Ростовщичество и долговое рабство-2

menjaly-i-rostovschikiНе давай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею. - Второзаконие, 23:19, 20.

и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать. (Второзаконие 28:12)

«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их — служить тебе; ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, что-бы приносимы были к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Исаия, 60:10 — 12)

И если ты смотришь в бездну, знай, что  бездна  смотрит в глубины твоей души .

Фридрих Ницше

«Матрица повсюду. Даже сейчас она с нами рядом. Ты видишь ее, когда смотришь в окно или смотришь телевизор. Ты ощущаешь ее, когда работаешь, идешь в церковь, платишь налоги, - целый мирок, надвинутый на глаза, чтобы спрятать правду. Какую? - Что ты только раб, Нео. Как и все, ты от рождения в цепях, в тюрьме, к которой не прикоснешься, которой не почуешь, в темнице для разума! Увы, невозможно объяснить, что такое матрица. Ты должен увидеть это сам».                                                                                                                   

Из фильма « Матрица».

 

Современная мировая глобальная ростовщическая система. Кредитные союзы Украины и крах корпорации «Энрон». Будущее бомбы виртуального долга.

 

История ростовщичества свершила свой закономерно-странный парадоксальный круг. В исторической ростовщической цепочке  денежных обменов и капитала мы проследили отношения: патриции-всадники– плебеи – рабы, цари и монархи, рабовладельцы- ростовщики – рабы в древнем мире и античности; монархи и феодалы-ростовщики и банкиры - ремесленники и горожане, крестьяне в средние века; правительства и буржуазия – ростовщики и банкиры – мещане – рабочие и крестьяне в новое время капитализма. Сегодня в масштабах глобализованного мира цепочка представлена финансовая элитой – «золотым» миллиардом – третьим миром.   Вспомним Маркса: «Капитал – это не вещь, а определенное, общественное, принадлежащее определенной исторической формации общества производственное отношение, которое представлено в вещи и придает этой вещи специфический общественный характер».

 

А как дела с нашим старым знакомым, ростовщиком, не вытеснили ли его банки и финансовые корпорации? Сегодня исторические рудименты ростовщических отношений сохраняются  в развивающихся странах мира. Главной причиной этого является гнет феодальных пережитков, архаичность социального сознания населения, неразвитость гражданского общества. В этих странах подавляющая часть всех земель сосредоточена в руках помещиков, которые сдают землю в аренду мелким крестьянам на самых кабальных условиях, взимая в виде арендной платы от 1/2 до 3/4 урожая. В результате этого доход крестьянина-арендатора оказывается настолько ничтожным, что он вынужден для покупки недостающих средств существования и уплаты земельной ренты помещику прибегать к “помощи” ростовщика.

 

 Вот современные примеры. В южно-индийском штате Андхра Прадеш результатом неблагоприятного изменения климата в 2001 году стало массовое обнищание фермеров, и, как следствие, волна самоубийств среди жителей штата, которые не смогли вернуть взятые ими кредиты. В общей сложности, по своей воле ушли из жизни примерно 3 000 жителей Андхра Прадеш. Так в деревне Сомайджулапаль за последние шесть лет не  меньше 53 фермером покончили с собой, будучи не в силах выплатить свои долги. Аналитики, оценивая волну самоубийств в штате Андхра Прадеш, считают главной причиной этого явления провал  системы дешевого государственного кредитования фермеров, в результате которого они вынуждены обращаться к частным ростовщикам за более дорогими деньгами.

 

 «Богатый человек, покупающий автомобиль Mercedes Benz, может получить для этого кредит всего под 4% годовых,  тогда как бедный фермер для покупки трактора вынужден  брать кредит под 13%-15% годовых», – заявляет главный  министр штата Андхра Прадеш Раджашектар Редди. (Жизнь за невыплаченный кредит .BBC NEWS, 01.07.04)

 

По приблизительным оценкам, в настоящее время только в Индии, Пакистане и Бангладеш насчитывается до 50 миллионов рабов, занятых в производстве, что составляет около 10% экономически активного населения этих стран. Источники этого рабства разнообразны. Иногда работник насильно прикрепляется к фабрике, когда не может вернуть деньги, взятые в долг у ростовщика-предпринимателя (речь может идти о совершенно ничтожной сумме). Часто родители продают своих детей через посреднические мафиозные структуры владельцам крупных фабрик за ростовщические долги. Рабы обречены пожизненно работать на своих хозяев в самых чудовищных условиях в обмен на пищу и карманные деньги. Случаи бегства часто заканчиваются смертью беглецов, их отыскивают и убивают сотрудничающие с владельцами таких фабрик гангстеры, работающие на ростовщиков.

 

Однако, такого рода вещи во все большей степени распространяются и на развитые капиталистические страны. В США выдача ссуд под 10% в месяц гангстерами- ростовщиками называется «акулий промысел». Преступное ростовщичество характеризуется тем, что вымогатель является также и кредитором. Суть деятельности состоит в кредитовании кого-либо из игроков казино, букмекерских ставок на различные состязания под проценты, существенно превышающие рыночную ставку и на короткий срок, например, на 24 часа. В случае выигрыша долг немедленно погашается. В случае проигрыша должник обязан погасить долг в течение короткого условленного промежутка времени под угрозой физической расправы. Каждый ростовщик работает в паре с помощником- гангстером, обеспечивающем при необходимости выколачивание денег и действующим на комиссионной основе, получая при этом свою долю прибыли. При необходимости ростовщик может прибегнуть к убийству, либо использовать неплатежеспособность должника для принуждения его к совершению каких-либо действий. Современные обороты «акульего промысла» впечатляют.

 

Оборот средств итальянской мафии в 2004 году возрос  до 100 млрд. евро. Эти цифры публикует в пятницу РИА  "Новости", ссылаясь на данные независимого   исследовательского агентства "Эуриспес". Вымогательство и ростовщичество приносит 13 500 млн.  евро, тогда как проституция и торговля оружием   соответственно по 5 104 и 4 474 млн. евро.

 

   Дикое, ужасное по своим  социальным последствиям ростовщичество расцвело на пост советском пространстве с распадом СССР. В начале 90-х годов ссуды  выдавались частными ростовщиками, ломбардами, кредитными союзами  под 30-45% месяц в фиксированном курсе по отношению к доллару под залог до одной трети стоимости жилья, автомобилей, домов и при инфляции под 600% в год. Выколачивание долгов сопровождалось активным привлечением криминалитета, подкупом судей, нотариусов, госчиновников, правоохранительных органов, жестоким запугиванием должников. Практически две трети заемщиков, поверивших в свои предпринимательские способности в эйфории перестройки и получившие возможность бесплатной приватизации жилья, лишились своих залогов, как правило, полученных от государство долгим и честным трудом квартир и нажитого добра. Можно сказать, что  право на бесплатную собственность от приватизации собственного жилья, а также крах советского производства в начале 90-х годов спровоцировало  волну коллективного безумия предпринимательских надежд со стороны брошенных своим развалившимся государством граждан. Слесарь жэка бросал свою работу, закладывал заработанную 20 годами упорного труда квартиру ростовщикам за треть стоимости  и ехал в Одессу покупать партию носков  для продажи на рынке в Донецке, мать 5 детей закладывала дом, бросала мужа с детьми и бежала с любовником и полученной ссудой, мигранты из азиатских республик Союза закладывали фамильные драгоценности за бесценок, чтобы прокормиться,  бандиты приводили к ростовщикам своих должников, не сумевших вовремя расплатиться по рекетирским ставкам мелких торговцев и предпринимателей, молоденькая проститутка убеждала своего дедушку- фронтовика заложить его квартиру для поездки заграницу работать в борделе, отчаявшиеся родители закладывали жилье для взятки местному судье, обещавшему смягчить суровый приговор нахулиганившему сыну и т.д. Сплошные шекспировские сюжеты…Архаические формы ростовщического людоедства вернулись из исторической тьмы веков к миллионам бывших советских граждан.

 

 В Москве около 100 тысяч бездомных, в основной своей массе – это люди, ставшие жертвами преступных махинаций с их жилплощадью или потерявшие жилье в уплату за долги под ростовщические проценты.

 

   Под ростовщические проценты через ломбарды и кредитные союзы ссужались деньги уголовного «общага», нахапанные чиновниками взятки, прибыль незаконных махинаций с продажей  госсобственности в начальный период приватизации. Вновь возникшие рантье из числа бандитов, коррумпированных чиновников, правоохранителей, спекулянтов и жуликов  стали получать доходы в 50-100 раз превышающие доходы рантье Швейцарских банков и при этом  получили  уважаемый статус членов общественных организаций, учредителей финансовых учреждений. Можно сказать, что первоначальное накопление капитала многих сегодняшних нуворишей на постсоветском пространстве начиналось зачастую именно с участия в ростовщических операциях.

 

Парадоксально, что развитие ростовщичества в виде кредитных союзов на Украине получило широкую поддержку со стороны западных демократий как « возвращение к либеральным  ценностям и национальным традициям украинской экономики». Так канадский Парламент при активном лоббировании  украинской диаспоры выделил  1 млн. долларов на развитие кредитных союзов в Украине в начале 90-х годов. Деньги, разумеется, были быстро и ловко растащены столичными функционерами от власти, а на проведение ростовщических операций на местах денег от бандитов и коррупционеров хватало в избытке. Отметим, что к этому времени относится крах кредитных ассоциаций в США и Канаде, где доминировала украинская диаспора, поэтому наши духовные соотечественники с энтузиазмом везли в бывшую родину американские деньги сотнями тысяч, и вкладывали во вновь созданные кредитные союзы под 10% в месяц.

 

В начале 90-х годов на предприятиях  накопились большие задолженности по выплате заработной платы. Люди не могли получить заработанное за полгода и более. Директора предприятий объединялись с ловкими дельцами ростовщического бизнеса и обналичивали счета предприятий, где находились деньги от реализации продукции предприятий и полученные на предприятие кредиты от банков, а затем организовывали кредитные союзы, которые выдавали ссуды работникам предприятий под 6-8 % в месяц в счет выплаты своим работникам заработанной платы. Иногда ссуды выдавались натуральной выплатой в виде продуктов, приобретенных кредитными союзами по завышенной цене. Многие из полученных таким способом капиталов использовались в дальнейшем для скупки ваучеров у работников и приватизации предприятий.

 

Молох ростовщичества исправно работал до становление условно умеренного кредитного процента со стороны коммерческих банков в начале 2000 годов и осознания большинством населения  губительности  ростовщических ссуд. За это время на Украине пострадали миллионы людей, разрушены семьи, отравлена жизнь и надежды на будущее, сформировался класс неудачников - маргиналов и бомжей, ставших жертвами ростовщичества.

 

  Масса ситуаций, связанных с человеческими  трагедиями, неоднократно описывалась в периодических изданиях. Вот  типичные примеры.

 

             Газета «Аргументы и факты» 2004.

 

Алексей Крашаков. Бандит- друг фермера. Крестьяне вынуждены брать кредиты у бандитов.

 

В сарае рядышком висели четыре самоубийцы: мужчина, женщина и двое детей. Смерть потрясла близлежащий поселок Рахинка в Волгоградской области. Желая спасти свой урожай, фермер искал, где занять денег. В результате он обратился к бандитам. Но долг вернуть не смог. Чтобы никто не мучал  ни жену, ни детей, он удавил их первыми, а потом залез в петлю сам…

 

Летом прошли дожди, и полез сорняк. Нужно было 80 тысяч на прополку. Фермер дал объявление в газету, что возьмет деньги в долг. Пришли  «добрые люди» и дали. Под 300% годовых! А в залог взяли дом. Фотограф щелкнул жилище в профиль, в анфас- и дело в шляпе. Зимой пришлось вернуть 200 тысяч рублей - весь доход от  урожая.…Так и попал в кабалу к криминалу…

 

   ПЫТАЯСЬ ПРИВЛЕЧЬ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДЕЛЬЦА, РАЗОРИВШЕГО И ВЫБРОСИВШЕГО НА УЛИЦУ ВСЮ ЕЕ СЕМЬЮ, ПОСТРАДАВШАЯ ТО И ДЕЛО СЛЫШИТ ОТ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ: «НО ВЕДЬ ВЫ САМИ СОГЛАСИЛИСЬ ПЛАТИТЬ ПРОЦЕНТЫ!»

 

«Если бы я не отдала ростовщику деньги и квартиру, меня давно уже в живых не было бы», -- говорит женщина .  Необузданная алчность ростовщика превратила жизнь этой 40-летней женщины и двух ее детей в ад….« Работая водителем-дальнобойщиком,  муж попал в аварию и разбил очень дорогую чужую иномарку. Дабы против него не возбудили уголовное дело, Валерию следовало немедленно рассчитаться с пострадавшими. В тот свой приезд он и занял у одного херсонского ростовщика 2 500 долларов (под 15 процентов в месяц!), пообещав вернуть долг через год, о чем оставил расписку. Залогом этой суммы был выставлен дом, в котором я с детьми жила»,- говорит пострадавшая. Вернуть долг в срок Федорову не удалось по причине обвала доллара в августе 1998 года. До злополучного августа должник регулярно рассчитывался со своим заимодавцем, исправно внося «людоедские» проценты -- 375 долларов ежемесячно!, но всю сумму в срок не смог вернуть. Ростовщик тотчас воспользовался временным затруднением своего должника: на проценты были насчитаны новые, «штрафные» проценты, так что общая сумма скоро взметнулась к заоблачным высям. Когда на 2 500 «зеленых» накрутилось еще 7 500 долларов, запахло скандалом. Одним словом, встал вопрос о продаже дома, в котором жили дети и Нина. Хозяйка заартачилась: ни за что! Но когда во дворе появились «братки» и пообещали, что... изнасилуют(!) дочь, а сын завтра не придет из школы, Нина Ивановна не стала испытывать судьбу. «Квартиру я забираю за долги» - заявил ростовщик»…

 

Facty i kommentarii “. 16-Апрель-2003. 

 

 Увы,- самая банальная, несмотря на трагичность, ситуация при государственно узаконенном каннибализме.

 

   А вот ситуация глазами бравого «братка», выколачивающего долги  в лихие девяностые, и козыряющего знаниями человеческой психологии :   «Добрым словом, кстати, можно достичь значительно больше, чем грубой силой. Человек в состоянии стресса - мой клиент.

 

Убедить его добром вернуть денежки (тем более, когда в прихожей топчутся злые ребята с недобрыми намерениями) не так уж и сложно. Прежде всего, гражданин узнавал, с кем имеет дело. Затем (на случай, если ему вздумается тянуть время с выплатой долга) в красках обрисовывались его ближайшие перспективы. Не слишком радостные, разумеется. На просьбу подождать - пока он, мол, найдет требуемую сумму - включался «счетчик». Для начала - один процент от суммы долга за каждый просроченный день. Затем долг рос уже в геометрической прогрессии... Большинство тех, на кого они «наезжали», ломались уже после первого жесткого психологического прессинга: продавали квартиры, машины, прочее имущество. Такса за такого рода услугу была неизменна: 50% от «вышибаемой» суммы... Достаточно было предоставить расписку должника, чтобы «бригада» коротко стриженых мальчиков немедленно убыла на боевую операцию по восстановлению финансового «статус-кво» заказчика... В нотариальных конторах у нас всегда были свои люди, которые получали неплохие «гонорары» (1-2% от рыночной стоимости имущества должника) за скорость при оформлении сделки по передаче собственности в другие руки». («КОНТРАКТЫ» N43'2000 -   «Паяльники и утюги вышли из моды»).

 

Зарницы древних артефактов ростовщичества полыхают в мантии процентной матрицы, на окраинах глобальной финансовой системы, возрождая  инстинкты паразита в  человеке. Какой же дьявольский   огонь, сжигающий            будущее целых стран и народов, извергается в ядре  процентного царства Мамонны?  

 

Внешний  долг стран третьего мира к концу XX века составлял 2,4 триллиона долларов - в четыре раза больше, чем в 1982 году, всего лишь 18 лет назад. Задолженность стран третьего мира банковским монополиям также растёт с быстрой экспоненциальной скоростью. 300 миллиардов долларов в 1970 году, 573 - в 1980, 900 - в 1986, 1351 миллиард долларов в 1991 году. Причем за 1982 - 1998 гг. эти страны выплатили более 3,4 триллиона долларов за обслуживание долга.  Ежедневно(!) Запад получает 200 миллионов долларов по процентам из стран третьего мира. Это в 2 раза больше, чем та "помощь", которую он им предоставляет. По США пропорция еще круче. Уже в 1986 году около третьей части общей задолженности стран третьего мира пошло на покрытие процентов по ранее полученным кредитам. Ежегодные процентные  платежи составляют: Бразилия – 42 млрд.$, Мексика – 40 млрд.$, Венгрия – 20% ВВП (валовой внутренний продукт), Индонезия –18.6% ВВП, Аргентина – 9% ВВП. Для сравнения отметим, что во времена монголо-татарского ига мы были обложены данью в 10% от произведенного продукта. Нет никакой надежды на то, что развивающиеся страны смогут выйти из сложившейся ситуации. Именно это зафиксировала и подтвердила комиссия ООН по окружающей среде и развитию.   Тем временем каждый день в мире умирает от голода примерно 35 тысяч человек. Более 3 млрд. людей страдает от недоедания. В Индии от голода страдает 53% населения, в Бангладеш- 56%, в Эфиопии –48%.

 

При этом, несмотря на многочисленные заявления о демократических свободах и их распространении в мире странами развитой демократии, доля помощи развитых стран от их ВВП составляет: Франция-0,48%,Германи-0,33%, Япония- 0,20 %, Британия-0,27%, США- 0,12-0,08%, при этом для США 80% от всех сумм фактически расходуется на нужды американских корпораций и американских консультаций. Поток выплат развивающихся стран  по процентам прежних долгов втрое превышает поток  экономической помощи из развитых стран в развивающиеся. ( по данным из книги: Уткин А.И. Мировой порядок 21 века. М, ЭКСМО, 2002)

 

К  2020 г. по данным Комиссии ООН в Африке от СПИДа умрет до 55 млн. человек,  а во всем мире число жертв болезни достигнет 68 млн.

 

 Отличительной чертой современной мировой экономики является все ускоряющаяся концентрация капитала у очень ограниченного числа лиц. В феврале 2004 года, когда Forbes публиковал всемирный рейтинг миллиардеров, несомненным лидером по числу богачей были США—277 миллиардеров. Однако совокупное состояние американских капиталистов ($651 млрд.) едва дотягивает до 6% от валового внутреннего продукта страны — $11 трлн. На втором месте стояла Германия—52 миллиардера при ВВП в $2,1 трлн. Японию, вторую самую мощную экономику в мире, характеризует гораздо меньшая концентрация капитала—родина самураев насчитывает всего 22 обладателя миллиардного состояния при ВВП страны в $3,7 трлн.

 

  В России проживают 36 долларовых миллиардеров. От развитых стран, экономику которых характеризует острота конкуренции, Россию отличает предельная концентрация капитала. Совокупное состояние «Золотой сотни»—$136,9 млрд. По данным Всемирного банка, в 2003 году 23 крупнейшие бизнес-группы обеспечивали 57% всего промышленного  производства России. Капитал 36 богатейших людей России ($110 млрд.) равен 24% ВВП страны.

 

  В Еженедельном обозрении «Нью-Йорк Таймс» (№ 13(32), 6–19 июля 1993 г.  знаменитый футуролог, автор концепции столкновения цивилизаций Сэмюэл П. Хантингтон  отмечает, что Мировая политика вступает в новую фазу, когда идеология и экономика не будут больше служить главным источником конфликтов. Современный экономический кризис объясняется тем, что мировая дифференциация доходов достигла критического значения. Это порождает особый вид недопотребления и рост сбережений, названных автором спекулятивными. Отличительной чертой этих сбережений является то, что они принципиально не предназначены для потребления продукции реального сектора, и могут быть использованы только для строительства финансовых пирамид.

 

 Над всем миром зависли огромные виртуальные финансовые активы. Мировой ВВП составляет сейчас около 30 триллионов долларов, а в мировой финансовой системе задействовано 450 триллионов в виде различных финансовых инструментов и активов, отрыв финансового капитала от производства, что висит дамокловым мечом над устойчивостью всей существующей финансовой системы.

 

 « Мы живем под бомбами, которые не взрываются, и виртуальными катастрофами, которые не разражаются. Это и международный биржевой и финансовый крах, и ядерное столкновение, и бомба долгов стран Третьего мира, и демографическая бомба»,- замечает философ Жан  БОДРИЙЯР.( СИСТЕМА ВЕЩЕЙ. издательство «РУДОМИНО», МОСКВА, 2001).

 

 Сегодня как никогда настоятельно необходимо экономическое переосмысления понятия современного ростовщичества как механизма навязывания странам и народам виртуальных долгов финансовыми институтами «золотого миллиарда»  методами процентной экономики, создание и обслуживание «процентными рабами» финансовой пирамиды долгов. Маркс называл лишенное материальности иллюзорное накопление “фиктивным  капиталом” и говорил о методе “фабрикации фиктивного капитала” (“Капитал”, том 3). Основу этого процесса составляет система кредита или капитал, приносящий проценты. Процент, как мы рассматривали в главе, посвященной процентной экономике,  - это прибыль, которую приносят деньги как кредитный капитал. Структура капитализма при этом следующая: деньги, которые не могут быть непосредственно вложены их владельцем в производство, ссужаются (обычно через банковскую систему) производственному капиталу, чтобы там добавиться к реальному процессу получения прибыли. Процент, который кредитный капитал предоставляет  производственному капиталу, есть ни что иное, как “часть прибыли” от  производственного капитала, которая уплачивается кредитному капиталу за ссуженные деньги. Однако, ситуация меняется в случае, если капитал предстает в виде денег, приносящих деньги, минуя реальное производство. Это и есть фиктивный капитал.   Современные государства давно уже не могут оплачивать свои функции из реальных налоговых поступлений. Они должны регулярно занимать деньги на финансовых рынках, что, разумеется, означает: “Государство должно ежегодно уплачивать своим кредиторам определенный процент за ссуженный капитал” (“Капитал”, том 3). Несправедливость такой ситуации была очевидна для экономиста и поэта Эрза Паунда; он заявляет, что «кредит нации принадлежит нации, и нация не нуждается в оплате собственного кредита. Нация, не желающая залезать в долги, бесит ростовщиков. Правительство, заявляющее: «мы не можем строить железные дороги, поскольку у нас нет средств» столь же смешно, как и то, которое заявит, что строительство невозможно «из-за отсутствия километров». Государство само может стать заимодавцем. Флот, победивший при Саламине, был построен на средства, одолженные Афинским государством оружейникам».   Заметим в этой связи, что президент Линкольн был убит убийцей в вечер того же дня, когда он заявил, что он планирует выпускать американские деньги правительством, без выплаты процентов банкирам, так же как он делал для финансирования Гражданской войны.

 

   Бывший канцлер Германии, социалист Карл Шмидт замечает: « В монетарной экономике создается большой объем фиктивных производственных   мощностей. Фиктивных потому, что они призваны обслуживать интересы  гигантского сектора финансово-спекулятивной сферы... Ее высшее воплощение и экономический нерв - мировая валютно-финансовая иерархия- ничего конкретного не производит, хотя ее прибыли растут как бы     из ничего, или, другими словами, «из воздуха». Она паразитарная в самой своей  нынешней сущности, а потому поддерживать необходимый экономический «жизненный тонус» может либо в партнерском союзе с остальным миром (что в принципе противоречит коренным интересам банковской элиты), либо в роли жестокого валютно-финансового вампира, который мерным шелестом цепных  бумаг, велеречивыми разговорами о демократии, парламентаризме, экологии и правах человека изысканно - вежливо мистифицирует простодушных партнеров».

 

  Занятость большого числа людей прямо или косвенно зависит теперь от создания фиктивного капитала. В США численность занятых в финансовых институтах в 1992 г составила 2561тыс чел. В городе –государстве Сингапуре большинство рабочих мест принадлежит банковским служащим.

 

  Именно крупный капитал сейчас правит миром, а не президенты и правительства. "Торговцы валютой и ценными бумагами, действующие в мировом масштабе, направляют непрерывно растущий поток свободного инвестиционного капитала и могут тем самым определять счастье и горе целых государств, делая это, будучи свободными, от государственного контроля". Так писал в 1997 году Ганс-Питер Мартин, доктор юридических и политических наук, член-корреспондент Римского клуба.

 

Это подтвердил 22 июля 1996 года бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Гали: "В очень многих сферах политические лидеры уже не обладают суверенитетом в принятии решений. Но они полагают, что ещё могут сами решать центральные вопросы. Я утверждаю, что это лишь фантазия, только иллюзия".

 

Как формировался современный фиктивный капитал уже проверенной историей долговой ростовщической пирамиды? Начиная с 1971 года американские власти отказались от выполнения своих обязательств по обмену долларов на золото. За 30 лет безудержная эмиссия долларов привела к формированию глобальной финансовой пирамиды. Обеспеченность долларовой массы золотовалютными резервами США составляет всего 4%, и устойчивость доллара целиком определяется спросом на эту валюту. За период с 1914 по 1954 г. сумма государственного долга США увеличилась с 1,2 млрд. долл. до 278,8 млрд. долл., а в настоящее время США должны всему миру более 30 трлн. долл., в том числе около 5 трлн. должно непосредственно федеральное правительство США! На каждого работающего американца приходится долг казне 145 тыс. долларов.

 

Кратко отметим, что развал мировой социалистической системы в конце 80-х годов также непосредственно  обусловлен механизмами процентной экономики. Подписанная президентом США Рейганом в марте 1982 года  директива  по национальной безопасности NSDD-32 рекомендовала «нейтрализацию» советского влияния в Восточной Европе и ведение экономической войны против СССР. Один из пунктов этой секретной директивы включал широко организованную техническую дезинформацию  с целью разрушения советской экономики. В начале 80-х годов в страны соцлагеря: Венгрия, Польша и др. хлынули огромные кредитные потоки западных банков по программам приобретения технологического оборудования и реконструкции промышленности. Скоррупированная партократическая верхушка подписывала контракты по приобретению  устаревшего и неадаптированного к условиям местного производства оборудования под программы реализации будущей продукции на рынках Запада. В дальнейшем западные фирмы просто отказались приобретать  выпускаемые товары, а западные банки резко повысили кредитные ставки. В итоге многие страны соцлагеря оказались в долговой кабале и кризисной ситуации. Резко упал уровень жизни рабочих, поскольку из бюджета стран  производились большие платежи по процентам. На фоне социального недовольства  в Польше возникло рабочее движение « Солидарность», а Советский Союз, пытаясь спасти ситуацию, в  1982 году  оказал только Польше срочную финансовую помощь на сумму более 2 млрд. долларов. Однако, затравочные процессы  долговой кабалы были запущены, и система власти соцстран была обречена на банкротство. История еще раз подтвердила, что победители всегда распоряжаются кредитом и правом получать процент.

 

   С  1992 года Федеральная Резервная Система (ФРС) активно накачивала американскую экономику долларами. В среднем рост денежной массы составлял около 10% ежегодно, рост ВВП - не выше 4,7%, и при этом практически отсутствовала инфляция. Этот магический треугольник и являлся каркасом «нового экономического чуда». Куда же сбрасывались долларовые «излишки»? Считалось, что на фондовый рынок, и, прежде всего - в сектор «высоких технологий», положение на котором отражает индекс NASDAQ. До 2000 года его рост шел почти по экспоненте. За один только 1999 год, например он, вырос почти в 2,5 раза, подпрыгнув с уровня 2100-2200 пунктов до 5000, а общий объем капитализации здесь составил фантастическую цифру - порядка 10 триллионов долларов. На максимуме индекса NASDAQ показатель цена/чистая прибыль в расчете на акцию составлял здесь в среднем около 200, для индекса NASDAQ-100 (крупнейшие фирмы) - приблизительно 400, а для акций фирмы Yachoo! - 1200. То есть в переводе на обычный язык, вложения в эти акции должны были окупиться, если ничего не случится, соответственно через 200, 400 и 1200 лет! Ясно, что никто из инвесторов таких дивидендов для себя и потомков не ждал, а вкладывал деньги в надежде на дальнейший рост стоимости этих акций и - лишь отчасти - на повышение прибыльности 'виртуального' сектора экономики. Впрочем, сходная картина наблюдалась и на менее экзотичных рынках. Если средний показатель цена/прибыль для акций 500 крупнейших корпораций США за последние 30-40 лет был равен в среднем 15, то к началу 2000 года он составлял 36, к началу 2001 - 30, и даже сейчас, судя по косвенным данным, колеблется в пределах 22-24. При этом, если говорят, что за день торгов стоимость всего рынка увеличилась, например, на 10 миллиардов долларов, это, конечно, не значит, что на рынок пришли 10 миллиардов новых денег. В торгах могло участвовать, например, всего 5 процентов от существующих акций. Эти 5 процентов выросли в цене на десять процентов. Соответственно, в счётных книгах и оставшиеся 95 процентов выросли на десять процентов. Вот таким образом с 1992 по 1999 год стоимость одной акции интернет-провайдера "America Online" выросла в 925 раз. В результате  в 1999 году компания "America Online", несмотря на мизерный размер своих балансовых активов, по капитализированной стоимости превосходила весь российский рынок акций на высшей точке его взлета и стоила в четыре раза больше, чем крупнейший мировой производитель             автомобилей, корпорация "General Motors".

