Англосаксы

anglo-saksy-flag

Кто управляет «англо-саксами»?

Многие «аналитики», справедливо обвиняющие Великобританию и США в параноидальном стремлении захватить власть на планете, категорически не хотят замечать истинных руководителей этих двух паразитических государств – сионистов...

Мы, в отличие от леонтьевых, панариных, стариковых и прочих «аналитиков», считаем необходимым называть вещи своими именами, даже если эти имена и не милы нашему слуху. Великобритания и США уже давно стали орудием в руках сионистской финансовой мафии, используемым для захвата мирового господства.

Первая частная «денежная печатная машинка» – Банк Англии – была создана в 1694 году, после чего Англия приступила к активному захвату колоний и паразитированию на других странах. Через пару сотен лет, в 1913 году, на другом конце Атлантического океана, в США, был открыт филиал той же самой частной «денежной печатной машинки» – Федеральная Резервная Система, – после чего США, так же как и Великобритания, превратились в государство-паразита.

После 1913 года у сионистов появилась «вторая нога» в виде США, и они широкой поступью зашагали к мировому господству. В двадцатом веке сионистская финансовая мафия, используя США и Великобританию, устроила две мировые войны и множество «оранжевых» революций с целью захвата власти, бизнеса, финансовой системы и СМИ в других странах.

В процессе своего победоносного шествия, к двум «ногам» добавился ещё один «отросток» в виде Израиля, который практически ничего из себя не представляет, но зато всем обещает, в случае чего, «громко хлопнуть дверью».

В настоящее время почти все центральные банки государств являются зависимыми «филиалами» ФРС. Не является исключением и Центральный Банк РФ. В последнее время паразитическая система начала «загибаться», и сионистские «печатные машинки» сильнозахромали, причём, на обе «ноги»…

kto-upravljaet-anglosaksamiСША – это «еврейская страна», потому что нравственные, культурные и политические стереотипы и стандарты американского общества формируются еврейской властью и общиной. Об этом дотошно и тщательно оперируя цифрами, фактами, именами, почерпнутыми как в официальных документах, так и в специальных еврейских источниках, пишет в своей книге «Еврейский вопрос глазами американца» доктор Дейвид Дюк.

Д. Дюк выстраивает перед нами картину захвата евреями всех ключевых позиций в прессе и телевидении, банковском, издательском и книготорговом деле, кино и шоу-бизнесе, внутренней и внешней политике, органах национальной безопасности и обороны Соединённых Штатов Америки. Неизгладимое впечатление оставляют бесстрастно-точные списки лиц еврейской национальности, занимающих высшие посты в государстве, в дипломатическом корпусе, в мире масс-медийного бизнеса, в сфере финансов.

Вот список лишь некоторых евреев, занимавших ключевые посты в администрации экс-президента США Б. Клинтона – тоже еврея.

Обзор ключевых позиций, занимаемых евреями в правительстве США

Госсекретарь – Мадлен Олбрайт; Министр Финансов – Роберт Рубин; Министр Обороны – Уильям Коен; Начальник ЦРУ – Джордж Тенет; Глава Национального Совета Безопасности – Семюель Бергер; Министр Сельского Хозяйства – Дан Гликман; Глава Федеральной Резервной Системы – Аллан Гринспан; Министр Здравоохранения – Санди Кристоф; Президент «Голоса Америки» – Эвелин Либерман; Зам. Министра по делам Европы – Шарлей Баршевский; Глава Национального Экономического Совета – Джин Стерлинг; Глава Национального Ведомства по вопросам здравоохранения – Ира Магазинер; Зам. Госсекретаря – Питер Торнофф; Помощник Госсекретаря по вопросам Конгресса – Венди Шерман; Член Экономического Совета – Алие Ривлин; Член Экономического Совета – Джаннет Елен; Советник Президента – Рам Эммануэль; Советник при Президенте – Дуг Сосник; Председатель Национального Совета Безопасности – Джим Стейнберг; Директор СНБ по написанию текстов выступлений – Антони Блинкен; Глава Отделе по борьбе с наркотиками – Роберт Вейнер; Специалист по связи с еврейской общиной – Джей Футлик; Глава Отдела Кадров при Президенте – Роберт Наш; Генеральный Прокурор при Президенте – Джейн Шербурн; Эксперт СБ по азиатскому региону – Марк Пени; Специальный Советник при Президенте – Джеф Эллер; Советник по вопросам национального Здравоохранения – Том Эпштайн; Член Националиста СБ – Юдиф Федер; Зам. Министра по проблемам Ветеранов – Ричард Фейнберг; Представитель Главы Администрации по продуктам питания и медикаментам – Хершел Гобер; Член совета Белого Дома – Стиф Кесслер; Зам. Министра Образования – Рон Кляйн; Директор по пресс-конференциям – Маргарет Гамбург; Директор Национального Департамента по вопросам политики – Карен Алдер; Член Национального Совета Безопасности – Сэмуэль Левис; Глава Корпуса Миротворческих Сил – Дан Шифтер; Заместитель Начальника Штаба – Эли Сегал; Заместитель Директора по промышленности и бюджету – Джек Лью; Заместитель Генерального секретаря – Джеймс П. Рубин; Заместитель Министра по финансам – Дэвид Липтон; Советник при президенте – Лакни П. Бреэр; Представитель в НАТО – Ричард Холбрук; Глава Отдела Социального страхования – Кенеф Аффель; Представитель Совета Белого Дома – Джоэль Кляйн; Специальный Советник при Супруге Президента – Сидни Блюменталь; Глава Администрации по продуктам питания и медикаментам – Девид Кесслер; Зам: Министра Юстиции – СэфУоксман; Специальный представитель по Ближнему Востоку – Денис Росс; Главный Адвокат при ФБР – Ховард Шагшра; Специальный Советник Белого Дома – Ланни Дэвис; Секретарь по менеджменту и бюджету – Салли Катцен; Глава ФБР по вопросам равноправия – Кэтлин Кох; Заместитель Начальника Комитета Штаба – Джон Подеста; Вице-председатель Федеральной Резервной Системы – Алан Блиндер; Главный Советник экономического Совета – Джейн Елен.

Посол – чей он?

Мексика – Джеффри Давидов; Канада – Гордон Гриффин, дипломат Мишель Г. Козак.

Франция – Феликс Рогатин; Бельгия – Джон К. Корнблум; Германия – Алан Дж. Блинкин; Дания – Эдварт Р. Елсон; Норвегия – Девид Б. Хермилжн; Швеция – Томас Л. Зиберт; Швейцария – Мадлин Кунин; Польша – Даниель Фрид; Венгрия – Дональд М. Блинкен; Румыния – Альфред X. Мозес; Беларусь – Кеннет С. Яловиц.

Турция – Марк Гроссман; Египет – Даниель К. Курцнер; Израиль – Мартин Индык; Индия – Франк Виснер; Новая Зеландия – Джозе X. Биман; Марокко – Марк Гинзберг; ЮАР – Джеймс А. Джозеф; Сингапур – Тимоти А. Кобра; Бразилия – Мельвия Левицки.

С начала 20-го века Великобритания была центром сионистского движения. 2 ноября 1917 года Лайонелю Уолтеру Ротшильду была направлена декларация Бальфура, которая гласила: «Правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит все усилия к облегчению достижения этой цели».

Во властных кругах, финансовой сфере и СМИ Великобритании, так же как и в США, очень много евреев, которые поддерживают своих братьев по крови. Среди них глава МИД Великобритании Дэвид Милибэнд, генеральный директор медиа-компании Amstrad Алан Шугер, казначей лейбористской партии лорд Майкл Леви, известный продюсер Марк Ронсон и другие сионисты, сотню фамилий которых опубликовал один из исламских сайтов.

А на днях Иран направил официальный протест в Международный олимпийский комитет (МОК), разглядев в эмблеме Олимпийских игр 2012 г., которые пройдут в Лондоне, расистскую символику. В документе, представленном иранской стороной, утверждается, что цифры 2012 на логотипе Олимпиады-2012 похожи на слово ZION – то есть Сион (см. фото). Есть у сионистов такая привычка – оставлять свои метки везде, куда дотягиваются их руки...

В июне 1967 г. американский разведывательный корабль «Либерти», патрулировавший израильские воды в районе сектора Газа, подвергся нападению израильскими самолётами и был торпедирован подводными лодками. Целью было убить всех...

Мы уже публиковали материал о том, что США и Великобританией управляют сионисты, проникшие во все структуры политической, экономической и информационной власти этих стран. Приведённый ниже фрагмент из книги Дэвида Дюка «Еврейский вопрос глазами американца» убедительно показывает, что США находятся под полным контролем сионистов, которые, если потребуется, могут цинично и хладнокровно убивать американцев, а «американский президент» и «свободные американские СМИ» будут безропотно смотреть на это. Большей степени порабощения трудно себе представить… 

Предательство свободы

Автор – Дэвид Дюк

Я не перестаю удивляться еврейскому народу и его истории. Я не хранил молчание, когда узнавал что-то новое по еврейскому вопросу. Я обсуждал прочитанное с моей семьёй, друзьями, учителями. В связи с тем, что я указывал на еврейское лицемерие, меня обвиняли в ненависти, нетолерантности, расизме, религиозном фанатизме и антисемитизме.

Мне стало ясно, что, несмотря на то, что средства массовой информации представляют еврейский народ, как наиболее святой и богоугодный, еврейская инфраструктура породила крайнюю форму этнического превосходства. Их супрематизм (превосходство, доминирование), вкупе с интенсивной ненавистью в отношении других народов, вынашивался со времён пленения евреев в Египте до пост-холокоста современности. Этот шовинизм бесконечно находит своё воплощение в интолерантности и угнетении. Всякий, кто осмеливается указать на еврейское лицемерие, расизм, ненависть, клеймится «лигой компрометации личности», как ненавистник.

Всякий раз, когда бы я ни обращал внимание на еврейский расизм, присутствующий в еврейских манускриптах или заявлениях современных еврейских лидеров, мои учителя сначала были ошарашены, но затем начинали уверять меня, что подобные настроения в основном были присущи далёкому прошлому и лишь в незначительной части характерны для настоящего. Они говорили мне, что евреи нового времени не придерживаются этноцентрического пути их предков. Однако изучение Израиля помогло мне осознать, что еврейский супрематизм очень актуален. Одним из фактов, который действительно объяснил мне реальное положение вещей, явился военный инцидент Израиля против Америки. Вероломный инцидент, который выявил всё раболепие, угодничество и продажность американской прессы и правительства.

08.06.1967 американский разведывательный корабль «Либерти», патрулировавший израильские воды в районе сектора Газа, подвергся бомбардировке реактивным воздушным флотом и был торпедирован подводными лодками. Я вспоминал, как услышал об этом по радио во время летних работ в моём старом загородном доме в Нью-Орлеане. Атака имела место во время арабо-израильской войны 1967 года, войны в которой Америка поддерживала Израиль. Первые отчёты в новостях не называли атакующих, и я решил, что это были египтяне, что это была жестокая и глупая атака в отместку за массированную поддержку, которую оказывали США Израилю. Отдельные официальные лица же начали призывать к немедленному возмездию в отношении Египта.

Несмотря на мои растущие знания зловещей природы сионизма, мой глубоко укоренившийся патриотизм затмил всё. Я был очень зол на Египет. Позднее стали просачиваться сообщения о том, что никто иной, как Израиль, атаковал американское судно, в результате чего 171 американец был ранен и 31 погиб.

Официальное объяснение Израиля состояло в том, что «Либерти» был атакован по ошибке. В течение следующих недель появилось много свидетельств тому, что атака была умышленной. Но к тому времени история американского «Либерти» и 111 жертвы уже сошла с первых страниц газет. Экипажу было приказано не разглашать информацию об атаке. Когда, спустя годы, молчание было нарушено лейтенантом Джеймсом Еннесом (офицер с «Либерти»), были представлены убедительные доказательства хладнокровной атаки израильтянами американского корабля.

Американский «Либерти», легко вооружённый, разведывательный корабль, чья задача состояла в перехвате радиосообщений, находился в нейтральных водах недалеко от египетского города Эль-Ариш, который был только что завоёван израильскими войсками. Израильтяне знали, что «Либерти» прослушивает их трансмиссии, и боялись, что США может узнать о приготовлениях к нападению на Сирию на следующий день.

В ясное ветреное утро 8-го июня израильские реактивные самолёты окружили «Либерти», подлетая так близко, что экипаж корабля махал пилотам и даже мог видеть их лица. На «Либерти» было чётко написано название корабля, указана его принадлежность США, и по ветру развевался большой американский флаг. Без предупреждения, в 2 часа дня, безымянные израильские реактивные самолёты атаковали «Либерти» ракетами, артиллерийскими снарядами и напалмовыми бомбами. Их первой целью была радиорубка, которая была уничтожена вместе с антеннами. Пилоты повторяли свои атаки пока не использовали весь запас бомб и оружия. В этот момент команда «Либерти» заменила первый американский флаг, который был сбит, на огромный 7-13 футовый флаг.

