Европейская декларация независимости-1

evropejskaja_deklaracija-nezavisimosti«Люди, которыми восхищается европейское общество, - самые дерзкие лжецы; люди же, которые более всего ему омерзительны, - это те, кто пытается сказать ему правду».

После долгих лет работы первая редакция сборника "2083 - Европейская декларация независимости" была завершена. Если вы получили эту книгу, то вы либо один из моих бывших 7000 друзей-патриотов с Facebook, либо друг кого-либо из этих 7000. Если вы обеспокоены будущим Западной Европы, вы несомненно найдете эту информацию как интересной, так и вполне точно отражающей ситуацию. Я потратил несколько лет на написание, исследование и сбор информации, также я потратил большую часть моих с трудом заработанных средств в процессе (более 300 000 евро). Я не хочу никакой компенсации за это. Это мой подарок для вас - патриотов.

Большую часть информации, представленной в данном сборнике (3 книги), наши правительства и политкорректные средства массовой информации (СМИ) скрывают от европейцев. Более 90% Евросовета и государственных парламентариев, а также более 95% журналистов являются сторонниками идеи европейского мультикультурализма, поддерживая тем самым грядущую исламизацию Европы; тем не менее, у них нет разрешения европейских народов на реализацию этих идей.

В компендиуме "Европейская декларация независимости - 2083" приведено более 1000 страниц документов, утверждающих, что страх перед исламизацией можно назвать каким угодно, только не иррациональным.

В книге подняты следующие темы:
1. Становление культурного марксизма / мультикультурализма в Западной Европе.
2. Причины начала исламизации Западной Европы.
3. Текущее положение движений сопротивления Западной Европы (антимарксистские / антиджихадские).
4. Как может Западная Европа выйти из кризиса и что нам, сопротивлению, предстоит для этого сделать в будущем.
5. Обзор прочих связанных с темой вопросов, включая стратегии и тактики для всех 8 политических направлений.

Данная книга представляет собой сборник решений и стратегий, касающихся вопросов идеологии, практики, тактики, организации и риторики для всех индивидов и движений, разделяющих идеи патриотизма. Книга предназначена для всех, кто причисляет себя как к лицам умеренных взглядов, так и к культурным консерваторам/националистам.

Включены также демографические исследования, историческая статистика, прогнозы и идеи по различным темам, связанным с текущей и будущей битвой за Европу. Сборник охватывает большинство тем, связанных с историческими событиями и аспектами прошлого и настоящего Исламского Империализма, которые ныне замалчиваются или искажены нашими научными кругами по указанию западноевропейской культурно-релятивистской  элиты (культурный релятивизм = культурный марксизм). Предлагается тщательный анализ ислама, который неизвестен большинству европейцев. Рассказывается, как создавались и реализовывались такие политические доктрины, как мультикультурализм/ культурный марксизм/ культурный релятивизм.
Мультикультуралисты/ культурные марксисты обычно действуют под личиной гуманизма. Большинство из них антинационалисты и желают произвести деконструкцию европейской идентичности, традиций, культуры и даже национальных государств.

Как нам всем известно, корень всех проблем Европы кроется в недостатке национального самосознания (национализма). Многие до сих пор пугаются националистических политических доктрин, полагая, что если мы снова обратимся к этим принципам, то внезапно из ниоткуда выпрыгнут новые "Гитлеры" и случится конец света. Однако очевидно: растущее число националистов в западной Европе систематически заглушается, подавляется и преследуется стоящими сейчас у власти мультикультуралистами/ культурными марксистами. И началось это еще в 1945 году. Этот иррациональный страх националистических доктрин- вот что ведет к нашему национальному и культурному суициду, вот из-за чего ежегодно Европа  все более и более наводняется мусульманами. И эта книга преподносит единственное решение этим проблемам.

Нельзя ни победить, ни обратить вспять исламизацию Западной Европы, не отказавшись от политических доктрин мультикультурализма/ культурного марксизма. Я написал сам примерно половину этого сборника. Остальная часть- подборка из работ нескольких отважных людей со всего света. В самом начале я планировал добавить еще и базу данных с высококачественными иллюстрациями, но тогда файл стал бы непрактично большим, что затруднило бы его дальнейшее распространение.

Распространение этой книги

Содержимое этого сборника принадлежит всем, и может свободно распространяться любым из доступных методов и способов. В сущности, я прошу вас только об одном: я прошу передать эту книгу всем вашим знакомым. Не думайте, что этим займется кто-то другой. Сделайте это сами.  Если мы, западноевропейское сопротивление, потерпим поражение или станем апатичными, то падет и Западная Европа. А вместе с ней - и ваша свобода, и свобода ваших детей. Важно, жизненно необходимо, чтобы каждый узнал правду до того, как система изживет себя, т.е. в ближайшие 20-70 лет. Так что я смиренно прошу вас - передайте эту книгу стольким патриотично настроенным людям, скольким сможете. Я более чем уверен - распространение этой книги среди европейских патриотов будет очень весомым вкладом в нашу победу, так как в этом сборнике, в трех его книгах - то оружие, которое потребуется нам для победы в культурной войне, разразившейся на земле Западной Европы.

Как уже упоминалось, данный сборник создан на основе работ нескольких отважных людей со всего света. На обработку и написание книги у меня ушло более трех лет. Ни у кого из тех, чьи материалы я использовал, я не спрашивал на то разрешения - по соображениям безопасности и здравого смысла, разумеется. Тем более, что большинство из них и так сделали свои материалы доступными. Нужды большинства важнее нужд единиц - вот почему я решил разрешить свободное распространение и перевод этого сборника. Считайте это моим личным подарком и вкладом в общее дело. По этой же причине, к слову, источники не указаны в тексте. Тем не менее, не забывайте об авторе, когда используете материал этой книги.

По существу, авторское право на этот сборник принадлежит всем европейцам, всему европейскому миру, и его можно распространять и переводить без ограничений. Эффективное распространение будет возможным, если те, кто согласен, по крайней мере, с частью его содержания, принципов или идей, будут способствовать распространению информации. Раз вы уже его читаете, то вы, должно быть, знаете, что многие люди будут заинтересованы в приобретении этого сборника (3 книги).

Давайте используем этот импульс себе на пользу, т.к. он наверняка будет полезен в нашей борьбе

Я полагаюсь на то, что вы распространите книгу и часть/все ее содержимое среди патриотических европейских активистов, насколько это возможно. Дайте им знать, что происходит и что необходимо всем и каждому из нас. В конце концов, мы не только имеем право сопротивляться текущему развитию ситуации - это наш долг как европейцев: предотвратить уничтожение нашей идентичности, нашей культуры и наших национальных государств! Пожалуйста, помогите разослать сборник насколько можно большему количеству патриотически настроенных европейцев во всех 26 европейских странах. Это только начало...! В "книгу 3" включен "легальный отказ от претензий", согласно которому "каждому позволено распространять содержимое без нарушения любых европейских законов. Если вы все еще сомневаетесь, то вы вольны удалить или изменить формулировки в некоторых главах перед распространением.

Пригодится любая помощь в распространении этой книги через различные торренты, блоги, веб-сайты, Facebook, Twitter, на форумах и прочих аренах. Это действительно единственный в своем роде, уникальный и прекрасный инструмент, который может и должен использоваться всеми культурными консерваторами в ближайшие десятилетия.

Приоритетная задача — перевести книгу на немецкий, французский и испанский.

Я особенно сильно рекомендую французским, немецким и испанским патриотам взять на себя ответственность и удостовериться, что этот сборник как распространяется, так и переводится на соответствующие языки. Он должен быть распространен по торрентам, веб-сайтам, группам в Facebook и прочим политическим группам с высокой концентрацией культурных консерваторов/националистов/патриотов. Я потерпел неудачу при распространении сборника среди франко- германо- и испаноговорящих патриотов из-за языковых барьеров. Следовательно, необходимы те, кто ускорит процесс и возьмет ответственность за его распространение среди как можно большего количества человек. Если вы лично слишком заняты или не способны помочь перевести его, пожалуйста, свяжитесь с одним из множества консервативных/националистских писателей/интеллектуалов/журналистов в своей стране. Свяжитесь с личностями, о которых вам известно, что они не боятся действовать за гранью политкорректности. Мы, правое крыло Движения Сопротивления Европы, полагаемся на эффективное распространение жизненно важной информации, включенной в этот сборник. Эффективное распространение этой книги среди всех националистов Европы может существенно помочь будущим сменам наших нынешних режимов. Я действительно надеюсь, что кто-то возьмет на себя эту очень важную задачу и поможет; потому что кто, если не вы...

Извлечение информации из документа или конвертация из  файлa Word в PDF-файл + сервисы по переводу.  Можно легко конвертировать документ из файла Word в PDF-файл или любой другой формат, если у вас есть программа Microsoft Word/Office  (желательно Word 2007 или новее). Если у вас нет этой программы, вы можете скачать бесплатную "Word Viewer", которая позволяет просматривать, печатать и копировать документы Word, даже если у вас не установлен Word. Просто выполните поиск по ключевому слову "Word Viewer" на следующем сайте: http://www.microsoft.com/downloads или используйте следующую прямую ссылку на скачивание: http://www.microsoft.com/downloads/details.aspx?displaylang=en&FamilyID=3657ce88-7cfa-457a-9aec-f4f827f20cac.
Вы также можете просто купить полный пакет Office или загрузить бесплатную пробную версию с сайта Microsoft: http://office.microsoft.com или, другой вариант, отправиться на один из следующих торрент-сайтов, чтобы скачать его бесплатно:
1. thepiratebay.org
3. torrentreactor.net
5. torrentz.com
2. btscene.com
4. extratorrent.com
6. btmon.com.
Вы должны сначала загрузить торрент-клиент. Лучший торрент-клиент (uTorrent) можно скачать здесь: www.utorrent.com. Если вы хотите использовать Word 2007 более чем 60-дневный пробный период, вполне вероятно, вам придется скачать серийный код, который позволяет полностью разблокировать программное обеспечение или, по крайней мере продлить испытательный срок в течение 6-12 месяцев.

Я выбрал для рассылки сборника файл Word по следующим причинам:
1. MS Word является одним из наиболее распространенных и популярных программных форматов.
2. Значительно легче редактировать документ по сравнению с PDF.
3. Файл Word существенно меньше, чем PDF файл (3,5 Мб против 8-10 Мб).
4. Качество изображения сохраняется гораздо лучше, чем в PDF.
5. Распространение: легче избежать спам-фильтров с файлом размером менее 5 Мб.
Поскольку я выбрал для отправки документа формат Word, можно легко извлечь всю информацию и изображения из файла. Я сознательно избегал блокировки документа по этой причине. Если вы хотите извлечь изображения из файла, вы можете сделать следующее:
1. Просто откройте MS Paint (стандартная программа Windows), скопируйте изображение в буфер обмена из Word и вставьте его в Paint. Затем сохраните изображение в Paint как JPG или любой другой формат.

Файл можно легко сконвертировать в PDF или любой другой формат, если нужно. Просто сохраните файл в Word как PDF. Что касается извлечения из PDF: несколько программ, включая последние версии Adobe Acrobat, позволяют конвертировать и извлекать данные. Поищите в Google фразу "PDF to Word converter" или скачайте этот конвертер: http://www.hellopdf.com/download.php
Что касается бесплатных и мощных инструментов языкового перевода, Google предлагает мощный и относительно точный инструмент: http://translate.google.com

Чтение с использованием Kindle/Nook/iPad

 Nook и iPad - аппаратные платформы (с ЖК-экраном), хорошо подходящие для чтения электронных книг и прочих цифровых данных. Бывшие в употреблении они стоят $100-$200.

Кроме того, есть карманные устройства, типа iPhone. Всё, что Вам требуется, - выбрать Word как входящий источник, и Kindle/Nook/iPad как исходящий, и переместить файл.

Распечатка Word-файла на бумаге

Успешные самиздатовцы сейчас используют выгоду, предоставляемую сервисами печати по запросу, где им не требуется тратить деньги на оплату печати или на оснастку и рыночные сборы.

Сервис "печати по требованию"(POD), иногда называемый изданием по требованию, - это технология печати и бизнес-процесс, в котором новые копии книги не отпечатываются, пока не будет получен заказ на них. Многие традиционные малые типографии заменили их обычное типографское оборудование на поддерживающее такую технологию или заключили договоры с теми, кто её использует.

Когда потребители заказывают книги, самиздатовские сервисы типа cafepress.com и другие (см. перечень) отпечатывают по запросу столько книг, сколько нужно, и они же отгружают их и принимают платёж по заказам. Эти самиздатовские сервисы принимают для загрузки цифровой контент, такой, как файлы Word и PDF. Впрочем, ввиду неоднозначного содержимого этой книги, тем, кто будет делать первые заказы, нужно быть внимательными и, возможно, нужно будет вырезать определённые главы, прежде чем использовать подобные коммерческие сервисы.

Сервисы самопубликации/книги по запросу:
lulu.com, xlibris.com, authorhouse.co.uk, unibook.com,
createspace.com, webook.com, spirepublishing.com, createbooks.com,
cafepress.co.uk, selfpublishing.com, trafford.com, booksurge.com,
booksondemand.com, infinitypublishing.com, lightningsource.com, blurb.com.

Справочник по самопубликации:
http://www.masternewmedia.org/self-publish-your-book-guide-to-the-best-self-publishing-services/
Предисловие к форматированию электронных книг: http://toc.oreilly.com/2008/04/ebook-format-primer.html

Жертвы, допущенные при создании сборника:
Я провел в общей сложности 9 лет своей жизни, работая над этим проектом.Первые пять лет были потрачены на изучение и создание финансовой базы, а последние три года - на работу с исследованиями, составление и написание. Создание этого сборника лично мне стоило в общей сложности 317 000 евро (130 000 евро было потрачено из моего кармана и 187 500 евро -  потеря дохода в течение трех лет). Все это, однако, едва значительно по сравнению с жертвами, принесенными в связи с распространение этой книги, фактическими маркетинговыми операциями;)
Важность распространения правды и эффективных стратегий не может недооцениваться, так как это самая сердцевина наших сегодняшних усилий сопротивления. Я надеюсь, что вы найдете время, чтобы прочитать эту книгу. Некоторые аспекты работы действительно уникальны, и на сегодняшний день не существует похожего сборника. Не позволяйте темам, обсуждаемым в книгах, потрясти вас слишком сильно. Многие из тем могут показаться полным абсурдом или слишком радикальными на сегодняшний день, но в течении нескольких десятилетий вы поймете их значимость для нашей борьбы.

Так или иначе, если содержимое выводит Вас из себя до такой степени, что Вам хочется удалить документ, я бы очень Вам рекомендовал всё же сохранить его на USB-флеш-накопителе (маленьком чипе памяти) и отложить его в безопасное место. Потому что, по всей видимости, Вам захочется таки прочитать его в своё время. В конце концов, все мы можем игнорировать основополагающие аспекты реальности довольно долго.

Послание от автора/создателя сборника
Я надеюсь, Вам понравится этот сборник. Сейчас он предлагает самую полную базу ориентированных на решения тем. Как было отмечено, я хочу попросить у Вас только одно:  распространите эту книгу среди Ваших друзей и попросите их сделать то же самое, особенно среди тех, кто настроен патриотично. Пожалуйста, помогите нам и себе, своей семье и друзьям, распространяя инструменты, которые обеспечат нашу победу; потому что правда должна звучать... Это не только наше право, но и наш долг: внести вклад в сохранение нашей идентичности, нашей культуры, нашего  национального суверенитета, предотвратив происходящую исламизацию. Не может быть никакого Движения Сопротивления, если отдельные люди, вроде нас, откажутся от своего вклада.

Мультикультурализм (культурный марксизм / политкорректность), как вы знаете, является основной причиной продолжающейся исламизации Европы, что привело к текущей исламской колонизации Европы через демографическую войну (при содействии наших лидеров). Этот сборник представляет собой решения и точно объясняет, что требуется от всех и каждого из нас в ближайшие десятилетия. Каждый может и должен содействовать в той или иной мере, это только вопрос желания.

Время имеет существенное значение. У нас есть лишь несколько десятилетий для консолидации достаточного уровня сопротивления перед тем, как наши главные города будут полностью демографически перегружены мусульманами. Обеспечение успешного распространения этого сборника среди как можно большего числа европейцев внесет значительный вклад в наш успех. Это может стать единственным способом избегнуть нашего настоящего и будущего состояния зимми (порабощения) под управлением исламского большинства в наших собственных странах.

Я не мог разослать этот сборник многим людям по разным причинам. Поэтому я искренне надеюсь на ваше содействие.

Следует отметить, что английский язык является моим вторым языком и из-за определенных мер безопасности я не мог профессионально отредактировать и вычитать текст.

Излишне говорить, что есть потенциал для его литературного улучшения. Таким образом, считаю его "первым проектом издания". Сейчас ответственность ложится на вас, так как я, по понятным причинам, не смогу развивать его дальше.

Всем людям с соответствующими навыками предлагается внести свой вклад во второе издание этого сборника, путем совершенствования и расширения его там, где это необходимо.

Искренний и патриотический поклон,
Эндрю Бервик, Лондон, Англия - 2011
Юстициарий Кавалер Ордена для Ордена Тамплиеров Европы и один из нескольких лидеров национального и Общеевропейского Патриотического Движения Сопротивления
При содействии братьев и сестер в Англии, Франции, Германии, Швеции, Австрии, Италии, Испании, Финляндии, Бельгии, Нидерландах , Дании, США и т.д.


Введение в сборник "2083" -
Вводная глава объясняет как "культурный" Марксизм постепенно проник в наши послевоенные общества. Важно понять, как это началось, чтобы осмыслить наши текущие проблемы. Глава была написана специально для США, но применима также и к Западной Европе.

Введение. Что такое политкорректность? Одно из важнейших открытий консерватизма заключается в том, что все идеологии ошибочны. Идеология берёт интеллектуальную систему, продукт одного или нескольких философов, и говорит "должно быть, эта система верна". Но реальность неизбежно опровергает эту систему, чаще всего по многим пунктам. Идеология же, по своей природе, не может подстраиваться под реальность. Сделать это - всё равно что отказаться от системы.

Поэтому реальность должна быть подавлена. Если за идеологией стоит сила, она использует эту силу для такого подавления. Она запрещает писать или говорить об определённых фактах. Её цель - предотвратить  не только выражение, но даже возникновение мыслей, противоречащих тому что "должно быть верным". В результате - неизбежный концентрационный лагерь, гулаг и могила.

Но что происходит сегодня с европейцами, которые считают что существуют различия между этническими группами, или что традиционные социальные роли мужчины и женщины отражают их различную природу, или что гомосексуализм - это неправильно с моральной точки зрения? Если они являются публичными фигурами, они будут облиты грязью и будут пресмыкаться в бесконечных извинениях. Если они студенты университетов, они столкнутся с самоуправством руководства университета и, возможно, будут изгнаны. Если они работники частных компаний, они могут потерять работу. В чём их преступление? В том, что они противоречат новой идеологии ЕвроССР "политкорректность". Но что такое политкорректность? Марксисты использовали этот термин почти 80 лет в качестве синонима "генеральной линии партии". Можно сказать, что политкорректность - это генеральная линия истеблишмента современной Западной Европы;  никто из тех, кто посмеет противоречить ей, не сможет стать частью истеблишмента. Но это, тем не менее, ничего не говорит нам о том, что же такое политкорректность.

Мы должны постараться ответить на этот вопрос. Единственный способ понять любую идеологию - это посмотреть на её исторические предпосылки, её метод анализа и её ключевые компоненты, такие как её место в высшем образовании и её связи с движением феминизма.

Если мы рассчитываем возобладать и восстановить в наших странах свободу мысли и самовыражения, то нам нужно знать врага. Нужно понять, что это такое, политическая корректность. Как вы вскоре увидите, если  мы сможем выявить настоящие истоки и природу политкорректности, мы совершим гигантский шаг к её преодолению.

Как всё это началось - политкорректность как культурный марксизм

Большинство европейцев вспоминают 50-е годы прошлого века как хорошее время. Наши дома были в безопасности, вплоть до того, что люди не утруждали себя запиранием дверей. Государственные школы были, в целом, отличными, и проблемами считались такие вещи, как разговоры во время уроков и беготня по коридорам.

Большинство мужчин относилось к женщинам, как к леди, и большинство леди отдавали время и усилия для создания хороших домохозяйств, прилежно воспитывая своих детей и помогая обществу волонтёрской работой. Дети вырастали в полных семьях, и матери встречали их дома, когда они возвращались из школы.
Развлечения были чем-то таким, от чего удовольствие могла получить вся семья.

Что же случилось? Если мужчина из пятидесятых внезапно окажется в Западной Европе двухтысячных, он с трудом сможет узнать свою страну. Он будет находиться в постоянной опасности быть ограбленным, лишиться своей машины из-за угона или хуже, потому что он не приучен жить в постоянном страхе. Он не будет знать что он не должен появляться в некоторых частях города, что его машина должна быть не просто заперта, но и оснащена сигнализацией, что ему лучше не спать ночью не закрыв окна и двери, и не установив электронную систему безопасности.

Если он взял с собой и свою семью, он и его жена скорее всего отправят своих детей в ближайшую государственную школу. Когда днём дети вернутся домой, и расскажут своим родителям про то как проходили металлодетектор чтобы попасть внутрь здания, как другой ребенок дал им веселый белый порошок и про то как их учили что гомосексуальность это нормально и хорошо, родители придут в шок.

А на работе он прикурит, скажет "привет, красавица" своей коллеге, и расскажет, что рад был узнать, что фирма назначила парочку цветных на высокие должности.

Любое из вышеперечисленного сразу же навлечет на него выговор. Все вместе - и этот человек уже уволен.

Когда жена идет в город за покупками, на ней красивое платье, шляпа, и, может быть, перчатки. Вряд ли она поймет, почему люди глазеют на нее и кидают ей вслед обидные слова.

А когда вся семья после ужина усядется перед телевизором, они вряд ли поймут, как порнография из журналов "Для взрослых" оказалась в эфире.

Да если бы они только могли, эти люди из 50х, они сразу же бы вернулись в свое время, и рассказывали бы о своем путешествии леденящую душу историю. Историю о нации, разложившейся и деградировавшей с фантастической скоростью, менее чем за пол-века из величайшей страны в мире скатившейся до страны третьего мира, погрязшей в насилии, шуме, наркотиках и грязи. Падение Рима в сравнении с этим - рождественская история.

Но как же так случилось? За последние 50 лет западная Европа, как и Россия, Китай, Германия и Италия в свое время, подчинилась особой силе. Эта сила - идеология. Именно она пришла на смену традиционной культуре, именно идеология изменила ее, исказила ее, отодвинула ее на второй план. И вместе с идеологией пришли страх и разрушение. Той же России, чтобы оправиться от последствий коммунистического строя, потребуется поколение. Если она вообще, конечно, сможет восстановиться после этого.

Эта идеология, захватившая Западную Европу, чаще всего именуется «политкорректностью». Некоторые люди рассматривают ее как шутку. Это не так. Она убийственно серьёзна. Она стремится изменить практически все правила, формальные и неформальные, которые регулируют отношения между людьми и общественными институтами. Она хочет изменить поведение, мысли и даже слова, которыми мы пользуемся.
В значительной степени это уже произошло. Кто контролирует язык — тот  контролирует мысли. Кто посмеет сейчас сказать «леди»?
Что же такое политкорректность? На самом деле политкорректность есть Культурный Марксизм (Культурный Коммунизм), перенесённый с экономического в ​​культурный план.
И усилия по переводу марксизма из экономической сферы в культурную начались не с восстания студентов 1960 года. Они восходят по крайней мере к 1920-м годам и трудам итальянского коммуниста Антонио Грамши. В 1923 году в Германии группа марксистов основала институт для проведения этого перевода — Институт социальных исследований (позже известный как Франкфуртская школа).
Один из ее основателей, Дьёрдь (Георг) Лукач, заявил о своей цели, отвечая на вопрос «Кто спасет нас от Западной цивилизации?» Франкфуртская школа получила огромное влияние в европейских и американских университетах после бегства многих своих корифеев в Европу и даже в Соединенные Штаты в 1930-х годах, чтобы избежать немецкого национал-социализма. В Западной Европе она приобрела влияние в университетах с 1945 года.

Франкфуртская школа смешала Маркса с Фрейдом, и позднейшими веяниями (некоторыми фашистами, а также марксистами) добавила лингвистики чтобы сотворить "Критическую теорию" и "деконструкцию." Это в свою очередь очень повлияло на теоретическую базу образования, и через институты высшего образования дало рождение тому, что мы теперь зовем "Политкорректность". Родословная замечательно просматривается и она тянется непосредственно к Карлу Марксу. 

Параллели между старым, экономическим марксизмом и культурным марксизмом - очевидны.

Культурный марксизм, или политическая корректность, разделяет с классическим марксизмом видение бесклассового общества, т.е. общества не только равных возможностей,  но и равных условий.

Ввиду того, что это виденье противоречит человеческой природе - так как все люди разные, они все кончают неравными, независимо от их стартовых позиций - социум согласится с этим только по принуждению. Выходит, по обоим вариантам Марксизма, осуществляется принуждение. Это первая главная параллель между классическим и культурным Марксизмом: оба являются тоталитарными идеологиями. Тоталитарную природу Политкорректности  мы можем наблюдать в кампусах, где "PC" (Political Correctness) взяла верх над колледжем : свобода слова, прессы, и даже мысли - все это устранено.

Вторая главная параллель в том, что как классический, экономический Марксизм, так и культурологический Марксизм, имеют единичный фактор объяснения истории. Классический Марксизм утверждает, что вся история определяется формами собственности на средства производства. Культурологический Марксизм говорит, что история в целом объясняется тем, какая группа - определенного пола, расы, религии и сексуальной ориентации - имеет власть над другими группами. 

Третья параллель состоит в том, что обе разновидности Марксизма объявляют определенные группы добродетельными, а другие злыми априори, то есть, без оглядки на фактическое поведение индивидуумов. Классический Марксизм определяет рабочих и крестьян добродетельными, а буржуазию (средний класс) и других владельцев капитала, как зло. Культурологический Марксизм определяет меньшинства, которые им видятся жертвами - мусульман, женщин феминисток, гомосексуалистов и некоторые другие группы меньшинств - как добродетельные, рассматривая этнических христианских европейских мужчин, как зло. (Культурологический Марксизм не признает существование женщин не феминисток, и определяет тех мусульман, азиатов и африканцев, что отвергают политкорректность, как зло, также как исконных христиан или даже атеистов европейцев.).

Четвертая параллель в способах и средствах: экспроприация. Экономические Марксисты, там, где они получали власть, экспроприировали имущество буржуазии в пользу государства, как представители рабочих и крестьян. Культурологические Марксисты, когда получают власть (включая также и через наше собственное правительство), создают неудобства для урожденных европейцев - мужчин и иных несогласных с ними, давая привилегии группам "жертв", которым они покровительствуют.  

Позитивная дискриминация является примером.

В конце концов, оба вида марксистов используют методы анализа, предназначенные для демонстрации корректности их идеологии в любой из ситуаций. Для классических марксистов - экономический анализ. Для культурных марксистов - лингвистический анализ: деконструкция. Деконструкция "доказывает", что любой "текст" в прошлом или в настоящем иллюстрирует угнетение мусульман, женщин, гомосексуалистов и т.д., вкладывая этот смысл в слова текста (независимо от их фактического значения). Оба метода конечно фальшивы, они позволяют исказить факты так, чтобы они  соответствовали предопределенным выводам, но придают идеологии "научный" вид.

Эти параллели не являются удивительными или случайными. Они существуют потому что политкорректность вытекает из классического марксизма и на самом деле является вариантом марксизма.

На протяжении почти всей истории марксизма, культурные марксисты изгонялись из рядов движения классическими, экономическими марксистами. Сегодня, когда экономический марксизм мертв, культурный марксизм продолжает его путь. Среда изменилась, но смысл всё тот же: общество радикального эгалитаризма, навязываемое силой государства.

Политкорректность теперь нависла над обществом Западной Европы как колосс. Она захватила власть как над левым, так и над правым политическими крыльями. В среде так называемых западноевропейских "консервативных" партий настоящим культурным консерваторам указано на дверь, поскольку быть культурным консерватором - значит выступать против самой сути политической корректности. Она контролирует самый мощный элемент нашей культуры, средства массовой информации и индустрию развлечений. Она доминирует как в государственном, так и высшем образовании: многие кампусы колледжей представляют собой покрытую плющом небольшую Северную Корею. Она даже захватила высшее духовенство во многих христианских церквях.

Любой в правящих кругах, кто отступает от ее диктата, быстро покидает истэблишмент.

Самый насущный вопрос: как западные европейцы могут сразиться с политкорректностью и отобрать назад своё общество у культурного марксизма? Недостаточно лишь критиковать его. Он допускает некоторый объём критики, даже вежливое высмеивание. Он делает это не из-за истинной терпимости  к другим точкам зрения, но ради обезоруживания оппонентов, чтобы казаться менее угрожающим, чем он есть на самом деле.

Культурные марксисты ещё не обладают всей полнотой власти, и они достаточно умны, чтобы не выглядеть тоталитаристами до своей убедительной победы.

Вместо этого, те, кто захотят победить культурный марксизм, должны отринуть его. Они должны использовать слова им запрещённые и отказываться использовать им провозглашённые; помните, "sex" лучше, чем "gender".

Они должны публично оглашать реалии, которые тот стремится подавить, такие как наше противостояние шариату на национальном и местном уровнях, исламизацию наших государств, факты диспропорции в статистике тяжких преступлений, совершённых мусульманами, и то, что большая часть случаев заражения СПИДом добровольна, т.е. исходит от аморальных сексуальных актов. Они должны отказаться от перепоручения своих детей  общественным школам.


Самое главное, те, кто отвергают политкорректность, должны вести себя по старым правилам нашей культуры - не по новым правилам культурного марксизма. Леди должны быть женами и домохозяйками, не полицейскими или солдатами, а мужчины должны открывать двери перед леди. Дети не должны рождаться вне брака. Нужно избегать прославления гомосексуализма. Присяжные не должны принимать ислам как оправдание для убийства.

Неповиновение распространяется. Когда другие западные европейцы видят одного человека, открыто не повиновавшегося правилам политкорректности и выжившего - а пока что это все еще возможно, - они ободряются. Появляется соблазн отказаться от политкорректности, и некоторые поддаются ему. Волны от одного акта неповиновения, от одной попытки взобраться к глиняному идолу и отломать ему нос, могут распространиться далеко. Нет ничего, что было бы страшнее для политкорректных, чем открытый вызов, и на то есть причины; в этом их главная уязвимость. Это должно руководить консерваторами в неприятии культурного марксизма на каждом шагу.

Хотя время упущено, исход битвы ещё не предрешён. Очень мало кто из западноевропейцев осознаёт, что политкорректность - по факту марксизм в ином обличье. Сколь распространится осознание этого, столь распространится и сопротивление. На данный момент, политкорректность торжествует маскируясь. Через сопротивление и через самообразование (которое должно быть частью любого акта сопротивления), мы можем снять с неё камуфляж и опознать марксизм под нарядом "чувствительности", "толерантности" и "мультикультурности". Кто отважится, тот сможет победить.

Исторические корни политкорректности.
В Западной Европе сегодня господствует чуждая ей система убеждений, взглядов и ценностей, ставшая известной как политкорректность. Политкорректность стремится навязать всем европейцам одинаковое мышление и поведение и таким образом тоталитарна по своей сути. Ее корни лежат в варианте Марксизма, который добивается коренного извращения традиционной культуры, чтобы начать социальную революцию.