 

Всякая долговая пирамида лопается. Современность не делает исключений.    Интернет-пузырь лопнул весной 2000 года. Молодой южноафриканский бизнесмен, вовремя продавший на спекулятивном пике свою Интернет-компанию ,успел за 20 миллионов долларов слетать на космический борт «Мира» туристом, а вот другим  не повезло. Лидер Интернет-рынка компания AOL Time Warner списала порядка 100 миллиардов долларов активов, а WorldCom – 80 миллиардов долларов. Естественно, что не было ни пожара, ни цунами, ни космических пришельцев, которые бы вдруг уничтожили имущество этих компаний. Просто компании сначала думали, что у них есть эта собственность, а теперь они думают, что её нет… Вот экономический пример того, что « истинный эксбиционизм состоит в показывании того, чего нет».(Ежи Лец)   В совокупности развитие торговли через Интернет внесло менее 0,01% в общеэкономическое увеличение роста производительности. Мобильные сети третьего поколения, на  покупку лицензий по которым компании в Европе тратили десятки миллиардов долларов, до сих пор не развернуты -- просто потому, что они никем не востребованы. Оптоволоконные сети в США загружены на 5%  и нет никаких оснований полагать, что эта загрузка серьезно вырастет.

 

В итоге  совокупные потери на американском фондовом рынке за последние 4 года превысили 7 трлн. долл., аналогичные процессы происходят в Европе и Японии. По подсчетам Bloomberg, американские компании списали в  2002 г. $750 млрд активов, приобретенных в конце 1990-х гг. Эта  цифра в два с лишним раза превышает ВВП России. France Telecom в 2002 г. списала 18,2 млрд евро, а убыток в 20,7    млрд евро, объявленный 5 марта, стал рекордным в корпоративной             истории Франции. Но всего через два дня Vivendi побила этот рекорд,  объявив о списании 18,4 млрд евро и убытке в 23,3 млрд евро. Финансовые компании списывали гигантские суммы по другим статьям: вложения в акции, просроченные кредиты. Крупнейший банк мира, японский Mizuho, уже списал $17,2 млрд по безнадежным кредитам.

 

    Тем временем в США появились элитные загородные частные клубы (фитнес-центры, рестораны  и т. д.), рассчитанные на богатых клиентов, которыми стали, в  частности, топ-менеджеры бесчисленных интернет-компаний. Средства на красивую жизнь менеджеры получали от доверчивых инвесторов, которым они обещали бум интернет-торговли и прочих изобретений новой экономики.

 

  Занятно сравнение мировых игроков на фиктивных рынках капитала с участниками “безумного чаепития” из книги Л. Кэрролла “Алиса в стране чудес”. «Когда за столом на одном месте чай был выпит, а пирожное съедено, то было вполне естественно, что Шляпочник и Мартовский Заяц передвигались, занимая соседнее место. Когда Алиса полюбопытствовала, что же произойдет тогда, когда они снова возвратятся на свои первоначальные места, то Мартовский Заяц переменил тему Разговора»…( Винер Н.Кибернетика и общество. М.: Издательство иностранной литературы, 1958.).

 

    После теракта 11 сентября ФРС ( Федеральная резервная система США) удержало банки от коллапса фантастической накачкой ликвидности. 12 сентября им было передано 58 млрд. долл., а 13 сентября - 80 млрд. Для оживления   экономики ФРС накачивает денежную массу, снижает учётную ставку. А мировая экономика отторгает эмитированные доллары, они не нужны (и конъюнктура плохая, и доверия нет). Это противоречие проявилось сегодня, в 21 веке наиболее остро.

 

    Важнейшим инструментом современного ростовщичества становится кредитная карточка. В конце  20 века кредитная карточка превратилась в деньги среднего класса и богатых, выступая новым механизмом ростовщичества со стороны банков и финансовых компаний. Клиент с помощью кредитной карточку получает возможность пользоваться деньгами, которых еще не заработал или не получил, но  по которым  доход будет  позже.

 

    « Компании, выпускающие кредитные карточки, пользуются множеством маркетинговых ухищрений, чтобы не только привлекать покупателей своего товара, но и заставлять их залезать в долги…Купите товар сейчас и не беспокойтесь о нем. Оплачивайте его небольшими ежемесячными взносами. Тратьте столько времени., сколько вам необходимо. Вы в состоянии контролировать процесс. Вот свод принципов, которые внушаются людям. Вот на что ловится большинство тех, которые приходят к нам»,- говорит Марил Оэтьен, сотрудница оффиса Службы поддержки потребительского кредита в Колорадо ( США).

 

    Расплачиваясь кредитной карточкой, т.е. еще не полученным доходом, владелец карточки создает деньги, просто покупая что-нибудь. Если он покупает  блузку за 100 долларов, то это увеличивает  объем продаж магазина в этот день на сто долларов, добавляя на рынок  денег еще 100 долларов. Магазин все равно получает доход от продажи блузки, независимо от того, есть  у покупателя деньги в банке или нет, производитель получал прибыль и зарплату, клерк комиссионные, правительство- налог с продажи, магазин- прибыль. По сути, покупка по кредитной карточке создает деньги путем их заимствования из завтрашнего дня и вклада их в сегодняшний рынок. Карточные деньги называют « около-деньгами». В США такие около-деньги превысили 150 миллиардов долларов в год к середине 90 –х годов. В книге рекордов Гиннесса  упомянут американец, который владеет  целой кучей из 1262 кредитных карточек. Увеличивая покупательную способность, расширяя сферу  производства и услуг, использование кредитных карточек расширяет личные долги их владельцев и раскручивает международную инфляцию, вызванную безудержным аппетитом Америки в отношении кредита. Однако, приходя в ресторан , посетитель не ест меню вместо вкусного обеда !

 

К середине 90-х годов потребительский долг в США достиг 1 триллиона долларов. Долг среднестатистической  американской семьи в течении 2000 года  был равен 7564 долларам. В общей сложности задолженностью, накопившаяся на кредитных карточках американцев утроилась в 90-е годы. Советник президента США по экономике Лоуренс Линдсэй сообщил, что в 2000 году американцы потребили на 700 млрд. долл. больше, чем заработали. Долг по кредитным карточкам среднестатистического англичанина в 2004 году составлял , по данным Всемирной службы BBC1320 фунтовстерлингов и увеличился за последние 3 года на 30 %.

 

 

 

   Средний вес американцев за последнее десятилетие увеличился на 4, 5 килограмма. Свыше 40 процентов населения США страдает от ожирения. Воистину , «как только богатые люди начинают покупать ренты, вместо того, чтобы вкладывать их в капиталистические предприятия, начинается процесс их духовного ожирения…Буржуа испытывает ожирение по мере того, как богатеет и привыкает к форме своего богатства в виде ренты…Стадо мирно пасется на жирном пастбище .»( Вернер Зомбарт. Буржуа. Евреи и хозяйственная жизнь.М.: Айрис-Пресс,2004.-618 с.)

 

  Сейчас некоторые авиакомпании требуют покупки билетов особо грузными американцами сразу на два соседних места. Центр по контролю и профилактике эаболеваний в Атланте провел исследования и выяснил, что из-за ожиревших пассажиров американским авиакомпаниям пришлось в 2000 году на керосин затратить дополнительно  275 млн. долларов.

 

   Население США, составляющее 5% от общего населения планеты, использует 40% мировой энергетики, потребляет 50% всех продуктов и услуг, производимых на Земле. Но расходуют они при этом, главным образом, не свои ресурсы, а ископаемые развивающихся стран.  За вторую половину двадцатого века Земля потеряла половину лесных массивов. При этом каждый житель США тратит 317 кг бумаги в год, половина которой идёт на "привлекательные" упаковки и сразу же после покупки выбрасывается. Согласно данным Экологической программы Организации Объединенных Наций американцы тратят  на мешки для мусора больше,  чем 90 из 210 стран мира тратят на все остальное. В среднем на одну тонну бытового мусора приходится 5 тонн отходов на стадии производства товара и 20 тонн на стадии извлечения ресурсов из земли.

 

   Использование процентной системы  трат в счет будущих доходов нарушает экологические нормы существания человека, поскольку требует экстенсивного производства и потребления.

 

  Систему займов в счет будущего заработка и траты этого заработка сегодня  называют « продолжением алхимии другими средствами». Воистину, «Мы претерпеваем  одинаковую судьбу с алхимиками, которые, думая об одном золоте, открывали порох, фарфор, лекарства и даже законы природы». ( Артур Шопенгауэр)

 

«Коммерческие инновации и новые способности делать долги изменили способ оплаты покупок клиентами, но они также изменили характер самих денег и отношение к ним людей»,- пишет Дж. Везерфорд в книге « История денег».

 

  

 

   Сегодня мы наблюдаем феномен "отложенной" инфляции. Денежные массы, порожденные постоянным ростом кредитов (плата по процентам - те же деньги), не могут долго существовать только за счет процента с кредита. Они устремятся в сферу товаров, под угрозой инфляции. Специалист по истории экономики Джон Л. Кинг проводит параллель между инфляцией и выплатой процентов для “кредитного мыльного пузыря США”. Он пишет: “До настоящего времени я удовлетворялся тем, что писал о процентах, как о важнейшей причине повышения цен, так как они в скрытой форме присутствуют в ценах на все вещи, которые мы приобретаем, однако эта мысль, хотя и правильная, до сих пор не получила действительного признания. 9 биллионов долларов внутреннего долга США дают при 10% 900 миллиардов долларов, оплачиваемые за счет повышения цен, что точно соответствует 4%-ному повышению цен, которое “эксперты” называют инфляцией. Я всегда рассматривал проценты и сложные проценты как невидимую машину разрушения, которая как раз сейчас работает особенно усердно. Мы должны попытаться освободиться от всего этого бессмысленного финансового безумия”.

 

     За то время, пока вы читаете это одно предложение, долг США вырастает на 60 000 долларов. Экономика, в которой на каждый доллар ВВП приходится три доллара   долгов, а на каждый доллар прироста ВВП – от трех (в период   процветания 90-х) до шести долларов прироста задолженности, нельзя назвать иначе  как долговой экономикой ростовщичества.

 

   Бальзак когда-то сказал, что если долг достаточно велик, то должник  имеет власть над кредиторами; плохо иметь небольшой долг.

 

   Втянув весь мир в обслуживание долларовой финансовой пирамиды, США уже не могут остановить этот процесс. Для поддержания устойчивости доллара нужно постоянно генерировать спрос на эту валюту, провоцируя других на бесконечное рефинансирование старых и получение новых займов. Правительство США берёт в долг, но долги никогда не отдаёт. Взятое в долг у частных рантье мира и либеральных национальных политических элит мира оно бросает назад им же в качестве новой приманки. Глядя на цифру долга, подумайте, сколько богатства было перераспределено с его помощью, учитывая, что очень большую часть долга вернули, просто напечатав бумажки, точнее просто введя цифры в память компьютеров. Если раньше  конкуренция в мире бизнеса велась за обладание презренным жёлтым металлом, то теперь она ведется просто за право дать в долг США. Пирамида долга создаёт у её участников ощущение владения новым богатством и запускает конкурентную гонку за обладание этим новым богатством. «Чем больше расходов, тем больше растет энергия и богатство. Такова энергия катастрофы, предвидеть которую, вероятно, не под силу никакому экономическому расчету».( ЖАН БОДРИЙЯР.     ПРОЗРАЧНОСТЬ ЗЛА. Перевод Л.Любарской, Е.Марковской. М.: Добросвет, 2000).

 

Выпуск всё новых долговых обязательств США ведёт к воображаемому увеличению богатства их держателей и к конкуренции за обладание этими бумажками.

 

С втягиванием мировой экономики в структурную депрессию, обусловленную замещением технологических укладов, ситуация становится еще более тяжелой, так как сокращается общий спрос на кредит. Снижение прибылей из-за исчерпания возможностей роста традиционных производств приводит к высвобождению из них капитала и провоцирует кризисные явления на финансовом рынке.

 

     Экономист и политолог Роберт Курц  называет МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК И СИМУЛЯТИВНЫЙ КАПИТАЛИЗМ “Капитализмом  КАЗИНО”. Деньги, вращающиеся на рынках «казино» просто переходят из рук в руки, не создают новой стоимости и не меняют соотношения цен на товары. «Что делать, если прибыли нет? Взять деньги в долг, и на эти деньги прикупить собственных акций. Этим тоже занято огромное число фирм.

 

Далее, можно вкладывать зарплаты сотрудников фирмы в акции этой самой фирмы. Выполняется это двумя способами – выдачей части зарплаты в виде опционов акций (stock options), или продажей сотрудникам собственных акций со скидкой. Нередко оба способа применяются одновременно.

 

Фактически происходит идеальное замыкание – акции владеют сами собой, и поскольку их стоимость растёт, то... их стоимость растёт ещё больше. Можно продавать товары и самому себе, как это делала до конца 2001 года вторая  по размеру американская корпорация Энрон. В 1997 году прибыль Энрона была порядка 100 миллионов долларов в год. В 2000 году прибыль выросла до 1 миллиарда, что раздуло его рыночную стоимость до 67 миллиардов долларов.

 

     Коммерческий секрет Энрона в следующем. Он основал около 900 оффшорных дочерних структур, которые покупали у него и продавали ему же «энергию». Это были фьючерсы на энергию, то есть право поставки энергии в будущем, через десять, а иногда и через пятьдесят лет. Энрон давал оффшорам (то есть самому себе) деньги в «долг», оффшоры платили их назад Энрону, Энрон записывал полученные от самого себя деньги как прибыль, а затем он покрывал возникшие убытки оффшоров (то есть самого себя) своими акциями. Вероятно, менеджеры Энрона хорошо ознакомились с опытом компании «Южных морей» и финансовым «пузырем» 1720 года, поскольку они ещё и активно жертвовали в избирательные фонды Буша и половины конгрессменов, а также очень хорошо платили своему аудитору с мировым именем, фирме Артур Андерсен (сразу же вспоминается агент Андерсон, смотрящий за исправностью работы программы в фильме «Матрица»,- прим. Автора). Поскольку в мире есть всего четыре крупные фирмы, специализирующихся на консультировании, и те же четыре крупные фирмы специализируются на аудите, то этот сюрприз ожидает нас практически во всех компаниях, акции которых котируются на бирже. Зарплату и премии своим сотрудникам Энрон, естественно, тоже платил своими акциями, и держал пенсионные фонды сотрудников в своих же акциях.

 

    Для поддержания такой пирамиды требовались постоянно возрастающие в объёмах внешние заимствования. Как только банки перестали давать в долг, Энрон обанкротился, разорив кредиторов примерно на 30 миллиардов долларов и оставив своих сотрудников нищими. Владельцы его акций потеряли, соответственно, 67 миллиардов долларов.

 

   Абсолютным чемпионом в категории большего дурака во время последнего интернет-бума стала компания Priceline.com. Её бизнес-модель состояла в следующем. Priceline через свой Интернет-сайт предлагала билеты на авиарейсы разных авиакомпаний. При этом посетитель веб-сайта сам мог назначить цену на авиабилеты, например, сказать, что он готов заплатить 90 долларов за перелёт из Нью-Йорка в Майами. Сайт подбирал ему какой-нибудь вариант, обычно не очень удобный, с пересадками, но за названную цену.У авиакомпаний всегда остаётся какое-то количество непроданных мест, поэтому они сбрасывали эти худшие места в Priceline по дешёвой, но не очень дешёвой цене, чтобы не повредить своим основным продажам билетов. Priceline даже приплачивала за эти билеты, чтобы запустить свой бизнес, то есть она продавала товар дешевле, чем покупала.

 

    Какова же была рыночная стоимость Priceline.com? Она была больше, чем рыночная стоимость трёх крупнейших авиакомпаний США вместе взятых. К чести Priceline, после коллапса рынка она не разорилась. Правда, упала в цене – примерно в 150 раз.

 

    В Австралии в 2003 году на биржу вышел первый «шестизвёздочный» бордель. За первый день торгов его акции поднялись в цене в 2.2 раза. Он планирует инвестировать собранный капитал в создание «секс-диснейленда»,- проводит подробное рассмотрение  Дмитрий Неведимов в книге "РЕЛИГИЯ ДЕНЕГ или Лекарство от Рыночной Экономики" (http://rd.nm.ru/rd.zip).

 

        «Спекулятивные биржевые сделки первоначально представляли собой только простое случайное перемещение паев и акций от одного лица к другому в процессе отчуждения имущества; но когда  биржевые маклеры захватили дело в свои руки, это превратилось в торговлю, сопровождаемую небывалыми интригами и надувательством при сохранении честности на лице. В то время как брокеры по своей воле поднимали и снижали цены на акции в угоду и покупателям и продавцам, последние были готовы простодушно отдавать свои деньги на милость этих спекулянтов»,- было замечено еще в 18 столетии.(Univ.Dictionary of trade and CommerceV.2,c.554, 1757)

 

  Каждый день в Россию самолетом  из США завозится свыше 30 млн. долларов наличными, в день в Украине  населением покупается наличными около 45 млн. долларов, золотовалютные запасы России превысили 100 млрд. долларов, Украины-12 млрд., Китая более 300 млрд. долларов. Они конвертируемы в ценные бумаги и обязательства американского федерального казначейства.

 

     Историк экономики  Джек Везерфорд отмечает « Наш доллар является ни серебряным, ни золотым. Правительство компенсирует долларовый счет не чем иным, как еще одним долларовым счетом. Доллар- это просто бумажка, не обеспеченная золотом, опирающаяся на полномочия правительства, которое узаконивает его хождение и признание. Доллар опирается на полномочия правительства и доверие к нему народа.»

 

    Во всем мире нарастают избыточные свободные долларовые ресурсы, которые могут в любой момент обрушится на американский рынок.

 

Всплеск цен на нефть, расчеты за которую повсеместно производятся в долларах, на какое-то время связал часть избыточной долларовой массы. Становятся необходимыми мобилизационные механизмы связывания долларовой массы.

 

  « Всякий, кто ставит под сомнение целесообразность использования доллара в качестве мировой валюты или закрывает для него свои рынки, представляет угрозу национальным интересам. Поэтому и интересы эти они распространили на весь мир. И будут их защищать во всех уголках земного шара, объявляя преступником и террористом любую страну, которая попытается закрыться от американской финансовой пирамиды и выйти из долларового пространства», - отмечает российский экономист Сергей Глазьев. (www.irak.ru/img/flag2.swf).

 

 

 

 Таким образом, современное ростовщичество предстает как механизм обслуживания финансовой пирамиды американского доллара  странами кредиторами, займы которым навязываются  международными финансовыми института. (Вспомним «Правительство компенсирует долларовый счет не чем иным, как еще одним долларовым счетом», – а именно процентами по займам). Современными ростовщиками выступают страны кредиторы, создающие финансовые пирамиды фиктивного капитала. В современном мире распределение и присвоение произведенного обществом продукта осуществляется собственником кредитно - финансовой системы. Промышленно развитые страны осуществляют импорт  капитала из развивающихся стран  путем предоставление новых кредитов для погашения процентов по ранее выданным кредитам, усиливая международный кризис задолженностей. Очень древняя  история ростовщичества повторяется снова и снова …

 

    Все большее число государств и народов нищает, и все меньшее число стран  скапливает  у себя богатства, созданные трудом всего человечества.

 

    Специализированные агентства ООН  рассчитали, что богатство 20% наиболее богатой части мирового населения в 30 раз превосходило  имущество 20% наиболее бедных землян в 1960 году. К концу 20 века это соотношение дошло до критического 78:1. В 1999  году состояние 475 миллиардеров превосходило доход половины мирового населения. За последние 15 лет доход на душу населения понизился более чем в 100 странах, а потребление на душу населения сократилось более чем в 60 странах. Поток  выплат развивающихся стран  по процентам прежних долгов втрое превышает поток  экономической помощи из развитых стран в развивающиеся. Богатство трех наиболее богатых людей превышает совокупный ВВП всез наименее развитых стран, оно больше, чем доход 600 млн. человек, живущих в 36 самых бедных странах. Более 1,3 млрд. живут менее чем на 1 доллар в день.

 

Для сравнения: небольшой трёхкомнатный дощатый дом в Ванкувере , Канада, с участком земли в 3-4 сотки стоит примерно 330 лет труда китайского рабочего при 80-часовой рабочей неделе.

 

    Такое перераспределение  за счет ссудного процента происходит внутри всех стран: богатые становятся богаче, средние становятся бедными, а бедные окончательно нищают. Финансовых кризис на азиатских рынках в конце 90-х годов привел к тому, что в период с 1997-199 годов число абсолютно бедных в Восточной Азии увеличилось с 40 до 100 млн. чел. Численность индонезийцев, живущих на менее чем 1 доллар в день, увеличилась за это время с 12 до 34 млн. чел. Две тысячи богатейших людей планеты удвоили свое богатство за период 1995-1998, доведя общую сумму до одного триллиона долларов.

 

      «  В заключительные десятилетия 20 века стало ясно, что производство более не управляет экономикой так, как в предыдущий век.…Во вновь возникающей системе власть переходит под контроль нового класса финансистов, которые иногда владеют. А иногда лишь управляют громадными суммами денег через брокерские конторы, банки, страховые агентства или управление фондами взаимопомощи. Они больше не занимаются перевозкой специй, шелков или рабов по миру, так же как не контролируют производство ракет, видеомагнитофонов или кофемолок. Они контролируют денежный поток или, точнее, форму денег. По мере того как деньги меняют форму от металлической до пластиковой или компьютерных микросхем, эти финансисты управляют перемещением денег из одной национальной валюты в другую, из акций в муниципальные облигации. Из сертификатов депозитных вкладов в покупательские опционы, из закладных в фонды взаимопомощи или из валютных фьючерсов в «мусорные облигации….Стимулируемая и защищаемая властью электронной технологии, возникает новая глобальная элита, элита, которая неверна какой-либо определенной стране.…При глобальном ослабление  социальных барьеров, основанных преимущественно на расе, религии, этносе, касте и происхождении, основным и единственным средством дифференциации остаются деньги. Деньги разрушают все элиты, опирающиеся на что-либо другое, кроме денег». ( Везерфорд). 

 

Экономист - аналитик Джеймс Грант назвал этот процесс « демократизацией долга и социализацией риска».

 

    Такая «демократизация» делает наглядной для нищих и богатых разделяющую их пропасть социально-экономических, межцивилизационных, межэтнических отношений. Катализатором реакции отчуждения бедных и богатых становится развитая сфера  информационных технологий, и в первую очередь реклама, поскольку в стоимости  рекламируемого товара лежит процент (из пункта. А в пункт В мы едем на разбавленном бензине), то рекламируемая возможность заплатить сегодня  за бренд в счет будущих доходов становится наглядной, обостряет чувство социального превосходства богатых, удовлетворяет их социальный эгоизм, их социальное либидо «  трахнуть толпу». Процент делает наглядным социально - экономическую пропасть, разделяющую бедных и богатых, обостряя чувство вопиющей несправедливости и агрессивного негодования бедных.

 

     По всему миру накапливаются социальные противоречия огромной взрывной силы. «Диалог закончился, Сотрудничество Юг-Север мертво. Нет  больше не только общего языка, даже словаря для проблем больше нет. Освобождение, прогресс, демократия- все эти термины уже не имеют никакого смысла»,- делает вывод египетский писатель и общественный деятель Мохамед Сид Ахмед. Знаменательно, что Усама Бен Ладен  организует не захват школы в Бислане, а атаку  на Всемирный Торговый Центр в Нью-Йорке. В итоге - среди более чем 3000 жертв: большинство – валютные брокеры глобальной финансовой системы.

 

    «Чтобы понять ненависть всего остального мира к Западу,  нужно ниспровергнуть все существующие точки зрения. Это не ненависть тех, у кого взяли все и не вернули ничего, скорее ненависть тех, кому все дали так, чтобы они не смогли вернуть. Значит, это не ненависть эксплуатируемых или лишенных собственности, это злоба униженных. И 11 сентября терроризм ответил на унижение: унижением за унижение». ( Жан Бодрийар. Насилие глобализации .Опубликовано в журнале: «Логос» 2003, №1).

 

  Видный идеолог современного анархизма Карл-Хайнц Рот   в  работе «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ  НОВЫЕ КЛАССОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЛЕВЫХ» так описывает процесс глобализации: «Финансовые рынки, как универсальные точки концентрации денежного капитала и самая мобильная форма капитала, становились все более независимыми по отношению к реальному капиталу (т.е. к капиталу, связанному с реальным производством) и начали оказывать давление на снизившиеся нормы прибыли во всех точках Земного шара.  Началась невиданная до тех пор “инновация”  финансовых рынков. В результате этого по всему миру возобладала дефляционная  тенденция к выравниванию процентных ставок  на высоком уровне. Господствуя над попавшими в свободный доступ валютами и над валютными рынками, этот процентный диктат лишил национальные центральные банки их “процентного суверенитета”, сделал сокращение бюджетных расходов общей нормой и в значительной мере оставил рынки капиталов и рабочей силы без государственного регулирования . «Социальное государство пало жертвой этой политики экономии денег…Сокращения бюджетных расходов, ограничение кредита, конвертируемость валюты и либерализация цен определяли стартовые условия, которые одним ударом должны были сделать вмешательство необратимым. Соответственно резко подскочили процентные ставки, цены на потребительские товары взорвались, заработки были сбиты намного ниже уровня инфляции. Результатом стало драматическое падение уровня жизни огромной части населения, резкая общественная поляризация с массовой безработицей, быстро попадающими в состояние маргинализация самостоятельными трудящимися и обнищавшими крестьянами, с одной стороны, и отвратительным новым классом спекулирующих капиталистов, с другой. Капитал чувствует себя наиболее комфортно тогда, когда имеет неограниченную возможность использовать нищету, голод и негарантированные условия существования», -пишет автор.

 

      Очень интересно наблюдение Адама Смита о норме прибыли. Он указывал, что норма прибыли «по природе вещей низка в богатых странах и высока в бедных, а наиболее высока она в тех странах, которые быстрее всего идут к разорению и гибели».

 

    Рот замечает, что национальное государство  под диктатом международных финансовых институтов утрачивает  “суверенитет сфере установления процентной ставки”, “валютный суверенитет” и даже право  формирования текущего бюджета государства. Все государства сейчас могут быть подвержены международному шантажу. Под давлением организованной финансовой индустрии почти все в мире следуют путём, рекомендованным МВФ и другими подобными организациями.

 

Акт присоединения стран к международной финансовой Системе газета Newsweek третьего октября 1994 года назвала "фаустовым пактом". Сперва он открывает правительству доступ к глобальным резервам капитала. Страны могут тогда обслуживать гораздо большие долги для своих инвестиций, чем в случае, когда приходится полагаться только на сбережения своих вкладчиков. Такой соблазн непреодолим для амбициозных правительств. Но вход в царство мирового капитала требует высокой и неизбежной оплаты в виде подчинения иерархии ссудного процента и властям, о которых большинство избирателей не имеет никакого представления.

 

Президента Малайзии Махатира Бин Мохамада во время его выступления в Гонконге 20 сентября 1997 года заявил следующее:

 

«Небольшая группа богачей считает, что их богатство должно произрастать за счет обнищания других. Нам разъяснили, что мы не станем цивилизованными, если не сможем оценить значение международного финансового рынка. Большие страны рассказывают нам, что мы должны быть восприимчивы к бедности, потому что это необходимо международным финансам. Нас предупредили, что только богатые обладают настоящей властью. Если бы мы подняли шум или как-то иначе начали их раздражать, то это им стало бы надоедать. А если это им надоест, то они могут полностью нас уничтожить, они могут выбросить нас в мусорный ящик. Мы должны помнить, что они всегда будут рядом, и мы практически ничего не сможем с этим сделать. Они сами решат, процветать нам или нет.»

 

    Современный глобализованный мир реализуется в принципах, выраженных еще Уинстоном Черчиллем: "Управление миром должно быть в руках материально благополучных народов, богатых людей, мирно живущих у себя дома, а не голодных народов, стремящихся улучшить свое положение"

 

    Ростовщическая глобализация произрастает не на чужом огроде.  Россия по уши в долгах. При Горбачёве за 1987-1991 годы Правительство  СССР заимствовало 80 миллиардов долларов, ещё 70 миллиардов заимствовали под рецепты МВФ уже при Ельцине. Все эти деньги, как известно, бездарно проели и разворовали. "Молодые реформаторы" на пару с Черномырдиным создали  систему ГКО, после краха, которой  долги России увеличились ещё на 40 миллиардов долларов, а бюджет всей России в 1999 году стал меньше бюджета Нью-Йорка, едва достигая 22 миллиардов долларов в год. Это на уровне крошечной Чехии, в то время как бюджет Советского Союза был примерно 300 миллиардов долларов. В итоге Россия оказалась в трагическом состоянии: с 1999 года необходимо было платить по долгам по 15 миллиардов долларов ежегодно. Внешний долг России на начало 2005 года составил $115 млрд. На выплату одних только процентов уходит $7 млрд. ежегодно. Крупнейшими кредиторами России являются Германия ($20,3 млрд.), Италия ($5,7 млрд.), Япония ($3,7 млрд.), США ($3,5 млрд.) и Франция ($3,4 млрд.). «Вскоре для оплаты долгов потребуется заложить недра и передать в управление кредиторов природные ресурсы страны… платежи по государственному долгу стали самыми приоритетными, более значимыми, чем выполнение обязательств перед населением, обеспечение социальных гарантий, защита национальной безопасности и т.д». (С.Глазьев. Геноцид. Москва.1999).

 

   Академик Владимир Добреньков, декан социалогического факультета МГУ, отмечает : « Западные свободы» под умелым руководством  обернулись бандитстким беспределом. В начале  90-х  щедро давали в долг под демократические  «реформы». Как будто специально, чтобы эти женьги разворовали, перевели в западные банки, а страна прочно села на долговую иглу. Деньги стабилизационного фонда, полученные от высоких цен на нефть, тоже лежат в чужих банков и развивают чужую экономику». (АиФ в Украине,№ 51, 2004 ).

 

       В книге «77 вопросов к Н. Витренко» автор ( Витренко )  приводит такие данные по Украине «  По состоянию на 1.01.2000 г. внешний долг Украины 12,5 млрд. дол. США при утвержденном бюджете на 2000 год в 5,9 млрд. долларов. Это чудовищный результат реформ по рецептам МВФ. А еще, какие показатели характеризуют уровень обвала экономики и в социальной сферы в Украине? Реализация рецептов МВФ привели к тому, что валовой внутренний продукт (ВВП) в Украине сократилась почти в 5 раз - со 158 млрд. дол. США в 1989 г. до 32 млрд. дол. США в 1999 г.