Естественно, израильтяне знали, что корабль был американским, так как они перехватывали и пытались заглушить сигналы «Либерти» о помощи. Кажется невероятным, но корабельные радисты сумели установить новую антенну и прорваться через заглушающий сигнал, прося о помощи средиземноморский шестой флот. Транспортные суда «Соротога» и «Америка» послали сообщения, что подмога в пути, и отправили самолёты на защиту «Либерти».

Осаждённый и истекающий кровью экипаж напрасно ждал обещанной помощи в то время, как израильские торпедные лодки атаковали корабль, пытаясь его потопить, и уничтожить остатки экипажа, которые сражались с огнём на палубе и помогали раненым.

Израильтяне обстреливали «Либерти» продольным огнём, 20 и 40 мм снарядами, поражали корабль торпедами по ватерлинии, убив более 22 матросов, которые находились под палубой. Торпедные катера подошли настолько близко, что снайперы расстреливали людей, помогающих раненым на палубе.

Несмотря на 821 дыру по размеру больше кулака, взрывы напалмовых бомб на палубе, огромный урон, нанесённый торпедами, «Либерти» остался на плаву (отнюдь не благодаря поддержке США, которая так и не пришла; самолёты были отозваны приказом президента Линдона Джонсона перед тем, как они смогли перехватить атакующих).

Очевидно, что Израиль собирался потопить «Либерти» и убить всех, кто находился на борту. В нарушение международных законов, Израиль торпедировал и расстреливал из пулемёта даже спасательные лодки. Они предполагали вывести из строя радиорубку корабля и заглушить его радиосигналы, чтобы никто не смог узнать атакующих, а затем послать американский корабль вместе с экипажем на дно, чтобы никто не смог опровергнуть естественное предположение о том, что это сделали египтяне.

Сионисты знали, что, выведя из строя «Либерти», они будут иметь большую свободу действий в Сирии, и что негодование по поводу атаки египтянами американского судна предоставит Израилю ещё большую поддержку во всех его самых радикальных действиях. Только мужество и предприимчивость экипажа «Либерти» предотвратили дальнейшую фальсификацию.

Приказав отозвать американские реактивные самолёты, посланные на помощь «Либерти», Джонсон совершил одно из крупнейших предательств в американской истории. Он заботился больше о сохранении отношений между Израилем и Америкой, чем о защите жизней американских граждан. Выжившие на «Либерти» однозначно заявили, что если бы самолёты не были отозваны, торпедная атака могла бы быть остановлена, что спасло бы жизни многих американцев.

Капитан Вильям Мак-Гонайль, один из командных офицеров «Либерти», будучи тяжело раненым, проявил исключительный героизм, который, в конце концов, принёс ему медаль Почёта конгресса. Как правило, президент награждает высшими знаками отличия на церемонии в Белом Доме, детально рассказывая о подвиге.

Президент Джонсон уточнил у израильтян, не имеют ли они возражений против присуждения капитану медали, и затем решил не принимать участие в церемонии и даже не проводить её в Белом Доме. Капитану была вручена медаль в вашингтонском военном дворе, и ничего не было упомянуто ни о сути подвига, ни об израильской атаке. «Вашингтон пост» ни одним словом не упомянула о подвиге капитана Мак-Гонайля. Американское ведомство провело поверхностный суд по данному инциденту (который длился всего четыре дня) и даже не призвало Израиль в качестве ответчика. Для сравнения, атака на американский «Старк» расследовалась в течении 9 месяцев.

Лейтенант Джеймс Еннес, один из офицеров «Либерти», написал книгу под названием «Убийство “Либерти”», опубликованную в 1979 году. [426] Она предоставляет неопровержимые доказательства того, что атака была спланированной и преднамеренной попыткой уничтожения американского корабля и убийства всего экипажа. Американский посол в Ливане также заявил, что, в то время, как он исполнял свою миссию на Среднем Востоке, он слышал перехваченные американцами израильские сообщения из которых было ясно, что израильтяне знали, что атакуемый корабль принадлежит США.

Многие выдающиеся лидеры американской армии мужественно выступили свидетелями по выявлению реального инцидента на «Либерти», и глава военного штаба заявил, что существуют неопровержимые доказательства спланированности данной атаки. Адмирал Томас Мурер и все выжившие из команды «Либерти» убеждены, что атака была преднамеренной.

Возможно, можно было бы понять такой предательский акт со стороны врагов, но не со стороны союзников. Тот факт, что Израиль атаковал силы страны, которая поддержала его более, чем какая-либо другая – в деньгах, дипломатии, и в военных силах (включая оружие, которое было использовано против наших людей) является наиболее вопиющим актом военного предательства в истории нации. Я спрашивал себя, как мог Израиль быть настолько бесстрашным, чтобы атаковать американское судно? Очевидно, они знали, что не существует практически никакого риска в операции против «Либерти». Если атака будет удачной, и корабль будет полностью уничтожен, Израиль получит всё, что он хотел.

Если бы миссия провалилась, и они не смогли бы потопить «Либерти» и списать это на египтян, они бы представили это, как ошибку. Они также знали, что их влияние в прессе и правительстве поможет им скрыть правду. После того, как они терроризировали и держали в подчинении 1,5 миллиона палестинцев на протяжении половины столетия, «Либерти» был для них просто детской забавой.

Наш благородный союзник Израиль не только атаковал американские силы, но и внедрял своих шпионов в наше правительство на протяжении десятилетий. Одним из примеров является дело Полларда, когда высокопоставленный еврей из американской разведки передал множество сверхсекретных материалов израильскому правительству. Когда Поллард был осуждён, приговорён и посажен в тюрьму, израильское правительство организовало фонд помощи для того, чтобы освободить и наградить его за службу. Со времени дела Полларда, сионисты не нуждаются в мелком шпионаже, так как они имеют представителей в самых высоких кругах разведки США – Президентском Национальном Совете Безопасности.

Когда я, спустя годы, узнал всю правду о предательстве «Либерти», я вспомнил, как был разгневан, когда услышал по радио о том, что египтяне атаковали американское судно. Этот гнев давно прошёл к тому времени, как я прочёл книгу Еннеса. Однако, когда я читаю душераздирающий рассказ Еннеса об умерших и умирающих людях на борту «Либерти», мой гнев поднимается снова, но это уже была глубокая печаль за свою страну.

Будучи молодым и патриотичным американцем, я не мог понять, как мог президент предательски остановить помощь американцам, находящимся под огнём, и как правительство могло покрыть предательское преднамеренное убийство израильтянами американских молодых людей, и даже наградить убийц ещё большими триллионами наших налогов в качестве международной помощи?

В тот момент я понял, что Израиль – это не только палестинская проблема. Это американская проблема. Израиль является американской проблемой не только из-за 50 миллионов долларов, потраченных на него США или из-за сотен биллионов долларов, потраченных из-за увеличения цен на нефть в связи с нашей израильски-ориентированной политикой, или ущерба, нанесённого нашему доброму имени в мире, и даже не из-за предательской атаки «Либерти».

Наша израильская политика является симптомом эскалации израильского влияния в нашем правительстве и прессе, что несёт угрозу самим основам Америки как таковой.

В то время, как сионисты в Израиле изгоняли палестинцев, сионисты в Америке были заняты объединением своих сил во всех западных нациях, так же проводя политику, направленную на ослабление самосознания и самоопределения неевреев. Они даже преследовали цель сделать нас меньшинством в нашей собственной стране, как они поступили с палестинцами в Израиле. Я знал, что тот день недалёк. Тот факт, что атакованный израильтянами корабль назывался «Либерти» («Свобода»), является горьким совпадением, так как я знал, что сионисты добьются успеха в своих далеко идущих целях, они уничтожат и нашу жизнь, и нашу свободу.

Структура и форма современного Израиля доказывает, что еврейский супрематизм не является идеологией прошлого, но представляет собой зловещую реальность настоящего, ярко выраженную в современном Израильском государстве.

Тот факт, что еврейские силовые структуры в Америке и по всему миру горячо поддерживают его, доказывает, что не многое изменилось в борьбе евреев и неевреев за последние 2500 лет. Более того, тот факт, что евреи оказались способны получить поддержку Западом сионизма во всём его великом лицемерии, свидетельствует об их власти над всеми формами массовой информации и нашими правительствами.

Европейская раса, палестинцы, да и люди всего мира не смогут выжить, если эта сила не будет сломлена…

* * *

Фильмы Дэйвида Дюка, переведённые на русский язык, можно посмотреть и свободно скопировать себе наМолвице

 

Англосаксы поделили мир на «своих» и «чужих»

Одной из специфических черт англосаксонского мира являются крайне жесткие процедуры опознавания «свой» — «чужой». Это в России приехавший может достаточно быстро войти в элитные группы и получить высокий статус.

В Англии или США это невозможно категорически: если ты не вырос в соответствующих местах, если твои прадеды не общались с прадедами элиты – шансов у тебя почти нет. Либо же цена за «вход» становится настолько велика, что цель может и потерять свою ценность. И по мере победы англосаксонской группы в холодной войне это разделение не утратило своей жесткости – поскольку, судя по всему, намертво встроено в механизмы построения и функционирования элитных групп.
 
Именно по этой причине меня всегда смешили наши олигархи, которые ищут справедливости в «международных» судах. То есть друг с другом-то они, может, и могут получить какую-никакую справедливость, но и тут это будет определяться одним-единственным фактором – близостью к англосаксонской элите, которая сегодня контролирует мировые финансы и экономику. Некоторые, конечно, начнут тыкать пальцами в евреев, у которых есть свои механизмы влияния, но я бы тут отметил, что это не Рокфеллеры перешли в иудаизм, а Ротшильды стали баронами. Да и не столь уж это принципиально – если угодно, можете считать, что у нас две группировки, «решающие вопросы», но обеим мы абсолютно чужды.
 
Все попытки «встроиться» в мировые элиты, которые выстраивали сначала Андропов, а затем Ельцин с Путиным (первый стихийно, второй – вполне осмысленно) в связи с упомянутым выше обстоятельством, оказались тщетными: никакими деньгами упомянутый барьер не преодолевался. Более того, он только становился более явным и четким. Например, все попытки России прикупить умирающий «Опель», несмотря на все попытки Германии пробить эту сделку, упирались в категорический отказ американской компании GM. Абсолютно не мотивированный с коммерческой точки зрения и тем более яркий. Но решение о том, что «чужие» — в данном случае Россия — не должны получить доступ к (пусть даже относительно) передовым технологиям, пусть даже только в одной и не самой «острой» с точки зрения безопасности отрасли, оказалось сильнее любых денег и любых коммерческих интересов.
 
Напомним, что есть версия о том, что арест Ходорковского произошел не просто так, а после категорического окрика из Вашингтона, взбешенного тем, что «русский олигарх» посмел пойти против принципиального решения США не допустить нефтяной независимости Китая.http://www.pravda.ru/economics/04-06-2003/826683-0/ Человек, который не вырос в США и настолько идет против его интересов,— не просто не «свой», он откровенно «чужой». И убрать его, а тем более чужими руками — это «святое». Так же как и организация затем оголтелой кампании в его защиту – против других «чужих». Разумеется, эта версия носит ярко выраженный конспирологический характер, то есть мало кто ее может подтвердить (и уж совсем никто не может ее опровергнуть), но само ее появление говорит о многом. Впрочем, таких историй можно вспомнить достаточно много.
 
А в последнее время появилось множество версий гипотезы о том, что руководство США, смирившись с тем, что ресурсов на монопольный контроль над миром больше нет, пошло на сговор с руководством Китая, предложив ему на новом этапе восстановить консенсус в стиле США-СССР, который даже получил в прессе название G2. Тем более что таких идеологических противоречий, как с СССР, с Китаем у США вроде нет, поскольку коммунизм в рамках китайской интерпретации значительно менее агрессивен, чем был у раннего СССР, или чем капитализм в руках США.
 
С точки зрения логики, изложенной в первой половине настоящей заметки, такое в принципе невозможно. У СССР/России с США был хотя бы один общий базис – исходно христианское происхождение цивилизации (хотя протестантизм, особенно в «либеральных» одеждах, многими защитниками чистоты христианской веры, как православными, так католиками, воспринимается крайне спорно). А с Китаем что общего? Да просто ничего! И вот что мы видим (читаем сообщение РБК):
 
«С момента ослабления кризиса Китай, в котором растет спрос на энергоресурсы, активно интересуется нефтяными и газовыми компаниями в разных уголках света. Поэтому неудивительно, что китайскую China Petroleum & Chemical, называемую также Sinopec, привлекла распродажа ВР. Нуждающиеся в средствах британцы, однако, отказались продать свои акции азиатскому конкуренту. По словам вице-президента Sinopec Чжан Цзяньхуа, его компания вела переговоры с ВР о продаже части активов, но британский концерн не захотел расстаться с ними».
 