У идеи социальной революции долгая история, возможно восходящая к Республике Платона. Но именно Французская Революция 1789 года вдохновила Карла Маркса на создание его теорий в девятнадцатом веке. В двадцатом веке успех Большевистской Революции 1917 года в России вызвал среди марксистов в Европе и Америке волну оптимистичных ожиданий рождения наконец нового пролетарского мира равенства. Россия, первая коммунистическая нация в мире, должна была привести революционные силы к победе.

Марксистские революционные силы в Европе с радостью схватились за эту возможность. Сразу после конца первой мировой войны в 1919 году произошло коммунистическое восстание спартакистов в Берлине, возглавляемое Розой Люксембург, была основана Баварская Социалистическая Республика, одним из лидеров которой был Курт Эйснер, Бела Кун провозгласил Венгерскую социалистическую республику. В то же время существовало огромное беспокойство, что вся Европа может пасть перед знаменем Большевиков. Этому страху приближающегося конца дало жизнь вторжение Красной Армии, ведомой Троцким, в Польшу в 1919 году.

Однако Красная Армия была побеждена польскими войсками в Варшавском сражении в 1920.

Ни спартакисты, ни Баварская республика, ни правительство Бела Куна не смогли получить широкую поддержку рабочих и были свергнуты за короткое время. Эти события вызвали недоумение среди марксистов-революционеров в Европе. По марксистской экономической теории подавляемые рабочие должны были  быть заинтересованы в социальной революции, которая поставит их на вершину иерархической лестницы. Когда же представилась возможность для этой революции, рабочие, однако, не среагировали. Марксисты-революционеры не считали свою теорию виновной в этих поражениях. Они винили рабочих.

Одна их групп марксистской интеллигенции разрешила это противоречие в работах, больше сосредоточенных на культурной надстройке общества, чем на его экономических основаниях, которые анализировал Маркс. Итальянский марксист Антонио Грамши и венгерский марксист Дьёрдь Лукач внесли наибольший вклад в новый культурный марксизм.

Антонио Грамши работал в Коминтерне в 1923-24 в Москве и Вене. Позже он был заключен в одну из тюрем Муссолини, где и написал свои знаменитые "Тюремные тетради". Среди марксистов Грамши известен своей теорией культурной гегемонии как средства классового превосходства. В его представлении для того, чтобы была возможна какая-либо политическая революция, должен быть создан новый "коммунистический человек". Это заставило его сосредоточиться на усилиях интеллигенции в областях образования и культуры. Грамши предвидел долгий путь через общественные институты, включая правительство, суды, войска, школы и СМИ. Он также заключил, что до тех пор пока рабочие обладают христианским сознанием, они не ответят на призывы к революции.

Георг Лукач был сыном успешного венгерского банкира. Лукач начал свою политическую жизнь агентом Коммунистического интернационала. Его книга "История и классовое сознание" сделала его ведущим теоретиком марксизма после Карла Маркса. Лукач верил, что для появления новой марксистской культуры, существующую культуру надо уничтожить. Он говорил: "Я вижу революционное разрушение общества единственным решением культурных противоречий эпохи," - и, - "Такое повсеместное низвержение ценностей не может произойти без уничтожения старой системы ценностей и создания новой революционерами." Когда в 1919 он стал наркомом просвещения в правительстве Бела Куна в Венгрии, Лукач начал то, что стало известно как "культурный терроризм." Как один из аспектов этого терроризма он утвердил радикальную программу сексуального образования в венгерских школах.

Венгерских детей учили свободной любви, сексуальным отношениям, архаичной природе семейных законов среднего класса, устареванию единобрачия, бесполезности религии, которая лишает человека всех удовольствий. Женщин также призывали восстать против сексуальных нравов времени. Кампания "культурного терроризма" Лукача стала предвестницей политкорректности, которую позже ввели в западноевропейских школах.

В 1923 Лукач и другие представители марксисткой интеллигенции, связанные с Коммунистической партией Германии, основали Институт социальных исследований при Франкфуртском университете в Германии. Этот институт, который стал известен как Франкфуртская школа, был создан по образцу Института К. Маркса и Ф. Энгельса в Москве. В 1933, когда нацисты пришли к власти в Германии, члены Франкфуртской школы покинули страну. Большинство уехало в Соединенные штаты.

Члены Франкфуртской школы провели обширные исследования убеждений, взглядов и ценностей, на которых, как они полагали, основывалось возвышение национал-социализма в Германии.

Исследования Франкфуртской школы объединили марксистский анализ с  психоанализом Фрейда, чтобы подвергнуть критике основы западной культуры, включая христианство, капитализм, власть, семью, патриархат, иерархию, мораль, традиции, сексуальные ограничения, верность, патриотизм, национализм, наследственность, этноцентризм, обычаи и консерватизм. Эта критика, известная в совокупности как Критическая теория, была отражена в таких работах Франкфуртской школы как "Бегство от свободы" и "Догмат о Христе" Эриха Фромма, "Массовая психология фашизма" Вильгельма Райха и "Исследование авторитарной личности" Теодора Адорно.

"Исследование авторитарной личности", опубликованное в 1950, оказало существенное влияние на западно-европейских психологов и социологов. Идея этой книги основывается на том, что наличие в обществе христианства, капитализма и патриархально-авторитарных ценностей семьи создает почву для расовых и религиозных предрассудков и германского фашизма.

"Исследование авторитарной личности" стало руководством для национальной кампании против любых видов предрассудков или дискриминации, будучи основано на теории о том, что если это зло не будет уничтожено под корень, на европейском континенте случится очередной холокост. Эта кампания в свою очередь, подготовила базу для формирования политкорректности.

Критическая теория включает в себя суб-теории, в том числе “матриархальной теории”, “теории андрогинности”, “теории личности”, “теории авторитета”, “теории семьи”, “половой теории”,  “расовой теории”, “теории права” и “литературной теории”. Они предназначены для того, чтобы постепенно избавляться от отдельных элементов существующей культуры. Будучи претворёнными в жизнь, эти теории должны были быть использованы для свержения преобладающего общественного порядка и подготовить социальную революцию.

Критические Теоретики из Франкфуртской Школы осознали, что для достижения этой цели традиционные верования и существующая социальная структура должны быть разрушены, а затем заменены.

Патриархальная социальная структура будет заменена матриархатом; убеждение, что мужчины и женщины разные и должным образом имеют разные роли будет заменено андрогинностью, а убеждение, что гетеросексуальность является нормой будет заменено верой, что гомосексуализм не менее “нормален”. Так как общая схема предназначалась для отрицания родной внутренней ценности европейских христиан и гетеросексуальных мужчин, Критические Теоретики Франкфуртской Школы открыли дверь расовой и сексуальной неприязни Троцкистов. Многие считали, что угнетенные мусульмане, неевропейские меньшинства и прочие группы, такие как феминистки и гомосексуалисты, могут быть авангардом коммунистической революции в Европе.

Идеи Троцкого были приняты многими идейными лидерами контркультурных движений 1960-х, которые пытались поднять революционно настроенных представителей меньшинств на позиции лидеров их движений.

Идейные революционеры также сильно зависели от идей Герберта Маркузе, другого члена Франкфуртской школы. Маркузе проповедовал “Великий Отказ”, отречение от всех базовых Западных идей, полового раскрепощения и достоинства феминистских и чёрных революций. Его основной тезис в том, что студенты университетов, негры из гетто, отчуждённые, асоциальные и люди Третьего Мира могут заменить собой пролетариат в Коммунистической революции. В его книге “Эссе об Освобождении” Маркузе объявил о своей цели: радикальной переоценки ценностей, ослабления табу, культурных изменений, Критической Теории и лингвистическом восстании, которое составит методическое изменение смысла.

Касательно расового конфликта, Маркузе написал, что белые люди виновны, а чёрным более естественно бунтовать.

Маркузе, возможно, самый важный член франкфуртской школы в терминологии истоков политкорректности, потому что он был решающим связующим звеном с контркультурой шестидесятых. Его цель была ясна: "Человек может правомерно говорить о культурной революции, поскольку протест направлен на весь культурный истеблишмент, включая моральность существующего общества..." Его методы состояли в освобождении мощной, первозданной силы секса от цивилизованных запретов, это послание проповедуется в его книге "Эрос и цивилизация", опубликованной в 1955 году. Маркузе стал одним из главных гуру молодёжного сексуального бунта шестидесятых; именно он ввёл в обращение фразу "make love, not war" (занимайтесь любовью, а не войной). С этой ролью марксистское влияние посредством франкфуртской школы достигло цели: от службы Лукача представителем комиссара культуры в большевистском правительстве Венгрии в 1919 до сжигания флагов и захватов административных зданий колледжей западноевропейскими и американскими студентами в шестидесятые. Теперь многие из этих колледжей стали бастионами политкорректности, а многие бывшие студенты-радикалы стали преподавателями.

Одним из самых важных вкладчиков в Политическую Корректность была Бетти Фридан.

Своей книгой "Загадочная женская душа" Фридан связала феминизм с теорией самоактуализации личности Абрахама Маслоу. Маслоу был социальным психологом, который еще в раннем возрасте проводил исследование женского доминирования и сексуальности. Маслоу был другом Герберта Маркузе в Брандейсском университете и познакомился с Эрихом Фроммом в 1936. Фроммовская идеология франкфуртской школы произвела на него сильное впечатление. Он написал статью "Структура авторитарного характера", которая была опубликована в 1944 и повлияла на теорию личности критической теории.

Маслоу также был вдохновлён работами Вильгельма Райха, который был ещё одним из создателей теории личности франкфуртской школы.

Значение исторических корней политкорректности не может быть оценено в полной мере, если не считать революцию Бетти Фридан в ролях полов тем, чем она на самом деле была - проявлением социального революционного процесса, начатого Карлом Марксом. Опора Фридан на идеологию франкфуртской школы в интерпретации Абрахама Маслоу - только один из показателей.
Другие показатели включают соответствие революции Фридан в сексуальных ролях с уничтожением старых ценностей и созданием новых Георгов Лукачей, а также переоценку ценностей Герберта Маркузе. Но идея превращения патриархата в матриархат - а именно для этого предназначена смена ролей полов - может быть непосредственно связана с книгой Фридриха Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства".

Будучи впервые опубликованной в 1884 году, эта книга популяризировала ныне признанное феминистское убеждение, что глубоко укоренившееся дискриминационное угнетение женского пола было функцией патриархата. Убеждение, что матриархат является решением проблем, создаваемых патриархатом, проистекает из комментария Маркса в "Германской Идеологии", опубликованной в 1845 году. В этой работе Маркс выдвинул идею, что жёны и дети были первой собственностью патриархального мужчины. Из этих источников возникли близко относящиеся друг к другу теория Франкфуртской школы о матриархате и теория андрогинности.

Обращаясь к широкой публике, сторонники политкорректности - или, называя вещи своими именами, культурного Марксизма - представляют свои убеждения привлекательно. Они говорят, что это всего лишь вопрос проявления “чувствительности” к другим людям. Они используют такие слова, как “толерантность” и “разновидность”, спрашивая “Почему мы все не можем жить дружно?”. Реальность выглядит иначе. Политкорректность вовсе не значит “быть хорошим”, если только не считать гулаг хорошим местом. Политкорректность есть Марксизм со всеми вытекающими: потеря свободы слова, контроль над мыслями, извращение традиционного социального порядка и, наконец, тоталитарное государство. Во всяком случае, культурный Марксизм, созданный Франкфуртской школой, гораздо хуже чем старый, экономический Марксизм, который разрушил Россию. В конце концов экономические Марксисты не превозносили сексуальные извращения и не пытались создать матриархат, как было сделано Франкфуртской Школой и её последователями.

Этот краткий очерк имеет целью показать одну критическую связь между классическим Марксизмом и ингредиентами “культурной революции”, которая разразилась в Западной Европе в 1960-х. Конечно, процесс не останавливается в 60-х годах; работы Франкфуртской школы еще очень сильно влияют на нас, особенно в области образования. Эта тема и другие современные результаты идей Франкфуртской школы будут проанализированы ниже.

Культурный Марксизм в лицах

Георг Лукач

• Он начал свою политическую жизнь как Кремлёвский агент Коммунистического интернационала.

• Его "История и классовая сознательность" принесли ему признание в качестве ведущего марксистского теоретика после Карла Маркса.

• В 1919 году он стал заместителем наркома культуры в Большевистском Режиме Бела Куна в Венгрии. Он спровоцировал то, что стало известно как “Культурный Терроризм”.
• Культурный Терроризм был предвестником того, что должно было произойти в Европейских и Американских школах.

• Он запустил “взрывную” программу полового воспитания. Специальные лекции были проведены в Венгерских школах, а напечатанная и распространённая литература учила детей свободной любви, природе полового акта, архаичности сущности буржуазного кодекса семьи, неактуальности моногамии и ненужности религии, которая лишает человека всего удовольствия. Детям настоятельно рекомендовали отвергать и высмеивать родительский и Церковный авторитет, а так же игнорировать предписания морали. Они легко и спонтанно превращались в преступников, с ними могла справиться только полиция. Этот призыв к восстанию Венгерских детей подкреплён призывом к восстанию Венгерских женщин.

• Отвергая идею, что Большевизм подписывает уничтожение цивилизации и культуры, Лукач заявил: “Такое по всему миру: переворот ценностей не может происходить без уничтожения старых и создания революционерами новых”.
• Состояние духа Лукача было выражено в его собственных словах: - “Я ненавидел все социальные силы с детства, и всё, что я стремился уничтожить в душе, сейчас собралось вместе, чтобы развязать Первую Глобальную Войну.” - “Я видел революционное уничтожение общества одним и единственным решением для культурных противоречий речи.” - “Вопрос: Кто будет освобождать нас от ига Западной Цивилизации?” - “Любые политические движения, способные приносить большевизм на Запад, должны быть "Демоническими".” - “Отказ от уникальности души решает проблемы "развязывания" дьявольских сил, скрывающихся во всех видах насилия, которые необходимы для создания революции.” Подобное умонастроение, какое было у Лукача являлось характерным для тех, кто представлял силы Революционного Марксизма.

• На тайной встрече в Германии в 1923 году, Лукач предложил концепцию провокации "культурного пессимизма" в целях увеличения состояния безнадежности и отчуждения в людях Запада в качестве необходимой предпосылки для революции.

• Эта встреча привела к созданию института социальных исследований при Франкфуртском университете в Германии в 1923 г. - организация марксистски и коммунистически ориентированных психологов, социологов и других представителей интеллигенции, которые стали известны как Франкфуртская школа, которая посвятила себя реализации программы Дьёрдя Лукача.

Антонио Грамши.
• Он был Итальянским марксистом, одного интеллектуального уровня с Георгом Лукачем, который в результате анализа пришел к тем же заключениям, что и Лукач и Франкфуртская Школа о критической важности интеллектуалов в раздувании революции на Западе.

• Он посещал Советский Союз после Октябрьской Революции 1917-го и сделал ряд наблюдений, которые привели его к заключению, что восстания в стиле большевиков не могут быть осуществлены западными рабочими в силу природы их христианских душ.

• Антонио Грамши стал лидером Итальянской Коммунистической Партии, что привело его к заключению в одной из тюрем Муссолини в 1930-х, где он написал "Тюремные Тетради" и другие документы.

• Его работы стали доступны на английском для британцев и американцев.

• Его совет интеллектуалам был начать длинный путь через национальные институты образования и культуры с целью создания нового Советского человека, для того, чтобы была возможна политическая революция.

• Этот совет отражал его наблюдение, что лидеры СССР не смогли создать такого "Нового Советского Человека" после Октябрьской Революции.

• Этот проект по изменению мышления и характера сделал Грамши героем революционного марксизма в американском образовании и проложил образовательному картелю дорогу для создания в школах Нового Американского Ребёнка.

• Основные положения революционной стратегии Антонио Грамши нашли отражение в "Озеленение Америки" Чарльза А. Райха: "Революция грядёт. Она не будет похожа на революции прошлого. Она породнится с людьми и культурой, и последним делом она изменит политическую структуру. Она не будет требовать насилия для победы, и ей нельзя будет успешно противиться насилием. Это революция Нового Поколения." Вильгельм Райх • В своей книге 1933 года, озаглавленной "Массовая психология фашизма", объясняет, что франкфуртская школа отделилась от марксистской социологии, которая противопоставляла буржуазию пролетариату. Вместо этого, битва будет между "реакционными" и "революционными" характерами.

• Он также написал книгу под названием "Сексуальная революция", которая стала предвестником того, что произойдёт в шестидесятые.

• Его "сексуально-экономическая" социология была попыткой совместить психологию  Фрейда с экономической теорией Маркса.

• Теория Райха выражалась в следующих словах: "Авторитарная семья это авторитарная страна в миниатюре. Структура личности человека формируется под воздействием сексуальных запретов и страха жить в среде сексуального влечения.

Семейный империализм идеологически воспроизводится в национальном империализме... авторитарная семья... это фабрика, в которой производятся реакционная идеология и реакционные структуры." • Теория Вильгельма Райха в сочетании с половым образованием Георга Лукача в Венгрии может рассматриваться как источник настойчивости американского образовательного картеля относительно полового образования начиная с детского сада, и является полным отрицанием семьи, внешнего авторитета и традиционной структуры характера.

• Теория Райха включала в себя другие утверждения, которые, видимо, просочились в систему американского образования: - организованный религиозный мистицизм христианства был элементом авторитарной семьи, который вёл к фашизму.

- Патриархальное могущество вне и внутри человека подлежало развенчанию.

- Революционная сексуальная политика означала бы полный коллапс авторитарной идеологии.

- Контроль рождаемости был революционной идеологией.

 - Человек был изначально сексуальным животным.

• "Массовая психология фашизма" Райха переиздавалась девять раз к 1991 году и продаётся в большинстве колледжских книжных магазинов.

Эрих Фромм. • Как и Вильгельм Райх, Фромм принадлежал к франкфуртской школе социальной психологии и прибыл в Америку в тридцатые годы.

Его книга "Бегство от свободы", опубликованная в 1941, является идеологическим спутником "Массовой психологии фашизма" Вильгельма Райха.

• Фромм утверждал, что ранний капитализм создал социальный порядок, который привёл к кальвинистской теории предопределённости, которая в свою очередь отражала принцип базового неравенства людей, возрождённого в нацистской идеологии.

• Он утверждал, что авторитарная личность переживает только доминирование или подчинение, и “половые или расовые отличия рассматриваются ею обязательно как преимущество или как недостаток.”
• Он утверждал, что "Положительная Свобода" подразумевает принцип, согласно которому нет ничего выше, чем сама уникальная личность; что человек есть центр и смысл жизни; что рост и реализация человеческой индивидуальности является концом, который может быть подчинен целям, имеющим бóльшую важность.

• Фромм ясно обозначил реальное значение этой "Положительной Свободы" в другой из множества своих книг - "Догма Христа" - где он описывает революционера, такого как он есть, как человека, разорвавшего связи с землёй и кровью, со своими матертю и отцом, с особой привязанностью к государству, расе, партии или религии.

• Фромм очень ясно показывает свои революционные намерения в "Догме Христа"... ”Мы можем определить революцию в психологическом смысле, утверждая, что революция это политическое движение, ведомое людьми с революционными характерами, и притягивающее людей с революционными характерами.”

Герберт Маркузе
• Как и Вильгельм Райх и Эрик Фромм, Маркузе был интеллектуалом Франкфуртской школы, приехавшим в Америку в 1930-ых.

• Его часто описывают как марксистского философа, но на самом деле он был настоящим социальным революционером, рассматривающим разрушение западноевропейского и американского общества так же, как Карл Маркс и Георг Лукач рассматривали разрушение немецкого: “Можно справедливо говорить о культурной революции, так как протест направлен на все культурные основы, включая мораль существующего общества... Есть вещь, которую мы можем заявить с полной уверенностью: традиционная идея революции и традиционная стратегия революции больше не работают. Эти идеи старомодны... Мы должны взять на вооружение рассеянное и рассредоточенное разрушение системы.”
• Опубликованный Маркузе в 1955-ом "Эрос и цивилизация" стал основополагаюим трудом для контркультуры 1960-х, и привел Франкфуртскую школу в колледжи и университеты Западной Европы и Америки.

• Он утверждал, что единственным способом избежать одномерности современного индустриального общества было освобождение эротической стороны человека, чувственного инстинкта, в восстании против "технологической рациональности".
• Это эротическое освобождение должно было принять форму "Великого отказа", полного неприятия капиталистического монстра и всех его работ, включающих в себя технологические мотивы и ритуально-авторитарный язык.

• Он предоставил необходимые разумные обоснования для подросткового сексуального бунта и лозунг “Make Love, Not War”.
• Его теория включает в себя убеждение, что Женское Освободительное Движение должно быть наиболее важным составляющим оппозиции и потенциально самым радикальным.

• Его революционные усилия расцветут в полномасштабную войну революционного Марксизма против Европейских белых мужчин в школах и колледжах.

Теодор Адорно • Он был еще одним Марксистским революционером и членом Франкфуртской школы, приехавшим в Америку в 1930-х годах.

• Наряду с другими, Адорно написал книгу "Исследование авторитарной личности", которая была опубликована в 1950 году.

• Книга Адорно была вдохновлена такими же теоретическими утверждениями, раскрытыми в работах Вильгельма Райха, Эриха Фромма и Герберта Маркузе. Эти работы были основаны на аналитических исследованиях немецкого общества, начатых в 1923 году.

• Основная тема была та же. Такая вещь, как авторитарный характер, была противоположностью желаемому революционному характеру. Этот авторитарный характер был продуктом капитализма, Христианства, консерватизма, патриархальной семьи и сексуального подавления. В Германии, согласно теории Франкфуртской Школы, это сочетание вызвало предрассудки, антисемитизм и фашизм.

• Так получилось, что большинство западных европейцев и американцев были продуктами капитализма, христианства, консерватизма, патриархальной семьи, и сексуального подавления в молодости. Поэтому у Теодора Адорно и других членов Франкфуртской школы была прекрасная возможность выполнить программу Георга Лукача и Антонио Грамши по развитию социальной революции в Западной Европе и в Америке, а не в Германии.

• Они хотели утвердить существование авторитарных личностей среди западных европейцев и американцев со склонностью к предрассудкам, а затем использовать это, чтобы вызвать "научно-планируемое перевоспитание" западных европейцев и американцев под предлогом искоренения предрассудков.

• Это научно спланированное перевоспитание стало бы основным проектом по преобразованию европейской и американской системы фундаментальных ценностей в их противоположные революционные значения через европейское образование таким образом, что школьники стали бы точными копиями революционных персонажей Франкфуртской школы и, следовательно, создали бы Нового Западного Ребенка.

• Это может быть подтверждено замечанием, что "Исследование авторитарной личности" является ключевым источником эмоциональной сферы "Таксономии Образовательных Целей" Бенджамина Блума, вышедшей в 1964 году, которой впоследствии руководствовалась образовательная картель.

Политкорректность в Области Высшего Образования В растущем числе университетских городков свобода выражать и обсуждать идеи - принцип, который был краеугольным камнем высшего образования со времен Сократа - разрушается с угрожающей скоростью. Рассмотрим только одну возрастающую тенденцию: сотни (а иногда и тысячи) экземпляров консервативных студенческих газет были либо украдены, либо публично сожжены студентами радикалами. Во многих случаях эти акты имели место при молчаливой поддержке преподавателей и администраторов. Виновных наказывали редко.

Хотя было бы легко отбросить такие демонстрации толерантности как студенческие шалости, эти инциденты являются поверхностными проявлениями наиболее распространенной и коварной тенденции - тенденции, целью которой является разрушение либеральной традиции гуманитарных наук, которая помогла создать и поддерживать западные цивилизации.

Хотя некоторые эксперты утверждают, что распространенность идеологической нетерпимости, известной как политкорректность, преувеличивается, ближе к истине находится противоположное утверждение.

Политкорректность настолько глубоко укоренились в западноевропейском и американском высшем образовании, что многие университетские городки в настоящее время находятся во власти атмосферы неуверенности и опасений. Сейчас все большее число посвященных студентов и преподавателей живет в страхе, что их интеллектуальные поиски истины обидят Великого Инквизитора политкорректности.

Инструменты политкорректности теперь хорошо известны: атаки на систему образования во имя "мультикультурализма", определение недопустимых и расплывчатых "речевых кодов" и навязанная программа "полового просвещения" для детей, которые являются чуть более чем идеологической обработкой. Но воздействие политической корректности распространяется и в других разрушительных направлениях.

Истоки политкорректности лежат в высшем образовании. Хотя идеология политической корректности едва ли ограничена нашими ВУЗами, нет сомнений, что она исходит именно оттуда. Интеллектуальные корни этого феномена уходят в века. В пределе, от них можно прийти к расцвету современной идеологии и её приходу к власти. В контраст с классической и иудео-христианской традицией, которая делала акцент на человеческом стремлении к моральному закону и подчинению себя ему, современная идеология возжелала доминировать и контролировать весь мир. В XX веке эта идеология получила политическую власть в коммунистических государствах.

Но на западе идеология не была способна к прямым нападкам на наши традиции упорядоченной свободы. Скорее радикальные интеллектуалы думали подорвать основы знания, как такового, концентрируя свою активность на преобразовании университетов.

Поворотный пункт в академиях случился в 1960-х, когда агрессивные студенты начали партизанскую атаку на традиции западной культуры и общеобразовательные предметы. Видя, что они не могут получить длительную власть одними демонстрациями, многие из них решали остаться "в системе", чтобы в дальнейшем самим стать профессорами. Это поколение "культурных марксистских радикалов" теперь стало верхами в преобладающем большинстве наших институтов высшего образования. Являясь университетскими деканами и руководством, они теперь принимают на работу других подобных себе идеологов, и проталкивают эту репрессивную политику, известную как политкорректность. И скинуть этих политизированных академиков с их высоких постов будет очень сложно.

Идеология против гуманитарного образования

Ставки в этой войне идей высоки, так как они включают само понятие свободы как таковой. Западные европейцы и американцы всегда понимали тесную и живую связь между гуманитарным образованием и политической свободой. Именно поэтому политическая корректность ни что иное, как смертельный удар, направленный в сердце наших стран.

В своей основополагающей работе «Идея Университета» кардинал Джон Генри Ньюмен определил термин «гуманитарные науки», как погоню за знаниями ради знаний. В противоположность этому, он определил термин «рабские науки», как формы обучения, которые обслуживают только конкретные, непосредственные цели. Гуманитарные науки освобождают, утверждал Ньюмен, потому что они позволяют людям открыть для себя основополагающие принципы, которые ведут нас к мудрости и добродетели.

Будь он жив сегодня, Ньюмен рассматривал бы политическую корректность как «рабское», потому что её цель заключается в преобразовании  определенной  политической программы в силу государственного масштаба. Всё большее число воинствующих профессоров бесстыдно превращают свои преподавательские кафедры в кафедры проповедников, отказавшись от поиска объективной истины, и ставят целью внушение доктрин своим студентам.

Опустошённая учебная программа

Сторонники политкорректности сосредоточили усилия на ядре либерального образования, программе обучения. Их усилия радикально изменят то, чему научат новые поколения западно-европейцев и американцев. В этом сражении на службе политкорректности было движение "мультикультурности". Многие критики правильно отметили, что мультикультурность выступает весомым аргументом для курсов, сконцентрированных на тех группах, которые ранее не преуспевали или притеснялись. Вместо этого, мультикультурность приносит систематическое перестраивание учебных программ, чтобы помешать студентам в изучении западных традиций. Поскольку скрытый мотив за политкорректностью - попытка перестроить западно-европейское и американское общество под уравниловку, для её сторонников императив - вселять в умы студентов всепроникающий культурный релятивизм.

Возможно, самый тревожный аспект атаки политкорректности на учебные планы - это то, что это происходит и во многих наших элитных университетах. Возьмем, для примера Стэнфордский университет, институт, долгое время бывший лидером в Американской системе высшего образования. Стенфорд отменил долгое время незыблемый обязательный [курс] Западной цивилизации в 1988 году и заменил их новой мультикультурной программой известной как "Культуры, Идеи и Ценности". По этой новой программе новичок в Стэнфорде изучает марксистов-революционеров Центральной Америки наравне с Платоном, Шекспиром или Ньютоном.

Стэнфорд также уходит от серьезного изучения истории. Студенты Стэнфорда, как и студенты любого из  других 50 лучших университетов США теперь не обязаны изучать единый курс истории. Вместо этого им предложен выбор курсов под заглавием "Американские культуры". Причем судя по последним выпускам - нельзя пройти курс "Американские культуры", изучая Протестантизм, Ирландцев американского происхождения или Американский запад, но зато вполне можно пройти курс "Фильмы и литература: Американско-Мексиканская граница" или "Современная этническая драма". Студенты Стэнфорда также должны пройти курс "Мировая культура" и "Половое обучение", которые включают например "Экспрессивная культура Чикано" и "Женоненавистничество и феминизм в эпоху Ренессанса". Поскольку элитные университеты, такие как Стэнфорд, являются примером для всей системы Американского высшего образования, другие университеты легко переймут такую разрушительную атаку на учебные программы. Этот эффект просачивания нанесет сокрушительный удар по образованию будущих поколений западноевропейцев и американцев.

Нетерпимость и нападения на свободу
Два столпа, на которых стоят традиционные гуманитарные дисциплины - академическая свобода и свобода слова. Полноценное образование невозможно без свободы бороться за правду и говорить и писать свободно. Но обе этих фундаментальных свободы фактически аннулируются установлением речевых кодов, занятий по "чувствительности" и общей атмосферой страха и запугивания в ВУЗах.

Например, молодые профессора, не получившие бессрочный котракт от университета, должны не только следить за тем, что говорят, но и что публикуют. Идеологические администраторы университетов в 90-ых создали среду, заполненную подозрениями куда сильнее всего созданного сенатором анти-коммунистом Джозефом Маккарти в 1950-ых.

Самыми трагичными жертвами этого века политкорректности являются студенты. Традиционная цель гуманитарного образования - обмен культурными особенностями, посредством которого студенты впитывают унаследованную мудрость прошлого, была отброшена в сторону. Все чаще высшее образование сегодня включает в себя идеологическую обработку. В конце концов политкорректность заменит традиционные привычки критического мышления на самодовольное ощущение собственной правоты. Один выдающийся ученый недавно сетовал, что "высшее образование все больше заключается в приобретении мнений и точек зрения, которые надеваются на человека, как униформа." Поскольку академическая среда - это довольно изолированный мир, она позволяет администраторам превратить студгородок в лабораторию для экспериментов по социальным преобразованиям. Когда критики политкорректности  сравнили атмосферы в студгородке и в тоталитарном государстве, защитники либерализма сразу же объявили их истериками. Лишь некоторые из этих защитников имеют какой-то опыт обычной жизни в студенческом городке.

Движение за академическую реформу.
Несмотря на ведомственную власть радикалов в студгородках, есть силы которые работают, чтобы поощрить подлинную академическую реформу. Движение за академическую реформу полагается на принципы отчетности, общения и приверженности к подлинной образованности. Одна сила академической реформы - это растущие требования родителей улучшить отчетность колледжей и университетов. В то время, как исследования показывают, что студенты платят больше и выучивают меньше, чем когда бы то ни было раньше, все больше родителей становятся разборчивыми потребителями.

Другой силой являются независимые студенческие газеты, журналисты которых публикуют материалы о нелепостях политкорректности в кампусе. Во многих университетах кампусные радикалы все еще безраздельно властвуют в закрытом мире университета.