 

   Государственный бюджет за этот же период - в 10 раз - с 56 млрд. дол. США до 5,8 млрд. дол. США. Доля теневой экономики в Украине оценивается в 49-55 % ВВП. Криминализированы все сферы деятельности, прежде всего внешнеэкономическая деятельность, использование бюджетных средств, банковская деятельность, работа налоговой, таможенной системы, правоохранительных органов. Резко ухудшилась структура экономики Украины. Если в 1990 г. машиностроительный комплекс доминировал, занимая 37% объемов промышленного производства, то теперь лишь 13% напротив, доминирующим стал топливно-энергетический комплекс, доля которого выросла с 19 до 29 %. При этом постоянно растет материалоемкость и энергоемкость производства в стране. На 1 дол. ВВП Украины использует почти в 5, 5 раз больше энергоресурсов, чем страны Центральной и Восточной Европы. Проведение реформ в этом направлении обусловлено появление безработицы в Украине и постоянный ее рост. Ныне при официально оцениваемой безработице на середину 2000 г. в 12% трудоспособного населения, по оценкам экспертов 40% т.е. 7-8 млн. граждан Украины фактически не имеют работы. Хронически падает курс национальной валюты. В отношении к доллару курс гривны снизился с 1992 по 1999 гг. почти в 5 раз. Более чем в 4 раза снизились реальные доходы населения. Как следствие, численность населения Украины сократилось с 52 млн. в 1991 г. до 49 (а по нашим оценкам 47 млн.) в 2000 году. В этих результатах - квинтэссенция реформ по идеологии МВФ».

 

      В Речи на XIV съезда Прогрессивной социалистической партии Украины 4 июля 2004г. Наталья Витренко подчеркнула:  «3 июня 1992 года Украина официально входит в Международный    Валютный фонд. Принимает на себя обязательства выполнять все  требования МВФ. Сценарий пишется в Вашингтоне, МВФ дает   кредиты, кредиты разворовываются верхушкой власти,  расплачивается за кредиты весь народ, потому что и сами суммы   кредитов, и проценты за них выплачиваются из бюджета страны».   

 

    В нормально развивающихся странах денежная масса составляет от 70 до 110% ВВП, то в Украине этот показатель с 1991 по 1996 гг. уменьшился с 80 до 12% (см.: газ. "День" от 18.07.2001 г.)

 

   В Великобритании, Франции, Германии, Италии, Нидерландах и США доля государственных расходов в ВВП возрастала в среднем следующим образом: 1870 г. - 9-10%, 1913 - 12-13%, 1950 - 26%, 1996 г. - 45-46%. В т.ч. в США в те же годы этот показатель составлял: 4%; 9%; 21%; 33% (см.: газ. "Независимая газета" от 13.05.2000 г.). В Украине соответствующий показатель только за период 1996-1999 гг. снизился на 12% (с 37,4 до 25,3%)

 

   Дж. Сакс, который в начале 90-х был советником по реформам у руководителей России и Украины, вынужден был признаться: "Мы положили больного на операционный стол, разрезали грудную клетку, но у клиента обнаружилось совершенно иное анатомическое строение". "Новое время". 1995. №28. С. 24.

 

      Каждому финансовому кризису предшествует неоправданная кредитная экспансия. Когда кредит становится легко доступен, было бы неразумно ожидать самоограничения от заемщиков. Когда заемщиком выступает государственный сектор, за долги придется расплачиваться будущим правительствам — накапливание долга это чудесная лазейка для слабых режимов. Современный ростовщический «оевреинный», по Марксу, капитализм закономерен.

 

«Экономические кризисы были  нами произведены для  гоев не чем  иным, как  извлечением  денег  из  обращения. Громадные капиталы застаивались, извлекая  деньги  из  государств,  которые  к  ним  же  и были вынуждены обратиться  за   займами.  Эти   займы  отяготили   финансы государства платежами  %  и  закрепостили  их  названным  капиталом...  Всякий  заем   доказывает  государственную   немощь  и   непонимание государственных  прав.  Займы  как   дамоклов  меч  висят  над   головой правителей,  которые  вместо  того,   чтобы  брать  у  своих   подданных временным налогом,  идут  с  протянутой  рукой просить милостыню у наших банкиров.  Внешние займы суть пиявки,  которых никак  нельзя  отнять  от государственного тела,  пока они сами не отпадут или государство само их не сбросит.  Но гоевские государства не отрывают их, а все продолжают их присаживать к себе,  так что они неизбежно должны погибнуть,  истекая от добровольного кровопускания.

 

    В сущности, что  же иное представляет  собой заем, да  еще внешний?! Заем  -  это  выпуск  правительственных  векселей, содержащих процентное обязательство   соразмерно   сумме   заемного   капитала.   Если    заем оплачивается 5%, то через двадцать лет государство напрасно выплачивает процентную  сумму,  равную  взятому  займу;  в сорок лет оно выплачивает двойную сумму,  в шестьдесят  - тройную,  а долг  остается все  таким же непокрытым долгом.

 

    Из  этого  расчета  очевидно,   что  при  поголовной  форме   налога государство черпает последние гроши бедняков-плательщиков податей, чтобы расплачиваться с иностранными  богачами,  у  которых  оно  взяло  деньги взаймы,  вместо того чтобы собрать те гроши на свои нужды без процентных приплат.

 

    Пока займы были внутренние, гои только перемещали деньги из  кармана бедняка в карманы богачей, но  когда мы подкупили кого следовало,  чтобы перевести  займы  на  внешнюю  почву,  то  все государственные богатства потекли в наши кассы и все гои стали нам платить дань подданства.

 

Если легкомысленность царствующих  гоев в отношении  государственных дел  и  продажность  министров  или  непонимание  в  финансовых вопросах других  правящих  лиц,  заложили  свои  страны  нашим кассам неоплатными долгами, то надо знать, сколько же это нам стоило труда и денег!..

 

Как ясно недомыслие чисто животных мозгов гоев, выразившееся в  том, что, когда они  брали взаймы у  нас под платежи  %, они не  думали, что все равно те  же деньги, да  еще с приплатой  % им придется  черпать из своих же государственных  карманов для расплаты  с нами! Что  было проще прямо взять нужные деньги у своих ?!

 

    Это же доказывает гениальность нашего  избранного ума в том, что  мы сумели им так представить дело займов, что они в них даже усмотрели  для себя выгоду». («Сионские протоколы»).

 

  Действительно, « процесс эмиссии всех денег, как ссуды создает и вводит в обращение  лишь сумму основного долга, но никак не процент, который также должен быть возмещен. Долг всегда больше, чем предложение денег!...Математически невозможно оплатить долг и основную сумму потому, что процент никогда не был создан!». ( Генкин Артем. Частные деньги: история и современность- М. Альпина Паблишер,  2002.-512 с.)

 

           Современный комментарий  глобального механизма ростовщичества дает Дж.Сорос : “Пузырь” оказывается столь мощной силой, что в состоянии решающим образом влиять на базовые экономические процессы, на основе которых он, собственно, и раздулся. Значит тот, кто владеет “пузырем”, владеет и реальной экономикой…«Таким образом, финансовый рынок — это не просто поле для зарабатывания денег. Не смотря на свой неустойчивый, почти вирутальный характер, он становится инструментом в борьбе за мировые ресурсы, рынки, за политическое влияние».

 

      «Инвестиция в пузырь есть форма азартной игры и не может быть абсолютно наивной. Кому дело до того, что за этим ничего не стоит? Пузырь - это и есть предмет дела. Трюк состоит в том, чтобы поставить крупные фишки и успеть выйти до краха. Это игра нервов. Процесс становится особо воодушевляющим, когда банки готовы принимать инфляционные активы в качестве издержек и дают в долг новые деньги для продолжения игры, что ещё больше взвинчивает цены.… В то время, как экономисты безустанно объясняют, каким образом такого рода активность реально обогащает общество, последняя гораздо более адекватно может быть определена как легальное жульничество, где умное меньшинство экспроприирует права на реальные богатства общества, при этом больше способствуя их истощению, чем воспроизведению», -говорит экономист Дэвид Кортен, автор книги "Когда корпорации правят миром».

 

Чтобы разъяснить популярно смысл современного ростовщического механизма, сошлемся на такое рассуждение: «Допустим, что богатая страна дала заём или сделала инвестицию в слабую страну. Она выдала, скажем, доллары, и сказала – трать на что хочешь. Есть всего три возможных пути потратить эти деньги.

 

  Первый, рекомендуемый Международным валютным фондом, – просто сложить деньги в хранилище в качестве резерва для укрепления национальной валюты. Но если деньги будут просто лежать, то такой резерв будет дорого стоить, поскольку по нему надо платить проценты. Тогда МВФ рекомендует разместить это резерв на депозите в одной из богатых стран. Конечно, процент по депозиту будет меньше, чем процент по займу, потому что у слабой страны по определению более низкий кредитный рейтинг.( Стоимость кредита для развивающихся стран 7-8%, а депозитная ставка –около 3%). Например, в России на каждый процент прирост рублёвой массы   приходится 2% прироста валютных резервов, которые страна создаёт за счёт вывода из оборота реальных ценностей.

 

     Итак, деньги из богатой страны остаются в этой же стране, но теперь слабая страна платит богатой за это проценты. И это называется заём. За что же платит слабая страна, если она ничего не получает? Она платит за право быстро использовать те доллары, которые ей дали взаймы, для защиты своей валюты в случае необходимости. А откуда возникает угроза нападения на валюту и необходимость защиты? Оттуда, что МВФ ставит обязательным условием либерализацию валютных рынков. Кто может напасть на рынки слабой страны? Те же самые сильные страны или частные лица из этих стран. Иными словами, слабая страна просто платит тому, кто может напасть на неё; платит за то, чтобы он не нападал. По этой же схеме платят рэкетиру.

 

         Второй способ использования займа – импортировать товары из метрополии.  Поскольку кредит выдаётся в валюте метрополии, например, в долларах, то доллары можно использовать для покупки товаров только на внешних рынках, ведь доллары не нужны для покупки товаров в своей стране (для поддержки национальной валюты см. первый способ).

 

       Вопрос в том, какие товары закупать на кредиты. Поскольку кредит нужно отдавать, и его можно отдать только через экспорт, то в первую очередь приходится закупать оборудование для производства товаров на экспорт. Тогда это примерно то же самое, что нанять рабочего на завод, при этом заставив его самого оплатить тот станок, на котором он работает.

 

     Другое дело, что кредиты часто как раз и даются таким образом, чтобы их нельзя было отдать, чтобы навечно затянуть колонии в долговую петлю. Поэтому метрополии полностью устраивает, если кредиты будут потрачены на товары удовольствия.

 

За полученную однажды дешёвую водку и сникерсы, странам приходится десятилетиями расплачиваться всем имеющимся у них сырьём и рабски дешёвой рабочей силой.

 

    Единственный вид товаров, ради которых колониям имело бы смысл брать кредиты, являются целевые закупки оборудования для импортозамещения и для создания определённых «ключевых» отраслей промышленности, в которых страна могла бы стать лидером рынка и диктовать более-менее монопольные цены.

 

    По этому пути развивались Япония и Южная Корея. Но для этого необходимы: сильная воля и продуманная программа национального правительства, объединение внутренних корпораций, отказ от принципа немедленной максимальной прибыли. Плюс явное или неявное разрешение метрополий на создание таких отраслей.

 

    Во всех остальных случаях, корпорации из метрополий немедленно скупают любое производство, которое представляет для них интерес в колониях, причём скупают его, пока оно не достигло существенного размера.

 

   Третий возможный способ распоряжения кредитом – просто разворовать его и перевести на частные счета верхушки колоний. Насколько это просто, настолько же часто используется. Деньги опять же не покидают пределов сильных стран, но у колоний образуется немедленный долг, плюс на правительство колоний появляются компрометирующие материалы и новые способы давления. Более того, руководители, которые хранят свои личные деньги в иностранных банках и в иностранной валюте, никогда не станут принимать решения, которые бы поставили под угрозу их личные состояния. В случае конфликта интересов между колонией и метрополией они будут на стороне метрополии.

 

   Поэтому сильные страны объективно заинтересованы в том, чтобы у власти в колониях стояли как можно более коррумпированные люди, и чтобы они воровали побольше.

 

    В реальности у слабой страны есть единственный способ отдать заём или инвестиции – получить новый кредит или инвестиции, которыми покрыть старые, то есть играть во всё ту же пирамиду.

 

    С одной стороны, это постоянно увеличивает долг стран и выплаты по процентам. С другой стороны, для получения каждого нового кредита странам приходится всё сильнее унижаться перед метрополиями и МВФ и идти на выполнение их любых условий.»( квалифицированное и аргументированное  размышление Дмитрия Неведимова в книге "РЕЛИГИЯ ДЕНЕГ или Лекарство от Рыночной Экономики" http://rd.nm.ru/rd.zip).

 

     Можно провести аналогию с физикой полупроводников, где носителями зарядов ( в экономике- деньги как мера стоимости и функций обмена ) могут выступать свободные электроны (кредитные деньги) и дырки- вакансии валентных связей (долги). Используя  характеристики электронно- дырочной проводимости примесных полупроводников и оперирую запирающими потенциалами в разных зонах проводимости, можно конструировать полупроводниковые приборы с заданным типом проводимости, например- диод, как аналог одностороннего перетекания реальных , а не фиктивных мер стоимости и функций обмена в направлении замысла конструктора. Функции запирающих потенциалов  по аналогии исполняют международные финансовые институты.

 

 Другой пример из термодинамики. Помните демона Максвелла? О нем написано в учебниках по физике. Он сидел в сосуде с газом, разделенном перегородкой, и занимался нехитрым делом. Открывал заслонку для всех подлетающих к ней быстрых молекул (наш аналог спекулятивных денег и фиктивного капитала с начисляемыми процентами по кредитам и активам )  и закрывал для остальных ( в нашем случае- реального промышленного капитала ). Поскольку температура прямо пропорциональна скорости движения молекул, одна часть сосуда (с быстрыми молекулами) становилась горячей, а другая - холодной. Но разность температур порождает энергию (процентные долги и потребности в займах в нашей аналогии), которую, как известно, можно выгодно продать! Этакий ростовщик, этот демон Максвелла! Ведь не совершая никакой работы, а лишь только пользуясь ИНФОРМАЦИЕЙ о скорости молекул, он мог сказочно обогащаться и регулировать меру порядка ( энтропии системы).

 

Дело в том, что "демон Максвелла" черпает энергию в виде информации за пределами собственной среды ( на внешних рынках в нашем случае), используя ее для уменьшения энтропии в своей  среде, т.е. для приведения ее в системное состояние и поддержания ее структурности. Информация выступает эквивалентом энергии, а мы с вами помним, что деньги- мера информации…Феномен игры  в пользу Демона в том, что он сам назначает ценность информации. Вся история человеческих финансов показывает нам, что ростовщики по мере овеществления капитала переходили от залогового обеспечения к финансовым пирамидам. Дествительно, ростовшический залог выступает формой собственности, что иммобиллизут активы, в то время как овеществление собственности через залоговыве капиталы  требует абстрагирования ее через долговые активы в виде дивидентов, при  этом нет необходимости реализации залогов, поскольку существует спекуляция активами,  а это в свою очередь  снимает противоречие между собственностью и владением. Тогда человек экономической процентной инициативы становится космическим , вселенским созданием, имеющим онтологический смысл. Вот так ростовщики и назначают себя цветом земли. И в этом феномен ростовщичества проявляет себя как догмат современной веры в эффективность  существования цивилизации. А как дальше избежать искушения современному  преуспевшему гению ростовщичества не  направлять цивилизацию по верному пути процентных начислений…

 

 Суть демонического трюка объясняет знаменитый Ротшильд: "Деньги для меня — регулятор материальных ресурсов. Контролируя потоки и соотношение стоимости валют разных стран, можно обеспечить перекачку ресурсов одной страны в пользу другой, не прикладывая никакого труда к их созданию. Для этого нужно сидеть на перекрестке, где сливаются потоки золота, и делать так, чтобы большая часть его потекла в твою сторону".

 

    В 1913 г.  была создана Федеральная резервная система (Federal Reserve System). ФРС соответствует понятию Центрального банка и имеет право печатать доллар, однако является системой частных банков и в своих решениях не зависит от правительства США (см.: Sutton A. Federal Reserve Conspiracy. Boring, Oregon. 1995; Griffin, Edward. The Creature from Jekyll Island. Appleton, Wise. 1994; Эпперсон Р. Невидимая рука. СПб. 1996).

 

    ФРС, создавая деньги “из ничего”, дает их в долг правительству США, сделав его зависимым от себя. А после того, как в ходе Первой мировой войны американские банки кредитовали все воюющие страны, сделав всех своими должниками, их валюты были привязаны к доллару (Зворыкин Н. К возрождению России. Париж. 1929. Гл. 6). С тех пор эмитированные бумажные доллары ФРС, не обеспеченные реальными ценностями, стали во всем мире основным эквивалентом материальных благ. То есть никому не подконтрольная ФРС распространила свою экономическую власть на все страны. Конгрессмен Л. Мак Фэдден дал глубокую оценку этого инструмента еврейской финансовой власти: "Когда был принят Закон о Федеральной резервной системе, наш народ не осознавал, что в США устанавливается мировая банковская система, сверхгосударство, управляемое международными банкирами и промышленниками, действующими заодно, чтобы подчинить мир своей собственной воле. Федеральная резервная система прилагает все усилия, чтобы скрыть свои возможности, но правда такова: Федеральная резервная система захватила правительство. Она управляет всем, что происходит в нашей стране, и контролирует все наши зарубежные связи. Она произвольно создает и уничтожает правительства". Эперсон Р. Невидимая рука. СПб., 1996. С.241.

 

  США, по сути,  собирает налог за пользование своими долларами другими странами.

 

   В числе главных акционеров (акции класса "А") Федеральной резервной системы (ФРС) США значатся:

 

  • Ротшильды (Лондон, Берлин),
  • Лазард Бразерс (Париж),
  • Израиль Шифф (Италия),
  • Кун-Лоеб компани (Германия),
  • Варбурги (Германия, Голландия),
  • Леман Бразерс (Нью-Йорк),
  • Гольдман и Закс (Нью-Йорк),
  • Рокфеллер (Нью-Йорк).

 

Kershaw Peter. Economic solutions. 1994. Р.6.

 

    В соответствии с  Сеульской конвенцией « Об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 года» разработан и действует  мировой механизм эмиссии американского доллара как резервной валюты  международных финансовых инвестиций. «курренси боард», валютного управления. Деньги должны быть обеспечены  резервной валютой на 100%. Штаб- квартира « Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций Сеульской конвенции 1985 года» находится в округе Колумбия, Вашингтон - в столице США.

 

     О механизмах ловушек мирового «Казино»- современного внука мирового ростовщичества пишет С.Глазьев: «Наиболее отработанные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена, навязываемые мировой олигархией зависимым странам, включают втягивание последних в ловушки: внешней задолженности, сырьевой специализации в мировом разделении труда, отказа от суверенитета в проведении торговой и финансовой политики. Рассмотрим действие этих ловушек подробнее. Через стимулирование внешних займов достигается наиболее легкая эксплуатация экономического потенциала соответствующих стран, осуществляемая при помощи их же институтов государственной власти. Предоставляя займы государствам или приобретая их ценные бумаги, транснациональный капитал без особого риска получает немалый процент, а страна-заемщик втягивается в долговую пирамиду, занимая вновь все больше для оплаты ранее сделанных долгов.

 

Учитывая, что темпы экономического роста подавляющего большинства стран (0-4%) намного меньше ставки процента на мировом рынке ссудного капитала (8-20%), “долговая ловушка” срабатывает автоматически. Как только расходы на обслуживание государственного долга становятся сопоставимыми с потоком доходов государственного бюджета, национальный доход соответствующей страны распределяется под контролем иностранных кредиторов. Национальные производительные силы посредством налогово-бюджетных механизмов стран-должников начинают работать на обогащение международного спекулятивного капитала… Смысл этой линии заключается в периодическом чередовании волн притока и оттока международного капитала на национальном рынке той или иной страны. В фазе притока международного капитала ценность фиктивного капитала (ценных бумаг) в данной стране многократно возрастает по чисто спекулятивным причинам. Цены на акции и другие ценные бумаги резко увеличиваются, создавая впечатление экономического бума. При этом растет реальный обменный курс национальной валюты. Поскольку вздувание рынка ценных бумаг происходит чисто спекулятивным путем и не имеет никакой реальной основы в производственной сфере, оно не может быть бесконечным. Рано или поздно наступает момент, когда искусственно построенные финансовые “пирамиды” начинают стремительно саморазрушаться.

 

Как правило, еще до этого момента иностранный капитал покидает страну с извлеченными за время “бума” сверхприбылями. После этого происходит обвал рынка ценных бумаг, ценность которых снижается многократно (часто в десятки раз), и в несколько раз девальвируется курс национальной валюты. Иностранный капитал получает возможность приобретения национальных активов за бесценок. Вслед за столь резким обесценением национального богатства международный капитал вновь возвращается, скупая остающиеся в стране активы по бросовым ценам — виток “накачки” национальной экономики легкими спекулятивными деньгами начинается вновь. Через несколько циклов такого входа-выхода иностранного спекулятивного капитала национальный капитал, как правило, не выживает и вынужден довольствоваться третьестепенной ролью в своей же национальной экономике. В последней начинает доминировать капитал международный.

 

Не трудно заметить, что именно эта концепция “сплавления” или “асфальтирования” стран была реализована на практике вначале в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии, а затем в 1998 г. в России… поддержание равновесия финансовой системы страны до ее краха определялось желаниями иностранных инвесторов вкладывать средства в приобретение новых долговых обязательств российского правительства... Их реальный эффект подобен увеличению дозы наркотика, которое вызывает временное облегчение у наркомана, усугубляя разрушение его организма.…Это позволяло им диктовать многократно завышенный процент, превращая российское правительство в инструмент перераспределения в их пользу национального дохода страны…Для экономической эксплуатации той или иной страны нет нужды ее оккупировать — гораздо выгоднее и дешевле установить контроль над ее руководством, втянуть в долговую зависимость».

 

     В экономике « Казино» доля США составляет: - 90% - по обороту валютных бирж (сегодня в 9 из 10 валютообменных сделках участвует американский доллар), то есть мест, где  оборачиваются самые ликвидные активы (деньги),

 

            - 65% - по обороту фондовых бирж, то есть мест, где оборачиваются

 

            самые доходные активы (акции),

 

- 57% - по доле американских компаний в числе 500 крупнейших

 

            компаний мира,

 

            - 48% - по доле расчетов в американской валюте во всей международной  торговле,

 

            - 46% - по доле американских компаний в общемировой капитализации.

 

Экономика, в которой на каждый доллар ВВП приходится три доллара  долгов, а на каждый доллар прироста ВВП – от трех (в период  процветания 90-х) до шести (в период нынешних экономических  трудностей) долларов прироста задолженности, нельзя назвать иначе             как долговой ростовщической экономикой…

 

  Объем современной мировой экономики исчисляется вовсе не жалкими 6,3             триллионами совокупного торгово- промышленного экспорта, и даже не 47 триллионами совокупного ВВП; нет, мировая экономика фиктивного капитала  - это 300 триллионов, обращающихся на валютных биржах, это 56 триллионов   оборота по акциям и облигациям, это 12 триллионов коммерческих  банковских кредитов. ( По данным : Сергей Щеглов. «Будущее денег. Что изменится в нашей жизни ПОСЛЕ мирового экономического  кризиса?. www.worldcrisis.ru)

 

      В наши дни развивающиеся страны платят примерно 13 долларов в виде процентов по существующим долгам на каждый доллар получаемых от стран «золотого миллиарда». При этом совокупный внешний долг всех стран третьего мира, вместе взятых, примерно в три раза меньше, чем долг правительства США. Так работают «Дьявольские мельницы»  мирового «казино» и финансовых пирамид. Таков апофеоз современной ростовщической мировой системы.

 

      «Страны периферии вынуждены пользоваться подсказками центра, прежде всего США. А так как кредитно-денежная политика стран центра диктуется внутренними соображениями, страны периферии имеют ограниченный контроль над своими судьбами. …Колебания обменных курсов трех-четырех основных валют относительно друг друга способны породить новые осложнения. Изменения обменных курсов и уровень курсов таких валют ударяют по зависимым странам — для них это экзогенные, т.е. внешние потрясения, хотя на деле — это не более чем эндогенные, внутренние явления международной финансовой системы. Международный долговой кризис 1982 г. был ускорен резким повышением процентных ставок в США; Азиатский кризис 1997 г. стал реакцией на повышение курса доллара США. Внутриевропейский валютный кризис 1992 г. был вызван аналогичной асимметрией между германской маркой и валютами остальных стран Европы.…В периоды неопределенности капитал стремится вернуться к месту своего происхождения. Такова одна из причин, почему неурядицы в мировой капиталистической системе имеют непропорционально серьезные последствия для периферии в сравнении с центром. Как гласит поговорка, когда Уолл-Стрит заболевает простудой, остальной мир страдает пневмонией. …», - говорит гуру современной демонологии Дж. Сорос.

 

  Комментируя азиатский кризис и роль в нем этого гуру, лидер АСЕАН, премьер-министр Малайзии Махатир Мохамад горько заметил: «  Мы работали 30 — 40 лет, чтобы развить нашу экономику. И вдруг приходит некто с нескольким миллиардами долларов и уничтожает большую часть плодов нашей работы.»

 

Вот выдержка из Интервью с Иосифом Е. Штиглицем, бывшим вице-президентом Всемирного Банка, экономическим советником президента США Клинтона, лауреатом Нобелевской премии по экономике за 2001 год. Опубликовано в воскресном приложении к газете “El Pais” за 23 июня 2002 г. Недавно им была написана книга о МВФ под названием “El malestar en la Globalizaciуn” (“Болезнь глобализации”): — В своей книге Вы не оставляете сомнений в том, что реальная власть принадлежит Госказначейству США и МВФ. Они и определяют политику?

 

— Да, МВФ определяет макроэкономическую и финансовую политику. К сожалению, обычно для получения страной помощи Европейского Сообщества или Всемирного Банка, необходимо вначале получить на это согласие МВФ. В этом смысле, власть Фонда необычайно велика…

 

— Государственное Казначейство США и МВФ во многих кризисных ситуациях в развивающихся странах намеренно давали рекомендации, лишь усугублявшие проблемы, — Вы настаиваете на этом в своей книге — но которые, тем не менее, соответствовали экономическим или идеологическим интересам развитых стран. Что это означает с точки зрения морали?

 

— Это означает, что они использовали кризисные ситуации в этих странах в своих собственных интересах...

 

— Вы рассказываете, как некоторые главы государств Вам с грустью признавались в том, что были вынуждены идти на поводу у МВФ, несмотря на то, что его рекомендации явно были плохи для их стран; как будто МВФ играл роль международного жандарма, заставлявшего их принимать деструктивные решения.

 

— Да. Они боялись попасть в черные списки МВФ. В этом случае им было бы не получить кредитов ни в Фонде, ни во ВБ, ни в ЕС. А ввиду плохих оценок МВФ им было бы трудно рассчитывать и на привлечение частного капитала. Хуже того, они боялись даже откровенно говорить о своих проблемах, опасаясь, что уже такая открытость сама по себе приведёт к тем же результатам; что МВФ сочтёт её за дерзость и попытку конфронтации, а потому накажет их и отомстит им за это. То есть, они полагали совершенно невозможным какой-либо откровенный диалог.

 

— Не могли бы Вы рассказать, как функционирует МВФ? Как определяется его экономическая политика?

 

— В МВФ есть только одна страна с правом вето — это Казначейство Соединенных Штатов»...

 

   Генри Кисинжер заявил о том, что "деятельность МВФ провоцирует падение правительств и обостряет социальную напряженность в ряде стран мира. Стратегия МВФ становится источником внутренних трудностей, и это ведет к тому, что страны отдаляются от Запада". "Независимая газета" от 9.02.1999 г.

 

   Комиссия Конгресса США (Комиссия Кокса) пришла к  такому же неутешительному выводу : "Курс МВФ привел к сокрушительному провалу реформ и отбросил Россию и другие бывшие республики СССР на задворки мирового сообщества". "Независимая газета" от 22.05.2001 г.

 

 Государство утрачивает интегрирующие социальные функции, объединяющие классы общества. Парадоксально, но в борьбе за право взимания налогов, монетарный контроль, политическое влияние в обществе политические элиты вынуждены « бороться за привлечение и закрепление части мирового капитала (т.е. за привлечение капиталовложений на свою территорию), и в ходе формирования возникающих отсюда отношений  гегемонии и подчинения государственная  политика “размещения производства” становится подчиненной переменной величиной в диктуемом мировым капиталом новом определении норм прибыли, зарплат и трансфертных (социальных) выплат. В борьбе за лучшие условия привлечения и размещения капитала национальные политические элиты деградируют до роли зависимых посредников эксплуатации и низкой занятости (иными словами, они способствуют снижения стоимости рабочей силы ради привлечения капиталовложений). Одновременно они начинают компенсировать соответствующую утрату своей реальной власти, вмешиваясь в углубляющиеся социальные конфликты с помощью национализма . 

 

  За примерами ходить далеко не надо. Например, открываем программу Социал- демократической партии (Объединенной) и читаем: « Первостепенной задачей считаем преодоление отчужденности банковской системы от процесса трансформации отношений собственности…Мы будем всемерно содействовать ликвидации законодательных барьеров на пути создания промышленно-финансовых групп во главе с банковскими структурами, осуществляющими фондовое и прямое инвестирование, управление корпоративными финансами и инвестиционными проектами. Необходимым направить усилия государства на создание условий для активного использования иностранного капитала…Интеграция украинской экономики в мировое экономическое пространство происходит благодаря ее открытости…мы намерены инициировать проведение в жизнь программ содействия прямым иностранным инвестициям ».