То есть американцам, австралийцам или канадцам продать готовы. А китайцам – ни за что. Потому что одно дело – собирать в Китае готовые изделия, а совсем другое – дать им в руки рабочие технологии и сырьевую независимость. Картина такая же, как была с нами – и так будет впредь.
 
Еще раз повторим, это противоречит всем экономическим принципам. У BP серьезнейшие проблемы (откуда и почему они взялись – вопрос отдельный), стоимость активов в мире, в общем, падает (поскольку непонятно, можно ли будет на них получать прибыль уже через пару лет), любой крупный покупатель тут должен был быть «облизан» с головы до ног. Но нет – отказ, причем быстрый и однозначный. Принципами эти ребята не торгуют.
 
Разумеется, с этим выводом можно подискутировать, тем более что и аргументов вроде бы предъявлено маловато. Спорить не будем – сам формат не дает возможности рассматривать тему подробнее, но это нам и не нужно: данный вывод сделан не только на основании конкретных фактов, но и исходя из общего понимания современного геополитического процесса, с привлечением большого количества других аспектов, системно друг с другом связанных (можно, например, посмотреть вотэтот текст). А значит, чем более униженно мы (и не только мы) будем просить их о дружбе, тем больше нам придется заплатить просто так, поскольку дружбы у нас быть не может. Никогда. А уважают они только сильных. Чем сильнее, тем больше уважают.

http://fintimes.km.ru/obzory/aktsii/12251

Англосаксы

Ни одно государство не сможет вести отвечающую его интересам внешнюю политику, если не будет постоянно учитывать действие англосаксонского фактора - глобалистской политики США и Великобритании. Объектом глобализма является вся планета, при этом роль генератора идей в англо-американском тандеме играет Лондон. Помимо планетарного охвата политику англосаксов характеризует разработка долговременных многоходовых комбинаций во исполнение замысла полного переустройства мира.

Возьмем пример покорения англосаксами Ирака. Сегодня с точки зрения Лондона и Вашингтона эта задача решена. В Ираке создана стратегическая опора глобалистской экспансии. Иракские нефтяные поля находятся под иностранным (западным) контролем, в Багдаде сидит марионеточное правительство, а застарелые противоречия между тремя основными общинами страны - шиитской, суннитской и курдской - позволяют бесконечно долго осуществлять политику "разделяй и властвуй" в интересах англосаксонского тандема.

Иракский проект является ответвлением более обширного замысла по "освоению" англосаксами Средней Азии, где в своё их крепко потеснила политика сталинского СССР.

После Второй мировой войны англосаксы осознали опасность использования Москвой всемирного ислама для создания "прокладок безопасности" в своем южном подбрюшье. Советская дипломатия умела работать с мусульманами и на ту пору также осуществляла долгосрочные замыслы. Требовалось поставить заслон советскому влиянию на этом направлении. Светский режим шаха Реза Пехлеви здесь не годился, поскольку мусульманский мир справедливо видел в шахе ставленника США. Нужен был новый, оригинальный и свежий ход. Этим ходом стало решение сменить шаха на "троянского коня" англосаксов в виде ортодоксального Хомейни, который должен был развернуть мусульман против СССР и поставить барьер на пути распространения советского влияния. Однако аятолла Хомейни, чьи контакты с западными спецслужбами во время эмиграции были обычным делом, в решительный момент эти спецслужбы переиграл и пошел своим путем. Кстати, случай в истории совсем не исключительный. В результате длительная и кропотливая работа англосаксов по подготовке шиитской революции и внедрению своего "троянского коня" в мир ислама пошла прахом. Хомейни повел свою игру и сразу после прихода к власти резко развернулся против США. Он оказался правоверным мусульманином, использовав "неверных" в своих целях.

Такого поражения англосаксонская дипломатия не знала давно. В Лондоне и Вашингтоне начали разрабатывать план создания новой геостратегической опоры в регионе. Объектом разработки оказалась крупнейшая после Ирана страна в этой части мира - Ирак. Сначала Саддама Хусейна стравили с Ираном в надежде дестабилизировать ситуацию в этой стране и сменить Хомейни на своего ставленника. Однако после безрезультатного завершения кровавой войны 1980-1989 гг. средства достижения цели поменялись. Собственным ставленником было решено обзавестись в Ираке. С его помощью планировалось захватить богатейшие недра этой страны, насадить режим, безопасный для Израиля, и начать проводить из Багдада политику в интересах англосаксонских держав. Саддам Хусейн в силу многих причин на такую роль не годился, и решение о его замене вместе со всем его режимом созрело вполне естественно. Достигнутое во время войны с Ираном сближение с иракским диктатором позволило англосаксам провести с ним тонкую и коварную игру, подтолкнув его к захвату Кувейта. Саддам Хусейн оказался не так проницателен, как Хомейни, и поддался на провокацию. Он захватил беззащитный Кувейт и этим открыл путь для порабощения своей страны. Началась первая фаза военной операции "возмущенного Запада" под названием "Буря в пустыне". Это была удачная военная операция. Армия Ирака была наголову разбита. Однако войска Западной коалиции остановились на подступах к Багдаду. Тогда разгромить Багдад и ликвидировать Хусейна англосаксы не решились, опасаясь острой реакции в мире суннитского ислама. Кроме того, шел февраль 1991 года, и надо было учитывать положение дел в СССР, который также готовили к развалу. В 1991 году с обширной зоной нестабильности, включая отпадавшие от Советского Союза республики Центральной Азии, англосаксы могли и не справиться. Было решено на время оставить Ирак в покое и сосредоточиться на доведении до коллапса Советского Союза. Покорение Ирака было продолжено лишь 12 лет спустя, когда в «новой России» закрепился прозападный правящий класс.

Вторая часть операции была проведена под фальшивым предлогом наличия у Ирака оружия массового уничтожения. Она заняла целых 7 лет и вот, в 2011 году, наконец, завершается. Период с 1991 по 2011 год охватывает ровно 20 лет. Что удалось сделать за это время? Главное - англосаксы взяли под контроль соседей Ирана на западе и на востоке - Ирак и Афганистан. На языке военных это называется захватом стратегического преимущества. Со временем Иран окажется в недружественном окружении по всему периметру своих границ.

* * *

Какую бы "горячую" точку мира мы ни взяли, везде при внимательном изучении мы найдём элементы политики, напоминающие политику в отношении Ирака. Не исключение здесь и страны бывшего СССР, причём политика эта имеет свою методологическую базу. Методология англосаксонской политики отрабатывалась в тиши кабинетов, оттачивалась в видимых и невидимых боях за интересы Его (Ее) Величества и стоящих за троном английских банкиров в период создания, расцвета и распада Британской империи, затем - в процессе продвижения интересов двух флагов, британского и американского, объединённых общим глобалистским проектом. Признаки этой методологии политики сегодня хорошо узнаваемы. Чтобы обнаружить их наличие в той или иной стране, достаточно задать себе следующие вопросы:

1. Имеются ли в данной стране интересы англосаксов и в чем они состоят?

2. Чьими руками англосаксы предполагают достичь своей цели?

3. Будет ли при этом уважаться международный правопорядок?

4. Будет ли уважаться суверенитет других государств?

5. Учитываются ли при этом интересы других наций?

6. Готовы ли англосаксы учитывать гуманитарные аспекты планируемых операций?

7. Какая конструкция возникнет в случае успеха англосаксов в данной точке мира?

Еще с XVI века англосаксы в острых схватках за первенство в Европе, а затем и в мире обучились искусству подлой политики. Шаг за шагом они сделались корифеями в этом искусстве. За британским троном всегда стоял и стоит Банк Англии - беспощадный борец за собственные интересы всюду, куда дотягивается его рука. Тип английского банкира, имеющего в подавляющем большинстве случаев еврейское происхождение, близок к типу людей, названных Спасителем "жестоковыйными". Все революции нового и новейшего времени, начиная с Английской революции XVII века, Французской революции XVIII века и кончая "цветными революциями" в странах бывшего СССР, были запущены людьми этой породы. И во всех этих революциях преследовалась одна и та же цель - устранение препятствий (королей, царей, императоров, президентов) для бесконтрольного грабежа "освобожденных" народов финансовым спрутом под названием "международный банковский капитал", контролируемый сегодня Федеральной резервной системой США и Банком Англии. Этот спрут сравним с глобальным насосом, откачивающим национальные богатства других народов ради процветания элиты стран "золотого миллиарда".

Все революции, войны и интервенции устраиваются англосаксами для того, чтобы спрут мог действовать беспрепятственно. Народы бывшего Советского Союза на собственной шкуре ощущают сегодня результаты этой работы.

Существует придуманная самими англичанами поговорка: "У Великобритании нет постоянных союзников, у нее есть постоянные интересы". Это преувеличение, приукрашенная действительность. На самом деле поговорка должна звучать так: "Главный принцип Великобритании - отсутствие всяких принципов". Это должен помнить всякий политик, вступающий в контакт с англосаксами, которые уже ведут проекты, грозящие большой бедой человечеству. Рассмотрим два главных проекта.

Борьба с международным терроризмом

Само понятие «международный терроризм» ввели в оборот после провокации 11 сентября 2001 года, когда несколько тысяч человек погибли в разрушенных зданиях Международного Торгового Центра в Нью-Йорке. По мгновенно выдвинутой версии властей США, это сделали террористы под руководством Бен Ладена, засевшего в Афганистане, на который тут же обрушился карающий меч американского возмездия. Существовавший до этого в маргинальной среде (как правило, на деньги спецслужб) терроризм внезапно приобрел «глобальное» измерение. Навязывая новую повестку дня всему миру, США стали активно втягивать в борьбу за свои интересы другие правительства. Поддалась на это довольно примитивную «активку» и Москва. В мире была раскручена гигантская карусель борьбы с «международным терроризмом», очень напоминающая бой боксера с тенью. Вооруженные отряды талибов в Афганистане чётко проходят теперь по статье "террористы", хотя, пока они воевали против Советской армии и состояли на иждивении англосаксов, их именовали «национально-освободительным движением». Сами талибы были произведены на свет теми же англосаксами при участии пакистанской разведки для борьбы против СССР, но теперь они обрели собственную жизнь. Если бы не включение талибов в глобальный англосаксонский проект, талибам уделялось бы не больше внимания, чем каким-нибудь «тиграм освобождения Тамилнада».

Чего хотят добиться англосаксы проектом «международный терроризм», осуществляемым уже почти 10 лет? Создания качественно новой ситуации в мире, когда то или иное государство можно не просто причислить к "оси зла", но и без особого труда провести против него военную операцию. Первой жертвой этого проекта стал Афганистан. Второй - Ирак. Третий на очереди – Иран, также записанный во враги за недоказанные попытки создания ядерного оружия, представляющего «прямую угрозу человечеству». Никакие доводы разума здесь не помогут - Иран должен стать объектом возмездия как рассадник «международного терроризма».

Сам по себе инструмент под названием "противодействие международному терроризму" весьма удобен. Реально возникшие или искусственно созданные поводы в намеченной стране берутся за основу широкой информационной кампании - и мишень готова. Так, например, нестабильные республики постсоветской Центральной Азии одна за одной будут подвергаться обработке этим инструментом и браться под контроль, тем более что борьба кланов и этносов там сопровождается локальными вспышками террора. Цель продвижения англосаксов в Центральную Азию - создать военные структуры на границах с КНР.Когда англосаксы решат, что пришел, например, час Казахстана, они вынудят Астану пойти на сотрудничество в деле "борьбы с международным терроризмом". "Черную метку" в виде расследования тайных банковских счетов в Европе Нурсултан Назарбаев уже получил.

Руководителям постсоветских государств еще предстоит основательно переосмыслить свое отношение к англосаксонскому проекту «глобального терроризма» как противоречащему национальным интересам их стран.

Особо следует сказать о роли РФ в этом проекте. На встречах в верхах от России требуют все новых и новых обязательств по участию в нем, хотя Лондон не выдал ни одного кавказского террориста, нашедшего себе прибежище в британской столице. Даже Ахмеда Закаева, уголовное дело против которого содержит бесспорные доказательства вины этого палача.