Однако - есть и альтернативы. Альтернативные организации студентов выявляют притеснения на всех уровнях и проводят журналистские расследования с замечательной четкостью и аккуратностью. Возможно наиболее известные "раскопки" исходят из альтернативной газеты Йельского университета, "Свет и Правда", публикации, поддерживаемые Коллегиальным содружеством. Редакторы Света и Правды обнаружили, что грант в $20 млн, предоставленный выпускником Ли Бассом не был использован по назначению - для поддержки объединенного курса по Западной цивилизации. Их отчет вызвал скандал и привел к тому, что Йель вернул Бассу деньги. Последующая шумиха стоила Йелю гораздо больше, чем $20 млн Басса, - как в финансовом плане, так и в смысле потери доверия к администрации Йеля у инвесторов.

Не все скандалы, вскрытые альтернативными кампусными газетами дали такой резонанс - но бесчисленные аферы все-таки раскрываются журналистскими расследованиями студентов.

Юридическая школа Университета Северной Каролины, Чапел Хилл, отказала представителям армии США в открытии у себя призывных пунктов, несмотря на то, что получает финансирование за счет министерства обороны.  Статья об этом резком наступлении на свободу вышла в местной студенческой газете и в национальной студенческой газете, выпускаемой ISI, CAMPUS, вызвав широкий резонанс. Власти Северной Каролины тут же предприняли меры и запретили учебным заведениям, финансируемым за счет бюджета, относиться к военным не так, как к остальным возможным работодателям, пришедшим в университет.

Консервативная студенческая газета UWM Times (Университет штата Висконсин, Мэдисон) обнаружила, что администратор университета собирает подписи в поддержку местного кандидата от Демократической партии, что есть прямое нарушение закона штата, запрещающего сотрудникам университета принимать участие в политических кампаниях. Университет отказался вынести выговор администратору - возможно потому что глава университета сам нарушил и закон штата, и свое собственное указание, подписав одну из петиций. История была опубликована в журнале Милуоки-Сентинел и нарушение закона прекратилось.

Теперь, когда альтернативные газеты и организации, посвященные академическим реформам, распространяют информацию, большие сообщества, которые окружают наши институты высшего образования, становятся более вовлеченными в серьезные академические реформы. Например, Национальная ассоциация студентов призывает попечителей университетов к более активной и громкой роли в противодействии политкорректности. Усилия подобного рода должны быть расширены и увеличены.

В конце концов, наиболее прямой метод свержения инквизиторов от политкорректности - это просто подняться против них. Индивидуальные действия по противодействию часто весьма рискованны - студенты могут столкнуться с наказанием со стороны руководства, что может быть унизительным и деморализующим, а факультет может потерять часть финансирования. Но каждый акт сопротивления поднимает волнение, подталкивая других подняться против идеологического запугивания. При поддержке значительного числа родителей, инвесторов и выпускников этот Давид еще может сокрушить Голиафа, который возвышается перед ним.

Пламя истинного обучения
Возможно, самая сильная сторона настоящей академической реформы есть та, которая ищет победы над идеологической порчей политкорректности через победу в войне идей. Более того, некоторые колледжи и университеты продолжают плыть против идеологических течений нашего времени.

Одно из самых известных изречений Эдмунда Берка гласит "Единственная вещь, которая необходима для триумфа зла - чтобы добрые люди ничего не делали". Поколения западноевропейцев и американцев относились к высшему образованию с благоговением - это был ключ к их свободе. Но перед лицом политкорректности  для населения Западной Европы и Америки настало время критически посмотреть на ситуацию и призвать университетский мир к отчету. Время для всех добропорядочных мужчин и женщин потребовать от западноевропейской высшей школы быть достойной ее  лучших традиций и сбросить тиранию политкорректности.

Политкорректность: деконструкция и литература.
Литература - это если и не самый важный индикатор культуры, то как минимум важнейший показатель уровня гражданского общества. Наша природа и окружение вместе формируют индивидуальное сознание, которые в свою очередь выражает себя посредством слов. Литература - слова, которые общество ставит в пример -  является своего рода отправной точкой - окном в культуру.

Стоит изучить современное литературное поприще, для понимания его роли в нашей культурной среде. Современная западноевропейская и американская среда купается в различных "измах" - марксизм, фрейдизм, феминизм и т.п. Большинство из них - это академические двоюродные братья того, что называется "политкорректностью". Книжные теоретики берут свою особенную манеру критицизма и применяют ее к литературе в попытке самоутвердиться за счет  "открытия"  в текстах новых значений. Для критиков-феминистов , например, оказывается что в книге Эндрю Марвелла "Об Эпплтон Хаус" темой произведения на самом деле есть вовсе не красота, а зло патриархальной линии наследования.

Эти "культурные критики", называемые так потому что они оценивают литературу с точки зрения определенной культуры, возникли еще в 1960-х, но их школа критицизма по-настоящему стала набирать вес с появлением школы деконструкции в 1970-х.

Работы отца деконструкции, Жака Деррида, начал переводить с французского американский профессор Гаятри Спивак в середине 70-х, время, когда американская

литературная сцена созрела для его влияния. Экономические марксисты жили и здравствовали в западноевропейских и американских университетах, и культурные критики все еще подпитывались радикализмом того времени. Феминистки уже получили свой плацдарм еще десятилетие назад, но они имели в своих скудных арсеналах только слабое чувство угнетенности. Чего им не хватало, так это философского базиса - смелости, вызванной наличием собственного логоса. С приходом деконструкции из Франции они получили нужную им философию.

В то время то поколение университетских работников делало тоже что и все университетские работники делают всегда - заявляли, что все что было сделано до них, неправильно. В данном случае, восстание было против "новых критиков" - их называют так даже сейчас, спустя десятилетия. Новые критики специализировались на поиске значений текстов, не обращая внимания на фоновую информацию и мнение автора, их основной принцип - "текст это все".

Новое поколение критиков перевернуло этот принцип с ног на голову. Вместо "текст - это все", новое поколение провозгласило "все является текстом" и принялось анализировать все подряд как литературную работу. Если поэт напишет стихотворение, где упоминается женщина, критики начнут изучать его отношения с его матерью, женой, сестрой и т.д., чтобы получить новую интерпретацию работы. Это могло бы дать (и зачастую уже давало) несомненный эффект использования биографической информации для нового понимания произведения; однако эти новые интерпретации не были попыткой раскрыть истинный смысл работы (как делали Новые Критики) или хотя бы раскрыть авторский замысел (к чему стремится традиционная критика).

Это новое поколение критиков стало первыми практиковать то, что в литературной среде называют "культурным критицизмом". Они пытались взглянуть на литературу с точки зрения "женщин", "жертв" или "меньшинств". Их целью не был поиск значения - для этого они были слишком сильно подвержены влиянию "релятивистов". Их целью был поиск сексизма, расизма или гомофобии в работах европейских, гетеросексуальных авторов или просто авторов-мужчин.

Деконструктивизм Деррида стал орудием культурных критиков. Выражаясь простым языком, деконструктивизм - это направление, утверждающее, что у слова нет значения, у слова есть "след" значения. Смысл слова непрерывно исчезает, от него остается только воспоминание или след значения, которое слово когда-то могло иметь.

Единожды осознав силу этой мысли, культурные критики охотно ей воспользовались. Тут же они выяснили метод атак на традиционные интерпретации литературных работ, используя деконструкцию для удаления привычного значения слова и замены новым. Значение это навеяно политкорректностью, которая заполонило современное общество. К примеру, после того как традиционный смысл стихотворения "Как я люблю Тебя?" расшатан посредством процесса, описанного выше, критик-феминист может согласиться и - вследствие отсутствия устоявшейся традиционной трактовки - заявить, что в этом стихотворении "действительно" говорится о том, что в 19 веке в Англии женщины были вынуждены признавать себя второстепенными по отношению к мужчинам.

В стремлении распространить эти политические взгляды, интеллигенция забыла свою литературу.

К несчастью, это не остановило культурных критиков, продолживших внушать новому поколению феминистические интерпретации, марксистскую философию и так называемую "теорию гомиков". Необходимость чтения Шекспира, Мильтона, Чосера и других мертвых белых мужчин исчезает, зато появляется возможность изучить "Роли женщин в эпоху Возрождения" (повод посетовать на сексизм в прошлом) или "Библию как литературное произведение" (курс, разработанный для того, чтобы очернить Библию, назвав ее скорее изящной выдумкой, нежели Божьей правдой).

Надежным защитником интеллигенции является обычный человек и его здравый смысл.

Здравый смысл говорит, что слова обозначают вещи, а поскольку деконструктивизм утверждает обратное, он должен был оказаться на задворках общества. К сожалению, эффект, оказанный деконструктивизмом, оказался долговременным - он придал осмысленность культурному критицизму и создал рынок для его идей.

Радикальный феминизм и Политкорректность. Пожалуй, ни один аспект политкорректности не занимает более видное место в западноевропейской жизни сегодня чем феминистская идеология. Является ли феминизм, как и вся остальная политкорректность, основанным на культурном марксизме, импортированном из Германии в начале 1930-х? Хотя история феминизма в Западной Европе простирается больше, чем на 60 лет, его расцвет в последние десятилетия был переплетен с разворачивающейся социальной революцией, продвигаемой культурным марксизмом.

Где же мы видим господство радикального феминизма?
На телевидении, где почти на каждом крупном представлении есть образ женской "властной фигуры", и сюжеты и образы, подчеркивают неполноценность мужчин и превосходство женщин. В армии, где расширяются возможности для женщин, даже на боевых должностях, что сопровождается двойными и, в последствии, сниженными, стандартами. Это также сопровождается снижением в количестве рекрутированных молодых людей, в то время как "воины" на военной службе покидают ее толпами. В утвержденной правительством системе предпочтительной занятости, которая благоприятствует женщинам и использовании обвинений в "сексуальных домогательствах" для сдерживания мужчин в рамках. В колледжах, где процветают женские гендерные исследования, а при приеме на работу и в трудовой деятельности главенствует принцип "позитивной дискриминации" ("affirmative action").  В других видах трудовой деятельности, государственных и частных, где помимо "позитивной дискриминации", беспрецедентно много времени и внимания уделяется  "обучению чувствительности". В государственных школах, где особое внимание уделяется "самосознанию" и "самооценке", в то время как уровень академических знаний снижается. И, к сожалению, мы видим, что ряд европейских стран разрешают и финансируют бесплатную раздачу противозачаточных таблеток, а также проводят либеральную политику по отношению к абортам.

Хотя радикальное феминистическое движение является частью современной идеологии Политической Корректности, вытекающей из культурного марксизма, феминизм как таковой имеет более ранние корни.

Феминизм зародился в 1830-ых, в рядах поколения, переживавшего первую стадию промышленной революции. Женщины, которые на протяжении веков вместе боролись за выживание в аграрном мире, теперь становились частью мелкопоместного дворянства (т.н. джентри), что позволяло тратить больше времени и сил на газетные статьи и романы, адресованные "сестрам". Первая стадия феминизации европейской культуры началась.

Те женщины - радикалы для своего времени - выступали в поддержку прав женщин, эгалитаризма, антиколониализма, пацифизма и других явлений, наблюдаемых в современной массовой культуре. В отличие от современного радикального феминизма, характер социального феминизма 1890-ых и начала 20 века был куда менее тоталитарным. Феминистки выступали за предоставление избирательного права женщинам, но также поддерживали укрепление семьи.

Сегодня феминизация европейской культуры, начавшаяся в 1960-ые, продолжается и усиливается. На самом деле, их сегодняшние радикальные феминистические выступления в поддержку исламской иммиграции являются политической параллелью их антиколониальным выступлениям. В какой-то мере, сегодняшние их настроения продолжают попытки вековой давности уничтожить традиционную европейскую структуру, саму основу европейской культуры.

В прессе не выражается ни малейшего сомнения в том, что "современный мужчина" должен быть чувствительным и эмоциональным подвидом, склоняющимся перед целями радикального феминизма. Он продукт Голливуда, телевизионных комедий и фильмов, ученых мужей от политики в ток-шоу. Феминизация становится столь очевидна, что газеты уже насторожились. Например, Washington Times и National Review объединились с заявлением: "За беззаботным расхваливанием "мужских вещей" в современных мужских журналах просвечивает кризис уверенности в себе. Что значило быть мужественным в 90-ые?" Они говорят о том, что современные мужские журналы (Esquire, GQ, Men’s Health, Men’s Fitness, Men’s Journal, Details, Maxim, Men’s Perspective) прославляют нового, феминизированного мужчину. Примеры? Прежний идеал мужественной внешности исчезает. Помните, то для наших отцов следить за собой означало бриться и повязывать галстук. Как пишет Лори (Lowry): "Трудно представить, чтобы их интересовали статьи вроде "Плоский живот для пляжа (журнал Verge), или три новых мужских аромата осеннего сезона (журнал GQ), или даже "Костюм на осень"  (журнал Esquire). Но где-то по пути мужчины перестали думать о том, как быть сильными и немногословными, и озаботились тем, как выглядеть миловидными.

Феминизация европейской культуры уже почти окончена. И последний бастион мужского преобладания, полиция и военные силы, находится под угрозой.

Если бы эта тенденция "феминизации" направлялась только радикальными феминистками, желающими ослабить преимущественно мужскую иерархию, существовала бы надежда, что цикличность истории сдвинет Европу к стабильному компромиссу между мужчинами и женщинами. Но ведущая сила - глубже, и она не удовлетворится компромиссом. Радикальный феминизм включил в себя и сам был включен в более широкое и глубокое движение культурного марксизма. Стратегией убежденных марксистов является атака каждого пункта, где заметное неравенство создает потенциальную клиентуру "притесняемых" групп жертв - мусульман, женщин и т.д. Культурные марксисты, мужчины и женщины, выжимают из этого максимум, а теория, разработанная Франкфуртской школой, предоставляет идеологию.

Франкфуртская школа утверждает, что авторитарная личность является продуктом патриархальной семьи. Эта идея, в свою очередь, непосредственно вытекает из "Происхождения Семьи, Частной Собственности и Государства" Энгельса, которые прославляют идеи матриархата. Более того, именно Карл Маркс в "Манифесте Коммунистической Партии" писал о понятии "сообщества женщин". Также, в 1845 году в "Немецкой Идеологии"он пренебрежительно отзывался о представлении о семье как об основе общества.

Концепция "авторитарной личности" должна интерпретироваться не просто как модель для ведения войны против предубеждений как таковых. Это руководство для психологической войны против европейского мужчины, чтобы привести его к состоянию нежелания защищать традиционные верования и ценности. Другими словами, целью является размягчить, "кастрировать" его. Несомненно, Институт Социальных Исследований Франкфуртского Университета имел это в виду, так как он использовал термин "психологические техники изменения личности". "Авторитарная личность", изучаемая в 40-ых и 50-ых западноевропейскими и американскими последователями франкфуртской школы, подготовила способ для такой психологической войны против мужской гендерной роли. Цель продвигалась Гербертом Маркузе и другими под маской "освобождения женщин", в Новом Левом движении в 1960-ых. Свидетельства того, что психологические техники изменения личности фокусируются в частности на европейском мужчине, также были предоставлены Абрахамом Маслоу, основателем "третьей силы гуманистской психологии" и популяризатором психотерапевтических техник в классах общественных школ. Он писал, что "следующим шагом персональной эволюции является выход за грани мужественности и женственности к общей человечности". Приверженцы культурного марксизма несомненно знают, чего они хотят и как они планируют этого достичь. На самом деле они уже успешно выполнили многое из своей программы.

Как такая ситуация возникла в европейских университетах? По наблюдениям Гертруды Химмельфарб, она просочилась мимо традиционных преподавателей, которые этого почти не замечали пока не стало слишком поздно. Это случилось настолько "тихо", что когда они "подняли глаза", постмодернизм уже был  вовсю вокруг них. "Они были окружены приливной волной таких мультикультурных предметов, как радикальный феминизм, деконструкционный релятивизм как история и других курсов", которые подтачивают сохранение западной цивилизации. Приливная волна в самом деле проскользнула именно так, как предвидели Антонио Грамши и Франкфуртская школа - тихая революция, распространяющая идеологию ненависти к Европе, имеющая целью уничтожение западной цивилизации, и являющаяся: анти-Богом, анти-Христианством, анти-семьей, анти-национализмом, анти-патриотизмом, анти-консервативностью,  анти-этноцентричностью, анти-мужественностью, анти-традицией и анти-моральностью.

Таким образом, "Культурный марксизм", который проповедовала Франкфуртская школа, стимулировал крайне популярные и разрушительные концепции "позитивной дискриминации", "мультикультурности" и "многообразия". Никто не может избежать этих терминов сегодня. Эти идеи уничтожили все защитные структуры европейского общества и положили начало исламизации Европы.

Выводы
Критическая теория как прикладная психология масс привела к деконструкции пола в европейской культуре. Следование Критической Теории приведет к исчезновению разницы между мужественностью и женственностью. Традиционные роли матери и отца растворятся, и таким образом придет конец патриархального строя. Дети не будут воспитываться в соответствии со своим полом и половой ролью соответственно их биологическим различиям. Это отражает основную идею Франкфуртской школы о разрушении традиционной семьи.

Таким образом, одним из основных принципов Критической Теории является необходимость разрушить традиционную семью. Последователи Франкфуртской школы утверждают: даже частичный развал родительского авторитета в семье может увеличить готовность подрастающего поколения принять социальные изменения.

Трансформация европейской культуры, запланированная культурными марксистами, не сводится к соблюдению равенства полов. В их повестке дня стоит "матриархальная теория", руководствуясь которой, они планируют поставить у руля европейской культуры женщин. Вспомним Вильгельма Райха, члена Франкфуртской школы, рассматривавшего матриархальную теорию в психоаналитических терминах. Он писал в 1933 году в книге "Массовая психология фашизма", что матриархат это единственная настоящая форма семейной жизни в "естественном обществе". Рихард Бернштейн написал в своей книге, посвящённой мультикультурализму, что  "марксистский революционный процесс нескольких прошедших десятилетий сосредотачивался в Европе и Америке вокруг расовой и гендерной борьбы, а не борьбы классовой", как было прежде. Это является отражением плана по реструктуризации общества, выходящего даже за пределы экономики. Как охотно провозглашают сами социальные революционеры, их целью является свержение гегемонии белых мужчин. Для достижения этой цели необходимо любыми средствами устранить все барьеры, мешающие проникновению большего числа женщин и представителей меньшинств во властные структуры. Законы и тяжбы, запугивание и клеймение белых мужчин как расистов и сексистов - всё это осуществляется через СМИ и университеты. Психодинамика революционного процесса направлена на психическое подавление - обезглавливание - тех, кто сопротивляется.

Основатели США указали в Декларации независимости три главных ценности и ранжировали их правильным образом: жизнь, свобода и поиск счастья.

Если порядок этих фундаментальных прав человека изменяется - и счастье ставится перед свободой или свобода перед жизнью - мы приходим к моральному хаосу и социальной анархии.

Именно такое положение дел и является тем, что судья Роберт Борк описывает как "современный либерализм". Он приводит в числе его особенностей "радикальный эгалитаризм" (равенство по результатам, а не равенство возможностей) и "радикальный индивидуализм" (снятие всяческих барьеров в получении личного наслаждения)". Также судья Борк описывает радикальный феминизм как "наиболее деструктивный и фанатичный" элемент современного либерализма. Далее он описывает радикальный феминизм как "тоталитарный по духу". Большинство западных европейцев и американцев не осознаёт, что ими командуют с помощью их социальных институтов социальные революционеры, думающие в терминах постоянного разрушения существующего общественного порядка с целью построения нового. Эти революционеры - нью-эйджевская элита поколения беби-бума. Сегодня они контролируют общественные институты Западной Европы и Соединённых Штатов. Их "тихая" революция, начавшаяся в их молодые годы с контркультурной революции, приближается к завершению. Ключом к нему или даже доминирующим элементом, поскольку, видимо, он направлен на самую большую группу избирателей среди их возможных последователей, является феминизм.

Марксистское движение в своей "тихой" культурной новейшей фазе, по-видимому, сметает все на своем пути. С его влиянием на средства массовой информации, полностью находящиеся во власти феминизма, трудно разглядеть ростки контр-культуры. Нынешняя элита культурного марксизма / мультикультурализма, Новые Тоталитаристы, является наиболее опасным поколением в западной истории. Им удалось не только разрушить фундаментальные структуры европейского общества. Они позволили миллионам мусульман поселиться в Европе.

Всего лишь за пятьдесят лет мусульманское население увеличилось с нескольких тысяч до более чем 25 миллионов.

Кто поднимется бросить вызов политкорректности? Судьба европейской цивилизации зависит от европейских мужчин, стойко сопротивляющихся политкорректному феминизму. Более того, они должны всячески противодействовать более обширной власти политкорректности, культурного марксизма, для которых радикальный феминизм является лишь одним из путей атаки.

Дополнительные материалы о Франкфуртской школе.
Это шестая и последняя глава книги "Фонда Свободного Конгресса" о политкорректности, или - называя вещи своими именами - о культурном марксизме. Это короткое библиографическое эссе предназначалось не как исчерпывающий ресурс для ученых, а как путеводитель для заинтересованных граждан, которые хотят узнать больше об идеологии, захватившей Западную Европу и Америку.

Чтобы понять суть политкорректности или так называемого культурного марксизма и его опасность, необходимо разобраться в его истории, особенно в истории Франкфуртской школы, учреждения, ответственного за его создание. Франкфуртская школа, или Институт социальных исследований, был основан в Франкфуртском Университете в 1923 в Германии. Сам этот факт важен, потому что показывает: политкорректность - это не только пережитки студенческих бунтов 60-х и 70-х годов.

Значителен и еще один факт из далекого прошлого 1923 года: изначально Франкфуртская школа должна была называться Институтом Марксизма. Отец-основатель института, Феликс Вайль, в 1971 году писал, что он хочет стать известным и, возможно, даже прославиться своим вкладом в марксизм, как научную дисциплину. Начав традицию, которую продолжает и современная политкорректность, Вайль с коллегами решили что они смогут работать более эффективно, если они скроют свою связь с марксизмом. Поразмыслив, они решили выбрать достаточно нейтрально звучащее название: "Институт Социальных Исследований"("Institut für Sozialforschung").  Но искренним желанием Вайля оставалось создание организации, подобной советскому институту Марксизма-Ленинизма - укомплектованной целым штатом научных работников и студентов, развитой библиотечной и архивной сетями. В 1933 году этот "замаскированный" институт Марксизма покинул Германию и был открыт заново в Нью-Йорке, где, со временем, поставил акцент на постепенном насаждении этой идеологии в западно-европейском и американском обществах.

Самой лёгкой для понимания англоязычной историей Франкфуртской школы является книга Майкла Джея "Диалектическое воображение: История Франкфуртской школы и Института социальных исследований, 1932 - 1950" (University of California Press, Berkeley, CA, 1973 - переизд. 1996). Эта книга издана в мягкой обложке и может быть заказана через любой книжный магазин. Читатель должен понимать, что книга Джея, выражаясь словами другого труда о Франкфуртской школе, это "полуофициальная" история, то есть в целом некритична. Как и практически все другие англоязычные авторы, писавшие об Институте, Джей относится в своих политических пристрастиях к левым. Тем не менее, книга подробно описывает факты, касающиеся Франкфуртской школы, и читателю не составит труда разобраться в корнях и происхождение современной политкорректности.

В первой главе, "Создание Institut für Sozialforschung и его первые франкфуртские годы", Джей прямо указывает на марксистское происхождение и природу Института, а также на попытки скрыть этот факт: "Первоначальная идея назвать его "Institut für Marxismus" ("Институт марксизма") была отвергнута как слишком провокационная, и начались поиски более завуалированной альтернативы (не в последний раз в истории Франкфуртской школы)". О первом директоре Института, Карле Грюнберге, Джей пишет: "Грюнберг начал свою речь на открытии с ясного признания своей личной приверженности марксизму как научной методологии. Точно так же, как другие организации были цитаделями либерализма, государственного социализма и исторической школы, марксизм должен был стать ведущим принципом существования Института". Первая глава Джея также повествует о критическом сдвиге в деятельности Института, заложившем основу для сегодняшней политкорректности, также известной как культурный марксизм: "И если можно сказать, что в ранние годы своего существования Институт занимался анализом социально-экономического базиса буржуазного общества, то после 1930 года он начал сосредоточиваться прежде всего на его культурной надстройке". Вторая глава, "Гений критической теории", раскрывает саму суть факультетов "критических исследований", которые служат сегодня образцами политкорректности в кампусах колледжей. Все они являются ветвями и потомками критической теории, впервые разработанной в 30-ых годах Франкфуртской школой. Термин "критическая теория" сам по себе является чем-то вроде игры слов. Так и хочется спросить: "Ладно, и в чём же заключается теория?" ответ таков: "В том, чтобы критиковать". Джей пишет: "Критическая теория, как предполагает её название, была сформулирована через серию критик других мыслителей и философских традиций... Только рассматривая её в её же собственных терминах, как смесь других систем, можно понять её полностью". Целью Критической теории была не правда, а практика, революционное действие: подвергать существующие общество и культуру беспрестанной, разрушительной критике.

Согласно Джею, “Истинная цель марксизма, как утверждал Хоркхаймер  (Макс Хоркхаймер, сменивший Карла Грюнберга на посту руководителя Института в июле 1930), была не в том, чтобы раскрыть базовые истины, но в том, чтобы стимулировать социальные изменения.” Центральный вопрос, стоящий перед Институтом в начале 1930-х, был в том, как приложить марксистскую теорию к культуре. Название третьей главы Джея даёт ответ: “Интеграция Психоанализа.” Здесь книга Джея до некоторой степени терпит неудачу в том, что она не предлагает ясного понимания того, как Институт объединил Маркса и Фрейда. Решение видится в том, что более поздний критический анализ Фрейда был обусловлен капиталистическо-буржуазным порядком: революционное, посткапиталистическое общество могло бы "освободить" человека от его фрейдистских комплексов.


Здесь снова просматривается появление ключевых аспектов Политкорректности, включая требование сексуального "освобождения" и атаку на "патриархальную" Западную культуру.

И если точная суть смешивания Маркса и Фрейда оставлена Джеем нераскрытой, то в своей последующей главе он раскрывает приложения этого смешения: “Первые Исследования Института Авторитета.” Институт покинул Германию перебравшись в Нью-Йорк в 1933, по той причине, что к власти в Германии пришли нацисты. 


Не удивительно, что одной из первых задач Института в Нью-Йорке было выступить против нацизма. Этому в значительной степени способствовало выдумывание психологического "теста" на “авторитарную личность.” Предполагалось, что люди, обнаружившие в себе эту авторитарную личность, вероятнее всего поддержат нацизм. Как само понятие, так и методология, мягко выражаясь, являлись сомнительными. Однако эта работа Института дала  важный инструмент в руки левых, а именно, идею о том, что любой человек с правыми взглядами является по сути психологически неуравновешенным. И это стало ключевым этапом для Института в плане зарождения Политкорректности в Западной Европе и Америке, так как необходимые для этого научного труда эмпирические исследования были проведены на западноевропейцах и американцах. Итогом явилась весьма влиятельная работа сотрудника Института Теодора Адорно " Исследование авторитарной личности", увидевшая свет в 1950.

Пятая глава работы Джея, “Анализ института нацизма,” продолжает тему “авторитарной личности.” Однако шестая глава “Теория эстетики и критический анализ массовой культуры,” является ответом на вопрос, почему большая часть "серьезного" современного искусства и музыки настолько ужасны. Так и было задумано. Теодор Адорно был в Институте ведущей фигурой по высокой культуре - он начинал жизнь как музыкальный критик и покровитель Шёнберга - его точка зрения состояла в том, что перед лицом "репрессивности" буржуазного общества искусство могло быть "верным" лишь когда отчуждало, отражая тем самым отчужденное общество вокруг. Джей цитирует Адорно: "Успешная работа не та, которая решает объективные противоречия в фальшивой гармонии, но та, которая выражает идею гармонии отрицательно, воплощая противоречия, точно и бескомпромиссно, в ее самой внутренней структуре". Адорно презирал новую массовую культуру – кино, радио, и джаз – в этом просматривается случай упущенной возможности: сегодня индустрия развлечений - наиболее влиятельный распространитель идей политкорректности. Другая ключевая личность Франкфуртской школы, Вальтер Бенджамин, видел этот потенциал: "он парадоксально возлагал надежду на прогрессивный потенциал политизированного, коллективизированного искусства." В какой-то момент кто-то (вопрос кто именно лежит за пределами книги Джея) сложил вместе восприятия Бенджамина и общее видение Франкфуртской школы, что Джей подытоживает так: "Институт пришел к выводу, что индустрия культуры поработила мужчин куда более изысканными и действенными методами, чем грубое насаждение, используемое в предыдущие времена." В оставшейся части книги Джей прослеживает эмпирическую работу института 1940-х годов (её разновидности), который был окружен теми же проблемами, как их раннее "исследование", и прослеживает возвращение Института во Франкфурт, Германия, после Второй мировой войны. Но к этому моменту читатель уже видит картину. Он видит, как марксизм был переведен из экономического в культурный план; разглядел темы сексуального освобождения, феминизма, "жертв" и так далее, что составляет сегодняшнюю политкорректность, и нашел в  "критической теории" происхождение бесконечных воплей о «расизме, сексизме и гомофобии ", которые политкорректность сыпет градом. Не хватает одного ключевого кусочка истории: "анализа маркузианского влиятельного переложения работ Франкфуртской школы для новой западноевропейской и американской аудитории 1960-х годов", как Джей добавляет в эпилоге.
Кроме того, Джей странно игнорирует, удостаивая минимального обсуждения, фактический переезд Института в лице Хоркхаймера и Адорно в Лос-Анджелес во время войны. Разве связи, которые они выстроили там, не играют никакой роли во внедрении философии Франкфуртской школы в западно-европейский и американский кинематограф, а после войны, и в телевидение? Джей не затрагивает эту тему.

Читателю, незнакомому с Франкфуртской школой как с источником сегодняшней политкорректности, "Диалектическое мышление" Джея предоставляет солидную базу. Книга содержит обширную (хотя и без аннотаций) библиографию работ, написанных Франкфуртской школой и о Франкфуртской школе.

Что касается других доступных работ о Франкфуртской школе, то недавно в Германии было переведено на английский язык современное авторитетное исследование Рольфа Виггерсхауса (Rolf Wiggershaus) "Франкфуртская школа: История, теории и политическое значение". (переведено Майклом Робертсоном (Michael Robertson, The MIT Press, Cambridge, MA, first paperback edition 1995 ).
Эта книга основана на том же базисе, что и книга Мартина Джея, хотя в ней также прослеживается деятельность Института с момента послевоенного возвращения в Германию до смерти Адорно в 1969 году.
Виггерсхаус более детален чем Джей, и хотя он придерживается левых политических взглядов, он более критичен, чем Джей.
Виггерсхаус дает краткий (и в то же время неприязненный) обзор немецкой консервативной критики Франкфуртской школы. Возникающая картина кажется сходной для западных европейцев и американцев, вовлеченных в виток политической корректности: с момента опубликования в 1970 года книги Рормозера "Нищета критической теории", он в непрестанно меняющихся формах распространял мнение, что Маркузе, Адороно и Хоркхаймер были приемными родителями террористов-интеллектуалов, которые использовали  культурную революцию для уничтожения традиций христианского Запада. Университетские профессора Эрнст Топич и Курт Зонтхаймер, видевшие себя наставниками и либеральными демократами, пошли по стопам Рормозера. В 1972 г. критический рационалист Топич, будучи профессором философии в Граце, констатировал, что за фасадом слоганов "разумной дискуссии" и "диалога, свободного от давления" в университетах установился "особый терроризм политических обвинений, которого не существовало даже при нацистском режиме".  Дополнительные работы о Франкфуртской школе • Франкфуртская школа, Т.Б. Боттомор (Тэвисток, Лондон, 1984). Еще одно изложение, написанное сочувствующим; для вас лучше будет Джей или Виггерсхаус.