 

   

 

А вот откровенное признание  конечных целей: «создать эффективные механизмы рыночного перераспределения собственности, включая механизм банкротства, выполнения залоговых обязательств, трансформации денежной ответственности в имущественную». ( Там же).

 

Что же касается интегрирующей роли  данной политической силы, то в Декларации СДПУ (О) пафосно скандируется: «установить …солидарную ответственность за результаты экономической деятельности. Такой мы видим реализацию идеалов свободы, справедливости, солидарности в сфере экономических отношений».

 

Пример такого понимания «эффективных механизмов рыночного перераспределения собственности» политическими элитами развивающихся стран приводит экономист Дэвид Кортен: « Во время посещения Малайзии, несколько лет тому назад, я встречался с местным министром, ответственным за лесонасаждения. При объяснении малайской политики в этом направлении, он заметил, что для страны было бы намного лучше, если бы все её леса были, наконец, сведены, а деньги от продаж осели в банках для получения процентов. Тогда финансовая отдача была бы большей. В моём сознании возникла картина опустошённого и безжизненного мира, в котором существуют лишь банки со своими компьютерами. , последовательно и до бесконечности извлекающие свой интерес от продажи древесины. .. Как показал малайский министр, в глобальной экономике деньги действительно растут быстрее, чем деревья».

 

   Зависимость  государства от иностранных инвестиций  стимулирует национальную коррупцию. Например, по прикидкам Мирового Банка, в России доля разворованных средств достигает 65 млрд. долларов из 130!(С.Сулакшин.Измена.Москва.1997).

 

   Сорос отмечает, касаясь положения в Украине: « Теперь, когда мотив прибыли возведен в ранг морального принципа, политики в ряде стран стыдятся, если не воспользуются преимуществами своего положения. Я мог лично наблюдать это в ряде стран, где у меня имеются фонды. Особенно широким размахом коррупции отличается Украина».  По данным комиссии ООН в 2004 году по уровню коррупции Украина занимала 131 место из 150 стран мира. ( Автор надеется на позитив изменений после  «померанчевой революции», но не верит новым национальным либералам во главе с «лучшим банкиром Европы» ).

 

 Деньги - универсальный катализатор размывания этнокультурного ядра национальных элит. Элита культурного слоя  жаждет вознаграждения за свои творческие инициативы путем кредита, процентный же механизм перераспределяет долговые нагрузки вниз социальных слоев, отторгая оболочку национального ядра.

 

     « Запредельные барыши выплачиваются лишь участникам узкого круга на самой верхушке общества, начиная с кинозвёзд и спортивных героев, и расширившегося к настоящему времени до элитных юристов, торговцев, докторов и бизнес-лидеров. В 60-е годы зарплата топ-менеджера была лишь в 30 раз выше зарплаты среднего рабочего, тогда как сегодня эта разница составляет 200 раз. Что это - восход общества, где "победитель получает всё", или же последняя краткосрочная реакция при выходе общества из индустриальной эпохи?»,- вопрошает автор книги "Будущее денег. Сотворение новых благ, работы и более мудрого мира» Бернард Лиэтер .

 

 Вспомним цитированного Рихарда Вагнера: «получите бога современного мира, святейшего, благороднейшего бога пяти процентов, хозяина и распорядителя нашего современного искусства».

 

В недавно опубликованной немецким экономистом Паулем Фрицем книге, он отмечает то, что волнует сегодня в мире большинство  здравомыслящих экономистов, общественных и политических деятелей: «Система долгов и процентов стала сегодня невозможной. Она не соответствует более экономической реальности. Стремительный рост долга удушает процентами рост реальной товарной экономики. …Человек, движимый своим эгоизмом и своей нестабильностью, опьяняется монетаристским антимиром, созданным из кредитов. Этот антимир и погубит его через накопление долгов и процентов к ним, а также процентов к процентам, что, в конце концов, разрушит национальные валюты…Международная система кредитов и финансов могла бы быть сохранена только при немедленной отмене долговых обязательств и переводе взаиморасчетов с уровня процентов и долгов к уровню реального товарного и золотого покрытия», (по материалам бельгийского журнала "Vouloir")

 

   В 1968 г. Де Голль , предвосхищая отмену золотого стандарта,  прямо заявил: «Кризис доллара и фунта, который разворачивается в  настоящее время, показывает, что нынешняя система, основанная на привилегии резервных валют является не только несправедливой, но и неприемлемой. Следовательно должна быть создана валютная система, основанная на золоте и имеющая беспристрастный и универсальный   характер» .

 

     В главе «процентная антропология» мы рассматривали механизмы темпоральной аннигиляции человеческой личности через механизмы процентной экономики. Народы, обладающие своим историческим временем в рамках энокультурного ядра, как мы видим в процессах глобализованного ростовщичества, претерпевают подобные механизмы угнетения. Такова фрактальность мира. Впору ставить вопрос о разработке моделей процентной этнографии, культурологии  и политологии для исследования происходящих глубоких тектонических процессов в структуре этнокультурного ядра разных народов, обремененных долгами. Можно предложить элементарный принцип подчинения историографии: никакое утверждение империалистических порядков не может быть принято как событие колониальной истории без этнографического исследования практических форм их воплощения. (Альманах "Восток». Выпуск: N 7(19), июль 2004г. Прощайте, печальные тропы. Этнография в контексте современной мировой истории М. Салинс).

   Парадокс такой науки будущего в том, что, изучая историю, она исследует механизм уничтожения времени как категории исторического будущего. Такая наука скорее будет походить на современную «процентную максвелловскую демонологию», поскольку современный глобальный ростовщик научился манипулировать фиктивными величинами. «Дьявол манихейцев является противником, который, подобно любому другому противнику, полон решимости добиться победы и прибегает к любой хитрости или лицемерию, чтобы завоевать ее. В частности, он будет маскировать свою политику создания беспорядка, и, если проявятся признаки начала разоблачения его политики, он изменит ее, чтобы оставить нас в неведении…».…( Винер Н. Кибернетика и общество. М.: Издательство иностранной литературы, 1958.).

    «Египтяне чтили р. Нил как божество - Хаппи, ибо Нил давал жизнь. Нильские воды несли благодатный для полей Египта ил, поскольку система   ирригационных каналов при разливах реки, разносила плодородный ил по полям, обеспечивая урожаи. Но вот исход евреев из Египта в государства древнего Двуречья привел знатоков египетской ирригации в долины рек Тигра  и Ефрата, где пришельцы использовали свое умение и опыт... Однако Тигр и Ефрат несут во время паводков не плодородный ил, а глину и камни. И вот на месте некогда цветущего Вавилона образовалась каменистая пустыня, где на высохшей под южным солнцем глиной не растет ничего, кроме колючек. Таково  положение на месте "великой блудницы", - Вавилона, - и сегодня» .( Ю.Ю. Шевченко. Носители информации и в артефактах и структуре культур народов Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург. . http://gumilevica.kulichki.net.)

   “Ничто не может быть более гибельным для страны, и народа, нежели пренебрежение своими благими порядками, обычаями, законами, языком и присвоение чужих порядков и чужого языка и желание стать другим народом”. Платонов О. А. РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. М., “Роман-газета”, 1995.

    Мы должны ясно осознавать что, когда антиглобалисты устраивают свои манифестации на всемирном деловом форуме в Давосе, или  устраивают беспорядки на саммите Большой Восьмерки в Праге, а исламские террористы атакуют башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, то скрытой пружиной  поступков выступает протест против  современной процентной мировой империи ростовщичества, которая стала глобальной.

« Проблема же состоит в том, что хищническая глобальная финансовая система, движимая единственным императивом делать всё больше денег для тех, кто уже имеет их в достаточном количестве, быстро истощает реальный капитал - человеческий, общественный, природный и даже физический, - от которого зависит наше благосостояние… Человеческий, социальный и природный капитал, от которого зависит благосостояние всякого общества, становится объектом жертвоприношения на алтаре делания денег. Те, у кого уже есть деньги, процветают за счёт тех, у кого их нет.  Это и есть социальная патология, именуемая финансовым капитализмом», -говорит Дэвид Кортен,  автор книги "Когда корпорации правят миром".

 

 Ростовщическая «империя почти невидима, поскольку не имеет официальной структуры. Большинство ее граждан даже не знают, что они подчиняются ей, или, более корректно, они признают, что подвержены действию неличных и иногда разрушительных сил, но они не понимают, что представляют собой эти силы…». (Сорос. Система мирового капитализма).

 

“Ясно, что в настоящее время существует финансовая сила, которая ведет мировую, строго организованную игру: вселенная - игорный стол, ставка - мировое могущество,” ( Генри Форд)

 

Процентная экономика. Демон « Матрицы».

 

« Есть поляны, бескрайние поля. Там люди даже не рождаются. Нас выращивают очень давно. Я сам не верил, а потом увидел собственными глазами, смотрел как мертвых превращают в питательную смесь и вскармливают живым. И вот, наблюдая за этой жуткой рациональной точностью, я осознал простую истину: что такое матрица?- диктат. Матрица - мегавирус, порожденный компьютером, созданный, чтобы подчинить нас…Вы все живете в мире грез. Добро пожаловать в пустыню реальности».

 

                                                                                              Из фильма «Матрица»


     На рынке кредитов продаются деньги за деньги. Ценой продаваемых и покупаемых денег является ставка ссудного процента. Процент это - средства настройки рыночного механизма саморе­гуляции на тот или иной режим функционирования, который может быть устойчивым, неустойчивым, обще­ственно приемлемым, может быть биосферно-недопустимым и биосферно и социально безопасным. Ведь процент по Векселю (1851 - 1926), - это «скорость роста задолженности”.  

 

 Кейнс пишет: «Влияние изменения нормы процента на действительно сберегаемые суммы имеет огромное значение, но только действует оно в направлении противоположном тому, какое обычно предполагается».

 

   Можно в качестве примера привести такую «метафорическую» модель типа «хищник-жертва» с экономической интерпретацией. Идея  очень проста и наглядна --- чем выше процентная ставка по кредиту, тем больше будет ростовщиков и рантье. Чем больше последних, тем ниже жизненный уровень. Собирать проценты становится не с кого, число ростовщиков уменьшается, возникают колебания. В эту «трофическую цепь» иногда включают часть «банкиров», которые тоже «ухудшают жизнь», и в которых иногда переходит часть ростовщиков. В такой модели  «хищник- жертва» используется алгоритм выделения нормы процента как параметра порядка системы. 

 

   Фактически, норма процента в современной теории денег и кредита является основной. Видный экономист Дж. Хикс в книге « Стоимость и капитал» так формулирует проблему: « Что же все-таки определяет Норму Процента? До самого последнего времени экономисты единодушно от­ветили бы, что норма процента определяется спросом на «капитал» и его предложением.…Значит ли, что капитал - это «реальный» капитал, в том смысле, что это конкретные блага и право распоряжаться данным количеством этих благ? …Или «капи­тал» - это «денежный капитал» в том смысле, что пред­ставляет собой средства производства, которые можно ссу­дить; тогда это право распоряжаться данным количеством денег. От того, какое толкование мы примем, зависит очень многое…Процент - это цена, и, как всякая другая цена, должна определяться с позиций внутренне взаимозависимой си­стемы цен. Проблема не состоит в том, чтобы определить норму процента in vacuo, - существует общая проблема определения цены в экономике, где практикуется заимст­вование и кредитование и где, таким образом, норма про­цента служит составляющей общей системы цен».

 

   Без ответа остается и   вопрос о том, почему собственность на капитал сама по себе может служить  достаточным условием, обеспечивающим постоянный приток доходов.

 

 Действительно, представим себе, что Вы взяли деньги у ростовщика под проценты, предоставив залог, прокутили и потратили их в своё удовольствие. Заимодавец требует вернуть долг и проценты. Вы напрягаете все свои способности и выплачиваете долг вместе с набежавшими процентами и зачастую теряете залог. В данном случае получается что, ростовщик - это безнравственный стяжатель. А вот другая ситуация. Вы, взятую под проценты сумму потратите на приобретение зерна в районах, где случился высокий урожай, и продадите его с большой выгодой в районах, где хлеб не уродился. После этого, вы возвращаете долг с процентами и, заработав приличную сумму сверх того на несчастии других, становитесь предпринимателем. А ростовщик трансформируется в благодетеля-капиталиста, способствующего предпринимательству. Ещё одна ситуация. Вы, взятую под проценты ссуду, употребите на закупку зерна, приобретение и установку мельницы. После этого, вы наймёте рабочих, перемелете зерно и продадите муку с большой выгодой всё тем же голодающим. Вы вернёте долг с процентами ростовщику, и превратитесь в капиталиста-товаропроизводителя. Ростовщик же, получивший всё с полна, как и в предыдущем случае, превращается, как по мановению волшебной палочки, в участника капиталистического производства, а процент становится уже вовсе не ростовщическим, а иной «категорией».

 

   Мы неправомерно называем ссудный процент ростовщическим, если он не превосходит норму прибыли, получаемой на основе этого кредита в промышленности. В действительности же это случай умелого, аккуратного паразитирования, когда паразит старается не погубить свою жертву. Ростовщичество персонализирует экономические отношения людей. В первой схеме ростовщический доход гарантирован залогом, а потому кредитор сохраняет ростовщический доход и в случае краха проекта. Во второй схеме инвестор претендует лишь на часть дохода в случае успеха, при этом работает схема не паразитирования и получения дохода из ничего, а получения эквивалентной доли из реально созданного  продукта.

 

   Такая дуальность  ссудного процента всегда была мощным раздражителем для людей реального производства. «Мы не против того, чтобы занимать деньги, мы также и не против банкиров. Мы только против попытки поставить кредит на место работы. Мы против всякого банкира, смотрящего на предпринимателя, как на предмет эксплуатации, т.е. как на объект ростовщического паразитизма», - говорил Генри Форд.

 

    Возникающие в рассмотрении  определения ростовщической нормы процента противоречия до сих пор ставит многих экономистов тупик. Еще 17 веке Папа  Иннокентий ХI собрал крупнейших теологов и богословов-схоластов  в Сорбонне, которые вынуждены были признать: « ростовщичество означает, что процент требуется к уплате не как объект дохода, а как объект права», « ростовщичество является получением процента на займ не в пределах фиксированного времени»!

 

   Разделение экономики на два класса возникло в глубокой древности, когда Аристотель (384-322 гг. до н.э.) ввел для их обозначения два разных термина: «экономика» (хозяйственная деятельность, связанная с производством продукции и услуг, с созиданием) и «хрематистика» (искусство наживать богатство и делать деньги).  Аристотель указывал:  « «В искусстве наживать состояние никогда не бывает предела в достижении цели, т.к. цель-то здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами. Все занимающиеся денежными оборотами стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности.» [Аристотель. Политика. СП б, 1911, стр. 25].

 

     Разработка схем и способов обогащения и получения прибыли в настоящее время провозглашены основной целью теорий, которые ошибочно именуются экономическими, оставаясь по своей сути чистейшей хрематистикой. О существе таких теорий и основанной на них практике достаточно точно высказался Макс Амстердам: «Бизнес – это искусство извлекать деньги из чужого кармана, не прибегая к насилию». 

 

     Оправданием ссудного процента его адепты занимались всегда и до настоящего времени современная "экономическая наука" не видит ему альтернативы. Какие только доводы в защиту процента не приводились: это и плата за риск, и не полученный доход, и чистый доход на капитал, или, наконец, вознаграждение фактора-капитала.

 

     Апологеты ссудного процента утверждают, что  а) тот, кто ссуживает деньги, производит определенный труд по оценке инвестиционных проектов и осуществления выбора наилучшего; б) он несет риск не возврата долга; в) если это посредник (банк), то он трудится над привлечением средств для кредитования; наконец г) если заемщик согласен взять деньги, а кредитор согласен одолжить деньги, это значит, что у заемщика есть лучшие возможности для использования этих денег, чем у кредитора, следовательно, в рамках общества происходит более эффективное распределение средств с помощью механизма кредитования, поэтому процент есть плата за повышение общественной эффективности производства. Итак, процент включает в себя оплату трансакционных издержек привлечения и размещения средств, премию за риск и плату за повышение общественной эффективности производства.

 

      Эволюция представлений о проценте связана с развитием науки о кредите. Существует ряд теорий кредита. Натуралистическая теория  кредита первоначально обоснована видным английскими экономистами А. Смитом и Д. Рикардо. Этой теории придерживались представители так называемой исторической школы, экономисты Ж.Сэй, Ф. Бастия, Д. Мак-Куллох.

 

      Основные постулаты экономистов натуралистической теории заключались в следующем:  объектом кредита являются натуральные, т.е. не денежные вещественные блага;  кредит представляет собой движение натуральных благ, и поэтому есть лишь способ перераспределения существующих в данном обществе материальных ценностей;

 

ссудный капитал тождествен действительному, и поэтому накопление ссудного капитала есть проявление накопления действительного капитала, а движение первого

 

полностью совпадает с движением производительного капитала; поскольку кредит выполняет лишь пассивную роль, то коммерческие банки являются лишь скромными посредниками.

 

 Процент или "Прибыль на капитал" подразделялась обыкновенно, вслед за А. Смитом (1723-1790), на процент на вложенный капитал в трактовке Н. У. Сениора (1790-1864) и Дж. С. Милля (1806-1873) - "вознаграждение за воздержание" предпринимателя от расходования собственного капитала на текущее потребление - и на предпринимательский доход, принимающий форму платы за управление предприятием и несение определенного делового риска. "Одни и те же факторы - воздержание, риск, напряженный труд - требуют соответствующего вознаграждения и должны получить его из валовой прибыли. Три части, на которые, можно считать, разделяется прибыль, могут быть представлены как процент на капитал, страховая премия и заработная плата за управление предприятием".( Милль Дж. С. Основы политической экономии. Т. 2. С. 130.

 

2 Железнов В. Я. Очерки политической экономии. М., 1912. С. 1067-1068.

 

3 Сэй Ж.-Б. Трактат политической экономии. С. 58.).

 

    Итак, представители классической школы и социалисты XIX в. приравнивали предпринимателя к капиталисту и считали, что кредит не создает реального капитала, который образуется в процессе производства.

 

     Основные концепции капиталотворческой теории прибыли сформулированы английским экономистом Дж. Ло, тем самым создателем первых финансовых пузырей в Европе. В его концепции кредит отождествляется с деньгами и богатством. По мнению Ло, кредит способен привести в движение все неиспользуемые производственные возможности страны, создавать богатство и капитал. Банки он рассматривал не как посредников, а как создателей капитала. Ло принадлежит идея об организации эмиссионного банка, с помощью которого можно привести в движение все производительные силы общества и обогатить страну. Однако на практике эти идеи провалились,- лопнул «Пузырь Южных Морей».

 

    Последователями и теоретиками капиталотворческой концепции в начале XX века стали западные экономисты И. Шумпетер, А. Ган, Дж. Кейнс и Р. Хоутри. Ган и Шумпетер считали банки всесильными, поскольку кредит создает депозиты, а значит и капитал. Они полагали, что кредит может быть безграничным, и поэтому безграничны создаваемые им депозиты и капитал. По их мнению, инфляционный кредит (т.е. кредит, способный к безграничному росту) является движущей силой воспроизводства, экономического развития и содействует постоянному экономическому росту. Поэтому их теория получила также название “экспансионистская теория кредита”.(Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. М., 1982. С. 281).

 

   В целом, базируясь на капиталотворческой теории, Кейнс и его последователи обосновали принципы кредитного регулирования экономики, согласно которым кредит определяет экономическое развитие. Поэтому для того, чтобы стимулировать производство и потребительский рынок, необходимо способствовать расширению инвестиций путем снижения ссудного процента, что в конечном итоге увеличит производственный и потребительский спрос, снизит безработицу.

 

    Кейнс приравнивал ссудный капитал к деньгам и определял уровень процента от количества денег в обращении. Согласно его более поздней концепции деньги влияют на процент, процент - на инвестиции, инвестиции - на производство, производство - на доход, а последний - на цены.(J. МКеуnes. Alternative Theories of the Bate of Interest. - Economical Journal, June, 1937.)

 

  Капиталотворческая теория получает дальнейшее развитие в теории монетаризма, представителем которой являются М. Фридман, Р. Руза, А. Бернс, Ж. Рюэфф, О. Файт. Особо следует выделить концепцию монетаризма М. Фридмана, согласно которой основными инструментами регулирования экономики являются изменения денежной массы и процентных ставок, что дает возможность чередовать кредитную экспансию и

 

рестрикцию. Установление среднегодовых темпов роста денежной массы в сочетании с определенным уровнем процентных ставок позволяет влиять на динамику производства и цен.

 

   Концепция процента как «платы за воздержание» нашла свое развитие в современной экономике в  теории Маршалла  «межвременных предпочтений». Он полагал, что индивиды проявляют разную степень терпеливости. Любой человек предпочтет получить гривну сегодня, чем гривну через год. Но если задать вопрос о том, ради какой суммы, уплаченной ему через год, индивид готов будет отказаться от получения рубля сегодня, ответ будет зависеть от индивидуальных предпочтений индивида. При этом если одного вполне устроит гривна десять копеек, то для другого и двух гривен покажется мало. Что произойдет со степенью удовлетворенности индивидов, если первый даст сегодня гривну второму, взамен обещания через год вернуть полторы гривны? Поскольку первый индивид ценит сегодняшний гривну так же, как рубль десять копеек через год, то перспектива получения через год полутора рублей явно повысит степень его удовлетворенности. Поскольку для второго индивида полторы гривны через год стоят меньше, чем 75 копеек сейчас, то получение сейчас рубля также повысит его удовлетворенность. Таким образом, добровольно будет заключена сделка, повышающая меру удовлетворенности обоих участвующих в ней индивидов. Следовательно, операция кредитования, способствует повышению степени удовлетворенности членов общества, не нанося никому вреда. » (Маршалл А. Принципы политической экономии. М., 1983. Т. 1. ).

 

   Процедура, с помощью которой вычисляется сегодняшнее значение любой суммы, которая  может  быть  получена  в  будущем,  называется дисконтированием. Понятие, дисконтирования является центральным в формулировке проблем рационального выбора, которые подразумевают соотношение затрат и прибылей, разнесенных во времени. Такой подход решает проблему максимизации прибыли—выясняется, что прибегать к займу выгодно лишь тогда, когда процентные ставки меньше уровня дохода на инвестированный капитал. Перенося эти рассуждения на проблему общественного выбора, экономисты зачастую расходились во взглядах—сколь далеко проникает в человеческие отношения это понятие? Ряд эмпирических исследований теории и психологии общественного выбора свидетельствует, что индивиды в своей деятельности зачастую руководствуются весьма размытыми границами дисконтирования будущих событий.

 

  Приведем сводку примеров, основанных на исследовании ряда независимых экономистов.Нормы временного предпочтения на краткосрочных временных интервалах существенно выше, чем на долгосрочных. Это утверждение иллюстрируется следующим экспериментом-опросом. Ряду лиц, выигравших в лотерею, предлагалось получить весь приз, равный 1000 долларам, через некоторое время, либо 900 долларов немедленно. Большинство согласилось на второе предложение. Но, рассматривая возможность получения 900 долларов через 12 месяцев, либо 1000 долларов через 13 месяцев, удалось выяснить, что практически все согласившиеся на получение 900 долларов немедленно во втором случае согласились ожидать более длительный срок.

 

   Существует тенденция устанавливать более высокие нормы временного предпочтения для относительно небольших инвестиций по сравнению с крупными вложениями капитала. В рассмотренном ранее случае лотереи большинство предпочитает получить 5 долларов, нежели прождать год и получить 10 долларов. Но тот же самый индивид предпочтет ждать год, чтобы получить 10000 долларов взамен сегодняшних 5000.

 

Большинство индивидов устанавливают более высокие нормы временных предпочтений для призов и выигрышей в отличие от штрафов и наказаний. Так большинство людей не проявят желания ждать долгое время, чтобы получить приз в 100 долларов и лишь альтернатива получения суммы выше 150 долларов способна изменить сложившиеся взгляды. Однако штраф в 100 долларов за превышение скорости в большинстве своем имеет немедленное действие—перспектива его отсрочки с последующим увеличением до 125 долларов практически никого не прельщает.

 

   Значительную роль в массовом сознании играет форма выражения призов и штрафных санкций. Так денежная форма оказывает наиболее существенное влияние на принятие решений. Означают ли результаты этих социологических исследований наличие иррациональности в поведении людей? Их непоследовательность? 

 

  Понимают ли люди, что творят, когда идут в процентную кабалу, может им и не стоит позволять беспрепятственно стремиться к личной выгоде? Идеи Бернарда Мандевиля и Адама Смита о том, что личная корысть каждого принесет процветание всему обществу, и о том, что эгоизм - естественное и главное побуждение «экономического человека» - служит интересам общества, даже если общественная польза его никак не заботит. Заемщик ведет себя так, чтобы максимизировать полезность получаемой ссуды при ограниченном доходе. Гипотеза о рациональности отражает главное содержание потребительского выбора - желание израсходовать заемные  деньги самым эффективным способом. Идеального рационального потребителя, в том числе и потребителя ссуд, называют экономическим человеком (Homo oeconomicus).

 

     Исследования поведения людей на рынке ссуд выявили целый ряд особенностей,  каждая из которых отрицает рациональность их экономического поведения. Как показали исследования нобелевского лауреата Кеннета Эрроу (Arrow   Kenneth, «I Know a Hawk …”, 1992), в большинстве своем люди склонны   переоценивать информацию об эффективности использования заемных денег, которая им доступна. Принятие решений экономическим субъектом отличается тем, что они  необратимы и поэтому становятся очень рискованными вследствие отсутствия   объективных данных о вероятности того, что они приведут к желаемым результатам. Ростовщик не только торгует деньгами, но и риском их невозврата и потерей залога заемщиком.

 

    Теория игр показала, что истинным  источником неопределенности возврата заемщиком ссуды являются намерения кредиторов в максимизации процентной ставки.

 

      Сам подход к принятию решений человеком, как получателем ссуды под процент,  оказывается несимметричным. Решения, направленные на достижения выигрыша и  направленные на избежание проигрыша принимаются по-разному, хотя  содержание ситуации может быть идентичным (тут оказывается важной подача       информации). Статистически достоверные результаты исследования данного  эффекта (Kahneman, Tversky, «Prospect Theory …», 1979) утверждают, что   «отсутствие логики (у заемщика – авт.) оказывается явлением   универсальным и устойчивым. Оно одинаково типично для самых рафинированных   и самых наивных( вспомним финансовое банкротство Ньютона 1720 года и  разорение веселого Лени Голубкова и миллионов его соотечественников после краха «МММ» в  1995 года). 

 

   При этом испытуемые сохраняют уважение к логике и  стремятся оставаться последовательными в ответах на оба варианта проблемы».

 

    Люди как заемщики заинтересованы в максимизации доходов всей жизни в целом, а не отдельного периода или года. Выгоды и затраты относятся к самым разным периодам, и поэтому индивид должен сравнивать сегодняшнюю ценность ожидаемых выгод с сегодняшней ценностью ожидаемых затрат. Ростовщика же интересует сегодняшняя максимальная прибыль по проценту. Приведение к настоящему моменту (дисконтирование) будущих выгод и затрат является здесь ключевым аспектом отличия интересов ростовщика и заемщика.

 

 Ростовщичество есть использование асимметричности информации в ссудных операциях, поскольку  заемщик не владеет полнотой информации о долгосрочной  эффективности использования ссуды, в то время как кредитор располагает информацией о гарантии возврата ссуды и процентов через залог заемщика в настоящем. Ему проще дисконтировать результаты своей деятельности.

 

 Для вдумчивого читателя сошлемся на источники, где он может почерпнуть для себя полезную информацию по  процентной экономике:

 

       Борисов Е.Ф. Экономическая теория М.: Финансы и статистика,1993г.

 

       Долан Э. Дж. Микроэкономика, С.-Пб.: АО Санкт-Петербург оркестр, 1994г.

 

       Кемпбелл Р. Макконнелл ,Стэнли Л. Брю Экономикс М.,1992г. т.1,2.

 

       Общая теория денег и кредита. Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. Банки и биржи, ЮНИТИ,

 

1995 г.

 

Банковское дело. Под ред. Проф. В.И. Колесникова, Л.П. Кроливецкой, Финансы и

 

статистика, 1996 г.

 

Учебник по основам экономической теории. Камаев В.Д. и коллектив авторов,

 

“ВЛАДОС”, 1996 г.

 

       Попытки западных экономистов исследовать экономические процессы в русле «чистой науки» вне социологии, политики и нравственности привели к формированию общественной науки «Экономикс». Американские учебники, по которым учат сейчас наших студентов, определяют ее как науку об использовании ограниченных ресурсов с целью максимального удовлетворения неограниченных материальных потребностей общества, которые не могут быть спрогнозированы .

 

    Воистину, «измышленная  нашими  мудрецами  наука  политической  экономии  указывает царский престиж за капиталом».(Из «Сионских протоколов»).

 

   Вот как излагает современные экономические представления  о проценте  Пол Хейне в книге « Экономический способ мышления». (М, Новости,1991):«В современном обществе ни у кого не вызывает сомнения  оправданность оплаты процента за использование кредита. Мы платим деньги за то, что занимаем деньги. Займ - способ получить деньги, которые бы не заработали. Проценты есть   та  цена, которую люди платят за то, чтобы получить ресурсы сейчас, вместо того, чтобы ждать до тех пор, пока они заработают деньги, на которые эти ресурсы можно купить.

 

     Текущее распоряжение ресурсами обычно тем выше, чем будущее распоряжение этими же ресурсами. Мы готовы, если необходимо, платить надбавку-процент - до тех пор, пока этот процент меньше того, что мы ожидали выиграть в результате займа…

 

Следовательно, появление процента в меньшей степени можно объяснить стремлением банкиров и других кредиторов к наживе и власти.…О процентных ставках обычно говорят как об издержках на заем денег просто потому, что деньги являются стандартными средствами в распоряжении сегодняшними благами. …Когда мы говорим о том, то люди заслужили и чего они не заслужили, то речь идет о морали, а не об экономике ».

