископом Чикагским (США), Пол Марцинкус родился в Чикаго, кроме того, Пол Марцинкус, Жан-Мари Вийо, Микеле Синдона и Роберто Кальви были масонами, и являлись членами масонской ложи "Пропаганда 2", которой руководил Личо Джелли.

Масонство было создано в 1717 году английской разведкой, однако затем использовалось и многими другими разведывательными службами в своих интересах. Например, согласно инструкции Управления стратегических служб США № 9а-32199 от 15 сентября 1944 года, масонство должно было использоваться в подрывных акциях на территории Италии.

Что же касается лично Личо Джелли, то он был завербован военной контрразведкой воевавшей в Италии 5-й армии США в 1944 году, а в 1948 году военная контрразведка передала этого агента под кураторство ЦРУ, и в дальнейшем действиями Личо Джелли руководила именно эта организация.

По заданию ЦРУ Личо Джелли был внедрён в масонское движение, и со временем возглавил масонскую ложу «Пропаганда 2» («П-2»), членами которой, помимо вышеуказанных церковных иерархов и банкиров, были многие видные итальянские политики и военные. Среди членов руководимой агентом ЦРУ масонской ложи «П-2» был и Сильвио Берлускони – в ту пору бизнесмен, а в 1994-1995, 2001-2006 и в 2008-2011 годах - премьер-министр Италии.

Понятно, что Пол Марцинкус и его сообщники, отправив на тот свет Иоанна Павла I, руководствовались в первую очередь своими корыстными интересами - чтобы без помех продолжать свои финансовые махинации, но здесь, как говорится, личное сочеталось с общественным - ЦРУ и американскому руководству, которые могли влиять на действия Марцинкуса и его сообщников через Личо Джелли, было необходимо освободить место Папы Римского для своего кандидата.

О причастности ЦРУ к убийству Иоанна Павла I заявил и бывший высокопоставленный сотрудник военной разведки США Стив Ширер. Он даже написал об этом специальную статью "Теология освобождения, Ватикан и ЦРУ: Привидения и призраки".

Сразу же после смерти Иоанна Павла I в Ватикан прибыл Збигнев Бжезинский, и оставался там вплоть до избрания нового Папы Римского.

Первоначально кардинал Кароль Войтыла даже не рассматривался как кандидат, ибо по установившейся с 1523 года традиции, Папами Римскими избирались исключительно итальянцы. Однако кандидатуру поляка Войтылы неожиданно выставили на голосование, и он набрал, только не смейтесь, целых 5 голосов из 108 голосов кардиналов, участвовавших в конклаве! Это было 15 октября 1978 года.

Однако уже на следующий день, 16 октября, в ходе нового голосования, Кароль Войтыла набрал уже не 5, а 99 голосов, и был избран Папой Римским.

Видимо, Збигневу Бжезинскому всего за сутки каким-то способом удалось обработать святых отцов кардиналов. Что же это за способ? Прямых доказательств нет, но есть на эту тему очень хороший анекдот: "- Кто ходит на выборы? - Обычно бабки. - Вот! Бабки решают всё!". В данном случае, наверно, всё решили "бабки".

Словно в насмешку, Кароль Войтыла тоже взял себе тронное имя Иоанн Павел, только номер у него был II. Прежде чем вернуться к событиям в Польше, следует отметить, что на каждое действие найдётся противодействие, и действия кардиналов-масонов, связанных с ЦРУ, вызвали серьёзное противодействие со стороны конкурирующей организации, которой хотелось самой поставить под контроль церковные финансы. Называлась эта организация "Opus Dei" (по латыни - "Дело Господне").

"Opus Dei" - это фактически Орден иезуитов № 2, так как члены этой организации не раскрывают свою принадлежность к "Opus Dei" на публике, более того, по уставу этой организации, её членам запрещено раскрывать себя без разрешения своего начальства. Официальные цели "Opus Dei" - "достижение святости в обычной жизни, занимаясь обычными земными делами", а фактически, как и Орден иезуитов, "Opus Dei" представляет собой одну из католических спецслужб.

Первый удар по конкурентам-масонам "Opus Dei" нанёс уже в 1979 году - неожиданно скончался один из организаторов убийства Иоанна Павла I кардинал Жан-Мари Вийо, а правоохранительным органам США и Италии была слита информация о финансовых аферах Микеле Синдоны и Роберто Кальви. В 1981 году была засвечена роль в этих аферах ложи "П-2", а её глава Личо Джелли был объявлен итальянской полицией в розыск. В 1982 году Роберто Кальви, скрывавшийся от правосудия, был убит. Микеле Синдона был впоследствии отравлен в тюрьме. В прессе также появились публикации о причастности к финансовым аферам Пола Марцинкуса, и в 1986 году он был отстранён от управления Институтом Религиозных Дел (Банком Ватикана).

Под удар попали не только сами масоны-аферисты, но и тот, кому они расчистили путь на Святой Престол. 13 мая 1981 года на Иоанна Павла II совершил покушение турок Али Агджа. Сначала в организации покушения обвинялся болгарский разведчик Сергей Антонов, но эта версия не подтвердилась. И только в 2005 году, выйдя из тюрьмы, Али Агджа признался, что к покушению на Папу были причастны некоторые Ватиканские кардиналы.

Напуганный всеми этими событиями, Иоанн Павел II в 1982 году присвоил "Opus Dei" статус персональной прелатуры, то есть вывел членов этой организации из подчинения любым церковным властям - и тем самым окончательно приравнял её по статусу к Ордену иезуитов. С тех пор "Opus Dei" именуют не иначе как "мозг и сердце католицизма", а в 2002 году основатель "Opus Dei" Хосемария Эскрива де Балагер, придерживавшийся фашистских взглядов, и одобрительно отзывавшийся о Гитлере, был причислен к лику святых.

После столь длинного лирического отступления о нравах католических иерархов, вернёмся к событиям, связанным с Польской революцией.

Главной целью всей этой истории с возведением Кароля Войтылы (Иоанна Павла II) на папский престол было усиление религиозного фанатизма в Польше, и 2 июня 1979 года он впервые посетил Польшу в качестве Папы Римского.

Поляки - народ очень гордый, даже есть специфическое понятие - "польский гонор", а теперь получается - наш, поляк, стал главой Католической церкви! Ну как этим не возгордиться? Этот визит действительно привёл к усилению религиозных, а следовательно - антикоммунистических настроений в Польше. Как сказал Лех Валенса об Иоанне Павле II в интервью английской газете "Financial Times" - "Без него коммунизм бы не кончился".

Решающий момент наступил в августе 1980 года, когда Лех Валенса, он же агент "Болек", создал профсоюз "Солидарность", в который записалось около 10 миллионов поляков - при том, что всё население Польши составляло 35 миллионов человек. Деньги на финансирование "Солидарности" передавались возглавляемым Полом Марцинкусом ватиканским Институтом Религиозных Дел через структуры католической церкви в Польше. Вот такое было трогательное взаимодействие связанных с ЦРУ масонов и польской Службы безопасности.

14 августа 1980 года "Солидарность" объявила всеобщую забастовку в Польше, в которой приняло участие более 200 предприятий, причём в числе требований забастовщиков, помимо экономических, были и религиозные - "Солидарность" потребовала транслировать по телевидению католические мессы!

Что должно было делать в этой ситуации польское руководство? Единственный правильный вариант заключался в силовом подавлении "Солидарности" (и события последующих лет это полностью подтвердили), но для силового варианта польское руководство должно было заручиться поддержкой Советского Союза. И для этого Первый секретарь ЦК Польской объединённой рабочей партии (ПОРП) Эдвард Герек решил встретиться с Брежневым.

И вот тут вступил в игру наш советский КГБ. На стороне польских революционеров. Вот что пишет в своей книге "Без правых и левых" Нурсултан Назарбаев, сейчас президент независимого Казахстана, а в 1980 году - секретарь ЦК Компартии Казахстана:

В 1980 году состоялось мое первое близкое знакомство с Л. И. Брежневым. Казахстан тогда отмечал свое шестидесятилетие, на празднование которого прибыли все члены Политбюро ЦК КПСС. Вид Генерального секретаря производил удурчающее впечатление. Совершенно отсутствующий взгляд, очень тяжелая походка. Когда он шел, его почти все время поддерживали с двух сторон два дюжих парня.

… В перерыве торжественного заседания все руководство собралось в боковой от сцены комнате. Было очень жарко и душно, поэтому пили чай, сняв пиджаки. Неожиданно Леонида Ильича пригласили к телефону ВЧ. Когда он вернулся (вели его те же два парня), то громко поделился новостью:

Герек настойчиво требует встречи. Но люди Андропова говорят, что этого делать не следует. С ним, наверное, все кончено. Люди Андропова говорят, что там есть хороший парень, Каня.

В Польше тогда происходили сложные события, и этот разговор я оценил впоследствии, когда Каня был избран первым секретарем ЦК ПОРП. Вот таким образом решались вопросы, затрагивающие судьбы миллионов людей.

Как видите, встречу Брежнева и Герека, пользуясь неадекватностью Брежнева, сорвали какие-то неизвестные "люди Андропова" - даже не сам Андропов, а какие-то другие люди из КГБ, его подчинённые.

Это опять же подтверждает, что товарищ Андропов был только номинальным главой КГБ, а в реальности, прикрываясь его именем, решали вопросы какие-то неизвестные сотрудники более низкого звена, которых Брежнев именует "люди Андропова", и которые даже имели наглость, в нарушение всякой субординации, звонить Брежневу в обход своего шефа!

Кто конкретно в КГБ СССР несёт ответственность за Польшу, кто эти загадочные "люди Андропова" - сия тайна новейшей истории, скорее всего, будет раскрыта ещё не скоро.

Из этого эпизода, рассказанного Н. Назарбаевым, также всплывает ещё один "герой" польских событий - Станислав Каня. На тот момент он был членом Политбюро, секретарём ЦК ПОРП.

Роль у "хорошего парня Кани" была такова - он должен был стать польским Керенским. Как и Александр Фёдорович Керенский, возглавивший Временное правительство с помощью большевиков, и расчищавший им путь к власти, Станислав Каня должен был, возглавив ЦК ПОРП с помощью "Солидарности", расчистить ей путь к захвату власти в Польше.

После того, как Леонид Брежнев по совету "людей Андропова" отказался встретиться с Эдвардом Гереком, 6 сентября 1980 года тот был отправлен в отставку, и должность Первого секретаря ЦК ПОРП занял Станислав Каня.

"Хороший парень Каня" сразу же начал проводить политику "непротивления злу насилием" - он не только не разогнал "Солидарность", но он, во-первых, разрешил официально зарегистрировать эту организацию в качестве профсоюза; во-вторых, с "Солидарностью" были подписаны три соглашения - "Гданьское соглашение", "Щецинское соглашение" и "Силезское соглашение", в соответствии с которыми были удовлетворены почти все требования бастующих; в-третьих, никаких препятствий в дальнейшей деятельности профсоюзу "Солидарность" не учинялось.

Видя такую слабость и мягкотелость "польского Керенского", агент "Болек" (Лех Валенса) в марте 1981 года устроил ещё одну всеобщую забастовку, в которой приняло участие более миллиона рабочих по всей Польше. "Солидарность" требовала проведения общенационального референдума о порядке управления страной, а в разговорах уже обсуждались идеи создания собственных боевых отрядов и свержения власти коммунистов.

Станислав Каня, приведённый к власти с помощью "людей Андропова", никаких мер к обузданию аппетитов "Солидарности" не принимал, поэтому Польская революция имела все шансы на успех, и неизбежно закончилась бы победой, если бы в дело не вмешались польские вооружённые силы - Войско Польское.

Польский министр обороны Войцех Ярузельский, отлично понимая, кем и зачем были организованы "События в Польше", избрал тактику ползучего военного переворота. Он потихоньку начал убеждать представителей польской партийной элиты, что если не подавить "Солидарность" силой, то в Польшу будут введены советские войска. Это был блеф.

Никаких реальных планов ввода войск в Польшу (в отличие от Венгрии и Чехословакии) у Советского Союза не было - ни одного документа на эту тему историками не обнаружено. Но многие польские партийные деятели Ярузельскому поверили, и при их поддержке в феврале 1981 года он был назначен председателем Совета Министров Польши. В стране установилось двоевластие: "реформатор" Каня и "консерватор" Ярузельский.

Однако подавить мартовскую забастовку силой Каня Ярузельскому не позволил, и события стали принимать всё более угрожающий характер - на состоявшемся в июле 1981 года IX съезде ПОРП был избран новый состав ЦК, в котором 20% открыто поддерживали "Солидарность", а ещё 50% поддерживали её тайно. Захват власти "Солидарностью" стал абсолютно реальной перспективой - число сторонников "Солидарности", в том числе и во властных структурах, постоянно росло, а число сторонников сохранения социализма постоянно уменьшалось.

В этих условиях Войцех Ярузельский 18 октября 1981 года отстранил от власти ставленника "людей Андропова" Станислава Каню, и сам занял должность Первого секретаря ЦК ПОРП, оставаясь при этом одновременно председателем Совета Министров и министром обороны.

В ночь с 11 на 12 декабря 1981 года все лидеры "Солидарности", включая Валенсу, были арестованы, и в стране было введено военное положение, а сам профсоюз "Солидарность" распущен. Польская революция была подавлена.

И вот что особенно важно: сразу же после того, как в ноябре 1982 года Юрий Андропов стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, арестованный Лех Валенса был немедленно выпущен на свободу! Нормальная госбезопасность своих агентов не сдаёт. Как только КГБ получил полную власть в СССР, Войцех Ярузельский больше не смог держать в тюрьме бывшего агента "Болека" из подконтрольной нашему КГБ польской СБ.

Кстати, в книге Ценцкевича и Гонтарчика сказано и о том, что в архивах польской госбезопасности найдены документы, согласно которым агент "Болек" даже готовил некоторые донесения специально для Москвы.

События в Польше показали, что устраивать антикоммунистические революции в странах Восточной Европы просто бессмысленно - сначала надо провести "перестройку" в Советском Союзе, а социалистическим странам после этого не останется никакого другого выхода, кроме как тоже самим "перестроиться".

Андропов завершает подготовку к «перестройке» в СССР

Все недолгое время руководства государством Ю.В.Андропов посвятил подготовке реформ… 

Виктор Грушко, генерал КГБ 


В конце декабря 1983 года позвонил мне из больницы Юрий Владимирович Андропов и попросил при случае побывать в Свердловске и "посмотреть" на Ельцина. 

Егор Лигачёв, член Политбюро ЦК КПСС

Главным препятствием к "перестройке" были Брежнев и Суслов, поэтому после неудачи в Польше их устранение стало важнейшей задачей для КГБ. И в декабре 1981 года, сразу же после неудачи в Польше, КГБ нанёс удар по семье Брежнева.

В декабре 1981 года в Москве была ограблена квартира известной дрессировщицы Ирины Бугримовой, у неё украли большую коллекцию бриллиантов. Уголовное дело относилось к милицейской подследственности, но его почему-то забрала к себе прокуратура, а оперативное сопровождение дела стал осуществлять КГБ, что совсем уже ничем объяснить было невозможно.

Ещё большую странность этому придавал тот факт, что по линии КГБ дело о краже бриллиантов курировал не кто-нибудь, а лично первый заместитель председателя КГБ СССР Семён Кузьмич Цвигун.

29 декабря 1981 года причина подобных странностей прояснилась - сотрудники КГБ произвели обыск в квартире у артиста цыганского театра "Ромэн" Бориса Буряце, при этом в ходе обыска были обнаружены пропавшие бриллианты, плюс дополнительно огромное количество золотых изделий и иностранной валюты, а после обыска Борис Буряце был арестован.

Причём здесь семья Брежнева? А при том, что Борис Буряце был любовником Галины Леонидовны Брежневой, дочери Генерального секретаря ЦК КПСС. Галина Леонидовна была замужем, но с мужем у неё были "свободные отношения" - у неё любовники, у него любовницы, все про всё знают, и никакой ревности. У каждого своя личная жизнь. Поэтому Борис Буряце, если выражаться монархическими терминами, был официальным фаворитом Галины Брежневой.

Сразу же после ареста "фаворита" Галины Брежневой об этом сразу же стало известно по всей Москве - агенты 5-го управления КГБ, в чьи обязанности входило распространение слухов, постарались на совесть. Слухи были доведены до всех аккредитованных в Москве западных журналистов, и те даже стали требовать в советском информационном агентстве ТАСС фотографию дочери Брежнева для использования в своих статьях.

Короче говоря, назревал скандал международного масштаба. И партия не могла это оставить без внимания. В середине января 1982 года второй секретарь ЦК КПСС Михаил Андреевич Суслов вызвал к себе Цвигуна, и у них состоялся, как отмечается во всех источниках, "неприятный разговор" о деле Буряце. Отметим, что это был разговор реального главы партии с реальным главой КГБ. Разговор закончился ничем - расследование дела продолжалось, и слухи о Галине Брежневой не утихали.

Тогда пришлось поговорить по-другому. 19 января 1982 года Семён Кузьмич Цвигун был обнаружен на территории своей дачи мёртвым, с пулевым отверстием в голове. Это посчитали самоубийством, но обстоятельства "самоубийства" выглядят как-то очень странно - вот что рассказывал о них в интервью газете "Версия" (№ 9 от 22.03.2006) бывший председатель КГБ СССР (в 1982 году - начальник ПГУ КГБ) В.А. Крючков:

Цвигун пошёл погулять по дачному участку, потом подошёл к водителю: "Ты имеешь оружие?" Тот ответил: "Ну, конечно". - "Оно в хорошем состоянии?" - "В хорошем". - "Покажи, заряжено?" - "Да". - "Ну, молодец". Он взял пистолет и застрелился.

Цирк, да и только! Водитель-то ведь не просто водитель, но и охранник по совместительству, реакция у него мгновенная, но его почему-то не удивило желание генерала посмотреть на пистолет (самый обычный "Макаров"), он не насторожился, и не выбил оружие из рук, когда Цвигун якобы подносил его к голове.

Да и зачем стреляться из чужого пистолета, в присутствии постороннего человека? Неужели генерал КГБ, если уж ему захотелось свести счёты с жизнью, не мог воспользоваться личным оружием, и сделать это наедине с собой?

Тут скорее похоже на то, что либо водитель-охранник сам застрелил Цвигуна, либо одолжил кому-то свой пистолет - например, под угрозой другого оружия, наведённого на него самого.

Да и по своему психологическому типу С.К. Цвигун совершенно не был похож на самоубийцу. Е.И. Чазов пишет про этот случай в книге "Здоровье и власть": "Я хорошо знал Цвигуна и никогда не мог подумать, что этот сильный, волевой человек, прошедший большую жизненную школу, покончит самоубийством".

Практически все исследователи сходятся на том, что имело место не самоубийство, а убийство Цвигуна.

Однако почему-то в литературе убийство Цвигуна принято сваливать на Андропова, хотя у Юрия Владимировича никаких причин для этого не было. Зато такие причины были у Брежнева и Суслова - никаким другим способом они не могли остановить расследование дела Буряце, которое своим итогом могло иметь отставку Брежнева.

И люди для такого убийство тоже имелись - например, в спецназе Внутренних войск, подчинявшемся Щёлокову. А у водителя-охранника не было другого выхода, кроме как под угрозой собственной жизни отдать свой пистолет убийцам, а затем рассказывать идиотскую историю, как Цвигун якобы спросил у него пистолет, и застрелился.

Кстати, в сообщении английского информационного агентства "Рейтер" от 21.01.1981 было сказано прямо: "Осведомленные московские круги утверждают, что гибель Цвигуна связывается с именем артиста Бориса Буряцы, вхожего в дом Брежнева".

21 января 1981 года был опубликован некролог, в котором говорилось, что Цвигун скончался "после тяжёлой продолжительной болезни". Семён Кузьмич был членом ЦК КПСС, и по ритуалу было положено, чтобы некролог подписали все члены Политбюро. Однако, в нарушение традиции, первый, второй и третий человек в партии - Брежнев, Суслов и Кириленко - некролог не подписали. Зато там были подписи Андропова и Горбачёва.

И в этот же день, поздно вечером 21 января 1982 года, КГБ нанёс ответный удар - по Суслову.

Непосредственно перед убийством Цвигуна Суслов лёг на обследование в Кунцевскую больницу. До этого он врачам хронически не доверял, и никогда в жизни в больницу не ложился, а тут вдруг лёг, и не из-за какой-то болезни, а чисто провериться, нет ли у него чего-нибудь нехорошего в организме. Родственники Суслова утверждают, что его уговорил обследоваться Чазов, но скорее это выглядит как желание Суслова обеспечить себе алиби в деле с Цвигуном - вроде как я в больнице лежал, и ничего не знаю. Не помогло. Там, в больнице, его и достали.

21 января 1982 года, через два дня после убийства Цвигуна и вечером того же дня, когда появился некролог без подписей первых лиц государства, находившийся в больнице Суслов внезапно почувствовал себя плохо, потерял сознание, и 25 января умер. Обстоятельства смерти М.А. Суслова указывают на вероятность отравления.

Вот что пишет на эту тему зять Михаила Андреевича Суслова, Леонид Николаевич Сумароков, проживающий ныне в Австрии, на сайте viperson.ru в статье "О смерти Суслова и некоторых других связанных событиях":

21 января 1982 года вечером после приема непонятно откуда и зачем переданной ему лечащим врачом Львом Кумачевым какой-то новой таблетки, во время просмотра телевизионной передачи о Ленине (кто запамятовал - это дата его смерти) Суслов вдруг почувствовал себя плохо. Только успел успокоить сидевшую рядом дочь и потерял сознание. Больше оно к нему не возвращалось. Случилось это в Кунцевской больнице, накануне выхода из нее. Суслов ложиться в больницу не собирался и как мог этому противился (не лег бы, вернее всего, тогда остался бы жив), но Чазов настоял, сказав, что это абсолютно необходимо, чтобы провести плановое обследование. Сам при этом (позднее мы грустно иронизировали - словно алиби обеспечивал), попросту говоря, смотался на юг, "прихватив" зачем-то в компанию Горбачева. Но вот обследование закончилось. Оценка - "отлично". Настроение - хорошее (отмечу, как и у его коллеги - Брежнева за несколько часов до смерти).

-Кстати, насчет т.н. `алиби`. Почему Чазов вдруг об этом забеспокоился? Похоже, что-то его мучило, хотя, кажется, кремлевского доктора никто ни в чем не подозревал. Странно…

Каждая из этих т.н. `странностей` выглядит как незначительное событие, и мы в семье их так и воспринимали. И лишь позднее у меня, системщика, они стали выстраиваться в какую-то цепь связанных событий. Здесь, пожалуй, вкратце повторюсь, вот они:

-Машину с опытным реаниматором (который до этого неоднократно наблюдал высокого пациента и даже регулярно сопровождал его во время отдыха в качестве второго доктора) после того, как дочь забила тревогу, почему-то не впустили на территорию лечебного комплекса. И это несмотря на спецсигналы и имеющееся разрешение. Следующая машина прибыла с опозданием.

-Сестру-хозяйку, проработавшую в семье более 30 лет и глубоко преданную семье, за месяц до смерти Суслова нашли избитой и со сломанной рукой. Попытки связаться с ней по телефону ни к чему не приводили, она лишь рыдала в трубку. Это продолжалось и позднее.

-Всех охранников (т.н. прикрепленных, их было трое) в день приема оказавшегося смертельным лекарства почему-то заменили.

-Даже меня вдруг зачем-то неожиданно услали в командировку в Прагу. Зачем, уже не помню, но чего-то срочного уж точно не было...

Вскоре, буквально через считанные недели, при загадочных обстоятельствах (очередная случайность?) погиб доктор Лев Кумачев, лечащий врач Суслова. Именно он дал ему без каких-либо комментариев за несколько часов до фактической смерти роковую непонятную сильнодействующую таблетку(повторюсь: убей меня бог, если поверю, что врач проявил личную инициативу). Был этот доктор креатурой КГБ (они все были оттуда, а хорошо это или плохо, теперь не знаю). Еще довольно молодой, лет сорока, к нему тоже остались так и не выясненные вопросы. Чуть позднее хотели поговорить с ним, уже не успели.

Схема отравления классическая - доктор Кумачев, "креатура КГБ", получил задание от своих кураторов дать Суслову "непонятную сильнодействующую таблетку", а после того, как пациент от этой таблетки отправился на тот свет, убрали уже самого доктора Кумачева, как неудобного свидетеля. Опять вспоминается фильм "Бриллиантовая рука": "Как говорил один мой знакомый - покойник - "Я слишком много знал".

Александр Николаевич Яковлев, один из самых доверенных людей Суслова, также придерживался мнения о насильственном характере смерти Михаила Андреевича. В статье Евгения Жирнова "После тяжелой и продолжительной работы" (журнал "Коммерсантъ Власть", №2 (455) от 22.01.2002 ) приводятся следующие слова Яковлева:

- Смерть Суслова была какой-то очень своевременной. Он очень мешал Андропову, который рвался к власти. Суслов не любил его и никогда бы не допустил избрания Андропова генеральным секретарем. Так что исключать того, что ему помогли умереть, нельзя.

Место умершего Суслова оставалось вакантным в течение четырёх месяцев, и только 24 мая 1982 года определился второй человек в партии. Им стал Юрий Владимирович Андропов. Его конкурентом был Константин Устинович Черненко. Четырёхмесячная борьба завершилась своеобразным компромиссом: Андропов стал секретарём ЦК КПСС по идеологии (то есть вторым секретарём), но у него отобрали КГБ.

Как пишет Е.И. Чазов в книге "Здоровье и власть", "О ходе закулисной борьбы говорит не только факт довольно длительного отсутствия второго секретаря ЦК, но, например, и то, что Черненко добился назначения на важную ключевую должность председателя КГБ вместо ушедшего Андропова своего человека - В.В. Федорчука. Трудно сказать, как он апеллировал к Брежневу, но я точно знаю, что Андропов предлагал на свое место бывшего у него заместителем и тесно с ним связанного В.М. Чебрикова. Доказательством этого служит и тот факт, что буквально через несколько дней после прихода Андропова к власти Федорчук был переведен на место Щелокова, министра внутренних дел, которого Андропов просто ненавидел, а председателем КГБ стал Чебриков".

Брежнев и Черненко, вероятно, понимали, что без КГБ товарищ Андропов - это пустое место, и задача Федорчука заключалась в том, чтобы взять КГБ под контроль, и разогнать "людей Андропова", проталкивавших Юрия Владимировича к высшей власти в стране.

Федорчук взялся за дело очень активно, так, что после трусливого и послушного Андропова при жёстком и решительном Федорчуке гебисты просто взвыли - не случайно некоторые бывшие сотрудники КГБ характеризуют Виталия Васильевича в своих воспоминаниях как "редкого самодура" и "воплощение солдафонского духа".

Тем не менее, полностью победить "людей Андропова" Федорчук не смог - их было слишком много. Однако он добился прекращения "подкопов" под семью Брежнева.

В статье Евгения Жирнова "Человек с душком" (журнал "Коммерсантъ Власть", №5 (407) от 06.02.2001) сообщается, что у Андропова была своя личная разведка, которую возглавлял генерал-лейтенант, руководитель отдела "П" Первого главного управления КГБ СССР, с которым они встречались исключительно на конспиративной квартире, и"сотрудники этого подразделения начали сбор компромата на окружение Брежнева и Черненко (и они накопали материал, тянувший на тюрьму для Юрия Брежнева)".

Юрий Леонидович Брежнев, сын Леонида Ильича, был первым заместителем министра внешней торговли СССР, и если бы возбудили уголовное дело ещё и на него, то отца-генсека ждала бы политическая смерть.

Федорчук добился того, чтобы материалам на Юрия Брежнева не было дано хода, а из дела Бориса Буряце убрали все упоминания о его знакомстве с Галиной Брежневой; слухи об этом деле, ранее распространявшиеся 5-м управлением КГБ, постепенно утихли.

Затем Брежнев и его сторонники, учитывая, что Черненко к тому времени был уже серьёзно болен, разработали новую схему передачи власти - теперь Брежнев должен был переместиться на специально создаваемый пост Председателя КПСС, а Генеральным секретарём должен был стать первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Васильевич Щербицкий.

Все планы Андропова после этого могли порушиться. Однако огромная масса сторонников Андропова в КГБ (пока ещё не разогнанных Федорчуком) не собиралась сдаваться, и подталкивала бывшего председателя КГБ, а ныне секретаря ЦК КПСС, к решительным действиям. Снова процитируем статью Евгения Жирнова "Человек с душком":

Враги Андропова, понимая, что Черненко не лидер, разработали новую схему передачи власти: Брежнев должен был стать председателем КПСС, а генсеком - украинский партийный вождь Владимир Щербицкий. Черненко и его люди начали нашептывать Брежневу, что Андропов тяжело, возможно, смертельно болен. И это правда. Его заместитель по отделу ЦК Николай Месяцев говорил мне, что в начале 60-х Андропов перед едой принимал таблетки жменями. Про подагру с тяжелым поражением почек говорил и Чазов.

Андропов оказался загнанным в угол. И началась серия странных случайностей. Во время поездки Брежнева в Ташкент генсека едва не убила свалившаяся мачта освещения. А после охоты, на которой, по словам академика Пономарева, Брежнев чувствовал себя прекрасно, глава партии и государства неожиданно почил в бозе. Евгений Чазов считает эту смерть совершенно естественной и говорил мне, что это - следствие злоупотребления снотворным. Но как вовремя она произошла. И вот что интересно: незадолго до кончины Брежнев записал в рабочем дневнике, что получил от Андропова "желтенькие" таблетки снотворного. А тот же Чазов говорил мне, что в лабораториях КГБ было организовано производство таблеток-пустышек, по виду и упаковке ничем не отличавшихся от настоящего снотворного.Что мешало вместо пустышек сделать что-либо более существенное?

Итак, 10 ноября 1982 года Леонид Ильич Брежнев скончался при обстоятельствах, не позволяющих исключать возможность его отравления какими-то "жёлтенькими" таблетками, полученными от Андропова.

Учитывая, что на стороне Андропова был министр обороны Устинов, а значит, и вся Советская Армия, а Федорчука откровенно ненавидел весь КГБ, и решительных шагов в поддержку Щербицкого или Черненко он по этой причине предпринять не мог, избрание Андропова Генеральным секретарём ЦК КПСС было предрешено. У кого сила, у того и власть.

Однако партийный аппарат и МВД ещё имели определённый вес, и поэтому между Андроповым и Черненко была достигнута сделка - Андропов становится Генеральным секретарём, а Черненко - вторым секретарём.

12 ноября 1982 года, выступая на Пленуме ЦК КПСС, Константин Устинович Черненко предложил избрать Юрия Владимировича Андропова Генеральным секретарём, и тот был избран единогласно. Как говорилось в популярном советском анекдоте, "члены ЦК, проголосовавшие за Андропова, могут опустить руки, и отойти от стенки".

Придя к власти, Андропов завершил формирование команды будущих "перестройщиков".

Михаил Сергеевич Горбачёв к тому времени, благодаря усилиям Андропова, уже два года был членом Политбюро. Теперь было необходимо приобщить его к тайным контактам с мировой элитой, и для этого в мае 1983 года Андропов отправил Горбачёва в Канаду - знакомиться с послом Яковлевым, через которого эти тайные контакты осуществлялись. Андропов и Яковлев друг друга не любили, но интересы "перестройки" были важнее личных обид.

Горбачёв пробыл в Канаде целую неделю - с 17 по 24 мая, с Яковлевым у него сложилось полное взаимопонимание, и, вернувшись из Канады, Михаил Сергеевич порекомендовал Андропову перевести Александра Николаевича в Москву - тут он будет нужнее. И после этого Яковлев был назначен директором Института мировой экономики и международных отношений.

Перевод видного контактёра с "мировой закулисой" в Москву мог означать только одно - "перестройка" должна была начаться в самое ближайшее время, и консультации Яковлева по этому вопросу оказались срочно необходимыми. Впоследствии, уже после начала "перестройки", Яковлев стал членом Политбюро и секретарём ЦК КПСС.