• "Новые тёмные века: Франкфуртская школа и 'Политическая Корректность'", автор Майкл Минничино, Фиделио, том 1, № 1, зима 1992 (издательство KMW Publishing, Вашингтон, Округ Колумбия) - одна из немногих точек зрения на Франкфуртскую школу, которая не выступает в поддержку политкорректности. В длинной журнальной статье объясняется роль Института Социальных Исследований в создании идеологии, ныне известной, как "Политическая Корректность". К сожалению, ценность статьи немного уменьшается из-за некоторых отклонений от темы, несколько лишенных правдоподобности.

• "Анджела Дэвис: Автобиография", Анджела Дэвис (издательство Random House, Нью-Йорк, 1974). Анджела Дэвис, ведущий американский темнокожий радикал и член Коммунистической Партии, была охарактеризована одним из членов Франкфуртской школы Гербертом Маркузе как "мой лучший студент". Она также училась во Франкфурте у Теодора Адорно. Эта книга показывает нам связь между Институтом Социальных Исследований и движением Новых Левых 60-х годов глазами одной из ключевых фигур движения.

• "Молодой Лукач и истоки западного марксизма", автор Эндрю Арато (издательство Seabury Press, Нью-Йорк, 1979). Автор, как часто бывает, сторонник действующего порядка, но его работа показывает, что Лукач был одним из главных мыслителей Франкфуртской Школы, а позже и движения Новых Левых.

• "Истоки негативной диалектики: Теодор В. Адорно, Уолтер Бенджамин и Франкфуртский институт", автор Сьюзан Бак-Морсс (Free Press, Нью-Йорк, 1977). Важная работа, описывающая связь Франкфуртской школы и критической теории с движением Новых Левых.

• "Введение в критическую теорию: от Хоркхаймера до Хабермаса", автор Дэвид Хелд (Калифорнийский университет, Беркелей, 1980). Еще одно повествование от поклонника Франкфуртской школы, но ценное дискуссией о влиянии Ницше на ключевых деятелей Франкфуртской школы.

• "Адорно: Политическая биография", автор Лоренц Йагер (перевод Стьюарта Спенсера, Йельский Университет, Нью-Хейвен, 2004). Недавнее исследование о Теодоре Адорно, самого важного "вдохновителя" Франкфуртской школы, предоставляет четко написанное и легко читаемое введение в истоки политкорректности, быть может, наилучшее издание для дилетантов и новичков. Лоренц Йагер - редактор Frankfurter Allgemeine, одной из самых влиятельных газет в Германии.

Он не превозносит Франкфуртскую школу, и таким образом предлагает  взвешенную характеристику Адорно вместо обычной идеализированной биографии.

Помимо этих вторичных работ существует обширная литература, написанная членами Франкфуртской школы. Некоторые ключевые работы были написаны на английском языке, а многие из них, написанные на немецком, доступны в переводе. Как это обычно бывает с марксистскими работами, стиль прозы и словарный запас часто настолько запутан, что делает их практически нечитаемыми.

Кроме того, отказ Франкфуртской школы от простого своего собственного видения  будущего, привел к тому, что многие ее члены писали в иносказательной форме, что добавило еще один уровень непроницаемости.

Одна работа, однако, имеет такое значение, что должна быть рекомендована несмотря на свою сложность: "Эрос и цивилизация" Герберта Маркузе (Beacon Press, Бостон, первое издание в мягкой обложке в 1974 году и до сих пор в печати). Раздел "Философские исследования Фрейда" в этой книге занимает центральное место по двум причинам. Во-первых, он завершает задачу интеграции Маркса и Фрейда. Хотя марксизм не называется открыто своим именем, вся структура книги на самом деле марксистская, и именно через призму марксизма в ней рассматривается Фрейд. Во-вторых, "Эрос и цивилизация" и ее автор были ключевыми средствами передачи, через которые интеллектуальный труд Франкфуртской школы был привит  студентам бунта 60-х гг.. Эта книга стала библией молодых радикалов, которые с 1965 г. захватили западноевропейские и американские кампусы и остаются там до сих пор в качестве профессорско-преподавательского состава.

Короче говоря, "Эрос и цивилизация" призывает к всеобщему восстанию против традиционной западной культуры - "Великий Отказ" - и обещает страну-утопию свободного секса и отсутствия работы тем, кто присоединится к революции. Примерно через две трети книги Маркузе предлагает краткое изложение своих аргументов: Наше определение особого исторического характера принципов, установившихся в реальности, привело к пересмотру того, что Фрейд считал универсальной значимостью. Мы обсудили эту значимость с учетом исторической возможности отмены репрессивного контроля, навязанного цивилизацией. Из-за самих достижений цивилизации принцип производительности и репрессивное использование инстинктов, кажется, устарели.

Но идея не-репрессивной цивилизации на основе достижений принципа производительности наткнулась на аргумент, что освобождение инстинктов (и следовательно, полное освобождение) взорвет саму цивилизацию, так как последняя является устойчивой только через отречение и работу (труд) - другими словами, через репрессивное использование энергии инстинктов. Освободившись от этих ограничений, человек существовал бы без работы и без порядка, он скатился бы обратно в природу, которая уничтожила бы культуру. Чтобы оспорить этот довод, мы вспомнили определенные архетипы воображения, которые, в отличие от культурных героев репрессивной производительности, символизируют творческое восприятие. Этими архетипами предусмотрено выполнение человеком и природой задач не путем доминирования и эксплуатации, а через освобождение присущих человеку сексуальных сил.  Затем мы поставили перед собой задачу "проверки" этих символов - то есть, демонстрации их истинного значения как символов реальности по ту сторону принципа производительности. Мы думали, что репрезентативное содержание Орфических и Нарциссических образов было эротическим примирением (союзом) человека и природы в эстетическом отношении, где порядок - это красота и работа - это игра.

После этого резюме Маркузе продолжает показывать эротическое содержание "реальности по ту сторону принципа производительности", то есть новой цивилизации, где работа и производительность неважны. "Основное переживание в этом (эстетическом) измерении скорее чувственное чем абстрактное", что означает превалирование чувств над логикой: "Эстетика противопоставляет чувственность разуму". "В немецком языке чувственность и сладострастие все еще выражаются одним и тем же термином: Sinnlichkeit. Побочное значение этого слова - удовлетворение инстинктов (особенно сексуальных)... Тело, которое перестанет быть инструментом для постоянной работы, будет ре-сексуализировано... что прежде всего заявит о себе активацией эрогенных зон и, как следствие, возрождением многообразной прегенитальной сексуальности и угасанием полового превосходства. Тело полностью должно стать объектом катексиса, концентрации психической энергии, вещью для наслаждения - инструментом удовольствия.   Изменения ценности и границ отношений, связанных с половым влечением, привело бы к разрушению институтов, организующих частные межличностные отношения, особенно в части, касающейся моногамной и патриархальной семьи." Эту книгу Маркузе посвятил своей жене Софи Маркузе в пятидесятые! Очень просто увидеть, как идея, - "Если ты чувствуешь себя от этого хорошо, делай это", распространенная в 1955 году, перекликается с студенческим мятежами 1960-х. Маркузе понимал то, чего не понимало большинство его коллег по Франкфуртской школе: путь к уничтожению Западной цивилизации - цель, установленная Дьердем Лукачем в 1919 году - не в мудреной теории, а в сексе, наркотиках и рок-н-ролле. Маркузе написал другие работы для нового поколения, породившего новых левых - "Одномерный человек" (1964), "Критика чистой толерантности" (1965), "Эссе об освобождении" (1969), "Контрреволюция и бунт" (1972). Но "Эрос и цивилизация" была и остается ключевой работой, спичкой, поднесенной к фитилю.

Другие важные работы членов Франкфуртской школы включают: • "Авторитарная личность" Теодора Адорно (Harper, Нью-Йорк, 1950). Эта книга - база для всех последующих работ, изображающих консерватизм психологическим дефектом. Она имела огромное влияние, и не только на образовательную теорию.

• "Диалектика просвещения" Теодора Адорно и Макса Хоркхаймера. Комплексная философская работа, написанная во время Второй мировой войны в большой мере как ответ нацизму (в значительной степени посвященная обсуждению антисемитизма). Эта работа пытается найти "освобождающий" мотив в руинах эпохи Просвещения.

• "Minima Moralia: Размышления из повреждённой жизни" Теодора Адорно.

Книга афоризмов, очень малопонятное, но эффективное завершение работы Адорно.

• "Бегство от свободы" Эриха Фромма (Farrar & Rinehart, Нью-Йорк, 1941 год, всё еще печатается в мягкой обложке) — Фромм был «улыбчивым парнем» Института, и эта книга в 1960-х годах часто входила в список обязательного чтения для студентов колледжей. Основное положение заключается в том, что природа человека заставляет его отказаться от своей свободы и перейти к фашизму, если только он не «отладит общество и не подчинит экономическую машину целям достижения человеческого счастья», т.е. примет социализм. В тот момент Фромм отдалялся от Института, и его последующие работы нельзя считать частью корпуса Франкфуртской школы.

• "Затмение разума" (Oxford University Press, Нью-Йорк, 1947). По существу продолжение «Диалектики Просвещения», книга в значительной степени является работой Адорно и других персоналий Франкфуртской школы, хотя вышла в свет она только под авторством Хоркхаймера. Содержание книги основано на серии лекций Хоркхаймера, которые он читал в Колумбийском университете в 1944 году. Стиль изложения является удивительно удобочитаемым, но содержание является странным; все пронизано сильной ностальгией, а это как раз то, что обычно терпеть не могли во Франкфуртской Школе. Ключевая глава, "Восстание Природы", отражает странный ретро анархизм: "Победа цивилизации слишком абсолютна, чтобы быть правдой. Поэтому, любое изменение в наши времена включает в себя элемент негодования и подавленной ярости." • "Критическая Теория: избранные эссе" Макса Хоркхаймера (переиздание Мэтью О'Коннелл, Пресса Seabury, Нью-Йорк, 1972). Эссе “Традиционная и критическая теория” заслуживает особого внимания.

Этой небольшой библиографии будет достаточно, чтобы заинтересовать начинающего читателя; полный список литературы касательно Франкфуртской школы огромен, о чем свидетельствуют библиографии в книгах Джея или Виггерсхауса. Вот чего не достает в этом, по крайней мере на английском языке, так это удобочитаемой книги, написанной для обывателя, которая бы объясняла Франкфуртскую школу и её труды с точки зрения создания политкорректности. Эта  краткая работа по крайней мере является началом заполнения этого пробела.

Источник: (http://en.wikipedia.org/wiki/Frankfurt_School http://www.freecongress.org/centers/cc/pcessay.aspx 1.) То, что вы должны знать о том, как фальсифицировали нашу историю и другие формы культурной марксистской/мультикультурной пропаганды (книга 1) "История, марксизм и ислам" – что ваше правительство, научные круги и средства массовой информации скрывают от вас. Ревизионизм на основе умиротворения и анти-европейского мышления.

"Кто управляет настоящим - управляет прошлым" Джордж Оруэлл.
1.1 Исторический ревизионизм (негатионизм).
Исторический ревизионизм - это попытка изменить общепринятые идеи о прошлом[1].

Негатионизм - это отказ от исторических преступлений.

Источник: "Ислам и Запад", Бернард Льюис: Мы живем во время, когда грандиозные усилия предпринимались и предпринимаются до сих пор для фальсификации данных о прошлом, и превращения истории в инструмент пропаганды; когда правительства, религиозные движения, политические партии и секты всех толков заняты переписыванием истории так, как бы им хотелось ее видеть, и сами же потом в это верят. Все это в самом деле очень опасно как для нас самих, так и для других - но мы тут можем высказаться точнее - опасно для всего человечества. Потому что тот, кто не желает принимать прошлое таким как оно есть, не способен понять настоящее и идти в будущее.

По иронии судьбы, суровая критика санкционированного государством ревизионизма пришла от отрицателей Геноцида Армян, которые значительно занижали жестокость Оттоманской Империи. Однако, Льюис, как умеренный востоковед, часто привлекался многими основными политиками, в том числе и из действующей администрации Буша.

Учитывая невежество, с которым это делается, история последних 1400 лет Исламского джихада против немусульман и Европы включает в себя одну из наиболее радикальных форм исторического негативизма. Поэтому первая глава этой книги посвящена этому продолжающемуся джихаду. Мы должны сражаться и быть готовым, что санкционированная государством фальсификация истории Ислама наконец прекратится и реальная история снова будет открыта. Когда наши современные Европейские режимы падут (и наши системы, построенные на идеях мультикультурализма разрушатся) в течении ближайших 150 лет - это даст нам возможность снова открыть и использовать сведения о настоящей истории Ислама, включая Исламскую историю, Исламскую юриспруденцию, правдивое описание джихада, дхимми и другие фальсифицированные аспекты ислама. Основной целью этого является предотвращение исторической амнезии, сохраняя правдивую нецензурированную историю.

Со времен создания ислама в 7-ом веке и до нашего дня, джихад унес жизни 300 миллионов немусульман, и более 500 миллионов подверглись пыткам или были порабощены. С 11 сентября 2001 года, мусульманами во всем мире было совершено более 12 тысяч терактов, приведших к смерти хотя бы одного немусульманина [2]. Другими словами, около 150 терактов с человеческими жертвами осуществляется ежемесячно. Так будет продолжаться до тех пор, пока существуют немусульманские цели для атак, или пока существует ислам.

Должен признать, что когда я только начал изучать Исламскую историю и Исламские зверства более трех лет назад у меня были серьезные сомнения в доступности "политкорректной" информации. Даже после поверхностного изучения я был шокирован когда раскрыл огромное количество "уродливой неизвестной" правды об исламских зверствах. Это общее неправильное представление о Исламе и Христианстве. Многие люди сейчас считают, что христианство было и есть такое же зло как ислам? Я могу засвидетельствовать факт, что это совершенно неверно. Количество совершаемых во имя Джихада убийств, похищений и порабощений более чем в 10 раз больше, чем убийств во имя Христианства. Но политкорректный Западный истеблишмент хочет чтобы мы думали иначе.

Квинтэссенция мультикультурализма в том, что культуры и религии "равны". В этом контексте наши западные правительства запустили "лживую кампанию" против своих же людей, цель которой - создание фальсифицированной версии мусульманской и европейской цивилизаций, чтобы уравнять их. Согласно им, это нужно для успешного воплощения многокультурности. Исламисты, арабские националисты, и марксистские теоретики были на передовом фронте переписывания нашей истории со времен Второй мировой войны. В особенности, книга Эдварда Саида "Ориентализм", опубликованная в 1978 г., была движущей силой этого процесса.

В прошлом Европа имела стереотипное представление об исламе, как и в исламском мире было стереотипное представление о нас - и эти представления были весьма недружелюбны. Столетие за столетием ислам являл собой значительную угрозу тому, что можно обобщенно назвать "Христианским царством". Он влиял на каждый аспект европейской истории, и прямо ответственен за европейские колониальные империи. До 1750 г. мусульмане были опасным и прямым соперником наших интересов. Эдвард Гиббон в своих мемуарах в 1780-ых был первым, кто предположил, что опасность прошла.

На местном уровне угроза продолжалась еще дольше. Пираты с Варварского берега грабили побережье Англии, захватывая в рабство целые прибрежные деревни, влоть до 1830-ых, а западное побережье Ирландии и Исландии  еще позже. И это при мощи Британской Империи.

С первого джихадского вторжения в Андалузию было порабощено более 1,5 миллиона европейцев, большинство из них попало в Северную Африку.

Факт из Энциклопедии Британники: Энциклопедия Британника была впервые опубликована в 1768 г. Авторы статей часто происходили из других стран, среди них были и самые уважаемые в своей области.

Первый случай, когда западное государство дало санкцию на "политически оправданное переписывание истории" по теме ислама, был в конце 19-го века в Великобритании. Мотивы этого были политические: нужно было создать хороший фундамент для британско-мусульманского сотрудничества и торговли.

Во время русско-турецкой войны[3], Россия победила Исламскую Оттоманскую империю, в 1878, после "Берлинского конгресса[4]", Великобритания, управляемая Дизраэли, решила заключить соглашение с Оттоманами, обещая им военную защиту от России за "тридцать сребреников", которыми в данном случае являлся Кипр. Для улучшение Британско-Оттоманских отношений была проведена широкая ревизия Британской Энциклопедии (10-ая редакция и далее) и других материальных источников, в которых описывался Ислам, Мусульмане и Исламские практики как "зло". Это стало началом процесса фальсификации Европейской истории.

Чтобы понять это надо изучить Российско-Британские отношения: Великая держава 19-го века, Великобритания - вступила в территориальную войну с другой потенциально великой державой - Россией. Интересы великих держав пересеклись на Балканах (находившихся под Турецким владычеством).

Было вполне нормально, что Россия имела свое влияние в этой местности. Большинство малых народов Балкан (Сербы, Греки, Румыны и Болгары) были восточными православными, как и русские. Но это не соответствовало Британским интересам. Так Британия и стала союзником Турции и изобрела миф о мусульманской толерантности.

Турки могли резать глотки, насиловать женщин и похищать детей балканских христиан - это было ОК для Бритов - это было выражение толерантности... лишь бы русские не получили влияния на Балканах.

Примеры фальсификации и риторики апологетов включают: · преувеличенное значение вклада Мусульманской культуры и науки.

· Османская империя была толерантна.

· "Еврейский опыт" в Османской империи "...был спокойным, мирным и плодотворным".

· Вербовка в Османские отряды янычар была отличным шансом для балканских мальчиков-христиан продвинуться по социальной лестнице.

· Геноцида Армян не было. Имела место борьба двух народов за владение одной землей.

· Мусульманская Андалузия (Мавританская Испания) часто указывается апологетами Мусульман как мультикультурная страна чудес, в которой Исламское правительство разрешало Евреям и Христианам учиться и занимать должности в правительственной администрации

· Джихад означает личную борьбу. · Ислам - мирная религия. · Христианство и Ислам в равной степени порождали исторические зверства. · Маронитские (Ливанские) христиане лживо жалуются что они жертвы [джихада].

Примеры систематического удаления / игнорирования важных вопросов. Западноевропейские правительства санкционировали удаление и игнорирование больших пластов нашей истории, включая цензурирование школьных программ в таких вопросах, как:
· Гиндукуш, самый большой геноцид в человеческой истории · Геноцид армян · Греческий геноцид · Ассирийский геноцид · Коптский геноцид · Прошлые и современный джихады, пытки и порабощение христиан и других немусульманских народов на среднем востоке и в Азии · Право первой ночи - официально санкционированное изнасилование в Османской империи · Нежелание Запада сохранить или защитить Христианский Ливан от джихадного вторжения Глобальной Исламской Уммы (среди них многие мусульманские страны, такие как Иран, Сирия, Египет и Иордания). Джихад привел к падению христианского государства Ливана. В 1911 в Ливане было 80% христиан, сейчас их осталось около 25%, меньшинство, все еще подвергаемое гонениям · Какими на самом деле были крестовые походы · Европейские рабы, арабские хозяева - более 1.5 млн европейцев были обращены в рабство.
Примеры антизападной пропаганды в наших школах:
· фальсифицированная информация о крестовых походах (это был оборонительная, а не завоевательная операция).
· Западная колониальная история (анти-западное убеждение, это (в первую очередь финансовая эксплуатация) было ничто по сравнению с 1400 годами исламского джихада, который привел к бесчисленных геноцидам более чем 300 миллионов человек и порабощению и насильственному обращению более 300 миллионов). Приведенная выше информация должна стать нам напоминанием почему апологеты мусульманства и государственной фальсификации в Европе должны быть побеждены.

К несчастью для нас, более 95% современных журналистов, редакторов, издателей - про-еврабы (поддерживают европейский мультикультурализм). То же верно и для 85% западноевропейских политиков и более 90% парламентариев Евросоюза.

Мы также не должны забывать, что именно Евросоюз [5] является движущей силой переписывания европейской истории, связанной с исламом.

Из кодекса Еврабии:
Симпозиум по евро-арабскому диалогу, проходивший в Венеции (1977) и Гамбурге (1983) включал рекомендации, которые были успешно воплощены... 4. Необходимость кооперации между европейскими и арабскими специалистами, чтобы представить положительную картину арабо-исламской цивилизации и современных арабских дел в глазах образованной публики Европы.

Евро-арабский диалог (ЕАД) - политический, экономический и культурный институт, созданный чтобы обеспечить полное единение европейцев и арабов. Его структура образовалась на конференциях в Копенгагене (15 декабря 1973) и Париже (31 июля 1974). Европейская Парламентская Ассоциация по Евро-Арабскому Взаимодействию, являющаяся ведущим агентом этой политики, была основана в 1974 г. Остальные управляющие органы Диалога - институт MEDEA и Европейский Институт Исследований по Средиземноморской и Евро-Арабской Кооперации, созданный в 1995-ом при поддержке Еврокомиссии.

В интервью Джейми Глазову из журнала Frontpage, Бат Йеор объяснила, как "во внутренней политике ЕАД установила близкое взаимодействие между арабским и европейским телевиденьем, радио, журналистами, изданиями, научными сообществами, культурными центрами, студенческими и молодежными организациями, туризмом. Межрелигиозные диалоги были определяющими в развитии этой политики. Поэтому Еврабия - такая сильная сеть ассоциаций - всеобъемлющий симбиоз с взаимодействием и партнерством в политике, экономике, демографии и культуре." Движущая сила Еврабии, Парламентская Ассоциация Евро-Арабского Сотрудничества, была создана в Париже в 1974 г. Сейчас в ней более 600 членов - из всех значительных европейских партий - действующих как в своих национальных парламентах, так и в Европарламенте. Франция остается ключевым действующим лицом в этой ассоциации.

Среди документов, которые Йеор была добра выслать мне (она упоминает их в своей французской версии книги о Еврабии, но не в английской), есть Общая стратегия Европейского Совета - видение Евросоюзом Средиземноморского Региона от 19 июня 2000.

Он включает многие рекомендации, такие как "разрабатывать принципы построения партнерских отношений, в частности через поощрение регулярных консультаций и обмена информацией между Средиземноморскими партнерами, поддерживать взаимосвязь инфраструктуры между Средиземноморскими партнерами и между ними и Евросоюзом - принимать все необходимые меры поощрения и поддержки участия гражданского общества, а также поддерживать дальнейшее развитие движения населения между ЕС и Средиземноморскими партнерами.

НПО будет предложено принять участие в сотрудничестве на двустороннем и региональном уровнях.

Особое внимание будет уделено средствам массовой информации и университетам [курсив мой]. "Стратегия также хочет "в целях борьбы с нетерпимостью, расизмом и ксенофобией, продолжить диалог между культурами и цивилизациями". Алжирская Декларация [11] Общего Видения Будущего была принята после конгресса, состоявшегося в Алжире в феврале 2006 г. В документе говорится, что: "Необходимо создать Евро-Средиземноморское общество, основанное на общечеловеческих ценностях" и что "Крайне важно положительно подчеркнуть общее культурное наследие, в том числе отнесенное к маргинальным или забытое". Общий план действий представлен большим количеством рекомендаций о том, как достичь этой новой евро-средиземноморской сущности. Среди этих рекомендаций:
· Адаптировать существующие организации и содержание средств массовой информации так, чтобы поддержать диалог Север-Юг, а также создать европейско-средиземноморский центр журналистики · Установить схему сотрудничества, совместно управляемого средиземноморскими партнерами с целью разработки "согласованной системы образования" ["согласованной системы образования" между арабским миром и Европой? Что она будет включать? хотелось бы знать. Но вот расскажут ли они нам об этом до того как это станет свершившимся фактом?] Эти соглашения, полностью переписывающие книги по европейской истории с целью сделать их более дружественными к Исламу и постепенно заглушить "исламофобию" как расизм, осуществляются уже сейчас.

В июне 2005 года в Рабате [14], Марокко, была проведена конференция на тему "Содействие диалогу между культурами и цивилизациями". Конференция была совместно организована ЮНЕСКО, Исламской организацией по образованию, науке и культуре (ИСЕСКО), Организацией Исламская конференция (ОИК), Лигой арабских государств по вопросам образования, культуры и науки (АЛЕКСО), Датским центром культуры и развития (DCCD) и Евро-средиземноморским фондом диалога между культурами Анны Линд (Александрия, Египет).

Среди рекомендаций, которые были подняты г-н Олаф Герлах Хансен, генеральный директор DCCD отметил: "Мы заинтересованы в новых мероприятиях в средствах массовой информации, в культуре и образовании.

Эти предложения включают в себя:
- Конкретные инициативы по развитию "межкультурной компетенции» в воспитании новых поколений журналистов
- конкретные инициативы по связям и обмену между журналистами, редакторами, СМИ, институтами, которые способствуют межкультурному сотрудничеству 
- конкретные инициативы по разработке учебных программ за счет новых учебных материалов и пересмотр существующих учебников.

Хотя это и не указано прямо, разумно предположить, что среди "негативных стереотипов", которые будут удалены из учебников, по которым преподают историю европейским школьникам окажутся все ссылки на 1300 лет непрерывного джихада против Европы. Эти рекомендации были приняты и включены в Соглашение Рабат.

ЕКРН призвал государства-члены ЕС принять меры, чтобы фактически запретить любые серьезные дебаты об исламе и представить про-мусульмански настроенным силам определенные преференции. Европейские страны должны:
· изменить учебные программы так, чтобы предотвратить создание "искаженной интерпретации религиозной и культурной истории" и "изображение ислама с позиций враждебности и опасности";
· Поощрять дебаты в СМИ на создание [положительного] образа Ислама, возложив на них ответственность за избежание увековечивания предрассудков и предвзятости.

1.2 Общая характеристика Европейского Исламского Негационизма.
"Когда земля свои легенды отвергает
То в прошлом остается только ложь
Народ своих господ тогда считает
придурками врунами,
И это знак того, что славы больше
не будет у упадочной страны"


"Если ветви сгнили, то корни не дадут сока для хороших плодов". Редьярд Киплинг.
Европа имеет свой полноценный вклад в негационизм - тенденцию отрицания крупномасштабных и долговременных преступлений против человечества, совершенных Исламом. Во главе этого движения стоят Исламские апологеты и Марксистские преподаватели, следующие за ними политики, журналисты и интеллектуалы, которые называют себя секуляристами. Аналогично турецкому отрицанию Геноцида Армян, Европейское отрицание ужасных рекордов Ислама полностью поддерживается истеблишментом (ЕС, Западноевропейскими правительствами). Она имеет почти полный контроль над СМИ и диктует всем государствам и правительствам язык описания проблем сосуществования (более правильно было бы назвать проблемой ислама).

Это методы в основном те же что и негационизм в любой другой сфере:
1. Лобовое отрицание: грубейшая форма простого отрицания очевидных фактов. В основном это делается в виде простого голословного утверждения типа "Ислам толерантен", "Исламская Испания была мультикультурной гармонией", "Антиеврейская ненависть не была известна Мусульманам пока Сионизм вместе с антисемитизмом не было привнесены в Мусульманский мир из Европы". Так как нечасто точная информация о конкретных преступлениях Ислама становилась общеизвестной - то это прекрасный способ умолчать о таких преступлениях и не признавать их наличие. Исключение - Геноцид Армян, который официально отвергается Турцией и остальным Исламским миром.

Дело Рушди - отличный образчик негационизма.
Потребовался однозначный ответ на вопрос "По-исламски ли убивать человека, который критикует Пророка?".
Если судить по ответам СМИ и большинства экспертов, ответ определенно: Нет.
Если судить по основам традиционного Ислама, ответ был бы: Да.
Мохаммед как и его ближайшие последователи убивали критиков - как через официальные казни так и преступно по ночам.
По Исламским законам - пример с Пророком это в самом деле прецедент. Максимум о чем мог быть спор - это о процедуре. Некоторые юристы предлагали сначала похитить Рушди в одну из Исламских стран, чтобы дать ему возможность покаяться перед судом, хотя аятолла и указал что никакие его извинения не спасут Рушди. Основываясь на его книге даже так называемые умеренные были убеждены что он должен быть казнен. Исламский закон предусматривает смертную казнь как за отступничество так и за оскорбление Пророка - так что дважды для Рушди не было выхода. Тем не менее множество экспертов заявляли публике, что убийство Рушди не было Исламским делом.

Полное отрицание отлично работает, если имеется достаточный контроль за прессой и образовательными СМИ. В противном случае достаточно опасно демонстрировать такую методику. В этом случае доступны другие технологии.

2. Игнорирование (умалчивание) фактов: Пассивный негоцианизм определенно самый надежный и очень популярный способ. СМИ и писатели просто оставляют "неудобные" факты вне поля зрения читателя. Они включают большинство информации о систематических бойнях, пытках и порабощениях не-мусульман в историческом и современном контексте (в том числе геноцида и дхимми), демографические изменения, которые показывают систематическое и постепенное поглощение мусульманами обществ (в том числе в Косово, Ливане и в настоящее время в многих странах Западной Европы) и аль-Такийа (кетманская) Умма - важность Джихада в Исламе согласно Корану. Другие важные факты также игнорируются, как например роль Саудовской Аравии в деле распространения традиционного ислама (так называемый Исламский теофашизм или Ваххабизм, как Еврарабы предпочитают его называть).

Они не смогли проинформировать людей Европы, что Саудовская Аравия за последние два десятилетия потратила более 87 миллиардов долларов США, пропагандируя "истинный ислам" за рубежом. Большая часть этих средств пошла на сооружение и расходы на содержание тысяч мечетей, медресе и мусульманских культурных центров по всему миру. Эти исламские учреждения можно найти в каждой стране на западе - по всей Западной Европе.

3. Преуменьшение фактов:
Если указывается неудобный факт, что мусульманские летописцы сами сообщали о бойнях неверных, можно априори утверждать что они скорее всего преувеличивали, чтобы польстить тщеславию их покровителя (как будто то, что мусульманским правителям льстило, когда их описывали массовыми убийцами неверных - ерунда).

Кроме преуменьшения абсолютного размера исламских преступлений, есть популярный прием относительного преуменьшения: заставить цифры выглядеть меньше, сравнивая их с другими, тщательно подобранными. Так, можно сказать "все религии нетерпимы" - для многих это звучит правдоподобно, хотя и является откровенной ложью: в Римской Империи подвергались гонениям только те секты, которые имели политические амбиции (евреи, когда боролись за независимость; христиане - из-за того, что собирались захватить империю и запретить остальные религии, что они фактически и сделали), тогда как остальные пользовались статусом religio licita; то же и с Персидской империей и многими другими государствами и культурами.

В противовес обвинениям против ислама часто приводят фанатичность христианства. В самом деле, широко известно, что христианство виновно в многочисленных уничтожениях храмов и гонениях. Но причина этого фанатизма кроется в общей теологической основе обеих религий - монотеизме с единственным пророком. Этот аргумент против христианства является также аргументом против ислама. Более того, несмотря на теологически обоснованную склонность к нетерпимости, христианству довелось пройти опыт "живи и дай жить другим", потому что в период его формирования оно было всего лишь одной из многочисленных сект в плюралистической Римской Империи.

Ислам никогда не имел подобного опыта, и для того, чтобы выявить весь свой потенциал фанатизма, христианству было необходимо неоднократное воздействие Ислама. Поэтому неслучайно Карл Великий, разгромивший саксов, был внуком Карла Мартелла, победившего мусульманскую армию в битве при Пуатье; неслучайно также и то, что рыцари Тевтонского ордена, насильно крестившие балтов, были ветеранами крестовых походов, т.е. кампании по освобождению Палестины от ислама; не совпадение и то, что испанская инквизиция появилась в стране, веками боровшейся с мусульманским угнетением. Наконец, христианство не отрицает эти факты своей истории, хоть и до сих пор ему приходится прикладывать усилия для откровенного признания ответственности за эти факты.