 

   Однако, рассмотрение механизмов воздействия  взымания  ссудного процента на развитие и формирования общества, как мы  пытаемся показать в этой книге, затрагивает все социальные аспекты жизни общества, его историю, экономику, экологию, законодательство, антропологию человека,  его психологию, вопросы нравственности. «Экономические ценности должны быть соподчинены иерархически более высоким ценностям, и, прежде всего ценностям человеческой личности и ее свободе. Хозяйственная жизнь не может быть совершенно автономной, она подчинена нравственным началам» ( А.Бердяев ).

 

   В 1931 году австрийский математик и логик Курт Гёдель доказал по этому поводу теорему «о неполноте», названную его именем. В соответствии с этой теоремой выявление системных ошибок невозможно, если исследователь остается в рамках рассматриваемой системы и не отказывается от ее исходных постулатов. Аксиоматика системы не является полной в пределах аксиом системы.

 

   Интересно, что неполноту экономических теорий ссудного процента понимают и сами творцы « Экономикс».  Нобелевский лауреат по экономике  Ф.Хайек указывает: «В науках о человеке то, что по видимости предстает как сугубо научная процедура, по сути, является зачастую как раз ненаучным подходом; кроме этого в данных областях исследования есть определенные уровни, которых науке, как можно предположить, не превзойти. Поэтому чрезмерно доверять науке — или осуществлять контроль в соответствии с научными принципами за границами того, что собственно достигается научными методами — означает получить плачевные результаты». (Ф. Хайек. Претензии знания)

 

    «Поразительный факт, при всём том гигантском и диспропорциональном значении, которое в нашей цивилизации уделяется деньгам, мы учим наших детей только одной операции с ними - подсчёту. Даже высшее химическое образование едва ли выходит за рамки изложения механизма формирования прибыли и процентного роста. Лично я являюсь доктором экономических наук и профессором по специальности "Финансы", но всё моё обучение сводилось к навыкам анализа финансовых состояний. Никто и никогда не учил меня, какая фундаментальная разница существует между процессом делания денег и наращиванием реального богатства, никто не объяснял мне колоссальное различие между созидательными и разорительными хищническими инвестициями. На самом деле, ответственное гражданское образование в вопросах экономики и бизнеса должно начинаться именно с разъяснения этих понятий и этих различий»,- замечает Дэвид Кортен,  автор книги "Когда корпорации правят миром".( iisdl.iisd.ca/pedf/).

 

   Сегодня в условиях глобализации, порожденной процентной экономикой, экономисты вновь начинают открывать для себя, что кривые спроса и предложения наиболее фундаментальные понятия экономического анализа - зависят от обязательств и убеждений, которые по своей сути являются моральными понятиями.

 

   Ссудный капитал не принимает ни производительной, ни товарной формы, но находится все время в одной и той же денежной форме. Ссудный капитал имеет специфическую форму отчуждения. Отчуждение обычных товаров осуществляется в форме купли-продажи; отчуждение же капитала как товара происходит в форме ссуды. При купле-продаже товар переходит от продавца к покупателю и одновременно эквивалентная товару сумма денег переходит от покупателя к продавцу. Ссуда отличается от купли-продажи односторонним перемещением стоимости: капитал сначала переходит только от кредитора к заемщику, возврат же его с процентами происходит лишь по истечении определенного времени.

 

   Способность давать прирост (процент) представляется присущей деньгам как таковым, т.е. вещи, не принимающей участия в процессе производства. Движение ссудного капитала создает видимость, что деньги обладают чудесной способностью к самовозрастанию совершенно независимо как от процесса производства, так и от процесса товарного обращения: деньги порождают деньги. А как мы помним, аристотелев тезис гласит «деньги детей не рождают» (pecunia pecuniam non parit).

 

   Институт кредита с Ненулевым ссудным процентом с точки зрения теории игр (раздел математики) является игрой с ненулевой суммой, т.е. такой игрой, выигрыш в которой при любых возможных стратегиях сторон всегда предопределен только одной из них. В данном случае удельная платежеспособность всех без исключения физических и юридических лиц из общества, допускающего такой “кредит”, необратимо перетекает к корпорации кредиторов. В силу этого обстоятельства, хозяева глобальной корпорации ростовщических банков всегда могут заплатить монопольно высокую цену за всё; а в обществе всегда существует некоторый объем заведомо неоплатной задолженности, некоторым образом распределенный между всеми физическими и юридическими лицами, включая мелкие и крупные банки, не входящие в глобальную номенклатуру банков-хозяев этой игры. Только на фоне этой заведомо неоплатной задолженности могут преуспевать ограниченное число физических и юридических лиц, кому это дозволено заправилами этой “игры с ненулевой суммой”.

 

   Еще в 17 веке Джон Локк в «Письме другу о ростовщичестве» отмечал: «Высокий процент вредит торговле. Выгода от процентов больше, чем прибыль от торговли, и это побуждает богатых купцов бросать торговлю и отдавать свой капитал под проценты, а более мелких купцов разоряет».

 

   В то же время, в условиях системы процентного кредита заемщик вынужден  изыскивать бизнес, который может принести прибыль, достаточную для выплаты процентов и удовлетворения собственных нужд. Бремя  процентных платежей заставляет заемщиков обращаться к   высокоприбыльным, но аморальным или бесполезным для общества видам бизнеса. Без давления процентных платежей, вероятность  инвестирования заемных средств в легальные виды бизнеса была  бы значительно больше.

 

 Экономисты называют такое явление « поиском плохой ренты». "Деятельность, связанная с поиском ренты, может принимать различные формы: убеждения, использования денег, политики и прочих способствующих этому аргументов. Важной особенностью поиска ренты является то, что эта деятельность не является продуктивной. Люди, вместо того чтобы трудиться, производя полезный продукт и доход, тратят время, усилия и ресурсы на получение продуктов или доходов, которые уже были кем-то созданы" (Хиллман А. Х. Западноэкономические теории и переход от социализма к рыночной экономике : Перспективы общественного выбора // Экономика и математические методы. 1996. Т. 32, вып. 4.)

 

    Если в системе присутствует ничем не ограниченный ссудный процент, то он, вызывая рост номинальной заявленной стоимости произведенного вне зависимости от динамики реального производства в натуральном учете объемов продукции, порождает некоторый объем заведомо неоплатной задолженности (т.е. цены растут быстрее, чем покупательная способность общества и спектр производства в неизменных ценах). Эта задолженность может быть погашена только прощением всего её объема или покрытием его дополнительной эмиссией денег в обращение общества.

 

     Цена каждого товара, который мы оплачиваем, включает в себя процентную часть. Эта доля колеблется для товаров и услуг, приобретаемых нами в соответствии с величиной затраченного капитала. Несколько примеров из повседневной жизни, приведенных Маргитт Кеннеди  при исследовании экономики Германии, наглядно иллюстрируют эту разницу. Доля издержек оплаты процентов по кредитам (капитальных затрат) в плате за вывоз мусора составляет 12%. В данном случае доля процентов относительно невысока, так как преобладающими являются расходы по заработной плате. Положение меняется для цены за питьевую воду и канализацию, для которых доля издержек оплаты процентов составляет уже 38 и 47%. Для платы за пользование квартирами социального жилищного фонда эта доля составляет уже 77%. В среднем доля процентов или капитальных затрат составляет для цен на товары и услуги повседневного спроса 50%.(М.Кеннеди. Деньги без процентов и инфляции.)

 

   Поясним содержание процента в цене товара таким примером. Вы идете в магазин покупать банку огурцов. В цене  лежит процент, который заложен заводом- производителем,  взявшим в банке (не с огурцами!) кредит на  приобретение новой технологической линии по изготовлению жестяных крышек.  Допустим, банк выдал кредит  заводу за счет привлечения вкладов населения. Кто же тогда платит, кто выиграл или проиграл от того, что в стоимости банки огурцов содержится  процент по кредиту банку? Ведь все же платят, ответит читатель. Да, оплачивают проценты  все покупатели. При этом заметим, что торговые наценки по основным товарам массового спроса составляют 50-90% цены, а доля товаропроизводителя в цене реализуемого товара отечественного производства редко превышает половину — все остальное уходит в доходы посредников, контролирующих рынок.

 

     Населения хранит свои сбережения в банках и им начисляются проценты на те суммы, которые они хранят в банках, вкладчики получают свои доли. На первый взгляд все справедливо, все платят и все получают. Но это далеко не так. Во первых, большая часть бедных слоев населения вообще не имеет счетов в банках. Таким образом, с них собирают дань все кто имеет деньги на счетах. Во вторых, размер получаемых процентов на вклады далеко не у всех превышает размер оплачиваемых процентов. И, тем не менее, в западной экономике  такое явление получило название «демократизация долга и социализация риска».

 

   Одно из наиболее метких опровержений солидарной ответственности предложил в этой связи Гаретт Хардин в знаменитом теоретико-игровом сценарии “трагедия общины”. В этом сценарии предполагалось, что каждый крестьянин будет иметь полную возможность, преследуя свой собственный интерес, выпускать пастись на общественное поле сколь угодно много скота. После того, как в некий достигнутый момент количество скота, пасущегося на пастбище, достигнет максимума, выпуск на пастбище каждой новой коровы будет неизбежно вызывать сокращение удоев молока с одной коровы. Но это снижение удоев будет происходить за счет всех, хотя каждый отдельный крестьянин может продолжать увеличивать свои удои за счет увеличения своего поголовья, причем так быстро, как только может, и быстрее, чем остальные. Таким образом, преследуя частную выгоду, он неминуемо способствует краху всех. Только решение об ограничении общего поголовья и - соответственно - скотовладельцев может предотвратить это развитие” (A.Gorz. Ktitik der oekonomischen VernunftSinnfragen am Ende der Arbeitsgesellschaft. Berlin, 1989. S.75).

 

     В действительности между теми, кто выигрывает при такой системе, и теми, кто платит, существует огромная разница. При сопоставлении получения и платы процентов для 10 одинаковых по численности групп ФРГ выясняется, что первые 80% населения больше платят по процентам, чем получают, 10% получают несколько больше, чем платят, а последние 10% получают в два раза больше, чем платят. Это в совокупности и есть та часть, которую потеряли первые 80% населения. Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть, самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее.

 

Если мы более пристально посмотрим на последние 10% населения относительно их

 

доходов от процентов, то снова столкнемся с феноменом показательного роста. Для

 

последнего 1% населения доходы от процентов превышают в 10 раз доходы предыдущей

 

группы, а для последних 0,1% более чем в 100 раз.

 

 Как говорил Юлиан Тувим,- « богатство- это сбережения многих в руках одного».

 

     Ссудный процент является  основным, постоянно действующим  источником инфляции. Кеннеди приводит  данные по экономики Германии. В то время как федеральные доходы, валовой национальный продукт, а также заработная плата выросли с 1968 по 1982 год “только” в три раза (300%), то процентное бремя выросло более чем в 11 раз (1160%).  долги и проценты по кредитам в народном хозяйстве росли быстрее, чем доходы. В среднем каждое рабочее место в промышленности  Германии несет долговое бремя в размере 70—80 тыс. марок. Это означает, что 23% от средней стоимости рабочей силы выплачивается только по процентам. Процентная ставка обычно регулируется государством через Центробанк. Воздействуя на величину процентной ставки, государство способствует удорожанию либо удешевлению банковских кредитов, оказывая влияние на такие показатели как занятость и уровень инфляции. В результате, например, российское предприятие по сравнению со своим европейским или американским конкурентом платит в 2-4 раза более высокий процент за кредит.

 

   Существование мощных резервуаров наднациональной валюты, находящихся под контролем международных валютных спекулянтов (в конце 80-х гг. количество долларов за пределами США составляло свыше 1 триллиона) оказывает растущее влияние на политику национальных банков, их усилия по финансовому контролю. Ни один режим фиксированного курса или зоны (валютного коридора) не выдержит того гигантского давления, которое может создать массивный приток или отток капиталов. Центробанки вынуждены поддерживать стабильность обменных курсов национальных валют. Например, в случае падения курса той или иной валюты неизбежно начнется спекулятивная игра на понижение, что в сложившихся условиях может привести к катастрофическому обесценению национальной валюты и к не менее стремительному оттоку инвестиций из данной страны. Предотвратить подобную ситуацию можно в том случае, если Центробанк и правительство будут последовательно осуществлять антиинфляционную политику, т.е. политику “дорогих денег”, посредством высоких процентных ставок и сокращения государственных расходов.

 

  Пример реализации такой финансовой политики недавнеи прошлом России дает академик Сергей Глазьев: «Фактически после расстрела Верховного Совета и осуществления государственного переворота с конца 1993 г. до осени 1998 г. в России действовало внешнее управление экономической политикой государства, основные параметры которой разрабатывались экспертами МВФ и затем формально утверждались марионеточным правительством и Центральным банком в форме соответствующих заявлений об экономической политике.… В 1997 г. правительство, грубо нарушив Закон о федеральном бюджете, просто сократило государственные расходы на четверть за счет социальной сферы и инвестиционных программ, поддержки производства и науки, чтобы увеличить расходы на оплату процентов финансовым спекулянтам по гособязательствам, не выходя за пределы установленного дефицита бюджета… В то время как МВФ выдавал для поддержки российского бюджета ежегодно пару миллиардов долларов, нищающая на глазах Россия стала настоящим источником сверхприбыли для финансовых спекулянтов всего мира. Здесь, ничем не рискуя, можно было “заработать” 50% прибыли на операциях с ГКО, затем вложить эти деньги в закрытый аукцион по продаже крупного предприятия от 1/10 до 1/100 его реальной ценности, израсходовать затем немного денег на рекламный аудит для его “капитализации”, а затем перепродать по цене в 5-10 раз выше… Созданный механизм состоит всего из трех операций. 1. Минфин продает государственные обязательства под 30-100% годовых в зависимости от конъюнктуры рынка. 2. Иностранные спекулянты покупают рубли для приобретения ГКО, продавая доллары Центробанку. 3. Центробанк, эмитируя рубли на приобретение долларов, затем размещает купленную валюту в ценные бумаги иностранных государств, а также в краткосрочные депозиты в иностранных банках, доходность которых составляет 5-7% годовых. При этом гарантируется стабильный обменный курс рубля, свобода обмена рублей на иностранную валюту и вывоза капитала за рубеж… Огромный капитал — около 2 триллионов деноминированных рублей (или, по обменному курсу рубля на 17 августа 1998 г., более 300 млрд. долл. США), приближающийся по совокупной величине к годовому объему ВВП, за эти годы перетек из производственной сферы и сбережений граждан в спекулятивную и, в значительной части, за рубеж. Из этих средств до 400 млрд. руб. сосредоточены в обрушившейся “пирамиде” государственных ценных бумаг, до 80 млрд. руб. — в акциях приватизированных предприятий, до 210 млрд. руб. — в капиталах коммерческих банков, около триллиона вывезено за рубеж, огромные средства вложены в недвижимость удачливых коммерсантов. Для производственной сферы итогом этой денежно-кредитной политики стало разорение половины предприятий, которые убыточны, ликвидация оборотного капитала, пятикратное сокращение инвестиций и двукратное сокращение производства. Для граждан итогом этой политики стало обесценение сбережений в Сбербанке России в объеме, сопоставимом с годовым федеральным бюджетом страны в 1992 г., затем потеря еще свыше 20 трлн. руб. в разнообразных частных финансовых “пирамидах”. И, наконец, еще одна масштабная утрата сбережений в банках, обанкротившихся в результате финансового краха 17 августа 1998 г.».

 

    В условиях режима повсеместно высоких процентных ставок имеет место удорожание

 

инвестиций в производство, что ведет к росту резервной армии труда.

 

   Процентная экономика ведет к инфляции.Инфляция содержит в себе скрытый налог. Правительство запускает больше денег в систему, и политики и бюрократы имеют больше денег, чтобы тратить их на любые проекты. Выпуск новых денег  удешевляет существующие деньги, съедая их покупательную способность. Инфляция есть, фактически,– налог на ценность денег.

 

   Ее крайняя форма- гиперинфляция становится на протяжении всей истории фундаментальной причиной смены государственного строя, войн  и революций. Классическим примером является крах Вейнмарской  Республики ( 1924-1933 ) и приход к власти Гитлера  на волне антисемитизма, вызванного активными спекуляциями еврейских ростовщиков в Германии этого периода.

 

    В1918 году инженер Готтфрид Федер  опубликовал  “Манифест к сломлению кабалы процентов” (1932 Издательство Фр. Эер Нахф. ГмбХ, Мюнхен ,Москва, 2000), который вскоре после этого стал по сути духовным источником национал-социализма. Адольф Гитлер сам пишет в своей книге “Майн Кампф” об истории возникновения движения: “Впервые в своей жизни я стал свидетелем принципиального спора с международным биржевым и ссудным капиталом. После прослушивания первой лекции Федера меня немедленно посетила мысль о том, что найден путь к одной из важнейших предпосылок к основанию новой партии. Заслуга Федера заключается, по-моему, в том, что он с бесцеремонной жесткостью установил как спекулятивный, так и народохозяйственный характер биржевого и ссудного капитала с их извечной устремленностью к заветному проценту».

 

 В самом конце Майн Кампф написано следующее — “Наша партия выступает за положительное христианство, но не связывает себя ни с какой конкретной верой. Она ведет борьбу с еврейским материалистическим сознанием в обществе”.

 

   По условиям Версальского договора потерпевшей поражение в  Первой Мировой войне Германии был выставлен союзниками  счет по репарациям  в 132 миллиарда золотых марок, что вдвое превышало весь национальный доход Германии и равнялось 33 миллиардам долларов. Мировая бойня унесла 10 миллионов лучших человеческих жизней под Верденом, в Закарпатье, на Марне и Соме. Германия  предложила  перемирие, захватив пол Европы. Однако, Америка кредитовала Англию. К концу войны она была должна Соединенным Штатам более 8 миллиардов фунтов стерлингов. Для сравнения отметим, что  совокупные затраты Великобритании на постройку самого сильного в мире флота  дредноутов в 1907 - 1914 гг. не превышали 50 миллионов фунтов. Англия кредитовала Францию, Франция кредитовала Россию, за кредиты надо было платить. При этом в кредитах Германии во время войны было отказано. На Парижской Мирной Конференции весной 1919 года главным плательщиком лидеры "большой четверки" в лице премьер-министра Великобритании Дэвида Ллойда Джорджа, президента Франции Жоржа Клемансо, американского президента Вудро Вильсона и главы Италии Витторио Орландо назначили Германию, которая не могла возразить из-за разразившийся революции. По договору Германия не могла продавать свои товары по рыночным ценам , чтобы покрыть расходы по репарациям, и , поскольку правительство стало печатать  больше необеспеченных денег,  стоимость бумажной марки поползла вниз в 1922 году. Рейхсмарка перестала соответствовать золотому номиналу, денег оказалось больше чем имеющегося в наличии золота. Чтобы избежать гиперинфляции тогдашний президент рейхсбанка Шахт начал постепенно сокращать объем находившихся в обороте денег. Образовался  дефицит денег, который привел к повышению процентных ставок за кредит, в результате уменьшились капиталовложения в производство, стали сокращаться производство и торговля, далее банкротство фирм, значительный рост безработицы. Когда Германия не смогла в дальнейшем вносить военные платежи, французская армия вошла на ее территорию и захватила индустриальный район Рур, где находились крупные рудники и самые важные железные дороги. К концу 1922 года цены превышали довоенный уровень в 1475 раз, а вскоре перевалили за один триллион от первоначального уровня. Менее чем за 2 года- с 1922 по 1923 год цена немецкой почтовой марки увеличилась с 20 пфеннингов до 500 миллиардов марок! Ростовщики повысили процентные ставки до 35 процентов в день! К 15 ноября 1923 года на пике инфляции американский доллар стоил 4,2 триллиона марок. Германия стала центром заключения коммерческих сделок для любого, кто имел доллары, фунты или твердую валюту. Уровень рождаемости в стране упал, уровень смертности, особенно детской, вырос до 21 процента, увеличилось число самоубийств среди взрослого населения.

 

  Интересное свидетельство  оставил знаменитый русский певец Александр Вертинский. В книге его воспоминаний «Дорогой длинною», на стр.175 читаем о Германии 20-х годов: “Приблизительно в этом же 1923-м или 1924-м году началась инфляция. Это была жуткая картина послевоенной экономической катастрофы. Немецкая марка катилась вниз с молниеносной быстротой. Настоящий «блиц-крах» Германии! Удержать ее не могли никакие силы, ни земные, ни небесные.

 

Немцы окончательно растерялись. Началась паника. Массовые самоубийства охватили Германию. Ловкие спекулянты скупали дома целыми кварталами, и немцы, как слепые, продавали их за ничего не стоящие миллионы, которые через несколько дней оказывались простыми бумажками. Огромные универсальные магазины, такие, как «Ка-Де-Ве», например, оказывались очищенными от товаров в одно утро. А к вечеру марка падала вниз на сто пунктов, и то, что было продано магазином за сто марок, нельзя было уже купить за тысячу. Пока немецкое сознание переваривало все это, тысячи людей, главным образом иностранцев, конечно, заработали безумные деньги. Один только мой знакомый, одесский коммерсант Илья Гепнер, имевший в кармане всего-навсего одну тысячу американских долларов, умудрился купить шесть домов и огромный «Луна-Парк» в Берлине.

 

Когда немцы, наконец, поняли, в чем дело, было уже поздно. Три четверти из них были разорены. Так начались первые годы их послевоенного существования. Берлин был весь покрыт сетью маленьких киосков, напоминавших лимонадные будочки. Из крошечных окошечек видны были только руки. Иногда это были большие, волосатые, иногда сухие, жилистые, часто смуглые. Над будочками красовалась надпись: «Вексельштубе». Это были менялки. Лавочки, где торговали деньгами. Потные, запыхавшиеся люди подлетали к окошечку, хрипло бросали несколько слов, из маленьких и больших чемоданчиков выбрасывали на прилавок целые кучи денег, перевязанных в пачки, и получали в обмен зеленые американские доллары. Или наоборот, разменяв одну десятидолларовую бумажку, получали из окошечка целый чемодан марок.

 

Знаменитый петербургский спекулянт, «банкир» Дмитрий Рубинштейн говорил мне с отеческой нежностью в голосе: “Хотите посмотреть моего ребенка?”. Особого желания у меня не было. Но, чтобы не огорчать отца, я согласился. Мы стояли около сквера. “Ваш ребенок здесь?” - спросил я, указывая на толпу игравших детей. Рубинштейн снисходительно улыбнулся. “ О, нет. Он у меня уже большой. Ему уже семнадцать лет. Это будущий гений. Да. Чтобы вы знали! Сегодня день его рождения. Я подарил ему это...- Он указал рукой на деревянный киоск с надписью «Вексельштубе». - Пусть ребенок приучается. У него такие способности! Скоро отца за пояс заткнет!…”.

 

Мы подошли к менялке. Оттуда выглядывало жирное молочно-розовое лицо, напоминавшее свежераспаренный человеческий зад. Пухлые руки с обкусанными ногтями лежали на прилавке. Плотоядный чувственный рот снисходительно улыбался. “Уходи, уходи, папаша. Ты мне мешаешь работать!” - строго прикрикнул на отца «ребенок». Мы отошли на цыпочках в благоговейном молчании…”

 

    Дж.Г. Уэллс назвал ситуацию в Германии того времени « массовыми экономическими убийствами». Враз обнищавшее население стало требовать радикальных изменений в обществе, а далее появился на политической сцене Гитлер. Экономическое крушение Германии и огромное финансовое и психологическое бремя, которое легло на средний и рабочий класс проложили  дорогу фашизму.

 

   «Какое же это безумие, когда немецкий народ вложил в свою войну 150 миллиардов, сам себе за это наобещал платить проценты в размере 7,5 миллиардов и теперь ощущает себя в изначально предсказуемом неловком положении, отнимая у себя эти 7,5 миллиардов в форме фантастических налогов!»,- писал Готтфрид Федер  в  “Манифесте к сломлению кабалы процентов”

 

   Национал-социалистская рабочей партия Германии приняла 24 февраля 1920 года программу из 25 пунктов, где главным  пунктом  выступало требование «уничтожение процентной кабалы».  Немецкие промышленники самостоятельно начали активное кредитование военного производства под залог богатства, которое будет награблено в будущей войне. В 1939 году Гитлер начал отдавать эти кредиты.

 

    Провидцем последствий разрушительных действий процентной экономики выступил Сильвио Гезель. Он  написал в 20- х годах  издателю берлинской газеты «Цайтунг ам миттаг» письмо следующего содержания: «Несмотря на то, что народы дают священную клятву заклеймить войну на все времена, несмотря на призыв миллионов «Нет войне!», вопреки всем надеждам на лучшее будущее я должен сказать: если нынешняя денежная система сохранит процентное хозяйство, то я решусь утверждать уже сегодня, что не пройдет и 25 лет, и мы будем стоять перед лицом новой, еще более разрушительной войны. Я очень отчетливо вижу развитие событий. Сегодняшний  уровень техники позволит экономике быстро достигнуть наивысшей  производительности. Несмотря на значительные потери в войне, будет происходить быстрое образование капиталов, которые вследствие избыточности предложения снизят проценты. Тогда деньги будут изъяты из обращения. Это приведет к сокращению промышленного производства, на улицы будут выброшены армии безработных... В недовольных массах пробудятся дикие, революционные настроения, снова пробьются ядовитые ростки сверхнационализма. Ни одна страна не сможет понять другую, и финалом может стать только война».

 

   Международные банкиры во время как Первой, так и Второй мировой войны наживались не только за счет получения выгодных контрактов, но и за счет предоставления правительствам воюющих держав больших кредитов, усиливая тем самым их финансовую зависимость. Так, в результате Второй мировой войны долг США вырос с 43 млрд. долл. в 1940 г. до 257 млрд. долл. в 1950 г. (увеличение на 598%). За тот же период долг Японии увеличился на 1348%, Франции - на 583%, Канады - на 417%. "Знание - Власть!", № 7 (132),2001 г.

 

   Русско-японская война и революция 1905 года были, по мнению многих историков, развязанны с помощью средств финансовых кругов Англии, Франции, Германии и США. Только в США еврейские банкиры выделили правительству Японии на войну с Россией кредитную линию в сумме свыше 400 млн. долл. Главным спонсором врагов России был Яков Шифф.

 

   Надеюсь, что читатель внимательно прочтет главу этой книге по глобализации современного мира и самостоятельно найдет аналогии  проблемы пирамиды современного долга с описанным историческим прецендентом.

 

  

 

    Кредит создает фиктивный спрос на товары и тем самым, с одной стороны, маскирует перепроизводство, а с другой - усиливает его. В периоды подъема, когда потребители покупают товары  в кредит, фиктивный спрос, основанный на кредите, до поры до времени маскирует отсутствие действительного платежеспособного спроса на товары и поддерживает видимость “высокой конъюнктуры”. Но тем самым кредит дает толчок дальнейшему росту производства даже тогда, когда избыток товаров уже имеет место в скрытой форме. Следовательно, кредит усиливает перепроизводство.

 

       В период с 1950 по 1985 год валовой национальный продукт вырос в Германии в 18 раз, задолженность - в 51 раз, а объём банковских операций - в 83 раза. Это означает, что банки получили несообразно большую часть национального богатства. Это является результатом сделок с колеблющимися процентными ставками, а также возрастанием объёмов спекуляций деньгами и валютой, вызвавшей стремительный рост платы брокерам.

 

   Приведению непомерно разбухшей за счет процентов кредитного капитала в соответствие с производственным базисом ведет к насильственной ликвидации большой части долговых обязательств, массовых банкротств в условиях массовой неплатежеспособности, резкому сокращению кредита . В свою очередь это  вызывает резкое повышение процентной ставки , массовое изъятие вкладов в банках и возможность банковских банкротств. Достаточно банкротства нескольких банков, чтобы вкладчиков обуяла паника, и они устремились в другие банки изымать вклады.

 

   Массовые крахи банков объясняются тем, что в период кризиса обратный приток денег в банки сокращается вследствие неплатежеспособности заемщиков, а в то же самое время вкладчики начинают внезапно и в массовых масштабах изымать вклады. Крахи банков, обусловленные банкротствами промышленных и торговых предприятий, порождают новую волну коммерческих банкротств, так как ведут к потере вкладчиками-предпринимателями денежных капиталов. Банковские крахи особенно тяжело отражаются на мелких вкладчиках, лишающихся последних средств, которые они отложили на «черный день».

 

   Взымание процента является методом перераспределения богатства, скрытым  перераспределением денег. Действительно, деньги - средство обмена. Процент определяет интенсивность обмена, следовательно, тот, кто устанавливает процент, диктует скорость обмена и  может мешать развитию свободного рыночного хозяйства, т.е. обмену товаров и услуг путем придерживания средств обмена, даже получать за это вознаграждение. Таким образом, по иронии судьбы происходит отток денег от тех кто имеет их меньше, чем ему нужно, к тем, у кого денег больше, чем им нужно. Это - хитроумная и эффективная форма эксплуатации. «...Монета - это чудо обмена, но она же надувательство на службе привилегий». (Фернан Бродель). Как мы  увидим  в дальнейшем, Бродель и не подозревал, что слово « надувательство» в его определении получило совершенно физический смысл в формировании современного «долгового пузыря» фиктивного капитала.

 

«Этой тайной несуществования власти, тайной великих политиков, также владеют и великие банкиры, которые знают, что деньги - это ничто, что денег не существует, и великие теологи и инквизиторы, которые знали, что Бог не существует, что Бог мертв. Это дает им невероятное превосходство».( Ж.Бодрийар. Забыть Фуко. СПб.: Издательство "Владимир Даль", 2000)

 

   В ФРГ в 1982 году были исследованы 10 групп разбитых по уровням годовых семейных

 

доходов по 2,5 млн. семей в каждой. «Сопоставление получения и платы процентов для этих 10 групп населения показали, что 80% из них больше платят по процентам, чем получают, 10% получают примерно столько же, сколько и платят, а 10% самых богатых получают примерно в два раза больше, чем платят. Это и есть в совокупности та часть, которую потеряли первые 80% населения. Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее».