Не выдал и никогда не выдаст. Зато бурное размножение террористических сетей в Дагестане и других республиках Кавказа с участием англосаксов и через подставных лиц в террористической среде будет продолжаться. Лондон лелеет идею отрыва Кавказа от России еще со времен Крымской войны XIX века.

Так, спрашивается, зачем нам эти странные игры с англосаксами? Мы боремся против самих себя? Бороться с международным терроризмом можно и нужно только с позиции собственных (а не англосаксонских) национальных интересов.

Борьба с международным наркотрафиком

Не секрет, что англосаксы широко используют наркотики для достижения политических целей. Одним из исторических примеров - "боксерское восстание" в Китае в конце XIX века, когда англичане коррумпировали администрацию прибрежных китайских городов через деньги, полученные от ввоза наркотиков из Индии. Наркотизация некоторых районов Китая достигла такого уровня, что это привело к спонтанному народному восстанию.

Теперь времена изменились, и наркобизнес опутал своими сетями весь мир. Его влияние можно без труда усмотреть в поведении руководителей тех или иных стран. Так, например, президент Афганистана Хамид Карзай повязан наркоденьгами по рукам и ногам, и никто не освободит его от этих пут. Он тотально управляем.

Приближается к этому и ситуация, которая складывается в руководящих структурах стран Центральной Азии. От мощных потоков афганского героина, проходящего по их территориям, отводятся каналы для "орошения" этих структур. США и Англия намеренно увеличивают производство наркотиков в Афганистане, преследуя цель наркотизировать и взять под контроль сопредельные страны. Руководители соседних с Афганистаном стран могли бы ввести жесточайшие меры наказания в борьбе с наркопреступностью, вплоть до отрубания рук и смертной казни, однако не вводят. Налицо прямой интерес. http://dokumentika.org/oruzhie-genotsida/nato-otkazivaiutsya-pomogat-operatsii-odkb-po-perechvatu-narkotikov-iz-afganistana

Никакой серьезной борьбы с наркотиками англосаксы не ведут. Вся борьба ограничивается ударами по сети распространения в США кокаина как средства, убивающего американскую элиту. Да и здесь речь идет не об уничтожении, а об ограничении кокаинового трафика, потому что доход от него получают члены влиятельнейших группировок, одна из которых известна под названием "Комитет 300".

Известно, что наркотизация России осуществляется через афганский героин. Несмотря на все прилагаемые усилия, процесс набирает силу. Официально зарегистрированные полмиллиона наркоманов в 2010 году не отражают реального положения дел. В действительности наркоманов гораздо больше, идёт речь уже о целых городах, ставших добычей героиновых дельцов. Здесь, как и всюду, самым главным препятствием в борьбе с наркотиками становится коррупция. Специфическая наркокоррупция, поразившая и органы правопорядка, и власти. Специалисты утверждают, что такое положение может сложиться только в одном случае - если в коррупционных схемах участвуют представители федерального уровня. Это звучит приговором нашему будущему, потому что при сложившейся тенденции двадцатилетняя молодежь 2020 года будет практически полностью нарокотизирована. Руководителям государства давно пора заняться вопросом - каковы денежные потоки от наркотрафика и на каких высоких людей в Москве они замыкаются?

Надежды российского Национального антитеррористического комитета (НАК) на эффективное сотрудничество с англосаксами в борьбе против афганских наркотиков неоправданны. Взятый НАК курс на уничтожение героиновых лабораторий в Афганистане совместно с "союзниками" является обманкой. Эти лаборатории мобильны и воссоздаются в течение короткого времени. Центр тяжести в решении проблемы должен быть перенесён на ее одоление внутри страны. А проблема такова, что на её решение нельзя жалеть ни денег, ни сил, ни властного, ни информационно-пропагандистского ресурсов. В нашем доме пожар, который надо срочно тушить. Пожар, занесенный англосаксами.

* * *

Мировой финансовый кризис приближает конец эйфории "демократизации и свободного рынка" на постсоветском пространстве. Беды, обострённые кризисом, проясняют сознание. Люди быстрее приходят к пониманию того, что преданный Горбачёвым и Ельциным народ нашей страны попался в мышеловку, сыр в которой померещился ему бесплатным. Сыр исчез, мышеловка осталась. И зреет понимание того, что мышеловка эта была поставлена политикой англосаксонских держав. Появится ли понимание, что дальнейшее «партнёрство» с ними гибельно?

http://www.fondsk.ru/news/2011/01/22/anglosaksy.html

Англосаксы и мир

В оправдание борьбы
     за господство

anglosaksy-i-mir     К началу ХХ века националистические идеи об англосаксонской исключительности окончательно охватили не только обывательскую среду, но и политические и интеллектуальные круги государств и колоний-доминионов, где правящую элиту составляли выходцы с Островов, как в просторечии именовали Великобританию, традиционно дистанцировавшуюся от «континента», т. е. от остальной Европы.
     Объективно к консолидации взаимодействия обоих крупнейших англосаксонских государственных образований - Британской империи и США - подталкивало вынужденное признание британской элитой, задающей тон в окрашенной национализмом и расизмом борьбе за мировое господство, того факта, что Лондону в одиночестве на рубеже веков перестало хватать ресурсов для противостояния крепнущим континентальным европейским великим державам.
     Примечательно, что и интеллектуальная элита Северной Америки, прикрываясь англосаксонским национализмом, стала активно подыгрывать «матери-родине». Известный американский историк и геополитик контр-адмирал Альфред Тэйер Мэхэн (1840—1914) в начале 90-х годов XIX века откровенно писал о том, что «нам (США и Великобритании) пора начинать работать вместе на общее дело и, если потребуется, против остального мира. Это является нашей высшей государственной задачей, причем как для упрочения политических традиций, так и во имя объединяющей нас общей крови». Ему вторил популярный на обоих берегах Атлантики американский историк Джордж Бартон Адамс: «Перед нами единственный путь: мы должны отстаивать наши общие идеи и институты во имя общей расы».
     Все влиятельные политические деятели и ученые того времени были убеждены в том, что именно нации и расы являются соперниками в борьбе за мировое лидерство. Так, Артур Бальфур, один из тех, кто определял политический курс Лондона на рубеже веков, предвидел близкое будущее, когда весь мир будет поделен между несколькими великими «расовыми государствами»: англосаксонским, славянским, германским, латинским, азиатским, турецко-мухаммедианским (исламским) и южноамериканским.
     Однако более популярным на Западе было мнение о том, что мир, скорее всего, будет поделен между «великими расами» Запада. Например, один из тогдашних американских аналитиков четко выписал главных действующих актеров на международной арене на рубеже XIX—XX веков: «Мир теперь с практической точки зрения принадлежит или контролируется пятью государствами-нациями: Британской империей, США, Россией, Германией и Францией... Малые так называемые суверенные государства выступают лишь в роли сателлитов, вращающихся вокруг больших политических планет».
     Социальные дарвинисты из лагеря англосаксов провели анализ «рас-соперниц» с целью вскрыть их сильные и слабые стороны для последующего использования при выработке стратегии борьбы за мировое лидерство. Результаты данного анализа, подчеркивает социолог Стюарт Анерсон, произвели глубокое впечатление в англосаксонском мире, и не только.
     

По отношению
     к другим народам


     В общей своей массе представители латинской расы характеризовались как в высшей степени эмоциональные, несдержанные, необязательные и недисциплинированные люди. Их отличительными чертами также якобы являются легковерность и суеверие, склонность путать реальность с фантастикой. С точки зрения геополитики британская и американская элиты расценивали «латинян» как наименее сильную из влиятельных мировых рас.
     Даже неспециалисту бросался в глаза тот факт, что если влияние и территориальные владения Великобритании, США, Германии и России из года в год расширялись, то «латиняне», наоборот, постоянно утрачивали накопленный еще в Средние века потенциал. Так, например, некогда великая держава Португалия полностью потеряла свой статус. Италия уже многие десятилетия демонстрировала неспособность навести порядок в своих африканских колониях. Испания, как и Италия, погрязшая в неубедительных войнах в Африке, также показала свою полную несостоятельность в войне с США, потеряв стратегически важные Пуэрто-Рико, Гуам, Кубу и Филиппины. Да и лидер «латинян» Франция явно теряла свои позиции на международной арене.
     Американский президент
     (1901—1909) Теодор Рузвельт в связи с этим подметил: «Франция неумолимо сползает вниз по пятам Испании». Даже некоторые французские политические деятели были вынуждены признать безусловное превосходство англосаксов перед «латинянами». Так, ведущий французский экономист Эдмунд Демолин в 1897 году опубликовал исследование под многозначащим названием «Англосаксонское превосходство», которое было встречено в штыки во Франции как оскорбляющее национальное достоинство французов, но имело огромный успех в США и Великобритании. В конце концов англосаксонские аналитики сделали заключение о том, что «латиняне» не представляют для них серьезной угрозы.
     С Германией и в целом германской расой дело обстояло несколько иначе. Прежде всего современные германцы рассматривались англосаксами как наследники тевтонов и поэтому якобы обладали схожими, по преимуществу позитивными, «национальными чертами», такими как бережливость, амбициозность, трудолюбие, приспособляемость, лояльность, осторожность. Однако при всем при том англосаксов откровенно настораживало стремление их германских «кузенов» потеснить на мировых рынках британскую торговую буржуазию, для чего якобы Берлин и объявил о начале реализации масштабной кораблестроительной программы.
     Политики в Вашингтоне открыто говорили о том, что США окажутся перед лицом катастрофы, если Германия выиграет борьбу за главенство на морях. Такие оценки имели основания в связи с тем, что растущий экспансионизм США требовал военно-морского обеспечения. Конкретно американцев настораживал тот факт, что Германия все пристальнее начала взирать на сферу безраздельного влияния США - Южную Америку. В связи с этим весьма влиятельный американский государственный деятель Генри Кэбот Лодж в феврале 1900 года открыто заявил о том, что ему известен главный объект германской экспансии - богатая природными ресурсами Бразилия, для чего якобы Берлин попытался низвергнуть Доктрину Монро. Опасения Лоджа разделял и ставший в следующем году президентом США Теодор Рузвельт.
     Столь негативное отношение к германцам со стороны англосаксонской элиты явилось своеобразным парадоксом, ввергнувшим теоретиков «англосаксонской исключительности» в смятение. Единственное, что им оставалось, так это доказывать другим, да и самим себе, что германцы и англосаксы якобы так давно утратили общность, что разговоры об их родстве просто потеряли смысл. Более того, по мнению этих теоретиков, современные германцы настолько пропитались духом абсолютизма, что потеряли «вкус тевтонских свобод». Да к тому же они, якобы смешавшись с «латинянами», все в большей степени перенимают у последних явно отрицательные национальные черты, такие, например, как склонность к коррупции, что делает невозможным считать их представителями суперрасы.
     