Кроме того, Андропов перевёл из кандидатов в члены Политбюро генерал-майора КГБ Гейдара Алиевича Алиева, и назначил его первым заместителем председателя Совета Министров СССР. Андропов также сделал членами Политбюро Михаила Сергеевича Соломенцева и Виталия Ивановича Воротникова, а кандидатом в члены Политбюро - нового председателя КГБ Виктора Михайловича Чебрикова. Все эти деятели активно поддерживали "перестройку" и сыграли в её проведении видную роль.

Сменивший Чебрикова к концу "перестройки" на посту председателя КГБ СССР Владимир Александрович Крючков тоже был "птенцом гнезда Андропова". В 1955 году Крючков стал третьим секретарём посольства СССР в Венгрии, где и познакомился с Андроповым, который был тогда советским послом в этой стране.

В 1959 году Андропов перетянул за собой Крючкова в Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, а в 1967 году, перейдя в КГБ, Андропов перетянул Крючкова и туда. Сначала Крючков был помощником председателя КГБ и начальником его секретариата, а в 1971 году был назначен первым заместителем начальника ПГУ, в 1974 году - начальником ПГУ, возглавив тем самым внешнюю разведку КГБ.

Олег Калугин находился у Владимира Крючкова в непосредственном подчинении.

Кроме того, Андропов уже через 10 дней после своего прихода к власти, 22 ноября 1982 года, выдвинул на должность секретаря ЦК КПСС по экономике Николая Ивановича Рыжкова, который впоследствии, в 1985 году, стал председателем Совета Министров СССР, то есть третьим по значимости человеком в стране, и главным ответственным за проведение "перестройки" в экономической сфере.

Каким же образом Андропов намеревался перестраивать экономику? Об этом сообщает сам Николай Иванович Рыжков в своей книге "Возвращение в политику":

Однажды Андропов спрашивает: что такое совместное предприятие (СП), вы что-нибудь знаете об этом? Я сознался, что практически ничего не знаю. А он говорит, что в тех реформах, которые предстоит проводить, от СП не уйти, поэтому поинтересуйтесь, мол, что это такое.

Совместное предприятие - это предприятие с участием иностранного капитала. Таким образом, Андропов ещё в 1982 году собирался привлекать в Советский Союз иностранный капитал. Не будем сейчас обсуждать, хорошо это или плохо, но те, кто обвиняет Ельцина и Чубайса в распродаже российских предприятий иностранцам, должны понимать, что это не их идея, а идея Андропова. Ельцин и Чубайс были просто хорошими исполнителями.

Но одного Рыжкова для подготовки экономических реформ было мало, поэтому в 1983 году была создана "Комиссия Политбюро ЦК КПСС по совершенствованию управления народным хозяйством". Формально председателем этой Комиссии был глава Совета Министров СССР Н.А. Тихонов, а заместителем председателя - секретарь ЦК КПСС Н.И. Рыжков, поэтому Комиссию в литературе нередко так и называют - "Комиссия Тихонова-Рыжкова".

Тихонов там только числился для солидности, а реально рулил Комиссией Николай Иванович Рыжков, точнее, он давал указания, что и как нужно разрабатывать. А кто же был реальным разработчиком экономических реформ, кто реально готовил предложения для товарища Рыжкова и для всего Политбюро по реформированию советской экономики?

Это были те самые, подготовленные с помощью КГБ "молодые экономисты", которым уже было уделено столько времени в нашем исследовании - Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, и их научный руководитель, член Римского клуба, Джермен Гвишиани.

Вот что пишет Егор Тимурович Гайдар в своей книге воспоминаний "Дни поражений и побед":

При комиссии были образованы два органа: рабочая группа, куда входили ключевые заместители руководителей Госплана, Министерства финансов, Министерства труда, Госкомитета по науке и технике, Госкомитета цен, Госкомстата, и научная секция, объединявшая директоров ведущих экономических институтов. Руководство научной секцией было возложено на директора нашего института [то есть ВНИИСИ] академика Д. Гвишиани…

Впоследствии Горбачев неоднократно вспоминал о десятках документов, подготовленных к моменту его назначения Генеральным секретарем. Работа Комиссии политбюро по совершенствованию управления как раз и была одним из направлений формирования этого пакета…

Поскольку же руководство научной секцией было, как уже говорилось, возложено на Джермена Гвишиани, то исполнение легло на отделы, возглавлявшиеся Борисом Мильнером и Станиславом Шаталиным, и, в первую очередь, на нашу лабораторию. [то есть ту лабораторию ВНИИСИ, в которой работал Гайдар]

Пожалуй, наиболее серьезным документом, вышедшим из научной секции Комиссии, стала "Концепция совершенствования хозяйственного механизма предприятия", подготовленная по заданию Рыжкова. В довольно большом, 120-страничном документе обозначались основные направления возможной экономической реформы в масштабах Союза. К работе над ним, помимо сотрудников нашей лаборатории, привлекли молодую команду ленинградских экономистов, в которую входили Анатолий Чубайс, Сергей Васильев, Сергей Игнатьев, Юрий Ярмагаев и другие.

Итак, ещё в 1983 году Егор Гайдар и Анатолий Чубайс не просто стали работать совместно, они стали работать в Комиссии Политбюро ЦК КПСС ! Вот тебе и демократы.

Когда заходит разговор о Гайдаре и Чубайсе, без упоминания о Ельцине ну никак не обойдёшься. Так вот, Борис Николаевич Ельцин тоже был намечен Юрием Владимировичем Андроповым для выдвижения на первые роли в стране. И только скоропостижная смерть Андропова отсрочила возвышение Ельцина на год с небольшим.

Подробности этой истории таковы:

29 апреля 1983 года Андропов назначил первого секретаря Томского обкома КПСС Егора Кузьмича Лигачёва заведующим Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС. Этот отдел занимался подбором и расстановкой кадров в партийных органах.

По каким причинам Андропов назначил главным партийным кадровиком именно Лигачёва?

Во-первых, у Лигачёва были неприязненные отношения с Сусловым, и в начале 1981 года Михаил Андреевич даже хотел сослать Егора Кузьмича послом в Венгрию, но Лигачёву удалось отбиться с помощью друга Андропова и Горбачёва Е.И. Чазова - тот обратился к Черненко и Брежневу и сказал им, что жена Лигачёва больна, и перемена климата ей противопоказана. Лигачёву разрешили остаться в стране. Отбиться от врага, т.е. Суслова, Лигачёву помог друг Андропова и Горбачёва, так что у него были основания стать их сторонником. Во-вторых, жена Лигачёва была дочерью "врага народа", расстрелянного в 1937 году, и по этой причине он поначалу очень активно поддерживал идеи "перестройки".

В 1985 году именно Лигачёв наряду с председателем КГБ Чебриковым сыграл решающую роль в обеспечении избрания Горбачёва Генеральным секретарём, и до 1988 года был секретарём ЦК КПСС по идеологии, то есть вторым человеком в партии. Однако, поняв, к чему на самом деле ведёт "перестройка", Лигачёв затем стал её противником.

В декабре 1983 года Лигачёв, оставаясь зав. Отделом организационно-партийной работы, был повышен в ранге до секретаря ЦК КПСС. Андропов к тому времени был уже совсем плох, лежал в больнице, и руководил страной по телефону из больничной палаты. Борис Николаевич Ельцин на тот момент был первым секретарём Свердловского обкома КПСС.

А теперь процитируем книгу Егора Кузьмича Лигачёва "Предостережение":

В конце декабря 1983 года позвонил мне из больницы Юрий Владимирович Андропов и попросил при случае побывать в Свердловске и "посмотреть" на Ельцина. Вскоре такой случай представился, я посетил Свердловск (январь 1984 года), принял участие в областной партконференции...

На специфическом партийном языке слово "посмотреть" означает "начать подготовку к переводу на вышестоящую должность, провести смотрины кандидата". Однако оформить перевод Ельцина в Москву Лигачёв тогда не успел, так как уже 9 февраля 1984 года Андропов умер, а сменивший его Черненко возвышать Ельцина не собирался.

Волю покойного Андропова о переводе Ельцина в Москву исполнили только в апреле 1985 года, через месяц после избрания его выдвиженца Горбачёва Генеральным секретарём. Ельцина тогда назначили заведующим Отделом строительства ЦК КПСС, затем секретарём ЦК КПСС, а затем - первым секретарём Московского горкома партии. А затем КГБ помог Ельцину встать во главе России, о чём в дальнейшем будет рассказано более подробно.

Почему же Андропов обратил внимание на Ельцина и дал задание Лигачёву готовить Бориса Николаевича на повышение?

По той же причине, по которой был выдвинут Горбачёв - наличие компрометирующего материала. Для КГБ это стандартная практика, и применялась она даже внутри самого КГБ. Например, генерал Олег Калугин в своей книге "Прощай, Лубянка!" описывает, как начальник ПГУ Владимир Крючков, бывший помощник Андропова, вместо того, чтобы увольнять попавшихся на неблаговидных поступках чекистов, оставлял их на работе, и даже повышал в должности - "Завербовав очередного шалуна на компромате, Крючков обеспечил себе его рабскую покорность".

Человек, на которого есть компромат, полностью зависим от того, кто этим компроматом владеет. А значит - этим зависимым человеком легко управлять, и обеспечивать его послушание. Какой компромат был у КГБ на Ельцина?

Естественно, всего мы знать не можем, но один факт из биографии Ельцина, в случае его разглашения, мог бы полностью перечеркнуть его партийную карьеру.

Во-первых, Борис Ельцин происходил из кулацкой семьи, и в 1930 году семью Ельциных раскулачили. Во-вторых, отец Бориса, Николай Игнатьевич Ельцин, в 1934 году был осужден к трём годам лишения свободы за антисоветскую агитацию, то есть был "врагом народа". Реабилитирован Н.И. Ельцин не был, и считался за обычного судимого. А если отец имел судимость - сына в партийные или государственные органы не брали. Поэтому Ельцин судимость отца скрыл, и про это стало известно широкой публике только в 1994 году.

Но неужели КГБ не мог порыться в архивах и раскопать сведения о судимости Ельцина-старшего? Процитируем отрывок из книги Александра Хинштейна "Ельцин. Кремль. История болезни":

Итак, в 1968 году начинается партийная карьера Ельцина. Он становится заведующим строительным отделом Свердловского обкома…

Каким образом удалось Ельцину проскочить через сито КГБ - одному Богу известно. Назначение первым секретарем обкома - это не поступление в "Политех". Человек должен быть проверен со всех сторон, до седьмого колена.

Дед - кулак, отец - враг народа. С такой биографией к сановному креслу и близко подпустить были его не должны.

Кто он, тот неведомый растяпа из Свердловского УКГБ, не удосужившийся когда-то детально покопаться в его личном деле? Без этой спецпроверки взять в обком Ельцина попросту не могли. Но взяли…

А ведь окажись этот опер из далекого 1968-го подотошнее, не ограничься он формальным изучением анкеты, а съезди бы к проверяемому на родину или хоть запроси местный райотдел, вся история страны могла пойти по другому пути.

Так ленца одного-единственного майора или капитана определила последующую судьбу планеты.

Вообще, халатность провинциальных чекистов дорого обошлась Союзу, ибо не один только Ельцин произошел из семьи репрессированных. Многие из тех, кто встал у руля в 80-х, имели врагов народа в роду. И у Шеварднадзе, и у Горбачева, и у Бакатина папы с дедушками тоже прошли через молох НКВД.

Это вовсе не значит, что они сводили счеты с советской властью и развалили СССР в отместку за невинно убиенных предков…

Мне думается, дело здесь совсем в другом. Всем этим людям - так или иначе - советскую власть любить было не за что. Они лишь вступали с ней в брак по расчету.

А потом, по тому же самому расчету, развалили страну, ибо каждый рассчитывал урвать кусок пирога пожирнее.

Вины их в том нет. Они действовали как и положено карьеристам и приспособленцам во все времена: искать в первую очередь собственную выгоду. Да и с растяп-оперов тоже теперь не спросишь: померли уже, должно быть, давным-давно…

А мне думается, что дело здесь было не в "халатности провинциальных чекистов", а в том, что действия этих провинциальных чекистов укладываются в определённую схему, установленную руководством КГБ - выявлять среди поступающих в партийные органы тех людей, у которых есть тёмные пятна в биографии, собирать на них материалы, не сообщая о них партийным органам, чтобы в удобный момент можно было угрозой разглашения компромата склонить человека к сотрудничеству. Естественно, формальная вербовка партийных работников была запрещена, но ведь можно и без всякого "агентурного дела" и "подписки о сотрудничестве" с человеком работать.

По крайней мере, вся кадровая политика Андропова идёт по этому принципу - он целенаправленно подбирал людей с пятнами в биографии, у которых не было особых причин любить советскую власть - и Горбачёв, и Ельцин, и упомянутые Хинштейном Шеварднадзе с Бакатиным (который стал последним председателем КГБ СССР, после поражения ГКЧП). Добавим сюда и Лигачёва, женатого на дочери "врага народа".

А один из членов ГКЧП, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Олег Семёнович Шенин, попавший в партийные органы в бытность Андропова председателем КГБ (1974 год), вообще сам лично был в молодости судим (в 1958 году), за нарушение правил техники безопасности, повлекшее смерть двух людей. Отсидел. И как полагается, КГБ эту судимость при спецпроверке типа как бы не заметил. Официально всплыла эта судимость только в 1991 году, когда Шенин был арестован по делу ГКЧП.

Об этом рассказали в своей книге "Кремлёвский заговор. Версия следствия" бывший Генеральный прокурор России Валентин Георгиевич Степанков и бывший зам. Генерального прокурора Евгений Кузьмич Лисов. Книга написана строго по материалам уголовного дела, на основании содержащихся в нём документов. Ещё один пример из этой же книги:

Предпоследний председатель КГБ СССР Владимир Александрович Крючков, которого, напоминаем, Андропов тянул везде за собой с 1955 года, при переходе вместе с Андроповым из ЦК КПСС в КГБ, в 1967 году, заполнил анкету, в которой сообщил, что у него имеется родная сестра, так вот про эту сестру Крючков собственноручно написал буквально следующее: "В течение длительного времени страдает алкоголизмом. На этой почве совершила кражу личного имущества, сейчас отбывает наказание и по определению нарсуда находится на принудительном лечении".

Любой кадровик в любом правоохранительном органе скорее застрелится, чем примет на службу человека, у которого родная сестра "мотает срок", а тут взяли и приняли, да не охранником на входе стоять, а помощником председателя КГБ СССР, на полковничью должность. Потом и до председателя КГБ дослужился, до генерала армии.

Ну что тут скажешь? Система подбора кадров, однако.

Чтобы завершить тему о собирании Андроповым команды "перестройщиков", упомянем ещё об одном человеке, сыгравшем видную роль в истории даже не СССР, а постсоветской России.

Начальник Службы безопасности президента Ельцина, Александр Васильевич Коржаков, в 1991-1996 годах считался одним из самых влиятельных людей в стране, едва ли не вторым человеком в государстве, "теневым правителем", "серым кардиналом". Так вот, Коржаков - это тоже человек, отобранный Андроповым.

В 1982 году Андропов взял 32-летнего Коржакова в свою личную охрану, и Коржаков прослужил там до самой смерти Андропова. О своём охраняемом Коржаков остался очень хорошего мнения: по его словам, Андропов "Не то что грубого слова ни разу не произнес - голос ни на кого не повысил". После смерти Андропова Коржаков недолго был в охране у членов Политбюро, которых звали Михаилами Сергеевичами - у Горбачёва и Соломенцева, а в декабре 1985 года его перевели в охрану Ельцина.

Итак, все кадры для будущих реформ были подобраны, план реформ подготовлен, но начать "перестройку" Андропов не успел, по той причине, что 9 февраля 1984 года, пробыв на посту Генерального секретаря ЦК КПСС около 14 месяцев, он скончался. Причём последние несколько месяцев он руководил страной уже из больничной палаты.

Теперь, в завершение данной главы, необходимо уточнить следующий вопрос: предполагала ли намеченная Андроповым "перестройка" исключительно переход от социализма к капитализму, при сохранении Советского Союза как государства, или Андропов планировал закончить "перестройку" развалом СССР?

Представляется, что правильным будет второй вариант - развал СССР был заранее запланирован Андроповым, и об этом свидетельствуют его мероприятие, которее принято почему-то ставить ему в заслугу - "борьба с коррупцией в Узбекистане".

На первый взгляд, это же замечательно - бороться со взяточниками и казнокрадами. А теперь, без эмоций, посмотрим на это с другой точки зрения.

С учётом специфики государственного устройства СССР, подробно изложенной в главах "Конституция СССР и развал страны строго по закону" и "Кто создал условия для развала СССР - Ленин или Сталин?", для развала Советского Союза требовалось совсем немного - чтобы союзные республики воспользовались своим конституционным правом на выход из СССР. А для этого было необходимо соответствующее желание национальных элит.

Проблема была в том, что национальным элитам жилось в СССР хорошо и вольготно - союзные республики получали щедрые финансовые вливания из Центра, в них строились заводы, жилые дома, объекты культуры, школы, больницы, и т.д., - и всё это за счёт России. Особенно это относилось к республикам Средней Азии и Закавказья.

Например, Узбекистан ежегодно получал из союзного бюджета деньги за три миллиона тонн хлопка, якобы собранного в республике (эта цифра проходила по отчётам), а фактически собиралось в полтора раза меньше. То есть деньги в республику шли ни за что. Бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Владимир Иванович Калиниченко, который при Андропове начал вести "хлопковое дело", в интервью украинскому еженедельнику "Бульвар Гордона" (№ 46 (473) от 16 ноября 2004 года) рассказывал:

Я провел планово-экономическую экспертизу за пять лет. Только за этот период минимальные - подчеркиваю, минимальные! - приписки хлопка составили пять миллионов тонн. За мифическое сырье из госбюджета - то есть из наших общих, всех граждан Советского Союза денег - были выплачены три миллиарда рублей. Из них 1,6 миллиарда потрачены на инфраструктуру, которая создавалась в Узбекистане: на дороги, школы, больницы, а 1,4 миллиарда - заработная плата, которую никто не получал, потому что продукции произведено не было. Иными словами, только на приписках за пять лет похищены, как минимум, 1,4 миллиарда рублей. Эти деньги раздавались в виде взяток снизу доверху.

Выходить в таких условиях из Союза, лишиться халявных денег и начинать жить исключительно за свой счёт - это было бы верхом идиотизма! Поэтому выйти из Союза в то время никому из республиканских руководителей даже в голову не приходило.

Пришлось намекнуть.

В 1982 году, сразу же после прихода Андропова к власти, в Узбекистан была направлена следственная группа во главе с Тельманом Гдляном, а в начале 1984 года, перед смертью Андропова, туда отправилась и вторая следственная группа во главе с Владимиром Калиниченко. В литературе принято делить работу этих следственных групп на "узбекское дело" (Гдлян) и "хлопковое дело" (Калиниченко), хотя это были звенья одной цепи, и вся коррупция в Узбекистане базировлась на приписках хлопка и раздаче взяток за "незамечание" этих приписок.

Следствие вела прокуратура, а оперативное сопровождение осуществлял КГБ. Причём все материалы были собраны уже давно, ещё в 1974-1978 годах, председателем КГБ Узбекистана Эдуардом Нордманом - тем самым человеком, который, ранее возглавляя Ставропольское Управление КГБ, совместно с Цвигуном протолкнул Горбачёва в первые секретари Ставропольского крайкома КПСС.

В Узбекистане за взятки и приписки было осуждено около 4 тысяч человек, причём "посадки" продолжались и при Черненко, который просто не понимал истинный смысл происходящего, и совершенно искренне хотел бороться со взяточничеством, не задумываясь, для чего на самом деле эту борьбу затеял Андропов. Продолжилось расследование "хлопкового дела" и при Горбачёве, который прекрасно всё понимал.

В результате "хлопкового дела", помимо массы руководителей среднего звена, было посажено несколько секретарей ЦК Компартии Узбекистана и первых секретарей обкомов, в 1983 году застрелился первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидов, и закончилось дело тем, что в 1988 году был посажен сменивший Рашидова Инамжон Усманходжаев.

Естественно, после такого размаха репрессий национальные элиты союзных республик не могли не прийти к убеждению, что халява кончилась, и оставаться дальше в составе СССР нет никакого смысла - денег из Центра больше не будет, и вдобавок можно лишиться всего, что было накоплено раньше. Именно в это время, в 1988 году, во всех союзных республиках появились националистические движения, требующие независимости, но подробнее об этом - в следующих главах.

Оправдать коррупцию нельзя, но нельзя и проигнорировать тот факт, что именно затеянная Андроповым и продолженная Черненко и Горбачёвым борьба с коррупцией в Средней Азии вызвала у национальных элит союзных республик желание выйти из состава СССР, и привела к резкому росту национализма в союзных республиках.

Следует отметить, что в самой России, то есть в РСФСР, борьба с коррупцией даже на 1% не приблизилась к тому размаху, который был в Узбекистане, хотя воровали и брали взятки у нас ничуть не меньше. Посадили только нескольких директоров магазинов в Москве, да ещё зятя Брежнева Юрия Чурбанова, и только по той причине, что он был ближайшим соратником министра внутренних дел Щёлокова (тот застрелился уже после смерти Андропова).

Как только следователь Гдлян вышел на цепочку взяточников в Москве, его тут же отстранили от расследования, и это вызвало непонимание у тех же узбеков - почему нам нельзя, а им можно? Почему нас за это сажают тысячами, а у них - три или четыре человека? Они нас что, за людей не считают? И зачем нам тогда такой Союз?

Это опять же доказывает, что реальной целью "узбекского дела" была не борьба с коррупцией, а подталкивание республиканских элит к выходу из Союза.

Карман - это самое больное место у чиновника, и представителей национальных элит очень больно, долго и упорно били по карману, пока те не поняли, что от них требуется, и не занялись раздуванием национализма, осознав, что жить отдельно теперь выгоднее.

Союзные республики и национальные элиты были искусственно созданы Сталиным, заботившимся о подготовке "национальных кадров" для республик, и после того, как национальные элиты были созданы и усилены, удержать их на какое-то время в составе искусственного государства СССР, юридически позволявшего своим составным частям свободно из него выходить, можно было двумя способами:

- или массовыми отстрелами, многократно превышающими масштабы "узбекского дела" (то, что в общем и делал Сталин, но долго это продолжаться не могло, и вызвало ответную реакцию в виде Берии; когда люди понимают, что они - следующие в очереди в расстрельный подвал, ибо система ничего другого не предполагает, то примут меры к самосохранению: заговор против Сталина и его отравление);

- или платой за лояльность, то есть дотациями из Центра (за счёт России) и фактическим разрешением коррупции (то, что делал Брежнев; в нынешней РФ точно такая же политика проводится по отношению к Северному Кавказу).

Был ещё и хрущёвский, единственно правильный в советских условиях вариант - постепенная ликвидация союзных республик и присоединение их к РСФСР, то есть, фактически, постепенное преобразование СССР в аналог Российской империи, и, соответственно, интеграция представителей национальных элит в единую общегосударственную элиту, без какого-либо деления по национальному признаку.

Сохранить же СССР в том виде, в каком его создал Сталин, было нереально. Нельзя делить государство на части по национальному признаку. Развалится обязательно.

Андропов это прекрасно понимал, поэтому все свои действия по подготовке развала СССР рассчитал абсолютно правильно - разозлил национальные элиты, после чего они больше не захотели оставаться в составе СССР. Всё, что задумывал Андропов, но не успел закончить при жизни, получилось у его наследников.

И, наконец, последний штрих к портрету Андропова. Когда Юрий Владимирович скончался, на его похороны прилетели в Москву премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и вице-президент США Джордж Буш-старший (бывший директор ЦРУ). На похороны Брежнева лидеры США и Англии не приезжали. А проводить в последний путь бывшего председателя КГБ - приехали. И это несмотря на то, что официальная пропаганда и у нас, и на Западе, изображала невиданную враждебность между СССР и НАТО, будто мир находится на грани ядерной войны, и т.д., и т.п. Пропаганда - она для населения, а не для политиков.

Почему Великобритания была опечалена смертью "отца перестройки", готовившегося к уничтожению СССР, вполне понятно - Советский Союз был не нужен англичанам с самого начала, а вот вопрос о том, почему же СССР стал не нужен Соединённым Штатам Америки, которые приложили столько усилий к организации революции с целью создания СССР вместо уничтоженной Российской империи - эта тема будет продолжена в следующих главах.

Война во Вьетнаме. Зачем убрали Хрущёва и Кеннеди

Кто и зачем снимал Хрущева? Почему это так плотно наложилось на убийство Кеннеди? 

Сергей Кургинян, политолог 


В политике конфронтация — это одна из форм сотрудничества и конструктивного взаимодействия. 

Антон Суриков, политолог, полковник ГРУ

Прежде, чем начать разговор о том, почему у Соединённых Штатов Америки отпала необходимость в существовании Советского Союза, необходимо проанализировать такой пример закулисного сотрудничества между американской и советской элитами, как война во Вьетнаме. Обычно Вьетнамскую войну считают примером геополитического противостояния Советского Союза и Америки. Однако не всё так просто.

Как выражался французский философ Рене Декарт, "Чтобы найти истину, каждый должен хоть раз в жизни освободиться от усвоенных им представлений и совершенно заново построить систему своих взглядов".

Чтобы понять реальные причины и реальные интересы сторон вооружённых конфликтов, надо освободиться от усвоенных ещё со школы представлений о сущности войны, и взглянуть на войну не с патриотически-романтической, а с самой грязной и циничной точки зрения. Потому что войны развязывают не романтики, а циники.

Внимательное изучение событий, происходивших в период войны во Вьетнаме, даёт основания предполагать, что в данном случае имело место тайное сотрудничество между СССР и США, или, по крайней мере, между отдельными группировками в американской и советской элите.

Как развивались события во Вьетнаме?

В сентябре 1945 года выпускник Коммунистического университета трудящихся Востока имени И. В. Сталина, глава Коммунистической партии Индокитая Хо Ши Мин провозгласил независимость Вьетнама от Франции. Бывшая метрополия захотела вернуть себе колонию, но в результате Индокитайской войны 1946-1954 годов Франция проиграла, и страна была разделена на Северный Вьетнам, где правил Хо Ши Мин, и началось строительство социализма, и Южный Вьетнам, где сохранялась капиталистическая система, а местные руководители ориентировались сначала на Францию, а затем на США.

В 1959 году Северный Вьетнам начинает поддерживать коммунистически настроенных партизан в Южном Вьетнаме, направляет на Юг своих военных советников. Партизанская война постепенно усиливается. Причём некоторые участники событий даже утверждают, что в Южном Вьетнаме никаких партизан вообще не было, а под видом партизан воевали военнослужащие Северного Вьетнама (Демократической Республики Вьетнам, ДРВ). Капитан второго ранга в отставке Анатолий Павлов, бывший представитель Министерства морского флота СССР во Вьетнаме, в интервью журналу "Коммерсантъ Власть" (№ 9 (360), 07.03.2000) сообщил, что "Никакой партизанской войны на юге Вьетнама не было. Воевала там регулярная армия ДРВ".

В декабре 1961 года США начинают оказывать военную помощь Южному Вьетнаму - направляют туда своих военных советников и две вертолётные роты.

1 ноября 1963 года в результате организованного с помощью американцев переворота президент Южного Вьетнама Нго Динь Зьем (часто встречается написание Нго Динь Дьем) был свергнут и на следующий день убит, а государством стала управлять военная хунта, подконтрольная американцам.

2 августа 1964 года в Тонкинском заливе произошёл бой между американским эсминцем "Мэддокс" и северовьетнамскими торпедными катерами, причём до сих пор в точности неизвестно, кто первым открыл огонь. 5 августа 1964 года в ответ на этот инцидент палубная авиация США нанесла удары по военным объектам Северного Вьетнама, и на этом все успокоились. Однако в декабре 1964 года Северный Вьетнам стал отправлять на Юг уже не только военных советников и диверсантов, но и регулярные воинские соединения.

7 февраля 1965 года южновьетнамские партизаны (или северовьетнамские диверсанты?) атаковали базу ВВС США возле Плейку. В ответ США начинают бомбардировки Северного Вьетнама и переброску американских войск в Южный Вьетнам. В середине 1965 года начались широкомасштабные боевые действия воинского контингента США против южновьетнамских "партизан" и Северного Вьетнама.

Продолжавшаяся с 1965 по 1973 год война закончилась полным поражением американцев, и 27 января 1973 года было подписано Парижское мирное соглашение, по которому к 29 марта того же года американские войска были выведены из Южного Вьетнама. В течение 1974-1975 годов Южный Вьетнам был захвачен Северным. В ходе Вьетнамской войны США потеряли за 8 лет 58 тыс. человек убитыми и 303 тыс. ранеными.

В связи с этим возникает вопрос: почему ядерная сверхдержава, обладающая крупнейшим в мире экономическим потенциалом и сильнейшей в мире армией, потерпела такое позорное поражение?

Ответ будет парадоксальным: победа во Вьетнамской войне с самого начала вообще не планировалась, американская стратегия сводилась к тому, чтобы затягивать войну как можно дольше, а не к тому, чтобы завершить её победой.

Генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон, который в 1967-1969 годах был начальником разведывательного отдела Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму (то есть начальником военной разведки американского контингента), написал книгу по истории Вьетнамской войны, под названием "Война во Вьетнаме (1946-1975 гг.)".

Приведём очень показательные цитаты из книги генерала Дэвидсона:

"Я написал эту книгу из желания дать наиболее подходящее, на мой взгляд, объяснение тому, как могло получиться, что самое могущественное государство в мире, не проиграв ни одного сражения во Вьетнаме, все же потерпело поражение в войне. Подобное поражение не имеет прецедентов в военной истории".

"В 1965 году США ... перешли к ведению широкомасштабной войны на Азиатском континенте. Спустя двадцать лет особенно удивительными представляется как крутой разворот политики, так и внезапность и легкомыслие, с которыми администрация Соединенных Штатов приняла на вооружение новую стратегию".

"Теория "ограниченной войны" как раз и стала продуктом деятельности гражданских стратегов… Ученые либералы пребывали в непоколебимом убеждении, что при случае военные в своих попытках "одержать победу" поведут дело к эскалации любых боевых действий. Чтобы пресечь подобную возможность, теория предусматривала дать в руки президента такие рычаги, которые бы предоставляли ему возможность ограничивать количество сил, применяемых в том или ином регионе, до размеров, которые были бы оправданы политическими соображениями".

"На этом недостатки теории градуализма в сфере применения военной силы не заканчивались. ВВС и авиация ВМФ наносили удары отрывочно и по выборочным объектам (в основном не представлявшим большого значения для коммунистов). Благодаря градуализму северные вьетнамцы получали время для подготовки средств ПВО и строительства новых военных объектов. То есть пресловутый постепенный подход давал минимум результатов с любой точки зрения, и, что главное, именно эта позиция американцев более всего устраивала Хо и Зиапа".

"Непосредственные исполнители "ROLLING THUNDER", летчики, имели право бомбить только незначительные объекты, расположенные не выше 19-й параллели. Количество самолето-вылетов также жестко ограничивалось".

"... авиация продолжала "щадить" важные объекты, нанося удары по не представлявшим важности целям и не применяя бомб большой мощности".

"Хупс и Гэвин предлагали отказаться от операций по обнаружению и уничтожению неприятеля, поскольку они не обеспечивали надежной защиты населения. Оба советовали прекратить бомбардировки Северного Вьетнама и тем подвигнуть Хо Ши Мина к переговорам. Проведение в жизнь концепции Хупса и Гэвина влекло к уступке врагу большей части территории Вьетнама".

"Сэр Роберт Томпсон, выступая с позиции победителя малайзийских повстанцев, порицал не только самого Вестморленда и его стратегию, но всех американских лидеров и их советников, как военных, так и гражданских. Он считал, что США во Вьетнаме в период между 1965 и 1969 гг. не определили своей цели, развивали неправильную стратегию и упускали три важнейших аспекта войны - не устраняли военной угрозы, не занимались государственным строительством и не проводили политику умиротворения".

"Обескураживающе звучали предложения со стороны министра обороны, который настаивал на том, что силой оружия войны не выиграть и надо искать для США договорные пути выхода из нее… Возможно, главной причиной провала Макнамары стало осознание того, что войну нельзя выиграть при тех ограничениях и запретах, творцом которых он сам и являлся или которые поддерживал".