Еще более общий способ умалить исламский фанатизм в относительных сравнениях - указать что в конце концов все империалистические войны были не очень-то благородными. Это может быть справедливо, но все же мы не устанавливаем культ Чингисхана. Религия должна способствовать преодолению человеком его природных недостатков вроде жадности и жестокости, а не их освящению и прославлению.

4. Ретуширование: Когда факты нельзя скрыть, отрицать или минимизировать, можно все еще утверждать, что при более тщательном анализе, они не столь же плохи, как они кажутся. Можно назвать правильным, то что является, очевидно, неправильным. Это может зайти очень далеко, например, в биографии Мохаммеда, Максим Родинсон объявил нагло, что истребление евреев в Медине Мохаммедом было несомненно лучшим решением. В многочисленных популярных введениях в Ислам, факт, что Ислам налагает смертную казнь на отступников (в современной терминологии: тот Ислам выступает против свободы религии в самой радикальной манере), признан; но тогда объяснено, что, "так как Ислам был в состоянии войны с политеистами, измена равнялась измене и дезертирству, что-то, что все еще наказано со смертью в нашем светском обществе". Хорошо, но пункт точно, что Ислам хотел быть в состоянии войны с традиционной религией Аравии, как также со всеми другими религиями, и что это превратило это состояние войны в постоянную особенность его законной системы.

5. Игры с незначительными фактами: Популярная тактика в негационизме состоит в поиске положительных, но незначительных событий, заострение внимания на них, оставляя общую картину вне поля зрения общества. Например, нашли документ, в котором Христианин, чей сын был насильно призван в Оттоманскую армию янычар, выражает гордость тем, что сын занял высокий пост в армии. Это факт используется для того, чтобы найти положительную сторону в насильственном похищении и обращении в другую веру, чтобы подчеркнуть, что немусульмане были счастливы жить по Мусульманским правилам и умолчать тот факт, что насильственное обращение и принуждение служить в янычарах пятой части христианских детей по Оттоманских законам являло собой постоянную угрозу террора, о чем сложены сотни душераздирающих песен и историй.

Как другой пример негационисты всегда упоминают случаи сотрудничества с немусульманами (поддержка Геноцида Армян со стороны Германии) подчеркивая что они должны рассматриваться как партнеры, и что Мусульманское правление было доброжелательным; В то же время известно, что при любой оккупации, даже самой жестокой, всегда имело место и сотрудничество. Как уже указывалось, Нацисты нанимали Еврейских охранников в Варшавском гетто, чтобы не говорили об угнетении нацистами евреев.

6. Отрицание мотивации: Негационисты иногда признают факты, но отрицают ответственность их героев за произошедшее. Так, Мохаммед Хабиб пытался оправдать Ислам, приписывая Исламским захватчикам иные мотивы: Турецкое варварство, жадность, необходимость подавить заговоры, готовящиеся в храмах. На самом деле те правители, которые старались вести дела по-светски, не развивая конфронтации с неверными - часто получали роптание со стороны своих подданных. Те же священнослужители не особенно беспокоились по поводу положительного образа в светском обществе и подталкивали своих правителей к действиям против неверных. Во всяком случае, тот факт, что ислам регулярно использовался для оправдания грабежа и порабощения (в отличие, скажем, от буддизма), также не стоит упускать.

7. Дымовая завеса: Другая общая тактика включает размытие проблемы путем опровержения самой темы обсуждения: "Ислама как такового не существует. Существует множество различных Исламов с большими различиями между странами и т.п.". В самом деле довольно сложно обсуждать чего-то что неопределенно. Но простой факт что Ислам в самом деле существует: есть доктрина, содержащаяся в Коране, истина для всех Мусульман, и в Хадите - истины для всех по крайней мере Мусульман-Суннитов. Есть определенные различия в законах по малозначительным вопросам, и конечно есть различия в том, как эффективно Мусульмане борются за Исламскую доктрину, и соответственно в том как они относятся к не-Исламским элементам.

8. Обвинение различных течений: Когда они оказываются перед лицом жестких фактов Исламского фанатизма, негационисты перекладывают вину на различные течения, такие как популярные сейчас фундаментализм или Ваххабизм. Они говорят, что это продукт пост-колониальных отклонений, которые не имеют ничего общего с истинным Исламом. На самом деле фундаменталисты, такие как Маулана Маудуди и аятолла Хомейни знали их Коран лучше, чем самообманывающиеся секуларисты, которых называли плохими Мусульманами. То, что называется фундаментализмом или Ваххабизмом в самом деле есть изначальный Ислам, что подтверждается тем, что фундаменталисты существовали задолго до эпохи колониализма, например в 13 м веке Ибн Тайми, который до сих пор является ориентиром для сегодняшних Маудуди, Тураби, Мадами и Хомейни. Когда аятолла Хомейни объявил целью Ислама захват всех не-мусульманских стран - это была по сути перефразировка долговременной стратегии Мохаммеда и положения Корана что Бог обещал победу Ислама во всем мире. В случае с коммунизмом можно обвинять любого от Маркса до Ленина и Сталина - но Исламский терроризм начался с самого Мохаммеда.

9. Аргументы, построенные на предубеждениях: Если невозможно отрицать доказательства, всегда можно исказить их путем селективного цитирования, приписывания определенных мотивов автору исходного материала, или через манипулирование цитированием добиться того, что смысл будет прямо противоположен изначальной мысли автора. Сосредоточить все внимание на нескольких реальных или воображаемых недостатках а потом свести все к тому, что весь текст не заслуживает внимания. Применить найденные недостатки на весь свод доказательств, вызвать общее недоверие к автору и представить все так, словно автор имеет план фальсификации истории, опорочив таким образом всю мысль - а далее построить вполне логичное  предположение о том, что и остальные также фальсифицируют историю и не стоит на это обращать внимания.

Если обсуждения неудобных доказательств не удается избежать - стараются рассеять эти доказательства среди других вопросов, таких как человеческие недостатки, присущие всем жертвам преступлений против человечности (Еврейская жестокость по отношению к Палестинцам, Индийские неприкасаемые), ссылаясь на известные факты, чтобы скрыть недостатки. Если факты налицо - обвинять жертву. Если народ игнорирует или опровергает вашу искаженную версию истории - обвинить их в искажении и политическом злоупотреблении историей. Оклеветать ученых, приводящих неудобные факты, обвинить их в политических или иных мотивах и таким образом отвлечь внимание от тех доказательств, которые они приводят.

10. Лозунги: все обсуждения могут быть саботированы простой техникой выкрикивания лозунгов: предрассудки, мифы, "расизм/исламофобия". Перенесите битву из общего поля боя аргументов в лагерь оппонента: его чувство собственного достоинства как члена цивилизованного общества, которое не терпит уродливые вещи такие как предрассудки и исламофобию. В конце концов, нападение это лучшая защита.

Суммировав формы негоцианства, давайте посмотрим почему так получилось:
1. Ориентализм и Исламология: После средневековых памфлетов о "Мохаммеде самозванце", которые закончились в конце 19го века, немного было опубликовано текстов об идеологических и фактических преступлениях Ислама. Книги, как скажем "Рабство в Исламе" - очень редки. Исходную информацию для таких книг надо искать в разных общих статьях, в которых Ислам упоминается только вскользь, часто без авторской оценки действий Ислама. Часто говорят (когда подводят к теме "опровержения предрассудков»), что люди всегда ассоциировали ислам с нетерпимостью; но найти книги специально посвященные теме исламской нетерпимости будет сложнее. Сколько десятков миллионов человек были убиты Исламом только за то, что они не мусульмане? Никто пока не собрал эти данные чтобы получить общую оценку. Мы можем только отметить, что критических исследований Ислама не проводилось, и что имеется усиливающаяся тенденция к самоцензуре при критике Ислама. Отчасти это связано с большим опозданием реакции на давно заброшенную христианскую полемику.

Сейчас, когда департаменты Исламских исследований в Европе все больше комплектуются Мусульманами и спонсируются Исламскими фондами и государствами - климат для критического изучения Ислама становится все более неблагоприятным. Если сравнить первое (до Второй Мировой Войны) издание Энциклопедии Ислама с новой редакцией - просто поражаешься как много устранено критических замечаний. Но и в прошлом Ислам пользовался весьма благоприятным отношением в академических кругах. Так, про Исламское рабство видный Датский Исламист C. Snouck-Hurgronje писал в 1887 году (т.е. тридцать лет спустя после того как Американцы вели войну за отмену рабства в южных штатах и через 70 лет после отмены рабства в колониях) - "Для большинства рабов их похищение было благом... Они сами признавали, что стали людьми только благодаря рабству". Политический контекст фазы роста Исламологии предоставляет объяснение. Зрелый колониализм не воевал с Исламом но искал в нем сотрудничества, поддержки в колонизации населения. Британское сотрудничество с Индийскими мусульманами хорошо известно; это воплотилось в основании в 1906 Мусульманской лиги, которая стремилась "привить лояльность по отношению к Британской империи среди индийских мусульман". В тот же период во Французской Западной Африке Ислам принимался как фактор социальной стабильности, а генерал Лате лелеял мечту синтеза Франко-Исламской культуры в Алжире. В 1930 х - во время последней Европейской попытки колонизации, Итальянские фашисты активно поддерживали распространение Ислама на Африканском Роге. Но уже с 1853 года колониальные власти поддерживали Халифат против Христианских властей. Например, Россия в Крымской войне (ошибочная война, даже если она и была), и это был большой вклад в атмосферу доброжелательности по отношению к мусульманской культуре.

2. Церковная политика: христианство на протяжении веков вело оживленную полемику против ислама.

В последнее время эта критика утихла. Хуже того, полемические работы священнослужителей были изъяты или просто не публиковались (такие, как в начале этого века - статья Отца Генри Ламменса, в которой доказывалось, что откровения пророка Мохаммеда были психопатологическим феноменом). Одна из причин этого в том, что Церковь опасалась того, что из-за наличия многих схожих моментов между миссиями Христа и Мохаммеда такая критика основ Ислама может дать "отдачу" на само Христианство. Вторая причина - опасения, что Христианам в Мусульманском мире придется "заплатить" даже за идеологические атаки на Ислам (поэтому Церковные полемики оставляют свои самые жесткие слова для более мягких религий, вроде Индуизма). Этот страх также является причиной и других политик Церкви, как например - непризнания государства Израиль.

Между тем, лицо церкви изменилось. Небольшой, но заметный знак этого случился на Втором Ватиканском Соборе - исключение из Святого календаря Богоматери Дня Освобождения Рабов, который приходился на 24 сентября. В Средние века был специальный церковный  указ и целая сеть сбора средств на освобождение (выкуп) Христианских рабов, удерживаемых Варварами. До 19-го века прибрежные деревни в Италии имели специальные наблюдательные вышки, которые предупреждали людей когда приближались корабли работорговцев. Террор Исламского рабства был постоянной угрозой в Христианской истории с 7 по 19й век, но сейчас Церковь упорно трудится чтобы стереть эту память.

Сейчас же пасторы становятся чуть ли не главными борцами за права Ислама, хотя Мусульмане и уводят у них паству. Отдельные Христианские институты, необходимость в существовании которых ставится под вопрос используют в свое оправдание тот факт, что Ислам также открывает отдельные школы, больницы и даже политические партии. Ислам становится для них братской религией и объявляется религией мира.

3. Анти-колониализм: Одна из основ анти-колониализма была "Про бывшие колонии говорить хорошо или ничего". Таким образом, упоминание про колониализм и массовое рабство у Мусульман становится нежелательным.

Введение этого табу - признак того, что критика ислама предполагает поддержку Израиля, описанного Максимом Родинсоном, как "колониальное поселение". Если некто предполагает, что мусульмане постоянно притесняли евреев, он приходит к мысли, что Израиль - необходимое убежище для евреев, спасающихся не только от европейских, но и от исламских проявлений антисемитизма. Давайте не будем забывать о том, что деколонизация последовала незамедлительно после начавшихся вновь атак на еврейские и христианские меньшинства, и те евреи, что смогли быстро убежать, бежали в Израиль (или во Францию, если бежали из Алжира). Это не простое совпадение, что эти евреи в большинстве своём поддерживают жёсткую политическую линию Израиля.

4. Враг моего врага - мой друг. Многие люди, воспитанные в христианской культуре, или считающиеся приверженцами индуизма, никогда не доходят до того, чтобы взбунтоваться против религии своих родителей, и, следовательно, симпатизируют религии, конкурирующей или противоположной той, которую они презирают. Из-за того, что ислам предстает наиболее вызывающей угрозой, он очень им нравится.

5. Левые взгляды: в этом веке ислам подают как "религию равенства". Это направление ислама было основано мусульманскими апологетами, такими как Мохаммед Хабиб, и они рассматривали его как рационализацию иррационального заявления, что Мохаммед был "последним Пророком": в конце концов, как "пророк всеобщего равенства", он принёс окончательное послание, доработка которого невозможна. Сэр Мохаммед Игбаль, один из отцов-основателей Пакистана, заявил: "Ислам равен коммунизм плюс Аллах".
Иранские аятоллы, а также большинство высказывающихся открыто мусульман, после советско-исламской войны в Афганистане, высказывают ортодоксальную позицию, что коммунизм антиисламский по своей сути не только потому что он атеистичен, но и из-за отказа от частного предпринимательства. Текущий призыв, который провозглашается исламом - "лучшая форма равенства чем коммунизм".

Даже не смотря на то, что коммунистов жестоко убивали в мусульманском Иране, и даже не смотря на то, что политологи классифицируют мусульманские движения как ультраправые, многие "левые" сохранили некоторые симпатии к исламу. Во время гражданской войны в Ливане, они сообщали нам истории о "левых мусульманах и правых христианах", "исламских прогрессистах и христианских реакционерах".

Негационизм в Европе практикуется наиболее искусными писателями и историками, очарованными марксизмом. Ленин хотел использовать мусульман против французких и британских колонизаторов. Современные "левые", симпатизирующие марксизму, видят в исламе союзника в их борьбе против Израиля и США.

6. Правый традиционализм: существуют также "правые", симпатизирующие Исламу. Основной пункт - конечно же анти-иудаизм. Чуть меньшая основа для симпатии - так называемое "течение традиционалистов", представленное новообращенными Рене Гуэнона и Фритьофа Шуона. Сутью взглядов является идеализация Ислама, и особенно Суфизма, как хранителя вековой philosophia perennis в противоположность современности. В России, некоторые славянофилы и антизападники пытаются создать отношения с Исламом для борьбы против американизации их общества. В Соединённых Штатах христианские фундаменталисты и исламские организации всё чаще выступают против морального разложения (аборты, порнография, и т.п.) Некоторые из этих явлений традиционалистских союзов даже заслуживают уважения, но тем не менее, они способствуют исламскому негационизму.

7. Экономические либералы. Либералы видят в мусульманской иммиграции бесконечный источник дешёвой рабочей силы и защищают её настолько, насколько это возможно. В добавок ко всему, они поддерживают идею вступления Турции в Евросоюз.

8. Либеральный ислам. Неблагоразумно атаковать ислам "в лоб" в исламском мире. И все же иногда люди в этих странах чувствуют, что необходимо что-то противопоставить исламскому феномену и кампаниям, проводимым им, подобным "охоте на ведьм" на остатки неисламских культур, насилию по отношению к немусульманам, крайним формам неравенства людей по половой принадлежности. Для того, чтобы получить малейший шанс, эти люди используют язык ислама: "Мохаммед был против полигамии", "жестокость по отношению к другим не совместима с терпимостью, которой Мохаммед учил нас", и "уважение к чужим культурам - часть исламской традиции".

Для того, чтобы продавить свою гуманистическую точку зрения, они вынуждены выглядеть формальными мусульманами, и внешне отказываться от своих убеждений.

Многие мусульмане начали верить своей собственной риторике. Если вы обратите их внимание на то, что Коран призывает к нетерпимости и войне против неверных открытым текстом, многие из них искренне запротестуют, и не будут знать что сказать, когда вы покажете им отрывки из Корана, которые заставили вас беспокоиться. Нет причин сомневаться в том, что марокканская писательница Фатима Мернисси сердечно верит в свой собственный аргумент, что инструкции Корана о том, как организовать полигамную семью, должны пониматься  именно как отмена полигамии (хотя и в завуалированных терминах, поскольку Аллах, тот самый Всемогущий Аллах, который пошёл против общепринятых традиций идолопоклонства и многоженства, был вынужден быть осторожным, чтобы не нарушить дух того времени). Многие "формальные" мусульмане переросли мусульманские ценности и исповедуют современные ценности, но их верность религии на уровне эмоций, впитанная с молоком матери, оберегает их от окончательного размежевания с исламом, и заставляет их видеть ислам через розовые очки.

Среди мусульманских представителей (конечно, не фундаменталистов - наиболее активных поборников негационизма) есть такие люди. Это либералы, такие как Ашгар Али Инженер, который отрицает то, что ислам предписывает воевать с неверными. Это те, кому аплодируют европейцы, как хорошим, "светским" мусульманам. Ислам, который хочет быть светским, не может быть таковым и поэтому нечестен и непорядочен по отношению к самому себе. К сожалению, толерантный ислам - взаимоисключение, и "создание" толерантного исламского прошлого для того, чтобы удовлетворить либеральных мусульман - ложь.

9. Мусульмане всё более дистанцируются от ислама: у многих есть мусульманин-сосед, который является вполне неплохим человеком, и, исходя из этого факта, они заключают, что ислам не может быть сборником всего плохого. Достаточно просто посмотреть на нашего друга Мустафу. Один только этот факт заставляет их сопротивляться сведениям об исламской нетерпимости. Обычно люди сокращают мир до уровня своего осознания, и общие исторические факты об исламском фанатизме не допускаются в сферу личного опыта, где царит представление о добрососедских отношениях.

Многие "формальные" мусульмане аккумулируют в себе некие смутные моральные установки из Корана, они живут не противореча своей совести и мироощущению, не возбуждая в себе враждебности к немусульманам, которую предписывает им их религиозная доктрина. Эти хорошие люди, хотя и плохие мусульмане, могут игнорировать, но не изменить исламскую доктрину.

Они не могут остановить заражение "кораническим посланием ненависти" по крайней мере самых впечатлительных своих собратьев, и возможно, не смогут оградить от него своих будущих детей и внуков.

Конечно, были ситуации, в которых здравомыслящие мусульмане успокаивали своих более мятежных собратьев, и такие личности сильно отличаются от большинства мусульман. Нам не следует повторять ошибки мусульман, когда о людях судят по тому, принадлежат ли они к мусульманскому сообществу, а не по их личным качествам. Но факт налицо: наличие доктрины нетерпимости как официальной и отделяющей "своих" от "чужих" идеологии, приводит к нагнетанию обстановки, сепаратизму и конфронтации. Смягчающее присутствие фактора гуманизма даже внутри мусульманского сообщества не может быть использовано для того, чтобы отрицать присутствие грозного фактора ислама.

"Тот, кто не учит историю, обречён её повторять."
В то время как нацизм слишком запятнан, чтобы получить второй шанс, ислам имеет высокие шансы склонить противников к уступкам (как это в разной мере происходит в десятках мусульманских стран), и даже начать новые священные войны, на этот раз с оружием массового поражения. Те, кто искажая или умалчивая исторические записи об исламе, пытается закрывать глаза людей на эту опасность, фактически являются соучастниками в разрушениях, которые ислам причинит до своего упадка. Поэтому я считаю обязанностью интеллектуалов разоблачать и осуждать явление негационизма везде, где оно проявляется.

Еще один пример фальсифицированной истории: Г.M. Эллиот и Джон Доусон, "История Индии описанная ее же историками" (Лондон, 1867-1877) очень детально описывает мусульманскую тиранию и варварства.

Уже через 100 лет некоторые западные страны осуществляют некоторые исторические фальсификации: Стэнли  Лейн-Пул, "Средневековая Индия под правлением мусульман", 712-1764, G.P. Putnam's Sons. New York, 1970. p. 9-10. Она уже очень дружелюбно настроена к мусульманам, описывает вторжения почти как мирный и дружеский жест... Мотивы этих кампаний нужно рассматривать в контексте.
В среде холодной войны, когда Индия/Россия/Китай были осями зла, Британия/США/Франция/Германия были про-арабскими/про-мусульманскими. Следовательно, западным историкам после 1900-го не разрешалось писать ничего негативного о новых мусульманских союзниках. поэтому большинство западных источников после 1900-го года фальсифицированы. Исходные материалы по сути представляют переработку фальсифицированных сказок, имеющих единственной целью ублажение стратегического союзника, что на деле вылилось в преимущество в войне с Советским Союзом. Широко известен факт, что Британцы (западные историки) до 1900-го имели совершенно другое видение, чем историки после 1900-го.

Источники:
1. http://en.wikipedia.org/wiki/Negationism
2. http://www.thereligionofpeace.com/
3. http://en.wikipedia.org/wiki/Russo-Turkish_War_(1877%E2%80%931878)
4. http://en.wikipedia.org/wiki/Congress_of_berlin
5. See: The Eurabia Code
6. Alex Alexiev, "Terrorism: Growing Wahhabi Influence in the United States", Testimony before the US Senate Committee on the Judiciary, Subcommittee on Terrorism, Technology and Homeland Security, 26 June 2003.

1.3 Отказываясь от Западных Университетов Фьордман Кари Фогт, историк религии из Университета Осло сказала про книгу Ибн Варрака "Почему я Не мусульманин", что она имеет такое же отношение к изучению Ислама, как Протоколы Сионских Мудрецов к изучению Иудаизма. Она широко признается одним их ведущих экспертов по Исламу в Норвегии и часто цитируется в национальных СМИ по вопросам, связанным с Исламом и Мусульманской иммиграцией. Людей, которые получают основные сведения из центральных газет, как большинство населения, будут регулярно кормить необъективной информацией и полуправдой про Ислам от наших университетов, которые в целом не поддерживают идеалы свободного исследования. К сожалению, такая ситуация характерна для университетов[1] и колледжей [2] по всему Западу [3].

Лондонская школа изучения Востока и Африки (SOAS[4]), ставшая сценой растущего числа антисемитских инцидентов из все более про-исламском лагеря, пригрозила одному из ее студентов-Евреев прекратить свои протесты против анти-семитизма в Университете. Гевин Гросс, американец, возглавлял компанию против ухудшения условий для студентов-Евреев SOAS, которая является частью Лондонского Университета. SOAS увидела возрастание антиеврейской активности - как в смысле серьезности, так и частоты инцидентов. В начале года Исламское сообщество сняло видео, в котором сравнило Иудаизм с Сатанизмом.

Тем временем в рамках движения "установления взаимопонимания между Исламом и Западом" Саудовская Аравия пожертвовала около 13 млн долларов ведущему Британскому музею[5]. Официально сказано, что деньги от Принца Султана предназначены для оплаты новой Саудовской и Исламской галерей, которые должны помочь отразить Исламскую культуру и цивилизацию в правильном свете. Также они должны помочь образованию Саудовских студентов в Оксфордском Университете.

Жители Саудовской Аравии и другие богатые нефтью арабы заняты покупкой влияния на то, что Западные жители слышат об Исламе. Принц Аль-Валид бин Талаль бин Абдул Азиз Аль-Сауд, член саудовской Королевской семьи, является международным инвестором, в настоящее время входит в десятку самых богатых людей в мире. Он известен в США тем, что предложил мэру Нью-Йорка Рудольфу В. Джулиани в октябре 2001 для Фонда
Башен-близнецов чек в размере $10 миллионов. Мэр Джулиани вернул подарок, когда узнал, что принц призывал Соединенные Штаты “вновь пересмотреть свою политику на Ближнем Востоке и принять более уравновешенную позицию по палестинской проблеме.” Принц Талаль также создает телеканал, Аль-Ресалах[6], предназначенный для американских мусульман. Он уже вещает в Саудовской Аравии. В 2005 бин Талаль купил 5.46 % акций с правом голоса у News Corp, хозяина Fox News. В декабре 2005 он хвастался Middle East Online о своей способности изменить то, что зрители видят на Канале Fox News[7]. Освещая беспорядки во Франции[8] той осенью, FOX использовала заголовок:
“Мусульманские беспорядки.” Бин Талаль был недоволен. “Я поднял трубку и позвонил Мердоку [...] [и сказал ему], что там не мусульманские беспорядки, а беспорядки из-за бедности”. “В течение 30 минут заголовок сменили с мусульманских беспорядков на гражданские беспорядки.”
Обзор, проводимый Корнелльским университетом, выяснил, что приблизительно у половины американцев было отрицательное представление об Исламе[9]. Обращаясь к посетителям пресс-конференции в штабе Мирового Собрания мусульманской Молодежи (WAMY), Пол Финдли,  бывший американский конгрессмен, сказал, что рак антимусульманских и антиисламских чувств распространялся в американском обществе и потребовал предпринять меры для искоренения этого. Было объявлено, что Совет по американско-исламским Отношениям (CAIR) начнет в СМИ массивную кампанию стоимостью $50 миллионов, вовлекающую телевидение, радио и газеты. “Мы планируем встретить принца Аль-Валида ибн Талаля с его финансовой поддержкой нашего проекта. Он был щедр в прошлом.” Мировое Собрание мусульманской Молодежи (WAMY), основанное племянником Осамы бин Ладена в США, делит офисы с исламским Обществом Северной Америки и исламским Центром Канады. Канадское отделение WAMY организовало[10] серию исламских лагерей и паломничеств для молодежи.
Американский спецагент Кэйн цитировал публикацию, подготовленную WAMY, говорящую: “Славьтесь! Славьтесь! Жертвующие собой Воины! К нам! К нам! Мы защитим наше знамя в День Джихада, неужели Вам жалко своей крови?! Жизнь Вам стала дороже? Вам слаще оставаться позади?” Согласно ему, целью  этих речей были 14-18 летние.

Университеты Гарварда и Джорджтауна получили от принца бин Талаля пожертвований на 20 млн долларов[11] на финансирование исламских исследований. "Для Гарварда, как университета с глобальными стремлениями, наличие сильной и как можно более всеобъемлющей программы по исламу является критичным", - сказал Steven E. Hyman, ректор Гарварда. Джорджтаун сообщил что использует подарок (второй по размеру из всех полученных когда-либо) чтобы расширить свой Центр Мусульманско-Христианского Взаимопонимания. Мартин Крамер, автор книги "Башни из слоновой кости на песке: провал ближневосточных исследований в Америке", говорит: "Принц Аль-Валид знает, что если нужно получить влияние, то такие места как Гарвард и Джорджтаун, находящиеся в центре, существенно меняют дело." Джон Эспозито, профессор из Джорджтауна, наверное внес больший вклад в преуменьшение[12] угрозы джихада на западе, чем любой другой ученый. Крамер утверждает[13], что в своей ранней карьере в 1970-ых, Эспозито подготовил свои тезисы при участии своего мусульманского руководителя Измаила Р.

Фаруки, палестинского пан-исламиста и теоретика "Исламизации знания". Во время первой части своей карьеры, Эспозито не обучался и не преподавал ни в одном их крупных ближневосточных центров. В 80-ых он опубликовал книгу "Ислам: прямой путь", первую из серии книг, симпатизирующих исламу. В 1993 году Эспозито пришел в Университет Джорджтауна, и с тех пор претендует на "авторитет" в этой области.

В 2003 г. официальные лица из Исламского Общества Северной Америки (ISNA) признали Эспозито[14] современным "Абу Талебом ислама" и мусульманской общины, и не только в Америке, но по всему миру. В знак признательности за его "бесчисленные усилия по развенчанию мифов о мусульманском обществе и культуре" доктор Sayyid Syeed, генеральный секретарь ISNA, сравнил роль Эспозито с ролью Абу Талеба, немусульманского дяди Мохаммеда, дававшего безусловную поддержку мусульманской общине в Мекке во времена, когда ислам был еще слабым и уязвимым.

Рост известности Эспозито символизирует провал критических исследований ислама (некоторые поспорили бы о критических исследованиях чего угодно незападного) в западных университетах в 1980-ых и 1990-ых. Француз Оливье Рой еще в 1994 году опубликовал книгу под названием "Провал политического ислама" о том, что Ближний Восток вошел в стадию "пост-исламизма". Как пишет Мартин Крамер: "исследователи были так озабочены "мусульманскими мартинами лютерами", что так и не приблизились к написанию хотя бы одного серьезного анализа бин Ладена и его обвинений в адрес Америки. Действия, заявления и видео бин Ладена были источником замешательства для исследователей, уверявших американцев, что "политический ислам" отходит от противостояния."

Сейчас американские университеты хотя бы замечают бин Ладена. Брюс Лоренс, профессор религии из Университета Дьюка[15], опубликовал книгу о речах и работах Осамы бин Ладена. "Если читать его собственные слова, он выглядит как очень благородный и желанный голос в глобальной политике", говорит Лоренс. Лоренс также утверждает, что джихад означает "быть лучшим студентом, лучшим коллегой, лучшим бизнес-партнером. Превыше всего - контролировать свою злость." Другие считают, что вокруг джихада слишком много шумихи. Джон Мюллер, профессор политологии в Университете Штата Огайо, в выпуске "Foreign Affairs" за сентябрь 2006[16] задается вопросом не была ли террористическая угроза США всего лишь выдумкой: "Абсолютно правдоподобным объяснением факта, что Соединенные Штаты не подвергались террористическим атакам со времен 9/11, является то, что угроза, представленная доморощенными или импортированными террористами (каковую представляли японоамериканцы во время Второй Мировой или американские коммунисты после нее) сильно преувеличена." "Массивный и дорогой аппарат защиты родины, возросший после 9/11, может мешать некоторым, шпионить за многими, приносить неудобства большинству, и облагать налогами всех, чтобы защищать Соединенные Штаты от врага, который едва ли существует."
Ли Каплан на конференции Ассоциации Исследований Ближнего Востока (MESA): "Среди присутствующих исследователей заранее были распространены бесплатные копии глянцевого новостного журнала "Washington Report on Middle East Affairs" ("Вашингтонский доклад по ближневосточным делам"). Большинство людей, увидев это издание, предположили бы, что оно похожа на Newsweek или Time." "Чего не знают большинство людей, так это того, что журнал и сайт "Washington Report on Middle East Affairs" - вся стоящая за ним организация - финансируются Саудовской Аравией, деспотическим режимом, исподтишка покупающим себе путь во все кампусы Америки, в первую очередь через центры изучения Ближнего Востока в США." "Я встретился с Набилем Аль-Тикрити, профессором Университета Чикаго." "Я бы пригласил исследователей Ближнего Востока, которые на самом деле поддерживают войну Америки за океаном и нужды безопасности у нас. Людей вроде Дэниела Пайпса или Мартина Крамера." Я продолжил: "Почему их нет здесь, на конференции MESA?" "Их бы освистали,"- ответил Аль-Тикрити.