Нелестные
     характеристики славян


     В наибольшей степени сторонников концепции «англосаксонской исключительности», причем как теоретиков, так и практиков из среды политической элиты Британской империи и США, беспокоила Россия. С. Анерсон приводит примечательный анализ, аккумулирующий отношение англосаксов к России на рубеже XIX—XX веков. Он пишет:«Трудно выразить словами ужасающее впечатление, которое производил на британцев и американцев русский колосс. Они рассматривали экспансию Российской империи как почти космическое явление, несущее в себе гигантскую стихийную, непреодолимую силу, которая затрагивает всех и каждого, кто становится на ее пути. Будь то государственные деятели или философы, все они сравнивали русскую экспансию с движением ледника, выползшего с Севера и ежегодно увеличивающегося в объеме и набирающего все больший вес». 
     Простого взгляда на карту мира было достаточно, чтобы понять одну весьма важную для англосаксов вещь: на всем протяжении своих границ Российская империя вступала в конфронтацию с империей Британской. Даже несмотря на то что проигранная Крымская война (1853—1856) и «украденная» (по результатам Берлинского конгресса) победа в Русско-турецкой войне (1877—1878) и остановили формально продвижение русских на Юг, в Лондоне и Вашингтоне всерьез опасались, что Санкт-Петербург в один прекрасный день, наплевав на все договоры, всей своей мощью устремится в этом чувствительном для Европы направлении, как он это сделал на обширных азиат-ских пространствах. Это неминуемо столкнет русских с британцами, угрожая позициям Лондона в Средиземноморье, Персидском заливе, а затем в Индии, Бирме, Малайе и Китае. Англосаксонские аналитики полагали, что в этом случае само существование Британской империи будет поставлено под вопрос.
     В 1890 году военное руководство Великобритании пришло к заключению о том, что без надежных союзников им не выдержать натиска русских. По мнению британцев, русские имели ряд серьезных преимуществ: царская военная мощь была слишком велика, Россия обладала иммунитетом от вторжений, имея обширные территории с плохо оборудованными доступами с морей и почти самодостаточную экономику. Если русские «возобновят движение», думали англосаксы, то они быстро переварят захваченные территории и местное население, превратившись в гигантское образование, конфронтирующее с рассеянными и слабыми по отдельности англосаксонскими анклавами.
     Само собой разумеется, что расовые характеристики русских, данные им сторонниками «англосаксонской исключительности», не могли быть лестными. По их мнению, «типичный русский мужик» (а именно крестьяне составляли подавляющее большинство населения империи и, естественно, главную солдатскую массу) обладал такими чертами, как скрытность, индифферентность, недостаток предприимчивости, суеверность, набожность. Один из «специалистов» в расовом вопросе подметил, по его мнению, такой парадокс: «Раса славян, с одной стороны, невежественная, вялая и раболепная, а с другой - характеризуется терпением и мужеством. Славяне имеют склонность к подчинению, приемлют внешнее управление и в то же время обладают большим энтузиазмом и несгибаемой волей». Благодаря совокупности этих черт русские крестьяне, будучи мобилизованными, якобы с легкостью подчиняются командирам и превращаются в «нерассуждающий» мощный кулак военной машины страны. Уж если такие солдаты пришли в движение благодаря своему терпению, стойкости и беспрекословному повиновению, их уже невозможно остановить.
     Под пропаганду негативного отношения Запада к русским подводилась теория относительно того, что, мол, столкновение между англосаксами и славянами является содержанием борьбы идеалов свободы и деспотизма, особенно присущего лидеру славян - России. Более того, негативное отношение англосаксов к русским усугублялось якобы присущей вторым идеологии т. н. расового мессианства, что, памятуя о параллельном мессианстве англосаксов, делало противоборство обеих «рас» неизбежным. Не последнюю роль в нагнетании страстей играл и факт убежденности англосаксов в укоренившейся в русских людях ненависти по отношению к Западу в целом, их глубокая вера в идеалы панславянизма и свое высшее предназначение по «окультуриванию» Азии. В частности, британцы опасались, что мощная православная Россия на волне национализма в конце концов поглотит все славянские государства, даже те, которые в цивилизационном развитии больше склонялись к католическо-протестантскому Западу.
     

Главная угроза — Россия


     Несмотря на постепенно, в течение более двухсот лет наращиваемые Россией успехи как внутри страны, в частности в экономике, так и на международной арене, представители англосаксонской элиты не желали признавать за русскими свидетельства их расовой полноценности, не говоря уже о превосходстве, и продолжали считать их «полуцивилизованными». Американский президент
     (1929—1933) Герберт Гувер открыто заявлял о том, что «русские - это азиаты, которые вообще не являются частью западной цивилизации».
     В Великобритании и США было широко распространено мнение о том, что русская экспансия представляет собой «последнюю волну варваров из Азии». Клерикальный расовый дарвинист американский пастор Джошуа Стронг подчеркивал, что русский, несмотря на внешний европейский вид, по натуре чистый азиат. Американский социолог Франклин Х. Гиддингс сравнивал русских с «шайкой азиатских варваров», которых небезызвестный вождь гуннов Аттила привел в V веке под стены Рима. Английский литератор и журналист, известный своими трудами по обе стороны Атлантики, Эдвард Дайси проводил параллель между продвижением русских на Запад в XVIII—XIX веках и вторжением в Европу готов, гуннов, татар и турок в начале и середине новой эры. Кровь всех этих варварских народов, заключил Э. Дайси, течет в жилах русских, делая их существование несовместимым с ценностями западной цивилизации.
     Но некоторые представители англосаксонской элиты не столь резко характеризовали своих «расовых конкурентов» - русских и даже пытались найти рациональное зерно в поведении России на международной арене. Так, президент США Теодор Рузвельт поначалу с пониманием оценивал «русскую экспансию» на Восток, ибо считал необходимым навести порядок в постоянно сотрясаемом кризисами Китае. Да и другие аналитики полагали естественным факт продвижения русских на Восток, к Тихому океану, в поисках жизненных пространств, поскольку англосаксы делали то же самое, но двигаясь к тому же океану с Запада.
     Однако Лондон волновали геополитические последствия этой русской политики. Проблема состояла и в том, что обеим расам якобы не избежать столкновения, полагали британцы, из-за сфер влияния на Дальнем Востоке. Во многом провоцирующую роль играла быстро прогрессировавшая Япония, также считавшая Россию главным конкурентом в колонизации территорий региона. В данном случае имело место явное сложение интересов Японии и англосаксонских государств вокруг еще неосвоенных по-настоящему, но сулящих громадные дивиденды региональных рынков, прежде всего многомиллионного Китая.
     Вашингтон поначалу не слишком был озабочен этим фактом. Тот же Теодор Рузвельт даже публично высказался в том плане, что, мол, экспансия России в Азии не может повредить англосаксонским устремлениям в еще не колонизированных пространствах Австралии и Африки... Естественно, такая политическая индифферентность расового союзника никак не могла удовлетворить британцев. И они начали прессинговать своих североамериканских «братьев по расе». Устами влиятельного в англосаксонской политической тусовке канадского министра юстиции Дэвида Миллса было проартикулировано следующее «разъяснение» Вашингтону по поводу ситуации на Дальнем Востоке: «Это не проблема в отношениях Англии и России, это вопрос об отношениях саксов и славян. Опасность направлена не на государство, а на расу, к которой мы все принадлежим!» 
     В конце концов и в США стали опасаться, что царское правительство, оккупировав Северный Китай, «закачает» в русскую армию миллионы китайцев, что сформирует потенциальную угрозу на Дальнем Востоке уже не только для Британской империи, но и для американских интересов. Упоминавшийся выше весьма авторитетный и почитаемый как в США, так и Великобритании профессор Ф.Х. Гиддингс сделал предположение о том, что «главный вопрос ХХ века будет состоять в том, какая раса, англосаксы или славяне, навяжут миру свою цивилизацию».
     В итоге в начале ХХ века англосаксонская элита Британской империи и США, воспитанная на идеях расового дарвинизма и проникнувшаяся псевдонаучными историческими теориями относительно своей исключительности, однозначно пришла к выводу о том, что именно «славянская раса» и ее авангард - Россия - представляют реальную угрозу Pax Anglo-Saxon.
     С тех пор этот вывод стал во многом определяющим в формировании американской и британской политики по отношению к нашей стране. И то, с каким трудом США, а вместе с ними и весь Запад стали уже в наши дни на путь «перезагрузки» отношений с Россией, какие препятствия воздвигают на нем нынешние американские и британские «англосаксы», – свидетельство тому.

http://www.redstar.ru/2010/06/09_06/5_01.html

МЫ – АНГЛОСАКСЫ

Не знаю, к худу или к добру, но мы продолжаем поучать Европу. Мы занимаемся этим уже более ста двадцати пяти лет. Никто не приглашал нас в наставники, мы навязались сами. Ведь мы – англосаксы. Прошлой зимой на банкете в клубе, который называется “Дальние Концы Земли”, председательствующий, отставной военный в высоком чине, провозгласил громким голосом и с большим воодушевлением: «Мы – англосаксы, а когда англосаксу что-нибудь надобно, он идет и берет”.

Заявление председателя вызвало бурные аплодисменты. На банкете присутствовало не менее семидесяти пяти штатских и двадцать пять офицеров армии и флота. Прошло, наверное, около двух минут, прежде чем они истощили свой восторг по поводу этой великолепной декларации. Сам же вдохновенный пророк, изрыгнувший ее из своей печени, или кишечника, или пищевода — не знаю точно, где он ее вынашивал, — стоял все это время сияя, светясь улыбкой счастья, излучая блаженство из каждой поры своего организма. (Мне вспомнилось, как в старинных календарях изображали человека, источающего из распахнутой утробы знаки Зодиака и такого довольного, такого счастливого, что ему, как видно, совсем невдомек, что он рассечен опаснейшим образом и нуждается в целительной помощи хирурга.)

Если перевести эту выдающуюся декларацию (и чувства, в ней выраженные) на простой человеческий язык, она будет звучать примерно так: «Мы, англичане и американцы — воры, разбойники и пираты, чем и гордимся».

Из всех присутствовавших англичан и американцев не нашлось ни одного, у кого хватило бы гражданского мужества подняться и сказать, что ему стыдно, что он англосакс, что ему стыдно за цивилизованное общество, раз оно терпит в своих рядах англосаксов, этот позор человеческого рода. Я не решился принять на себя эту миссию. Я вспылил бы и был бы смешон в роли праведника, пытающегося обучать этих моральных недорослей основам порядочности, которые они не в силах ни понять, ни усвоить.

Это было зрелище, достойное внимания, — этот по-детски непосредственный, искренний, самозабвенный восторг по поводу зловонной сентенции пророка в офицерском мундире. Это попахивало саморазоблачением: уж не излились ли здесь наружу под нечаянным ударом случая тайные порывы нашей национальной души? На собрании были представлены наиболее влиятельные группы нашего общества, те, что стоят у рычагов, приводящих в движение нашу национальную цивилизацию, дающих ей жизнь: адвокаты, банкиры, торговцы, фабриканты, журналисты, политики, офицеры армии, офицеры флота. Все они были здесь. Это были Соединенные Штаты, созванные на банкет и полноправно высказывавшие от лица нации свой сокровенный кодекс морали.

Этот восторг не был изъявлением нечаянно прорвавшихся чувств, о котором после вспоминают со стыдом. Нет. Стоило кому-нибудь из последующих ораторов почувствовать холодок аудитории, как он немедленно втискивал в свои банальности все тот же великий тезис англосаксов и пожинал новую бурю оваций. Что ж, таков род человеческий. У него всегда в запасе два моральных кодекса – официальный, который он выставляет напоказ, и подлинный, о котором он умалчивает.

Наш девиз: «В господа веруем…» Когда я читаю эту богомольную надпись на бумажном долларе (стоимостью в шестьдесят центов), мне всегда чудится, что она трепещет и похныкивает в религиозном экстазе. Это наш официальный девиз. Подлинный же, как видим, совсем иной: «Когда англосаксу что-нибудь надобно, он идет и берет». Наша официальная нравственность нашла трогательное выражение в величавом и в то же время гуманном и добросердечном девизе: “Ex pluribus unum” (Из многих одно – лат.) из которого как бы следует, что все мы, американцы, большая семья, объединенная братской любовью. А наша подлинная нравственность выражена в другом бессмертном изречении: “Эй, ты там, пошевеливайся!”

Мы заимствовали наш империализм у монархической Европы, а также и наши странные понятия о патриотизме, – если хоть один здравомыслящий человек вообще сумеет толком объяснить, что мы подразумеваем под словом “патриотизм”. Значит, по справедливости, в ответ на эти и другие наставления мы тоже должны чему-нибудь учить Европу.

Сто с лишним лет тому назад мы преподали европейцам первые уроки свободы, мы немало содействовали тем успеху французской революции – в ее благотворных результатах есть и наша доля. Позднее мы преподали Европе и другие уроки. Без нас европейцы никогда не узнали бы, что такое газетный репортер; без нас европейские страны никогда не вкусили бы сладости непомерных налогов; без нас европейский пищевой трест никогда не овладел бы искусством кормить людей отравой за их собственные деньги; без нас европейские страховые компании никогда не научились бы обогащаться с такой быстротой за счет беззащитных сирот и вдов; без нас вторжение желтой прессы в Европу, быть может, наступило бы еще не скоро. Неустанно, упорно, настойчиво мы американизируем Европу и надеемся со временем довести это дело до конца.

Перевод Н.Дехтяревой

Не стану давать ссылку, так как этот рассказ достаточно распространён в интернете. Достаточно набрать в поисковике название. А кто его автор? Да это же Сэ?мюэл Лэ?нгхорн Кле?менс (англ. Samuel Langhorne Clemens) 1835-1910! Неужели не знаете? Может вы ещё и «Приключения Тома Сойера» не смотрели? Теперь узнали? Правильно, это – Марк Твен! Тот самый, который говорил, что «Я пришёл в 1835 году с Кометой Галлея, через год она снова прилетает, и я рассчитываю уйти вместе с ней», а прочитав некролог о себе заявил: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены».

А ещё он сказал: «Хорошо, что Америку открыли, но было бы намного лучше, если бы ее не нашли!».