 

    В мировой экономике известно,   что по мере уменьшения реального дохода вследствие пропорционального роста цен на оба блага потребитель увеличивает спрос  на низшее благо. Так, например, повышение цены на хлеб проделывает такую большую брешь в бюджете беднейших рабочих семей и настолько увеличивает предельную полезность денег для них, что они вынуждены сократить потребление мяса и наиболее дорогих мучных продуктов питания; поскольку же хлеб продолжает оставаться самым дешевым продуктом питания, «который они в состоянии купить и станут покупать, они потребляют его при этом не меньше, а больше» (Маршалл А. Принципы политической экономии. М., 1983. Т. 1. С. 201).  Поскольку в  торговле  наиболее оборачиваемые  товары (продукты питания для широких слоев населения - хлеб, крупа, консервы, зубная паста, мыло, трусы, носки и т.д.) пользуются широким спросом, особенно со стороны бедных слоев населения, то реализаторам выгодно приобретать их в кредит. Стоимость кредита лежит в цене товара. Эксклюзивные дорогие товары  имеют своего богатого покупателя и продаются  медленно. Потому продавец вынужден, как правило, приобретать для продажи  дорогие товары  за свой счет. Его не давит процент, товар от «Гуччи»  или лялечка автомобиль «Феррари» все равно найдет своего нувориша или политического выдвиженца маргинальных мировых экономик, возможно, современного ростовщика. Посему, за дорогие товары богачи не платят кредитную надбавку, в то время как за  товары первой необходимости бедняки вынуждены оплачивать процентную надбавку,  вызванную увеличением скорости продаж за счет увеличения цен. Кроме того, «Юридически система кредита касается как серийных вещей, так и моделей, и ничто не мешает вам купить себе «ягуар» в рассрочку. Тем не менее остается фактом и едва ли не неписаным законом, что роскошная модель оплачивается на месте, а вещь, купленная в кредит, вряд ли является моделью. Такова логика «стэндинга» - одной из привилегий модели является именно престижная расплата на месте, тогда как оковы кредитных платежей еще прибавляют к той психологической неполноценности, которой отягощена серийная вещь….».( Жан  БОДРИЙЯР. СИСТЕМА ВЕЩЕЙ. издательство «РУДОМИНО» МОСКВА, 2001.)

 

   Если к этому добавить, что богатые пользуются кредитными карточками, , обеспеченными  процентными доходами рантье, то есть тратят доход будущих периодов, а бедные платят наличными, то становится понятным, что бедные оплачивают кредит богатых. Вот еще один скрытый механизм социального расслоения, заложенный в процентной экономике.

 

     Вольтер сказал: «Вообще, искусство правления состоит в том, чтобы забрать как можно больше денег у одной части граждан, чтобы передать их другой».

 

  Противоречия бедных должников и богатых кредиторов еще больше обостряет неразумная информационная экспансия западного мира, ежедневно пропагандирующего на планете высокие потребительские стандарты. С одной стороны, это побуждает африканцев, азиатов и латиноамериканцев покидать родину и устремляться в рекламируемый западный рай, пополняя массы люмпенизированных безработных, разрушая социокультурную среду, порождая этноконфессиональные конфликты. С другой стороны, процессы нового великого переселения народов с юга на север и с востока на запад провоцируют защитную реакцию европейцев, требующих от правительств поставить жесткий заслон перед миграционными потоками. В странах Западной Европы и в США ширятся и активизируются националистические организации. Растет этноконфессиональный сепаратизм, начинающийся с мирных заявлений интеллектуалов о предоставлении национально-культурных автономий, а завершающийся массовым социально-бытовым и вооруженным терроризмом, выдавливанием сотен тысяч людей с родины их предков. Эти процессы проявляются в разных регионах планеты и складываются в глобальное явление. В их основе лежат как материальные, экономические и психофизические, так и социокультурные, информационные факторы, большинство из которых зашифрованы в существе процентного экономического  механизма имущественной  сегрегации.

 

   При этом за счет рекламы, симулированной процентной экономикой, происходит маргинализация творчества и науки,  массовая идиотизация населения, обесценивание человеческого капитала. В  гонке потребительства бессмысленно перемалываются человеческие (материальные и духовные), а также природные ресурсы.

 

« Оглупление политики, власти, науки идет параллельно с оглуплением предприятия; постоянное приведение в уныние и снижение знаний, ноу-хау в пользу идиотизации общественного языка, языка СМИ и науки, как мне кажется, оказывает большее маргинализирующее воздействие на бедных»,- пишет  Серджо Болонья  в книге  “НОВЫЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ РАБОТНИКИ».     Маргинализация процентного пролетариата происходит и потому, что при получении процентной ссуды некоторые заемщики не всегда  заинтересованы в строгом соблюдении сроков погашения основной   суммы кредита, так как не уверены, что будут в состоянии  регулярно выплачивать что-либо сверх процентов, которые могут  оказаться непомерными. Так они попадают в порочный круг  ежемесячного погашения процентов, выделяя лишь незначительные суммы на погашение основного долга. Такое отношение рождает в процентном рабе состояние социального цинизма и адекватные ему модели поведения.

 

    Воистину «...Это именно наши западные общества совсем недавно сделали из человека экономическое животное» Марсель Морс.

 

    На протяжении всей истории человечества ростовщичество и взыскание процентов  выступало  одним из главных факторов отрицательного воздействия на демографические процессы населения разных стран мира.  Несмотря на чудовищность  исторических данных, об этом мало говорят. В результате ростовщического захвата  земель и разорения крестьян в истории мы  для разных стран наблюдаем  низкий уровень потребления основной массы  населения, падение уровня реальной заработной платы, дешевизну рабочей  силы, высокие цены на хлеб, частые сообщения о голоде и стихийных  бедствиях, приостановку роста населения, уход разоренных крестьян в  города, большое количество  безработных и нищих, голодные бунты и восстания, активизацию народных  движений под лозунгами передела  собственности и социальной справедливости, попытки проведения социальных реформ с целью облегчения  положения народа, внешние войны с целью приобретения новых земель и   понижения демографического давления.

 

      В конечном счете, усугубляющаяся диспропорция между численностью населения и наличными продовольственными ресурсами приводит к экосоциальному кризису: для этого периода характерны голод, эпидемии, восстания и  гражданские войны, внешние войны, гибель больших масс населения,   принимающая характер демографической катастрофы, разрушение или запустение  многих городов, упадок ремесла и торговли, высокие цены на хлеб, низкие  цены на землю, гибель значительного числа крупных собственников и   перераспределение собственности, социальные реформы, в некоторых случаях  принимающие масштабы революции, установление сильной авторитарной власти.

 

   Самым ярким примером является история Китая. В результате деятельности евнухов- ростовщиков, правящих при дворе императора династии Мин, в 1595 году  голод поразил провинции Шаньдун и Хэнань. «Люди выглядели высушенными,   непохожими на людей, - докладывал императору цензор У Цзы. – Они продают  своих жен и дочерей  ростовщикам на дорогах. Женщину цветущего возраста можно купить за 1 доу проса, мальчика десяти лет – за несколько монет. Младенцев бросают в  канавы и каналы, а стариков оставляют на дорогах. На всем протяжении  страны - умершие от голода, повсюду грабежи и разбой. Люди на дорогах едят  человеческое мясо, и положение слишком ужасно, чтобы описывать его». Тридцатилетние восстания  против евнухов- ростовщиков и войны принесли катастрофу, сравнимую по   результатам с монгольским нашествием. «На местах поселений гуляет ветер, - писал современник. - Путнику негде пристать на ночлег, отовсюду доносятся  стоны и плач, с полей тянет смрадом, дороги покрыты запекшейся кровью и   лишь изредка наткнешься на калек с перебитыми ногами и руками». При взятии маньчжурами Янчжоу число убитых по данным «регистрации сожженных  трупов» превысило 800 тысяч. По некоторым оценкам население  Китая  в начале XVII века составляло около 250 миллионов человек; к 1661 году оно сократилось до 105 миллионов!

 

После разгрома феодалов во время крестьянской войны и  антиманьчжурской борьбы крупные землевладения распались, и китайские помещики стали владеть преимущественно средними и мелкими поместьями, но зажиточные верхи в сельской местности и в городах, а также чиновники снова занялись ростовщичеством и, пользуясь связями с органами власти, разоряли мелких собственников и крестьян, а сами богатели.

 

    В Европе эпидемия Черной Смерти, в 1347 - 1351 годах  разразившаяся в условиях, когда миллионы людей были ослаблены постоянным   недоеданием, привела к гибели половины населения Европы. Именно этот период  в Европе характерен высокими нормами ссудного процента и активизацией деятельности ростовщиков по обезземеливанию крестьянства.

 

    Хотя все правительства социальной ориентации пытаются устранить неравновесие путём налогообложения, расходы на содержание растущего аппарата социальной бюрократии выражаются в форме растущих налогов. При этом редко учитываются потери времени и усилий, приносимые людям при столкновении с бюрократической машиной. Абсурдна денежная системы, которая сначала отнимает у человека его долю, чтобы затем вернуть часть этих денег крайне неэффективным образом за счёт выплат в системе социальных выплат (частичное освобождение от долгов, конверсия долгов, временные безвозвратные ссуды в целях снижения социальной напряжённости). Таков меркантелизм государства, поддерживающего кредитные институты, где законодательно запрещен нулевой процент!

 

   В то же время, процентные выплаты ведут к авторизации власти. «Экономическое развитие требует накопления капитала, а это, в свою очередь, требует низких зарплат и высоких уровней сбережений. Этого положения легче достичь автократическому правительству, способному навязать свою волю людям, чем демократическому, учитывающему пожелания электората….В системе мирового капитализма отсутствуют силы, которые могли бы толкать отдельные страны в направлении демократии. Международные банки и многонациональные корпорации зачастую чувствуют себя более комфортно с сильным, автократическим режимом»,- отмечает Дж. Сорос.

 

     Авторизация же власти имеет своим синонимом коррупцию и социальную демагогию, особенно в период выборных компаний. Во время предвыборных кампаний регулярно звучат обещания бороться с инфляцией, улучшать социальное положение трудящихся и поддерживать мероприятия по улучшению экологической обстановки. В условиях современной денежной системы осуществить всё это в комплексе невозможно, поскольку      взимание   процентов не позволяет контролировать объем денежной массы. В большинстве стран монополия на выпуск денег принадлежит центральному правительству. Поэтому в настоящее время все "демократические" правительства, политики, банки и экономическая Система являются ответственными за возникновение большинства проблем, вызванных ростовщической денежной Системой.

 

  « Можно ли еще говорить об экономике? Эта ее кажущаяся актуальность не имеет более того смысла, как в классическом или марксистском анализе. Ибо ее движущей силой

 

не является более ни инфраструктура материального производства, ни суперструктура; это - распад структуры стоимости, дестабилизация рынка и реальной экономики, триумф экономики, освободившейся от идеологий, от общественных наук, от истории, триумф экономики, освобожденной от экономических законов и предоставленной чистой спекуляции, виртуальной экономики, свободной от экономики реальной (конечно же, не в реальном, а в виртуальном смысле, но ведь сегодня правит бал не реальность, а виртуальность); это - триумф вирусной экономики, сходной с другими вирусными процессами… Свежей иллюстрацией этому служит дискета с информацией о СПИДе, которая сама содержит вирус, разрушающий компьютеры…» (Жан  БОДРИЙЯР. СИСТЕМА ВЕЩЕЙ.издательство «РУДОМИНО» МОСКВА, 2001).

 

  «Капитал, который не создает постоянно новой и лучшей работы, бесполезнее, чем песок. Капитал, который постоянно не улучшает повседневных жизненных условий трудящихся и не устанавливает справедливой платы за работу, не выполняет своей важной задачи. Главная цель капитала — не добыть как можно больше денег, а добиться того, чтобы деньги вели к улучшению жизни», - говорил Генри Форд.

 

Банки. Эффект мультипликатора и евнухи династии Минь.

 

     Существующие законы не в силах воспрепятствовать ни тиражированию денег, ни ростовщичеству. Это не случайно. Дело в том, что оба недостатка способствуют концентрации средств в специальных организациях- банках. Последние играют важную роль в развитии экономики.

 

   Банк - это уникальное учреждение позволяющее аккумулировать большие денежные массы с целью дальнейшего вложения их в новые производства, строительство, научные исследования и крупные государственные проекты, т.е. те сферы человеческой деятельности, которые требуют крупных капитальных вложений на начальной стадии.  Труд банковских служащих является интеллектуальным и  высококвалифицированным. Банкир должен собрать сведения о кредитуемом, оценить его возможности и определить кредитные ставки. Такой труд должен быть высокооплачиваемым. Объективной мерой  количества и качества труда банкира должно служить  развитие (или деградация) реального сектора экономики, кредитуемого банками. Но это только одна сторона банковской  деятельности, которую современные банкиры всячески выпячивают.

 

    Однако в действительности кредитная ставка устанавливается исходя из максимума прибыли. При этом банки действительно получают повышенную прибыль, но кредитуемые предприятия часто разоряются. Связь  между количеством и качеством труда и получаемыми за них деньги фактически нарушается. То же относится и к кредитованию физических лиц.

 

  Кроме того,  объем работы банковского учреждения не меняется от того,

 

выдается ли кредит под 1% годовых или он выдается под 100% годовых, а вот доходы изменяются ровно в 100 раз.

 

       Коммерческий банк - это крупный ростовщик, позволяющий без материальных затрат и затрат физического труда, только за счет ПАРАЗИТИЧЕСКОГО процента НАКАПЛИВАТЬ ОГРОМНЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА В КАРМАНЫ ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ - ВЛАДЕЛЬЦЕВ КАПИТАЛА.

 

      Могущество банков в современном мире общеизвестно. Бальзак в «Примиренном  Мельмоте» так описывает всемогущество банка: «Это место, где выясняется, сколько стоят короли, где на руке взвешиваются  ценности народов, где судят системы…, где идеи, верования обозначаются цифрами…, где сам Бог берет взаймы и дает под гарантию  свои доходы с душ, ибо папа имеет там текущий счет. Если я могу  где-либо сторговать душу,  то там, не так ли?».

 

       Исторически банк возник как один из элементов охранной системы РОСТОВЩИКА от экспроприации награбленных им ценностей со стороны товаропроизводителей.

 

       Согласно Библии, 2000 лет назад Иисус прогнал менял из храма.

 

«И вошел Иисус в храм божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамью продающих голубей; и говорил им: написано» дом Мой домом молитвы наречется», а вот вы  сделали его вертепом разбойников».

 

    Примечательно, что это был единственный раз в его земном существовании, когда Иисус использовал силу. Когда евреи приходили в Иерусалим платить храмовый сбор, менялы в храме принимали плату только специальной, имевшей тогда хождение монетой - половиной шекеля. Она представляла из себя половину унции чистого серебра и, в отличие от других монет, не носила на себе изображения римского императора. Поэтому для евреев полшекеля была единственной монетой, угодной богу. Но этих монет было не так много. Менялы захватили этот рынок, а затем подняли на них цену как на любой другой рыночный товар. Другими словами, менялы делали фантастические барыши, поскольку получили чистую монополию на деньги. И евреи были вынуждены платить любую назначенную ими цену. Для Иисуса это являлось грубым нарушением святости Божьего Дома. 
   Через тысячу лет после смерти Христа в средневековой Англии активизировались ростовщики, которые ссужали деньги и определяли количество денег в обращении. Они были столь активны, что сообща могли манипулировать всей британской экономикой. Они еще не были банкирами в современном понимании этого слова. В большинстве своем это были ювелиры. Однако они стали первыми банкирами, поскольку брали на хранение драгоценности других людей.
 Когда-то очередной английский король брал у  ростовщика взаймы золото. Затем он через некоторое время опять приходил к ростовщику за новым займом, и тот ему опять давал. При этом король, конечно, не понимал, куда у него подевались предыдущие деньги. И беря новый заем у ростовщика, он с изумлением обнаруживал, что это те же самые деньги, которые он уже брал раньше (отметины на монетах, допустим, были сделаны его рукой). Для короля было загадкой, как золото опять возвращалось к ростовщику?

 

Ответ на эту загадку есть. Прежде чем дать деньги, ростовщик узнавал, где король их будет тратить, и бежал в то место, “свой карман подставлять”. А в “том месте” у него был или должник, или родственник, и деньги опять возвращались к ростовщику. Это называется “контролировать денежные потоки”. Английские короли эти потоки не контролировали, поэтому они, в конце концов “махнули рукой”, и отказались от прав печатания денег в пользу ростовщиков. Стех пор Правительство Англии само не занимается печатанием английских фунтов стерлингов. Право эмиссии денег принадлежит “Английскому банку”, который является не государственным, а частным учреждением - собственностью нескольких семей банкиров, у которых государство в Англии берет взаймы фунты стерлинги на бюджетные нужды.

 

   А первые бумажные деньги представляли собой расписку за золото, сданное на хранение ювелиру. Таким образом, получили развитие бумажные деньги, поскольку это было более удобно, чем носить большое количество золотых и серебряных монет. В конце концов, ювелиры заметили, что лишь небольшое количество вкладчиков имеет обыкновение приходить и требовать свои ценности обратно. Тогда они начали мошенничать. Они поняли, что могут выпускать больше бумажных денег, чем хранят золота, и никто не в состоянии уличить их в обмане. Что они могут выдавать эти необеспеченные деньги в кредит и собирать за их пользование процент. Таким образом, родились банковские операции с частичным обеспечением, т.е. выдача в кредит во много раз больше денег, чем сумма активов на депозите. Таким образом,  если вы кладете им на хранение 1.000 долларов, они выдают под их обеспечение на 10.000 кредитов бумажными деньгами и берут за их пользование процент. И никто не в состоянии раскрыть обман. Так ювелиры сосредотачивали в своих руках все больше бумажных денег для покупки все большего количества золота. Сегодня практика выдачи в кредит больше денег, чем имеется резервов, именуется банковскими операциями с частичным покрытием. Каждый банк Соединенных Штатов может выдавать в кредит минимум в 10 раз больше денег, чем имеет покрытия. Поэтому банки богатеют, взимая, скажем, 8% годовых за выдачу кредитов. На самом деле это не 8% годовых, а все 80%.

 

   Качественное отличие ссудного капитала от денег состоит в том, что он представляет собой именно капитал, т.е. стоимость, приносящую прибавочную стоимость, деньги же сами по себе служат мерой стоимости, средством обращения и т.д., но не дают никакого прироста стоимости. Масса ссудных капиталов превышает количество денег в обращении в силу того, что одна и та же денежная единица может неоднократно функционировать как ссудный капитал. Если, например, 100 тыс. долл. будут использованы для предоставления ссуд 3, 4 или 5 раз, то масса ссудных капиталов составит 300, 400 или 500 тыс. долл.

 

  Банковские операции с частичным покрытием основаны на мошенничестве, и потому приводят к увеличению бедности и снижают стоимость денег каждого из членов общества.
  Древние ювелиры обнаружили, что сверхприбыли можно получать за счет регулирования количества денег на рынке между «легкими деньгами» и «связанными деньгами». Британские ювелиры начали быстро изучать то, что итальянские банкиры обнаружили больше чем сотню 
лет до этого,- мультипликативный эффект кредита. Только маленькую часть депозитов необходимо сохранить, чтобы закрыть  изъятия. Большую часть депозитов можно было бы предоставлять под процент или инвестировать. Как только это было обнаружено, ювелиры начали оплачивать процент на депозитах. Банки в процессе кредитования эксплуатируют вероятностную предопреде­ленность неодновременного изъятия вкладов их вкладчиками, каждый из которых оценивает свою мгновенную платежеспособность с учетом возможности изъятия вкладов из банков. Таким образом в процессе банковского кредитования сумма, внесенная в качестве вклада в банк, дважды,  трижды и более раз участвует в наращивании суммарной текущей мгновенной платежеспособности общества.  При этом всегда используется закономерность: когда денежная масса увеличивается, кредитование становится легче,- люди берут деньги для расширения бизнеса. А когда предложение денег сокращается, стоимость кредита возрастает и кредитование усложняется. Что происходило раньше и происходит сейчас, так это то, что некоторая доля заемщиков оказывается не в состоянии погасить взятые кредиты или покрыть старые за счет получения новых. Поэтому они становятся банкротами и вынуждены продавать свое имущество ювелирам за бесценок. То же самое наблюдается и сегодня. Только в наше время мы называем это колебание экономики вверх и вниз деловым циклом.

 

     Мультипликативный эффект банковского кредита состоит в том, что Банк привлекает деньги организаций и населения под определенный процент с тем, чтобы проводить кредитные и инвестиционные операции с целью извлечения дохода. Для обеспечения возвратности привлекаемых средств банк не могут использовать в своей работе все привлеченные средства и вынуждены создавать резервы. Норма резерва устанавливается центральным банком. Предположим, что норма резерва для банка равна 20%. Пусть теперь фирма или частное лицо размещает на депозит 10 млн. гривен. Тогда после отчисления в резервный фонд в распоряжении банка временно осталось 8 млн. гривен, которые он сможет предоставить в кредит. Таким образом, вместо реально существующих 10 млн. гривен уже имеется 18 млн. гривен. Хотя 10 млн. гривен лежат на депозите, фирма или частное лицо могут забрать их в любой  оговоренный кредитным договором момент, т.е. это вполне реальные деньги.

 

  Далее, если фирма, получившая кредит, расплатится со своим контрагентом, а тот, в свою очередь, положит эти 8 млн. гривен в свой банк, то этот второй банк после отчисления в резервный фонд 1,6 млн. гривен сможет выдать кредит в сумме 6,4 млн. гривен. В результате после второго этапа мы будем иметь в обращении не 10 млн. рублей, а 10+8+6,4=24,4 млн. гривен. Подобная процедура может продолжаться до тех пор, пока выдаваемый кредит имеет осмысленную сумму. Предельный результат такого увеличения денежного предложения можно выразить формулой: Банковский мультипликатор= 1/ норма резервирования.

 

     В нашем случае мультипликатор равен  1/0.2=5. То есть наши исходные 10 млн. гривен могут увеличивать количество денег в обращении до 50 млн. гривен. Таким образом  в пределе сумма процентов, получаемых банками по кредитам увеличивается в нашем случае в 5 раз. Вот замечательный механизм получения банками прибыли из воздуха. Фактические начальная процентная ставка по кредиту увеличивается  на банковский мультипликатор. То есть, если, например, процентная ставка по кредиту равна 20%, то  на  депозит 10 млн. гривен получается процентный доход 10*0.2*5=10 млн. гривен! Это означает, что фактический банковский процент составляет не 20%, а 100%! Следовательно, создание финансово- промышленной группы, где выдача кредитов и обслуживание клиентов по замкнутому циклу, будет оптимальным механизмом функционирования банка.  foenus serpit sicut cancer (ростовщичество растет подобно язве рака).

 

   Вспоминается описание А. Толстым процесса спекуляции во время первой мировой войны: торговец достает мешок сахара и перепродает его другому, тот - третьему и т. д. Итак, в наличии всего один мешок сахара, и он не увеличивается (тем более, что перепродается накладная), но деньги растут, как снежный ком.

 

   Таким образом банк выступает  механизмом «дьявольской мельницы», неким «процентным  насосом». Если банк покупает предприятия, а затем их кредитует, то проценты от кредита производителю ложатся на конечного потребителя товара, покупателя, а банк за счет эффекта мультипликатора многократно увеличивает свою прибыль.

 

   « Банковские деньги - всякая немецкая марка, евро или любая другая находящаяся в обращении валюта начинается как банковская ссуда.

 

     К примеру, если вы выполняете условия для получения ипотечного кредита в 100000 евро, необходимого для покупки дома, то банк переводит эту сумму на ваш счёт, сотворяя тем самым данные 100 тысяч евро буквально из ничего. Это - истинный момент зарождения денег. Разумеется, такие ссуды обычно страхуются через ценности типа дома, автомобиля, поручительства и т.п. Как только кредит придёт на ваш счёт, вы тут же сможете перевести его на счёт продавца дома, и таким образом деньги циркулируют всё дальше и дальше - вплоть до самого дня обратной выплаты ссуды. И тогда деньги исчезнут - возвратятся обратно в ничто, из чего и были изначально сотворены. Поэтому бумажные деньги есть, в сущности, "часть государственного долга, за который не платится процентов.… Когда банк создаёт деньги, предоставляя вам ипотечный кредит в 100 тысяч евро, он создаёт только первоначальный капитал. Дальше банк буквально ожидает, что в течение 20-ти последующих лет - вернёте ему уже 200 тысяч евро. Если вы этого сделать не сможете, то потеряете дом. Ваш банк не творит процентов, но просто посылает вас в мир на войну со всеми остальными. В силу того, что остальные банки делают то же самое, система требует банкротства некоторых участников, иначе вы не получите других 100 тысяч евро",- верно подчеркивает Бернард Лиэтер в книге "Алхимия денег".

 

  Слой  рантье-вкладчиков, которым банк выплачивает дивиденды по депозитам, необходим банкам для формирования и поддержания нормативов уровня ликвидности. Получение же классом рантье доходов, когда « не сеют  и не пашут»  формирует процентную наркоманию социального паразитизма, «рантье-иглу», используя которую банк обеспечивает уровень ликвидности для работы эффекта мультипликатора.

 

     Давайте посмотрим, как пирамиду долга по принципу банковского мультипликатора может создать обычный человек, вообще не имея денег. В банках можно получить кредитные карточки, минимальная выплата по которым будет составлять 3 процента в месяц от суммы долга. Человек заводит 2 карточки, и просто перекидывает раз в месяц эти 3 процента с одной карточки на другую. Постепенно он выбирает лимиты кредита по обеим карточкам, и тогда он заводит третью карточку, с которой оплачивает две предыдущие, затем четвёртую карточку, и так далее. 

 

    Примерно таким же образом корпорации и банки бесконечно одалживают деньги друг у друга. При этом, пока они делают минимальные выплаты, все довольны и все богаты. Управление пирамидой долга сводится к тому, чтобы выдавать кредиты тем, кому надо; и не давать кредиты тем, кому не надо. Через размеры кредитов можно устанавливать пропорции объёмов денег, обращающихся на соответствующих рынках, и

 

стоимость соответствующих товаров.

 

   При этом банкротство банков ( опять же за счет эффекта мультипликатора) вызвает резкое сокращение количества денег, которые находились в обороте. Цены на товары падают, начинает сокращаться производство, падать импорт и экспорт.

 

    Банковский кредит от кредита ростовщика отличается только тем, что ростовщик дает в рост свои “нажитые” деньги, а банк дает в рост деньги вкладчиков, выплачивая им часть ссудного процента в качестве процента по вкладам.

 

  Как считают экономисты сегодня: “Банки - это такая категория заимодавцев, которая не жертвуя своими сегодняшними покупками, дает взаймы для покупок сегодня ».

 

 

 

     Современный банкир, не понимая глубинной сущности современной финансовой системы,  верой  и правдой служит КАПИТАЛУ, делая богатых еще богаче, а бедных еще беднее. Заблуждение в том, что деньги в современной финансовой системе служат всем одинаково не позволяет обществу отнестись критически к самой финансовой системе и роли денег в обществе.

 

     На Украине  все крупнейшие банки контролирует 10 олигархическими кланами, созданными правящим режимом. « Властная элита Украины перекачала средства на сберкнижках граждан (на 1.01.1992 на них был 116,1 млрд. руб.!) в уставные фонды коммерческих банков. Они появились мгновенно, сразу 248 штук в Украине!  В итоге, средства коммерческих банков были стремительно растащены на беспроцентные (а то и безвозвратные) ссуды и одновременно была искусственно раскручена инфляция. В 1992 году цены выросли на 1350%, в 1993 - на 560%!. Коммерсанты взятые ссуды материализовали в сырье, товарах, недвижимости. А миллионы вкладчиков остались обворованными». (77 вопросов к Н . Витренко ).

 

   Еще более масштабная панорома «финансовой революции» банкиров сложилась в России. «Законодательный запрет на привлечение прямых кредитов Центрального банка для финансирования дефицита бюджета был использован для приватизации денежной эмиссии, которая приобрела форму вексельных кредитов и взаимозачетов, осуществляемых коммерческими банками под поручительства Минфина на те же цели. В результате от 20 до 60% бюджетных ассигнований по многим статьям бюджета присваивалось “придворными” коммерческими посредниками… По имеющимся оценкам, только в 1994 г. (когда уже был остановлен основной поток прямого присвоения эмиссии денег при посредничестве в распределении дешевых кредитов) переток денежных средств из производственной сферы в сферу обращения через систему коммерческих банков составлял около 14% ВВП … за счет разницы в процентах, начисляемых на денежные средства предприятий на их расчетных счетах, и прибыльностью спекулятивных операций на финансовом рынке коммерческие банки перераспределяли в свою пользу до 14% ВВП!...  Главная забота правительства и Центрального банка сводилась к распределению эмиссионного дохода в форме льготных кредитов и “прокручиванию” денежных ресурсов государства и предприятий в спекулятивных операциях приближенных к “денежным властям” коммерческих структур… Традиционным каналом была и остается “прокрутка” бюджетных денег привилегированными банками…

 

   Сверхдоходы финансовых спекулянтов имели своим источником финансовые ресурсы производственной сферы, доходы и сбережения населения, а проводившаяся финансовая политика по своим последствиям означает геноцид большинства населения, занятого в производственном секторе и бюджетной сфере».( С.Глазьев.Геноцид).

 

   В конце первого тома «Капитала» Маркс пишет строки: «В действительности кредиторы государства не предоставляют ему ничего, поскольку одалживаемая сумма превращается в якобы обратимые облигации, которые в их руках продолжают действовать как наличные деньги. Помимо народившегося таким образом класса бездельников, живущих на возвращаемые проценты, и внезапного богатства финансистов, которые делаются посредниками между государством и нацией, а также помимо налоговых подрядчиков, коммерсантов, частных фабрикантов, для которых добрая часть любого займа государству играет роль капиталов, падающих с неба, государственный долг разбудил общество для действия, для продажи всего и вся, для ажиотажа: одним словом, разбудил биржевую игру и современную банкократию ».