"Президент Джонсон выразил солидарность с Макнамарой, Макнотоном и их "командой", отказавшись от увеличения масштабов операции в воздухе и на земле...".

"Вестморленд уверял, что просил дополнительно 200 000 солдат для отправки их в Лаос, где бы они перерезали тропу Хо Ши Мина и остались бы на занятых позициях, чтобы коммунисты не могли пользоваться этим путем. Речь Вестморленда вызвала у президента и министра Макнамары немедленное желание найти способ не наращивать военного присутствия США в Южном Вьетнаме и не вторгаться на территорию Лаоса".

"Причина охлаждения нации к "войне Джонсона" обуславливалась несколькими причинами. Первая и главная, самый нетерпеливый в мире американский народ решил, что война "топчется на месте", а "топтаться на месте" означает для американцев проигрывать. А проиграть - это, как однажды заметил Винс Ломбарди, "все равно, что умереть".

"20 апреля 1967 года ОКНШ [Объединенный комитет начальников штабов] "пролил первую кровь", поддержав просьбу генерала Вестморленда о направлении в регион еще 200 000 военнослужащих. Объединенный комитет предложил начать призыв резервистов и расширить зону военного присутствия США на Лаос, Камбоджу и, вероятно, также на Северный Вьетнам. ОКНШ двинулся дальше и внес рекомендацию приступить к минированию портов Северного Вьетнама, а также высказался за то, чтобы Соединенные Штаты "направили мощные людские и материальные ресурсы на достижение победы". В отдельном заявлении Объединенный комитет призвал также к бомбардировкам "таких объектов, разрушение которых произвело бы наиболее действенный эффект на способность Северного Вьетнама продолжать военные действия". Одним словом, чиновники в погонах говорили: "Давайте-ка выиграем эту войну".

Макнамара и гражданский штат МО, естественно, пришли в ужас от подобных предложений. Так, к середине мая, пошуршав бумагами, поскрипев перьями, гражданские выдали пакет своих рекомендаций, суть которых, как нетрудно догадаться, состояла в прямо противоположном. Первое - количество войск в Южном Вьетнаме, 470 000 человек, следует оставить на нынешнем уровне… Второе - ограничить зону действия авиации…

Затем гражданские взорвали самую мощную бомбу из своего политического арсенала, предложив начать свертывание войны…"

"... президент решительно отклонял все просьбы о призыве значительного числа резервистов. Во-вторых, генерал Уилер понимал, что президент и главные его гражданские советники (за исключением Уолта Ростоу) не дадут добро на расширение зоны конфликта и перенос военных действий в Северный Вьетнам, Лаос или Камбоджу".

Но вот министр обороны США Роберт Макнамара в 1968 году отправлен в отставку, и назначен новый министр - Кларк Клиффорд. Может быть, при новом министре обороны, который привёл с собой новых людей, что-то изменилось? Как бы не так! Опять цитируем книгу генерал-лейтенанта Филиппа Дэвидсона:

"… замминистра обороны Пол Нитце … рекомендовал Клиффорду перейти в глухую защиту: прекратить бомбардировки Северного Вьетнама и ограничить людские и материальные ресурсы, направляемые в регион".

"… помощник министра обороны по делам общественности Фил Дж. Гулдинг. Он направил Клиффорду докладную записку, где рассматривались плюсы и минусы пяти возможных вариантов будущей политики во Вьетнаме, в результате все сводилось к одному (варианту), в котором рекомендовалось отклонить запрос о переброске дополнительного контингента войск…".

"... помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Пол К. Уорнке, возглавлявший антивоенную клику гражданских чиновников в Пентагоне. Уорнке, бастион крайне левых, находился в стане противников войны по идеологическим соображениям".

"Теперь настала очередь Объединенного комитета начальников штабов... Ответы ОКНШ Клиффорда не удовлетворили. Затем он нанес "удар в сердце", спросив: "Как можно достигнуть победы? Есть ли план?" Объединенный комитет ответил: "Плана нет". Клиффорд: "Почему нет?" ОКНШ: "Потому что американским вооруженным силам все запрещено. Вторгаться на Север нельзя... минировать гавань Хайфона тоже... нельзя атаковать врага на территории Лаоса и Камбоджи". Когда Клиффорд поинтересовался, как же США могут победить, начальники штабов завели разговор о том, что противник в конце концов не сможет выдержать войны на истощение, однако сколько времени потребуется для достижения результата, они не знают... Если до того момента Кларк Клиффорд все еще не пришел к заключению, что стратегический курс США во Вьетнаме не имеет перспектив, то теперь у министра отпали последние сомнения".

"Проблема заключалась не в том, что Соединенные Штаты следовали неправильной стратегии во Вьетнаме, а в том, что у них вообще отсутствовала какая бы то ни было стратегия".

20 января 1969 года вместо Линдона Джонсона вступил в должность новый президент США - Ричард Никсон. Может быть, при Никсоне США наконец-то взялись за ум, и стали делать хоть что-нибудь для победы во Вьетнаме? Ничего подобного! Опять предоставим слово генералу Дэвидсону:

"Затем начались традиционные "менуэты", сопровождавшие все важнейшие решения Никсона. Киссинджер (и другие советники) уговорили президента аннулировать приказ о бомбардировках. Затем "танцы" продолжились, и 9 марта президент вновь отдал приказ о нанесении удара, но вскоре вновь отозвал свое распоряжение".

"С марта Никсон и Киссинджер продолжали свой собственный поиск национальной политики в решении вьетнамского вопроса. В том же месяце Никсон впервые заявил о критериях одностороннего вывода американских войск из Вьетнама".

Итак, Никсон о возможности победы даже не заикался. Он заявил об одностороннем выводе американских войск - то есть, о готовности потерпеть поражение.

Если принято решение уходить, то надо уходить. Однако американцы, отказавшись от победы и согласившись на поражение, всё равно из Вьетнама не уходят! Никсон заявил об одностороннем выводе американских войск из Вьетнама в марте 1969 года, а в реальности вывод войск завершился в марте 1973 года.

Таким образом, в течение четырёх лет пребывание американских войск во Вьетнаме вообще не имело никакого смысла. Война продолжалась, шли бои, американцы несли потери, но смысл этого действа был уже совершенно непонятен.

При этом Никсон позаботился о том, чтобы американские войска не победили даже случайно, и всячески ограничивал действия армии, например, как пишет генерал Дэвидсон,

"Генерал Абрамс и Объединенный комитет предлагали нанести бомбовый удар по скоплениям неприятеля, но Никсон не разрешил".

"Ни Никсон, ни Киссинджер не "расширяли войну" и не стремились одержать военную победу".

В 1972 году Никсон снял ограничения на бомбардировки, однако цель победить в войне по-прежнему не ставилась. Шла совершенно бессмысленная война - США не стремились к победе, но и не выводили войска (хотя заявляли о намерении их вывести), и просто вели боевые действия без вразумительных целей, изобретая лишь удобные отговорки для публики о необходимости "переговорного процесса". Американскому руководству во время Вьетнамской войны был важен процесс, а не результат.

Наконец, в январе 1973 года подписано мирное соглашение с Северным Вьетнамом, но при этом, как пишет Ф. Дэвидсон, "Главной бедой соглашения было - и это понимали как Тхиеу [президент Южного Вьетнама], так Никсон и Киссинджер - то, что северные вьетнамцы не собираются выполнять условий подписанного ими документа. К сожалению, соглашение давало коммунистам возможность сделать то, к чему они так стремились, - завоевать Южный Вьетнам".

Так завершилась самая бессмысленная война в американской истории, начавшаяся (по официальной версии) как попытка помешать коммунистам захватить Южный Вьетнам, и закончившаяся тем, что коммунистам всё-таки разрешили это сделать.

В течение 8 лет два президента от противоборствующих политических партий (Джонсон - демократ, Никсон - республиканец) занимались одним и тем же - не делали ничего, чтобы победить в войне, и тянули время, чтобы продлить войну как можно дольше, но не получить при этом никакого конкретного результата.

Теория "ограниченной войны", разработанная "учеными либералами", требовала "пресечь возможность" одержать победу, и действия армии всячески ограничивались - не выделялись необходимые резервы, создавались различные ограничения и запреты, задача победить в этой войне не ставилась с самого начала, а когда некоторые генералы предложили "Давайте-ка выиграем эту войну", министр обороны и его помощники "пришли в ужас от подобных предложений".

Учёные разрабатывали эту теорию по заказу государства. Что им заказали, то они и разработали.

Штабные генералы при этом были ничуть не лучше гражданских - конкретных планов по достижению победы у них не было, какой результат им нужен и сколько потребуется времени на его достижение, они не знали. Как справедливо пишет Ф. Дэвидсон, "Проблема заключалась не в том, что Соединенные Штаты следовали неправильной стратегии во Вьетнаме, а в том, что у них вообще отсутствовала какая бы то ни было стратегия".

Никсон открыто заявил, что побеждать в войне он не собирается и намерен вывести войска из Вьетнама, но продержал их там четыре года без каких-либо вразумительных целей.

Ф. Дэвидсон приводит в книге слова конгрессмена Ньюта Джингрича, которые лучше всего отражают суть Вьетнамской войны: "Мы сами построили войну так, чтобы проиграть ее, и проиграли ее в соответствии с тем, как простроили".

Можно, в принципе, сказать - "так они же тупые, чего от них ещё ждать". Однако американцы "тупые" только в рассказах Михаила Задорнова, а в реальной действительности эти "тупые" диктуют свою волю всему миру, и всегда, во всех случаях, кроме Вьетнама, никакая "тупость" не мешала американцам побеждать.

Поэтому более логичным будет следующее предположение: война во Вьетнаме была нужна ради самой войны, был важен не результат, а сам процесс, было необходимоумышленно затягивать войну, чтобы она продолжалась как можно дольше, без конкретных результатов.

Но какой же в этом смысл? Не для того ведь государства воюют, чтобы "в танчики поиграть"! Кроме того, демонстрация собственной слабости и позорнейшее поражение ударили по престижу Соединенных Штатов Америки, уровень уважения к ним упал ниже плинтуса.

Почему же американские руководители, имевшие отношение к планированию войны - президенты, министры обороны и их помощники, генералы - умышленно действовали против интересов своей страны?

Так вот, война была против тех интересов, которые считает интересами страны широкая публика. А государством управляет узкая группа людей, у которой свои собственные интересы, как правило, простым людям не понятные. Чтобы осознать это, необходимо разобраться в системе политической власти в Америке.

В США нет царя, нет "хозяина земли американской", потому что там - демократия. Народ в условиях демократии также не является хозяином своей страны.

Люди голосуют на выборах за определённых людей (президентов, сенаторов, конгрессменов), которые осуществляют власть по праву избрания, и назначают других людей (министров, государственных секретарей и т.д.), осуществляющих власть по праву назначения.

Таким образом, власть в условиях демократии осуществляется не народом, а от имени народа. Власть осуществляют Лучшие Люди Страны - выбираемые или назначаемые чиновники.

Интересы Лучших Людей Страны (чиновников) могут с интересами простых людей совпадать, а могут и не совпадать. Кто-то ночами не спит, о народе думает, а кто-то занимается решением своих личных проблем. Например, пополнением своего кошелька.

На этой почве у некоторых чиновников могут возникать общие интересы с представителями серьёзного бизнеса. Эти общие интересы приводят к возникновению такого явления, как коррупция. Не спешите кричать "В Америке нет коррупции!" - она там, к сожалению, есть, и об этом скажем чуть позже.

Лучшие Люди Страны (чиновники) в интересах народа собирают с народа налоги, а затем в интересах народа распоряжаются собранными с народа деньгами. Чем больше Лучшие Люди Страны заботятся о народе, тем выше в стране налоги, и тем больше денег собирают с народа в интересах народа.

Расходование большей части собранных с народа денег осуществляется через государственные закупки. Например, закупки оружия и боеприпасов.

На этой почве в США сформировалась особая элитная группировка, объединяющая представителей военной промышленности, министерства обороны, и других бюрократических структур, связанных с финансированием и распределением военных заказов.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр назвал эту группировку военно-промышленным комплексом.

В своём прощальном обращении к нации от 17 января 1961 года, уходя с поста президента, Дуайт Эйзенхауэр (а он, между прочим, отставной генерал) сказал следующее: "Мы должны защититься от необоснованного влияния на правительственные органы … военно-промышленного комплекса. Потенциал для катастрофического роста его неограниченной власти существует и будет сохраняться. Мы никогда не должны позволять этой группе создавать угрозу нашим свободам или демократическим процессам".

Именно военно-промышленный комплекс сыграл главную роль в организации бизнес-проекта под названием "Война во Вьетнаме".

Для ведения войны требуется очень много денег. Необходимо покупать для армии технику, вооружения, боеприпасы, горюче-смазочные материалы, запчасти, форму, продовольствие, медикаменты, и множество других вещей, без которых армия не сможет воевать.

Во время войны потребности армии по сравнению с мирным временем существенно, многократно возрастают. Сбрасываются бомбы, запускаются ракеты, выпускаются снаряды и пули, рвутся мины, и запас боеприпасов приходится всё время пополнять. Кроме того, военную технику иногда подбивают враги, и требуется закупка новых боевых машин.

Чем дольше длится война, тем больше расход боеприпасов и количество подбитой техники, а значит - тем больше требуется покупать боеприпасов и техники на замену утраченного военного имущества.

Как в США осуществляются военные закупки?

Скандалы происходят постоянно, и даже бегло просмотрев ленту новостей, можно заметить что-нибудь по этой теме. Вот, например, такая новость:

1 августа 2011. Специальный инспектор по иракской реконструкции Стюарт Бовен обнародовал отчет об эффективности использования денежных средств американской армией.

Из отчета следует, что арабские поставщики бессовестно надувают Пентагон и обдирают американских налогоплательщиков, передает MIGnews.com.

Так, дубайская фирма Anham LLC берет с американцев за выключатель стоимостью 7,5 доллара 900 долларов. Подобных контрактов со «странными отклонениями в цене у фирмы с американцами на 300 млн долларов. Только на выключателях Anham LLC заработала 14,4 млн долларов.

Автоматический выключатель сети стоимостью 183 доллара продан Пентагону за 4 тыс. 500 долларов, фрагменты канализационной трубы стоимостью 1,41 доллара – по 80 долларов.

С момента начала иракской войны с Пентагоном было заключено и исполнено коммерческими структурами 34 тыс. 728 контрактов на сумму 35,9 млрд долларов. Бовен утверждает, что минимум 39% всех этих контрактов являются «проблемными».

Видите, как журналисты жалеют несчастную американскую армию и несчастный Пентагон? Арабские поставщики их так безжалостно надувают! Продали Пентагону трубы в 57 раз дороже реальной стоимости, продали автоматические выключатели в 25 раз дороже реальной стоимости и обычные выключатели - в 120 раз дороже реальной стоимости!

А теперь подумаем: неужели чиновники из Пентагона такие тупые, что не могли полистать газетки, да разузнать, а сколько вообще стоит такой товар? Вы можете себе представить, чтобы расчётливые, насквозь прагматичные американцы, которые за скидку в два цента удавятся, так лоханулись, что переплатили в 120 раз?

Дело здесь не в тупости. Есть один универсальный ускоритель бизнес-процессов - называется "откат". Кстати, само слово "откат", получившее в русском языке значение "взятка" только после развала СССР, имеет в этом смысле чисто американское происхождение, и представляет собой буквальный перевод слова "kickback" - это слово употребляется в американском английском в значении "комиссионное вознаграждение при заключении сделки".

Если всё-таки предположить, что в Пентагоне сидят не идиоты, а вполне разумные люди, то, более вероятно, что дело было так: пентагоновские чины договорились с арабскими поставщиками, и разницу между реальной ценой закупаемого товара и той, за которую он куплен, просто поделили между собой. Ведь не за свои же деньги покупаем - за деньги налогоплательщиков. Лучшие Люди Страны умеют распоряжаться деньгами народа в интересах народа.

Кстати, обратите внимание, что храбрый американский инспектор разоблачил только арабских поставщиков, а вот о том, как пентагоновцев "надувают" американские поставщики, он скромно умолчал.

Хотя о "надувательстве" Пентагона американскими поставщиками информация тоже иногда мелькает:

12.12.2003. … как выяснилось, значительная часть казенных денег была потрачена на закупку бензина для армии по сильно завышенным ценам. А самое интересное, что поставщиком топлива выступала небезызвестная компания "Halliburton", которую в свое время возглавлял вице-президент США Дик Чейни…

… несколько дней назад газета "The New York Times" опубликовала документы Корпуса инженеров армии США, из которых явствует, что компания "Halliburton", тесно связанная с вице-президентом США Диком Чейни, получает от Белого дома подозрительно много денег. А еще в октябре два видных конгрессмена от Демократической партии обвинили "Halliburton" в том, что компания "сознательно взвинчивает цены на бензин", чтобы нажиться "за счет американских налогоплательщиков".

После того как войной была разрушена практически вся нефтеперерабатывающая отрасль Ирака, потребность страны, а также американских военных в бензине удовлетворяется за счет импорта топлива из Кувейта. По контракту с правительством США импортом занимаются "Halliburton", государственная иракская нефтяная компания SOMO и Центр энергообеспечения Пентагона. Как утверждает "The New York Times", за импорт бензина из Кувейта в Ирак "Halliburton" получает в два раза больше денег, чем остальные компании. Вот цифры.

За один американский галлон (3,7 литра) бензина SOMO получает 96 центов, а Центр энергообеспечения Пентагона примерно 1,8-1,19 дол., в то время как "Halliburton" за тот же галлон получает от 2,64 до 3,4 дол.

Как видите, американские поставщики "надувают" Пентагон не так нагло, как арабские, и цены на бензин завысили не в 120 раз, а всего-то в 2-3 раза. Хотя, если подумать, сколько миллиардов долларов, собранных с народа в интересах народа, уходят на такие трёхразовые переплаты…

Ну так что, назовут журналисты причину такого "надувательства", или снова прикинутся, что в Пентагоне закупками для нужд армии занимаются идиоты, не знающие реальных цен?

И журналисты всё-таки решились. Вот ещё интересная новость:

10 июня 2008. В ходе иракской компании бесследно исчезли, по крайней мере, 23 млрд. долларов, выделенных Соединенными Штатами Америки. Такие цифры приводит телекомпания Би-би-си, ссылаясь на данные собственного расследования.

Журналисты уверяют, что столь внушительная сумма "затерялась" среди многочисленных заказов, полученных американскими компаниями, близкими администрации президента США. Эти фирмы и предприятия поставляли в Ирак самые разнообразные товары и направляли туда на работу специалистов различных категорий.

В доказательство своих слов представители прессы приводят данные о том, что сегодня в различных судах США слушается более 70 дел о коррупции, возбужденных в связи с нецелевым расходованием средств, выделенных для Ирака. Однако авторы расследования заявляют, что в тяжбы такого рода зачастую вмешиваются представители Министерства юстиции США, оказывая давление на правосудие.

Ну вот, слово "коррупция" наконец-то названо. Однако обратите внимание - "в тяжбы такого рода зачастую вмешиваются представители Министерства юстиции США, оказывая давление на правосудие". Ведь коррупционные процессы вредят имиджу США, и вносят когнитивный диссонанс в умы тех доверчивых граждан, которые уверены, что коррупция есть только в "дикой России".

Тем не менее, коррупционные скандалы иногда возникают даже на самых высоких уровнях.

Первый серьёзный скандал о коррупции при осуществлении военных закупок в США имел место ещё в 1920-е годы. Министру внутренних дел Альберту Фоллу (в США МВД занимается не полицией, а природными ресурсами) в 1921 году было поручено осуществление закупок нефти для нужд американского Военно-морского флота. Закупаемая для флота нефть заливалась в нефтехранилище "Teapot Dome", из-за чего впоследствии это дело получило название "The Teapot Dome Scandal".

В 1922 году несколько сенаторов и конгрессменов начали расследование, и выяснили, что министр Альберт Фолл получал "откаты" с поставщиков нефти для нужд ВМФ.

В 1927 году дело дошло до суда, и в результате продолжавшегося до 1929 года судебного процесса Альберт Фолл был признан виновным в получении взяток и приговорён к одному году лишения свободы, став первым в истории американским министром, севшим в тюрьму.

13 ноября 1951 года, выступая в Бостоне, будущий президент времён Вьетнамской войны, а тогда ещё просто сенатор Ричард Никсон разразился гневной критикой в адрес администрации президента Гарри Трумэна:

Эта Администрация доказала совершенную неспособность очиститься от коррупции, которая полностью ее разъела, и восстановить доверие и веру народа в моральные качества и честность правительственных служащих.

Беда, однако, не только в самом существовании коррупции, а и в том, что ее защищают и с ней мирятся Президент и другие высшие чиновники Администрации. Мы имеем коррупцию, защищаемую теми, кто занимает высокие посты.

Если они не видят коррупцию, или принимают ее существование, как можем мы ожидать, что они сами наведут порядок?

Однако, став президентом, сам Ричард Никсон порядок тоже не навёл, и окружил себя коррупционерами. Взяточником оказался даже человек номер два в американской исполнительной власти - вице-президент США Спиро Агню.

В июне 1973 года в отношении вице-президента США Спиро Агню было начато расследование по факту уклонения от уплаты налогов и получения взяток.

В уклонении от налогов и в большей части случаев получения взяток Спиро Агню так и не признался, но факт получения взятки в 1967 году (когда он занимал должность губернатора штата Мэриленд) Агню всё-таки признал, и 10 октября 1973 года заключил с правосудием сделку о признании вины, по которой он признавал свою вину в одной взятке и возмещал причинённый штату ущерб, и ушёл в отставку.

Но не спешите аплодировать независимому американскому правосудию!

Впоследствии Спиро Агню написал воспоминания, в которых утверждал, что президент Никсон задолго до скандала требовал от него уйти в отставку, и только потом возникло дело о взяточничестве - как способ давления.

Получается, что если бы вице-президент был более покладистым (или догадался, бы, например, "занести" своему старшему партнёру по исполнительной власти его долю), то дело о взяточничестве вообще бы не появилось.

Как видим, взятки в США берут иногда и министры, и вице-президенты, а разоблачение и уголовное преследование коррупционеров является не достижением американского правосудия, а инструментом для устранения конкурентов или неугодных.

Такова реальная, а не глянцевая демократия.

Война в условиях демократии - это специфическая форма ведения бизнеса, в ходе которой деньги, собранные с налогоплательщиков, передаются коррумпированными чиновниками за взятки коммерческим фирмам-поставщикам путём проведения государственных закупок на военные нужды по завышенным ценам.

Чем больше потери собственной армии, тем больше тратится денег на новые закупки, и тем выгоднее бизнес. Чем дольше длится война, тем больше тратится денег на новые закупки, и тем выгоднее бизнес. Если война будет остановлена (не важно, каким способом - победой или капитуляцией), бизнес закончится.

Именно поэтому война во Вьетнаме затягивалась всеми возможными способами, именно поэтому армии не давали победить, и при этом, даже публично заявляя, что победа в войне невозможна, эту войну всё равно не останавливали, и придумывали различные предлоги, чтобы продлить её подольше.

Какова была "цена вопроса" в период Вьетнамской войны?

В докладе "Costs of Major U.S. Wars" ("Затраты на основные войны Соединённых Штатов"), представленном Конгрессу США 24 июля 2008 года под номером "Order Code RS22926" Исследовательской службой Конгресса (Congressional Research Service, CRS), указано, что затраты на войну во Вьетнаме по тогдашнему курсу составили 111 миллиардов долларов, что с учётом инфляции в 2008 году равнялось сумме в 686 миллиардов долларов. И это только конкретно на войну во Вьетнаме, без учёта прочих текущих военных расходов.

Эти 686 миллиардов долларов перекочевали из карманов налогоплательщиков на счета различных фирм, кормившихся от военных заказов, и частично - в карманы тех чиновников, которые распределяли военные заказы, и получали за это "откаты" ("kickbacks"). И если бы не было длительной, многолетней войны, гигантская прибыль была бы упущена. Если бы война была быстрой и победоносной, необходимости в длительных и многолетних расходах не возникло бы, и заинтересованные лица прибыль не получили бы.

686 миллиардов долларов - разве это не аргумент, чтобы угробить ради таких денег несколько десятков тысяч своих соотечественников? Для людей без моральных принципов, стремящихся получить деньги любыми способами, всякие слёзы, слюни и сопли не имеют никакого значения.

"Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы" (Даннинг Т. Дж. Тред-юнионы и стачки. Лондон, 1860). Эту фразу Карл Маркс процитировал в своём "Капитале". Актуально во все времена.

Однако специфика демократии заключается в том, что иногда происходят выборы. А в США выборы в Конгресс происходят каждые два года. Между тем, избиратели стали понимать, что с Вьетнамской войной что-то не в порядке.

Как пишет генерал Филипп Дэвидсон в книге "Война во Вьетнаме (1946-1975 гг.)":

"… американский народ решил, что война "топчется на месте", а "топтаться на месте" означает для американцев проигрывать... от поддержки войны стали отступаться бизнесмены, специалисты, представители среднего класса, оказавшиеся на одной стороне "баррикад" с профессурой, интеллектуалами и молодежью. К истошным воплям вроде "война аморальна!" добавилось более спокойное, но куда более деструктивное выражение "она заходит в тупик".

"Как выяснилось по результатам предварительных выборов в Нью-Гемпшире, значительная часть американцев считала, что Джонсон проводит во Вьетнаме слишком мягкую линию".

Таким образом, американцы были недовольны отсутствием результатов в войне, понимали, что она заходит в тупик, и дело движется к проигрышу из-за слишком мягкой линии президента во Вьетнаме.

Естественно, среди американцев было значительное число пацифистов (в основном призывники, не желающие идти в армию; будущий президент Билл Клинтон даже скрывался от призыва в Канаде), но основная масса американцев - это люди с зашкаливающим уровнем патриотизма, которые поют американский гимн, вывешивают звёздно-полосатый флаг перед домом, и не приемлют никакого другого результата войны, кроме победы. Как говорил ветеран Вьетнамской войны сенатор Джон МакКейн (только по поводу другой войны - иракской), "уйти - значит проиграть войну, а американцы войну не проигрывают".

Как объяснить таким людям, почему армии не дают нормально работать, почему президент и верхушка министерства обороны изо всех сил мешают армии победить врага?

И, наконец, главное. Далеко не вся американская элита была заинтересована в такой Вьетнамской войне. Главным противником затягивания войны была Федеральная резервная система (ФРС). И вовсе не потому, что банкиры против коррупции, или им жалко погибающих соотечественников. В данном случае был трезвый деловой расчёт (исходя из собственных интересов).

Доллар принимается в других странах главным образом потому, что Соединённые Штаты Америки считаются самой сильной страной мира, их ненавидят, но при этом боятся и уважают, и принимают американские деньги именно как деньги самой сильной страны мира. Доллару доверяют именно как валюте главного центра силы на планете. И по этой причине любое проявление слабости США губительно для доллара. Увидят, что Америка ослабела - перестанут бояться, перестанут уважать, перестанут доверять доллару.

Длительная война во Вьетнаме, в ходе которой Америка демонстрировала просто чудеса слабости, оказывала самое негативное влияние не только на её репутацию в мире, но и на репутацию доллара как валюты этой страны.

В интересах финансовых властей США была быстрая и решительная победа над Вьетнамом, что укрепило бы авторитет Америки как самой сильной страны мира, и тем самым укрепило бы авторитет доллара.

Можно ли было победить? Без проблем!

В конце декабря 1972 года, перед самым подписанием фактической американской капитуляции, президент Никсон, дабы хоть как-то сохранить лицо, и показать вьетнамцам, которые уже явно и неприкрыто издевались над Соединёнными Штатами, отказываясь продолжать переговоры о своей фактической победе, что Америка ещё чего-то стоит, разрешил американским войскам провести "рождественские бомбардировки" Северного Вьетнама - операцию "LINEBACKER II". Вот что пишет об этом Ф. Дэвидсон:

В результате двенадцатидневной кампании военный потенциал Северного Вьетнама, его промышленность и экономика оказались практически уничтоженными. Фактически на территории страны уже не осталось объектов, по которым можно было бы нанести удары на законных основаниях. Кроме того, коммунисты лишились возможности защищаться от налетов в дальнейшем. Все аэродромы лежали в руинах, к тому же у ПВО кончились ракеты, и в последние три дня операции американские самолеты выполняли боевые задания в условиях практически полного отсутствия зенитного и истребительного противодействия.

Потери авиации США от всех средств ПВО противника, вместе взятых, составили всего двадцать шесть самолетов (включая пятнадцать В-52).

Президент не мешал своей армии всего двенадцать дней, и этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить весь военно-экономический потенциал Северного Вьетнама! Если бы американские президенты просто не мешали своей армии, война бы закончилась за несколько недель полной победой Соединённых Штатов.

Антиамериканистам наверно неприятно читать такую положительную оценку американской армии, однако недооценка врага - это величайшая ошибка. Только правильное понимание силы врага поможет бороться с ним эффективно. Если враг сильнее - надо это признать, и постараться стать такими же сильными. Врага надо не презирать, а изучать.

Возможности американской армии информированным людям были известны, и они требовали победы. Поэтому тем представителям американского военно-промышленного комплекса - бизнесменам и чиновникам, которые делали бизнес на затягивании войны, нужно было найти оправдание, отговорку, отмазку, какую-нибудь уважительную причину, по которой действия армии ограничиваются, и ей не дают воевать в полную силу.

И в качестве такой "уважительной причины" было создано антивоенное движение. Отсутствие решительных действий и ограничения, наложенные на американскую армию, решили свалить на злобных пацифистов, якобы связавших правительство по рукам и ногам.

Наиболее подходящей для пацифизма аудиторией была молодёжь призывного возраста и их родители. Американская армия до 1973 года комплектовалась по призыву, а воевать в джунглях многим молодым людям не хотелось. Однако таких было меньшинство - патриотизм среди американцев культивируется с начальной школы (включая пение гимна в начале уроков), и потенциальные уклонисты от призыва не являлись большинством. Уклонист в условиях войны - это дезертир, а назвать себя дезертиром - значит, навлечь на себя позор и осуждение окружающих.

Поэтому было решено дать потенциальным уклонистам моральное оправдание - они не хотят воевать не потому, что боятся, а потому, что воевать - это не гуманно, жестоко и аморально. И американские средства массовой информации начали промывание мозгов аудитории в соответствующем духе.

Характерные цитаты из книги Ф. Дэвидсона:

"… американские граждане, читая газеты и поглядывая на телеэкраны, находили там кровь, грязь и ужасы войны и постепенно приходили к мысли, что сомнительные цели, преследуемые США во Вьетнаме, просто всего этого не стоили".

"Газеты шокировали американский народ, телевидение же нанесло сокрушительный удар по моральному состоянию граждан и вызвало в них стремление отказаться от поддержки военного курса".

"... никогда прежде не было у СМИ столь же четко отработанной, всеми их силами поддерживавшейся коллективной установки на ложь и искажение фактов".

"Освещение Новогоднего наступления телевидением показало пугающую мощь этого средства массовой информации и влияние, которое оно может оказывать на ход событий… Все эти придерживающиеся довольно разных политических взглядов люди сошлись во мнении, что для государства совершенно невозможно продолжать войну, когда каждый вечер на экранах телевизоров люди видят кровь и ужасы сражений".

"Все это - и полное искажение СМИ картины Новогоднего наступления, и голоса радикалов, завывавших об аморальности войны, - могло бы не иметь столь плачевных последствий, если бы в феврале и в начале марта 1968-го президент Джонсон проявил себя сильным лидером нации. Он не обратился к народу по телевидению через день-другой после начала наступления коммунистов и не сказал, что, хотя для американцев и их союзников нападение противника оказалось до некоторой степени внезапным, все равно теперь выигрывали они. Он не заявил решительно, что СМИ неверно освещают события во Вьетнаме. Джонсон не сделал шагов, подобных тем, которые предпринял Рузвельт после Перл-Харбора, чтобы собрать разделенных, деморализованных и дезориентированных граждан под "президентскими знаменами"… В моменты кризиса американцы желают слышать президента, они хотят, чтобы он откровенно сказал им, что и как нужно сделать, чтобы продемонстрировал - у них есть вождь, храбрый человек, глава. Ничего подобного народ от Джонсона так и не дождался.