P.S. В биографии Марка Твена в буржуазной и «независимой» Википедии есть даже раздел «Политические взгляды». В нём достаточно было упомянуть приведённый выше рассказ, но не случайно созданный раздел «почему-то» пустует…

http://nstarikov.ru/club/5565

В центре событий 2011 05 29 Уверенность англосаксов в своём превосходстве

http://www.youtube.com/watch?v=8GbdtVzpnaI

Англия и Россия. Взгляд на историю Игоря Панарина

http://www.youtube.com/watch?v=QJZsMO7i87E&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=A8pXa9ECyiE

Лондонский синдром. Секретные материалы

http://www.youtube.com/watch?v=jr1WKcE47GY

Эндшпиль: КАК ПРАВИЛЬНО СМЕЯТЬСЯ НАД ТЕОРИЕЙ ЗАГОВОРА

http://www.youtube.com/watch?v=SuA3n0KfcrY

АНГЛОСАКСЫ, или Один из первых вариантов фашизма

Современные англосаксы привыкли к тому, что о них говорят только в сюсюкающей тональности: их прославляют, ими восхищаются, их язык принято считать международным… Даже и те, кто ненавидит их и боится, говорит о них, мысленно склонив перед ними голову в почтительном поклоне. Нисколько не отрицая того, что англосаксы – это явление феноменальное, предлагаю вниманию читателей несколько иной взгляд на носителей английского языка, английского же менталитета и того расового типа, к которому принадлежит большая часть этих людей. Людей, которых я, автор этих строк, считаю одною из старейших исконно фашистских наций на свете.
О фашизме нынче говорят много и со знанием дела: вот это, мол, фашисты, а вот это вовсе не фашисты, а какие-нибудь там дорогие нашему сердцу борцы за правое дело.
Полагаю, что критериев фашизма всего-навсего три:
1) Публичное заявление некоей этнической группировки о том, что она, эта группировка, обладает какими-то исключительными правами, каковых прав она не признаёт ни за какими другими этническими группировками. Попросту говоря, это наглое заявление о своём собственном превосходстве.
2) Реальная, а не выдуманная сила: интеллектуальная, экономическая, военная. Чего стоит хвастливое заявление о своём собственном превосходстве, если оно ничем не подкреплено?
3) Длительное (на протяжении многих поколений и даже веков!) успешное функционирование именно такой системы взглядов и именно такой системы поступков.
И это всё. Никаких пунктов больше не нужно. Никакого значения не имеет ни цвет кожи носителей данной идеологии, ни система символов (знамёна, гербы, одежда), ни музыкальное или словесное оформление. Всё отодвигается в сторону перед величием этих трёх пунктов.
Англосаксы полностью вписываются в эти три пункта.
Возможно, кто-то ещё из обитателей Земного шара обладает этими же признаками, и я даже могу назвать этнические группировки, подпадающие под них. Во-первых, это те, кто является поклонником Ветхого Завета и наставлений Моисея о том, как надо порабощать народы. Во-вторых, это великая Китайская нация – древняя и могущественная; там, где живут китайцы, там не выживает больше никто. Китайцы поглощают всех. И, в-третьих, это великая Японская цивилизация – могущественная и жестокая. Возможно, к этому списку можно было бы добавить и арабский вариант фашизма или турецкий, но я сейчас не ставлю себе такой цели – вникать во все эти подробности и предлагаю вернуться к теме этой статьи, которая посвящена англосаксам.

Итак, с какого момента обозначилась чёткая тяга англосаксов к фашистской идеологии?

5-й век нашей эры – это как бы официальная и всем известная дата зарождения английского фашизма. Но, я так думаю, такой поворот в сознании предков этого народа произошёл ещё и раньше, ибо к нему нужно было основательно подготовиться, и такая подготовка не могла произойти в один день, она должна была иметь свою длительную предысторию.
Всем известно, что римляне до 5-го века нашей эры удерживали остров Великобританию под своею властью. А затем добровольно (в силу своих внутренних причин) ушли с него. И тут-то и хлынули на остров племена англов, саксов и ютов.
Вопрос: а почему хлынули? Почему им не жилось в Центральной Европе, где они обитали до этого? Почему после них на материковой части Европы остались огромные пустые площади? Зачем надо было бросать насиженные места – деревни, поля, леса, реки? А ведь остров Великобритания отнюдь не был пустынным, и там жили кельты! Так почему же англы с саксами побросали всё на свете (при том, что никто их не гнал в шею) и бросились на уже давно занятый кем-то остров?
Ответов будет несколько.
Пока на острове стояли римские легионеры, германские племена их боялись и не смели сунуться туда. Они бы получили мощный отпор, и они это прекрасно понимали. Германцы были сильны, но страх перед превосходящими силами – это и было то, что их останавливало. Германцы уважали силу.
Но вот римляне по своим собственным причинам покинули остров, и для германских племён это означало, что путь на него открыт. Остров можно занять и, с удобством поселившись на нём, делать оттуда вылазки на Европу и остальной мир, оставаясь при этом неуязвимыми для иноземных армий. Это было очень умное и дальновидное соображение.
Но почему пришельцы не боялись живущих там кельтов?
Да потому что по предыдущему длительному опыту знали: кельты – это те, кого можно разгромить. У них меньшая организованность и худшая сплочённость. Кельты склонны к внутренним разногласиям; кельтов меньше, чем германцев; кельты – худшие воины, нежели германцы.
Для справки. Кельты – типичные индоевропейцы, ближайшие языковые родственники италийских племён, тех самых, среди которых выделились на известном историческом этапе латины – основатели Римской империи.
Долгое время кельты не уступали в могуществе и сплочённости германцам, а в интеллектуальном смысле так даже и значительно превосходили их, но, переселившись с континента на острова, они встретили там выходцев из Средиземноморья – людей неиндоевропейского происхождения с расовыми признаками, не свойственными остальным индоевропейцам. По терминологии Г.Ф.К. Гюнтера – это так называемая «западная» или «средиземноморская» раса. Признаки этого же расового типа имеют нынешние испанцы, португальцы, южные итальянцы и жители Северной Африки. Там же, на Британских островах, с самых древнейших времён жили и племена совсем уже неизвестного происхождения – языкового и расового. После смешения с людьми этих рас кельты во многом утратили своё былое могущество и стали более уязвимыми. Лишь немногие из них (в основном, северные шотландцы) сохранили прежний нордический расовый облик.
Вот на эту-то уязвимость и уповали новые пришельцы – англы, саксы и юты, которые сами на момент вторжения на остров практически полностью принадлежали к нордическому расовому типу.
Допустим. Но зачем же нужно было навсегда оставлять ту землю, с которой их никто не прогонял?
А затем, что на прежней земле германцам постоянно приходилось сталкиваться с нордическими племенами, равными по мощи и организованности – с такими же германцами или со славянами. А это не всем нравилось; хотелось иметь дело с теми, кто заведомо слабее и менее защищён, чтобы как можно скорее и успешнее поработить их. То есть: паразитировать на них, а также и на жителях континентальной Европы, на которых бы можно было делать успешные набеги.
Это последнее и есть главнейший и подлейший смысл переселения англов, саксов и ютов на остров Великобританию!
Среди германских племён Центральной Европы произошёл отбор по признаку склонности к паразитированию. Такое уже бывало и раньше среди германцев, когда из их общей массы выплёскивался какой-нибудь один вариант, поражавший каким-то одним свойством: франки поражают и до сих пор своим необыкновенным здравомыслием и трудолюбием; вандалы – необузданною жестокостью. Следует заметить, однако, что все буйные варианты германцев непременно погибали по причине глупости и неумеренной воинственности носителей таких менталитетов. Чего не скажешь об англах, саксах и ютах. Эти выжили – и очень даже! Ибо были не только жестокими, но очень умными и хитрыми.
Характерно и другое: за всё время европейской истории после рождества Христова – это единственный случай, когда европейцы подобным образом обошлись с другими европейцами. Ситуация с захватом земли и многовековым истязанием местного населения – такое в Европе было только у арабов, захвативших на время Пиренейский полуостров, у монголов в России и у турок на Балканах. Но во всех этих трёх эпизодах пришельцы были не индоевропейского происхождения. Что-то вроде инопланетян. И в любом случае это не тянулось так долго, как это тянется на Британских островах.
Теперь другие пояснения: англы и саксы – это южногерманские племена, юты – северогерманское (скандинавское) племя, от которого произошли нынешние датчане. Англы переселились на остров – практически в полном составе. Юты и саксы – лишь частично. От саксов произошли нынешние немцы. Современные эстонцы до сих называют немцев саксами, а Германию – страною саксов (saksa, Saksamaa). Вполне возможно, что среди племён, устремившихся на остров, была и небольшая часть славян. Совсем крохотная. Современный английский язык содержит в себе слова древнеславянского происхождения, и в облике многих современных англичан можно заметить восточнобалтийские черты, присущие некоторым из славян. Из всех германских народов в настоящее время ближайшим по отношению к англичанам являются фризы, живущие на островах в Германии и Голландии. Фризы говорят на нескольких диалектах (4-6), среди которых ни один не претендует на звание главного. Фактически это несколько языков. И именно они более всего похожи на английский язык. Точнее – на древнеанглийский.
Вот так сложилась английская нация. У истоков её стояла идея того, что можно сначала поработить кого-то более слабого (потому что природная трусость им не позволяла связываться с более сильными!), а затем хорошо жить за счёт порабощённого народа.
О том, как эта идея воплощалась в жизнь на протяжении последующих пятнадцати столетий, хорошо известно. Все эти века были непрерывным избиением кельтских народов, каковое продолжается и по сей день. Кельты оказались не столь податливым материалом, как ожидалось, но в целом замысел удался: с помощью беспрерывных войн, с помощью мер экономического и политического характера, с помощью искусственного голода, с помощью религиозных инструментов воздействия удалось, в конце концов, сломить все эти народы.
Как свершившийся факт мы видим: ирландцы и шотландцы практически полностью забыли свои собственные языки и перешли на язык своих поработителей. Примерно то же самое можно сказать и о валлийцах, хотя и в меньшей степени. Некоторые кельтские народности исчезли бесследно. То обстоятельство, что на голову самих англичан в 10-м и 11-м веках обрушились пришлые завоеватели, ничего не меняет в истории этого народа. Норманны оказались слепленными из того же материала и, в конце концов, растворились в массе англичан, лишь усилив в них наклонности к завоеваниям и высокомерию.
Англичанам странным образом не пришёлся по вкусу католицизм, накладывавший на них чрезмерные нравственные ограничения. Им всегда хотелось жить в своё удовольствие и как можно меньше накладывать на себя трудных обязательств. Поэтому они создали такой вариант христианства, который в наибольшей степени сближал их с последователями иудаизма. Любовь к роскоши и к наживе, оформленная в религиозные оправдания – это специфическая черта английского лицемерия.
Поразительное сходство англичане проявили и с уже упомянутыми выше китайцами. И тут нужно сделать небольшое лингвистическое отступление и рассказать об особых свойствах китайского языка.

Дело в том, что китайцы народ очень и очень рациональный. Так же, как и англичане, для которых эта черта – одна из важнейших. Так вот, в китайском языке нет ничего лишнего: падежей, склонений, спряжений, времён, чисел, степеней сравнения. Китайские слова не делятся по составу на корень, суффикс, окончания и приставки. Они вообще ни на что не делятся. Фактически китайцы не знают частей речи. Некоторые лингвисты, считают, что у китайцев изредка различаются существительное и прилагательное, но с этим мнением можно поспорить.
Китайское слово – это один-единственный слог. В начале этого слога может быть не больше одного согласного, в середине – один гласный или дифтонг, а в конце – или ничего совсем, или один из двух допустимых согласных. Понятия «слог», «слово» и «корень» в китайском языке полностью совпадают. Рядовой китаец не способен произнести иностранное слово (чью-то иностранную фамилию или название иностранного города), если они не состоят из слогов, не существующих в китайском языке. Например, сказать «Ленин» они могут, у них возможны оба эти слога, но сказать «Стокгольм» или «Братислава», не исказив до неузнаваемости этих слов, они не в состоянии. Ударение в китайском языке падает на каждый слог в отдельности, а отсюда и крайне специфические особенности китайской поэзии и китайской музыки.
Англы, саксы и юты – это были типично индоевропейские народы, в языках которых присутствовали все черты, свойственные индоевропейцам: падежи, числа, времена, суффиксы, окончания и прочие вещи, которые, с точки зрения китайцев, кажутся чистейшим безумием. Задача китайца – высказать мысль как можно быстрее, как можно короче и как можно проще. Китаец – человек дела. Его не интересуют эмоции и подробности, ему важен только конечный результат: заселить Землю как можно большим количеством себе подобных существ, которых нужно родить и прокормить. И тут не до шуток, и не до разговоров. Размножение – это не шутки, это очень серьёзно.
Так вот, за то время, что англосаксы прожили на своём острове, они проделали со своим языком такие операции, что он стал после этого максимально приближаться по своей структуре к китайскому.
Современный английский язык – самый НЕиндоевропейский по своей структуре, если, конечно, не считать армянского, у которого для такого несходства с остальными индоевропейскими языками имеются очень уважительные причины. Английский язык лишился большинства падежных и прочих окончаний, слова в нём упростились и многие умещаются лишь в рамках одного-единственного слога – как в китайском языке. Из-за этого возникло громадное количество совпадений: write – right, eye – I, no – know, main – mane. Омонимия всегда была позорным явлением любого языка. Например, в русском языке, слов типа лук (оружие) и лук (овощ), ключ (инструмент) и ключ (родник) – очень мало. Русские, как и большинство других индоевропейцев, не любят омонимов. А англичане к ним относятся совершенно спокойно. Так же, как и китайцы, где это явление (что правда, то правда) развито во много раз сильнее, чем у англичан.
Многие грамматические формы, которые были в древнеанглийском языке, ныне исчезли бесследно. Фактически англичане учинили полный разгром всего того, что получили в дар от своих индоевропейских предков. И целью этого избиения было торжество рационализма. В этом смысле они пока ещё не сравнялись с китайским языком, но то, что движение идёт именно в эту сторону, это несомненно.
Хемингуэй по простоте душевной попытался вернуть в английский язык утраченные падежные и глагольные окончания. В своём романе «По ком звонит колокол» он всё это решил возродить, да ещё и стал употреблять давно забытое английское местоимение thou со значением «ты». Стоит ли говорить, что его инициативу никто не поддержал!