Вице-президент Совета по наблюдению за Джихадом Хью Фицджеральд поделился своими опасениями по поводу MESA[18]: "Как организация, MESA последние 20 с лишним лет медленно но верно была захвачена апологетами Ислама." "Апологетика состоит в том, что трудно даже обсуждать Джихад, Зимми и даже давать начальные представления студентам о Коране, Хадисах и Сире". "Выдаются книги уровня изданных [Карен] Армстронг и Еспозито, и оптимистического бреда вроде "Орнамент мира" Марии Роза Менока". "Никто из членов MESA не сделал так много для продвижения в народ новых работ о Мохаммаде, происхождении Корана и ранней истории Ислама, как этот одинокий волк, Ибн Варрак. Никто не проделал такую работу по институту зимми, как одинокая волчица Бат Йеор[19]. Поразительная ситуация, когда большая часть самой важной работы проведена не в университетах, так как большинство университетских центров стали напоминать Исламский Интернационал.". Хью Фитцджеральд прав. "Наследие джихада", одна из самых важных работ по Джихаду появившихся в последние годы, написанная Андрю Бостомом, доктором медицины, недовольным большей частью материалов, доступных для изучения после террористических атак 2001 года. Бат Йеор, возможно ведущий эксперт по Исламскому институту зимми - самоучка. И Ибн Варрак, написавший несколько замечательных книг по основам Корана и ранних днях Исламской истории пока остается вне Университетской системы. Это вызывает уважение к ним лично, но никак не вызывает уважение к Западным Университетам.

Трудно понять почему Американские или Западные власти все еще позволяют Саудовцам оплачивать обучение Исламу будущих Западных лидеров через несколько лет после того, как Саудовские националисты совершили жесточайшие атаки в Западной истории. Соединенные Штаты не позволяли немецким нацистам покупать влияние в Американских Университетах. Хотя Советские Коммунисты имели своих апологетов на Западе, как и платных агентов, США никогда не позволяли Советскому Союзу открыто спонсировать ведущие колледжи. Так почему они позволяют Саудовской Аравии и другим Исламским нациям делать это? Саудовцы враги, и им нельзя предоставлять прямое влияние на Университеты и центральные СМИ. Это вопрос национальной безопасности.

И все же, хотя взятки и арабские нефтяные деньги представляют серьезное препятствие критическим западным исследованиям ислама, проблемы на них ни в коем случае не заканчиваются. Несколько ученых настолько увлеклись анти-западной идеологией, что готовы бесплатно обвинять запад и аплодировать исламу.

За последнее поколение лишь некоторые работы смогли сделать больше для искажения критических дебатов об исламе в западных вузах, чем вышедшая в 1979 г. книга Эдварда Саида "Ориентализм". Она породила настоящую армию саидистов, или "Третий Мировой Интеллектуальный Терроризм"[20] как его называет Ибн Варрак. В соответствии с Ибн Варраком, “эта работа обучила целое поколение арабов искусству самосожаления - "если бы не мерзкие империалисты, расисты и сионисты, мы снова были бы великими" - ободряла поколение исламских фундаменталистов 1980-ых, и насильно затыкала любую критику ислама.” “Агрессивный тон "Ориентализма" - это то, что я назвал "интеллектуальным терроризмом", так как он пытается убедить не при помощи аргументов или исторического анализа, а распыляя обвинения расизма, империализма, евроцентризма”  на всех, кто может не согласиться. “Один из его излюбленных приемов - изобразить восток как вечную жертву западного империализма, доминирования и агрессии. Восток никогда не показывается как актер, действующая сила со свободой воли или своими намерениями и идеями.” Ибн Варрак также критикует Саида за то, что ему недостает осознания традиций критического мышления на западе. Если бы он немного сильнее углубился в  греческую цивилизацию и историю и заглянул бы в великую Историю Геродота, Саид “открыл бы свойство, которое также есть глубокой характеристикой и западной цивилизации, и которое
Саид с трудом утаивает и отказывается признавать: поиск знаний ради самих знаний.” “Греческое слово historia, от которого происходит наше "история", означает "изучение" или "исследование", и Геродот считал, что его работа была следствием изучения - то, что он видел, слышал и читал, дополненное и подтвержденное исследованиями.” “Интеллектуальная любознательность - одна из основных черт западной цивилизации. Как писал Дж. М. Робертс, "Громадное безразличие некоторых цивилизаций и их недостаток любознательности касательно других миров - широкая тема. Почему до совсем недавнего времени мусульманские ученые не испытывали желания переводить латинские и западноевропейские тексты на арабский? Почему, когда английский поэт Драйден смог уверенно написать пьесу, сосредоточенную на преемственности в Дели после смерти могольского императора Аурангзеба, но легко предположить, что ни один индийский писатель никогда не думал написать о настолько же драматичных политических событиях в английском суде семнадцатого века? Совершенно ясно, что объяснение европейской любознательности и тяги к приключениям лежит глубже, чем экономика, но они были важны." Мартин Крамер указывает, что по иронии судьбы писатель Салман Рушди восхвалял смелость Саида: "Профессор Саид периодически подвергается угрозам своей безопасности от Лиги Защиты Евреев в Америке", сказал Рушди в 1986, "и я думаю, что для нас важно ценить то, что быть палестинцем в Нью-Йорке - палестинцем в разных смыслах - далеко не самая легкая судьба." Но как оказалось, судьба Саида стала гораздо предпочтительней для Рушди после того, как Хомеини призвал к убийству Рушди в 1989. Иронично, что Рушди, постколониальный литературный лев с безупречной репутацией сторонника левого крыла, превращен некоторыми мусульманами в персонификацию Ориенталистской враждебности к исламу.”
В своем эссе "Интеллектуалы и социализм" Ф.А.Хайек уже десятилетия назад подметил, что “социализм нигде и никогда не был изначально движением рабочего класса. Это создание теоретиков” и интеллектуалов, “торговцев идеями на вторичном рынке.” “Типичный интеллектуал не нуждается в обладании специальными знаниями о чем-то отдельном, не нужно ему быть и особенно умным, чтобы выполнять свою роль посредника в распространении идей. Этот класс не состоит только из журналистов, учителей, министров, лекторов, публицистов, радиокомментаторов, писателей, карикатуристов и артистов.” Он также “включает много профессиональных людей и техников, такие как ученые и врачи.” “Эти интеллектуалы - органы, которые развились у современного общества для распространения знания и идей, и именно их убеждения и мнения действуют решетом, через которое должны пройти новые концепции перед тем, как попадут в массы.” “Самые яркие и успешные учителя сегодня с большей вероятностью являются социалистами.” Согласно Хайеку, это не потому что социалисты более умные, а потому что “гораздо более высокое соотношение социалистов среди лучших умов посвящают себя тем интеллектуальным поискам, которые в современном обществе дают им убедительное влияние на общественное мнение.” “Своей привлекательностью для молодежи социалистическая идея сильно обязана своему дальновидному характеру.” “Интеллектуал всем своим характером безразличен к техническим деталям и практическим трудностям. Его привлекает широкая дальновидность.” Он предостерегает, что “может быть свободное общество, каким мы его знаем, несет в себе силы своего уничтожения, что как только свобода получена, она воспринимается как должное и перестает цениться, и что свободный рост идей, являющийся сутью свободного общества, принесет разрушение основ, на которых оно стоит.” “Значит ли это, что свобода ценится только когда теряется, что мир везде должен пройти через темную фазу социалистического тоталитаризма перед тем, как свобода заново накопит силы?” “Если мы хотим избежать такого развития, мы должны предложить новую либеральную программу, привлекательную для воображения. Мы должны снова сделать построение свободного общества интеллектуальным приключением, смелым поступком.” В своей книге "Современная культура", Роджер Скратон [21] объясняет привлекательность идеологии левого крыла таким способом: “Марксистская теория является формой экономического детерминизма, характеризующейся верой, что фундаментальные изменения в экономических отношениях революционны без исключений, включая насильственное свержение предыдущего порядка и коллапс политической "суперструктуры", построенной на нем. Теория почти наверняка ложна - тем не менее, есть что-то в марксистской картине, что вызывает в просвещенных людях желание верить. Толкуя культуру как побочный продукт материальных сил, Маркс поддерживает точку зрения Просвещения, что материальные силы - единственные существующие силы. Старая культура с ее богами, традициями и властью показывается сетью иллюзий - "опиум для народа", приглушающий его боль.” Следовательно, согласно Скратону, следом за Просвещением, “пришла не только реакция, олицетворенная Берком и Гердером, и приукрашенная романтиками, но также уравновешивающий цинизм по отношению к самой идее культуры. Стало нормальным смотреть на культуру со стороны, не как на вид мысли, определяющий наше моральное наследие, но как на искусную маску, через которую искусственные силы представляют себя естественными правами. Благодаря Марксу, развенчивание теорий культуры стало частью культуры. И эти теории имеют структуру, разработанную Марксом: они определяют силу как реальность, а культуру как маску; они также предсказывают некое грядущее "высвобождение" от лжи, накрученной нашими угнетателями.” Поразительно заметить, что это точно та же тема, что и в международном хите Дэна Брауна "Код да Винчи" 2003-го года, считающемся одной из десяти самых продаваемых книг за все время. Помимо того, что это откровенный триллер, роман утверждает, что вся современная история христианства - заговор церкви, чтобы скрыть правду об Иисусе и его браке с Марией Магдалиной.

Австралийский писатель Кит Виндшатл[22], бывший марксист, устал от антизападного отношения, преобладающего в научных кругах: “За последние три десятилетия многие из ведущих авторитетных деятелей в наших университетах, медиа и искусстве относились к западной культуре в лучшем случае как к чему-то, чего нужно стыдиться, а то и сопротивляться.

Научное знание, произведенное западом, это просто один из "способов знать." “Культурный релятивизм утверждает, что нет абсолютных стандартов для оценки человеческой культуры.

Следовательно, все культуры должны считаться равными, хоть они и отличаются.” “Призыв к признанию и открытости не расширяет саму западную культуру, чья история считается не менее чем преступлением против остального человечества. Запад не может судить остальные культуры, но должен порицать свою собственную.” Он заставляет нас вспомнить насколько уникальны некоторые элементы нашей культуры: “Концепции свободного расследования, свободного выражения и право критиковать укоренившиеся убеждения - вещи, которые мы воспринимаем как данное, являющие почти частью воздуха, которым мы дышим. Нам нужно признать их бесспорно западным феноменом. Они никогда не появлялись в конфуцианской или индийской культуре.” “Но без этой концепции мир не был бы таким, какой он сегодня. Не было бы Коперника, Галилея, Ньютона или Дарвина.” Переписывание западной истории стало настолько серьезным, что даже пьесы Вильяма Шекспира объявлены теоретически мусульманскими. “Шекспир восхищался бы суфизмом”, заявил исламский филолог Мартин Лингс, сам мусульманин-суфист. Согласно The Guardian, на лекции международного шекспировского товарищества в шекспировском же театре "Глобус" в Лондоне Лингс доказывал, что "работы Шекспира напоминают учения исламского суфийского течения". Лингс говорил во время недели осведомленности об исламе.

“Шекспир не мог быть мусульманином”, говорит David N. Beauregard, исследователь Шекспира и соредактор "Шекспир и Культура Ранней Современной Англии". Шекспир “поддерживал римско-католические верования в ключевых отличиях доктрин.” Beauregard подмечает, что “нельзя сказать, что Шекспир писал драмы на религиозные темы, но особая религиозная традиция воодушевляла его работы.” Согласно Роберту Спенсеру[23], “Шекспир - просто последняя парадигматическая фигура в западной христианской культуре, которую перекраивают в дружественной мусульманам манере.”
Недавно госдепартамент [США], не имея ни малейших доказательств, заявил, что Христофору Колумбу (который фактически хвалил Фердинанда и Изабеллу за выдворение мусульман из Испании в 1492 г, в том же году, когда впервые достиг Америки) в его плаваниях помогал мусульманский навигатор. “Состояние американского образования сегодня настолько мрачно, что даже преподаватели недостаточно подготовлены для противостояния этим историческим вымыслам.” Блог "the Gates of Vienna"[24] цитировал отчет Американского Совета Попечителей и Выпускников (ACTA) по американским университетам. Их анкетирование показало “поразительную согласованность политических взглядов и педагогического подхода. Одни и те же пункты возникают снова и снова во всех гуманитарных и социальных науках, независимо от дисциплины. В курсах литературы, философии и истории; социологии, антропологии и религиоведения;  изучения женщин, изучения Америки, [...] фокус постоянно на одном списке тем: раса, класс, пол, сексуальность и "социальное конструирование личности"; глобализация, капитализм и гегемония США; повсеместность притеснения и разрушение окружения.” “Класс за классом повторяет то же основное сообщение словами, которые образованному стороннему наблюдателю часто показались бы неразборчивыми.” “Вкратце, сообщение говорит, что статус кво, являющийся патриархальным, расистским, руководящим и капиталистическим, должен быть "допрошен" и "критически оценен" в целях разработки теории и способствования социальным трансформациям, чье значение и важность принимаются как данное.” “Различия между дисциплинами начинают исчезать. Курсы по таким казалось бы отдаленным областям как литература, социология и изучение феминизма, например, стали отражениями друг друга.”
Писательница Шарлотт Аллен комментирует [25] как президент Гарвардского Университета Лоренс Саммерс вызвал бурю своей речью с размышлениями о том, что врожденное различие между полами как-то связано с фактом, что высшие позиции в науке занимает заметно меньше женщин, чем мужчин. В 2006 г. Саммерс объявил о своем намерении покинуть пост в конце учебного года, частично из-за давления, вызванного его речью. “Даже если вы не занимаетесь научными исследованиями - работа, которую цитировал мистер Саммерс, показывает, что хоть женщины и такие же умные, как и мужчины, значительно меньше женщин попадают в самые высокие интеллектуальные границы, производящие научных гениев - здравый смысл подсказывает, что мистер Саммерс должен быть прав. Недавно гарвардский факультет искусств и наук выразил вотум недоверия мистеру Саммерсу. Разве не было бы предпочтительнее говорить открыто о сильных и слабых сторонах мужчин и женщин?” Да, мисс Аллен, конечно. Может, Саммерс и неправ, но опасно ступать на дорогу, где важные моменты не обсуждаются вообще. Одной из важных черт западной цивилизации есть наша жажда задавать вопросы обо всем. Следовательно, политкорректность антизападна как по форме, так и по намерениям. Нужно заметить, что в этом случае феминистки были авангардом политкорректности, той же идеологии, из-за которой наши университеты не замечают исламскую угрозу.

Ситуация становится еще хуже потому что некоторые феминистки в академических кругах утверждают, что платки на голову или даже бурка (безрукавный плащ, распространенный в мусульманских странах) представляют собой "альтернативный феминизм". Доктор Вайруми Нжамби является доцентом "женских исследований" во Флоридском Атлантическом Университете. Большая часть ее деятельности посвящена популяризации идеи, что жестокая практика обрезания женских половых органов (FGM) на самом деле представляет собой триумф феминизма. По Нжамби: "рассуждения против FGM увековечивают колониальное предположение, что западный образа "нормального" тела и сексуальности является универсальным." Тем не менее, есть очаги сопротивления. Профессор Сигурд Скирбекк из Университета Осло [26] подвергает сомнениям допущения, лежащие в основе западной иммиграционной политики. Одно из них заключается том, что богатые страны обязаны принимать всех людей из других стран, которые страдают либо от стихийных бедствий, политических репрессий или перенаселения.

По его словам, нельзя оправдывать культурную, политическую и религиозную элиту этих стран за то, что она разрешает их населению безудержно расти, а затем подталкивает избыточное население к миграции в другие страны.

Скирбекк указывает, что европейские страны отклонили ранее предложенный немцами аргумент жизненного пространства, как мотивации для их внешней политики. Мы должны сделать то же самое теперь, когда другие страны выдвигают аргумент, что им не хватает места для своего населения. По его словам, есть много книг о возникающих экологических проблемах, которые встанут перед миром в этом столетии. Запуск слишком либеральной иммиграционной политики, отказываясь противостоять таким неприятным нравственным вопросам, не является устойчивой альтернативой в долгосрочной перспективе. После этого мы только предоставим трудную дилемму для будущих поколений.

В Дании, лингвист Тина Магаард[27] приходит к выводу, что исламские тексты поощряют террор и борьбу в большей степени, чем оригинальные тексты других религий. Являясь обладательницей докторской степени  университета Сорбонна в Париже по текстовому анализу и межкультурному взаимодействию, она потратила три года на исследовательский проект по сравнению оригинальных текстов десяти религий. "Тексты в исламе отличают себя от текстов других религий большей степенью поощрения насилия и агрессии против людей с другими религиозными убеждениями.

Также в них содержатся непосредственные призывы к террору. Долгое время это являлось табу в исследовании ислама, но это - факт, с которым нам необходимо считаться." Более того, в Коране содержатся сотни призывов к борьбе против людей других вероисповеданий. "Действительно, многие мусульмане рассматривают Коран, как буквальное выражение Слова Божьего, которое не может быть перефразировано или понято иначе, и, в результате, мы сталкиваемся с проблемой. Эти тексты бесспорно поощряют террор и насилие. Следовательно, было бы логично спросить самих мусульман как они относятся к тексту, если они воспринимают его "как есть", говорит Магаард.

Примеры Скирбекка, Магаард и других и в самом деле вдохновляющи, но недостаточно многочисленны, чтобы существенно изменить общую картину взглядов западных ученых, в значительной степени скованных политкорректностью и антизападными настроениями.

Писатель Марк Стейн [28] комментирует то, как "на самом деле кажется, что истинной историей успеха глобализации 90-х был экспорт идеологии из относительно малоизвестной части планеты в сердце каждого западного города."
"В описании краха таких государств, как Сомали, Роберт Д. Каплан - обозреватель Atlantic Monthly, определяет "граждан" таких "стран" как "опримитивившихся" людей." "Когда коренные торонтовцы желают отрубания голов, когда йоркширец, взращённый среди фиш'н чипса, крикета и паршивой английской поп-музыки подрывает себя в лондонском метро, кажется, что феномен "опримитивившегося" человека успешно распространился по всей планете. Это глобализация наоборот: Патологии глухих захолустий теперь имеют фирменные магазины в каждом западном городе". Здесь несложно увидеть взаимосвязь. В то время, как мультикультурность идеологически распространяет племенной строй в наших университетах, племенной строй физически распространяется в наших крупных городах. Так как все культуры равны, то нет необходимости ни в сохранении западной цивилизации, ни в соблюдении наших законов.

Конечно, мы никогда не сможем полностью достичь идеала объективной истины, так как у всех нас наше собственное восприятие более или менее ограничено личным опытом и предрассудками. 

Однако, это не значит, что мы должны отвергать идеалы. Это то, что случилось в последние десятилетия. Наши колледжи даже не пытаются искать истину; они считают, что такая вещь как "истина" вообще не должна быть на первом месте, просто существуют разные мнения и культуры, все одинаково хороши. Кроме Западной культуры, которая определенно зло и должна быть принижена и "деконструирована". Западные Университеты перешли от Эпохи Поиска Истины к Эпохе Деконструкции.

Пока Китайские, Индийские, Корейские и другие Азиатские Университеты подготавливают миллионы целеустремленных инженеров и ученых каждый год, Западные Университеты, низведенные до уровня училищ маленьких хиппи, учат про бесчестный запад и восхваляют варварство. Это представляет серьезный вызов многовековой экономической успешности Западных наций. Это плохо, но это наименьшая из наших забот. Намного хуже, чем проиграть в конкуренции с не-мусульманскими азиатами - проиграть в противостоянии с Исламскими нациями, которые стремятся подчинить нас и стереть с лица земли всю нашу цивилизацию. Это поражение, которое мы не переживем. И так и будет, если мы не учтем это.

Источники:
http://www.brusselsjournal.com/node/1282
1. http://www.brusselsjournal.com/node/849
2. http://www.brusselsjournal.com/node/1155
3. http://www.brusselsjournal.com/node/1145
4. http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/006260.php
5. http://www.arabnews.com/?page=1§ion=0&article=62487&d=21&m=4&y=2005
6. http://www.americanthinker.com/comments.php?comments_id=5418
7. http://frontpagemagazine.com/Articles/Printable.asp?ID=20490
8. http://amconmag.com/2005/2005_12_05/cover.html
9. http://www.arabnews.com/?page=1§ion=0&article=84122&d=21&m=6&y=2006&pix=kingdom.jpg&category=Kingdom
10. http://littlegreenfootballs.com/weblog/?entry=8263
11. http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/009405.php
12. http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/008907.php
13. http://www.geocities.com/martinkramerorg/IslamObscured.htm
14. http://www.campus-watch.org/article/id/773
15. http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/008113.php
16. http://www.foreignaffairs.org/20060901facomment85501/john-mueller/is-there-still-a-terrorist-threat.html
17. http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/004191.php
18. http://www.jihadwatch.org/archives/004791.php
19. http://www.brusselsjournal.com/node/840
20. http://www.secularislam.org/articles/debunking.htm
21. http://www.brusselsjournal.com/node/1126
22. http://www.sydneyline.com/Adversary Culture.htm
23. http://www.frontpagemag.com/Articles/ReadArticle.asp?ID=15701
24. http://gatesofvienna.blogspot.com/2006/06/little-churchills-inhabiting-sterile.html
25. http://www.dallasnews.com/sharedcontent/dws/dn/opinion/points/stories/040305dnediallen.35261.html
26. http://folk.uio.no/sigurds/
27. http://fjordman.blogspot.com/2005/09/islam-is-most-warlike-religion.html
28. http://www.brusselsjournal.com/node/1142
29. http://52.068.4.309plusf24:KWimfhh436383717863МБ 1.4


Обзор 1: Религия мира? Исламская война против мира - Islam 101 Islam 101 предназначен чтобы помочь людям узнать больше об основах Ислама и сделать более известными хорошие факты, чем другие. С помощью подобранной информации преобладающее публичное понимание становится неадекватным.

Содержание.
1. Основы
а. Пять столпов Ислама
b. Коран - Книга Аллаха
c. Сунна - "Путь" Пророка Мохаммеда
  i. Битва за Бахр
  ii. Битва за Ухуд
  iii. Битва за Медину
  iv. Завоевание Мекки
d. Закон Шариата
2. Джихад и Диммитуд
a. Что значит "Джихад"?
b. Мусульманский Ученый Хасан Ал-Банна в Джихаде.
c. Дар аль-Ислам и Дар аль-Харб: Дом Ислама и Дом Войны
  i. Такийя - Религиозный обман.
  ii. Почему Такийя центральная часть исламизации Европы.
  iii. Аннулирование корана (Насх)
d. Джихад через историю.
  i. Первая главная волна джихада: Арабы, 622-750 н.э.
  ii. Вторая главная волна джихада: Турки, 1071-1683 н.э.
e. Димма
f. Джихад в Новой эре.
4. FAQ
a. Как насчет Крестовых походов?
b. Если Ислам такой жестокий, почему столько мирных Мусульман?
c. Как насчет жестоких мест в Библии?
d. Может ли Исламская "реформация" сделать его спокойнее?
e. Что скажете о Западной колонизации Исламского мира?
f. Как жестокая политическая идеология быть второй по размеру в мире и к тому же быстро расширяющейся?
g. Правильно ли считать все Исламские школы жестокими?
h. Как насчет больших достижений исламской цивилизации?
5. Другие вопросы.

1. Основы.
а. Пять столпов Ислама.
Пять столпов Ислама содержат основные базовые принципы религии. Это:
1. Вера (иман) в единственность Аллаха и окончательность  пророчеств Мохаммеда (выражается в заявлении [Шахад], что "Нет Бога кроме Аллаха и Мохаммед пророк его").

2. Исполнение ежедневной пятикратной молитвы (салах).

3. Раздача милостыни (закат).

4. Соблюдение поста (саум).

5. Паломничество (хадж) в Мекку, кому это по силам.

Пять основ сами по себе немного говорят нам о самой вере или о том, во что Мусульмане должны верить и как вести себя. Со второй по пятой основ - молитва, милостыня, пост, паломничество - общие для многих религий моменты. Незыблемость пророчеств Мохаммада, однако - уникальна для Ислама. Чтобы понять Ислам и что он означает для Мусульман мы должны прийти к пониманию Мохаммада, как и его отношений с Аллахом, через которые дан Коран.

b. Коран - Книга Аллаха. Согласно Исламскому учению, Коран ниспослан как серия посланий от Аллаха через Архангела Гавриила (в самом деле читается как Джибрил - прим. перев.) Пророку Мохаммеду, который учил им своих последователей. Спутники запоминали фрагменты Корана и записывали их на всем, что было под рукой и позже собрали в виде книги под руководством третьего Калифа, Утмана, через несколько лет после смерти Мохаммада.

Коран примерно того же объема, что и Христианский Новый Завет.  Он состоит их 114 сур (не путать с Сира, которые относятся к жизни Пророка) различной длины, которые можно рассматривать как главы. Согласно Исламской доктрине, примерно в 610 году н.э. в пещере около города Мекка (сейчас находится в Саудовской Аравии) Мохаммад получил первое откровение от Аллаха через Архангела Гавриила. В послании просто было велено  "декламировать" или "читать" (Сура 96); Слова, которые было сказано произносить были не его собственные но от Аллаха. В течение следующих 12 или около того лет в Мекке другие откровения приходили к Мохаммаду которые составили послание к жителям города отринуть их языческие верования и поклониться единому Аллаху.

Находясь в Мекке, Мохаммад хоть и осуждал язычников (основную часть населения), но выказывал большое уважение монотеизму Христианских и Иудейских жителей. В самом деле Аллах Корана утверждал что тот же Бог, что и у Евреев и Христиан, явился Арабам через выбранного им проводника, Мохаммада. Именно Коранические откровения, пришедшие позже в карьере Мохаммада, после того как он и первые Мусульмане оставят Мекку и переселятся в Медину,  трансформируют Ислам из относительно доброжелательного монотеизма в расширяющуюся, военно-политическую идеологию, которой он является в настоящее время.

Ортодоксальный Ислам не считает, что переложение Корана на другие языки это "перевод", как скажем Библия Короля Якова - перевод оригинальных текстов на иврите и греческом. Часто апологеты Ислама, защищаясь от критики говорят, что правильно понять Коран могут только читающие его на арабском. Но арабский такой же язык как и любой другой и вполне пригоден к переводу. В самом деле большинство мусульман не читают на арабском. В приведенном ниже анализе мы будем опираться на перевод Корана двух мусульманских ученых, который можно найти тут. Все вводные разъяснения в тексте - от переводчиков, мои комментарии в фигурных скобках, { }

c. Сунна - "Путь" пророка Мухаммеда, который в исламе считается Мухаммадом аль-Инсан аль-Камилем ("Идеальным мужчиной"). Мухаммад ни в коей мере не считается божественным, ему не поклоняются (графическое изображение Мухаммеда запрещено, чтобы это не поощряло идолопоклонство), но он приводится в качестве примера для всех мусульман в вопросах того, как они должны жить. Именно личные высказывания и действия Мухаммада составляют "путь Пророка", Сунна - это то, что мусульмане должны принимать в качестве норм добра и праведной жизни. Подробная информация о Пророке - как он жил, что он сделал, его высказывания вне рамках Корана, личные привычки - необходимые знания для любого правоверного мусульманина.

Знание Сунны приходит в основном из Хадисов ("рассказов") о жизни Мохаммада, которые передавались устно пока не были записаны в восьмом веке н.э., через несколько сотен лет после смерти Мохаммада. Хадисы содержат самые важные тексты Ислама после Корана; в основном это короткие рассказы из жизни Мохаммада, считается, что они исходят от кого-то кто знал его лично. Есть тысячи и тысячи Хадисов, некоторые на несколько страниц, некоторые - всего несколько строк. Когда Хадисы впервые были собраны вместе в восьмом веке н.э., стало очевидно, что некоторые из них недостоверны. Ранние мусульманские ученые затратили огромный труд, определяя, какие из Хадисов достоверны, а какие подозрительны.

Хадисы, приведенные здесь, взяты из самого надежного и достоверного собрания, Сахих аль-Бакхари, признанного всеми школами Исламских ученых, переведенные мусульманским ученым, и могут быть найдены здесь. Разные переводы Хадисов могут отличаться по делению на тома, книги и номера, но содержание остается тем же самым. Для каждого Хадиса сначала приведена классифицирующая информация, затем имя создателя Хадиса (в основном того, кто знал Мохаммада лично), и затем собственно его содержание.

Хотя в абсолютной достоверности и даже звучании Хадиса нет полной уверенности, тем не менее они без сомнения признаются верными в Исламском контексте.

Так как Мохаммад признается эталоном морали, его действия нельзя судить по независимым моральным стандартам - вместо этого они признаются образцом для настоящего мусульманина.

Том 7, книга 62, номер 88; рассказано Урса: Пророк написал (брачный контракт) с Айша, когда ей было 6 лет от роду и завершил брак с ней, когда ей было 9 лет и она с ним оставалась 9 лет (то есть до его смерти).

Том 8, книга 82, номер 795; рассказано Анас: Пророк отрезал руки и ноги людям из племени Ураина и не прижигал (кровотечение из конечностей) пока они не умерли.

Том 2, книга 23, номер 413; рассказчик Абдулла ибн Умар: Евреи {из Медины} направили к Пророку мужчину и женщину из их среды, которые вступили (прелюбодейно) в незаконный сексуальный контакт. Он приказал забить их камнями до смерти возле места отправления похоронной молитвы за мечетью.

Том 9, Книга 84, номер 57; рассказчик Икрима: Неких Занадиков (атеистов)  привели к Али (четвертому Калифу) и он сжег их. Новость об этом событии дошла до Ибн Аббаса, который сказал "Если бы я был там, я бы не дал сжечь их, ибо апостолы Аллаха запретили это, говоря "Не наказывай никого карой Аллаха (огнем)". Я бы убил их согласно указаниям Апостолов Аллаха. "Если кто откажется от Ислама - убей его".
Том 1, книга 2, номер 25; рассказчик Абу Хурайра: Апостола Аллаха спросили "Что есть лучшее дело?" Он ответил "Верить в Аллаха и его Апостола (Мохаммеда)." Затем спрашивающий спросил: "Что следующее (по доброте)?" Он ответил "Участие в джихаде (религиозной борьбе) во имя Аллаха.
В Исламе нет "естественного" чувства морали или правосудия, выходящего за рамки определенных примеров и предписаний приведенных в Коране и Суннах. Так как Мохаммад рассматривается как последний пророк Аллаха, а Коран как вечное, неизменное слово самого Аллаха, также нет и развития морали, которое допускало бы модификацию или интеграцию Исламской морали с другими источниками. Вся вселенная Исламской морали строится исключительно на жизни и учении Мохаммада.

Наряду с надежными хадисами, еще один источник достоверных знаний о Мухаммеде включает Сиру (жизнь) пророка, которая была составлена одним из великих исламских ученых Мухаммедом ибн Ицхаком в восьмом веке нашей эры.

Путь пророка Мохаммеда в целом делится на две части - первая в Мекке, где он трудился 14 лет над обращением в Ислам; и позже в Медине (Город Пророка Бога), где он стал влиятельным политическим и военным лидером. В Мекке мы видим квази-библейскую фигуру, проповедующую покаяние и милосердие, преследуемую и отвергаемую окружающими; позже, в Медине мы видим способного командира и стратега, который систематически захватывал и убивал тех, кто против него. В благовоспитанной компании редко затрагиваются поздние годы жизни Мохаммада, с 622 года н.э. и до его смерти в 632 году. В 622 году, когда Пророку было уже за пятьдесят, он и его последователи совершили Хиджру (переселение или бегство) из Мекки в оазис Ятриб - позже переименованный в Медину - около 200 миль на север. Новый монотеизм Мохаммада разозлил языческих лидеров Мекки и бегство в Медину было вызвано вероятным покушением на жизнь Мохаммада. Мохаммад отправил гонцов в Медину, чтобы убедиться, что его там примут. Он был принят племенами Медины как лидер Мусульман и как судья в спорах между племенами.