Почему так произошло - по-прежнему загадка".

Обратите внимание - все американские СМИ имели коллективную установку на ложь и искажение фактов, чтобы подчёркивать кровь, грязь и ужасы войны, и, как отмечает генерал Дэвидсон, такого не было никогда прежде. Добавим, что и никогда после такого тоже не было. Американские СМИ и до, и после Вьетнамской войны - всегда и во всех случаях, кроме этого - поддерживали американскую армию. А здесь все коллективно, как по команде, начали её дискредитировать. И президент Джонсон, от которого все патриоты ждали, когда же он наконец опровергнет ложь, распространяемую через СМИ, отмолчался, и никак по этому поводу не высказался.

Для генерала Дэвидсона "почему так произошло - по-прежнему загадка". Однако никакой загадки здесь нет. Американские СМИ создавали для Джонсона, а впоследствии - и для Никсона, удобный предлог, чтобы удерживать армию от решительных действий, ведущих к победе - это же не гуманно и аморально, вот и все телеканалы об этом говорят. Поэтому войну можно было затягивать до бесконечности, чтобы не мешать военно-промышленному комплексу обогащаться на военных поставках.

Могла ли американская бюрократическая верхушка дать команду американским СМИ (телевидению, радио и т.д.), как надо освещать войну во Вьетнаме? Очень даже могла.

Среди россиян бытуют два мнения: 1) все американские СМИ скуплены финансовой олигархией, и говорят только то, что им прикажут банкиры; 2) в Америке все СМИ свободные и независимые, и поэтому там свобода слова.

При этом упускаются из виду некоторые существенные обстоятельства. Во-первых, форма собственности на СМИ не имеет никакого значения для возможности со стороны государства ими управлять. Во-вторых, гарантированная Первой поправкой к Конституции США свобода слова ограничивается лёгким движением руки правительственного чиновника.

В Соединённых Штатах Америки никто не имеет права вот просто так взять и начать телевизионное или радио- вещание. Для этого надо получить лицензию в специальном государственном органе - Federal Communications Commission, FCC (Федеральная комиссия по связи, ФКС).

Федеральная комиссия по связи может лицензию выдать, а может и не выдать (с 1942 по 1952 год не выдали вообще ни одной лицензии).

При этом ранее выданную лицензию можно отобрать - в соответствии с американским законодательством, получатель лицензии обязан "вести передачи в интересах и на благо общества", а если передачи ведутся не в интересах и не на благо общества, то лицензию можно отобрать, и вещание таким образом прекратить. А под нарушение формулировки "в интересах и на благо общества" можно подвести вообще всё что угодно.

Руководствуясь самым демократическим в мире американским законодательством, Федеральная комиссия по связи может закрыть любую американскую радиостанцию, любой американский телеканал - под любым надуманным предлогом.

Достаточно было американским СМИ тонко намекнуть, что гадить на свою армию во время войны - это "не в интересах и не на благо общества", и они бы моментально заткнулись, а если бы сами не заткнулись, их бы заткнули, то есть закрыли. Однако правительство так не сделало. Значит, антивоенная пропаганда, позволявшая мешать своей армии одержать победу, была правительству выгодной.

Есть у американского правительства и ещё один инструмент обуздания СМИ - военная цензура. Любые сообщения журналистов из зоны военных действий, или касающиеся темы военных действий, проверяются военными цензорами, и пропускаются в газеты или в эфир только в случае, если они не наносят никакого ущерба армии.

Цензура вводилась в американских СМИ во время Первой мировой войны, во время Второй мировой войны (был даже создан специальный правительственный орган - Управление цензуры - Office of Censorship), во время войны в Корее, во время первой войны с Ираком в 1991 году, во время бомбардировок Югославии в 1999 году, во время подготовки войны с режимом талибов в Афганистане в 2001 году, во время второй войны с Ираком в 2003 году.

То есть, военная цензура вводилась во время всех серьёзных военных конфликтов, в которых участвовали США - кроме Вьетнамской войны. До и после цензура была, а во время этой войны почему-то не было.

И нельзя сказать, что вопрос о цензуре не обсуждался. Филипп Дэвидсон пишет: "Максвелл Тейлор говорил в присутствии нескольких высших офицеров на неформальной встрече, что самую крупную ошибку во время войны во Вьетнаме правительство допустило, не введя цензуру на новостных программах". Однако военную цензуру так и не ввели.

Почему до и после Вьетнамской войны такую "ошибку" не допускали, а в этом случае - допустили? Потому что антивоенная истерия в СМИ была выгодна правительству, позволяя ограничивать активность армии и не допускать победы, затягивать войну на длительный срок, а следовательно - получать возможность и дальше наживаться на военных поставках.

Ещё одним элементом антивоенной кампании, мешавшей армии одержать победу, и приводившей к затягиванию Вьетнамской войны, были массовые демонстрации и марши протеста, в ходе которых, как принято считать, недовольные американцы протестовали против жестокой, бесчеловечной и аморальной войны, которую вела их собственная армия.

Вот наиболее известные акции протеста против Вьетнамской войны, происходившие в Вашингтоне:

17 апреля 1965 года. Марш протеста против войны во Вьетнаме, количество участников - 25 тысяч человек.

22 октября 1967 года. "Поход на Пентагон" - марш протеста против войны во Вьетнаме, через весь Вашингтон к Пентагону, количество участников - 50 тысяч человек.

15 января 1968 года. Демонстрация женщин, выступивших с требованием возвращения войск из Вьетнама, количество участниц - 5 тысяч человек.

15 октября 1969 года. Демонстрация против войны во Вьетнаме, количество участников - 200 тысяч человек.

15 ноября 1969 года. Демонстрация против войны во Вьетнаме, количество участников - 600 тысяч человек.

9 мая 1970 года. Очередной антивоенный марш протеста, количество участников - 100 тысяч человек.

24 апреля 1971 года. Последняя крупная антивоенная демонстрация, количество участников - 500 тысяч человек.

С точки зрения обывателя, вроде бы всё понятно: люди не довольны политикой правительства, и поэтому вышли на улицу. Так легко рассуждать, сидя в удобном кресле перед телевизором, и глядя на каких-нибудь очередных "мирных демонстрантов", протестующих в какой-нибудь очередной стране.

А теперь посмотрим на митинги, демонстрации, марши, и прочие акции протеста с точки зрения их практической организации.

Недовольные люди есть всегда и везде. Говорят, что абсолютно всем довольны только трупы, а живым людям всегда что-нибудь не нравится.

Проблема в том, что сам по себе факт недовольства ещё не означает участия в акциях протеста. Например, в России есть несколько десятков миллионов автомобилистов. Почти все автомобилисты недовольны сотрудниками ГИБДД. Но из этих десятков миллионов недовольных даже сто человек на акции протеста не выходят! Почему? Потому что организацией таких акций протеста никто не занимается.

Недовольные люди сами по себе протестовать на улицы не выходят, пока их кто-нибудь не позовёт, пока их кто-нибудь не соберёт в одном месте, и не скажет, что делать. Пока кто-нибудь не организует акции протеста, они сами по себе стихийно не начнутся.

А это сделать очень сложно. Предположим, Вы захотите организовать какую-нибудь акцию протеста, допустим, против отстрела бездомных собак.

Во-первых, Вам надо будет обдумать план проведения - где, в каком месте проводить, в какой день, в какое время, какая погода на этот день прогнозируется (под проливным дождём митинговать неудобно), надо узнать, не планирует ли в этом же месте и в это же время кто-нибудь ещё провести акцию, надо обдумать продолжительность акции, в какой форме она будет проходить (просто митингуем или марш устраиваем).

Во-вторых, надо будет заранее составить лозунги, под которыми Вы собираетесь провести акцию протеста, подумать, кто на этой акции будет выступать перед участниками, в каком порядке, кто и что будет говорить, надо будет заранее написать тексты выступлений и раздать выступающим, нарисовать самостоятельно плакаты и транспаранты или заказать их на стороне, возможно, подготовить заранее нарукавные повязки или опознавательные знаки для участников акции, чтобы не спутать своих со случайными лицами, надо будет подготовить мегафоны, микрофоны, звуковые колонки или иную аппаратуру для усиления голоса, и т.д.

В-третьих, надо заранее определиться с количеством участников (это, кстати, чрезвычайно важно, ведь одно дело - планировать мероприятие на сто человек, а другое дело - на сто тысяч человек), при этом нельзя рассчитывать на то, что кто-то вдруг придёт, услышав про митинг по радио - число участников надо знать заранее, иначе акция сорвётся. Отсюда вывод - участников акции надо оповестить заранее, со всеми предварительно договориться, чтобы пришли. То есть, нужна база данных на потенциальных участников.

В-четвёртых, надо определить людей, кто будет следить за порядком и руководить малыми группами участников. Когда в толпе несколько тысяч человек, она может пойти куда угодно, и нужны "десятники" и "сотники", чтобы управлять движением массы.

В-пятых, если акция планируется на длительное время, надо обеспечить людей едой, питьём, подготовить палатки…

Короче говоря, организация акций протеста - это сложнейший комплекс мероприятий, который требует самого тщательного планирования, огромных затрат времени, и большого количества организаторов. В одиночку или даже с группой друзей у Вас не получится ничего!

Для того, чтобы устроить акцию протеста, нужна организация, состоящая из людей, которые являются профессионалами в этом деле. Им нужно платить деньги - профессионалы за "спасибо" не работают. Кроме того, деньги нужны на изготовление плакатов и транспарантов, на закупку аудиоаппаратуры, и на сотни других вещей, о которых Вы даже не будете догадываться, пока не возьмётесь за дело.

В 2011 году в связи с революциями в арабских странах в качестве дезинформации стал распространяться термин "Твиттерные революции". Сотни политологов стали внедрять в массовое сознание миф, что якобы революции организуются через социальные сети "Твиттер" и "Фейсбук". Однако никто почему-то не задумался над элементарным вопросом: в Египте сразу же после начала акций протеста власти просто вырубили интернет - все египетские провайдеры просто прекратили работу, и выйти в интернет в Египте вообще было невозможно; как же тогда "революционеры" координировали свои действия и собирали толпы народа через "Твиттер" и "Фейсбук" при отключенном интернете?

Солидные политологи получают большую зарплату, и вынуждены иногда говорить то, что приятно услышать работодателям. А работодателям не хотелось, чтобы кто-то задумывался над тем, что в авторитарном обществе от 1 до 3 % взрослого населения являются "сексотами", а после победы Египетской февральской революции сразу во всех городах одновременно "неуправляемая толпа" захватила здания местной госбезопасности "Мухабарат" и сожгла архивы с агентурными делами (дабы светлый образ революционеров случайно не запачкался). А сами руководители "Мухабарат" растворились в неизвестности.

Помимо "стукачей", массовку на египетских акциях протеста составляли также "Братья-мусульмане" (а это, кстати, одно другого не исключает: в таких организациях количество "сексотов" многократно выше среднего, среди руководства бывает больше половины).

Писатель Александр Проханов в программе "Особое мнение" на радио "Эхо Москвы" 23.03.2011 рассказал, что по словам его друга, лидера движения ХАМАС Халеда Машаля,"когда этими революциями занимались интернетчики и вывешивали там обличительные сайты, тогда собирались толпы до 500 человек. Когда к этому подключились "Братья мусульмане", то волнообразно, ударно толпы стали увеличиваться до 2 тысяч, 7-ми, 10-ти, почти до 500 тысяч". А в Сирии, кстати, обострения революционного энтузиазма проходили строго по пятницам - после пятничной молитвы.

Ну а Ливийская февральская революция 2011 года - это вообще отсутствие всякой маскировки, госбезопасность даже за спинами "стукачей" не пряталась - на сторону "восставшего народа" открыто перешёл министр национальной безопасности Ливии Абдель Фатах Юнис аль-Обейди, и стал официальным главнокомандующим войсками "повстанцев".

Без участия местной госбезопасности никакие акции протеста не возможны. Просто в отличие от Ливии, в большинстве случаев "охранка" старается замаскировать своё участие, и пытается представить всё как "стихийные акции протеста". А если кто-то не верит - сваливают всё на заграницу (иностранные заказчики во многих случаях действительно есть, но они заказчики, а не исполнители; главный исполнитель - местная "охранка").

Несколько сотен, максимум несколько тысяч любопытствующих интернетовских "хомячков" могут прийти попротестовать, но толку от них ноль, и они используются для того, чтобы показывать их иностранным корреспондентам - глядите какие у нас революционеры культурные, интернетом пользоваться умеют! А во время Вьетнамской войны интернета не было вообще.

Стихийные акции протеста невозможны в принципе. Их не может быть, потому что их не может быть никогда. Акции протеста организуются большими группами профессионалов, и никаким любителям, даже очень сильно недовольным системой, это просто не под силу. Если не верите, попробуйте сами лично организовать демонстрацию, ну хотя бы на десять тысяч участников.

Так вот, у какой же организации в США есть необходимое количество денег, есть профессионалы, и самое главное - есть сведения обо всех недовольных, которых можно привлечь к участию в акциях протеста?

Это Федеральное бюро расследований (ФБР). Обладая настоящими профессионалами и мощным агентурным аппаратом среди всех слоёв населения, имея досье на всех жителей страны, заранее зная обо всех недовольных, можно устраивать любые акции протеста с любым количеством участников.

Судя по некоторым косвенным признакам, ФБР тогда развернулось на полную катушку. 1960-е и начало 1970-х - это "бунташный век" для Америки. В числе прочих массовых акций протеста произошли знаменательные события, которые без преувеличения повлияли на судьбы человечества.

28 июня 1969 года в Нью-Йорке произошли Стоунволлские бунты - настоящее восстание гомосексуалистов, закончившееся уличными боями "геев" с Нью-Йоркской полицией. Геи победили (из-за численного превосходства), и в честь годовщины их победы 28 июня 1970 года в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Хьюстоне, Сан-Франциско, Сиэтле и других крупных городах США прошли гей-парады с десятками тысяч участников. После этого Америка, а вслед за ней - и весь мир, покатились в голубые дали - пропаганда нетрадиционной ориентации, однополые браки, и т.д.

Массовые беспорядки и акции протеста среди геев с организационной точки зрения ничем не отличаются от массовых беспорядков и акций протеста в другой социальной среде: методика организации точно такая же. И гей-парады с организационной точки зрения устроить так же сложно, как и любые другие массовые демонстрации. Нужна соответствующая структура с профессионалами, агентурным аппаратом и базой данных на потенциальных участников.

Так вот, тогдашний директор ФБР Эдгар Гувер был гомосексуалистом, и состоял в фактическом однополом браке со своим первым заместителем Клайдом Толсоном. Можно ли утверждать, что у этих двух геев, руководивших ФБР, не было заинтересованности в создании гей-движения, и навязывании его воли американцам традиционной ориентации?

Но вернёмся к Вьетнамской войне. Подтверждения участия агентов ФБР в массовых беспорядках были даже в открытых публикациях того времени.

Один провокатор, подготовивший нападение на призывной пункт в Камдене в 1971 году, впоследствии говорил: "Я научил их всему, что знал сам… Как разбивать стекла и открывать окна без шума… Как без ключа открывать двери… Как карабкаться по лестницам и ходить по краю крыши" [FBI Tipster: Led Draft Board Raid. "The Washington Post", November 19, 1975]. Агенты ФБР во время демонстраций поджигали автомашины и били стёкла, во время беспорядков в негритянских гетто действовали "посты сбора информации" ФБР, т.е. группы провокаторов [Final Report of the Select Committee to Study Governmental Operations with respect to Intelligence Activities. U. S. Senate. Book 2, Washington; 1976, p. 75].

Акции протеста позволяли американской правительственной верхушке отказываться от активных наступательных действий во Вьетнаме, ссылаясь на "недовольство народа", и не давая тем самым армии победить и закончить на этом войну. В результате война растягивалась на долгие годы, а заинтересованные лица получали всё новые и новые прибыли на военных поставках.

То, что было выгодно американским спецслужбам и военно-промышленному комплексу, было губительно для американской экономики и валюты, что не могло не вызвать возражений ФРС. И тогда в 1970 году свершилось очень важное событие, которое почему-то прошло незамеченным для большинства наблюдателей. В 1970 году президент Ричард Никсон сместил с занимаемой должности председателя ФРС Уильяма МакЧесни Мартина, и назначил на его место Артура Бёрнса, который не был банкиром и никогда не работал в банковской системе.

Федеральная резервная система (ФРС), эмитирующая доллары, - это уникальная организация, которая находится в частной собственности, но при этом управляется государством.

ФРС - это акционерное общество, акциями в котором владеют примерно 5600 американских банков - 38% от общего числа банков и кредитных союзов США. Точное распределение акций между банками засекречено.

Однако высший орган ФРС - Совет управляющих - в полном составе назначается Президентом США с согласия Сената, и при этом глава государства может в любой момент сместить любого члена Совета управляющих с занимаемой должности.

Если раньше президенты назначали руководящий состав ФРС из числа банкиров, выходцев из известных банкирских семей или банковских работников, то с 1970 года начинается совсем другая политика. Руководящий состав ФРС формируется преимущественно из чиновников, юристов, научных работников (учёных-экономистов):

- председатель ФРС в 1970-1978 Артур Бёрнс был научным работником, затем - советником президента Никсона, в банковском секторе никогда не работал, из банкирской семьи не происходил;

- председатель ФРС в 1978-1979 годах Джордж Уильям Миллер был юристом, в банковской системе никогда не работал, из банкирской семьи не происходил;

- председатель ФРС в 1979-1987 годах Пол Волкер из банкирской семьи не происходил, работал в банке только в молодости, в течение 5 лет рядовым экономистом, затем ушёл на госслужбу и стал чиновником;

- председатель ФРС в 1987-2006 годах Алан Гринспен был сначала научным работником, а затем чиновником, в банковской системе никогда не работал, из банкирской семьи не происходил;

- председатель ФРС с 2006 года Бен Бернанке был научным работником, в банковском секторе никогда не работал, из банкирской семьи не происходил.

Среди членов Совета управляющих ФРС 80% составляют бывшие чиновники и научные работники, и только 20% членов Совета управляющих относятся к числу бывших работников банковской системы. Членов известных банкирских семей среди них нет вообще.

Таким образом, американская финансовая олигархия, создавшая ФРС, была отстранена бюрократией от управления этой конторой.

Пока что банкирам оставили дивиденды по акциям ФРС в размере 6% годовых и право формировать 2/3 состава в советах директоров Федеральных резервных банков, но с учётом подчинённости этих банков ФРС толку от такого права мало - любое неугодное решение может быть отменено вышестоящей инстанцией. Кроме того, президенты Федеральных резервных банков назначаются исключительно с согласия Совета управляющих ФРС - то есть людьми, которые сами назначаются президентом и Сенатом.

Кроме того, в 1978 году был принят закон (31 USCA § 714), в соответствии с которым Федеральная резервная система подлежит аудиту со стороны Счётной Палаты США, и с тех пор прошло уже более 100 аудиторских проверок, то есть в среднем государство устраивает ревизию в ФРС несколько раз в год.

На долларе это сказалось скорее отрицательно, чем положительно, так как за истекшие со времени "бюрократического переворота" в ФРС 40 лет он обесценился более чем в 7 раз.

После установления контроля бюрократического аппарата над ФРС война во Вьетнаме продолжалась ещё три с половиной года, за это время (в 1971 году) пришлось отказаться от золотого обеспечения доллара, что привело к серьёзной инфляции главной мировой валюты, а США всё заметнее начали сползать к экономическому кризису.

Часть американской правящей верхушка стала приходить к пониманию, что войну во Вьетнаме пора заканчивать. Однако степень корыстолюбия у всех людей разная, и позиции ФБР и ЦРУ в этом вопросе разошлись. В 1972 году в США началась война спецслужб.

Процитируем статью Владимира Тихомирова "Разгадка "Уотергейта" (журнал "Огонёк", № 23 за 2005 год):

Представим себе Америку конца 60-х: война во Вьетнаме, движение хиппи и всесильный диктат ФБР. Страна фактически находилась под контролем одного человека — директора ФБР Джона Эдгара Гувера. За полвека деятельности на этом посту Гувер собрал компромат на всех — на главарей мафии, крупных бизнесменов, лидеров политических партий и даже президентов США. Естественно, у него была папочка с документами и на лидера республиканцев Ричарда Никсона, которого в 1969 году избрали 37-м президентом США.

Высокопоставленные чиновники разведки во главе с директором ЦРУ Ричардом Хелмсом не желали мириться с властью Гувера. За время холодной войны (и войны во Вьетнаме) амбиции разведслужб значительно выросли — они не хотели исполнять роль вспомогательного инструмента. Заручившись поддержкой президента Никсона, Хелмс добился увеличения бюджета своего ведомства и объединения всех разведывательных структур под крышей ЦРУ.

Гувер принял вызов. Вскоре в газетах появились сведения о том, как Никсон утаивал налоги.

— В ответ Никсон распорядился проверить всех своих сотрудников на лояльность, — говорит историк Алексей Филлипов, исследователь жизни Эдгара Гувера. — Это было делом ФБР, но президент решил создать из бывших агентов ЦРУ собственную секретную службу, которой он и поручил внутреннее расследование. Конечно, Гувер оскорбился, и вскоре секретная служба президента оказалась у него под колпаком. Когда это стало известно Никсону, тот организовал взлом в штаб-квартире ФБР. Агенты Никсона забрали протоколы подслушивания и спрятали их в Белом доме. Гувер пообещал опубликовать документы, которые будут очень неприятны для президента.

Но сделать этого директор ФБР не успел: 2 мая 1972 года Гувер был найден мертвым в своей спальне. Официальная версия — «естественная смерть».

Учитывая, как активно постаралось ФБР в деле затягивания войны во Вьетнаме, можно предположить, что Гувер был одним из главных "акционеров" в этом бизнес-проекте. После его смерти, обратите внимание, не произошло ни одной акции протеста против Вьетнамской войны! Тем не менее, заинтересованным лицам удалось растянуть войну ещё почти на год, и наконец в январе 1973 года было подписано Парижское мирное соглашение.

Никсон и ЦРУ (не по доброте душевной, а видя, куда катится доллар) обломали бизнес очень большой группе серьёзных людей из ФБР и военно-промышленного комплекса, и по ним был нанесён ответный удар.

В январе 1973 года в США начинается Уотергейтский скандал. Ещё 17 июня 1972 года в вашингтонском отеле "Уотергейт" полиция арестовала пятерых бывших сотрудников ЦРУ (двое из них были членами избирательного штаба Никсона). Эти люди взломали офис расположенной в отеле штаб-квартиры Демократической партии и готовились установить в помещении подслушивающие устройства.

СМИ хранили молчание об этом инциденте, но, когда в январе 1973 года начался суд над взломщиками, ФБР организовало утечку в газеты, а потом один полицейский из Далласа, где в 1963 году был убит президент Кеннеди, опознал в двух задержанных ЦРУшниках подозрительных лиц, которых он обнаружил возле места убийства президента, доставил в полицейский участок, но затем они оттуда исчезли.

После этого Уотергейтский скандал начал стремительно набирать обороты. В марте 1973 года была создана комиссия Сената по расследованию "Уотергейта", а тем временем в СМИ всплывали всё новые и новые подробности этого дела. Как выяснилось в 2005 году, утечку скандальных материалов про Никсона и ЦРУ организовал лично заместитель директора ФБР Марк Фелт, который давал интервью под псевдонимом "Глубокая глотка" - в этом признался сам Фелт незадолго до смерти.

27 апреля 1974 года в Вашингтоне состоялся 10-тысячный марш протеста с требованием импичмента президенту Никсону (ещё раз вспоминаем, кто и как организует такие марши). Затем импичмента стали требовать даже соратники Никсона по республиканской партии, и, не выдержав психологического давления, 9 августа 1974 года он ушёл в отставку.

Война спецслужб продолжалась в США до начала 1980-х годов, и закончилась их примирением. В 1981 году вице-президентом США стал бывший директор ЦРУ Джордж Буш (старший), а президентом - бывший голливудский актёр Рональд Рейган, который 17 сентября 1941 года был завербован ФБР, получил агентурный псевдоним "T-10", и докладывал о своих коллегах-актёрах ("Reagan Played Informant Role For Fbi In `40s" by Scott Herhold, "Chicago Tribune", August 26, 1985). Осведомитель ФБР и экс-директор ЦРУ стали управлять Америкой.

Как видите, грязных страниц в американской истории ничуть не меньше, чем в истории других стран. Однако у читателя, наверно, уже давным-давно возник вопрос: ну а причём здесь СССР? Какое отношение имело советское руководство к хитрым схемам американской правящей верхушки по вытягиванию денег из налогоплательщиков путём организации бизнес-проекта "Война во Вьетнаме"?

Чтобы война могла продолжаться длительное время, Вьетнаму требовалось оружие. Много оружия. А к оружию были нужны боеприпасы, к военной технике - запчасти и горюче-смазочные материалы. Кроме того, кто-то должен был обучить вьетнамцев обращению с современным оружием и военной техникой. То есть, нужны были инструкторы и военные советники. Всё это Вьетнам получал из СССР.

Если бы Вьетнаму никто не помогал, американская армия, даже сдерживаемая изо всех сил своими президентами и министрами обороны, раскатала бы вьетнамцев, как тесто скалкой, и война бы закончилась. А ведь американской правящей верхушке была нужна именно затяжная война, поэтому нужен был сильный, хорошо вооружённый Вьетнам, который мог бы оказывать сопротивление в течение многих лет.

И помочь в этом мог только СССР. Уточним, что Вьетнаму ещё немного помогал Китай, но китайская помощь была каплей в море по сравнению с советской помощью.

Советский Союз поставлял во Вьетнам самолёты и вертолёты, зенитно-ракетные комплексы, противотанковые средства, артиллерийские орудия и миномёты, плавающие танки и другую бронетехнику, стрелковое оружие, боеприпасы, горюче-смазочные материалы, запасные части, электрооборудование, продовольствие, медикаменты, присылал инструкторов и военных советников (всего через Вьетнам прошло 11 тысяч советских военнослужащих). Кроме того, в советских военных училищах было обучено около 10 тысяч вьетнамских офицеров. И абсолютно всё это делалось бесплатно!

Помощь Вьетнаму во время войны обходилась Советскому Союзу в 1,5 млн. рублей в день (А. Минеев. Наши на Вьетнамской войне. // Эхо планеты. 1991. № 35). За 1965-1973 гг. эта сумма составляет приблизительно 4,4 миллиарда рублей. В пересчёте на современный долларовый эквивалент, СССР затратил на помощь Вьетнаму приблизительно 37 миллиардов долларов (курс доллара к рублю на 1971 год: 100 долл. = 82,9 руб., тогдашний доллар стоил примерно в 7 раз дороже нынешнего). Помощь, ещё раз повторю, была безвозмездной.

Цена вопроса для обеих сторон - и для США, и для СССР, была очень высока, и поэтому и в американском, и в советском руководстве очень долго колебались перед тем, как начать реализацию вьетнамского проекта. Сомневающиеся американские и советские лидеры сопротивлялись своему окружению, и старались отложить активную стадию конфликта. Поэтому их пришлось убрать.

Следите за хронологией:

1959 год. Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв прибыл с официальным визитом в США, и встретился с президентом Дуайтом Эйзенхауэром. По странному совпадению, после этого визита Северный Вьетнам начинает засылать своих "партизан" в Южный Вьетнам, давая тем самым американцам повод для вмешательства.

Однако Эйзенхауэру не хочется брать на себя ответственность за бесполезную для страны (но выгодную для ВПК) войну, и он, пользуясь тем, что 1960 год - это год выборов, откладывает направление в США американских войск.

Уходя со своего поста, 17 января 1961 года Эйзенхауэр произносит уже упоминавшуюся прощальную речь об опасности "необоснованного влияния на правительственные органы военно-промышленного комплекса".

Новый президент Джон Кеннеди, проигнорировав предупреждение своего предшественника, в 1961 году направляет в Южный Вьетнам американских военных советников и две вертолётные группы.

1962 год. Происходит резкое обострение советско-американских отношений, Карибский кризис, и совместное мероприятие во Вьетнаме откладывается.

1963 год. Советско-американские отношения нормализуются. Однако президент Кеннеди по каким-то причинам отказывается начинать войну во Вьетнаме. Джон Кеннеди - участник Второй мировой войны, последний романтик в американской политике, и вполне возможно, что жизни американских солдат и офицеров для него были не менее важны, чем будущие прибыли от войны. И президент Южного Вьетнама Нго Динь Дьем также не стремился к большой войне, видимо понимая, что ничем хорошим она не кончится.

Эти два президента стали помехой. На одной чаше весов - жизни двух упрямцев, а на другой чаше весов - почти триллион долларов (по нынешнему курсу) от будущих военных поставок. Как говорят в Америке, "ничего личного, только бизнес".

1 ноября 1963 года в Южном Вьетнаме был свергнут, и 2 ноября убит президент Нго Динь Дьем. Ровно через 20 дней, 22 ноября 1963 года, в Далласе был убит Джон Кеннеди.

Проблема на американской стороне была решена. Осталось решить проблему на советской стороне. Однако Хрущёв так и не начинает активно вооружать Вьетнам, и серьёзная затяжная война из-за этого не может начаться.

Американцы пытаются устроить провокацию - инцидент в Тонкинском заливе 2 августа 1964 года, перестрелка эсминца "Мэддокс" с северовьетнамскими торпедными катерами, однако Хрущёв на это никак не реагирует, массированную военную помощь Вьетнаму не начинает, и вся затея американцев находится на грани срыва.

И тогда приходится договариваться со своими советскими коллегами: мы своего убрали - и вы теперь своего уберите. А у советских коллег Хрущёв давно уже в печёнках сидит из-за нового Устава КПСС, предусматривающего регулярную замену старых кадров на молодые. Не уберёшь Хрущева - можешь вскоре лишиться должности. У советской элиты получается ситуация, когда и себя нужно спасать, и заокеанским коллегам надо помочь.

14 октября 1964 года Хрущёв был отправлен на пенсию. Но Хрущёв - не единственный человек в стране, который отвечает за военную политику.

Ровно через 5 дней после снятия Хрущёва, 19 октября 1964 года, начальник Генерального штаба Вооружённых Сил СССР маршал Советского Союза Бирюзов Сергей Семёнович погиб в авиационной катастрофе. Это произошло в Белграде, куда Бирюзов вылетел во главе советской военной делегации на празднование 20-летия освобождения Югославии от немецко-фашистских захватчиков (сам Бирюзов её тогда и освобождал).

Самолёт врезался в гору Авала, собираясь заходить на посадку. По официальной версии, самолёт летел "слишком низко и в стороне от глиссады", потому и врезался в гору, то есть всё свалили на пилота, который направил самолёт не туда, куда надо. Возможно, пилот действительно совершил ошибку, но такое совпадение по времени с отставкой Хрущёва наводит на размышления.

Маршал Бирюзов был в хороших отношениях с Хрущёвым, а учитывая, что министр обороны Малиновский к тому времени уже имел серьёзные проблемы со здоровьем (через два с половиной года он умер), то именно Бирюзов был реальным главой армии. Брежнев, Суслов и Косыгин имели основания его опасаться. Возможно именно поэтому маршал разбился так скоропостижно. И не исключено, что Бирюзов, как единомышленник Хрущёва, был также и противником вмешательства во вьетнамские дела. Слишком уж всё совпадает по времени.

После устранения Нго Динь Дьема, Кеннеди, Хрущёва и Бирюзова совместному проекту "Война во Вьетнаме" больше ничего не препятствовало, и подготовка к нему вышла в финальную стадию.

В феврале 1965 года председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин совершил поездку в Северный Вьетнам, и заключил ряд соглашений о советско-вьетнамском сотрудничестве, после чего советская помощь пошла во Вьетнам полным потоком. Северовьетнамские диверсанты атаковали американскую базу в Южном Вьетнаме, американцы ответили бомбардировками и переброской войск, и война началась. Как и было задумано.