Англичане любят утверждать, что они прямые наследники Древнеримской Цивилизации. О том, почему это ложь, я скажу лишь с точки зрения лингвистики. В английском очень много слов латинского происхождения. Но то, как они произносятся по-английски, невозможно объяснить избыточным рационализмом. Это просто глумление над Великим Латинским языком. В самом деле, английское слово nation и латинское natio пишутся очень похоже. Но как они произносятся? В английском варианте от латинского слова остаётся лишь самый первый согласный, а всё остальное пропадает и заменяется чем-то другим, ничего общего не имеющим с латынью. Точно так же: английское слово future и латинское слово futurum. Примеры можно было бы и продолжить. Англичане имеют в своём языке слова, о которых заявляется, что они латинские или греческие, но те таковыми на самом деле не являются. Это какие-то новые слова, какого-то другого звучания. Неспособность англичан сколько-нибудь уважительно отнестись к словам иностранного происхождения очень сближает этот народ с китайским. Причём китайцы проявляют при этом намного больше порядочности. Они изображают иностранное слово своими иероглифами и произносят его как могут. При этом китайцы не навязываются в родственники и идейные наследники этим иностранцам, как бы говоря при этом: а мы и сами по себе чего-то стоим и без всяких родственников.
Кстати, по поводу иероглифов: писать латинские буквы, которые не читаются совсем или вместо них читается что-то совсем другое, это означает – просто рисовать. Иероглиф рисуется, а кто-то другой смотрит на него затем и вспоминает, что должно иметься в виду под этим узором. Иероглиф не содержит в себе никаких фонетических признаков, он только напоминает одним своим видом о том, что хотел высказать человек, нарисовавший этот знак. По этой причине одни и те же иероглифы с одним и тем же значением встречаются в трёх совершенно разных и не родственных друг другу языках – в китайском, японском и корейском. Китаец, японец или кореец смотрят на этот рисунок, вспоминают, что он означает и, таким образом, получают одну и ту же информацию, притом, что в каждом из этих языков это слово произносится совершенно по-разному. То же самое и в английском языке: рисуются буквы таким образом, что они напоминают какие-то слова из других языков. Эти слова понятны немцу, французу, итальянцу, но они произносятся совершенно по-другому, потому что для англичанина буквы не очень-то и нужны. Ему нужен лишь правильный рисунок. Если буквы будут складываться в слово «Манчестер», но будет принято считать, что это на самом деле написано «Ливерпуль», англичанин спокойно прочтёт: «Ливерпуль»! Фактически англичане низводят буквенную письменность до иероглифической, опять же уподобляясь китайцам, а не древним римлянам и грекам, которые писали так, как слышали!
Вот я пытаюсь представить себе, что я англичанин, пишущий слово «knew». Что я при этом должен испытывать? Вот я написал букву «k», которая не произносится в этом слове совсем. Зачем я это сделал? Есть разумное объяснение: чтобы не перепутать это слово с другим, а именно «new»; пусть эти два слова – knew и new – хоть на бумаге различаются, если уж в жизни они стали звучать одинаково. Затем я с чистою совестью пишу букву «n» – единственную, которая на самом деле есть в этом слове. Затем я пишу гласную букву «e», вместо согласной буквы «j», которая здесь на самом деле звучит. Затем я пишу согласную букву «w», хотя мне нужно было бы изобразить долгий гласный «u». И, наконец, я написал это слово. Нарисовал иероглиф, вместо памятника буквенной письменности. Зачем я это сделал? Что я этим доказал? То, что я дорожу памятью предков, которые это слово писали так, как я его сейчас написал? Но ведь я его на самом деле так не произношу и, стало быть, не сохранил достояния предков…
Если даже допустить в этом ритуале какую-то мистическую составляющую, то и тогда это какое-то очень формальное объяснение в любви и преданности в адрес пращуров. Формальное и неискреннее. Лживое даже. Оно делается в расчёте на то, что духи предков, наблюдающие за нынешними поколениями из своего далека, ни черта не понимают, и этих предков можно обмануть…
И тогда возникает подозрение: может быть, англичане так же точно общаются и с Богом – говорят ему одно, а делают что-то другое? В расчёте на то, что Бог ничего не соображает и его можно обдурить.
Ситуация, когда пишется одно, а говорится совсем другое, – это самый настоящий обман. Такие люди способны провозгласить одно, а сделать что-то совсем другое; они напишут закон или конституцию, а потом сами же не будут их выполнять. Обман, жульничество – часть менталитета этих людей.

Есть сходство и с японцами, но уже не лингвистическое.
Во-первых, и японцы, и англичане – островные народы, что дало им необыкновенные преимущества по сравнению с народами континентальными.
А во-вторых, и японцы, и англичане, пришли на свои острова, когда те уже были заселены. Великобритания – кельтами, а Японский архипелаг – айнами. Про то, как англичане обошлись и продолжают обращаться с кельтами, я уже говорил. А вот про айнов – это особая тема.
Откуда пришли японцы на эти острова, точно неизвестно. Есть мнение, что вначале это было не одно племя, а два разных (одно – сибирское, а другое – какое-то тропическое), которые слились воедино и образовали новую народность. В любом случае установить родство японского языка какому-либо другому на Земле – пока ещё не удалось. У него нет ничего общего ни с китайским, ни с корейским. Это какой-то совершено особый язык.
Айны, которые жили на архипелаге до прихода японцев, – тоже особого происхождения. Если о японцах можно хотя бы точно сказать, что они монголоиды, то об айнах нельзя сказать в этом смысле совсем ничего. Их расовая принадлежность, так же, как и язык – тайна, покрытая мраком.
Поначалу айны сопротивлялись пришельцам, и японцы лишь с большим трудом продвигались с юга на север. Но позже это сопротивление ослабло, и айны были практически полностью уничтожены.
Главный нравственный урок, который вынесли японцы из зверского истребления коренных жителей своего архипелага: уничтожать более слабых – не стыдно. И ещё: такое можно повторять и впредь с другими народами. При первом же столкновении с русскими, прорвавшимися за тысячи километров от своего основного места обитания, малоподвижные японцы сделали для себя вывод: это всего лишь разновидность айнов, которую можно будет вырезать так же беспощадно и безнаказанно, как и морально сломленных аборигенов Японского архипелага. Основанием для такого сравнения были некоторые расовые особенности русских, у которых так же, как и у айнов, растут на лице бороды и усы, столь не свойственные монголоидам. О том, как дальше развивались отношения русских и японцев, я рассказывать не буду, потому что моя тема – англичане. И тут-то и уместно провести параллель между отношением японцев к айнам, и отношением англичан к кельтам.