 

 «После того, как, как национальное государство превратилось в существенную силу, правительства и банковская система заключили между собой сделку. Банковская система получила право вводить в оборот деньги как "законное средство платежа" и со своей стороны поручилось в любое время предоставлять финансовые средства в размерах, требующихся правительству»,- согласен с Марксом Бернард Лиэтер ("Алхимия денег").

 

   В 2003 году только официальная декларируемая прибыль украинских банков составила 675 млн. гривен, реальная же более чем на порядок выше. И это «чистая» прибыль, за вычетом  «жирных» зарплат верхнего эшелона банковской элиты, выплат в виде дивидендов по участию в уставном капитале, которые могут достигать сотен тысяч долларов, льготных ссуд и премий.

 

В период с 1950 по 1985 год валовой национальный продукт вырос в Германии в 18 раз, задолженность - в 51 раз, а объём банковских операций - в 83 раза. Это означает, что банки получили несообразно большую часть национального богатства. Это является результатом сделок с колеблющимися процентными ставками, а также возрастанием объёмов спекуляций деньгами и валютой, вызвавшей стремительный рост платы брокерам. До тех пор, пока банки не будут учитывать в своих планах перспективы долгосрочного развития, они не будут заинтересованы в открытой дискуссии по способам функционирования процентной системы. Они стараются скорее завуалировать проблему. Очень часто в СМИ всего мира можно встретить рекламу, обманывающую обывателя. Деньги должны "расти", "увеличиваться", "приумножаться". Так уверяют нас банки. Ещё чаще они стараются очаровать людей представлением о том, что деньги могут на них "работать". Такая реклама скрывает тот факт, что каждый доллар, каждая гривна,  получаемая по банковским вкладам, сначала была создана одним человеком, чтобы потом перейти в собственность другого, у которого денег больше. Другими словами: люди, продающие свою рабочую силу, становятся тем беднее, чем больше увеличиваются доходы от денежных состояний. В этом и заключается вся тайна "работающих" денег, а банки очень усердно стараются предотвратить рассмотрение проблемы в этом ракурсе.

 

   Важным моментом использования процентных выплат в банковской деятельности является создание криминальных схем ухода от налога, приватизации государственной собственности за бесценок, обогащение за счет бюджета. Приведем несколько примеров таких бесчисленных схем, используемых и сегодня.

 

    Кредиты

 

В случае с кредитами государственных Центробанка и Сбербанка главное — личные связи. Банкам, у которых эти связи имеются, удается получать крайне выгодные кредиты. Размещая их затем по рыночным ставкам, эти банки получают тот доход, который вполне могло получить государство. Например,  Пенсионный фонд России в 1996 году одолжил деньги пенсионеров коммерческому Амобанку под 2% годовых, а неделю спустя попросил у того же банка (нужно было срочно выплатить несколько тысяч пенсий) кредит под фантастические 65%. Сулакшин.ИЗМЕНА. Фонд развития политического центризма Москва · 1999 год

 

   Самое известное и масштабное растаскивание казны происходило во времена расцвета ГКО в связке с валютным коридором. Нужно было только иметь доступ к дешевым валютным кредитам Сбербанка. Тем, кто обладал этим доступом, достаточно было взять валютный кредит под 10%, купить на него гособлигации, а затем получить по этим облигациям доход порядка 100% годовых— правда, в рублях. Наличие же стабильного валютного коридора завершало эту грандиозную схему: взял у государства под 10%, а дал ему же в долг, но уже под 100%.

 

  « Строительство новой финансовой “пирамиды” решало задачи обеспечения надежного источника сверхдоходов правящей олигархии… доходность эмитируемых российским правительством гособязательств многократно превосходила общепринятую в мировой практике доходность такого рода ценных бумаг (до 100% годовых и выше)… На фоне катастрофического сокращения производства и обнищания большинства населения спекулятивный сектор российской экономики стал настоящей “страной Эльдорадо” с самой высокой доходностью финансовых спекуляций в мире, где ничем не рискуя можно было в год получать сотни, а если повезет то и тысячи процентов прибыли. “Поле чудес” материализовалось в нашей стране, которая в кругах мировой финансовой элиты закономерно стала восприниматься как “страна дураков”, раздаривающая свои богатства и свое будущее всем желающим.… Размещая облигации государственного долга под сверхвысокий процент и сокращая для обеспечения процентных платежей социальные расходы бюджета, правящая олигархия продемонстрировала классическое поведение временщиков, решающих краткосрочные задачи личного обогащения и сохранения у власти за счет разорения страны и будущих поколений». ( С.Глазьев.Геноцид).

 

    Грандиозный пример  такой практики представляет Украина.

 

«Что же произошло в Украине? А в Украине эти самые внутренние инвестиционные ресурсы и были у населения и предприятий изъяты. Трудовые сбережения населения Украины государство конфисковало. На сберкнижках на 1.01.1992 г. было 116,1 млрд. руб. по действующему тогда курсу валюты, это 190 млрд. дол. США. Искусственно изъяли оборотные средства предприятий, да еще и стимулировали отток денежных ресурсов из сферы материального производства в пирамиду ОВГЗ. Сделано было это установлением сразу же 146% годовых за приобретение облигаций (потом процент стал несколько снижаться) по сравнению с наполовину меньшей ставкой рефинансирования и в 10 раз меньшим средним уровнем рентабельности материального производства». (77 вопросов к Н .Витренко).

 

      19 марта 1999 года в газете "Нью-Йорк Таймс" была опубликована статья, в которой со ссылкой на министра финансов США Роберта Рубина (вскоре после  этого ушел в отставку), говорилось о том, что займ в размере 4,8 млрд. долларов, выделенный МВФ России 14 августа 1998 года "возможно, был использован на другие цели неподобающим образом", точнее расхищен "Семьей"  президента Ельцина.

 

      14 августа 1998 года вышеуказанная сумма была переведена транзитным  переводом со счета №9091 Федерального резервного банка Нью-Йорка в отделение банка Кредитанштальт-Банкферайн в Лугано (Швейцария) в пользу АО  Ост-Вест Хандельсбанк (Франкфурт-на-Майне, Германия), которое является дочерним зарубежным банком Центробанка РФ. Далее 2 млрд. 350 млн. долларов 14 августа 1998 года были направлены в Бэнк оф Сидней (Австралия), а часть   этого перевода - 235 млн. долларов, - были зачислены на счет некоей  австралийской  компании, в которой через своего люксембургского  представителя Татьяна Дьяченко ( дочь тогдашнего президента России)  имеет 25% акций. Остаток в 2 млрд.115 млн. долларов был конвертирован в фунты стерлингов и отправлен в Национальный Вестминстерский банк (Лондон, Великобритания). В свою очередь 1 млрд.400  млн. долларов из кредита МВФ были 14 августа 1998 года отправлены назад в Бэнк оф Нью-Йорк; 780 млн.долларов 17 августа 1998 года были направлены в Креди Сюисс (Швейцария); 270 млн.долларов 17 августа 1998 года были направлены в лозанское отделение Кредитанштальт-Банкферайн (Швейцария)...Вот такие вот лихие банковские проводки.( FreeLance Bureau, 03.04.2000. Компромат.Ru).

 

      Залоговое кредитование

 

Самая знаменитая схема—   залоговые аукционы. Предприниматель дает государству заведомо невозвратный кредит, в обеспечение которого получает госпакет акций крупного предприятия. Схема, несмотря на связанные с ней  громкие скандалы, остается законной и по сей день.

 

 В газете « Аргументы и факты» ( АиФ, № 50, 2004) бывший заместитель председателя Счетной палаты РФ Ю.Болдырев так описывает грандиозные по своим масштабам залоговые аферы в России: « 1995 год. В тот год бюджету так не хватало средств, что правительством была запущена пирамида ГКО. Одновременно у него откуда ни возьмись появились « временно свободные» валютные  средства. И Минфин « не знал», как их использовать. В результате около 600 млн. долларов разместили на депозитах в частных уполномоченных банках. Причем под процент, существенно меньший, нежели процент, под который само правительство делало заимствования. Почти одновременно было объявлено, что ему не хватает денег, и оно хочет взять их в долг. У кого? Да у тех же уполномоченных банков. А в качестве залога передает им контрольные пакеты ключевых стратегических предприятий страны: « Норильского никеля», «ЮКОСА», «Сибнефти»…Оценивались эти пакеты в смехотворные суммы. При этом в проекте бюджета на 1996 год деньги на выкуп этого залога не предусматривались. Будущие олигархи играли в беспроигрышную игру - получали даром имущество страны, которое формировалось десятилетиями, ценой жизни миллионов людей».

 

   По оценкам счетной палаты РФ  «ЮКОС» достался банку «МЕНАТЕП» будущего олигарха Ходорковского за 43 млн. 125 тыс. долл., а в 2003 г. его рыночная стоимость капитализации составляла 54 млрд. долл. По депозитному соглашению от 15 сентября 1995 года Министерством финансов Российской Федерации, в нарушение установленного порядка, по заниженной процентной ставке в коммерческом банке “Менатеп” было размещено 50 млн. долларов США.  Контрольный пакет акций «Норникеля» (40% объема мировой добычи металлов платиновой группы, 90% никеля и 60% меди, добываемой в России, годовая прибыль – около 1,5 млрд. долл. ежегодно ) достался  группе Потанина, в то время одного из вице-премьеров правительства, через контрольный ему «ОНЭКСИМ-банк» за 180 млн. долларов государственных же средств. Стоимость "Сибнефти" составляет 13 млрд долларов. Продажа через залоговый аукцион прошла по минимальная цене – 100 млн долларов через уполномоченные банки Абрамовича и Березовского.

 

   На период проведения залоговых аукционов в ноябре-декабре 1995 года Министерством финансов Российской Федерации на депозитных счетах в российских коммерческих банках было размещено 603,739 млн. долларов США “временно свободных средств федерального бюджета”, что практически эквивалентно общей сумме кредита, поступившей в федеральный бюджет в 1995 году от залоговых аукционов. Более половины этих средств (337,1 млн. долларов США) было размещено в трех коммерческих банках, ставших победителями в пяти залоговых аукционах.

 

     По итогам залоговой приватизации с помощью уполномоченных банков, главного механизма уничтожения промышленного потенциала современной России, когда экономические потери в два с половиной раза, а это - около 2 трлн. долларов, превысили потери СССР в Великой отечественной войне (по оценкам Госдумы в 2002 году), Счетная палата России  вынесла вердикт : « Сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами».

 

  « Создав возможности для легкого обогащения путем присвоения государственного имущества и последующих спекуляций с акциями приватизированных предприятий, примененная технология массовой приватизации сориентировала наиболее активных и энергичных предпринимателей не на создание нового богатства или удовлетворение общественных потребностей, а на раздел незаработанного богатства и присвоение ранее созданных всем обществом источников дохода. Производственная деятельность потеряла таким образом для большинства предпринимателей привлекательность — на фоне сотен процентов годовых прибыли от присвоения и последующей перепродажи госсобственности рентабельность производственной сферы в несколько процентов делала какую-либо производственную активность лишенной экономического смысла.В результате приватизационной кампании в России сформировался аномальный тип предпринимателя, ориентирующегося не на зарабатывание прибыли путем создания новых потребительских благ, как в нормальной рыночной экономике, а на присвоение ранее созданного богатства»,- подводит итоги экономист, академик   Сергей Глазьев в книге «Геноцид».

 

      Примеры неуплаты налогов через  процентные кредиты.

 

   Наиболее универсальная схема неуплаты налогов основана на элементарной  идее: прибыль опустить до нуля, а расходы поднять выше некуда. На бумаге, разумеется, чисто финансовые.

 

Самая простая из них — взять кредит в дружественном банке и заплатить ему безумные проценты.

 

    Схема неуплаты Налога  с фонда оплаты труда

 

Размер налога превосходит все мыслимые пределы. Заплатив работнику 100руб., работодатель должен отдать в бюджет около 70 руб. Денег, разумеется, жалко, и потому применяется схема так называемого круговорота с привлечением «своего» банка. Банк кредитует предприятие, оно «выдает» беспроцентные ссуды сотрудникам, те «несут» деньги обратно в банк, после чего получают за это проценты (в размере своей зарплаты).

 

     Банковская ипотека является удобным способом регулировать трату денег во время кризисов. Изменение банковской учётной ставки, то есть процента по кредитам, приводит к уменьшению или к увеличению процента зарплаты, который уходит на выплату по ипотеке. Таким образом, банковская система получает возможность напрямую менять реальную зарплату рабочего. 25-летний заем и накрепко привязывает работника к корпорации, делает его гораздо более сговорчивым, усиливает конкуренцию за право удержаться в том или ином районе или переехать в лучший район. Теперь капиталист владеет уже не только временем наёмного работника, но и его жилищем.

 

     Такая практика банковской деятельности приводит к тому, что в настоящее время распределение богатства в мире подчиняется  принципу «20 на 80», введенным В.Парето : 20 процентов населения земного шара владеют 80 процентами мирового богатства, а 80 процентов населения – 20 процентами. Следствием этого является то, что для удовлетворения всего мирового спроса на товары достаточно труда 20 процентов населения. Высокая мировая дифференциация делает лишними 80 процентов  человечества! Кроме того, эти лишние 80 процентов оплачивает  процентное иго, процентную кабалу, становясь новым социально-экономическим классом – « процентным пролетариатом», когда эксплуатируется не труд, а покупательная способность через выплату процентов.

 

     Из-за высокого уровня неравенства в экономике возникают лишние деньги, которые лежат мертвым грузом в крупнейших банках, не находя  спроса в качестве инвестиций в реальном производственном секторе экономики. В итоге банки вынуждены раздувать финансовую пирамиду фиктивных обязательств по облигациям, акциям, кредитным карточкам, рынку валютных операций и другим финансовым  инструментам. Финансовая сфера отрывается от реального сектора экономики, а отношение спекулятивного капитала к реальному в мире в настоящий момент превышает 10:1. Банки стимулирует рост фиктивного , симулятивного капитала, выступают главным современным инструментом «капитализма казино».

 

  Итальянский экономист и философ Эрза Паунд , определяя ростовщичество банков, как « налог, взимаемый с покупательной способности без ссылки на производительность», спрашивает: « Под какой процент нам давали бы воздух, если бы его не было в избытке?» Omaggio delle Puglie ad Ezra Pound» в книге Giano Accame «Fascismo immenso e rosso»)

 

 Решительный шаг в отправлении ссудных операций  от ростовщического типа к банковскому сделан созданием множественности  ссужаемых денег. Коллективное ростовщичество требует ускорения денежного оборота и социальной ответственности за риск инвестиций. Деньги как финансовый инструмент становятся  самостоятельной силой  в пространстве абстрагированных от материальных сущностей финансовых операций.

 

 С помощью создания банков современность заменила ростовщические операции по вложению денег в собственность заемщика чисто денежными операциями  с бумажным обеспечение по приобретению ценных бумаг, спекуляциях на валютных курсах, приобретению фондовых активов.

 

    Причина происходящего процесса-  отсутствие  необходимого материального обеспечения, увеличение скорости оборачиваемости денег, не связанных с процедурой отторжения собственности. Деньги стали производить деньги. 80% денежного обращения в мире не связано с материальными ценностями. При конвертации финансовых активов в материальные ценности, количество последних меньше в 4 раза при существующем уровне цен,  что сдерживает конвертационный поток и заставляет приобретать богатых эксклюзивные дорогие вещи за счет прибылей от  финансового обращения. Жадность  хранителей банковских активов, жадность спасает мир  от банкротства финансовых пирамид и, именно она придала социально измерение процессу ростовщического ограбления мира, заменив его глобализационным процессом создания материальных активов  на окраинах мира с минимальными издержками вместо исторического ограбления бедняков ростовщичеством. Такова заслуга  банков. Работает принцип Ле Шателье, согласно которому внешнее воздействие, выводящее систему из положения равновесия, вызывает в ней процессы, ведущие к ослаблению результата воздействия.

 

         Итак, в центре самых могущественных идеологических структур современного мира находится Банк. Он является центром мировой либеральной экономической системы, основанной на ростовщичестве.

Законодательство. Почему провалилась инициатива Жириновского?

« Матрица- это система. Система - наш враг. Но когда ты в ней, оглянись кого ты видишь, - бизнесменов, учителей, адвокатов, работяг, обычных людей, чей разум мы спасаем. Однако, до тех пор, пока эти люди-часть системы,- они все наши враги. Ты должен помнить, что большинство не готово принять реальность. А многие так безнадежно отравлены  и зависимы от системы, что будут драться за нее».

                                                                               Из фильма «Матрица»

 

   Всякая сделка кредитования под процент, заключенная двумя физическими или юридическими лицами, является сделкой, нарушающей права и интересы третьих лиц без их согласия и ведома. Если общество законодательно поддерживает кредитование под процент, то тем самым оно переводит вопрос о защите прав и интересов, пострадавших от ростовщичества в неюридическую сферу деятельности.  Это — узаконенная разновидность воровства, причём в особо крупных размерах. Поэтому вину за это несут и законодатели всех стран, где процентная экономики узаконена.

     Законодательство большинства стран построено так, что в случае банкротства фирмы и распродажи её имущества для покрытия долгов — первыми удовлетворяются иски кредиторов. В связи с этим отметим характерное для Украины противоречие между экономической и правовой трактовкой денег. В современной теории происходит  отождествление денег и кредита. В  законодательстве безналичные деньги  отнесены к категории "вещь", а не "обязательство". Кредитные деньги содержат обязательство эмитента и должны обращаться по правилам их обращения, а не вещей. Это приводит на  практике к смешению правового регулирования вещей и денежных обязательств.  Между тем вещные иски неприменимы к обязательствам, а иски о принуждении  исполнения неприменимы к вещам, которые невозможно ни к чему принудить.

 

  Гражданский кодекс РФ от 22 октября 1995 года («ГК РФ») предусматривает, что любое физическое или юридическое лицо имеет право без ограничений предоставлять денежные средства в заем, в том числе процентный заем (статья 807 ГК РФ). Гражданский Кодекс Украины от 16 января 2003 года, вступающий в силу 1 января 2004 года («ГКУ»), предусматривает право украинских физических и юридических лиц предоставлять денежные средства в заем (процентный или беспроцентный). Фактическое разрешение ростовщичества устанавливается в статьях:

  Статья 536. Проценты

     1. За   пользование   чужим   денежным   средством   должник обязанный   платить   проценты,  если  другое  не  установлен

договором между физическими лицами.

2. Размер процентов за пользование чужим денежным  средством устанавливается  договором,  законом  или  другим  актом  гражданского законодательства

Статья 625. Ответственность за нарушение денежного обязательства

1. Должник   не   освобождается   от   ответственности  за невозможность выполнения ним денежного обязательства.

Статья 1 048. Проценты по договору займа

1. Заимодатель  имеет  право  на  получение  от  заемщика процентов от суммы займа,  если другое не установлен договором или законом.  Размер  и  порядок  получения  процентов  устанавливаются договором.  

    Закон Украины  « О финансовых услугах и государственном регулировании рынка финансовых услуг» определяет кредит, как «деньги, которые даются под залог юридических или физических лиц на определенный срок и под процент» (Статья 21 Закона).

Закон Украины « О банках и банковской деятельности »(Ведомости Верховной. Ради (ВВР), 2001, N 5-6, ст.30) в статье 47 утверждает: «Коммерческие банки самостоятельно устанавливают процентную ставку и комиссионное вознаграждение по своим операциям». Кроме того, в статье 49 « Кредитные операции и предоставление беспроцентных кредитов запрещается»!

В Законе «О кредитных союзах» статья 21 гласит «Кредитный Союз  имеет право самостоятельно  устанавливать… размер платы ( процентов ) за использование кредитов, предоставляемых кредитным союзом.» О том же гласит 19 Статья принятого в первом чтении Проекта Закона « Ломбардах в Украине». Точно так же  не  вводится норма на величину процента в законе об ипотеке.

  Мы видим поразительный пример отстраненности государства от регулирования нормы процентной ставки, фактическое узаконивание ростовщичества. Беспроцентный кредит запрещается. Попытка неростовщического кредитования  пресекается Статьей 44 Закона « О финансовых услугах и государственном регулировании рынка финансовых услуг», которая озаглавлена «Уголовная ответственность за нарушение законодательства при проведении деятельности по оказанию финансовых услуг».

    Механизм выплаты процентов и сложных процентов  действует против законных прав индивидуума. Статья 13 Гражданского Кодекса Украины . Границы осуществления гражданских прав, гласит :

2. При  осуществимые  своих прав лицо обязанная содержаться

от действий,  которые  могло бы нарушить права  других  лиц,  нанести  ущерб  окружающей среде или культурному наследству.

3. Не допускаются действия лица, которые совершаются с намерением нанести вреда другому лицу, а также злоупотребление правом в других формах.

4. При осуществимые гражданских прав лицо должно  придерживаться моральных основ общества.

В соответствии со Статьей 289 ГК. Право на личную неприкосновенность

2. Физическое лицо не может быть подвергнуто истязанию,  жестокому, нечеловеческому  или  так,  что унижает  ее достоинство,  обращению или наказанию… В случае жестокого,  аморального поведения физического  лица  относительно

другого  лица,  которое находится  в беспомощном состоянии,  применяются мероприятия, установленные этим Кодексом и другим законом.

  В Статья 321. Незыблемость права собственности. ГК подчеркивается:

3. Принудительное  отчуждение  объектов  права собственности может быть примененное лишь в порядке исключения из мотивов общественной  необходимости  на основанию   и   в   порядке,  установленных  законом.

« Земная власть тогда подобна божьей,

Когда с законом милость сочетает.

Жид, за тебя  закон; но вспомни только,

Что если б был без милости закон,

Никто б из нас не спасся

(  Шекспир. Венецианский Купец).

    Если конституция и Гражданский кодекс гарантирует одинаковый доступ индивидуумов ко всем государственным услугам, а денежная система может рассматриваться в качестве таковой, то положение, когда в рамках этой системы 10% населения постоянно получают больше, чем платят, за счет других 80% населения, которые соответственно меньше получают, чем платят, является незаконнымднаков законодательстве нашей страны стране нет понятия “ответственность кредитора за действия заемщика”.

    «Закон в полном смысле слова создал  право, стоящее вне его компетенции; он реализовал абстракцию, метафору,  фикцию, и он не потрудился даже предусмотреть, что из этого выйдет, какие   возникнут неудобства, будет ли результат хорош или дурен. Он       санкционировал эгоизм, он подтвердил чудовищные претензии, он удовлетворил  преступные желания, как будто в его власти было наполнить бездну и   насытить ад. Это был закон слепой, закон невежд, закон, не достойный этого  имени, слово раздора, лжи и крови. Это он, все снова и снова воскрешаемый,   восстанавливаемый и укрепляемый, подобно палладиуму обществ, усыпил   совесть народов, омрачил дух вождей и явился причиной всех народных   бедствий. Этот закон был осужден христианством, но его восстановили    невежественные служители последнего, настолько же не склонные изучить  природу и человека, насколько не способные понять свое Писание»,- мрачно замечает Карл Маркс.

    Антагонист Маркса Прудон солидарен с ним  . « Я спрашиваю только, на каком основании судьи, рассматривающие иск о праве владения, присуждают к уплате процентов? …Знал ли он закон возможного?…До каких пределов может доходить эксплуатация работника бездельником? Где начинается право грабить и где оно кончается? Когда производитель может сказать собственнику: я тебе больше ничего не должен? Когда собственность бывает удовлетворена? Когда не дозволяется больше красть? Если законодатель знал закон возможного, но не нашел нужным считаться с ним, то где же его справедливость? Если он его не знал, то где же его мудрость?», - риторически вопрошает он.

    «Естественный союзник ростовщика — юрисконсульт. Юрист, как и ростовщик, в деле, как таковом, ничего не понимает. Они полагают, что дело ведется правильно в том случае, если оно не выходит из предписанных законом пределов или если законы могут быть так изменены или истолкованы, чтобы подходить к данной цели. Юристы живут по готовым нормам…»,- замечает Форд.

  Между тем, по информации  начальника департамента финансовых организаций и рынков Оксаны Слюсаренко  в Украине в 2004 году функционируют 331 страховая организация, около 110 негосударственных пенсионных фондов, около 460 ломбардов, около 650 кредитных союзов, около 700 доверительных обществ и около 40 лизинговых компаний. О ростовщической деятельности многих из этих финансовых организаций нет обходимости говорить как « тайне полишинеля», достаточно сказать лишь, что и сейчас, в 2004 году процентные ставки в ломбардах составляют 1-1,5 процента в день, или 360-500 % годовых! ( Вспомним заявление церковного реформатора Лютера « Каждый ростовщик является вором. Достойным виселицы. Я называю ростовщиками тех. Кто ссужает деньги под пять или шесть процентов.» ) При этом все общество понимает, что ломбарды публично эксплуатируют крайнюю экономическую нужду населения, выкачивая и выжимая с него нажитое годами имущество его несчастных представителей.

   Однако в законодательстве многих стран остается понятие ростовщичества  как «эксплуатации нужды, слабости разумения, неопытности или душевного возбуждения кредитующегося» и уголовная ответственность за него. Так, например, Китайский ГК закрепляет ряд особых правил, имеющих  этическую направленность. Это неюридические, главным образом,  моральные постулаты (добрая совесть, добрые нравы, злоупотребление   правом (ст. ст. 181, 219–264)). К числу наиболее знаменитых и  цитируемых относится статья 219 общей части ГК  Китая , которая   гласит: «Осуществление права и исполнение по обязательству должны   быть производимы способами добросовестными и заслуживающими  доверия».

     В КОНВЕНЦИИ ОБ ОСНОВНЫХ ЦЕЛЯХ И НОРМАХ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ. КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА 6 июня 1962 г.N 117 в Статье 13 декларируется: « Принимаются все возможные меры для защиты наемных работников и независимых производителей от ростовщичества,  в частности путем мер, направленных на снижение процентных ставок по займам,  контролирования деятельности    заимодавцев,    поощрения    создания    условий   для предоставления денежных ссуд в соответствующих целях  через  кредитные кооперативы или через учреждения, контролируемые компетентным органом». К  сожалению, современные профсоюзы на Украине отстранились от проблемы влияния ростовщичества на жизнь трудящихся.

      «Лучом света» в темном царстве общественного безразличия и поддержки государством ростовщичества выглядит законодательная инициатива движения «Мертвая вода» об ответственности за ростовщичество в Уголовном Кодексе,, представленная одиозным В.Жириновского в российскую Думу . Владимир Жириновский предлагал ввести ответственность при взимании за кредит более чем 3%. Жириновский уверен, что таким образом можно было бы пресечь в стране господство финансового капитала. « Нужно обязательно регулировать банковский капитал, потому что те силы, в чьих руках деньги и энергетика, и господствуют. Элиту мы создали сегодня. Незаконная элита, элита, которая, так сказать, жирует, но из-за этого миллион людей уходит из жизни ежегодно. Нам, депутатам, наплевать»,- заявил он 15 января 2003 года на  заседании государственной думы РФ.

 Представляет интерес сам текст законопроекта.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
 «О внесении статьи 158-1 Ростовщичество в Уголовный кодекс РФ».

Дополнить Уголовный кодекс статьёй 158-1 Ростовщичество.
Ростовщичество, т.е. взимание процента за данные взаймы деньги, кредит или имущество в размере превышающим три процента, от суммы займа, кредита, оцененного имущества или удержания единовременного вознаграждения из полученной суммы или иного вознаграждения из получаемой суммы более трех процентов или установление пени и неустойки за просрочку платежа по займу, кредиту или в иной скрытой формы платежа - наказывается лишением свободы или исправительными работами до одного года.
Те же действия, совершаемые в виде промысла, или с использованием стеснённого положения заемщика - наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой.
Предоставление в пользование средств производства, транспортных средств, скота за денежное или натуральное вознаграждение или на условиях отработки в размере 3 процентов годовых при условии начисления её на базе основного долга, исчисляемого на основе рыночных иен или стоимости замещения(2), - наказывается лишением свободы на срок до одного года.
Те же действия с использованием нужды или стесненного положения пользователя - наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой.
1 Основной долг - первоначальная сумма займа или стоимость оборудования, транспорта, скота.
2 Стоимость замещения - денежный эквивалент основных или оборотных средств необходимый для получения его в текущем состоянии на основании возможностей предоставленных существующим разделением труда.»

 В пояснительной записке к законопроекту говорится : « пора закончить, назвав чепуху чепухой и перестав лгать народу о благодетельности западной цивилизации - диктатуры ростовщического паразитизма финансовых рабовладельцев…Для большинства населения непонятна природа обогащения небольшой части людей на фоне экономического кризиса, что создаёт у него негативное отношение к реформам…К настоящему времени в России сложилась система хозяйствования, в которой каждый банкир и каждый вкладчик банка - ростовщик. Это - мерзостно: ни одно общество не процветало, создав внутри себя отношения взаимного ростовщического паразитизма. Это всегда вело к падению производства и извращению нравственности и деградации, если общество своевременно не очищалось от ростовщической заразы (и её пропагандистов), даже если она именуется вполне благообразно: в наши дни - «демократией»... Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, то позвольте им продолжать создавать деньги из ничего и управлять кредитом страны.…Открыв свободу созидательной деятельности после 1991 г. общественное самоуправление должно наконец-таки пресечь паразитизм на созидании, в каких бы благообразных формах он не представал перед взором людей.
Политики, не задумывающиеся о перспективах в экономике, и бизнесмены, не задумывающиеся о перспективах в политике, закономерно сходили с политической сцены».

   При голосовании законодательную инициативу Жириновского поддержали лишь 142 депутата, воздержалось 293 чел. (65 %)!