Незадолго до того, как Мохаммад бежал от враждебности Мекки, новая партия мусульман обратилась в веру и поклялись в верности ему на холме около Мекки, называющемя Агаба. Ицхак так передает в Сире важность этого события:
Сира, стр208: Когда Бог дал разрешение его Апостолу сражаться, вторая {присяга на верность у} Агабы содержала условия, связанные с войной, которых не было в первой присяге на верность. Теперь { сторонники Мохаммада} обязали себя воевать против всех и каждого во имя Бога и его Апостола, а он обещал им за верную службу рай в награду.

Так зарождающаяся регигия Мохаммада перешла через знаковую точку перемен.

Ученый Исхак четко намерен дать представление своим мусульманским читателям, что в первые годы своего существования ислам был сравнительно терпимым вероисповеданием, которое призывало "терпеть оскорбления и прощать невежественных". Однако, Аллах скоро призвал всех мусульман "на войну против всех и вся за Бога и Его Апостола". Исламский календарь ведет отчет по хиджре, установив отсчет лет с даты когда она произошла. Год хиджры, 622 г. н.э., считается более значительным, чем год рождения Мухаммеда или его смерти, что приводится в первых коранических откровениях, потому что ислам является в первую очередь военно-политической организацией. И только когда Мухаммед покинул Мекку со своей вооруженной группой, ислам достиг своего надлежащего военно-политического смысла. Годы исламского календаря (в котором используются лунные месяцы) обозначаются на английском языке "AH" или "после хиджры" (After Hijra). i.Битва при Бадре. Битве при Бадре была первой значительной победой Пророка. После установления своей власти в Медине после хиджры, Мухаммед начал серию рейдов на караваны племени курейшитов в мекканской пустыне на пути в Сирию.

Том 5, книга 59, номер 287; Передана Каб бин Маликом: Апостол пошел навстречу караванам курайшитов, но Аллах заставил их (т.е. мусульман) встретить своих врагов неожиданно (не имея намерения).

Том 5, книга 59, номер 289; Передал Ибн Аббас: В день битвы при Бадре Пророк сказал: "О Аллах! Я обращаюсь к Тебе, чтобы исполнить Твой Завет и обещание. О Аллах! Если будет Твоя воля, чтобы никто не поклонялся Тебе (отдай победу язычникам)." Тогда Абу Бакр взял его за руку и сказал: "Этого достаточно." Пророк вышел и сказал: "Их множество будет обращено в бегство и они покажут свои спины". (54:45) Вернувшись в Медину после битвы, Мухаммед наставлял представителей еврейского племени Кайнука принять ислам или повторить участь курейшитов (3:12-13). Кайнука согласились покинуть Медину, если они смогут сохранить свое имущество, что Мухаммед разрешил. После изгнания Бани Кайнука Мухаммед обратился к тем людям в Медине, которые, по его мнению, готовили предательство. В частности, Пророк не любил многих поэтов, которые высмеивали его новую религию и его претензии на пророчество - темы, вызывающие сегодня очевидную бурную реакцию мусульман о любых возможных насмешках над Исламом. Принимая меры против своих оппонентов, "идеальный мужчина" создал прецедент на все времена, каким образом мусульмане должны обращаться с противниками своей религии.

Сира, стр 367: Тогда он {Каб бин аль-Ашраф} составил оскорбительные любовные стихи о мусульманских женщинах. Апостол сказал: «Кто расправится с ибн аль-Ашрафом для меня?» Ему ответил Мухаммад ибн Маслама из рода Бану Абд аль-Ашхаль: «Я расправлюсь с ним для тебя, о Посланник Аллаха. Я убью его». Пророк сказал: «Сделай это, если сумеешь!». Пророк сказал: «Но ты сделай только то, что сможешь». Ибн Маслама сказал: «О Посланник Аллаха! Но мы должны притвориться». Пророк произнес: «Говорите, что сочтете нужным. Вам это разрешено»

Том 4, книга 52, номер 270; рассказчик Джабир бин Абдулла: Пророк сказал "Кто готов убить Каб бин аль-Ашрафа, который реально оскорбил Аллаха и Его Апостола?" Мохаммад бин Маслама ответил "О Апостол Аллаха! Хочешь я убью его?" и Он ответил утвердительно.

Так, Мухаммед бин Маслам подошел к нему (т.е. к Кабу) и сказал: "Этот человек (т.е. Пророк) поставил нам задачу и попросил нас о милосердии". Каб ответил: "Клянусь Аллахом, вы устали от него." Мухаммед сказал ему: "Мы последовали за ним, так что нам не нравится, что мы оставим его, пока не доведем его дело до конца." Мухаммед бин Маслам продолжал говорить с ним на этом пути, пока он не получил шанса, чтобы убить его.

Значительная часть Сиры посвящена поэзии, составленной последователями Мухаммеда о его схватках со своими врагами в риторических поединках, коих было немало. Кажется, что там было неформальное состязание в возвеличивании себя, своих племен и своего Бога, когда высмеивание своего противника происходит в красноречивых и запоминающихся образах. Каб бин Маликом, одним из убийц своего брата, Каб бин аль-Ашрафа, было сказано следующее: Сира, стр. 368: Каб бин Малик сказал: "Из них Каб был оставлен там ниц (После его падения {еврейского племени} аль-Надир был привезен низко). Меч в руках мы сжали по приказу Мухаммеда, когда он послал тайно брата Каба ночью пойти к Кабу. Он обманул и свел его хитростью с верным и сильным Махмудом.

ii. Битва за Ухуд.  Курайшиты из Мекки перегруппировались для атаки на мусульман в Медине. Мохаммад услышал Мекканские войска, собирающиеся атаковать его и расположившиеся лагерем на небольшом холме к северу от Медины, назывемом Ухуд, где и состоялась битва. 

Том 5, Книга 59, Номер 377; Рассказано Джабиром бин Абдаллой: В день битвы при Охуде к Пророку пришёл человек и спросил: "Можешь ли ты сказать мне где я буду, если погибну за веру?". Пророк ответил: "В Раю". Человек выбросил финики, что нёс в руках, и сражался, пока не погиб.

Том 5, Книга 59, Номер 375; Рассказано Аль-Барой: когда мы встретились с врагами, они бежали, сверкая пятками, пока я не увидел их женщин бегущих к горам, приподнимающих одежды, оголяя ноги и браслеты на них. Мусульмане закричали: "Добыча, добыча!" Абдалла бин Джабир сказал: "Пророк взял с меня твердое обещание не покидать этого места." Но его спутники отказались (остаться). Так, когда они отказались (остаться здесь), (Аллах) запутал их так, что они не знали куда идти, и понесли потери в семьдесят смертей.

Хоть и лишённый победы при Охуде, Мохаммед нисколько не покорился. Он продолжал рейды, благодаря которым быть мусульманином стало не только добродетельным в глазах Аллаха, но и прибыльно. В исламском мировоззрении богатство, власть и святость не противоречат друг другу. Действительно, для последователя истинной веры, абсолютно логично наслаждаться и материальной щедростью Аллаха - даже если это означает грабеж неверных.

Обезвредив еврейское племя Бану Кайнуки в битве при Бадре, Мохаммед повернул к Бану Надир под Ухудом. Как говорится в Сире, Аллах предостерёг Мохаммеда от попытки предательского убийства, и пророк приказал мусульманам готовиться к войне против Бану Надира. Бану Надир согласился уйти в изгнание, если Мохаммед разрешит им сохранить своё движимое имущество. Мохаммед согласился с этими условиями, оставив им всё, что было под их доспехами.

iii. Мединская Битва в 627 г. н.э. Мохаммед столкнулся с величайшим испытанием своего нового сообщества. В тот год Кураиши из Мекки предприняли свою самую решительную атаку на мусульман в самой Медине.

Мохаммед полагал, что будет целесообразнее не вступать в ожесточённую схватку как и при Охуде, а укрыться в Медине, защищённой с трёх сторон потоками лавы. Мекканцы были вынуждены атаковать с северозападной стороны во впадине между потоками, где Мохаммад устроил ров, выкопанный для защиты города.

Том 4, Книга 52, номер 208; рассказчик Анас: В день (битвы) за Тренч, Ансар {новообращенный в Ислам} сказал "Мы, кто присягнул на верность Мохаммаду ради Джихада (навсегда) пока мы живы". Пророк ответил ему "О Аллах! Нет жизни кроме жизни вечной. Слава Ансару и пришедшим {из Мекки} за Твоей Щедростью". И рассказал Муджаши: Мы с братом пришли к пророку и попросили его взять от нас залог верности за переход. Он сказал "Переход должен быть со своим народом."Я спросил "Зачем же ты примешь залог верности тогда?" Он сказал "Я возьму (залог) ради Ислама и джихада". Мекканцы были окружены рвом и могли отправлять только маленькие отряды через него. Через несколько дней они вернулись в Мекку. Сопровождаемый победой, Мохаммад повернулся к третьего еврейскому племени Медины, Бани Кураза. Пока Бани Канука и Бани Надир были в ссылке, судьба Бани Кураза была страшнее.

Сира, стр463-4: Затем они {племя Кураза} были окружены и апостол запер их в Медине в квартале d. аль-Харис, женщины из Бану аль-Наджар. Затем апостол пошел на рынок Медины и вырыл ямы на нем. Затем он послал за ними, их приводили группами и рубили им головы в эти ямы. Среди них был враг Аллаха Найай бин Ахтаб и Каб бин Асад их начальник.Их было 600 или 700, хотя некоторые называют цифры 800 или 900. Когда их выводили группами к Апостолу, они спрашивали Каба, что он думает с ними будет. Он отвечал "Вы никак не поймете? Неужели вы не видите, что призывающий не останавливается и никто из вызванных не возвращается ? Эта смерть от Аллаха". Это продолжалось пока Апостол не закончил с ними.

Так что мы видим ясный прецедент, который описывает своеобразную склонность Исламских террористов обезглавливать своих жертв: это всего лишь очередной пример действий Пророка.

Далее еще один из мусульманских набегов, на этот раз в месте, называемом Хайбар. "Женщины Хайбара были распределены между мусульман", что было обычной практикой (Сира, стр511). Набег на Хайбар был против [племени] Бани Надир, которые ранее были изгнаны Мохаммадом из Медины.

Сира, стр515: Кинана бин аль-Раби, который хранил сокровище Бани аль-Надир был доставлен к Посланнику, который спрашивал его о нем. Он отрицал,что знал где оно. Еврей пришел к Посланнику и сказал,что видел Кинана, ходящего вокруг руин каждое утро. Когда Посланник сказал Кинану, "Ты знаешь, что если мы найдем, что оно у тебя, я убью тебя?" Он сказал, да.
Посланник отдал приказы, что руины должны быть раскопаны и часть сокровищ была найдена. Когда он спросил его об оставшемся он отказался отвечать, так Посланник отдал приказ аль-Забиру бин аль-Авваму, "Пытать его пока вы не получите все,что у него есть", так он разжигал огонь с кремнем и сталью на его груди до полусмерти.

Затем Посланник доставил его к Мухаммаду бин Маслама и он отсек его голову, в месть за его брата Махмуда

Завоевание Мекки, величайшая победа Мухаммада, пришедшая в 632 г. н.э., спустя десять лет, когда он и его последователи были вынуждены бежать в Медину. В том году, он собрал силу из  около десяти тысяч мусульман и союзных племен и спустился в Мекку. "Посланник проинструктировал его командующих, когда они войдут в Мекку, сражаться лишь с теми, кто сопротивляется, исключая малое число тех, кто должен быть убит, даже если будет найден ниже занавесью Каабы." (Сира, стр550) Том 4, Книга 29, Номер 72; Рассказал Анас бин Малик: Посланник Аллаха вошел в Мекку в году ее Завоевания, нося арабский шлем на своей голове и когда Пророк снял его, человек подошел и сказал, "Ибн Катал держит укрытие Каабы (находится в убежище Каабы)". Пророк сказал, "Убей его". После завоевания Мекки, Мухаммад обрисовал будущее своей религии.

Том 4, Книга 52, Номер 177; Поведал Абу Хурайра: Посланник Аллаха сказал, "Час Последнего Суда не наступит пока вы сражаетесь с евреями, и камень, позади которого скрывается еврей скажет. "О Мусульманин! Еврей скрывается позади меня, так убей же его. "Том 1, Книга 2, Номер 24; Поведал Ибн Умар: Посланник Аллаха сказал: Аллах приказал мне сражаться против людей пока они не засвидетельствуют, что никто не достоин поклонения, но Аллах и что Мухаммад Посланник Аллаха, и возносите молитвы и давайте обязательную благотворительность, так если они говорят, что они спасут свои жизни и имущество от меня, исключая исламское право и затем их счета будут сделаны Аллахом. Именно из-за таких воинственных заявлений как эти, исламские ученые делят мир на дар аль-Ислам (Дом Ислама, те нации, которые подчинились Аллаху) и дар аль-харб (Дом Войны, те, кто этого не сделал). Это устройство, по которому мир жил при Мухаммаде и по которому живет сейчас. Тогда как и сейчас, послание ислама к неверующему миру: подчинись или будь завоеванным.

d. Законы Шариата. В отличие от многих религий, Ислам включает обязательные и специфичный свод правил поведения для общества, называемый Шариат, что переводится примерно как "путь" или "дорога". Правила Шариата выведены из заповедей Корана и Сунна (учения и деяния Мохаммада, найденные в надежных Хадисах и Сира). Коран вместе с Сунна определили Шариат, который есть план для хорошего Исламского общества. Так как Шариат основан на Коране и Сунна - он обязателен. Шариат это закон, рукоположенный Аллахом для всего человечества. Нарушение Шариата или неприятие его власти является бунтом против Аллаха,  с которым обязаны сражаться верные Аллаху.

Нет различий между светским и религиозным в Исламе; вместо этого Ислам и Шариат дают всесторонние указания на всех уровнях. Хотя теореритчески возможно для исламского общества иметь некоторые различные формы правления - такие как выборное правительство, наследственная монархия и т.п. вне структуры правительства Шариат имеет приоритет. Факт в том, что Шариат конфликтует с любыми формами правления кроме основанных на чем-то кроме Корана и Сунна

Заповеди Шариата можно разделить на два части :
1. Акты поклонения (аль-ибадат), которые включают : Ритуальная очистка (Вуду), Молитва (Салах), Посты (Саун и Рамадан), Благотворительность (Закат), Паломничество в Мекку (Хадж).
2. Человеческие отношения (аль-муамалат), которые включают: Денежные отношения, Законы наследования, Брак, развод, уход на детьми, продукты и напитки (включая ритуальный забой и охоту), уголовные наказания, войну и мир,  судебные вопросы (включая свидетельства и меры наказания). Как мы видим, очень немного аспектов жизни не попадают под действие Шариата.

Все от мытья рук до воспитания детей, налогообложения и военной политики происходит под этим диктатом. Так как Шариат выведен из Корана и Сунна то есть некоторая свобода для интерпретаций. Но если посмотреть на Исламские источики (см. выше) то очевидно, что все применения Шариата очень сильно отличаются от вчего что приемлемо в открытом обществе по Западному типу. Забитие камнями за измену, наказание безбожников и богохульников, репрессии по отношению к другим религиям и обязательная враждебность по отношению к неисламским нациям, поддерживаемая регулярной армией - норма. Так что справедливо отноести Ислам и его Шариат к форме тоталитаризма.

Джихад и Дхимми
а. Что значит "Джихад"? Джихад переводится как "борьба."  Строго говоря, джихад не значит "священная война" как часто указывают мусульманские апологеты. Однако, остается вопрос, "борьба" какого рода: внутренняя, духовная против страстей или внешняя, физическая борьба.

Как и в любом другом случае попытки определить учение ислама в частном вопросе, должно обратится к Корану и Сунне. Из тех источников (см.выше) видно, что мусульманин должен бороться против различных вещей: лень в молитве, пренебрежение дачи заката(милостыни) и т.д. Но также очевидно, что мусульманину предписывается борьба физическая против неверных. Впечатляющая военная карьера Мухаммеда свидетельствует, что военные действия играют в исламе центральную роль.

б. Хасан Аль-Банна на джихаде. Ниже выдержки из трактаты Хасана Аль-Банна, Джихад. В 1928,Аль-Банна основал Мусульманское Братство, которое сегодня наиболее могущественная организация в Египте после правительства. В этом трактате, Аль-Банна определенно требовал, чтобы мусульмане вооружались против неверных. Как он говорил, "Стихи Корана и Сунны взывали людей в основном к Джихаду, к войне, к вооруженным силам и всем способам борьбы на земле и на море." Все мусульмане должны совершить Джихад. Джихад это предписание Аллаха каждому мусульманину и нельзя игнорировать или уклоняться от него. Аллах приписал великую важность джихаду и обещал великую награду мученикам и сражающимся на этом пути. Только те, кто действовал подобным образом и стал мучеником в их представлении джихада может присоединится к ним в этой награде. Более того, Аллах особенно чтил Моджахедов (те,кто ведет джихад) с бесспорно исключительными качествами, и духовными, и практическими, извлекая выгоду для них в этом мире и следующем. Их чистая кровь это символ победы в этом мире и знак успеха и счастья в мире грядущем.

Те же, кто не находит ничего, кроме оправданий, предупреждаются о чудовищных наказаниях и Аллах называет их исключительно плохими именами. Он выговаривает им за трусость и малодушие, бичует за слабость и лень. В этом мире их ожидает бесславие, а в мире следующем - огонь, из которого нет спасения, как бы они не были богаты. Аллах считает слабость избегания и уклонения от Джихада серьезным грехом, одним из семи смертных грехов.

Ислам озабочен Джихадом и мобилизацией всей Уммы {всемирное сообщество мусульман} в единое целое для борьбы за правое дело. В этом энергия Ислама превосходит все прежде существовавше и ныне существующие мировоззрения, как секулярные, так и религиозные.

Стихи Корана и Сунны Мухаммеда (мир ему и благословение {мир да будет Его}) переполнены благородными идеалами, и они взывают всех людей (в самых красноречивых выражениях и самым ясным толкованием) к джихаду, к войне, во всех сухопутных и морских сражениях.

Хасан Аль-Банна приводил цитаты из Корана и  Хадисов (изречений пророка Мухаммада), которые доказывают необходимость войны для мусульман. Данные высказывания сопоставимы с теми, что включены в Ислам, 101 глава, раздел 1б, правда, здесь они отведены.

Ученые о джихаде. Я только что представил вам некоторые стихи из Корана и Благородного Ахадита относительно важности джихада. Теперь я хотел бы представить вам несколько мнений от юриспруденции Исламских Философских школ включая некоторые власти поздних времен относительно правил джихада и необходимости подготовки. От этого мы придем к пониманию, как далеко умма отклонилась в этой практике ислама, как можно заметить по согласию ученых по вопросу о джихаде.

Автор "Майма аль-Анфар фи Шарх Мультакал-Абхар", в описании правил джихада согласно Школе Ханафи, сказал: "Джихад лингвистически значит проявление чьего-то наибольшего усилия в мире и действия; в Шариате {Шариат -- исламский закон} это борьба против неверных и вовлечение всех возможных усилий, которые необходимы, чтобы разрушить силу врагов ислама включая избиение их, разграбление их богатств, уничтожение их мест работы и разрушение их идолов. Это значит,что джихад это предельное стремление обеспечить силу ислама такими средствами, как борьба с теми, кто борется с вами и дхимми {немусульмане, живущие по исламскому праву} (если они нарушили какие-либо пункты правил) и отступники (которые хуже неверных, потому что отреклись от веры после того, как засвидетельствовали ее).

Это наш фард (обязательство) - сражаться с врагами. Имам должен отправлять военную экспедицию в дар-аль-Харб {Дом Войны - немусульманский мир} как минимум раз или два в год, и народ должен поддерживать его в этом. Если некоторые люди выполнили обязательство, остальные освобождаются от обязательства. Если этот фард кифах (общее обязательство) не может быть исполнен этой группой, то ответственность ложится на ближайшую группу, затем на ближайшую к блайжайшей и т.д. И если фард кифах не может быть исполнен никак кроме как всем народом, он становится фард'айн (личной обязанностью), как молитва для каждого человека.

Очевидно, что образованные люди единодушны в своем имении и это независимо от того, являются ли они Моджахедами или Мукалидами и неважно - это ученые из салаф (ранних) или халаф (поздних). Они единогласно согласны с тем, что джихад это фард килах, установленный исламской уммой для распространения Исламского призыва, и что джихад есть фард'айн если враги атакуют мусульманские земли. Сейчас, брат мой, мусульмане как ты знаешь, должны подчиняться другим и следовать законам неверных. Наши земли в осаде и наши хуррумат (личные вещи, уважение, честь, достоинство и неприкосновенность частной жизни) нарушены. Наши враги следят за нашими делами, а наши обряды - под их руководством. Пока что мусульмане не могут исполнить свой долг  и обязанность распространения ислама, которая лежит на их плечах. Следовательно, в этой ситуации обязанностью любого и каждого мусульманина становится делать джихад. Он должен приготовить себя морально и физически чтобы быть готовым когда Аллах призовет его.

Я не могу завершить это обсуждение, не напомнив вам, что мусульмане в течение каждой эпохи их истории (прежде настоящего периода, когда их достоинство было утрачено ) никогда не отступались от джихада, никогда не относились небрежно к его исполнению ни в религии, ни в мистике, ни в мастерстве и т.д. Они всегда готовы и подготовлены. Например Абдулла ибн аль Мубарак, очень образованный и благочестивый человек, был добровольцем в джихаде всю его жизнь, и Абудлвахир бин Зайд, суфиец и набожный человек - также. И в свое время, Шарик аль Балхи, шейх суфиец, призывал свой народ следовать джихаду.

Вопросы, связанные с джихадом. Многие мусульмане сегодня ошибочно верят, что сражение с врагом это джихад асгар (малый джихад) и борьба за эго - это джихад акбар (великий джихад). В доказательство цитируется следующее повествование (атар): "Мы вернулись с малого джихада, чтобы вступить в великий джихад". Они говорят: "Что есть великий джихад?" Он говорит "Джихад сердца или джихад во имя эго". Этот текст используется некоторыми чтобы приуменьшить значимость сражения и важность подготовки к битве, сдерживать стремление к джихаду на пути Аллаха. Этот рассказ не сахих (устная) традиция: Видный мухаддит Аль Хафиз ибн Хаджар аль-Аслкалани сказал в Тасдид аль-Кавз: "Широко известно и часто повторяется и сказано Ибрагим ибн Абла. Аль Хафиз Аль Ираки  сказал в Тахридж Ахадит аль-Ахйа: "Аль Байхаки передавал это со слабыми рассказчиками при правлении Джабира, и аль Хатиб передавал в его истории правления Джабира. Тем не менее, даже если это в устной традиции, это не может быть основанием для отказа от джихада или подготовки для него для спасения земель мусульман и защиты от атак неверных. Знайте же, что рассказчики просто акцентировали внимание на важности борьбы за душу так что Аллах должен быть единственной целью ваших действий.

Другие вопросы, связанные с джихадом включают следование добру и отказ от зла. Сказано в Хадисах: "Одна из величайших форм джихада - произносить слова истины перед правителем-тираном". Но ничего не сравнится со славой шахада кубра (величайшего мученичества) или наградой, которая ждет Моджахедов.

Эпилог. Братья мои! Умма, которая знает как умереть величественной и славной смертью, награждается величественной жизнью в этом мире и вечным блаженством в следующей. Позор и бесславие - результат любви к этому миру и страха смерти. Так что любите смерть и готовьтесь к джихаду. Жизнь сама будет искать вас.

Братья мои, Вы должны знать, что однажды Вы окажетесь перед лицом смерти, и этот зловещий случай может произойти лишь однажды. Если Вы пострадаете будучи на пути Аллаха, то это будет к вашей выгоде в этом мире и к вашей награде в следующем. И помни, брат, что ничто не может случиться без воли Аллаха: обдумай хорошо, что Аллах, Великий и Всемогущий, сказал: "Тогда после бедствия, Он послал Вам спасение. Дремота настигла часть вас, в то время как другая часть думала о себе (относительно того, как спасти себя, игнорируя и других, и Пророка) и думала неправедно об Аллахе. Они сказали: "Испытайте часть из нас". Сказано Вам (O Мухаммед): "Всё происходит по воле Аллаха". Они скрывают в себе, не смеют выдать себя Вам, говоря: "Если бы мы прошли испытание, ни один из нас не был бы убит здесь". Сказано: " Даже если бы Вы остались в ваших домах, те, для кого смерть установлена, конечно пошел бы дальше в место смерти своей: но что Аллах мог бы проверить то, что находится в ваших сердцах; и очистить то, что было в ваших сердцах (грехи), и Аллах, Всезнающий из того, что находится в (ваших) сердцах. " '{Сура 3:154} c. Al-ислам Dar и dar al-harb: Дом Ислама и Дом войны сильные судебные запреты Корана и сильные прецеденты, установленные Мухаммедом, задавали тон для Исламского представления политики и мировой истории. Исламская ученость делит мир на две сферы влияния, Дом Ислама (dar Al-ислам) и Дом войны (dar al-harb). Ислам означает покорность, и таким образом Дом Ислама включает те нации, которые подчинились Исламскому закону, который должен указать те нации, которыми управляет закон шариата. Остальная часть Мира, которая не приняла закон шариата и так и не в состоянии подчинения, находится в состоянии войны или противостояния с волей Аллаха. Это заложено в dar Al-ислам воевать в dar al-harb до того времени, пока все нации не подчинятся воле Аллаха и не примут закон шариата. Послание ислама к немусульманскому миру - то же самое  и теперь, что было и во время Мухаммеда и всюду по истории: подчинитесь или будете завоеваны.

Со времен пророка Мохаммеда исламский мир только тогда не воевал с миром неверных, когда был слишком слаб или разделен для ведения эффективной войны.

Но затишье в продолжающейся войне, который Дома Ислама объявил Дому Войны не обозначают отказ от джихада в принципе а только отражают изменения стратегических факторов. Для мусульманского мира приемлемо объявить худна или перемирие, если неверные нации слишком сильны, чтобы открытая битва имела смысл. Джихад это не договор коллективного самоубийства, хотя и для личного уровня и сказано "убей и умри" (Сура 9:111). Последние несколько сотен лет мусульманский мир был слишком политически фрагментирован и технологически отстал для того чтобы представлять серьезную угрозу Западу. Но все меняется.

1.5 аль-Такийа - религиозный / политический обман.
Ввиду состояния войны между дар-аль-Ислам и дар-аль-харб, систематический примирения с неверными нужно рассматривать как часть исламской тактики. Попугайское повторение мусульманскими организациями по всему "миру неверных"  фразы - "Ислам - религия мира" или что мусульманское насилие совершается психически неуравновешенными личностями или отдельными "фанатиками" надо рассматривать как дезинформацию, призванную побудить "мир неверных" ослабить свою защиту.

Конечно, отдельные мусульмане могут в общем считать их религию "мирной", но только постольку, поскольку они легко игнорируют настоящее учение, или в том смысле, в котором говорит египтянский теоретик [ислама] Саид Кутб, который полагает в его "Ислам и Мир во всем мире" что по-настоящему мирный мир наступит как только Ислам завоюет его.

Дело в том, что мусульман, которые считают свою религию мирной много в дар-аль-харб (мире неверных), но их практически нет в дар-аль-ислам (дома ислама). Один бывший мусульманин предложил мне "лакмусовый тест" для западников, которые верят, что Ислам религия "мира" или "терпимости": попробуй заявить это где-нибудь в закоулке Рамаллы или Риада или Исламабада или в любом месте мусульманского мира. Он заверил меня что я там и пяти минут не проживу.

Проблема, связанная со взаимоотношениями мусульман с законами земли дар аль-харб (земли неверных), вытекает из древнего мусульманского правового принципа "такийя". Это слово буквально переводится как "оставаться верным", на практике же означает обман. "Такийя" полностью обоснована Кораном (3:28 и 16:106) и позволяет мусульманину внешне соответствовать требованиям неисламского общества, но при этом внутренне "оставаться верным" всему, что он считает соответствующим Исламу и ожидать своего хода.(Hiskett, Some to Mecca Turn to Pray, 101.) том 4, книга 52, страница 269. Джабир бин Абдулла: "Пророк сказал: 'Война - это обман". История показывает примеры, что аль-такийя позволяет даже отказаться от Ислама, чтобы сохранить свою жизнь и войти в доверие к врагу. Нетрудно видеть, что такийя имеет крайне коварные следствия, делающие все возможные доверительные коммуникации между дар аль-Ислам и дар аль-харб невозможными. И не стоит удивляться тому, что участники войны стремятся ввести противника в заблуждение касательно своих средств и намерений. Хью Фитцджеральд, вице-президент "Jihad Watch", подводит итог под понятиями "такийя" и "китман", связанной формой обмана.

"Такийя" - это элемент религиозного учения, корни которого восходят к шиитскому Исламу и которое, тем не менее, используется сейчас и нешиитами, учение о преднамеренном обмане в религиозных вопросах, которое может быть использовано для защиты Ислама и его последователей. Близкое и более широкое понятие - "китман", которое определяется как "мысленное условие". Пример "такийя" - настояние исламского проповедника о том, что "конечно же в Исламе есть свобода совести", после чего следует цитирование стиха из Корана: "не должно быть принуждения в религии" (2:256). Но полученное впечатление будет ложным, так как проповедник не упомянул аята об отмене (насх), согласно которому ранние стихи Корана об отсутствии принуждения отменяются более поздними стихами, гораздо более воинственными и нетерпимыми. В любом случае, история учит, что в Исламе имеет и всегда имело место религиозное принуждение как для мусульман, так и для немусульман.


Понятие "китман" граничит с "такийя", но, в отличие от "такийя", не представляет собой прямой обман, а заключается в сообщении лишь части правды. При этом делается "мысленная оговорка", оправдывающая недосказанность. Одного примера будет достаточно. Когда мусульманин заявляет, что джихад на самом деле означает "духовную борьбу" и не упоминает, что такое определение появилось в Исламе сравнительно недавно (чуть более чем век назад), он обманывает и практикует "китман". В подтверждение этого сомнительного факта он приводит хадис, в котором Мухаммад, возвращаясь домой с битвы, сказал (что передано по цепочке людей - иснад), что он возвращается "от малого джихада к большому джихаду". Но при этом мусульманин и дальше практикует "китман", когда не добавляет (хотя и знает), что этот хадис является "слабым" и его подлинность считается сомнительной у самых уважаемых учёных Ислама. Во времена, когда превосходящая мощь дар аль-харб требует от сторонников джихада непрямого подхода, отношение мусульман к миру неверных должно строиться на обмане и полуправде. Для дар аль-Ислам объявить своей целью завоевать и разграбить дар аль-харб в то время, когда он обладает всеми козырями военного могущества, было бы полным идиотизмом. К счастью для сторонников джихада, большинство неверных не понимает, как следует читать Коран, и не утруждает себя, чтобы выяснить, что Мухаммад на самом деле совершал и чему он учил. Это даёт простой способ создать впечатление Ислама как "религии мира" с помощью выборочного цитирования и умалчивания неудобных моментов. Каждый неверный, который хочет быть сторонником этой иллюзии, будет радостно упорствовать в своём заблуждении, цитируя несколько стихов Корана и рассказывая о великом благочестии и милосердии Мухаммада. Однако достаточно копнуть глубже, чтобы развеять эту ложь.

II. Почему аль-такийя - стержень исламизации Европы
Следующий параграф показывает, что концепция "аль-такийя" - интегральная часть ислама, а не шиитский вымысел. Мне пришлось значительно сократить выкладки, но вы можете обратиться к источникам за дополнительным материалом.