Итак, англичане, за время своего пребывания на острове, получили ценный нравственный урок: истреблять более слабых – нужно и можно. И это – не стыдно.
И с этим знанием они двинулись на просторы Земного шара, когда развитие кораблестроения и прочей техники позволило им это сделать. О том, как расширялась Британская империя и кто в неё вошёл, я рассказывать тоже не собираюсь. Все и так это знают.
Но лишь немногие знают, что лишь однажды англичане встретили на покоряемой земле необычно сильное сопротивление, которое повергло их в изумление. Кто-то скажет, что это были китайцы или афганцы, но я – не о них. Когда большие народы или народы, имеющие географические преимущества, оказывают сопротивление пришельцам, – это не так интересно. Гораздо интереснее, когда оказывают сопротивление те, у кого, казалось бы, нет никаких шансов на победу.
Таким народом оказались новозеландские полинезийцы, которых принято называть словом «маори». Некоторые полинезийцы имеют очень заметные европеоидные черты, которые достались им неизвестно где и, видимо, в глубокой древности. В их языках есть много слов древнеиндоевропейского происхождения, но совершенно очевидно, что это – не индоевропейцы. Европейские мореплаватели, когда увидели первых полинезийцев, с изумлением отмечали, что у многих были голубые глаза и рыжие волосы. То же самое касается и людей племени маори. Чисто внешне они выглядели, как европейцы, расписанные экзотическими татуировками.
И эти дикари оказались вдруг неожиданно достойными и благородными противниками. Когда англичане выдерживали в своих фортах осаду со стороны маори, то они с удивлением отмечали, что осаждающие подбрасывали им по ночам немного пищи. В представлениях маори о нравственности считалось невозможным морить кого-то голодом. Что, конечно же, казалось удивительным для англичан, которые успешно применяли массовый искусственный голод как оружие против ирландцев да и других народов – тоже.
Но – продолжим!
Австралийские аборигены не смогли оказать сопротивления и были почти полностью истреблены.
Американские же индейцы сопротивлялись, как могли. Но и с ними было покончено, когда стало ясно, что от них – нет никакой пользы. По какой-то неведомой причине американские индейцы совершенно не способны к рабскому труду. В рабстве они просто умирают, но работать в цепях не хотят и не могут. Таково их свойство.
Попутно оказалось, что негры, живущие в Африке, способны работать в цепях. Тогда-то негров из Африки перевезли на Американский континент, а индейцев перебили за ненадобностью.
Главное в этой истории вот что: действовали англичане на основании уникального для европейцев опыта, приобретённого у себя на своём острове под названием Великобритания. Если можно безнаказанно уничтожать и порабощать кельтов – то можно то же самое делать и с другими народами, независимо от цвета кожи.
С неграми у них потом как-то всё утряслось, с индейцами – более-менее тоже. Но опыт-то остался. И даже пополнился.
И вот уже абсолютно белые люди – буры (или африканеры), проживающие на Юге Африки, рассматриваются англичанами всего лишь как вариант кельтов, негров, индейцев или австралийских аборигенов. Причём так: буры – это люди более белые, чем сами англичане. Они все сплошь голубоглазые блондины в отличие от англичан, среди которых часто встречаются и черноволосые. Как англичане зверствовали с бурами – это все знают. Они натравливали на них местных негров и в союзе с ними истребляли своих собратьев по Европейской цивилизации.
Про Югославию – всем, у кого есть совесть, уже всё давно понятно. Мы не знаем и знать не хотим, где находится эта страна и что она такого плохого нам сделала, но бомбить её надо – вот девиз рядового американского ублюдка.
Про нежнейшую любовь англосаксов к чеченским террористам и другим мусульманским фанатикам – тоже всем давно известно… Всё-таки англосаксы – очень умные люди, но почему они так удивляются, когда кто-то сокрушает самолётами их небоскрёбы или взрывает что-то в центре Лондона? Этакая наивность: делать гадости другим – это только мы имеем право, а кто же дал право делать гадости нам? Ведь мы – самые лучшие и самые правильные!
Подавляющее большинство современных американцев совершенно искренне думают, что их образ жизни единственно верный и что все те, кто живёт иначе, – ошибаются. А раз ошибаются, то их можно и научить. Для их же пользы.
Особую склонность англосаксы всегда имели к заговорам, умышленной дезинформации, подстрекательствам, убийствам из-за угла и всевозможным формам предательства. Я имею в виду не отдельных личностей, а государственную политику Англии и США. Это очень древний обычай, и он рассматривается англосаксами как нечто священное, как часть драгоценного англосаксонского менталитета. На это указывал ещё Джонатан Свифт: если ты хочешь выиграть дело в суде, то ты должен как-нибудь намекнуть судье, что ты жулик и негодяй, а твой противник – честный человек, и тогда судья непременно будет на твоей стороне. Перечислять, кого и как предали, кого с кем искусственно стравили или кого подставили англосаксы – это не моя задача. Да и тема – слишком уж грандиозная для отдельной статьи. Турки, Крым, писатель Гончаров, Пёрл Харбор, выдача на смерть наших казаков в Югославии после Второй Мировой войны, завещание Аллена Даллеса грядущим американским потомкам, убийство президента Кеннеди, тайная помощь мусульманским фанатикам – всего не перечислишь.
Со своими неграми они поступили так: привезли из Африки в цепях, построили на их труде своё благополучие, а затем освободили. И теперь, когда у белых и чёрных американцев возникает некая взаимная неловкость по поводу того, кто кому и чем обязан, американские англосаксы в очередной раз проявляют подлейшие черты своего характера. Они заставляют расплачиваться за свои грехи всех белых людей Земли. Любовь к неграм, заискивание перед ними, непременное совместное проживание с ними, обязательное совместное обучение детей – белых и чёрных, а затем и непременное расовое смешение белых с чёрными – это непременное условие не только для всех белых американцев, но и вообще для всех белых всего Земного Шара. За них это уже давно решено всё теми же англосаксами и без ведома самих белых людей.
К примеру, русский человек, предки которого никогда не пользовались трудом чёрных рабов – ему-то за что испытывать чувство неловкости перед неграми? Ему-то за что расплачиваться? Но чувство ответственности навязывают и ему с помощью подкупленных средств массовой информации.
Почему перед дворцом шведского короля в составе почётного караула можно среди белобрысых шведских парней увидеть и негра в шведской форме? Да потому что таков приказ из-за океана, и шведский король не посмеет его не выполнить. Все белые люди обязаны выражать свою любовь к неграм…
Подставляют и предают они не только чужих, но и своих же. Знаменитый Скотт (что в переводе означает – шотландец!) со своею командой погиб при штурме Южного полюса не потому, что был трусом или ему не хватало умения, а потому что его подставили. Маленькая Норвегия нашла средства для подготовки экспедиции своего Амундсена, а могущественная Британская империя, у которой не в почёте настоящие красивые подвиги, – не нашла. Результат: Южного полюса достиг первым Амундсен, он и вернулся живым-здоровым домой. Скотт достиг Южного полюса вторым и вскоре после этого погиб. И что же? Англичане заявляют после этого, что именно они первыми открыли Южный полюс, и английские школьники читают в своих учебниках именно эту информацию!
Любимым занятием англосаксов является приписывание себе научных и технических изобретений, которые были сделаны раньше у других народов. Это же касается военных, политических и культурных подвигов. Приписывать себе чужое и совершенно искренне верить в то, что краденая слава – их собственная, это неотъемлемая часть англосаксонского менталитета.
Именно это самое мы наблюдаем и с оценкой результатов Второй Мировой войны. Официальная версия англосаксов: это только они в ней сражались, и честь победы принадлежит именно им одним. Совершать настоящие подвиги англосаксы не любят, им гораздо легче сфальсифицировать историю. Это ведь и в самом деле – намного проще. Рассуждение типичных торгашей и мошенников.
Когда англосаксам станет выгодным противопоставить себя чеченцам, то у них непременно появятся фильмы, в которых героические псковские десантники отбиваются от в десятки раз превосходящих их чеченских бандитов. И почти все погибают. Но среди этих героев непременно будет американский негр и несколько подчинённых ему белых, один из которых непременно будет евреем, а другой гомосексуалистом. Точно так же они расскажут и про героическую оборону горы Ослиное Ухо: американские негры с подчинёнными им белыми воодушевляли и получали приказы из Вашингтона, а русские под их руководством сражались.
Поразительно, но многие виды искусства никогда не давались англосаксам. Среди них не было ни единого композитора уровня Бетховена или Чайковского, ни единого художника уровня Дюрера, Рембрандта или Боттичелли. Ничего отдалённо похожего на Достоевского, Тургенева или Толстого у них тоже никогда не было. Хотя среди писателей у них и были очень большие таланты – правда, весьма и весьма специфические, что связано с особенностями английского языка, мало приспособленного для художественной речи. Характерно, что многие из великих американских писателей влачили при жизни самое нищенское существование и умерли в полном забвении. Если бы американцам со стороны не подсказали, что Эдгар По, Герман Мелвилл, О’Генри или Джек Лондон – это большие люди, то они бы сами до этого никогда не додумались. С другой стороны англичанин Диккенс – производитель массовой литературы для усреднённого потребителя и та мадам, которая целыми томами пишет про Гарри Поттера – это то самое, что у англосаксов пользуется бешеным успехом и очень хорошо оплачивается ещё при жизни авторов.
Характерно, что многие из знаменитых английских деятелей литературы имели шотландские (кельтские!) корни. И всё же это не умаляет талантов и самого английского народа. Время от времени этот народ порождает великих людей – особенно в тех областях, где дело касается науки и техники: осмеянный англичанами при жизни и даже после смерти гениальный лингвист 18-го века Монбоддо; Фенимор Купер, проклинаемый при жизни за антиамериканизм; Чарльз Дарвин (тоже осмеянный!); Герберт Уэллс, Эрнст Резерфорд и многие другие – это украшение англосаксонской нации. Особо хочется отметить знаменитых путешественников: Слокама, Фосетта, того же Скотта, Чичестера и это только за последние лет сто! А сколько их было ещё раньше?
Среди англосаксов встречаются честные журналисты, неподкупные полицейские и судьи и настоящие мыслители общеевропейского уровня. Я надеюсь, эти люди ещё скажут своё слово.
Поразительно то, с каким упорством англосаксонские мужчины стремятся жениться на русских женщинах. Этому можно дать такое объяснение: проклятые торгаши – хотят купить хороший товар, вот и всё. Охотно допускаю, что отчасти это правда. Но этому явлению можно дать и совершенно другое объяснение: англосаксы чувствуют, что им чего-то не хватает, и таким способом хотят улучшить свою породу. Почему-то же есть англичане, которые с уважением относятся к России, или переходят в православие, или переезжают на жительство в русскую глубинку. Ещё и Лесков писал об одном таком… Никого не удивляет, когда таким образом ведут себя немцы, когда француз основывает русский балет, а датчанин пишет русскому народу толковый словарь его языка, но когда высокомерные англичане доброжелательно и с интересом относятся к чему-то русскому!.. Значит же, не все они одинаковы.
В заключении хочется рассказать о расовом типе современных англосаксов. Конечно, среди англичан, англо-канадцев, англо-американцев, англо-австралийцев и англо-новозеландцев встречаются разные типы – практически все те же самые, что и во всей остальной Европе. Англосаксы могут быть динарцами, альпийцами, фальцами, нордическими и восточнобалтийцами. Они могут быть брюнетами, блондинами и рыжими. И всё же один признак является очень типичным для большинства англосаксов. Это ощутимо заметная примесь средиземноморской расы. В остальной Европе этот расовый тип является обычным для испанцев, португальцев, южных итальянцев и некоторых других южных народов. А также для европейских евреев, которые получили очень сильную испанскую примесь за время своего известного пребывания в этой стране. Но во всех этих случаях – это, как правило, низкорослые брюнеты со специфическими чертами лица. У англосаксов же это – высокие брюнеты и блондины со всеми переходами между ними, но с этими же самыми чертами в лице. Это и есть результат смешения средиземноморского расового типа с нордическим. Такого варианта практически нет нигде больше во всей Европе.
Узкие продолговатые лица, не расширяющиеся кверху, как это бывает у большинства остальных европейцев. И такие же точно затылки – очень узкие и высокие. Именно такую характерную форму имеют бритые затылки американских солдат, по которым их можно безошибочно распознать. Они-то сейчас, к сожалению, и становятся символом англосаксонского владычества во всём мире.

Владимир Шива  Июль 5th, 2010

http://nstarikov.ru/blog/5888

Англоса́ксы (англ. Anglo-Saxonsнем. Angelsachsenдат. Angelsakser) — историки дают это название германским племенам англов и саксов, к которым примкнули и юты. Эти племена, жившие между реками Эльбой и Рейном (область расселения саксов) и на Ютландском полуострове (область расселения англов и ютов), в середине V века начали переселяться в Британию.

Англосаксонское завоевание Британии являлось длительным и сложным процессом, продолжалось свыше 150 лет и закончилось, в основном, в начале VII века. Война между бриттами и англосаксами в V веке была борьбой между римской империей и варварами, которые завоевывали её. Однако в VI веке характер противостояния преобразовался в схватки между самостоятельными бриттскими королевствами и такими же королевствами англосаксов, появившимися вследствие распада постримской Британии на многочисленные удельные независимые государства, в которых англосаксонские захватчики основали свои собственные королевства.

В процессе завоевания англосаксы истребили большое количество кельтского населения. Часть кельтов была вытеснена из Британии на континент (где они поселились на полуострове Арморика вГаллии, получившем в дальнейшем название Бретани), а часть превращена в рабов и зависимых людей, обязанных платить завоевателям дань.

Независимость отстояли только горные кельтские области на западе Британии (Уэльс и Корнуолл) и на севере (Шотландия), где продолжали существовать племенные объединения, превратившиеся впоследствии в самостоятельные кельтские княжества и королевства. Полную независимость от англосаксов сохранила и населённая кельтами Ирландия.

Англия в конце V века оказалась поделена на три значительные варварские королевства — королевство англов, королевство саксов и Кент (королевством ютов), каждое из которых было основано вождями, изначально возглавлявшими первопоселенцев или племена и утвердившими себя в качестве королей. Позже государства англов и саксов раздробились на более мелкие королевства, а иные политические формы проявились таким образом, что Англия c VI по IX векабыла поделена на семь основных королевств (историки долго называли (иногда и сейчас называют) этот период истории Англии эпохой саксонской Гептархии). Это были королевства:

Распространение христианства

Христианство быстро распространилось среди англосаксов; папой Григорием I туда был послан св. Августин — первый архиепископ Кентерберийский, который в конце VI в. проповедовал христианство у Этельбертакентского короля и мужаБерты, уже крещёной прежде дочери франкского короля. После этого в 664 г. на синоде в Уитби, собранном королём Освайном, было провозглашено единство британской церкви с римско-католической. Затем в 668 г. Феодор Кентерберийский ввёл везде богослужение по римско-католическому чину и первый был возведён в достоинство примаса Англии. Ему подчинялись йоркский архиепископ и 15 других епископов, которые на соборах в присутствии короля и вельмож до VIII в. создавали основы управления англосаксонской церковью без влияния римского папы. Несмотря на все попытки пап при каждом благоприятном обстоятельстве подчинить англосаксонскую церковь своей власти только в Хв. св. Дунстану удалось расширить влияние пап в Англии. Англосаксонское духовенство не менее ирландского отличалось образованностью и любовью к наукам. Больше всех славился в этом отношении Беда Достопочтенный. Святому Бонифацию и многим другим англосаксонским и ирландским, называвшимся тогда шотландскими, священникам принадлежат большие заслуги при распространении христианства в Германии.

wikepedija

 

Шесть приоритетов управления человечеством

http://www.youtube.com/watch?v=LXwTyGuMvi8

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
#3 Guest 29.01.2016 15:12
Комментарий был удален администратором
 
 
Эрцхаор
0 #2 Эрцхаор 22.06.2014 19:22
Если не знаешь ничего, хоть дурость не показывай. Я имею достаточно друзей в Израиле, я знаю. США поддерживает Израиль только пока он не начнёт одолевать. Потом и США и другие западные страны бросаются защищать права арабов. "Весь мир против Израиля, а США только хорошо это скрывают". Так мне говорил мой израильский друг. ОДнажды, после долгих боёв арестовав несколько террористов, израильтяне департировали их на Кипр и разместили в трёхзвёздочном отеле. Боялись санкций. По всей Европе показывают репортажи о том, как хорошие арабы тихо митингуют. Зачем такая политика? Затем, чтобы ни одна из сторон не победила. Чтобы конфликт длился вечно, и на этом можно было деньги делать. С такими не очень сильными и не очень нужными союзниками как Украина, Прибалтика, Израиль США всегда так себя ведут
Цитировать
 
 
Васёк
0 #1 Васёк 25.07.2012 13:49
Интересны исследования англосаксов на сайте Вашкевича Н.Н.
Инглэнд буквально означает Земли уголовников. Во древние времена была изобретена бронза = сплав меди с оловом.
Так вот, слово олово это арабское слово означает добавка(Ълово, ъ = буква айн).
Термин металлургически й. А по английски олово = тин. По арабски тин= земля.
БриТаНия =земля бритов.
Т.е. в древние времена каторжники добывали олово в касатерритовых рудниках.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список Хозяева мира

Список видео

Последние комментарии

Сейчас на сайте:
  • 1 гость
  • 1 робот
  • [Bot]
Всего пользователей: 0