В чём была выгода для советской стороны? Глядя на американцев, некоторые недобросовестные деятели советского военно-промышленного комплекса тоже пытались извлечь прибыль из Вьетнамской войны. Вот что пишет об этом Евгений Жирнов в статье "33 года советской помощи Вьетнаму" (Журнал "Коммерсантъ Власть", № 19 (271), 26.05.1998):

Советский ВПК в целом получил важный для себя и пагубный для страны опыт. Его руководители, в отличие от коллег-американцев, не получали сверхприбылей, но условия поставок "спецтехники" во Вьетнам создавали благоприятнейшую почву для масштабных махинаций. Поскольку оружие передавалось друзьям безвозмездно, никаких приемо-передаточных актов не составлялось. Вьетнамцы, возможно, и хотели бы наладить учет, но это вызвало бы осложнение отношений с Пекином.

До 1969 года, пока значительная часть поставок шла по железной дороге через Китай, бесследно исчезло немало эшелонов с оружием. Работавший корреспондентом "Правды" в Ханое Алексей Васильев рассказывал, что после нескольких случаев пропаж был проведен эксперимент. Вьетнамцам сообщили об отправлении из СССР несуществующего состава. И через положенное время они подтвердили его получение.

Вряд ли удастся установить, сколько материальных ресурсов было списано на производство техники для Вьетнама. Комитет народного контроля СССР еще в пятидесятые годы потянул ниточку, которая привела к миллиардным недостачам в ВПК. Но дело прикрыли, а любознательные контролеры получили менее ответственные посты. После Вьетнама сама мысль о такой проверке казалась кощунством - ВПК стал государством в государстве.

Но кроме чисто коммерческого, у войны во Вьетнаме был и геополитический аспект. Эта война позволила Советскому Союзу и Соединённым Штатам Америки создать врага для своего общего врага.

Политики могут обниматься и целоваться, произносить тосты о дружбе и братстве, и актёрствовать любыми другими способами, но это не имеет абсолютно никакого значения. Самые нежные отношения могут смениться зашкаливающей ненавистью. Послушайте, как жених и невеста признаются в любви перед свадьбой, а потом через несколько лет послушайте, какими словами они кроют друг друга после развода.

В политике нельзя рассчитывать на дружбу. Можно рассчитывать только на силу и на выгоду. Поэтому забудьте всё, что вы читали или смотрели по телевизору про "дружбу и братские отношения между двумя странами", "неформальные встречи без галстуков" и прочую пропагандистскую шелуху, и начинайте мыслить сугубо реалистически.

Самый опасный враг для любого государства - это его самый сильный сосед. Даже если сейчас с этим соседом - дружба и братство, то через двадцать лет там может полностью смениться политическая элита, и эта новая элита дружить может не захотеть, и начнёт враждовать. К такому развитию событий тоже надо готовиться.

Друг в политике - это враг моего врага. Если у самого сильного соседнего государства (а значит - и самого опасного потенциального врага) имеется с другой стороны ещё одно сильное государство, то ваш враг окажется между двух огней, и уже не сможет навредить вам так сильно, как мог это сделать раньше.

Самый сильный сосед бывшего Советского Союза (а теперь России) - это Китай. А учитывая, что Соединённые Штаты Америки считают Тихий океан зоной своих интересов, то в этом смысле Китай и для них - самый сильный сосед. Именно поэтому Китай являлся (и является сейчас) самым опасным государством и для СССР/РФ, и для США.

Причём для России Китай намного опаснее - потому что ближе. У Китая гигантское избыточное население и нехватка природных ресрусов, а у нашей страны имеются огромные территории с гигантскими природными ресурсами и недостаточным населением - Сибирь и Дальний Восток. И рано или поздно Китай захочет забрать их себе.

Сталин понимал опасность Китая. Когда в 1945-1949 годах в Китае шла гражданская война, СССР поддерживал обе стороны, чтобы они взаимно истребляли друг друга, и тем самым ослабляли Китай в целом. Из идеологических соображений СССР официально поддерживал китайских коммунистов во главе с Мао Цзэдуном, но при этом тайно поддерживал китайских националистов из партии Гоминьдан во главе с Чан Кайши.

Советский авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев, неоднократно встречавшийся со Сталиным, в своей книге "Цель жизни (Записки авиаконструктора)" вспоминает эпизод, когда Сталин показал ему длинный бумажный свиток с китайскими иероглифами, и пояснил: "-Получил письмо от Чан Кай-ши, просит помощи и совета, обращается ко мне "отец и учитель"… Вот еще ученичка бог послал, - иронически усмехнулся Сталин".

Несмотря на иронию, помощь была оказана. Бывший заместитель министра иностранных дел СССР Николай Трофимович Федоренко, который был переводчиком с китайского у Сталина, в статье "Сталин и Мао слушают... меня" (газета "Частная жизнь", № 3 за 2003 год) вспоминает, что "Чан Кайши был в то время "милее", надежнее. Отсюда большая помощь, оказываемая оружием, продовольствием, советниками и так далее".

Однако китайские коммунисты Гражданскую войну выиграли, и в результате СССР оказался у Китая в "ловушке дружбы". Коммунистам с коммунистами положено дружить, а друзьям надо помогать. И китайцы стали этим пользоваться на полную катушку. СССР строил в Китае заводы, в советских вузах обучали китайских специалистов, китайской армии поставлялось советское оружие. И тем самым СССР усиливал своего потенциального врага.

В конце 1950-х годов, уже при Хрущёве, Китай стал требовать у СССР технологию изготовления атомной бомбы, а до такой степени "дружить" с Китаем Советский Союз не мог себе позволить. В 1959 году СССР прямо отказал Китаю в предоставлении атомной бомбы, и начался "Советско-китайский раскол". В 1960 году СССР отозвал своих специалистов из Китая, а китайцы в 1960-е - 1970-е годы стали устраивать провокации на границе - китайские военные и гражданские лица незаконно переходили границу и устраивали столкновения с пограничниками (самый известный пограничный конфликт произошёл на острове Даманский в 1969 году).

Параллельно китайцы стали разрабатывать атомную бомбу своими силами, и первое китайское ядерное взрывное устройство было испытано 16 октября 1964 года, через два дня после отставки Хрущёва.

Ну а причём же здесь Вьетнам? А притом, что Вьетнам расположен к югу от Китая.

Вьетнам - это южный китайский сосед. А значит - потенциальный враг. В 1960-е годы у китайцев и вьетнамцев официально была дружба и братство, китайцы даже немного помогли вьетнамцам во время войны, но объективные законы геополитики никто не отменял - как только сосед становится сильным, он автоматически становится потенциальным врагом.

Длительная, затяжная война против одной из сильнейших армий мира (американской) позволяла вьетнамской армии, во-первых, получить для этой войны оружие (из СССР), а во-вторых, получить реальный боевой опыт. Нельзя научиться боксу, читая книжки. Надо участвовать в поединках, бить морды, и учиться терпеть, когда бьют по морде тебя. Только жёсткое противостояние с сильным противником делает воина воином.

В результате многолетней войны Вьетнам обрёл сильную, хорошо вооружённую и закалённую в боях армию, и таким образом, к середине 1970-х годов у Китая появился очень опасный враг.

И уже в 1979 году произошла Китайско-вьетнамская война - единственная в мировой истории война между двумя социалистическими государствами. В феврале 1979 года китайцы решили нанести по Вьетнаму упреждающий удар, и вторглись на вьетнамскую территорию, однако вьетнамцы проявили стойкость, выдержали удар, и к середине марта 1979 года изгнали китайские войска за пределы Вьетнама.

Таким образом, совместный советско-американский расчёт оправдался - получив у себя на юге сильный Вьетнам, Китай стал для СССР и США уже не так опасен, как раньше. Забегая вперёд, необходимо сказать, что в начале XXI века одного Вьетнама для сдерживания многократно усилившегося за это время Китая стало явно недостаточно, поэтому независимую РФ стали "поднимать с колен", дабы она стала хоть каким-то противовесом Китаю, или, по крайней мере, сама ему не досталась. Но это уже другая история...

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы:

Война во Вьетнаме, которая со стороны казалась геополитическим противостоянием СССР и США, в действительности представляла собой плодотворное и взаимовыгодное со всех точек зрения сотрудничество.

Американский и советский военно-промышленные комплексы получили на этой войне гигантское государственное финансирование (а конкретные люди получили конкретно большие деньги). Главным итогом войны стало создание мощного геополитического противовеса Китаю, что было выгодно и для СССР, и для США.

Если бы между СССР и США официально существовали дружеские отношения, война во Вьетнаме была бы в принципе невозможной, и не были бы достигнуты вышеперечисленные цели.

Отсюда делаем главный вывод: иногда открытая вражда и при этом тайная дружба бывают намного выгоднее, чем открытая дружба.

И наконец, как говорится, на закуску, два интересных факта.

1. Вот как начинается (в переводе на русский язык) Декларация независимости Демократической Республики Вьетнам, зачитанная Хо Ши Мином в Ханое 2 сентября 1945 года:

Соотечественники по всей стране!

«Все люди созданы равными, они наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к которым относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Это бессмертное заявление было сделано в Декларации независимости Соединенных Штатов Америки в 1776 году. В более широком смысле это означает следующее: Все народы на земле равны от рождения, все народы имеют право на жизнь, быть счастливыми и свободными.

"Это бессмертное заявление было сделано в Декларации независимости Соединенных Штатов Америки в 1776 году". Вы понимаете, кто это говорит? Это говорит Хо Ши Мин - выпускник Коммунистического университета трудящихся Востока имени И. В. Сталина, руководитель Коммунистической партии Индокитая. И вот этот главный вьетнамский коммунист начал Декларацию независимости своей страны с цитирования Декларации независимости Соединённых Штатов!

2. В 1944 году во Вьетнам была направлена миссия американского Управления стратегических служб (УСС, в 1947 году преобразовано в ЦРУ) во главе с майором Архимедом Патти (Archimedes L. A. Patti) для установления и поддержания контактов с Хо Ши Мином.

Такие контакты были установлены, и главный вьетнамский коммунист стал получать помощь от американской разведки. Об этом, например, написано в статье Уильяма Джаспера "Семь мифов о Вьетнамской войне" из американского журнала "The New American", где рассматриваются малоизвестные подробности тех событий, и разоблачаются многие стереотипные представления о войне ("Seven Myths About the Vietnam War". The New American Magazine, March 25, 2002 | William F. Jasper):

Во время Второй мировой войны американское УСС забрасывало его [Хо Ши Мина] деньгами, оружием, продовольствием, оборудованием и информацией... УСС, как впоследствии и ЦРУ, было переполнено обманщиками, левыми, социалистами, и даже коммунистами, и Хо был им симпатичен. С одной стороны, ему помогало УСС в лице генерала Филиппа Галлагера, полковников Эдварда Лансдэйла и Джорджа Шелдона, майора Архимеда Патти и майора Уильяма Стивенса, а с другой стороны, ему помогал Сталин.

Вот и пойми после этого, где начинаются американцы и заканчиваются коммунисты, и где начинаются коммунисты и заканчиваются американцы… Самый главный секрет политики заключается в том, что любые внешние её проявления, всё, что лежит на поверхности и кажется на первый взгляд очевидным, в действительности предназначено для маскировки других, реальных действий. И ещё - политика намного грязнее, чем она кажется.

Афганистан и Никарагуа. Как договорились ЦРУ и КГБ

Андропов сделал все, чтобы наши войска вторглись в Афган. 

Максим Калашников, писатель 


Бесспорно, самыми заинтересованными в вводе наших войск в Афганистане были американцы. 

Валентин Варенников, генерал армии 


У меня есть прямое доказательство, что Соединенные Штаты Америки фактически содействуют и потакают злым силам коммунизма. 

Анастасио Сомоса Дебайле, президент Никарагуа

В 1979 году произошли два события, внешне, казалось бы, не связанные между собой - в Никарагуа победила Сандинистская революция, а в Афганистан были введены советские войска. И хотя события эти общеизвестны, почти никто не обращает внимания на некоторые подробности, указывающие на закулисное сотрудничество КГБ и ЦРУ. И в Никарагуа, и в Афганистане были проведены хорошо скоординированные действия с обеих сторон, которые привели в итоге к многолетним вооружённым конфликтам.

Сначала рассмотрим историю с вводом наших войск в Афганистан.

Ключевые фигуры тех событий, которые привели к вводу советских войск в Афганистан в 1979 году - это Нур Мохаммад Тараки и Хафизулла Амин, один за другим занимавшие должность Генерального секретаря ЦК Народно-демократической партии Афганистана и председателя Революционного совета Афганистана в 1978-1979 годах. Начнём с Амина.

Родившийся в 1929 году в семье начальника провинциальной тюрьмы, Хафизулла Амин получил высшее образование, и стал работать в столице Афганистана Кабуле в лицее "Ибн Сина". В 1957 году на него обратили внимание какие-то американцы, находившиеся в Афганистане (а в то время находиться там могли или дипломаты, или разведчики, работающие под видом дипломатов), и Хафизулле Амину предложили бесплатно учиться в Америке, да ещё и получать американскую стипендию. И 28-летний Амин отправился в Соединённые Штаты.

Хафизулла Амин находился в США с 1957 по 1965 год с небольшим перерывом (возвращался на некоторое время в Афганистан в 1962 году), и учился сначала в Колумбийском университете, а затем в Университете Висконсина.

Теперь смотрим на даты: Амин поступил в Колумбийский университет в 1957 году, а в 1958 году в это же учебное заведение прибыли советские "студенты" Олег Калугин и Александр Яковлев.

Генерал Калугин в статье "How We Invaded Afghanistan" ("Как мы захватили Афганистан") опубликованной 11 декабря 2009 года в американском журнале "Foreign Policy", сообщает о том, как он приезжал в Афганистан в августе 1978 года вместе с начальником Первого главного управления (ПГУ) КГБ Владимиром Крючковым

Эти два руководителя внешней разведки КГБ встречались с главой Афганистана Нур Мохаммадом Тараки и с Хафизуллой Амином (в то время он был заместителем Тараки). При встрече с Амином, как пишет Калугин, "когда выяснилось, что мы оба учились в Нью-Йорке в Колумбийском университете, мы поладили сразу. Мы говорили друг с другом по-английски, и вспоминали часто посещаемые и знакомые места".

Учитывая, что Колумбийский университет был не просто учебным заведением, а местом, где присматривались к иностранным студентам, с которыми планировалось в будущем поддерживать неофициальные контакты, Хафизуллу Амина туда взяли не просто так.

Принципиальная разница в его положении по сравнению с Калугиным и Яковлевым заключалась в том, что если советские "студенты" были направлены туда советским государством, и являлись представителями партийного аппарата (инструктор ЦК КПСС Яковлев) и КГБ (оперуполномоченный центрального аппарата ПГУ Калугин), то педагог Хафизулла Амин афганское государство не представлял, и был отобран для учёбы самими американцами.

Зачем же американцы расщедрились, и взяли его учиться в такое место за свой счёт? Единственное разумное объяснение в данном случае - они хотели в дальнейшем его использовать как своего агента. Есть ли какие-либо подтверждения такой версии? Вот отрывок из книги генерал-майора КГБ в отставке Вячеслава Сергеевича Широнина "КГБ-ЦРУ - Секретные пружины перестройки" (хотя книга написана в стиле "не виноватые мы, это ЦРУшники сами устроили", интересные сведения там всё же попадаются):

Документальные материалы свидетельствовали, что Амин давно вошел в контакт с американской разведкой... Стало известно, что во время учебы Амина в США с ним поддерживали тесные отношения сотрудники ФБР, а затем ЦРУ.

А вот что пишет в книге "Трагедия и доблесть Афгана" участник войны в Афганистане генерал-майор Александр Антонович Ляховский:

В июне 1977 г. после объединительной конференции, состоявшейся в Джелалабаде, лидеры "Хальк" и "Парчам" подписали "Заявление о единстве НДПА", а вскоре состоялось объединительное заседание их центральных комитетов...

В ходе заседания X. Амину и С. Хашеми было предъявлено обвинение в их связях с ЦРУ во время нахождения в США. Зачитывались документы о получении ими денежных средств от этого ведомства. Однако X. Амину тогда удалось выкрутиться. Он заявил, что просто играл с ЦРУ, так как ему надо было закончить учебу в США, а жить было не на что (стенограмма этого заседания долгое время хранилась в ЦК КПСС у Р. А. Ульяновского).

Как видим, документальные доказательства получения Амином денег от ЦРУ имелись ещё в июне 1977 года (если не раньше). И когда Крючков и Калугин беседовали с Амином, они уже знали, с кем имеют дело. Это доверчивым афганцам Амин мог наплести, что он "играл с ЦРУ", потому что "жить было не на что", а наших разведчиков такими слезами не проймёшь, и если они смогли найти документы о получении денег Амином, то знали и том, что ему полагалась стипендия от американского правительства. В связи с этим, якобы случайно заведя разговор о Колумбийском университете, Калугин просто проверял реакцию собеседника. И тот, надо сказать, проявил чудеса самообладания, с восторгом начав предаваться воспоминаниям о знакомых местах.

Но самое важное здесь - это не психологическая устойчивость Амина, а то, что уже в 1977 году (если не раньше), руководство КГБ и Международного отдела ЦК КПСС (Р.А. Ульяновский - зам.зав. этим отделом) знало о том, что Хафизулла Амин - агент ЦРУ. И тогда тем более странными выглядят действия КГБ и партийной верхушки в 1978-79 годах, но об этом чуть позже.

Ещё один важный факт - с 1961 года в Колумбийском университете работал Збигнев Бжезинский, будущий помощник президента США по вопросам национальной безопасности, один из разработчиков американской политики в Афганистане. Неизвестно, встречался ли в 1961-62 годах Амин с Бжезинским, но такая возможность у них была.

Окончательно вернувшись из США в 1965 году, Хафизулла Амин стал преподавателем Кабульского университета, в 1966 году вступил в Народно-демократическую партию Афганистана (НДПА), основанную 1 января 1965 года, и стоявшую на марксистско-ленинских позициях. В 1977 году Амин стал членом ЦК НДПА.

Учитывая, что до отъезда в США Хафизулла Амин марксизмом-ленинизмом не интересовался, можно сделать вывод, что в марксистско-ленинскую партию он вступил не по собственной воле, а по заданию своих кураторов из ЦРУ.

Но ещё более интересен другой факт: основатель и Генеральный секретарь ЦК НДПА Нур Мохаммад Тараки тоже стал марксистом только после того, как вернулся из Америки! В 1953-55 годах он работал пресс-секретарём посольства Афганистана в США, затем, в 1955-1958 годах был переводчиком в "Заморской миссии США" в Кабуле, в 1962-63 - переводчиком посольства США в Афганистане.

Описывая краткую биографию Нур Мохаммада Тараки, Хасан Какар, лично знакомый с Тараки, в своей работе "Афганистан. Советское вторжение и афганский ответ, 1979-1982" (Hassan Kakar, "Afghanistan. The Soviet Invasion and the Afghan Response, 1979-1982") пишет, что до отъезда в США Тараки не показывал никаких признаков того, что он марксист, а вернувшись из Америки, и работая у американских дипломатов переводчиком, он вдруг стал коммунистом.

Получается, что как укус Дракулы превращает нормального человека в вампира, так и поездка в Америку превращает афганца в марксиста.

Шутки шутками, но совпадения очень подозрительные - и Тараки, и Амин стали марксистами именно после возвращения из Америки. Следует учитывать, что в миссиях и посольствах значительная часть (а иногда и большинство) дипломатических сотрудников - это разведчики, работающие под дипломатическим прикрытием, и по этой причине Нур Мохаммад Тараки, будучи переводчиком, контактировал с ЦРУшниками каждый день.

В период с марта по сентябрь 1963 года переводчик американского посольства Тараки занимается тем, что создаёт в Афганистане марксистские кружки, в которые объединяет противников монархического строя. Деятельность переводчика Тараки чем-то напоминает деятельность переводчика Рейнштейна, которого директор Федерального резервного банка Нью-Йорка Уильям Томпсон привёз в августе 1917 года в Петроград, а после своего отъезда в декабре 1917 года оставил Ленину в качестве секретаря. Как и у Рейнштейна, у Тараки тоже наступил момент ухода в формально самостоятельное плавание.

В сентябре 1963 года Нур Мохаммад Тараки уволился из американского посольства, и создал "Руководящий комитет" по созданию революционной партии. А затем Тараки поехал в СССР, но вовсе не для того, чтобы осматривать достопримечательности, а для встречи с ответственными работниками ЦК КПСС - его принял заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Ростислав Александрович Ульяновский.

Знал ли товарищ Ульяновский, что беседует с только-только уволившимся сотрудником американского посольства? Сейчас факт работы Тараки в американских дипломатических представительствах общеизвестен, и упоминается во всех его биографиях. Но в ту пору биографии Тараки ещё в газетах не печатались, и книги про него не писали.

Зато для получения визы надо было обратиться в советское посольство, и заполнить анкету с указанием всех предыдущих мест работы. А потом эту анкету проверяли на достоверность товарищи из резидентуры КГБ. А учитывая, что в ЦК КПСС кого попало не пускали, сотрудники КГБ просто обязаны были проверить Тараки с особой тщательностью, поэтому факт работы у американцев ему скрыть бы никак не удалось. Но визу всё-таки дали, и к товарищу Ульяновскому пропустили.

Более того, после возвращения из СССР Тараки стал поддерживать неофициальные контакты с резидентурой КГБ в Кабуле.

В докладной записке в ЦК КПСС от 21 июня 1974 года (подписано зам. зав. Международным отделом Р. Ульяновским) прямо сказано: "Руководители прогрессивных политических организаций Афганистана Кармаль Бобрак ("Парчам") и Нур Тараки ("Хальк"), поддерживающие неофициальные контакты с ЦК КПСС через резидента Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР в Кабуле…".

Неужели резиденты Комитета госбезопасности, поддерживавшие контакты с Тараки, не проверили его биографию, и не выяснили, где он работал до сентября 1963 года?

Такая вот интересная игра получилась - сотрудник американского посольства создавал в Афганистане марксистско-ленинскую революционную партию, а советские товарищи радостно приветствовали революционный энтузиазм афганских народных масс, и притворялись, будто не понимают, кто этот главный афганский "революционер" на самом деле.

Складывается такое впечатление, что бывшие работники КГБ в своих мемуарах так сильно акцентируют внимание на Хафизулле Амине только для того, чтобы никто даже не думал покопаться в биографии Нур Мохаммада Тараки.

После визита в СССР Тараки активизировал работу по созданию революционной партии, наконец создал партию НДПА в 1965 году, а в 1966 году туда вступил другой афганец, превратившийся в марксиста после пребывания в Америке - Хафизулла Амин. Но из-за традиционной для Афганистана клановой системы НДПА в 1967 году раскололась на фракции "Хальк" и "Парчам", которые перегрызлись между собой, и революция у них никак не получалась. И не только из-за раскола. Успешная революция бывает там и тогда, где и когда иностранные заказчики покупают обе противоборствующие стороны - и "охранку", и революционеров, и те начинают действовать совместно и согласованно. А вот афганскую "охранку" купить не удалось.

А если не получается купить "охранку", приходится покупать армию.

16-17 июля 1973 года, пока афганский падишах (у нас его почему-то называют "король") Мухаммед Захир-Шах находился в Италии, в Кабуле произошёл военный переворот, и власть захватила группа армейских офицеров, руководил которыми генерал-лейтенант в отставке, бывший премьер-министр и министр обороны Афганистана, двоюродный брат падишаха Сардар Али Мухаммед Ламари бин Мухаммед-Азиз Дауд-Хан (в литературе обычно это длинное имя сокращают, и пишут Мухаммед Дауд). Монархию в Афганистане упразднили, провозгласили республику, и Дауд стал премьер-министром, а затем президентом.

На заинтересованность Советского Союза в этом перевороте указывают следующие факты:

1) главную роль в военном перевороте сыграл батальон "коммандос" (спецназа), который взял штурмом королевский (падишахский) дворец. Командиром батальона был Файз Мухаммед, который в 1969-1970 годах учился в СССР на специальных курсах для подготовки офицеров воздушно-десантных войск. Не только ЦРУ присматривается к иностранным студентам и курсантам;

2) уже 19 июля 1973 года СССР признал Республику Афганистан - одним из первых;

3) Мухаммед Дауд, хотя и был благородного происхождения, но при этом - сторонником социализма. Возглавив Афганистан, он стал проводить мероприятия социалистического характера - были национализированы крупные частные компании, все частные банки, в 1975 году был принят закон о земельной реформе - "излишки" земли изымались у землевладельцев (почти что "раскулачивание"). В 1977 году в стране была создана однопартийная система по советскому образцу, когда разрешалась единственная партия - Партия национальной революции, все газеты, кроме государственных и принадлежавших правящей партии, были запрещены, а все остальные партии, включая НДПА во главе с "марксистами американского происхождения" Тараки и Амином, были поставлены вне закона;

4) несмотря на продвигаемый в литературе миф о том, что в правление Дауда отношения с Советским Союзом якобы ухудшились, в действительности всё было совсем наоборот - отношения между двумя странами стали улучшаться, причём настолько, что в 1975 году Дауд пригласил в страну советских военных советников - и это за четыре года до ввода советских войск в Афганистан!

Главным советским военным советником в Афганистане в 1975-1979 годах был генерал-лейтенант Горелов Лев Николаевич. Вот фрагменты из интервью Л.Н. Горелова (опубликовано на сайте artofwar.net.ru, взято в августе 2006 года, интервьюер - Артём Шейнин, расшифровка и опубликование - Андрей Грешнов, Дмитрий Бабкин, Сергей Скрипник):

"В первую очередь мне сказал Дауд: "Основной противник у нас - это Пакистан. Положение усугубляется тем, что от нас ушли те, кто поддерживал Захир-Шаха. Они ушли в Пакистан, сейчас там и формируются. Словом, основной противник - это Пакистан, которому помогает Америка, поддерживает его во всех антиафганских "начинаниях".

"ВОПРОС: Вы часто встречались с Даудом. На тот момент он уже чётко определился, что его военный партнёр - это Советский Союз? На тот момент как Дауд относился к западным странам, Европе, США? Насколько Вы его оцениваете верным союзником Советского Союза?

ГОРЕЛОВ: Сложилось такое впечатление. Таково было первое впечатление в самом начале работы, когда мы встречались много. И уже в последствии, когда мы с послом ходили к нему. Он очень тепло и дружески отзывался об СССР во всех наших разговорах.
Ну, вы знаете, что в Афганистане от гвоздя до самолета - все из Советского Союза. А те, кто управлял техникой, они тоже - танкисты, вертолетчики - учились у нас. Летчики учились у нас все поголовно. И Дауд, искренне - не искренне, но завязан был на тесном сотрудничестве с Советским Союзом. Что у него в сердце было, трудно сказать, но отношение, к нам, к военным советникам, к советским людям, к Советскому Союзу было самое хорошее. Но, потом, позже уже, мы узнали (по данным разведки), что он входил в контакт с американцами. Но это была закрытая информация. Она исходила сугубо от разведчиков. А так, мы не чувствовали, что он ориентируется на другие страны.

ВОПРОС: А какие-нибудь другие иностранные советники были?
ГОРЕЛОВ: Нет, других иностранных советников не было.

ВОПРОС: То есть, получается, что Афганистан при Дауде был вполне ориентирован на Советский Союз?
ГОРЕЛОВ: Совершенно правильно. И надо было развивать это сотрудничество ещё сильнее. Но мы потом насторожились, когда узнали, что, все-таки, есть у него контакты с представителями других государств. Один раз принял посла (США), второй раз принял посла... Может быть, это и была дипломатия, но пошли данные, что он идет на контакт с американцами. Прямых таких данных, подтверждающих это, не было. На разрыв с Советским Союзом и вообще на ухудшение отношенийнамеков не было. Наоборот, в военном отношении он у нас много чего просил".

Обратите особое внимание - отношения Дауда с Советским Союзом абсолютно нормальные и конструктивные, а какие-то "разведчики" упорно внушают, что Дауд идёт на контакт с американцами, хотя объективно это ему не выгодно.

То, что Дауд принял американского посла - это, как правильно отмечает Л.Н. Горелов, дипломатия (если посол просит принять - отказать ему, значит нанести оскорбление великой державе), но зато "исходила сугубо от разведчиков" информация о каких-то тайных контактах. И проверить эту информацию - истинная она или ложная, невозможно.

Что это были за разведчики, пытавшиеся посеять недоверие к Дауду?

Генерал Горелов это не уточняет, но зато другой генерал, служивший в Афганистане в 1980-82, 1985-86 и 1987-89 годах, последний командующий 40-й армией в Афганистане генерал-полковник Борис Всеволодович Громов о такого рода разведчиках и о достоверности получаемой от них информации высказывается вполне определённо. Вот отрывки из его книги "Ограниченный контингент":

"Очевидно, не навоевавшись со своими соотечественниками, кабинетные деятели КГБ стремились во что бы то ни стало проявить доблесть в Афганистане. Вот только для того, чтобы кто-то из них продырявил лацкан своего пиджака для очередного ордена, солдаты и офицеры 40-й армии должны были рисковать жизнью.

Чекисты явно «подмочили» в Афганистане свою репутацию. На моей памяти они больше десяти раз докладывали в Москву о том, что Масуд ими ликвидирован, после чего он появлялся то в одном, то в другом районе страны. Наверное, Ахмад Шах не читал рапорта представителей КГБ относительно собственной персоны".

"Офицеры внешней разведки КГБ работали по-крупному... Несмотря на особое положение, которое всегда занимала внешняя разведка, военное командование в Кабуле очень осторожно относилось к информации, исходившей от сотрудников этого ведомства. Они нередко ориентировались только на свои интересы. Пытаясь защитить честь мундира, люди из внешней разведки иногда умудрялись даже объективные данные радиоперехвата и аэрофотосъемки интерпретировать таким образом, чтобы подтвердить выводы, к которым пришли их московские начальники. В таких случаях представитель КГБ СССР докладывал в Москву имевшиеся у него сведения, даже не проинформировав о них командование 40-й армии.

... Как правило, позже, при более внимательном анализе и детальной проверке, выяснялось, что сведения сотрудников КГБ СССР, мягко говоря, не соответствуют действительности".

"Я не исключаю, что некоторые доклады разведки, ложившиеся на стол большим московским начальникам, на самом деле оказывались бредом какого-нибудь обкурившегося анашой душмана".

С достоверностью сведений, уходивших в Москву от разведчиков из КГБ, всё понятно, но главное - обратите внимание на следующие слова генерала Громова: "Они нередко ориентировались только на свои интересы""чтобы подтвердить выводы, к которым пришли их московские начальники". Если московские начальники в каких-то своих интересах пришли к выводам, что Дауд - нехороший человек, и его надо убрать, соответственно, разведчики из КГБ поставляли именно такую информацию, которая была угодна начальству, и создавала негативное мнение о Дауде, и тем самым в каких-то своих интересах КГБ представлял его как тайного врага Советского Союза.

А тем временем, пока товарищи из КГБ компрометировали Дауда, "марксисты американского происхождения" Тараки и Амин не дремали, вербовали себе сторонников в афганской армии, и готовили военный переворот. Он произошёл 27 апреля 1978 года, и получил название "Апрельская революция".

Началась эта "революция", как и положено, с провокации. Только в отличие от "Кровавого воскресенья", в данном случае решили для затравки убить всего одного человека - одного из лидеров фракции "Парчам" Мир Акбар Хайбара. Сразу же по Кабулу стали распускать слухи, что неизвестные лица, которые убили Хайбара, сделали это по приказу Дауда.

Однако, если бы какой-нибудь человек вдруг "включил голову", то стало бы совершенно очевидно, что убивать Хайбара Дауду не было никакого интереса. Если уж убивать, то Тараки и Амина. А вот у этих двух товарищей как раз был интерес убить Хайбара. Дело в том, что Тараки и Амин принадлежали к фракции "Хальк", открыто враждовавшей с фракцией "Парчам", возглавляемой Бабраком Кармалем и Хайбаром.

Но когда все кричат одно и то же, голову включать как-то не принято, и поэтому значительная часть населения поверила, что убийство совершено по приказу "кровавого диктатора" Дауда. После похорон Хайбара в Кабуле прошли массовые демонстрации протеста против "режима Дауда" (как организуются такие акции протеста, уже было написано в предыдущей главе).