 Комментируя отрицательный результат, Жириновский подчеркнул: «отрицательные отзывы на наш закон и то, что он три года не вносился на пленарное заседание, не становился предметом обсуждения, - всё это говорит о том, что определенным силам в России выгодно, чтобы продолжала наживаться финансовая элита. А она есть уже сегодня. 3 миллиона живут прекрасно в нашей стране, но надо подумать и об остальных 140 миллионах».

  Воистину, «Оденьте преступление в золото – и крепкое копье правосудия переломится не поранив» (В.Шекспир).

 

«ОТСУТСТВИЕ В СТРАНЕ, и особенно в общегосударственном масштабе, эффективных ограничений против нечестного добывания денег содействует образованию небольшого класса чудовищно богатых и обладающих большой экономической мощью людей, главной целью которых является удержание и увеличение их власти. Первоочередной необходимостью является изменение условий, дающих возможность этим людям накапливать власть, обладание и использование которой не направлено к обеспечению всеобщего благосостояния. Мы никому не ставим в упрек богатство, которое является выражением его собственной силы и мудрости, если оно получено честным путем и правильно используется. Мало того, что оно должно быть получено без ущерба для страны. Мы можем допускать, чтобы эти деньги наживались лишь до той поры, пока эта нажива идет на благо обществу. Я знаю, что это означает политику гораздо более активного вмешательства правительства в экономическую жизнь страны, чем когда- либо наблюдалось. Однако мне кажется, мы должны учитывать тот факт, что такое усиление правительственного управления является теперь необходимым».

Приведенная цитата взята не из документов национально-патриотических сил России. Эти слова принадлежат 26-му президенту (1901-1906) США республиканцу Теодору Рузвельту.

 

 Чудовищные изъяны нашей законодательной системы, слепое безразличие общества, депутатов, профсоюзов и  общественных организаций, заинтересованность правящих и финансовых элит делают возможным процветание монстра ростовщичества в нашей стране.

 

Знаменитое письмо Пушкина Чаадаеву кончается следующей оценкой образованного русского общества: "Надо было сказать, — и у вас это сказано, — что наше нынешнее общество настолько же презренно, как и глупо, что у него нет собственного мнения, что оно равнодушно к долгу, к справедливости, к правде, ко всему, что не есть простая потребность, что в нем циническое презрение к мыслям, к человеческому достоинству".

Практика беспроцентного кредитования. Исламские банки и марочный сбор Вергля.

     Беспроцентное кредитование предполагает распределение всегда ограниченных  (в силу закона сохранения энергии) кредитных ресурсов на основе активной интеллектуальной оценки целесообразности, а не на основе отсечения претендентов на кредиты подъемом ставки ссудного процента.

    Английский экономист Дуглас выдвинул  проект «социального кредита», основанный на создании индустриальных банков, являющихся собственностью трудящихся, в которые предприятия вносили бы заработные платы и прибыли. Через эти банки государство перечисляло бы предприятиям определенный процент, чтобы компенсировать потери в доходах, обусловленные системой фиксируемых государством цен, более низких по отношению к совокупной стоимости. Активным сторонником социального кредита был Форд, пытавшийся воплотить его в своей автомобильной империи на начальной стадии ее развития.

     В конце XIX в. Сильвио Гезель, коммерсант,  работавший в Германии и Аргентине , вывел зависимость скорости распродаж товаров от банковской процентной ставки. В зависимости от желания или нежелания обладателей денег давать их под проценты, менялось количество мелкооптовых фирм, соответственно рабочих мест и т.д. (По Гезелю критической была ставка 2,5 % ). При условии готовности кредитуемых платить высокие проценты, кредиты предоставлялись, и начинался новый экономический цикл, затем денежная масса увеличивалась, процентные ставки падали и возникал очередной застой. Гезель пришел к выводу, что в качестве мобилизационного механизма, необходимо вводить плату за хранение денег (в самом простом случае плата должна примерно соответствовать средним складским расходам, по тем временам - 5 % годовых). Итак, Гезель выводит тезис: «деньги должны ржаветь», сформулированная им идея «естественного экономического порядка» подразумевает выплату банкиром компенсации за изъятие денег из оборота. Можно рассматривать подобные реформы в качестве элемента своего рода «средневековой реставрации», т.к. они фактически возвращают современные деньги в состояние брактеатов, ходивших в Европе с XII по XV вв. Брактеаты изымались из обращения раз в год или чаще, перечеканивались и девальвировались в среднем на 20 - 25%, что выступало в качестве налога на чеканку. В 30 - е годы последователи теории Гезеля провели несколько экспериментов в Австрии, Германии, Швейцарии, Франции и США. В Вёргле (Австрия) плата за пользование «беспроцентными» деньгами составляла 1 % в месяц (12 в год). На банкноту наклеивалась марка, стоимостью 1 % от денежного номинала. Покупатели стремились как можно быстрее избавляться от такой банкноты, что бы к концу месяца не иметь ее на руках и не выплачивать налог.В течение года 5000 свободных шиллингов были в обращении 463 раза, было произведено товаров и услуг на сумму около 2 300 000 шиллингов (5000 х 463). Обычный шиллинг за это время был в обращении всего 213 раз.

Именно в это время, когда многие страны Европы вынуждены были бороться с растущей безработицей, уровень безработицы в Вёргле снизился за год на 25%. Полученная магистратом плата, обеспечившая быстрый переход денег из одних рук в другие, составила всего 12% от 5000 свободных шиллингов = 600 свободных шиллингов. Они были израсходованы на общественные нужды, т.е. на благо общины, а не на обогащение отдельных ее членов.

   Когда более 300 общин в Австрии заинтересовались данной моделью, Национальный банк Австрии усмотрел в этом угрозу своей монополии. Он вмешался в дела магистрата и запретил печатание свободных местных денег. Несмотря на то, что спор длился очень долго и рассматривался даже в высших судебных инстанциях Австрии, ни Вёрглю, ни другим европейским общинам не удалось повторить этот эксперимент.

Знаменательно, что в экономической доктрины «Сионских протоколов» также поддерживается гезелевских подход к механизму оборачиваемости денег, как эффективного средства управления: «Купля, получение  денег или  наследства будут  оплачиваться марочным прогрессивным сбором. Незаявленная  этим  сбором,  непременно  именная,передача  собственности  денежной  или  другой  возложит   на   прежнего владельца платеж %  налога за время от передачи этих сумм до обнаружения уклонения  от  заявления  о  передаче.  Передаточные   расписки   должны еженедельно представляться в местное казначейство с обозначением имени, фамилии  и  постоянного  местожительства  бывшего  и  нового   владельца имущества.  Эта именная передача должна начинаться с определенной суммы, превышающей обыкновенные расходы о купле и продаже необходимого, которые будут оплачиваться лишь марочным сбором определенного % с единицы.    Расчитайте-ка, во сколько раз  такие налоги покроют доходы  гоевских Государств».

 Из всех современных экспериментов по обмену товаров и услуг с помощью беспроцентных денег наиболее известен проводимый на острове Ванкувер в Канаде Майклом Линтоном. Система обмена, названная LETS (локальная система труда и торговли), работает с ориентированными на обыкновенные доллары единицами обмена, так называемыми “зелеными долларами”. Торговые партнеры сами договариваются о цене на товары и услуги, получаемые друг от друга, в зеленых или обычных долларах, иногда и в том, и в другом, а после каждой сделки свои дебета или кредиты переводят в централизованную компьютерную службу ведения счетов. Сначала для каждого устанавливается предельно допустимый уровень задолженности, который позднее может быть изменен для того, чтобы свести к минимуму риск для обоих участников сделки. Понятно, что система становится тем выгоднее, чем больше сторон в ней участвуют. В 1987 г. в Канаде имелось около десяти систем LETS, еще 10 — в других странах мира.

Проблемой в рамках данной системы является то, что люди, сколотившие слишком большое состояние, не заинтересованы в том, чтобы передавать в распоряжение тех, кому, вероятно, нужно больше, чем они могут взять в кредит, эту “надежность обмена”. Это означает, что без взыскания платы за обращение здесь существует тенденция к застою.

В Швейцарии с 30-х годов в масштабе всей страны работает обменный ринг, называемый WIR, с оборотом 1,5 млрд. швейцарских франков. Это одна из немногих удавшихся попыток беспроцентного обмена товаров и услуг, которая была осуществлена. Ринг работает, как и все остальные, с помощью централизованной службы ведения счетов, в рамках которой осуществляется централизованный контроль и учет дебетов и кредитов. На коммерческой базе в США работают многочисленные подобные обменные ринги.

В Дании с 30-х годов и в Швеции с 60-х годов имеется система банков ЗРК (Земля, Работа, Капитал).  Они предлагают беспроцентные кредиты после определенного периода накопления без процентов. Поскольку не всем одновременно нужны кредиты, но каждый должен накопить, определенную процентную ставку для получения кредита, система предлагает возможность координировать накопления и потребности клиентов в кредитах таким образом, что все участники получают выгоду от беспроцентной системы.

Сегодня в мире 1900 местных общин, включая более сотни комьюнити в США, выпускают собственную валюту, независимую от национальной денежной системы. Некоторые общины, как в Итаке (США), выпускают бумажные банкноты, другие - в Канаде, Австралии, Британии или Франции - создают комплементарные электронные деньги. За последние 20 лет Системы местных валют утвердились примерно в 35 странах по всему миру, на очереди еще десятки стран.

Системы местных валют (Community Currency Systems) — это   организованные и управляемые общинами системы обмена    произведенных внутри общины товаров и услуг с использованием     беспроцентной валюты, обращение которой ограничено                   географическими пределами местности или общины. Обычно эти   системы работают как «система счетов, которая позволяет своим    членам выпускать свои собственные деньги и управлять ими   внутри общинной денежной системы» [Майкл Линтон, Учебник по   созданию LETSystem]. Администрация системы не эмитирует   валюту, а скорее, оказывает лишь внешние услуги по учету сделок и ведению счетов. Достаточно подробный обзор систем местных валют и их  современной мировой практики приведен в книге Генкина А. «Частные деньги».( М. Альпина Паблишер,  2002.-512 с.)

   Вспомним в связи с общественными инциативами и многочисленные кассы взаимопомощи, которые функционировали практически на каждом предприятии в бывшем СССР. Они  являлись базовыми структурами экономической и социальной солидарности коллективов, формировали принципы экономической ответственности, справедливости, взаимовыручки.

Кредитование по-исламски.

   Сейчас в мусульманских странах функционируют 176 исламских банков. В Малайзии создаются частные исламские банки, предлагающие депозиты и кредиты на условиях, соответствующих религиозным нормам. Дальше других на этом пути продвинулся Пакистан. В декабре 1999 г. Верховный суд признал риба (ростовщичество, процентное кредитование) противоречащей нормам исламской морали и обязал правительство ввести в стране исламскую финансовую систему.

Правоверные мусульмане предпочитают беспроцентное финансирование Коран запрещает последователям ислама извлекать выгоду из операций с использованием процентного займа, по-арабски называющегося «риба». Перед миллионами правоверных мусульман, занимающихся бизнесом, стоит серьезная проблема, поскольку современная мировая финансовая система основана на процентном кредитовании.

Процентные займы в исламе считаются ростовщичеством. Причина запрета риба - несправедливость к должнику со стороны кредитора, использующего потребность

должника в деньгах. Кроме того, фундаментальная несправедливость по отношению к ним обоим заключается в том, что человек не может предугадывать будущие события как в таком случае процентные ставки могут устанавливаться заранее и на определенный срок- Ислам, по своей сути предполагающий подчинение человека воле Господа, рассматривает любые попытки человека предупредить волю Аллаха как кощунственные.

Чтобы совместить божественное и земное, предпринимателям из числа правоверных мусульман пришлось разрабатывать оригинальные бизнес схемы.

В исламскую систему входят шесть инструментов (институтов),  позволяющих исламским банкам и финансовым учреждениям успешно  оперировать, не участвуя в процентных сделках. Это Mudhaarabah  (специальное партнерство), Mushaarakah (регулярное  партнерство), Qardul Hasanah (беспроцентная ссуда), Zakah  (обязательная благотворительность), Baitul Maal  (государственное казначейство) и Центральный исламский банк.

Mudhaarabah (специальное партнерство)

Эта мера предполагает, что одна сторона (поставщик капитала, или Mudhaarib) предоставляет капитал, а другая (оператор, или  Dhaarib). инвестирует его в торговлю или иной бизнес. С каждой  стороны могут участвовать одно или несколько лиц, организация, финансовая группа или банк. Например, в одном варианте индивид  может положить средства на банковский депозит, предназначенный     для инвестиции по системе Mudhaarabah, в другом – банк  в рамках рассматриваемых отношений может вложить средства в бизнес.

В системе Mudhaarabah поставщик капитала и оператор участвуют в прибыли в соответствии с оговоренной долей или ставкой. Какая-либо абсолютная сумма не может быть оговорена. Обычно   распределение долей между поставщиком капитала и оператором  составляет 60:40. Однако в случае убытка поставщик капитала принимает его на себя в полном объеме, а оператор не получает  от сделки ничего. Если нет ни прибыли, ни убытка, то результат  для оператора также нулевой (поставщик капитала в этом случае возмещает первоначальный капитал). Оператор действует как менеджер или предприниматель в зависимости от типа сделки. Он свободен в выборе направлений  вложения капитала в любой торговый или промышленный бизнес,  дозволенный исламом. Оператор мотивирован тем, что его прибыль и прибыль поставщика капитала находятся в прямой зависимости.  Его задача – обеспечить успех бизнеса, так как в случае убытка   он ничего не получит за свой труд.

В сделке типа Mudhaarabah могут участвовать один поставщик  капитала и несколько операторов (особенно, если бизнес  отличается крупными масштабами) либо несколько поставщиков капитала и единственный оператор. Все зависит от типа бизнеса, его потребностей, заинтересованности участников. Участие в  прибыли и убытке поставщиков капитала пропорционально их капиталовложениям, а распределение прибыли среди операторов  зависит от объема работ.

Пример.

Условия: один поставщик капитала инвестирует 500 тыс. долл.; два оператора - один мастер и один работник; согласованные  доли распределения прибыли между поставщиком капитала и  операторами - 60:40; согласованные доли распределения прибыли между операторами - 55:45; срок сделки - один год. Результат: прибыль в размере 80 тыс. долл.

Расчеты:

поставщик капитала получает 80 тыс. долл. х 0,60 = 48 тыс. долл. плюс первоначальный капитал 500 тыс. долл.;

мастер получает 80 тыс. долл. х 0,40 х 0,55 = 17,6 тыс. долл.;

работник получает 80 тыс. долл. х 0,40 х 0,45 = 14,4 тыс. долл.

 

   Из этих примеров видно, что в сделке типа Mudhaarabah нет никакой искусственно введенной величины ссудного процента. Операторы стимулированы к успешному ведению дела, поскольку участвуют в распределении прибыли, а в случае убытка не возмещают его, но и ничего не выигрывают. Для них сделка становится затратой времени и усилий. Инвестор удовлетворен,  так как получает более значительную долю прибыли, хотя и стоит перед реальной возможностью убытка. Разумеется, во избежание убытков инвестор отдаст предпочтение более способному    оператору.

          Mudhaarabah представляет собой более справедливую и эффективную сделку с точки зрения использования денежных  средств. Ее справедливый характер очевиден. Эффективность же  определяется тем, что все стороны сделки имеют дело с  реальными деньгами, а не с искусственно создаваемыми процентными деньгами.

   Подобная система широко распространена и в США: она имеет  место в отношениях между вновь создаваемым предприятием и венчурным фондом, предоставляющим ему стартовый капитал. Предприниматель, организующий предприятие, в обмен на инвестиции со стороны венчурного капиталиста, отдает ему долю  собственности. При этом финансовое учреждение, вложившее венчурный капитал, выступает в роли более или менее пассивного   инвестора.

Mushaarakah (регулярное партнерство)

   Этот инструмент предполагает, что все участники выступают в роли партнеров по бизнесу. Они делят и прибыли, и убытки. Партнеры берут на себя часть прибыли или убытка пропорционально первоначальному вложению капитала в бизнес и согласовывают сроки и условия. Соглашение о партнерстве вырабатывается и подписывается всеми                   заинтересованными сторонами. Оно включает такие детали, как  вид бизнеса или торговли, сроки и условия, график    распределения прибылей и убытков (например, ежеквартально, раз  в полгода и т.д.), доля прибыли (или Nisbah) для каждого  партнера, льготы и ответственность. Важно отметить, что   фиксированной заранее суммы прибыли ни для кого из партнеров не устанавливается. В соответствии с предписаниями ислама регулярное партнерство     подразделяется на несколько категорий. Для банковского дела   наиболее характерно партнерство по контракту (Mushaarakah  Aqeed), где стороны организуют отношения на основе договорных  обязательств, описанных выше. В рамках этого типа в свою  очередь существуют два вида - партнерство на равенстве (Mushaarakah Mufawadah) и партнерство на коммерции (Mushaarakah Ainan).

    При партнерстве на равенстве обе стороны пользуются    одинаковыми правами и привилегиями и несут одинаковую    ответственность в отношении прибылей и убытков, нвестиций,    прав собственности, посреднических услуг и поручительства.                   Здесь на первый план выступает взаимность. Стороны должны                 консультироваться и согласовывать все деловые операции. Если   участвуют более двух партнеров, сохраняются те же условия  равенства. Партнеры могут непосредственно участвовать в работе  либо использовать наемную рабочую силу. Партнерство на коммерции не предполагает равенства. Здесь стороны выполняют конкретные деловые задачи. Они могут инвестировать различные суммы, а прибыли и убытки   распределяются пропорционально инвестициям. В большинстве  случаев стороны ведут дела раздельно, но объединяются для  проведения конкретной ограниченной во времени торговой или  коммерческой операции (например, с партией зерна, одежды и  т.п.) и становятся партнерами. В результате они действуют как  взаимные агенты, но не как поручители.

Пример. Партнерство на равенстве

Банк и инвестор вкладывают в бизнес равные капиталы. При наступлении срока расчетов согласно графику прибыль составила  30 тыс. долл. Банк получает 15 тыс. долл., инвестор - 15 тыс. долл.

Mushaarakah (регулярное партнерство) напоминает по форме  обычное партнерство с участием в прибылях, распространенное на  Западе. В обоих случаях стороны могут создавать такое  партнерство по собственному выбору и согласовывать долевое  участие в прибылях или убытках с помощью контракта.   Фундаментальное различие состоит в отсутствии процентных  отношений в исламском типе партнерства.

Zakah (обязательная благотворительность)

   Мусульмане обязаны 2,5% стоимости своей собственности  направлять на благотворительность. Власти организуют Baitul Zakah (дом благотворительности) для сбора и распределения  благотворительных средства, которые используются для помощи  нуждающимся и обеспечения общественных работ, а также проектов  улучшения быта.    В условиях исламского запрета на процент обязательная    благотворительность играет определенную роль в инвестиционном процессе. Этот инструмент противодействует накопительству  богатых. Состоятельные индивиды могут свободно тратить свои деньги вместо того, чтобы сберегать их с целью получения  процента. Использование средств для финансирования  общественных и частных проектов способствует процветанию  бизнеса и торговли, развитию экономики. Уровень обязательной благотворительности в 2,5% - лишь минимум. Лицо или организация может пожертвовать и больше.  Такие дополнительные взносы в благотворительный фонд повышают  его возможности в распределении средств.

      Обязательная благотворительность не имеет ничего общего с  любой формой налогообложения (например, с налогом на предметы  роскоши). Ислам определяет ее как культовую форму. Она подразумевает избавление богатого человека от алчности и скупости и принесение пользы для общества в целом, сокращение неравенства между богатыми и бедными.

Qardul Hasanah (беспроцентная ссуда)

Данный термин буквально переводится как “хорошая ссуда”. Это  означает предоставление лицу или организации беспроцентной  ссуды, возвращаемой в согласованный срок. Если заранее ясно,  что лицо не сможет возвратить ссуду, деньги могут быть  предоставлены в форме обязательной или добровольной благотворительности.  Предприниматели, нуждающиеся в инвестиционных средствах, могут получить ссуду из имеющихся фондов. Они инвестируют заемные  средства в легальный бизнес, так как им не надо беспокоиться о проценте, который нужно отдавать сверх полученных средств. С другой стороны, состоятельный член общества может беспроцентно  ссудить правительство или организацию, которые способны  эффективно использовать эти средства на осуществление  общественных проектов, например строительство дорог, водоочистных сооружений и т.п.

Идея беспроцентной ссуды состоит в обеспечении равноправных  условий для кредитора и заемщика, с тем, чтобы неравенство  между богатыми и бедными могло быть сокращено в долгосрочной  перспективе.

Baitul Maal

(государственное казначейство)

   Ислам выдвигает концепцию государственного казначейства, которое обеспечивает фонды для удовлетворения общественных потребностей. Важнейшим источником поступлений здесь служат  налоги, взимаемые согласно законодательству уполномоченным  ведомством исламского правительства. Средства могут направляться и на удовлетворение индивидуальных потребностей. Так, если задолженность не погашена по той или  иной причине (например, из-за смерти заемщика), погашение  ссуды может быть осуществлено за счет государственного  казначейства. Преимущество такой гарантии в том, что кредитор  не утрачивает стимулы к кредитованию других лиц в будущем.

 Государственное казначейство также обладает правом  предоставлять ссуды в качестве кредитора последней инстанции   при отсутствии других источников. Оно обеспечивает права вдов, сирот, бедных, нуждающихся, больных и инвалидов, удовлетворяя  какую-то часть их потребностей.

Центральный исламский банк

Центральный банк – необходимый элемент исламской банковской  системы. Он функционирует на федеральном уровне и имеет   местные отделения. Все его операции также беспроцентные. Центральный банк действует преимущественно так же, как и  местный исламский банк (ведет текущие, инвестиционные и кредитные счета), но, кроме того, наделен рядом дополнительных функций. Это общий мониторинг и контроль над всеми местными банками, надзор за соблюдением ими правил и норм регулирования, обеспечение их финансовой безопасности,  особенно в случаях невыполнения обязательств по ссудам и при других чрезвычайных обстоятельствах.

Базовая структура исламского банка

  Исламский банк оперирует тремя типами  беспроцентных счетов для клиента – текущими, инвестиционными и кредитными. Все местные банки взаимодействуют с центральным, функционирующим на национальном уровне. Процесс формирования исламских банков в исламских государствах протекает довольно болезненно, медленно, но последовательно. Сегодня в мире насчитывается свыше 55 таких банков. Проблемы,  с которыми они сталкиваются, связаны с местным, региональным и  государственным законодательством, регулированием на государственном уровне, а по мере установления международных  связей и на глобальном.

     В большинстве исламских стран общепринятые типы банков и  финансовых учреждений, ведущих процентные операции, существуют  столетия. Поэтому переход к беспроцентным банкам - нелегкая  задача. Тем не менее, многие из этих стран решительно встали на путь создания исламских банков. Рассмотрим общие рамки  системы, основанной на приведенных выше принципах.

     Текущий счет. Он идентичен чековому и сберегательному, за исключением того, что объединяет их и является беспроцентным. Вкладчик может снять средства со счета в любое время. Банк не  будет взимать комиссионных сборов или инвестировать эти  депозиты в целях поддержания ликвидности. Вкладчик, как правило, использует этот счет для повседневных мелких расчетов.

     Инвестиционный счет. Этот счет также является беспроцентным. Депозиты здесь более крупные и носят долгосрочный характер (на  один год и более). Вкладчик может выбрать один из двух вариантов: счет Mudhaarabah (специального партнерства) или счет Mushaarakah (регулярного партнерства). Депозит может быть  осуществлен в любом размере, на любой счет и в любое время.     Вкладчик должен осознавать последствия для своего вклада в случае прибыли или убытка.

        Инвестиционный счет Mudhaarabah. Вкладчик соглашается с тем,  что по условиям данного счета банк инвестирует деньги в проекты, предприятия или торговые операции, которые могут принести прибыль или причинить убытки. Разумеется, банк заинтересован во вложении средств в прибыльное предприятие, но всегда есть риск. Банк и вкладчик договариваются о графике расчетов по прибылям и убыткам и о долевом участии. Если обе  стороны решают осуществить капиталовложение по типу Mudhaarabah, то в случае убытка они разделят его в зависимости  от объема вложений и в соответствии с согласованными   условиями. Если же вкладчик хочет вложить всю сумму самостоятельно, он несет ответственность по убыткам полностью. Банк в этом случае выступает только как оператор.   Заинтересованность вкладчика здесь заключается в обеспечении большего долевого участия в прибыли.

Счет Mushaarakah. Вкладчик и банк являются инвестиционными  партнерами в соответствии с принципами партнерства на равенстве или партнерства на коммерции. Прибыли и убытки, возникающие в результате реализации проекта, распределяются  между банком и вкладчиком на основе согласованных сроков и  условий. В отличие от счета Mudhaarabah здесь вкладчик не  должен нести 100%-ную ответственность по убыткам, так как банк  и вкладчик выступают равными или пропорциональными партнерами.

Расчеты по прибылям и убыткам производятся по согласованному  графику (ежеквартально, раз в полгода и т.п.). Банк  инвестирует все депозиты типа Mushaarakah в подходящие проекты, предприятия или торговые операции. При большом числе партнеров все они участвуют в прибылях и убытках в  соответствии с согласованными сроками и условиями.

     Различия между счетами Mudhaarabah и Mushaarakah. При счете Mudhaarabah вкладчик получает более значительную долю прибыли  благодаря большему риску, который он берет на себя принимая 100%-ную ответственность по убыткам, если банк действует  только как оператор. С другой стороны, в случае, когда банк и вкладчик осуществляют совместное вложение капитала, они делят большую долю прибыли, поскольку берут на себя больший риск, полностью отвечая по убыткам.

        При счете Mushaarakah действует тенденция уменьшения доли прибыли, приходящейся на каждого инвестора, так как все участники являются фактическими партнерами по бизнесу и несут равный риск убытков. Вместе с тем для каждого из них меньше  оказывается и величина убытков, поскольку они распределяются среди большего количества участников. Общая черта этих счетов  состоит в их беспроцентном характере.

       Кредитный счет. В рамках исламского банка он имеет уникальные особенности. Его назначение – предоставление средств нуждающимся на краткосрочной или долгосрочной основе. Каждый исламский банк должен иметь кредитные счета, на которые состоятельные мусульмане могут вкладывать краткосрочные (до  одного года) или долгосрочные депозиты. С помощью такого счета  вкладчик оказывает исключительно общественную услугу на основе Qardul Hasanah (беспроцентной ссуды). Вкладчику гарантируется  полное рефинансирование его депозита в соответствии с определенными сроками и условиями. В конце срока ссуды он,  однако, не получает ничего сверх первоначальной суммы.

В чем же заключается выгода вкладчика? Поскольку с помощью этого акта благотворительности удовлетворяются потребности нуждающихся, то можно предположить, что последние когда-нибудь достигнут экономической самостоятельности и внесут свой вклад в повышение продуктивности сообщества. В конечном счете, это   будет способствовать увеличению богатства вкладчика в условиях процветающей экономики и, что также важно, принесет ему чувство удовлетворения.

БАНК БЕСПРОЦЕНТНЫХ ДЕПОЗИТОВ можно рассматривать как косвенную оплату  НАЛОГА ГОСУДАРСТВУ.

Банк будет поддерживать ликвидность краткосрочного кредитного счета, с тем, чтобы нуждающиеся могли пользоваться им в форме беспроцентных ссуд, а вкладчик мог при необходимости снять часть или все свои деньги. В то же время банк будет инвестировать долгосрочные депозиты в форме специального  партнерства. Таким образом, при возникновении убытков их  полностью несет банк, но не вкладчик. При получении прибыли банк может использовать ее в качестве капитала для целесообразного вложения. Естественно, что вкладчику не полагается никакой прибыли. В соответствии с условиями кредитного счета по завершении срока вкладчик получает то, что вложил.

Подчеркнем, что переход к исламскому банковскому делу представляет сложную задачу и потребует длительного времени. Тем не менее банки в мусульманских странах могут постепенно двигаться в этом направлении. Институты, функционирующие на этих принципах, в том числе исламские банки, занимают все более значимые позиции в мировой экономике. В частности, совокупные активы исламских банков превышают 160 млрд. долл. и ежегодно возрастают на 10-15%.

Отметим также интересный экономический опыт Японии, второй экономики мира. Банковская прибыль в Японии в 1960-е гг. была не выше 0,5%: это в пределах величины погрешностей макроэкономических расчётов. А в 1995 г. при возникновении валютно-финансовых трудностей не прибыль, а ставка ссудного процента была понижена до 0,5%. Секрет японского чуда состоит, прежде всего, в том, что японские банки всегда работали в режиме инвестиционных фондов, а не ростовщических контор. Образуя сбалансированный тандем с научно-производственным комплексом, они обеспечивают успешное развитие Японии при полном отсутствии источников сырья и иных ресурсов. Их доходы формируются как часть доходов производящих корпораций, ссудный же процент составлял десятые доли процента в год, а в настоящее время строго равен нулю. Это говорит о том, что ставку процента можно было уронить законодательно до нуля, безо всякого вреда, а только с пользой для экономики страны.

Мы видим жизнеспособные различные альтернативы  существующим принципам ростовщической, процентной экономики,   господствующей в современном мире. Их знание представляется общественно необходимым. Люди должны осознать, что процентная экономика не отвечает нормам прогресса.

Как говорил сатирик: « Считать ли это прогрессом, если людоед научился пользоваться ножом и вилкой?» ( Ежи Лец).

© ПАСЫНКОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ. «ФЕНОМЕН РОСТОВЩИЧЕСТВА», ПУБЛИКУЕТСЯ НА ПРАВАХ РУКОПИСИ, 2005

http://www.usurydata.narod.ru/rateanthropology.htm

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материальное оружие -Экономическое

Список видео

Последние комментарии

Сейчас на сайте:
  • 1 гость
  • 1 робот
  • [Bot]
Всего пользователей: 0