Мухаммед Дауд, как человек догадливый, 25 апреля приказал арестовать всех лидеров НДПА. У Дауда был бы шанс уцелеть, если бы сотрудники его службы безопасности по каким-то причинам не замешкались с арестом Амина, и взяли его на 4 часа позже намеченного времени, ночью 26 апреля. За эти 4 часа Амин успел передать через своего сына приказ заговорщикам в армии, и утром 27 апреля 1978 года президентский дворец окружили танки, начали его обстрел, а затем по президентскому дворцу нанесли бомбовый удар самолеты, после чего его взяли штурмом, а Дауда убили.

Самое интересное, что "революция" могла бы закончиться неудачей, если бы не внезапное решение советской стороны помочь заговорщикам. Вот как рассказывал об этом главный военный советник в Афганистане генерал-лейтенант Л.Н. Горелов (в интервью, опубликованном на сайте artofwar.net.ru):

Сама революция началась...переворот, не революция... так. Посол поехал на аэродром. Я сейчас не помню, он кого-то встречал, я был в посольстве. И вдруг, говорят, танки вошли в Кабул и сделали несколько выстрелов по министерству обороны и дворцу. Мы в недоумении. Я начинаю выходить на связь с советниками. Они говорят - да, получили приказ. Одна бригада в готовности выйти в Кабул. Другая (пятый батальон 15-ой бригады) уже вышел в Кабул. Приезжает посол, говорит: "Стрельба, везде стрельба". Ни он не знал об этом, ни наши органы не знали. Они так сработали, и "Хальк" и "Парчам", что мы ничего ровным счетом не знали. Я, к примеру, не знал и посол не знал - это точно. Потом приезжает уже от них представитель Тараки: "Атаковали дворец, успеха не имеем, что делать?"
Ну что делать? Посол говорит мне: "Давай..."
Я говорю: "Имею право давать?"
"Да" - он мне даёт право говорить с Кадыром. Представитель Тараки - именно Кадыр. Он возглавлял военную операцию, он.
Я им говорю: "Отводите войска от дворца и наносите авиационные удары".
Они нанесли удар звеном, и группа офицеров после этого ворвалась во дворец. Дауд выставил, выстроил всю семью и своих приближенных во дворце. Когда офицер афганской армии сказал: "сдавайтесь", двоюродный брат Дауда, который стоял в том строю, выстрелил в этого офицера. Тогда те, кто пришли, группа из 5- 6 человек, всех их перебили, Дауда убили и всю семью, и всех остальных. Вот так убирали Дауда.

Из этого рассказа можно выделить два главных момента: 1) военный переворот был для советской стороны неожиданностью, и афганские марксисты в известность наших не поставили; 2) тем не менее, после того, как стало ясно, что у заговорщиков ничего не получается, посол А.М. Пузанов фактически поручил генералу Горелову взять на себя руководство переворотом, и тот уже сам приказал афганцам-заговорщикам бомбить дворец, что и привело к победе.

Получается, что решение о поддержке заговорщиков было принято в течение максимум нескольких часов, прошедших с начала стрельбы. Сильно сомневаюсь, что посол взял бы на себя личную ответственность поддержать заговор - скорее всего, он успел связаться с Москвой, и ему дали добро на вмешательство на стороне "революционеров". А в Москве отношение к Дауду формировалось на основании недостоверной информации КГБ.

Сущность "Апрельской революции" наиболее реалистично выразил генерал А.А. Ляховский в книге "Трагедия и доблесть Афгана":

Однако существует версия, согласно которой М. Хайбара убили С. Д. Тарун и братья Алемьяр по распоряжению X. Амина, так как в руках М. Хайбара (со стороны "Парчам") находились все нити руководства работой НДПА в армии, а X. Амин являлся как бы его заместителем в этой деятельности. Стремясь захватить лидерство, он и предпринял шаги по устранению конкурента… Таким образом, согласно этой версии, именно X. Амин своими действиями создал условия для свержения М. Дауда, а если предположить, что X. Амин действительно сотрудничал с ЦРУ и действовал по его указанию, то становится очевидным, кто на самом деле явился организатором военного переворота в Афганистане, а в последующем провел стратегическую операцию по втягиванию Советского Союза в региональный конфликт на Среднем Востоке.

Победившие заговорщики из партии НДПА провозгласили Афганистан Демократической Республикой, и объявили о намерении строить социализм. В один и тот же день, 30 апреля 1978 года, новые власти Афганистана были признаны и Советским Союзом, и Соединёнными Штатами Америки.

Всю власть в стране взял Революционный совет Афганистана, его председателем и премьер-министром Афганистана стал Нур Мохаммад Тараки, его первым заместителем и одновременно министром иностранных дел - Хафизулла Амин, заместителем - Бабрак Кармаль (которого вскоре сместили с должности и отправили послом в Чехословакию).

Итак, лидер победивших революционеров товарищ Тараки - бывший сотрудник американского посольства (о чём товарищи из Москвы знают как минимум с 1963 года), а его первый заместитель товарищ Амин - агент ЦРУ (о чём товарищи из Москвы знают как минимум с июня 1977 года). И вот этих двух "марксистов американского происхождения" Москва поддержала в самый критический момент, когда их заговор мог сорваться. Так и хочется спросить: что это - глупость или измена? Глупых людей в руководстве КГБ и ЦК КПСС не было.

Неизвестно, знал ли Брежнев о связях Тараки и Амина с американцами, но в КГБ и в Международном отделе ЦК об этом знали, и располагали документальным подтверждением, о чём уже говорилось выше. Получалась интересная ситуация - советские товарищи целенаправленно проталкивали американских агентов к власти, заведомо зная о том, что это американские агенты. Для чего же это было нужно?

Афганистан - это страна исламская, причём такая, в которой ислам существует в самых фанатичных его формах. А самые уважаемые люди в исламском обществе - это представители мусульманского духовенства. Любые действия против мусульманского духовенства в исламской стране неизбежно вызовут недовольство у большинства населения, и тогда это население будет очень легко сорганизовать с целью совершения антиправительственных действий. Тараки и Амин, хотя и жили некоторое время в США, но всё же были коренными афганцами, и народ свой знали. Поэтому нельзя сказать, что они всё делали по глупости - тут был точный расчёт.

22 сентября 1978 года Нур Мохаммад Тараки объявил мулл и вообще всех мусульманских религиозных авторитетов врагами государства. Тогда, в октябре 1978 года, муллы, пользуясь своим влиянием на население, устроили беспорядки в Кандагаре, и руководимая ими толпа разгромила резиденцию губернатора и другие административные здания, водрузила зелёный флаг вместо красного, расправилась с несколькими десятками партийных деятелей НДПА, и для подавления беспорядков пришлось привлекать военные части.

Обратите внимание - в августе 1978 года в Афганистан приезжают Крючков и Калугин, встречаются с Тараки и Амином, а в сентябре Тараки начинает провоцировать на антиправительственные выступления мусульманское духовенство. Совпадение?

Затем Тараки объявил о том, что всех афганских женщин будут обучать грамоте. А это противоречило традициям исламского общества. В результате 12 марта 1979 года в Герате муллы собрали народ на митинг против обучения женщин, после чего повели народ громить местную резиденцию губернатора. Затем был устроен бунт в расквартированной в Герате 17-й дивизии, и тогда Тараки попросил главного военного советника Горелова "оказать помощь по земле и по воздуху" - то есть, по-восточному витиевато, попросил устроить бомбардировки и ввести советские войска в Афганистан для подавления бунта.

Советские военные советники находились в Афганистане ещё с 1975 года (в количестве 550 человек), но задача советников - консультирование, методическая помощь, планирование операций, помощь в боевой подготовке, но не участие в боях. А Тараки просил именно участия наших войск в боевых действиях против бунтующих мусульман (которых он сам же на бунт и спровоцировал).

Чем грозил ввод наших войск, предсказать было несложно - если даже попытка обучить женщин грамоте вызывает такую бурную реакцию, то что же будет, если в страну войдут "неверные" и начнут убивать правоверных мусульман. Что будет? Джихад будет!

Получается, что бывший переводчик американского посольства, пришедший к власти с советской помощью, имел своей задачей вызвать войну между СССР и исламистами. Генерал армии Валентин Иванович Варенников, который в 1984-1989 гг. был начальником Группы управления Министерства обороны СССР в Афганистане, в своей книге "Неповторимое" прямо пишет, что "самыми заинтересованными в вводе наших войск в Афганистане были американцы""Вашингтон через ЦРУ сделал все, чтобы спровоцировать такой ввод". А тем временем из Пакистана и Ирана в Афганистан горными тропами переходили отряды мусульманских боевиков для помощи афганским единоверцам.

17 марта 1979 года для обсуждения просьбы Тараки собралось Политбюро ЦК КПСС. Член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Андрей Павлович Кириленко, человек сугубо гражданский, на этом заседании удивительно точно предсказал, к чему приведёт ввод наших войск:

Возникает вопрос, с кем же будут воевать наши войска, если мы их туда пошлем. С мятежниками, а к мятежникам присоединилось большое количество религиозников, это мусульмане, и среди них большое количество простого народа. Таким образом, придется воевать в значительной степени с народом…

Если народ восстанет, то кроме лиц, прибывших из Пакистана и Ирана, которые в значительной степени относятся к числу террористов и мятежников, среди масс, с которыми придется иметь дело нашим войскам, будут простые люди Афганистана… это поклонники религии, поклонники ислама.

Политбюро решило помочь афганскому правительству оружием и продовольствием, но войска не посылать, при этом развернуть на всякий случай две дивизии на границе с Афганистаном.

Что характерно, ни о каких связях Тараки и Амина с американцами на заседании Политбюро, судя по его рабочей записи (т.е. стенограмме), не говорилось. Таким образом, можно сделать вывод, что КГБ и Международный отдел ЦК КПСС эту информацию от Политбюро скрывали. Андропов, присутствовавший на заседании, тоже об этом промолчал.

Но при этом некоторые члены Политбюро интуитивно стали подозревать что-то неладное. Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин сказал: "все-таки, что ни говорите, как Тараки, так и Амин, скрывают от нас истинное положение вещей… Люди они, видимо, хорошие, но все-таки многое они от нас утаивают. В чем причина, понять трудно".

На следующий день Политбюро снова обсуждало ситуацию, и министр обороны Д.Ф. Устинов сказал, что теперь о помощи, помимо Тараки, попросил ещё и Амин.

А дальше самое интересное. Андропов заявил, что "нам нужно очень и очень серьезно продумать вопрос о том, во имя чего мы будем вводить войска в Афганистан… мы можем удержать революцию в Афганистане только с помощью своих штыков, а это совершенно недопустимо для нас". Это абсолютно расходится со всеми его последующими действиями, но тогда то ли Юрий Владимирович, видя, что всё Политбюро против ввода войск, решил присоединиться к большинству, то ли его подчинённые просто водили шефа за нос и не всё ему рассказывали, иначе он не стал бы выступать против того, к чему вели все действия Первого главного управления КГБ.

Напомним, что во время событий в Польше вопрос о смещении Герека решили какие-то "люди Андропова", позвонившие Брежневу в обход своего начальника. Здесь - аналогичная ситуация. Внешняя разведка КГБ и примкнувший к ней Международный отдел ЦК КПСС вводили своё начальство в заблуждение, компрометируя Дауда, утаивая информацию об американских связях Тараки и Амина, и помогая им прийти к власти с какими-то целями, которые включали ввод советских войск в Афганистан и столкновение с исламистами.

Что могло сподвигнуть внешнюю разведку КГБ и Международный отдел ЦК на совместные действия, которые явно не отвечали интересам СССР, но при этом соответствовали интересам американцев? Понятно, что непосредственные участники этих мероприятиий никогда и никому не скажут всю правду, но предположение сделать можно.

По словам американского экономиста Пола Хейне, "В любом обществе, широко использующем деньги, почти каждый человек предпочитает иметь их побольше... Последнее обстоятельство сильно помогает предсказывать человеческое поведение".

В СССР существовала практика оказания материальной помощи коммунистическим и рабочим партиям зарубежных стран. О том, как эта материальная помощь оказывалась, подробно написано в книге бывшего Генерального прокурора России В. Г. Степанкова и его заместителя Е. К. Лисова "Кремлёвский заговор. Версия следствия" (глава "Деньги для "призрака коммунизма").

После поражения ГКЧП в августе 1991 года в здании ЦК КПСС в течение трёх дней уничтожались документы, но всё уничтожить не удалось, и значительная часть документов, имевших отношение к финансовым вопросам деятельности КПСС, была изъята следствием. На основании материалов уголовного дела В. Г. Степанков и Е. К. Лисов показывают механизм финансирования зарубежных коммунистических партий.

Существовал Международный фонд помощи левым рабочим движениям, куда КПСС по решениям Политбюро ежегодно вносила денежные суммы от 20 до 22 миллионов долларов. Из этого фонда передавались деньги коммунистическим и рабочим партиям 73 стран. Управлялся этот фонд Международным отделом ЦК КПСС. Кроме того, Политбюро регулярно принимало отдельные решения о выделении денег не только в этот фонд, но и конкретным, отдельно взятым коммунистическим партиям, причём каждой партии суммы раздавались миллионами.

Самое главное здесь то, что деньги зарубежным "друзьям", во-первых, раздавались хотя и по решениям Политбюро ЦК КПСС, но брались они не из партийного кармана, а из государственного - партия давала поручение Госбанку СССР, и он выделял требуемую сумму, а во-вторых, практическая польза от этого была не то что маленькая, а вообще никакая.

Если в колониях коммунисты боролись против колонизаторов, то в развитых капиталистических странах они занимались лишь болтовнёй на партийных собраниях. Провести депутатов в парламент им удавалось только во Франции и в Италии, а в других западных странах про местные компартии вообще никто не слышал, кроме их членов. При этом почти все деньги направлялись именно коммунистам развитых стран.

Таким образом, ежегодно десятки миллионов долларов уходили из СССР за границу без всякой пользы для дела. Но это был не единственный канал по вывозу денег за рубеж.

Как пишут В. Г. Степанков и Е. К. Лисов на основании приобщённых к уголовному делу документов, экспорт из СССР различного сырья, нефти и даже вооружений осуществлялся по заниженным ценам для контролируемых зарубежными компартиями "фирм друзей", а эти фирмы перепродавали приобретённое у нас уже по мировым ценам. Полученная разница в СССР не возвращалась.

Кстати, именно за подобные схемы (в том числе) был осужден М.Б. Ходорковский (бывший инструктор райкома комсомола; он просто усвоил методы работы старших товарищей из ЦК КПСС).

Фактически ЦК КПСС занимался массовым вывозом капиталов за рубеж с не имеющими никакой пользы для страны целями. И такая практика осуществлялась как минимум с 1968 года, а учитывая, что большую часть документов сотрудники ЦК успели уничтожить, скорее всего, такое было и в более ранние периоды - ведь без нашей материальной помощи зарубежные коммунисты существовать не могли.

Постановления Политбюро ЦК КПСС об оказании помощи зарубежным компартиям принимались на основании проектов и докладных записок, подготовленных Международным отделом ЦК. В книге В. Г. Степанкова и Е. К. Лисова приводятся выдержки из показаний многих бывших членов Политбюро, и все как один они заявляют, что голосовали за выделение денег зарубежным коммунистам "автоматически", "не задумываясь", в смысл того, зачем выделяются деньги, "не вникали", "я считал, что так, наверное, было заведено давно, что этот вопрос предрешен, поэтому голосовал "за". Такой типаж руководителя, кстати, очень распространён - принесли кучу бумаг на подпись, читать и вникать не охота, и подписывают не глядя.

Международный отдел ЦК КПСС решал, сколько и кому выделить денег, готовил для старцев из Политбюро проекты постановлений, и те бездумно за них голосовали. А вот дальнейшую передачу денег зарубежным коммунистам поручали Первому главному управлению КГБ СССР (то есть внешней разведке).

Как видно из изъятых следствием документов, сотрудники ПГУ КГБ передавали деньги зарубежным коммунистам наличностью (причём за один раз передавалось до трёх миллионов долларов - это сколько же чемоданов, если мелкими купюрами?).

В случае продажи товаров "фирмам друзей" по заниженным ценам и последующей перепродажи, разница в цене оседала на счетах этих фирм в зарубежных банках. Как пишут В. Г. Степанков и Е. К. Лисов, все контакты с этими фирмами осуществлял КГБ.

Таким образом, Международный отдел ЦК КПСС и Первое главное управление КГБ СССР фактически бесконтрольно распоряжались огромными деньгами, причём отчётность об использовании этих денег иногда выглядит весьма странно.

Цитата из книги В. Г. Степанкова и Е. К. Лисова "Кремлёвский заговор. Версия следствия":

Каждое решение Политбюро о выделении финансовой помощи содержало поручающий пункт КГБ СССР, поэтому оттуда в международный отдел ЦК КПСС поступал отчетный документ о каждом факте передачи денег. Чаще всего это были расписки руководителей компартий. Но в некоторых случаях, "из оперативных соображений", расписки не отбирались.

Но и тогда, когда расписки составлялись, некоторыми зарубежными партийными функционерами факт получения денег маскировался. Вот, например, в расписке, выданной одним из лидеров ФКП [Французской коммунистической партии] 13 октября 1987 года, значится: "получил два пакета листовок", хотя фактически это был миллион долларов, что черным по белому означено в сообщении ПГУ КГБ СССР, адресованном в ЦК КПСС Добрынину А. Ф.".

Улавливаете? В некоторых случаях расписок о получении выделенных денег нет вообще - "из оперативных соображений", а в некоторых случаях выделен миллион долларов, а получатель расписывается за "два пакета листовок"! Таким образом, установить, сколько денег реально дошло до зарубежных коммунистов, а сколько, скажем так, потерялось по дороге, не представляется возможным.

Член Политбюро А. Н. Яковлев сказал на допросе буквально следующее (цитирую по книге бывшего генпрокурора и его заместителя): "это дело было рутинным и не заслуживало даже того, чтобы его обсуждать. Вносит международный отдел этот вопрос, значит вносит… Да некоторые кормились вокруг этого. Это была кормушка, созданная давным-давно для каких-то группировок, которые проводили нашу пропагандистскую работу, что-то там делали или ничего не делали…".

Добавим также, что сотрудники Международного отдела регулярно бывали за рубежом - ездили на всякие съезды, конференции и пленумы зарубежных компартий (уточним, что за границу выезжали не в одиночку, а в сопровождении представителей КГБ), а разведчики так и вообще жили за границей почти постоянно. Была возможность нанести визит в банк.

Так вот, если для каких-то товарищей из Международного отдела и ПГУ существовала, выражаясь словами Яковлева, "кормушка", связанная с регулярным вывозом денег за рубеж, то у ЦРУ появлялся механизм влияния на них.

Применительно к Египетской февральской революции 2011 года политолог Сергей Кургинян в передаче "Суть времени" так объяснял механизм влияния западных спецслужб на египетских силовиков, помогавших революционерам: "Их ломают через "счётократию". Режимы (часть из них) позволяют военным "прихватывать" деньги, создавать крупные состояния. Превращаться в класс богатых. Военные, поскольку они же всё-таки бюрократия, вывозят деньги за рубеж. Как только они их вывезли за рубеж, самое дорогое у этих военных и чиновников - это их счета. Счета находятся на Западе. Эти счета, которые находятся на Западе, становятся рычагом воздействия на репрессивный аппарат".

Не факт, что нечто подобное позволило американцам подмять под себя советских товарищей, связанных с перекачкой денег за границу, но иных разумных объяснений весьма странным действиям внешней разведки КГБ и Международного отдела ЦК КПСС, так старательно помогавших американцам раскачивать ситуацию в Афганистане, просто не существует.

Так вот, после того, как в марте 1979 года Политбюро отказалось вводить советские войска, КГБ стал усиленно дестабилизировать ситуацию в Афганистане, чтобы просто вынудить партийное руководство пойти на силовой вариант.

Свидетельствует бывший руководитель Группы советников (от СССР) Главного политического управления афганской армии генерал-майор Василий Петрович Заплатин (в своей статье "До штурма дворца Амина", газета "Завтра", № 51 (316) от 21.12.1999 г.):

В последующем министром обороны был назначен полковник Ватанджар, но эта ноша ему оказалась не по плечу. Это усугублялось еще и тем, что к лету 1979 года сформировалась так называемая "четверка" молодых министров, в которую входил и Ватанджар и которая не очень утруждала себя работой.

Неформальным лидером "четверки" — а чаще ее называли "бандой четырех" — являлся руководитель Службы государственной безопасности Сарвари. В нее также входили министр связи Гулябзой и министр по делам границ Шерджан...

На их совести — фатальная ссора Тараки и Амина, неоднократные попытки покушений на Амина, попытки поднять мятежи в ряде армейских гарнизонов. Все это не обходилось без влияния наших спецслужб...

Я и сейчас, спустя 20 лет, не могу понять, почему представители наших спецслужб в Кабуле так опекали этих раскольников, получали от них неправдивую информацию о положении дел в армии, снабжали этой информацией советских руководителей. В конце концов эта четверка, когда она окончательно обанкротилась, была даже тайно перемещена в Советский Союз.

Стратегия КГБ выглядит следующим образом: если Политбюро отказывается вводить войска в Афганистан, заставить его пойти на этот шаг можно только в случае, если ситуация в этой стране выйдет из-под контроля, и там начнётся полная анархия; в этом случае у Политбюро не останется никакого другого выхода, кроме как ввести войска, лишь бы власть не захватили исламские фундаменталисты.

Для этого КГБ вербует четырёх афганских министров, включая министра обороны и министра госбезопасности, и те начинают, во-первых, поднимать мятежи в армейских гарнизонах (чтобы показать, что сама афганская армия не в состоянии навести в стране порядок, и значит, надо вводить советские войска), во-вторых, ссорят между собой Тараки и Амина (чтобы показать, что в афганском руководстве раскол, порядок наводить некому, и значит, надо вводить советские войска). А сами КГБшники направляют советскому руководству недостоверную информацию в стиле "Усё пропало, шеф!".

Всё лето продолжались подобные действия, а пока товарищи из КГБ и их афганские агенты пытались усилить дестабилизацию в стране и кормили дезинформацией Политбюро, американцы готовились к вводу советских войск - 3 июля 1979 года президент США Джимми Картер подписал указ о финансирование антикоммунистических (то есть исламистских) сил в Афганистане. Деньги предназначались для подготовки и вооружения афганских исламистов на базах в Пакистане. Чтобы, когда КГБ наконец-то уговорит партийное руководство ввести в Афганистан войска, их там уже ждали.

А в сентябре 1979 года операция КГБ по втягиванию Советского Союза в афганский конфликт выходит на финишную прямую. Опять процитируем вышеуказанную статью генерал-майора В.П. Заплатина:

12 сентября встреча Тараки в кабульском аэропорту [после поездки на Кубу и в СССР] была пышной, но тревожной. Все говорило о том, что скоро наступит развязка. В это время в афганской армии работала группа генералов и офицеров Минобороны СССР под руководством главнокомандующего Сухопутными войсками генерала армии Павловского. Послу СССР в Афганистане Пузанову совместно с Павловским, генералом КГБ Ивановым и советником Гореловым было поручено провести беседу с Тараки и Амином и примирить их.

14 сентября советские посланники прибыли в рабочий кабинет Тараки. Пузанов сообщил о цели визита и просил пригласить на беседу Амина. Амин приехал во дворец, и здесь на него было совершено покушение. Погиб главный адъютант Тараки, Тарун, тяжело ранен адъютант Амина. Беседа не состоялась, гром грянул. Когда советские представители покинули дворец и убыли в посольство, весь вечер и ночь между Тараки и Амином шла отчаянная борьба за влияние на войска кабульского гарнизона...

Уже на следующий день Тараки был изолирован от руководства страной, а 16 сентября в здании Минобороны последовательно состоялись вначале заседание Революционного совета, а затем пленум ЦК НДПА. Тараки был освобожден от должности председателя Ревсовета и генерального секретаря ЦК НДПА. Единогласно на эти должности был избран Хафизулла Амин.

Понятно, что не Тараки устроил покушение на Амина - надо быть идиотом, чтобы пытаться его убить в присутствии советских представителей. Кто же тогда организовал покушение? А генерал Заплатин об этом уже написал, смотрите предыдущий отрывок из его статьи, про "четвёрку" афганских министров, которых "так опекали" представители КГБ: "На их совести - фатальная ссора Тараки и Амина, неоднократные попытки покушений на Амина".

Провокация, осуществлённая КГБ руками своих агентов из "четвёрки", которых затем вывезли в Советский Союз, вполне удалась. Тараки, которого Амин считал виновным в покушении на себя, после отсранения от власти был убит, и нашему Политбюро было представлено весомое доказательство, что в Афганистане творится не пойми что, вон даже руководители государства друг друга убивают и перевороты устраивают.

Оценка положения в стране у военных и у КГБ отличалась до такой степени, что едва не доходило до драки. Генерал Заплатин пишет: "К сожалению, разная оценка положения дел в Афганистане и армии между военными советниками и руководителями наших спецслужб сохранилась, и такой она шла к руководству нашей страны… дело дошло до того, что мы друг друга готовы были взять за грудки".

14 октября 1979 года в Герате начался мятеж в 7-й пехотной дивизии афганской армии, но был быстро подавлен. Генерал Заплатин пишет по этому поводу [чтобы было понятно - в нашем посольстве под видом дипломатических работников трудились в основном сотрудники резидентуры КГБ]: "После подавления мятежа я поехал в посольство с целью доложить о выполненной задаче. В приемной посла сидел один из работников посольства и плакал. На мой вопрос, что случилось, Пузанов ответил, что тот льет слезы по поводу неудавшегося мятежа. Вот так мы "дружно" работали". Плачущего "работника посольства" можно понять: наверно, уже готовился за этот мятеж орден получить, а тут такой облом.

Как видите, КГБ работал так топорно, что его провокации с целью дестабилизации обстановки в Афганистане были видны послу и нашим военным советникам невооружённым глазом.

В ноябре в Афганистан прислали нового посла Ф.А. Табеева. Генерал Заплатин пишет, что новый посол "попросил высказать свое мнение по содержанию шифровки, подготовленной в Москву за подписью самого Табеева, гэбиста Иванова и генерала МВД Попутина. Подпись последнего уже стояла под шифровкой. В шифровке давалась крайне негативная оценка положения дел в ДРА, особенно в армии. Речь шла о том, что армия полностью деморализована и не в состоянии противостоять мятежникам. С этим был не согласен не только я, но и советник по линии ЦК КПСС Веселов и его помощник Кулинченко. Мы спросили Попутина, почему он подписал шифровку, не зная положения дел. Тот ответил, что его попросили подписать работники КГБ, и он так и сделал, а раз мы возражаем, то он тут же снимет свою подпись. В итоге в Москву данная шифровка ушла за подписью одного лишь представителя КГБ".

Как видите, линия КГБ последовательно сводилась к тому, чтобы дезинформировать советское руководство о положении в Афганистане, и представлять дело так, будто там хаос и развал, афганская армия не в силах противостоять мятежником, и без ввода советских войск ну никак не обойтись.

А теперь внимание! Руководитель Оперативной группы КГБ в Афганистане генерал-лейтенант Иванов Борис Семёнович в 1955-1959 и в 1962-1964 годах был руководителем легальной резидентуры КГБ в Нью-Йорке, и какого рода у него там были контакты с американцами - тайна, покрытая мраком. Но втягивание Советского Союза в афганский конфликт соответствовало интересам США, и генерал Иванов этому способствовал всеми силами. Кстати, в 1962-1964 годах Олег Данилович Калугин, работая в Нью-Йоркской резидентуре КГБ, находился в непосредственном подчинении у Бориса Семёновича Иванова, и в СССР из Америки они вернулись вместе.

Армейские генералы, знавшие реальную обстановку в Афганистане, всячески сопротивлялась попыткам КГБ добиться ввода наших войск. В другом своём интервью, данном украинской еженедельной газете "Бульвар Гордона" (№ 51 (243) от 22 декабря 2009) 87-летний генерал Лев Николаевич Горелов вспоминал:

— В сентябре 1979 года меня вызвали на Политбюро в Москву. Генерал армии Павловский, который в то время инспектировал работу советников в Афганистане, располагал большей информацией, но Брежнев решил послушать и мнение «низов». От начальника Генерального штаба Николая Огаркова шла одна директива — «Ввод советских войск невозможен!». И мы с Павловским — он также был категорически против ввода войск! — стали разрабатывать аргументированный ответ генсеку.

Приехали в столицу, входим с Огарковым в кабинет, там — Брежнев, Громыко, Устинов, Пономарев. Поздоровались, они нам чаю с лимоном предложили. Брежнев попросил доложить обстановку в стране. «Леонид Ильич, — говорю, — я владею информацией, но не так глубоко, как посол. В деталях знаю обстановку в армии». — «Ответьте, войска надо вводить или нет?». — «Нет, Леонид Ильич». — «Почему?». Я стал докладывать: «Во-первых, у афганской армии сегодня в наличии 10 пехотных дивизий, три армейских корпуса, 350 самолетов, 1500 стволов артиллерии, 900 танков. Она способна контролировать положение дел в стране и на границе. Доказательство — многочисленные успешно проведенные операции по вытеснению пакистанских группировок. Во-вторых, если введут наши войска, американцы усилят помощь антиафганским формированиям. Снабдят их техникой, оружием, советников пришлют и вторгнутся в Афганистан. В-третьих, наша армия не готова драться в горах. Она не знает, что это такое».

Тут Устинов меня прервал: «Не расписывайся за армию». Я спокойно ответил: «Говорю то, что знаю точно». И продолжил: «В-четвертых, Советский Союз понесет огромные материальные и человеческие потери. Наши ребята будут воевать первым эшелоном, а афганцы вторым». (С горечью). Так и случилось. Меня выслушали и попросили удалиться в соседнюю комнату. После меня докладывал представитель КГБ в Кабуле генерал-лейтенант Борис Иванов. Когда мы ехали обратно, Огарков сказал, что мы проиграли. Я догадался, что Брежнев принял сторону кагэбиста Иванова, который рьяно выступал за ввод войск.

Следует отметить, что Андропов к тому времени был полностью на стороне Иванова. Как сказал генерал Горелов в упоминавшемся интервью в августе 2006 года, опубликованном на сайте artofwar.net.ru, "основную ответственность за это должно нести ведомство Андропова, то есть КГБ. Это они сумели потом убедить в необходимости ввода войск Устинова и Громыко. Потом эта тройка - Андропов, Громыко, Устинов - сумели убедить Брежнева принять это решение. А в каком состоянии генсек тогда уже был, Вы знаете... А что Устинов? Пошел на поводу у Андропова. Они были старые друзья".

В статье Рудольфа Пихоя, Александра Кондрашова и Сергея Осипова "Как началась "наша" афганская война" (газета "Аргументы и факты", № 47 (1100) от 21 ноября 2001 г.) рассказывается о событиях декабря 1979 года, со ссылкой на воспоминания генерала армии А.М. Майорова: "На заседание Политбюро вызвали начальника Генштаба Огаркова и приказали готовить 75-тысячную группировку... Огарков стал возражать: "Мы восстановим против себя весь восточный исламизм и политически проиграем во всем мире". Его оборвал Андропов: "Занимайтесь военным делом! А политикой займемся мы, партия, Леонид Ильич".

Необходимо сказать, что после марта 1979 года и Тараки, и Амин продолжали забрасывать советскую сторону просьбами о вводе войск.

Например, 14 апреля 1979 года Главный военный советник в Афганистане Л.Н. Горелов направил начальнику Генштаба Н.В. Огаркову шифртелеграмму, что Х. Амин по поручению Н.М. Тараки обратился к нему с просьбой прислать в Афганистан советские боевые вертолёты с советскими экипажами. Огарков наложил резолюцию "Этого делать не следует".

Вполне возможно, что маршал Огарков через военную разведку ГРУ получил информацию о планах ЦРУ-КГБ втянуть Советскую Армию в афганский конфликт с определёнными целями, и именно поэтому, вплоть до самого последнего момента, так противился вводу войск.

Новые просьбы Тараки и Амина о направлении наших войск в Афганистан поступали и после этого, их рассматривали на заседаниях Политбюро 21 апреля и 24 мая. И даже после убийства Тараки Хафизулла Амин снова обращался к советскому руководству с просьбами о направлении советских войск (всего с сентября по декабрь 1979 года было 7 таких обращений).

Короче говоря, воздействие на Политбюро шло с двух сторон - и сами афганские руководители - агенты американцев - настаивали на вводе войск, и КГБ путём проведения комплекса различных мероприятий стремился убедить Политбюро в такой необходимости. И только начальник Генштаба Огарков и военные советники в Афганистане Горелов и Заплатин пытались предотвратить трагическое развитие событий.

Необходимо акцентировать внимание на следующем. Если бы советские войска были просто введены в Афганистан для помощи афганскому руководству, то приход "неверных" был бы воспринят крайне враждебно только радикальными исламистами. А вот если бы дело выглядело так, как будто Афганистан захвачен иностранными оккупантами, это вызвало бы гнев и возмущение у подавляющего большинства населения.

Чем сильнее гнев населения против захватчиков, тем сильнее разгорится военный конфликт. Поэтому Хафизуллу Амина было решено убить (ведь какие же это оккупанты, если они не убили главу государства?). Ради достижения собственных целей даже ЦРУ иногда жертвует своими агентами. Кто выращивает бычка на мясо, тот имеет право его зарезать.

Как уже было сказано выше, в сентябре 1979 года Политбюро приняло сторону генерала КГБ Б.С. Иванова, а 20 октября в Кабул прибыла спецгруппа КГБ "Зенит".

25 октября сотрудник КГБ А.В. Петров вылетел в Прагу за жившим там в эмиграции после отставки с должности афганского посла в Чехословакии Бабраком Кармалем (им планировали заменить подлежащего убиению Амина).

Кроме того, в Москве уже находилась "четвёрка" бывших афганских министров, которых "так опекали" представители КГБ, и которые после устроенных ими мятежей и покушения на Амина, приведшего к перевороту и убийству Тараки (что вызвало гнев Брежнева), были вывезены в СССР. Из этих людей было решено сформировать новое правительство Афганистана.

Как должны отреагировать афганцы на правителей, которых привезут в обозе иностранной армии? План втягивания СССР в афганский конфликт разрабатывали очень умные люди, просчитывавшие все варианты на много ходов вперёд, с учётом особенностей афганского народа. Абсолютно всё рассчитали правильно.

Однако Политбюро команду на начало операции не давало. Возможно, доводы армейских генералов всё же посеяли какие-то сомнения. И тогда КГБ решил дожать партийных старцев.

Бывший начальник отдела Ближнего Востока МИД СССР Олег Алексеевич Гриневский в своей книге "Тайны советской дипломатии" сообщает:

"В первых числах декабря 1979 Андропов направил Брежневу записку, ставшую прологом к вторжению в Афганистан... Толчком к ее появлению явилась телеграмма главного представителя КГБ в Кабуле Иванова, где сообщалось, что Амин - агент ЦРУ; один на один тайно встречается в загородных ресторанах с американским поверенным в делах, плетет заговор - обсуждает план вторжения США в Афганистан. Американские суда с войсками уже приближаются к побережью Пакистана. Там высадится десант, который проследует в Афганистан".

О том, что Амин получал деньги от ЦРУ, имелись документы ещё в июне 1977 года, если не раньше, но Брежневу доложили об этом только в декабре 1979 года (о том, что Тараки работал в американском посольстве, Брежнев так никогда и не узнал - ему представляли Тараки как "прогрессивного писателя").

Расчёт был сделан на то, что такая информация про Амина вызовет у Леонида Ильича резкую эмоциональную реакцию, и расчёт оправдался.

Однако, если бы Генеральный секретарь не находился под воздействием наркотических таблеток (см. главу "Почему Леонид Ильич Брежнев казался маразматиком"), он мог бы задать вполне логичный вопрос: если агент ЦРУ семь раз за три месяца просил ввести советские войска в Афганистан, значит, это нужно ЦРУ, и может не надо делать то, что хочет ЦРУ?

Однако логику Брежнев так и не включил, и Суслов, и остальные члены Политбюро - тоже. Многократные просьбы агента ЦРУ о вводе советских войск им почему-то странными не показались. Такая была в СССР управленческая элита. Лучшие Люди Страны.

Добавим, что сообщённые Ивановым сведения о планируемой высадке американских войск в Пакистане были полной дезинформацией. Что вообще было характерно для всех сообщений КГБ по афганскому вопросу.

Коме того, 8 декабря 1979 года, как сообщается в книге генерал-майора А.А. Ляховского "Трагедия и доблесть Афгана", Андропов доложил на Политбюро, что резидент ЦРУ в Турции пытается создать новую "Великую Османскую Империю" с включением в неё всех южных республик СССР, и что американцы собираются разместить в Афганистане ядерное оружие. Это также была дезинформация.

Окончательное решение о вводе войск в Афганистан было принято на заседании Политбюро 12 декабря 1979 года, и на следующий день началась подготовка к вторжению.

Кстати, в литературе встречается утверждение, что А. Н. Косыгин голосовал против окончательного решения о вводе войск в Афганистан. Однако это не совсем так. Дело в том, что на заседании Политбюро 12 декабря 1979 года Косыгин вообще не присутствовал, и поэтому не мог проголосовать ни "за", ни "против". Протокол этого заседания хранился в Особой папке ЦК КПСС, сейчас он рассекречен, и по тексту протокола видно, что председательствующим был Л. И. Брежнев, присутствовали Суслов М. А., Гришин В. В., Кириленко А. П., Пельше А. Я., Устинов Д. Ф., Черненко К. У., Андропов Ю. В., Громыко А. А., Тихонов Н. А., Пономарев Б. Н. - как видите, Косыгина среди присутствующих нет. Причины его отсутствия не указаны. Возможно, он отсутствовал по болезни.

27 декабря 1979 года дворец Амина в Кабуле был взят штурмом подразделениями спецназа ГРУ и КГБ, сам глава Афганистана был убит, а привезённый из Москвы Бабрак Кармаль на следующий день объявил по радио о начале "второго этапа революции", и началось размещение советских войск по гарнизонам.

Всё было сделано именно так, чтобы создать у афганцев впечатление, что страна захвачена иностранными оккупантами, и тем самым облегчить вербовку добровольцев для участия в боях против Советской Армии.

В результате советские войска провоевали в Афганистане до 15 февраля 1989 года. Погибло около 14 тысяч наших военнослужащих, расходы на войну составили (по данным генерал-майора А.А. Ляховского) только по линии Министерства обороны СССР - более 12 миллиардов рублей, а на иные виды помощи - более 8 миллиардов рублей, то есть всего СССР потерял на этой войне более 20 млрд. руб. (60,4 млрд. долл. в ценах 2011 года; курс доллара к рублю на 1989 год: 100 долл. = 60,6 руб., доллар с тех пор подешевел в 1,83 раза). Афганистану помогали безвозмездно.

Главная странность Афганской войны заключается в том, что победа в ней вообще не планировалась. Как пишет генерал-полковник Б.В. Громов в книге "Ограниченный контингент":

"Упреки в том, что мы не сумели победить Масуда, что он оказался значительно умнее и прозорливее командования 40-й армии, на мой взгляд, беспочвенны и необоснованны. Любые проводимые нами операции, в том числе и против Ахмад Шаха, нужно рассматривать в контексте всего пребывания советских войск в Афганистане и тех задач, которые стояли перед Ограниченным контингентом… Определенные цели перед собой командование 40-й армии ставило и в борьбе против Масуда. Но даже в периоды жесткой конфронтации с военным лидером оппозиции, а она возникала довольно часто, мы не стремились окончательно разбить его банды, а самого Ахмад Шаха уничтожить физически. Мы планировали боевые действия таким образом, чтобы нанести Ахмад Шаху лишь значительное поражение, скажем в Северном или в Центральном Панджшере, и лишить оппозицию возможности быстро восстановить свои силы…

Наивно полагать, что мощнейшая 40-я армия не смогла бы окончательно ликвидировать группировку Ахмад Шаха. Советское военное командование в Афганистане имело все возможности для того, чтобы нанести ему сокрушительное военное поражение еще задолго до летней кампании 1985 года в Панджшере и прилегающих к ущелью районах. Если бы в этом возникла необходимость, мы бы уничтожили Масуда. Лично у меня в этом никогда не возникало сомнений, нет их и теперь. Прекрасно понимал свое положение и сам Ахмад Шах, что, естественно, влияло на его политику и отношения с советскими военными: он всегда знал, что ему разрешается делать, а за что он будет жестоко наказан…".

"Перед Ограниченным контингентом никто и никогда не ставил задачу одержать военную победу в Афганистане. Все боевые действия, которые 40-й армии приходилось вести с 1980 года и практически до последних дней нашего пребывания в стране, носили либо упреждающий, либо ответный характер. Совместно с правительственными войсками мы проводили войсковые операции только для того, чтобы исключить нападения на наши гарнизоны, аэродромы, автомобильные колонны и коммуникации, которые использовались для перевозки грузов".

Очевидно, что в такой стратегии виновато не командование 40-й армии, а Министерство обороны СССР, которое с непонятными целями стремилось затянуть пребывание там наших войск без одержания окончательной победы над противником. Очень напоминает Вьетнамскую войну (см. предыдущую главу). И деньги на Афган уходили из госбюджета очень серьёзные. Не исключено, что некоторые деятели из верхушки советского Минобороны решили, что если уж избежать войны не удалось, то надо извлечь из неё максимальную личную пользу.

Вот что пишет бывший командующий 40-й армией в Афганистане в 1985-1986 годах генерал-полковник Игорь Николаевич Родионов в статье "Звёзды, пронесённые сквозь ад" (газета "Завтра", № 4 (845) от 27 января 2010 г.):

Но почему отношение военно-политической верхушки резко отличается от отношения к службе низовых звеньев, подразделений и частей?

... На этих уровнях уже тогда властвовали карьеризм, враньё и желание наживы. Наживались на поставках и на многом чём другом.

... Воровство, а особенно спекуляции, всё это цвело пышным цветом.

Воровство и нажива на поставках и на многом чём другом - это выгода от Афганской войны для советских верхушечных деятелей. А в чём была выгода американцев, при помощи коллег из КГБ так старательно втягивавших СССР в афганскую ловушку?

Во второй половине 1970-х годов КГБ уже вовсю готовился к "перестройке" (подготовка будущих "молодых реформаторов", подготовка революции в Польше, проталкивание Горбачёва на высшие должности в партии), и вполне возможно, что Афганская война должна была сыграть роль катализатора перестроечных процессов.

Например, вызвать у военных недовольство властью партийной верхушки, пославшей их умирать ни за что. Очень многие военные, поддержавшие Ельцина в 1991 году, служили в Афганистане (подробно об этом будет рассказано в главе про ГКЧП). И начальник охраны Ельцина А.В. Коржаков служил в Афганистане - в охране Бабрака Кармаля в 1980-1982 годах, после чего его перевели в охрану Андропова.

Но была ещё одна причина, и гораздо более глобального характера. Чтобы понять эту причину, необходимо обратить внимание на очень интересные процессы, которые происходили на другой стороне планеты, в Западном полушарии, в Центральной Америке, где в те же годы создавался Афганистан № 2. Я имею в виду Никарагуа.

В тот же период, когда проводилась операция ЦРУ-КГБ по заманиванию советских войск в Афганистан, в Никарагуа с удивительной настойчивостью американцы способствовали приходу к власти революционеров-марксистов, связанных с КГБ.

В 1934 году командующий Национальной гвардией Никарагуа Анастасио Сомоса Гарсия (Анастасио Сомоса-старший) захватил власть в стране, а в 1937 году стал президентом Никарагуа. Именно про него президент США Франклин Рузвельт сказал в 1939 году "Сомоса может быть и сукин сын, но он наш сукин сын".

Сомоса-старший занимал должность президента с перерывами до 1956 года, до самой смерти, после этого президентом стал его старший сын Луис Сомоса Дебайле, а после того, как тот умер, в 1967 году президентом Никарагуа стал второй сын Сомосы-старшего - Анастасио Сомоса Дебайле (Анастасио Сомоса-младший).

Династия Сомоса правила Никарагуа в 1934-1979 годах - а это 45 лет, и не было у Соединённых Штатов Америки более верных друзей, чем отец и два сына Сомоса.

Однако вспомните, что уже говорилось про Хафизуллу Амина - ради достижения собственных целей американцы иногда жертвуют своими друзьями и агентами. Кто выращивает бычка на мясо, тот имеет право его зарезать. И американцы решили принести в жертву семью Сомоса.

23 июля 1961 года в столице соседнего Гондураса, в Тегусигальпе, группа никарагуанских эмигрантов создала революционную организацию "Фронт национального освобождения". 22 июля 1962 года революционеры переименовали организацию в "Сандинистский фронт национального освобождения" (в честь борца за свободу Никарагуа Аугусто Сесара Сандино). С тех пор никарагуанских революционеров стали называть сандинистами.

Инициатором создания и первым руководителем Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) был Карлос Фонсека Амадор.

В 1992 году отставной майор Василий Никитич Митрохин, бывший сотрудник архива Первого главного управления КГБ СССР, попросил политическое убежище в Великобритании. За время работы в архиве ПГУ КГБ В.Н. Митрохин скопировал множество секретных документов, и на их основании в соавторстве с английским историком Кристофером Эндрю издал в 1999 году книгу "Меч и щит. Архив Митрохина и секретная история КГБ" (Vasili Mitrokhin and Christopher Andrew, The Sword and the Shield: The Mitrokhin Archive and the Secret History of the KGB).

Из документов, скопированных Василием Митрохиным, помимо всего прочего, выяснилось, что Карлос Фонсека Амадор был агентом КГБ (агентурный псевдоним - "Гидролог").

СФНО был создан 23 июля 1961 года, а уже 29 июля 1961 года в докладной записке на имя Н.С. Хрущёва председатель КГБ СССР А.Н. Шелепин предложил программу по финансированию и вооружению ряда национально-освободительных движений, в том числе и Фронта, возглавляемого Карлосом Фонсекой Амадором. Хрущёв программу одобрил.

Такая удивительная скорость - от создания Фронта до принятия решения о его вооружении и финансировании прошло всего шесть дней! - указывает на то, что агент "Гидролог" создавал СФНО не по своей инициативе, а по заданию КГБ. Из "Архива Митрохина" также следует, что в дальнейшем почти все операции сандинистов проходили под контролем или как минимум согласовывались с резидентами внешней разведки КГБ.

Знало ли об этом ЦРУ? Североамериканцы очень плотно контролировали Латинскую Америку, и ситуацию во всех латиноамериканских государствах мониторили постоянно. Любому разведчику (в отличие от наивных телезрителей) абсолютно очевидно, что "национально-освободительные движения" сами по себе не возникают, и у них всегда есть покровители - либо в спецслужбах той страны, где оно возникло, либо за рубежом. Как только сандинисты начали действовать, ЦРУ просто обязано было отследить, кто их поддерживает, собрать всю информацию о лидерах движения, об их связях и контактах.

Допустим, Фонсека и его кураторы из КГБ проявили чудеса конспирации, и ЦРУшники связь между ними не зафиксировали. Однако даже открытой информации об основателе движения сандинистов было достаточно для понимания, что он из себя представляет.

Карлос Фонсека Амадор был человеком в Никарагуа довольно известным, в некоторой степени даже публичным, почти как Эрнесто Че Гевара, и собрать о нём открытую информацию не составляло большого труда.

Карлос Фонсека Амадор родился в 1936 году, и начал участвовать в политической жизни ещё во время учёбы в школе, а в 18-летнем возрасте уже открыто позиционировал себя как марксиста, и вступил в Никарагуанскую социалистическую партию (местная партия коммунистов). Госдепартамент США (даже не разведка, а просто американское министерство иностранных дел) в 1960-е года собирал информацию об этой официально незарегистрированной партии, и даже установил её персональный состав.

Карлос Фонсека Амадор занимался распространением партийной газеты, и по этой причине был заметен более других. В 1957 году 21-летний Фонсека поехал в Москву на Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, затем ездил в социалистическую ГДР, затем снова вернулся в СССР. Всего Фонсека провёл в СССР и ГДР шесть месяцев - с июля по декабрь 1957 года. В этот период он был завербован, прошёл необходимую подготовку, и уже как готовый революционер вернулся в Никарагуа.

В 1958 году Фонсека издал книгу "Никарагуанец в Москве", а затем, только не удивляйтесь, он поехал в США, в город Сан-Франциско, где у него проживали родственники.

Чтобы въехать в США, ему надо было получить визу. И отметки в загранпаспорте о пребывании в СССР и ГДР просто не могли не быть замеченными американскими "дипломатами", работавшими в посольстве и в консульстве США в Никарагуа. Всё-таки официально США враждовали с социалистическими странами, а тут человек пробыл в них полгода, и теперь собрался в Америку. А если он террорист или советский шпион?

Даже из открытой, официальной биографии Карлоса Фонсеки Амадора было видно, что это марксист просоветской ориентации, а его полугодовое пребывание в СССР и ГДР само по себе давало повод для размышлений - кто и в каких целях оплатил столь длительный визит, и что он там делал всё это время. Короче говоря, не заметить связи между сандинистами и СССР не мог даже самый "тупой американец". И это делает последующие действия американцев по поддержке сандинистов особенно странными, но об этом чуть позже.

Затем Фонсека, он же агент "Гидролог", вернулся из США в Никарагуа, несколько раз его арестовывали за антиправительственную деятельность, а в 1959 году выслали в Гватемалу, откуда он затем переехал в Гондурас, где, как уже говорилось, в 1961 году основал Сандинистский фронт национального освобождения.

Первоначально деятельность сандинистов заключалась в том, что они пытались вести партизанскую войну на территории Никарагуа, но не слишком удачно, поэтому сандинистам часто приходилось или сидеть в никарагуанских тюрьмах, или скрываться от сомосовцев в соседних странах, но и там их иногда доставали. В 1969 году Карлос Фонсека Амадор был арестован в Коста-Рике, затем его выпустили, и он переехал на Кубу. В 1975 году он вернулся в Никарагуа и продолжил борьбу, но 7 ноября 1976 года был убит.

После убийства Карлоса Фонсеки Амадора Сандинистский фронт национального освобождения раскололся на три фракции, среди которых самой решительно настроенной была фракция "Terceristas", которую возглавлял Даниэль Ортега, нынешний президент Никарагуа. Он вступил в СФНО в 1962 году, в 17-летнем возрасте, и уже через три года вошёл в состав Национального руководства СФНО, затем был арестован и сидел в тюрьме (за что конкретно - об этом чуть позже). В 1974-1976 годах Ортега находился на Кубе, но после убийства Фонсеки вернулся в Никарагуа.

Даниэль Ортега в 2008 году после Российско-грузинской войны признал независимость Абхазии и Южной Осетии - и это при том, что даже ближайшие союзники России - Белоруссия и Казахстан - эту независимость не признали; при этом Д. Ортега вообще стал первым главой государства после президента РФ Д.А. Медведева, признавшим независимость бывших грузинских республик. Если даже спустя 17 лет после развала СССР, когда Никарагуа уже не получала дотаций из Москвы, Даниэль Ортега проявил такое поспешное желание угодить начальству, это заставляет задуматься о том, не был ли он коллегой Фонсеки во всех смыслах.

Отметим также, что Куба, где скрывались от Сомосы Фонсека и Ортега, была социалистической страной, находившейся после 1961 года в крайне враждебных отношениях с США, и до сих пор в Соединённых Штатах не отменено эмбарго на торговлю с Кубой.

Даже если допустить, что сотрудники ЦРУ не смогли получить разведывательную информацию о связях сандинистов с КГБ, то марксистские убеждения и факты длительного пребывания сандинистских лидеров в СССР, ГДР и на Кубе всё равно указывали на то, что это не просто "борцы за свободу", а сторонники "советского блока", пользующиеся поддержкой социалистических стран.

С точки зрения нормальной человеческой логики, в конфликте Сомосы и сандинистов США должны были поддерживать Сомосу. Его отец был "наш сукин сын", и младший Сомоса - тоже. Но как только возникает необходимость, американцы "кидают" всех - и союзников, и друзей, и агентов, и кого угодно.

В сентябре 1977 года президент США Джимми Картер заявил, что США будут оказывать военную помощь Никарагуа только в том случае, если в стране будут соблюдаться права человека, и потребовал отменить военное положение, так как в условиях военного положения нарушаются гражданские права.

Никарагуанская армия была вооружена американским оружием, и если бы США прекратили поставки, то воевать было бы просто нечем. Это с одной стороны.

А с другой стороны - в стране существуют группы людей, которых можно, в зависимости от убеждений, называть или "террористами", или "борцами за свободу". Например, басаевских и масхадовских боевиков в России называли "террористами", а в некоторых арабских странах - "борцами за свободу".

Сандинисты, как их не называй, делали то же самое, что делают все "борцы" - устраивали вооружённые нападения на воинские части и государственные учреждения, захватывали заложников, грабили банки (Даниэль Ортега перед отъездом на Кубу даже успел отсидеть 7 лет в тюрьме за организацию ограбления никарагуанского отделения "Bank of America").

Бороться с "борцами" и не нарушать при этом права человека невозможно. Или государство, наплевав на права человека, уничтожает боевиков, или боевики уничтожают государство.

Вспомните более поздние события. Президент Египта Хосни Мубарак 30 лет прослужил верой и правдой американским интересам, и после начала акций протеста на площади Тахрир он имел все основания рассчитывать на поддержку американцев. Но президент США Барак Обама 31 января 2011 года потребовал от Мубарака "защиты прав человека, включая право на проведение мирных демонстраций". Тем самым Обама запретил Мубараку разгонять толпу, состоявшую из "братьев-мусульман" и стукачей "Мухабарата" (египетской охранки). Обама запретил Мубараку защищаться, и в феврале Мубарака свергли.

Сомоса попал в такую же ситуацию, только на 33 с половиной года раньше Мубарака.

В сентябре 1977 года после ультиматума Картера Сомоса отменил военное положение, а в октябре сандинисты перешли в "стратегическое наступление" по всей стране. В январе 1978 года, помимо военных действий, в крупных городах начались акции протеста (вспоминаем, как организуются такие акции).

В феврале 1978 года США прекратили оказывать Никарагуа военную помощь, и армия Сомосы оказалась в ситуации, когда ей скоро нечем будет стрелять. А ведь Картер обещал - отмените военное положение, и военная помощь продолжится! Только наивные люди верят обещаниям американских президентов.

Чтобы Сомоса не смог закупить оружие у частных американских фирм, Картер специальным указом запретил продажу в Никарагуа продукции военного назначения.

Кроме того, США заблокировали в Международном валютном фонде выделение двух кредитов для Никарагуа, которые были уже согласованы. Затем был установлен запрет на импорт сельскохозяйственной продукции из Никарагуа. Администрация Картера также оказывала давление на американские судоходные компании с целью заставить их бойкотировать Никарагуа, и сделать невозможным вывоз экспортной продукции, и следовательно - лишить правительство валютных поступлений от экспорта в другие страны.

США последовательно и неуклонно отрезали своего союзника от источников оружия и денег, и тем самым делали победу коммунистических повстанцев-сандинистов неизбежной.

Тогда в мае 1979 года вице-президент Палаты депутатов Национального Конгресса Никарагуа Луис Паллаис полетел в США, и выступил перед американским Конгрессом с просьбой о помощи. Однако Конгресс, так же, как и президент, отказал самому верному союзнику Соединённых Штатов. "Вы еще проклянете тот день, когда вам не хватило решимости остановить экспансию советского империализма на континенте" - сказал американским конгрессменам Луис Паллаис, но его слова уже никого не интересовали.

После отказа американцев Сомоса попытался приобрести оружие и боеприпасы в Израиле. В Никарагуа отправился израильский корабль с военным грузом для правительственной армии, но Джимми Картер потребовал от израильского правительства прекратить помощь Сомосе, и корабль с грузом оружия, так и не доплыв до Никарагуа, был отозван обратно в Израиль.

После этого получить помощь Сомоса не мог больше нигде - боясь гнева США, все западные страны ему отказывали.

В августе 1978 года сандинисты захватили здание Национального Конгресса в никарагуанской столице Манагуа, взяв около 2000 заложников. За выкуп в 500 тысяч долларов заложников отпустили. Согласно документам из "Архива Митрохина", группа, захватившая Национальный Конгресс, была подготовлена с помощью специалистов из КГБ.

Учитывая, что сандинисты получали с Кубы оружие и боеприпасы советского производства, а Сомосе не помогал больше никто, его падение было только вопросом времени. Сандинисты захватывали всё новые и новые территории. Сомоса попытался бомбить позиции сандинистов, но американские правозащитные организации обвинили его в геноциде (не напоминает ли это события в Ливии в 2011 году?).

К середине 1979 года сандинистами была захвачена уже почти вся территория страны, кроме Манагуа. 17 июля 1979 года Анастасио Сомоса Дебайле сложил с себя полномочия президента Никарагуа, и вместе с ближайшими соратниками вылетел на личном самолёте в город Майами, штат Флорида, США.

Какой наивный был человек этот Сомоса, он так ничего и не понял! Джимми Картер запретил ему пребывание на территории США, и потребовал покинуть страну. После этого Сомоса был вынужден просить политического убежища в Парагвае, и после получения согласия вылетел в парагвайскую столицу Асунсьон.

После бегства Сомосы власть в Никарагуа взяла Правительственная хунта национальной реконструкции, в которую сандинисты сначала включили "для мебели" представителей местных либералов, но затем их постепенно из хунты повыгоняли.

24 сентября 1979 года президент США Джимми Картер принял в Белом доме трёх членов никарагуанской Правительственной хунты - Даниэля Ортегу, Серхио Рамиреса и Альфонсо Робело. Тот факт, что Ортега отсидел 7 лет за ограбление "Bank of America", американского президента не смутил.

Вернувшись из США, Даниэль Ортега начал строить социализм. Анастасио Сомоса тем временем в Парагвае тоже не бездельничал - он писал книгу.

Эта книга была написана Анастасио Сомосой на английском языке (в соавторстве с Джеком Коксом) специально для американских читателей, и называлась "Преданная Никарагуа" (Anastasio Somoza and Jack Cox. Nicaragua Betrayed).

В книге "Преданная Никарагуа" ("Nicaragua Betrayed") бывший никарагуанский президент рассказал о том, как Соединённые Штаты Америки предавали своего союзника.

Сомоса, помимо того, о чём уже было сказано выше, рассказывает в своей книге, как он предоставлял США доказательства того, что сандинистов снабжают оружием и боеприпасами СССР и Куба, что сандинистских боевиков готовят советские и кубинские инструкторы. Сомоса даже пишет, что специально отправил в Палату представителей Конгресса США образцы захваченного у сандинистов оружия советского производства, но большинство американских народных избранников на это никак не отреагировало.

Вместо помощи американцы отправили в Никарагуа "Комиссию по правам человека", которая обрушилась на Сомосу с обвинениями в нарушении гражданских прав. Более того, как пишет Сомоса, сотрудники американского посольства наладили контакты с сандинистами, и даже обзванивали по телефону никарагуанских бизнесменов и советовали им переводить долларовые накопления из Никарагуа в США, чтобы создать в стране нехватку долларов и лишить правительство валютных ресурсов. Следует учитывать, что большинство сотрудников посольств - это разведчики, работающие под дипломатическим прикрытием.

Кроме того, в своей книге Анастасио Сомоса коснулся и такой темы, как закулисное сотрудничество США и кубинского руководителя Фиделя Кастро (вы ещё не забыли, как Олег Калугин в книге "Прощай, Лубянка" писал о своей учёбе в Колумбийском университете: "В 1959 году, когда Фидель Кастро, молодой бунтарь, свергнувший диктатуру Батисты, выступал в Колумбийском университете, его встречали как национального героя. Я тоже стоял в толпе энтузиастов и чуть не плакал от счастья"?).

Анастасио Сомоса пишет в книге "Nicaragua Betrayed", что знаменитая высадка американских наёмников в "Заливе свиней" в 1961 году, которая подаётся как попытка американцев свергнуть Фиделя Кастро, в действительности была заранее спланирована таким образом, чтобы закончиться неудачей. Таким способом Фиделю Кастро создавали имидж борца с американским империализмом и подталкивали его к сотрудничеству с Советским Союзом.

Зачем это понадобилось американцам, Сомоса не объясняет, и эта тема требует отдельного исследования. Следует учитывать, что иногда открытая вражда и при этом тайная дружба бывают намного выгоднее, чем открытая дружба. Американская военная база Гуантанамо совершенно свободно действует на Кубе, но никто на это не обращает внимания.

Сомоса также затронул вопросы сотрудничества сандинистов и представителей католической церкви (вспоминаем кардиналов-масонов из ложи "П-2", возглавляемой агентом ЦРУ Личо Джелли).

Книга Анастасио Сомосы "Преданная Никарагуа" ("Nicaragua Betrayed") была издана в США в середине 1980 года издательством "Western Islands", принадлежащим Обществу Джона Бёрча, и сразу же приобрела скандальную известность. Реакция на книгу была предсказуемой.

17 сентября 1980 года Анастасио Сомоса был убит в Асунсьоне. Его автомобиль обстреляли из гранатомёта боевики - марксисты из Аргентины, ранее воевавшие в Никарагуа в составе "аргентинской бригады" (из 40 человек) на стороне Сандинистского фронта национального освобождения.

После известия об убийстве Сомосы, в тот же день, 17 сентября 1980 года, в Конгрессе США выступил член Палаты представителей Ларри Макдональд, и заявил, что "Политика Соединённых Штатов Америки, политика этой Администрации была намеренно и расчётливо спланирована, чтобы уничтожить избранное народом Никарагуа правительство и привести к власти сандинистов кубинского толка".

После этого Ларри Макдональд неоднократно высказывался по поводу того, что США фактически содействуют коммунистам, а в 1983 году заявил о намерении баллотироваться на пост президента на следующих выборах. И после этого он погиб при интересных обстоятельствах.

1 сентября 1983 года Ларри Макдональд вылетел в Сеул обычным пассажирским рейсом южнокорейской авиакомпании "Korean Air Lines" (рейс KAL 007) на празднование 30-летия совместного договора США и Южной Кореи о взаимной обороне.

Вместе с Макдональдом должны были отправиться на это мероприятие ещё три представителя Конгресса США - Джесси Хелмс, Стивен Симмс и Кэрролл Хаббард. Однако по неизвестным причинам в последний момент Симмс и Хаббард отказались лететь в Южную Корею, а Хелмса задержали, и он опоздал на самолёт, так что вместо четырёх конгрессменов в Сеул полетел один Макдональд. Кроме него на борту было ещё 245 обычных пассажиров и 23 члена экипажа.

По неустановленным до сих пор причинам у южнокорейского "Боинга" был неправильно настроен автопилот, и в результате он отклонился от намеченного маршрута и вторгся в воздушное пространство СССР, и затем был сбит советским перехватчиком. Кто и зачем испортил автопилот, остаётся только догадываться, но выгодно это было только американским спецслужбам, которым разоблачения Ларри Макдональда были ни к чему.

В книге Мишеля Брюна "Сахалинский инцидент. Истинная миссия рейса KAL 007" утверждается, что южнокорейский "Боинг" вообще был сбит не советской, а американской ракетой. В любом случае, от неудобного кандидата в президенты американские спецслужбы избавились очень красиво, переложив за это вину на советских друзей.

Вернёмся в 1979 год. Итак, благодаря совместным усилиям американских спецслужб и КГБ советские войска были вынуждены войти в Афганистан, а в Никарагуа привели к власти просоветски настроенных сандинистов.

Зачем же американцам понадобилось дарить Советскому Союзу Афганистан и Никарагуа? Посмотрим на действия американцев после этого "подарка".

После ввода советских войск в Афганистан Джимми Картер лицемерно притворился, что он тут не причём, и заявил, что "Советское вторжение в Афганистан - это самая большая угроза миру со времен Второй мировой войны" (актёр он был хороший - пример с Сомосой уже разобрали), и наложил эмбарго на экспорт зерновых в СССР. Но пшеница здесь была скорее для эффектного жеста. Главное заключалось в другом.

США стали вооружать моджахедов, то есть участников джихада - священной войны с неверными.

Ввод советских войск в Афганистан специально был обставлен так, чтобы это выглядело как оккупация страны иностранной армией - для этого и убили главу государства Хафизуллу Амина. А учитывая, что иностранная армия принадлежала атеистическому, то есть антирелигиозному государству, у афганских мусульман, равно как и у мусульман в других странах, это восторга не вызвало. Поэтому для освобождения Афганистана от "неверных" исламскими фундаменталистами был объявлен джихад.

В рамках операции ЦРУ под кодовым названием "Циклон" США стали перечислять деньги Пакистану, а пакистанская разведка на американские деньги стала закупать для моджахедов оружие, обучать их методике партизанской войны. Моджахеды набирались как среди афганцев, так и в арабских странах. В числе арабских добровольцев в Афганистане воевал небезызвестный Усама бин Ладен. Кроме того, среди моджахедов были иранцы и пакистанцы.

Моджахеды контролировали районы Афганистана, граничащие с Пакистаном и с Ираном (к 1986 году - до 70% афганской территории), а также приграничную полосу на территории Пакистана и Ирана. То есть, возникло своеобразное "государство моджахедов", разделённое на зоны влияния между полевыми командирами.

Это была территория, где не действовали никакие нормы международного права, и которую не контролировал никто, кроме вооружённых бандитов (ну или "борцов за веру", "борцов за свободу" - называйте их как хотите). Иногда эту территорию (приграничные районы Афганистана, Ирана и Пакистана) называли "Золотой полумесяц".

А что в Никарагуа? А там было то же самое.

У многих никарагуанцев власть сандинистов восторга не вызывала, и строить социализм хотелось далеко не всем. Как известно, на всякую революцию найдётся контрреволюция, и недовольных сандинистской властью стали называть "contrarrevolucionarios", сокращённо - "contras" (контрреволюционеры, "контрас").

Из этих "контрас" ЦРУ стало создавать вооружённые отряды, вооружать их, и обучать методике партизанской войны (оцените актёрство Картера - в сентябре 1979 года принимает в Белом доме приведённого им к власти Даниэля Ортегу, и в этом же сентябре 1979 года ЦРУ создаёт в Майами первый отряд "контрас" из числа никарагуанских эмигрантов; затем их перебросили к месту действия).

Никарагуанские "контрас" контролировали районы Никарагуа, граничащие с Гондурасом, а также приграничную полосу на территории Коста-Рики и Гондураса, и значительную часть территории Сальвадора, граничащую с Гондурасом. То есть, возникло своеобразное "государство контрас", разделённое на зоны влияния между полевыми командирами. Это была территория, где не действовали никакие нормы международного права, и которую не контролировал никто, кроме вооружённых бандитов ("борцов за свободу").

Итак, в Афганистане и в Никарагуа была применена одна и та же схема - сначала американцы проводят спецоперацию, в результате которой страна оказывается под властью коммунистов, а затем начинают создавать и вооружать отряды "борцов за свободу" - чтобы те боролись с коммунистами. Иначе говоря - сами создаём себе трудности, а потом их героически преодолеваем.

Затем вооружаемые американцами "борцы за свободу" захватывают приграничные территории (в том числе и соседних государств), и устанавливают там собственные порядки, когда не действуют никакие нормы международного права - то есть, фактически создаются бандитские государства, управляемые полевыми командирами.

Зачем же это было нужно? Неужели ЦРУ больше нечем было заняться?

Давайте думать. Предположим, существует международная конвенция, которая запрещает выращивать какое-нибудь растение. Кроме того, выращивание этого растения запрещено и собственными законами всех стран.

Из-за того, что растение запрещено, спрос на него велик, особенно среди молодёжи (запретный плод сладок!), а предложение ограничено. Следовательно, запрещённое растение или продукты его переработки стоят очень дорого, и тот, кто сможет торговать ими в больших количествах, получит очень много денег.

Выращивать такое растение на территории цивилизованного государства в промышленных масштабах невозможно - огромные плантации не скроешь, и даже если само государство этим займётся, могут возникнуть различные осложнения, от непонимания избирателей до международных санкций.

Следовательно, нужно создать территорию, которой управляют бандиты, и которым всякие международные законы и санкции - глубоко по барабану, потому что они и так вне закона, и каждый день рискуют жизнью. Вот эти бандиты на своей бандитской территории могут делать вообще абсолютно всё что угодно, и ничего им за это не будет.

Спецслужбы того государства, которое поможет бандитам захватить территорию для выращивания запрещённого растения, будут у них это растение или продукты его переработки покупать, перевозить в ту страну, в которую надо, и там перепродавать в десятки раз дороже местным покупателям-оптовикам.

А если какие-то торговцы запрещённым растением захотят покупать его у бандитов-производителей самостоятельно, без посредников, спецслужбы просто поступят по закону, и поведут решительную борьбу с конкурентами - как с нарушителями закона. Как говорил мексиканский президент Плутарко Элиас Кальес, "Всю поддержку и понимание - моим друзьям, всю тяжесть закона - моим врагам".

Вы уже наверно поняли, что речь идёт о наркотиках.

Все началось ещё в 1950 году. Американский учёный, специалист по истории Юго-Восточной Азии, профессор Университета Висконсина Альфред Уильям Маккой написал книгу "Героиновая политика в Юго-Восточной Азии" (Alfred W. McCoy, "The Politics of Heroin in Southeast Asia"). В этой книге Уильям Маккой исследует историю наркоторговли в так называемом "Золотом треугольнике" - приграничных территориях Бирмы (нынешней Мьянмы), Лаоса и Таиланда.

Эти территории контролировали различные "борцы за свободу" - сначала это были китайцы из партии Гоминьдан во главе с генералом Ли Вэньхуанем, отступившие из Китая на территорию Бирмы и Лаоса, и воевавшие с армией китайских коммунистов, пытавшейся их уничтожить; впоследствии появились бирманские сепаратисты во главе с Кун Са, добивавшиеся независимости для племени Шан, и сражавшиеся с бирманскими правительственными войсками; группировка лаосского генерала Раттикона, воевавшая с лаосскими коммунистами; группировки таиландских коммунистов, воевавшие с таиландскими правительственными войсками.

Короче говоря, "Золотой треугольник" был почти полным аналогом более позднего Афганистана - никакие законы не действуют, огромные территории контролируют "борцы за свободу", возглавляемые полевыми командирами. И все выращивают опиумный мак, а затем производят из него героин.

Конфликт за опиумные плантации привёл к тому, что "борцы за свободу" из "Золотого треугольника" передрались между собой, и дошло до крупномасштабных боевых действий, вошедших в историю как "Опиумная война 1967 года".

Как пишет Альфред Уильям Маккой, ЦРУ начало установливать контакты с наркоторговцами из "Золотого треугольника" в 1950 году. ЦРУ снабжало их оружием, предоставляло авиационный транспорт для вывоза наркотиков, занималось отмыванием денег, полученных от продажи наркотиков, через банки, подконтрольные ЦРУ.

В 1960-е - 1970-е годы спрос на наркотики значительно вырос - появились молодёжные субкультуры вроде "битников" и "хиппи" (у которых употребление наркотиков было общепринятым), распространились музыкальные стили "рок" и "рок-н-ролл" (в которых почти все музыканты употребляли наркотики, и не стеснялись в этом открыто признаваться; кто-то остроумно заметил, что "Рок против наркотиков" - это всё равно что "Пчёлы против мёда"; из-за повального увлечения рок-музыкантов наркотиками в американском слэнге словом "rock" стали называть одну из кокаиновых смесей), началась "сексуальная революция", и всё это привело к отказу молодёжи от прежних нравственных ограничений, и вследствие этого - к просто взрывному росту наркомании. Символом той эпохи стала песня "Sex & Drugs & Rock'n'Roll" ("Секс, наркотики и рок-н-ролл").

Бывший английский разведчик Джон Колеман в книге "Комитет 300" утверждает, что рок-музыка и молодёжные субкультуры целенаправленно создавались специалистами в области психологической войны из "Тавистокского института" и "Исследовательского центра научной политики" для увеличения спроса на наркотики. В результате, как пишет Колеман:

"Употребление наркотиков стало составной частью повседневной жизни в Америке. Эта разработанная Тавистоком программа была подхвачена миллионами молодых американцев, и старшее поколение начало думать, что Америка подверглась естественной социальной революции, будучи не в состоянии уразуметь, что перемены в их детях были не спонтанным процессом, но результатом чисто искусственных воздействий с целью изменения социальной и политической жизни Америки".

"С приходом "рока" … был отмечен чудовищный рост употребления наркотиков, в особенности марихуаны. Весь наркобизнес был развернут под контролем и управлением "Исследовательского центра научной политики".

Руководили этим центром Лиланд Брэдфорд (Leland Bradford), Кеннет Дамм (Kenneth Damm) и Рональд Липперт (Ronald Lippert), под чьим высококвалифицированным руководством было подготовлено немало специалистов по "новым наукам" для того, чтобы вызывать у людей "шоки будущего". Одним из основных таких "шоков" является резкий рост потребления наркотиков американскими тинэйджерами".

Кроме того, в тот же период в США были приняты различные программы социального обеспечения ("вэлфэр"), в результате чего значительно повысились доходы социально неблагополучных слоёв населения, в частности, "афроамериканцев". Денег стало больше, а культура осталась прежней, в результате желание употреблять наркотики подкрепилось денежной поддержкой со стороны государства (за счёт налогоплательщиков). К чему это привело?

Как пишет Патрик Бьюкенен в книге "Смерть Запада", "в афроамериканском сообществе 69 процентов младенцев рождаются вне брака, две трети детей живут с одним родителем, 28,5 процента мальчиков, как ожидается, попадут в тюрьму. В крупных городах четверо из каждых десяти чернокожих мужчин в возрасте от шестнадцати до тридцати пяти лет находятся в тюрьмах, либо отпущены на поруки или под залог. Наркотики распространяются пандемически. Дети не желают учиться, сознательных детей унижают и бьют. Девочек насилуют члены молодежных банд, "подсевшие" на наркотики и рэп".

Спрос на наркотики увеличился в десятки раз, и одного "Золотого треугольника" для снабжения наркопродукцией США и стран Западной Европы (где целенаправленно были запущены аналогичные процессы) стало недостаточно. Поэтому понадобились новые территории, где бы властвовали "борцы за свободу", и можно было бы производить наркотики.

С точки зрения климатических условий для выращивания опиумного мака (с целью производства героина и других опиатов) больше всего подходят горные районы "Золотого полумесяца" на стыке Афганистана, Ирана и Пакистана, а для выращивания коки (с целью производства кокаина) - горные районы Колумбии, Перу, а также приграничные горные районы Никарагуа - Гондураса и Никарагуа - Коста-Рики.

Эти же районы идеально подходят по климату и для выращивания индийской конопли (с целью производства марихуаны). Кстати, индийская конопля вопреки своему названию наиболее распространена в природных условиях не в Индии, а в Афганистане и пограничных с ним районах Пакистана.

Итак, в 1960-е годы начинаются мероприятия по внедрению в сознание молодёжи западных стран культурных стереотипов и моделей поведения, способствующих росту употребления наркотиков, и одновременно начинаются мероприятия по превращению территорий, пригодных для массового выращивания наркотических растений, в бандитские регионы, контролируемые полевыми командирами - то есть наркотические плантации с вооружённой охраной.

Проще всего было в Колумбии и в Перу. Из-за слабости центральной власти, которая просто не в состоянии была контролировать горные районы и джунгли, там даже революции устраивать не понадобилось - достаточно было создать "партизанские движения", которые ради борьбы с империализмом стали бы производить наркотики.

В 1964 году в Колумбии появляется вооружённое крыло Коммунистической партии Колумбии под названием "Революционные вооружённые силы Колумбии - Армия народа" ("Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia - Ejercito del Pueblo", FARC, по-русски сокращённое название так и пишут - ФАРК). Группировка ФАРК установила контроль примерно над 20% территории Колумбии (около 230 тыс. кв. км, это примерно соответствует территории Великобритании). В книге Дж. Араса "Терроризм вчера, сегодня и навеки" сообщается, что ФАРК производит около 80% от всего мирового производства кокаина (данные на 2000 год).

В заявлении Секретариата Верховного главнокомандования ФАРК от 29 марта 2000 г. говорится, что "... многие крестьяне вынуждены заниматься выращиванием коки, мака и марихуаны в качестве единственного способа выживания. Доходы таких крестьян минимальны. Кто действительно обогащается на выращивании наркотиков, это посредники, которые превращают сырьё в психотропный препарат, а затем ввозят и реализуют его на рынках западных стран, и в первую очередь в США""мы призываем США легализовать употребление наркотиков".

По данным доклада ООН "Global Illicit Drug Trends 2002" ("Глобальные тенденции незаконного оборота наркотиков 2002"), на середину 2002 года в мире насчитывалось 185 миллионов наркоманов (на 43 млн. больше, чем всё население России!), что составляло 4,3% от всех жителей Земли старше 15 лет. Каждый 23-й житель нашей планеты старше 15 лет - наркоман.

Для удовлетворения ежедневных потребностей такой оравы наркоманов, для доставки наркотиков в страны потребления, "посредникам" нужны тяжёлые транспортные самолёты и большие корабли, которые через границу незамеченными не проскочат. Подумайте, кто имеет возможность перевозить грузы через границу без таможенного и пограничного досмотра. Кстати, в Западной Европе находится 16 авиационных и 5 военно-морских баз США.

В настоящее время ФАРК получает оружие из Венесуэлы. Поэтому венесуэльский президент-социалист Уго Чавес может как угодно публично ругать США, но в реальности он помогает ЦРУ - если ФАРК останется без оружия, то эти "революционные повстанцы" будут разгромлены правительственной армией, и таким образом, производство 80% кокаина будет ликвидировано. "Посредники" из США останутся без заработка. И нефть, кстати, Венесуэла продаёт именно в США. За доллары.

Следует уяснить для себя раз и навсегда: любые публичные заявления политиков делаются для народа. Что народ хочет услышать, то он и услышит. Если народ не любит североамериканцев, политик будет говорить о том, какие плохие североамериканцы. Если народ возненавидит пингвинов, будут произноситься речи о "кровавом режиме пингвинов". Самый лучший способ прекратить внутренние разногласия и отвлечь население от внутренних проблем - найти какого-нибудь внешнего врага. При этом с таким "врагом" обычно бывает очень выгодно тайно дружить.

Уго Чавес - выходец из военного сословия. Какого рода связи существуют между некоторыми венесуэльскими военными и ЦРУ, иллюстрирует следующий пример, описанный в статьях Тима Вейнера "Антинаркотическое подразделение ЦРУ отправило в США тонну кокаина в 1990" в газете "Нью-Йорк Таймс" за 20 ноября 1993 года и "Венесуэльский генерал обвиняется в схеме ЦРУ" в той же газете за 23 ноября 1996 года (Tim Weiner, Anti-Drug Unit of CIA Sent Ton of Cocaine to US in 1990. The New York Times, November 20, 1993; Tim Weiner, Venezuelan General Indicted in C.I.A. Scheme. The New York Times, November 23, 1996).

В 1990 году в международном аэропорту Майами, штат Флорида, США, на прибывшем из Венесуэлы самолёте была обнаружена тонна чистого кокаина. Сотрудники Управления по борьбе с наркотиками провели расследование, и установили, что наркотики в США из Венесуэлы отправили офицер подразделения ЦРУ по борьбе с наркотиками Марк МакФарлин и генерал венесуэльской Национальной гвардии Рамон Гильен Давила. "Борец с наркотиками" из ЦРУ заявил, что он таким способом хотел проследить канал поставки колумбийского кокаина, а торговать им не собирался. Однако расследованием было установлено, что МакФарлин и Гильен Давила отправляли партии кокаина из Венесуэлы в США и раньше, и этим кокаином торговали уличные распространители в Майами.

В результате Марк МакФарлин из ЦРУ был уволен, а США потребовали у Венесуэлы выдачи генерала Гильена Давилы; кроме того, резидент ЦРУ в Венесуэле Джим Кэмпбелл (скорее всего, главный организатор этой схемы) был отозван в США (обратите внимание на тройные стандарты - за одно и то же деяние североамериканца-организатора переводят на другую работу, североамериканца-исполнителя увольняют, а венесуэльца хотят посадить).

В 1996 году длившееся почти 6 лет расследование было закончено, и генерал Рамон Гильен Давила, которого Венесуэла отказалась экстрадировать в США, был заочно обвинён в наркоторговле судом присяжных в Майами. В суде адвокаты венесуэльского генерала заявили, что их подзащитный был давним и активным агентом ЦРУ, и отправка наркотиков в США производилась по заданию этой организации.

А кто снабжал ФАРК оружием до того, как Чавес пришёл к власти? Кто занимался этим в 1960-е - 1980-е годы? Публикаций в открытых источниках на эту тему пока нет. Но вполне логично предположить, что военное крыло Коммунистической партии Колумбии поддерживалось спецслужбами коммунистического государства (например, СССР или Кубы).

Кроме ФАРК, в Колумбии в 1960-е - 1970-е годы появилась также масса более мелких повстанческих организаций, от крайне левых до крайне правых ("Армия национального освобождения", "Армия освобождения народа", "М-19", "Либерально-революционное движение" и др.), и все они занимались одним и тем же - производством наркотиков. Впоследствии, в 1980-е годы, производством наркотиков там занялись даже самые обыкновенные бандиты без всякой идеологии - "Медельинский картель" и "Картель Кали", но все эти бандиты и прочие "повстанцы" вместе взятые - просто мелочь по сравнению с ФАРК.

В том же 1964 году, когда в Колумбии появилась ФАРК, в Перу была создана "Коммунистическая партия Перу - Сияющий путь" ("Сендеро Луминосо"). В 1980 году она стала вести партизанскую войну против перуанского правительства, и захватила ряд районов страны. Как сообщается в книге К. С. Родионова "Интерпол: вчера, сегодня, завтра", фактически "Сендеро Луминосо" представляла собой синдикат торговцев наркотиками.

Подготовка к дестабилизации Никарагуа и Афганистана также началась в 1960-е годы. Сандинистский фронт национального освобождения был создан в 1961 году. Переводчик американского посольства в Афганистане Нур Мохаммад Тараки стал создавать марксистские кружки в 1963 году. А в 1979 году давно задуманное было доведено до логического завершения - как раз к тому моменту, когда спрос на наркотики так вырос, что другие наркоплантации уже не справлялись. И тогда эстафету подхватили моджахеды и "контрас", созданные якобы для борьбы с коммунистами (которым сами же американцы и отдали Афганистан и Никарагуа), а в реальности - для наркопроизводства и наркоторговли.

В 1989 году в британской газете "The Independent" появилась статья Джона Личфилда и Тима Корнуэлла под названием "Америка вела неправильную войну: Помогла ли политика США в Центральной Америке в 1980-е годы росту колумбийских кокаиновых картелей?" (John Lichfield and Tim Cornwell, "'America has fought the wrong war': Did US policy in central America in the 1980s assist the growth of the Colombian cocaine cartels?". The Independent, 26 August, 1989).

Помимо колумбийской, в статье затрагивалась и никарагуанская тема - поставки наркотиков в Соединённые Штаты, которыми занимались "контрас" совместно с ЦРУ. Основным источником для британских журналистов стал бывший сотрудник ЦРУ Дэвид МакМайкл (David MacMichael), который рассказал о тесной взаимосвязи между деятельностью ЦРУ в Латинской Америке и наркоторговлей, причём для него это было абсолютно нормальным рабочим явлением.

По словам Дэвида МакМайкла, "После того, как вы установите тайные каналы поставки оружия и денег, будет очень трудно отделить их от таких людей, которые участвуют в других формах торговли, и особенно торговли наркотиками. Количество самолётов, пилотов и взлётно-посадочных полос ограничено. Разрабатывая систему снабжения "контрас", США построили дорогу для поставок наркотиков в США". Из США самолётами доставлялось оружие для "контрас", и на этих же самолётах обратными рейсами в США перевозились наркотики.

Американские журналисты в исследовании этой темы не отставали от английских коллег. Например, американский журналист Гэри Вэбб (Gary Webb) с 18 по 22 августа 1996 года опубликовал в газете "San Jose Mercury News" статью "Тёмный альянс" ("Dark Alliance") в трёх частях, а в 1999 году издал книгу под названием "Тёмный альянс: ЦРУ, контрас и взрыв крэк-кокаина" ("Dark Alliance: The CIA, the Contras, and the Crack Cocaine Explosion").

В этих статьях и в книге Гэри Вэбб рассказал о результатах трёхлетнего журналистского расследования, в ходе которого он выяснил, что никарагуанские "контрас" при помощи ЦРУ занимались поставками кокаина и крэка (кокаиновая смесь) в Лос-Анджелес, и именно эти поставки вызвали знаменитую "эпидемию крэка", прокатившуюся по американским городам в 1980-е годы. Наркотики доставлялись в США самолётами из мест расположения "контрас" в Коста-Рике и Гондурасе вблизи границы с Никарагуа.

Гэри Вэбб приводит конкретные свидетельства двух бывших "контрас" - Данило Бландона и Норвина Менесеса - о том, что организацией поставок наркотиков занимались один из полевых командиров "контрас" Энрике Бермудес, который был завербованным агентом ЦРУ, и кадровый сотрудник ЦРУ, которого прислали руководить операцией.

На вырученные от продажи наркотиков деньги "контрас" закупали оружие, причём не только для себя, но и для нелегальной торговли в США (продавали преступным группировкам Лос-Анджелеса автоматы, отсутствующие в свободной продаже). Оружие перевозилось под прикрытием ЦРУ.

Статьи и книга Гэри Вэбба вызвали грандиозный скандал в США, затем всё поутихло, а когда про журналиста все забыли, с ним решили расправиться. В 2004 году он был найден мёртвым у себя дома с двумя пулевыми отверстиями в затылке. Следствие пришло к выводу, что это было … самоубийство. (Как шутят в России, "Потерпевший сам упал на нож, и так пятнадцать раз подряд"). По словам одного из знакомых Гэри Вэбба, тот за несколько дней до смерти сказал ему, что работает над новой книгой, касающейся ЦРУ и контрабанды наркотиков.

Что интересно, частично связи между ЦРУ и наркоторговцами было вынуждено признать даже само ЦРУ. Генеральный инспектор ЦРУ Фредерик Хитц 16 марта 1998 года, отчитываясь перед комитетом Палаты представителей Конгресса США, сообщил, что "ЦРУ своевременно не прекращало отношения с предполагаемыми наркоторговцами", кроме того, Хитц сообщил конгрессменам, что в 1982 году было заключено соглашение между президентом Рональдом Рейганом (который, напоминаем, был в молодости осведомителем ФБР), генеральным прокурором Уильямом Френчем Смитом и ЦРУ, и в соответствии с этим соглашением офицеры ЦРУ освобождались от обязанности сообщать правоохранительным органам о фактах торговли наркотиками теми лицами, которые участвовали в снабжении "контрас".

В 1990 году Банк Англии назначил ревизию финансово-хозяйственной деятельности Лондонского филиала "Международного банка кредита и коммерции" (Bank of Credit and Commerce International, BCCI). Удалось найти и проверить только часть финансовых документов банка, но даже в ходе такой усечённой ревизии выяснились, что BCCI был не банком, а "финансовой прачечной" ЦРУ, и использовался для финансирования секретных операций ЦРУ и для отмывания денег, полученных от продажи колумбийского кокаина и афганского героина. После этого банк BCCI был ликвидирован.

И это, кстати, был не первый скандал с подконтрольными ЦРУ банками. В 1980-1983 годах в Австралии было проведено расследование деятельности банка "Nugan Hand Bank", и в результате выяснилось, что он контролировался ЦРУ и использовался для отмывания денег, полученных от наркоторговли. Подробно эти события описываются в книге Джонатана Квитни "Преступления патриотов: Правдивый рассказ о наркотиках, грязных деньгах и ЦРУ" (Jonathan Kwitny. The Crimes of Patriots: A True Tale of Dope, Dirty Money, and the CIA).

Разоблачение банков "Nugan Hand Bank" и BCCI стало возможным только потому, что тут постарались англичане, дабы подгадить своим давним соперникам. А сколько ещё таких подконтрольных ЦРУ банков занимаются отмыванием полученных от наркоторговли денег по всему миру - вопрос интересный. Американцы больше всех кричат о необходимости борьбы с отмыванием грязных денег и "наезжают" на швейцарские банки. "Вор громче всех кричит "Держи вора!". Швейцарцы - конкуренты, а конкурентов хотят устранить.

В газете "International Herald Tribune", входящей в американский медиахолдинг "The New York Times", 3 декабря 1993 года была опубликована статья Ларри Коллинза "Наркотические связи ЦРУ так же стары, как само Управление" ("The CIA Drug Connections as Old as the Agency", by Larry Collins, International Herald Tribune, December 3, 1993).

В указанной статье сообщалось, что во время Афганской войны ЦРУ установило канал поставки наркотиков с Гульбеддином Хекматияром, лидером Исламской партии Афганистана и полевым командиром самой мощной группировки моджахедов (численность его бойцов превышала 40 тыс. человек). Через Хайберский горный проход ЦРУ с территории Пакистана отправляло Хекматияру оружие, а обратно тем же транспортом перевозился героин.

О связях ЦРУ с афганскими и латиноамериканскими наркоторговцами рассказывается также в книге Дугласа Валентайна "Сила Волка: Тайная история войны Америки с наркотиками" (Douglas Valentine, The Strength of the Wolf: The Secret History of America's War On Drugs). Причём в качестве эпиграфа там выбраны слова сотрудника ЦРУ Джорджа Уайта: "Где ещё энергичный американский парень может лгать, убивать, жульничать, воровать, насиловать и грабить с благословения Всевышнего?".

В книге генерал-майора А.А. Ляховского "Трагедия и доблесть Афгана" приводятся данные о торговле наркотиками практически всеми полевыми командирами моджахедов. При этом хотелось бы процитировать довольно интересный отрывок из этой книги:

В мае 1982 г. командующим армией стал генерал Ермаков В. Ф., под руководством которого были проведены боевые операции в провинциях Парван, Каписа, Газни, а также проделана большая работа по перекрытию государственной границы Афганистана с Пакистаном и Ираном. Тогда это была наша стратегическая цель, но ее не удалось достичь в полном объеме ввиду сложного рельефа местности и существования сотен проходов в горах, а также заинтересованности многих влиятельных сил в Афганистане и вне его, чтобы караваны с оружием, боеприпасами и наркотиками шли через границу.

Интересно, какие силы вне Афганистана могли помешать нашим войскам перекрывать границу по причине заинтересованности в караванах с наркотиками? Если эти силы былитолько в США, то напрямую воздействовать на наше командование они никак не могли. Не свидетельствует ли это о том, что такую заинтересованность имели какие-то силы в Москве? Например, те же силы, которые так упорно втягивали наши войска в Афганистан?

Однако в 1989 году советские войска ушли из Афганистана, а в 1990 году Гражданская война в Никарагуа закончилась, и "контрас" разоружились. Но для "посредников" это большого ущерба не принесло.

Вместо "контрас" стали использоваться мексиканские наркокартели, для которых уже не придумывали никакую "борьбу за свободу", и набирали туда обычных бандитов. Как сообщается в статье Питера Дейла Скотта "Вашингтон и политика наркотиков" в английском журнале "Вариант", № 11 за 2000 год (Peter Dale Scott, Washington and the politics of drugs. Variant, № 11, 2000), крупнейшая мексиканская сеть наркотрафика, известная под названием "Картель Гвадалахара", пользовалась защитой директора DFS (Федерального управления безопасности Мексики) Мигеля Насара Аро, который сам был агентом ЦРУ. Сначала мексиканцы помогали "контрас", а после их разоружения полностью взяли на себя их работу по снабжению США наркотиками.

После вывода советских войск из Афганистана в 1989 году гражданская война там продолжалась, и в наркотическом смысле ничего не изменилось - моджахеды продолжали производить героин, а "посредники" вывозили его в США и Европу.

Движение "Талибан", захватившее власть в Афганистане в 1995 году, наркоторговле поначалу никак не мешало, однако затем ситуация изменилась.

Как сообщается в уже упоминавшемся докладе ООН "Global Illicit Drug Trends 2002", в июле 2000 года "Талибан" запретил выращивание опиумного мака. В результате принятых талибами мер в 2001 году посевные площади опиумного мака сократились на 91%, и, соответственно, настолько же уменьшилось производство героина.

Для наркоторговцев из американских спецслужб это была катастрофа. И тут вдруг очень кстати произошли теракты 11 сентября 2001 года, в которых обвинили проживающего в Афганистане Усаму бин Ладена. Под предлогом поимки преступника, США начали войну с движением "Талибан", отказавшимся выдать бин Ладена, и теперь в Афганистан вошли уже не советские, а американские войска.

О том, что теракты 11 сентября 2001 года организованы самими американскими спецслужбами, написано уже несколько вагонов книг, и что характерно, об этом пишут не только конспирологи, но и вполне солидные люди. Например, о том, что теракты 11 сентября были организованы ЦРУ для того, чтобы убедить американцев в необходимости вторжения в Афганистан, пишет бывший статс-секретарь министерства обороны Германии Андреас фон Бюлов в книге "ЦРУ и 11 сентября" (Andreas von Bulow, "Die CIA und der 11. September").

После ввода американских войск в Афганистан гражданская война там возобновилась, и не прекращается до сих пор. Страна, как и в давние времена, поделена между полевыми командирами, которым производить наркотики больше никто не мешает; да и новые поколения талибов тоже взялись за наркопроизводство. Что, собственно, и требовалось.

В результате, как сообщил 25 июня 2009 года в интервью государственному информационному интернет-каналу "Россия" (vesti.ru) глава ФСКН Виктор Петрович Иванов, "94% мирового производства героина локализовано в Афганистане".

Каковы доходы от наркоторговли? Точных цифр, естественно, никто не назовёт, но порядок этой величины представить можно. Вот что об этом думают специалисты, знающие тему, так сказать, изнутри: в печатном органе ФАРК "Международный журнал Революционных Вооружённых Сил Колумбии - Армии народа (РВСК - АН)", № 22, ноябрь - февраль 1999-2000, была опубликована статья "Наркоторговля - проблема всеобщая", и в ней было сказано, что "Доходы от торговли наркотиками превышают доходы от нефти".

Неужели "посредники", которые получают 90% доходов от наркоторговли, уничтожат этот денежный фонтан? Они будут заниматься имитацией бурной деятельности, изображать непримиримую борьбу со своими поставщиками, показательно ловить конкурентов и мелких распространителей, но результат продолжающейся уже полвека всемирной войны с наркотиками всем известен - число наркоманов растёт, и они продолжают приносить прибыль очень серьёзным людям.

Хотелось бы ещё раз напомнить слова Пола Хейне: "В любом обществе, широко использующем деньги, почти каждый человек предпочитает иметь их побольше... Последнее обстоятельство сильно помогает предсказывать человеческое поведение".

Если историческое событие не поддаётся разумному объяснению, надо просто вспомнить о том, что творцы этого события - тоже люди, и они предпочитают иметь побольше денег.


http://www.zaxodi-v-internet.ru/razval-sssr.html

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
#6 Guest 15.11.2016 05:06
Комментарий был удален администратором
 
 
#5 Guest 24.10.2016 08:47
Комментарий был удален администратором
 
 
#4 Guest 14.09.2016 20:13
Комментарий был удален администратором
 
 
#3 Guest 21.02.2014 05:34
Комментарий был удален администратором
 
 
Юрий  Пирогов
0 #2 Юрий Пирогов 29.11.2013 18:06
"Услышав что его страна трудом Сизифовым больна.
Что экстенсивность дизе зер шлехт, плохо кака
А интенсивность зер гут, хорошо мнака. (Про то науки стадо донесло.
Идеологии не стало и вера стало быть пропала?...)
Генсекретарь и его рать тот коммуняцкий свой наряд сменил на форму дерьмократ
И не спросив кто сказал "Мяу" Кто доказал законов зло
Он предложил нам с ним пойти по ИНТЕНСИВНОМУ ПУТИ.
Ай да Мишаня Горбачёв ему захлопали мы дружно Уж он то знает Как! Куда!
Не те кто правили вчера и завели нас в никуда..
Цитировать
 
 
Юрий  Пирогов
0 #1 Юрий Пирогов 29.11.2013 18:00
Основным "стимулом" для развала страны госаппарата М. Горбачёва это была информация о свойствах Экстенсивного развития (Сизифов труд - труд страны дураков) выразившейся в Переводе экономики на преимущественно интенсивный путь развития объявленный М. Горбачёвым в 1985 г Найди в своё время (1982-83г) автора доказавшего теоремой это свойство и процесс был бы другой...
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список История

Список видео