Слово "аль-такийя" буквально означает: "сокрытие, утаивание чьей-либо веры, убеждений, чувств, мнения и/или намерений во время большой опасности с целью оградить себя от физического или морального вреда сейчас или в дальнейшем". Одной фразой - "ввод в заблуждение". Отрицающий "аль-такийя" отрицает Коран, как будет показано далее.
Ссылка 1: Джалаль аль-Дин аль-Суюти в своей книге "Аль-Дурр аль-Мантур Фи аль-Тафсир аль-Ма'атур", приводит мнение Ибн Аббаса, одного из самых известных и уважаемых учёных в глазах Суннитов, об аль-такийе и следующем стихе Корана: "Пусть верующий не берёт себе в друзья и помощники неверных прежде верующих: если он так делает, он не имеет никакого отношения к Аллаху за исключением случая, когда он действовал из предосторожности ("tat-taqooh"), чтобы защитить себя ("tooqatan") от неверных" (3:28). Ибн Аббас сказал: "Аль-такийя - лишь язык; если кто был принуждён сказать что-либо, что сердит Аллаха, но при этом его сердце спокойно (т. е. вера непоколебима), тогда сказанное не навредит сказавшему, потому что аль-такийя - лишь язык, но не сердце". ПРИМЕЧАНИЕ 1. Два слова "tat-taqooh" и "tooqatan", упомянутые в оригинале Корана, происходять от одного корня "аль-такийя".
ПРИМЕЧАНИЕ 2. "Сердце", упоминаемое здесь и далее, рассматривается как источник веры в человеке. В этом значении сердце часто упоминается в Коране.

Ссылка 2: Ибн Аббас также прокомментировал приведенный выше аят, как рассказали об этом в Сунна аль-Байаки и Мустадрак аль-Хакин, такими словами: "Аль-Такийа произносится языком, а вера в это время остается в сердце." ПРИМЕЧАНИЕ: Значение этого в том, что языку разрешается говорить все что требуется в данное время, пока сердце непоколебимо и твердо в вере.

Ссылка 3: Абу Бакр аль-Рази в его книге "Ахкам аль-Коран", т.2, стр.10 разъяснил значение вышеупомянутого аята "... исключая путь предосторожности ("tat-taqooh"), которым мы можем обезопасить себя ("tooqatan") из него... [3:28]" утверждая что аль-Такийа может быть использована если боишься за свою жизнь и здоровье. Кроме того,он рассказал, что Кутадах сказал про этот аят: "Допустимо говорить слова неверия если аль-Такийа необходима".
Ссылка 4: Рассказано Абд аль-Разаком, ибн Садом, ибн Джариром, ибн Аби Хатимом, ибн Мардаваем, аль-Байхаки в его книге "аль-Далаил" и поправлено аль-Закимом в его книге "аль-Мустадрак" что : "Неверные схватили Аммара ибн Ясира и (под пытками) он поносил Мохаммада, и молился их богам (идолам); Когда же они освободили его , он пришел прямо к Пророку. Пророк спросил "Есть ли у тебя что в мыслях?" Аммар ибн Ясир сказал "Плохие (новости)! Они не отпускали меня пока я не опорочил тебя и не начал молиться их богам!". Пророк спросил "А что в твоем сердце ?". Аммар ответил "Вера". И Пророк сказал: "Тогда если они вернутся за тобой, делай то же самое снова". Аллах в этот момент ниспослал аят "....кроме как под принуждением, сохраняя крепкую веру в сердце ...[16:106]".
ПРИМЕЧАНИЕ: Полная версия аята, частично приведенного как часть традиции, о которой шла речь выше: "Любой, кто после принятия Веры в Аллаха произнесет слова неверия, кроме как под принуждением, сохраняя крепкую веру в сердце - но тот, кто откроет свою грудь неверию - на него падет Гнев Аллаха, и будет он ужасно наказан".(выделение мое).
Ссылка 5: Сказано в Сунна аль-Байхаки, что ибн Аббас так разъяснил  приведенный аят "Каждый, кто после принятия Веры в Аллаха, произнесет слова неверия...[16:106]" словами : "Значение этого в том, что Аллах передает, что любой кто произнесет слова неверия после того как стал правоверным - заслуживает Гнева Аллаха и ужасного наказания. Однако, тот, кто подвергся принуждению и эти слова неверия произнесены языком и не были подтверждены сердцем чтобы избежать преследования - тем нечего бояться; Аллах требует, что Его слуги отвечали за то, что в их сердце.
Ссылка 6: Другое разъяснение этого аята представлено Джалаль аль-Дином аль-Суйути в его книге "аль-Дурр аль-Мантур Фиаль-Тафсир аль-Ма-атур", т.2, стр.178; он сказал : "Ибн Аби Шайбан, ибо Джарир, ибн Мунзир и ибн Аби Хатим рассказали ссылаясь на Муджтахида (мужское имя) что этот аят был ниспослан в связи со следующим событием: Группа людей из Мекки приняла Ислам и исповедовали свою веру. в результате спутники в Медине написали им с требованием прибыть в Медину; если они не сделают это - они не будут считаться правоверными. Соблюдая требование, группа покинула Мекку, но скоро попала в засаду неверных (Кураишей), прежде чем достигли места назначения; Их принудили к неверию и они исповедовали его.


В результате был ниспослан аят ".. кроме как под принуждением, сохраняя твердую веру в сердце...[16:106]".
Ссылка 7: Ибн Саид в его книке "Аль-Бабакат аль-Кубра" рассказал ссылаясь на Ибн Сирина, что "Пророк увидел Аммара Ибн Ясира рыдающим, он утер его (RA) слезы и сказал "Неверные захватили тебя и окунали тебя в воду пока ты не скажешь то-то и то-то (т.е. пока не будешь хулить Пророка и молиться языческим богам чтобы избежать преследования); Если они вернутся - говори это снова".
Ссылка 8: Рассказано в аль-Сира аль-Халабийа, т.3, стр.61, что: После захвата города Хайбара мусульманами, к Пророку подошел Хаджадж ибн Аалат и сказал: "О Пророк Аллаха: У меня в Мекке остались богатства и некоторые родственники, и я хотел бы забрать их; простительно ли будет если мне придется хулить тебя (чтобы избежать преследования)?" Пророк простил его и сказал "Говори все что потребуется".
Ссылка 9: Рассказано аль-Газзали в его книге "Ихйа Улум аль-Дин", что : Сохранение жизни мусульманина  - это его обязанность; и что ложь допустима, если на карту поставлено пролитие мусульманской крови.

Ссылка 10: Джалаль аль-Дин аль-Суюти в своей книге "Аль-Ашба Ва аль-Наза'ир" утверждает, что "мусульманину допустимо есть мясо мёртвых животных во время большого голода (когда желудок лишён всякой иной пищи); и запить еду алкоголем, чтобы не умереть от жажды; и произнести слова неверия, если мусульманин живёт в окружении, где зло и испорченность являются нормой; если допустимая пища (халяль) - исключение и редкость, то для удовлетворения своих нужд можно использовать всё, что угодно".
ЗАМЕЧАНИЕ: Слова о потреблении "мяса мёртвых животных" иносказательно говорят, что даже запретное может стать разрешённым в трудное время.

Ссылка 11: Джалаль аль-Дин аль-Суюти в своей книге "Аль-Дурр аль-Мантур Фи аль-Тафсир аль-Ма'атур", том 2, стр. 176, рассказывает: Абд Ибн Хамид, полагаясь на авторитет аль-Хасана, сказал: "аль-такийя допустима вплоть до Судного Дня".
Ссылка 12: Как сказано в Сахих аль-Бухари, том 7, стр. 102, Абу аль-Дарда сказал: "Воистину, мы улыбаемся некоторым людям, но наши сердца их проклинают".
Ссылка 13: Как сказано в Сахих аль-Бухари, том 7, стр. 81, Пророк сказал: "О Аиша, худшие из людей в глазах Аллаха - это те, которых другие избегают из-за их чрезмерной дерзости".
ПОЯСНЕНИЕ: Смысл в том, что допускается обман для того, чтобы наладить отношения с людьми. Рассказанное выше имело место, когда один человек просил разрешения встретиться с Пророком, и Пророк сказал: "это нехороший человек, но я всё равно встречусь с ним". Пророк говорил с ним крайне уважительно, и когда Аиша поинтересовалась, почему Пророк говорил именно так, несмотря на характер человека, она получила приведённый выше ответ.

Ссылка 14: Как рассказывается в Сахих Муслим (английская версия), гл. MLXXVII, т. 4, стр. 1373, хадис 6303, Хумаид б. Абд аль-Рахман б. Ауф рассказывает о своей матери Умм Култум, дочери Укбы б. Абу Му'аит, которая была среди первых эмигрантов, давших клятву верности Аллаху. Она упоминала о вестнике Аллаха, говорящем: не тот лжец, кто пытается примирить людей и убедительно говорит, чтобы предотвратить конфликт. Ибн Шихаб сказал, что не слышал, чтобы давалось прощение за произнесённую ложь за исключением трёх случаев: в бою, в тылу врага и с целью достичь временного перемирия между сторонами.

Абдул Хамид Сиддики, суннит, комментируя этот том Сахих Муслим, сказал следующее: "Ложь - смертный грех, но мусульманину разрешено лгать в некоторых отдельных случаях".

Обратитесь к Сахих Муслим, тому 4, главе MLXXVII, хадису 6303, стр. 1373 (только на английском).

Аль-такийя vs Притворство [2]
Некоторые люди пали жертвой того, что путали аль-такийю с притворством, тогда как эти два понятия - две противоположные крайности.

Аль-такийя означает сокрытие веры и создание видимости неверия, а притворство - сокрытие неверия и создание видимости веры. Это полные противоположности по своим функциям, по форме и содержанию.

Коран раскрывает суть притворства в следующем аяте: "Когда они встречают уверовавших, то говорят: мы уверовали. Когда же остаются наедине со своими шайтанами, они говорят: воистину, мы с вами, и, воистину, мы только смеемся над верующими" [2:14]. Суть аль-такийи показана в Коране в другом аяте: "Верующий муж из рода Фараона, скрывавший свою веру, сказал: «Неужели вы убьете мужа за то, что он говорит: “Мой Господь – Аллах”?" [40:28] Также: "Гнев Аллаха падет на тех, кто отрекся от Аллаха, а раньше верил в Него, если только он не был принужден к отречению, но [сам сохранял] в сердце приверженность к вере. [Но гнев падет на того], кто раскрыл неверию сердце. Таким и уготовано великое наказание" [16:106]. И ещё: "Верующие да не будут дружить с неверующими, пренебрегая [дружбой] с верующими. А если кто дружит с неверующими, то он не заслужит никакого вознаграждения от Аллаха, за исключением тех случаев, когда вам грозит опасность с их стороны" [3:28]. Более того: "Когда Муса (Моисей) вернулся к своему народу, он разгневался и опечалился. Он сказал: «Скверно то, что вы совершили в мое отсутствие. Неужели вы хотели опередить повеление вашего Господа?» Он бросил скрижали, схватил своего брата за голову и потянул его к себе.

Он сказал: «О сын матери моей! Люди ослабили меня и готовы были меня убить.

Не срами же меня на потеху врагам и не помещай меня вместе с людьми неправедными!» (7:150)" Таким образом, мы видим, что сам Аллах проповедовал, что один из его верных слуг скрывал свою веру и сделал вид, что он был последователем религии фараона, чтобы избежать преследований. Мы также видим, что Пророк Аарон (Харун) соблюдал Taqiyya, когда его жизнь была в опасности. Заметим также, что аль-Taqiyya ЯВНО разрешена писанием в час нужды. На самом деле, книга Аллаха учит нас, что мы должны избегать ситуации, которая приводит нас к напрасным жертвам: "Расходуйте имущество на пути Аллаха и не подвергайте себя опасности" (2:195).
Причины и логика совершения аль-такийя.
Помимо наставлений, данных Кораном и хадисами по поводу дозволенности и необходимости аль-такийя, такая необходимость очевидна и с логической, рациональной точки зрения. Внимательному наблюдателю очевидно, что Аллах дал своему творению определённые защитные механизмы, чтобы уберечь себя от надвигающейся опасности. Нижеприведённые примеры иллюстрируют эту точку зрения.

Ясно, что аль-такийя как инстинктивный механизм защиты и нападения - милость Аллаха, которую Он дал мусульманам, не оставив их беззащитными. Способность использовать свой язык, чтобы избежать преследований в то время, как вы слабы и уязвимы - это, несомненно, отличный пример самозащиты. Аль-такийя - прописная истина, поскольку она удовлетворяет биологическую потребность в самосохранении и благоденствии.

Комментарии
В разделе "Суннитские источники в поддержку аль-такийя" было показано, что мусульманин, находясь в неблагоприятном, уязвимом положении (например, когда мусульмане ещё являются меньшинством в Европе), может лгать любому немусульманину, как утверждает аль-Газзали; и что законно произносить слова отречения от веры, как заявляет аль-Суюти; и что допустимо улыбаться человеку, когда ваше сердце шлёт ему проклятия, как подтверждает аль-Бухари; и что аль-такийя - интегральная часть Корана, что было показано в секции "Аль-такийя VS Притворство"; и что аль-такийя практиковалась одним из самых известных сподвижников Пророка, ни кем иным как Аммаром Ибн Ясиром; и что аль-Суюти говорит о дозволенности аль-такийя вплоть до Судного Дня (когда Ислам завоюет весь мир); и что человек может говорить всё что угодно и в том числе хулить Пророка, если он в опасной ситуации или не имеет иного выхода; и что сам Пророк практиковал аль-такийя для установления "временных" хороших отношений с неверными народами до тех пор, пока они не могут быть завоёваны. Кроме того, обратите внимание, что Пророк Мухаммад не раскрыл своей миссии в течение трёх лет своей деятельности, что было де-факто ещё одним применением аль-такийя, цель которого - не дать уничтожить молодую религию Ислама.

Нет НИКАКИХ разногласий между суннитами и шиитами касательно аль-такийя, разве что шииты практикуют аль-такийя, чтобы избежать преследования со стороны суннитов, а сунниты активно используют аль-такийя в своих отношениях с Западным миром (особенно большинство мусульман-суннитов, которые иммигрировали в Европу и США).

Достаточно сказать "я шиит", чтобы вам отрубили голову, и это даже сегодня в странах вроде Саудовской Аравии. Сунниты же никогда не подвергались тому, чему подвергались шииты, так как они на протяжении веков были друзьями так называемых исламских государств.

Мой комментарий здесь состоит в том, что и сами ваххабиты практикуют аль-такийя, но они так психологически запрограммированы своими наставниками, что даже не распознают аль-такийя, когда применяют этот приём. Ахмад Дидат говорил, что и христиане запрограммированы таким образом, что они могут миллионы раз читать Библию и при этом не заметить ошибки! Они настроены принять всё на веру, как требуют их богословы, и читают поверхностно. Я говорю, что всё вышесказанное применимо и к противникам аль-такийя.

Доктор аль-Тиджани описал один случай, когда он сидел рядом с суннитским учёным на борту самолёта, летящего в Лондон. Они оба отправлялись на Исламскую Конференцию. В то время мусульманский мир ещё был взбудоражен публикацией Салмана Рушди. Разговор был связан с единством исламской уммы, и, естественно, суннитско-шиитская проблема была его частью. Суннитский учёный сказал: "Шииты должны отказаться от некоторых убеждений, которые вызывают разобщённость и вражду между мусульманами". Доктор аль-Тиджани спросил: "От каких, например?" Суннит ответил: "От таких, как идеи такийя и мута". Доктор аль-Тиджани сразу же привёл множество доказательств в защиту этих идей, но его оппонент не был убеждён и сказал, что, хотя эти доказательства достоверны и истинны, мы должны отказаться от них ради единства Уммы!!! Когда они оба прибыли в Лондон, офицер иммиграции спросил суннита о цели прибытия. Тот ответил: "Для лечения". Когда доктора аль-Тиджани спросили о том же, он сказал: "Посетить своих друзей". Потом он сказал суннитскому учёному: "Разве я не говорил Вам, что аль-такийя - это для каждого времени и случая?" Учёный спросил: "Как так?" Аль-Тиджани ответил: "Потому что мы оба соврали полиции: я сказал, что еду к друзьям, а Вы - что едете лечиться; а ведь на самом деле мы прибыли на Исламскую Конференцию!" Суннит улыбнулся и сказал: "Но разве Исламская Конференция - не средство для излечения души?!" Доктор аль-Тиджани парировал: "А разве она - не повод встретиться с друзьями?!" Итак, вы видите, что и сунниты практикуют аль-такийя, даже если этого не осознают и высказываются против этого. Это самосохранение - врождённый инстинкт человека, и он работает даже тогда, когда мы этого не замечаем.

Мой комментарий здесь следующий. Кто, во имя Аллаха, этот учёный, чтобы утверждать, что, хотя ВСЕ предоставленные ему доказательства достоверны, они должны быть отброшены во имя единства уммы?! Вы действительно считаете, что умма будет объединена с помощью игнорирования заповедей Аллаха? Имеет ли заявление этого учёного ценность, или же является чистой риторикой, невежеством и лицемерием? Достоин ли быть услышанным учёный, который произносит такие слова невежества? Кто он такой, чтобы говорить Аллаху, Создателю Вселенной, что правильно, а что нет? Он разбирается в аль-такийя лучше Аллаха? Должно быть, великий Аллах оскорблён теми, кому не хватает разума, чтобы понять Его религию.

Аль-Имам Джа'фар аль-Садик [шестой имам Ахлул-Баит] сказал: "аль-такийя - это моя религия и религия моих предков". Также он сказал: "Кто не практикует аль-такийя, не практикует свою религию".
Источники: http://www.al-islam.org/ENCYCLOPEDIA/chapter6b/1.html
http://www.al-islam.org/ENCYCLOPEDIA/chapter6b/3.html
1.6. Насх - понятие об отмене
Насх является ещё одной центральной и недостаточно проанализированной частью Ислама.

Те европейцы, которые изучили перевод Корана, часто остаются в недоумении относительно того, чему же эта книга учит, из-за незнания критически важного коранического принципа "отмены". Этот принцип - аль-насх ва аль-мансух (отмена и отменённый) - состоит в том, что аяты, ниспосланные Мухаммаду позже, отменяют и замещают более ранние противоречащие им аяты. Таким образом, аяты, данные Мухаммаду в Медине, более важны, чем аяты, данные в Мекке. Коран сам приводит принцип отмены (2:106): "Когда Мы отменяем или заставляем забыть один аят, то приводим тот, который лучше его, или равный ему. Разве ты не знаешь, что Аллах способен на всякую вещь?" Похоже, аят 2:106 был ниспослан Мухаммаду, так как, по мнению многих, некоторые аяты не соответствовали реалиям времени. "Аллах способен на всякую вещь" - в том числе и на изменение своего мнения. Дело было запутано и дальше: хотя Коран открывался Мухаммаду последовательно на протяжении около 20 лет, он не был составлен в хронологическом порядке. Когда Коран был окончательно собран в одну книгу при халифе Османе, суры были упорядочены от самой длинной к самой короткой безотносительно их содержания и времени появления. Таким образом, чтобы выяснить, что же говорит Коран по той или иной теме, необходимо исследовать иные исламские источники, которые укажут, в какое время жизни Мухаммада ему были ниспосланы соответствующие откровения. После такого исследования мы обнаруживаем, что мекканские суры, данные Мухаммаду, когда мусульмане были слабы, как правило, "мирные" и лишены агрессии; поздние, мединские суры, когда Мухаммад уже был главой армии, воинственны и непреклонны.

Возьмём, к примеру, аят 50:45 и суру 109, явленные Мухаммаду в Мекке. "Мы лучше знаем, что они говорят, и тебе, о Мухаммад, не надо принуждать их [к вере]. Наставляй же Кораном тех, кто страшится Моей угрозы" [50:45].

109:1. Скажи (О Мухаммад этим язычникам и неверным):"О неверные (неверующие в Аллаха, в его Сущность, в его Ангелов, в его Книги, в его Посланников, в День Воскрешения и в Аль-Кадар {священное представление и поддержание всех вещей}, и т.д)! 109:2. "Я поклоняюсь не тому, чему поклоняетесь вы, 109:3. "Вы не будете поклоняться тому, чему поклоняюсь я."

109:4. "И я не буду поклоняться тому, кому поклоняетесь вы!"

109:5. "Вы не будете поклоняться тому, чему поклоняюсь я."

109:6. "Вы исповедуете свою религию, а я исповедую свою (Ислам)!"  Эта сура была дана Мухаммеду сразу после того, когда мусульмане достигли Медины и всё ещё были уязвимы. "Нет принуждения в религии. Прямой путь уже отличился от заблуждения. Кто не верует в тагута (в идолов), а верует в Аллаха, тот ухватился за самую надежную рукоять, которая никогда не сломается. Аллах – всеСлышащий, всеЗнающий" [2:256].

Для контраста возьмём аят 9:5, часто называемый "аятом меча", данный Мухаммаду в конце его жизни:
"Когда же завершатся запретные месяцы (первый, второй, седьмой, одиннадцатый и двенадцатый месяцы исламского календаря), то убивайте многобожников (неверных), где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз (молитву) и выплачивать закят (пожертвования), то отпустите их, ибо Аллах – Прощающий, Милосердный".

Данный Мухаммаду после 50:45, 109 и 2:256, аят меча отменяет их мирные предписания в соответствии с 2:106. Сура 8, ниспосланная немного раньше суры 9, говорит о том же: "Сражайтесь с неверными, пока не прекратится фитна (неверие и язычество, т. е. поклонение любому, кроме Аллаха) и пока поклонение не будет полностью посвящено только Аллаху [во всём мире]. Если же они прекратят [поклонение иным богам], то ведь Аллах видит то, что они вершат" [8:39].

8:67. "Не подобало Пророку брать пленных (и требовать выкупа), пока он не пролил кровь (его врагов) на земле. Вы желаете мирских благ (т. е. выкупа за освобождение пленных), но Аллах желает (для вас) будущего. Аллах – Всемогущий, Мудрый".

9:29. "Сражайтесь с теми, кто не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, которые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию (т. е. Ислам) среди людей Писания (евреев и христиан), пока они не станут покорно платить дань, оставаясь униженными."

9:33. "Он (Аллах) – Тот, Кто отправил Своего Посланника (Мухаммада) с верным руководством и истинной религией (Исламом), чтобы превознести ее над всеми остальными религиями, даже если это ненавистно неверным."

Предписания Корана вести войну во имя Аллаха против немусульман очевидны. Более того, они абсолютно легитимны, так как были открыты Пророку относительно поздно и таким образом отменили более ранние предписания о мирном образе жизни. Без знания принципа отмены (насх), европейцы будут продолжать неверно толковать Коран и считать Ислам "религией мира".
Насх - кораническая отмена - источник и применение
Насх (кораническая отмена) - законная практика, приведённая в действие исламскими учёными IX века с целью понимания противоречивых аятов Корана и хадисов. Практические выводы по отношению к джихаду состоят в том, что агрессивные мединские аяты отменяют мирные мекканские. Мусульманское право признаёт принцип отмены ("насх" или "мансух") в Коране так давно, как нам могут позволить углубиться источники. Один из самых ранних подробных разборов насха - это "Аль-Насх ва-аль-Мансух Фи аль-Куран" авторства Абу Убайда (839 г.) Другой источник из IX века: "Китаб Фахм аль-Куран", написанный аль-Харисом ибн Асадом аль-Мухасиби. Другие источники того же века принадлежат аль-Шафии и Ибн Кутайбе. В заключении этих "работ", среди прочего", говорится всё то же: "военные" мединские аяты отменяют "мирные" мекканские.

Хотя отменённые тексты остаются частью Корана и даже цитируются во время молитв, их применение (или применение информации из них) неприемлемо. Однако наличие этих текстов создаёт основу для двойственности, которая делает Коран и хадисы крайне эффективными при противостоянии различным проблемам. Они позволяют каждому мусульманину использовать подходящие тексты согласно обстоятельствам. Мекканские аяты подчёркиваются из тактических соображений во время мирного завоевания народов посредством демографической войны (как мы видим в Европе) или в любых других случаях, а агрессивные мединские аяты обосновывают регулярный джихад (военные действия), как мы видим в Судане.

Основание для отмены
Концепция отмены в основном выводится из двух коранических текстов. 2:106. "Когда Мы (Аллах) отменяем или заставляем забыть один аят, то приводим тот, который лучше его, или равный ему. Разве ты не знаешь, что Аллах способен на всякую вещь?" Слово "аят", используемое здесь, в Коране имеет множество значений (например, см. 30:21), и его смысл не ограничивается лишь кораническим стихом.

Вот другой стих, на который обычно ссылаются как на основание для коранической отмены. 87:6-7. "Мы (Аллах) позволим тебе прочесть Коран, и ты не забудешь ничего, кроме того, что пожелает Аллах. Он знает явное и то, что сокрыто."

Появление концепции насх мы можем понять так: учёные недоумевали, пытаясь понять очевидно противоречивые стихи. Поэтому стихи оценивались с точки зрения действий Пророка (в особенности хадисов) и первых поколений мусульман. Таким образом, большое число противоречий могло быть разрешено.

Например, аят 8:61, требующий от мусульман жить в мире с теми, кто поступает так же, заменяется аятом 9:73, говорящим следующее: "О Пророк! Борись с неверными и лицемерами и будь беспощаден к ним. Прибежищем им будет ад, а это скверный конец."

Благодаря игнорированию мирного аята 8:61, который явно имел вынужденный и ограниченный характер и был дан Пророку, когда Ислам был слаб, уязвим и подвергался постоянным атакам врагов, появилось основание для постоянного джихада до тех пор, пока Ислам не завоюет весь мир.

Тексты, такие как 9:73, цитируются исламистами во всем мире.

Посмотрим на аят 2:62 - это превосходный пример. Наряду с 5:69, он называет некоторые немусульманские религиозные группы, чьи сторонники будут вознаграждены Аллахом за их веру и дела. Однако эти аяты отменяются аятом 3:85 (и другими такими, как 5:3), или, как говорят, относятся лишь к тем, кто жил до Мухаммада.

В конце концов, нет никакого сомнения, что цели Мухаммада были таковы, как описывает следующий достоверный хадис Пророка "Латафтаханна аль-Кустантинийя ва лани'ма аль-Амиру амируха ва лани'ма аль-Джайшу дхалика аль-Джайш": "Воистину, вы завоюете Константинополь. Ваш лидер будет лучшим лидером, и ваша армия будет лучшей армией." Стоит ли говорить, что каждая столица кафиров (неверных) - это и есть современный Константинополь.

Разница лишь в том, что стратегическое оружие, используемое в джихаде против Европы является исламской демографической войной, а не регулярными частями пехоты (что является предпочтительным методом джихада в Судане).

d. Джихад в истории
В 622 г. (первый год исламского календаря) Мухаммад отправился из Мекки в Медину на 200 (?) к северу на Аравийском полуострове. В Медине Мухаммад создал военизированное государство, которое должно было распространить влияние Пророка и его религии на территории Аравии. Так как в Исламе никогда не было разделения между политикой, армией и религией, такое развитие было совершенно естественным с точки зрения Ислама. Ко времени смерти Мухаммада в 632 г. он, проведя множество сражений, расширил своё влияние на большую часть Южной Аравии. Завоёванные народы должны были либо принять мусульманское правление и платить налог, либо обратиться в Ислам.

i. Первая крупная волна джихада: арабы, 622-750 гг.
Незадолго до смерти Мухаммад отправил письма великим империям Ближнего Востока, требуя подчинения его власти. Это опровергает утверждение, что Пророк собирался ограничить экспансию Ислама одной лишь Аравией. В самом деле логично, что истинная религия, открытая последнему из пророков, должна иметь власть над всем миром. Таким образом, как Мухаммад покорил народы Аравийского Полуострова, так его последователи Абу Бакр, Умар, Осман и Али (известные как "четыре халифа, шедших правым путём") покоряли народы Ближнего Востока, Африки, Азии и Европы во имя Аллаха.

Джубайр бин Хайя (том 4, книга 53, номер 386): Умар (второй халиф) отправил мусульман в великие страны бороться с язычниками. Когда мы достигли вражеской земли, представители Персии вышли к нам с сорокотысячным войском, и переводчик сказал: "Пусть один из вас говорит со мной!" Аль-Мугира ответил: "Наш Пророк, Посланник Аллаха, приказал нам сражаться с вами, пока вы не будете служить Аллаху или платить дань; и наш Пророк передал нам слова Аллаха: те из нас, кто падёт (т. е. станет мучеником), отправится в рай, чтобы вести такую прекрасную жизнь, какой никогда не видел, а те, кто останутся живы, станут вашими хозяевами." Это было блицкригом своего времени, когда Ислам быстро распространился по территории Византии, Персии и Западной Европы в десятилетия после смерти Мухаммада. Трещащие по швам империи Византии и Персии изводили друг друга в ущерб себе и не смогли оказать существенного сопротивления этой атаке. Арабская армия пошла в атаку на Святую Землю, завоевала территории сегодняшних Ирана и Ирака, потом бросилась на запад через Северную Африку, достигнув Испании и затем Франции. В конце концов наступление было остановлено в 732 г. битвой при Пуатье (недалеко от Парижа). На востоке джихад проник глубоко в Центральную Азию.

Как Мухаммад грабил своих врагов, так и его последователи лишали завоёванные земли, несоизмеримо более богатые материально и культурно, чем пустынные пески Аравии, их богатства и населения. Почти моментально более развитые цивилизации Ближнего Востока, Северной Африки, Персии и Иберии претерпели разграбление и уничтожение сельского хозяйства, своих религий, населения. Лишь немногие укреплённые города смогли договориться с захватчиками и сдаться на приемлемых условиях, но в целом эти страны потерпели полный крах.

Ибн Худайл, автор важного трактата о джихаде, в XIV веке описал особые методы насильственного, хаотического джихада при завоевании Пиренейского полуострова и других частей Европы: "Разрешено поджигать поля врага, его амбары, убивать вьючный скот, если мусульмане не могут завладеть этим имуществом; также разрешено рубить деревья, разрушать города, словом, делать всё, что может уничтожить врага физически и морально, но только в случае, если имам считает эти меры необходимыми для ускорения исламизации этого врага или для его ослабления." Действительно, всё это содействует победе мусульман и капитуляции врага.

Историк аль-Маккари в XVII веке писал, что паника, создаваемая арабскими всадниками и моряками во время мусульманских завоеваний содействовала этим завоеваниям. Он говорит: таким образом Аллах вселял страх в духи неверных, чтобы они не смели вступить в битву с завоевателями, а могли бы только униженно просить мира. Бат Йеор, ведущий исследователь исламской экспансии и отношения Ислама к немусульманам, оказала нам неоценимую услугу, собрав и опубликовав множество оригинальных документов, описывающих века исламских завоеваний. Она включила эти документы в свои работы по истории Ислама и о тяжёлом положении немусульман под исламской властью. В истории джихада убийство мирных жителей, осквернение церквей и разграбление деревень стало обычным делом.
Вот рассказ Михаила Сирийца о мусульманском вторжении из Южной Турции в 650 г. при халифе Умаре: "когда Муавия (военачальник мусульман) прибыл (в город Euchaita в Армении), он приказал истребить всех жителей; он выставил охрану, чтобы никто не спасся. После сбора всех ценностей, они стали пытать правителей, чтобы узнать, где ещё были спрятаны богатства. Арабы уводили всех, кого возможно, в рабство - мужчин и женщин, мальчиков и девочек, и творили разврат в несчастливых городах, совершали непристойности в церквях, а потом радостно возвращались домой." (Михаил Сириец, цитата по Бат Йеор, «Падение восточного христианства: от джихада к дхимми», 276-7) Следующее описание, данное мусульманским историком Ибн аль-Асиром (1160-1233), повествует о военных рейдах в Северной Испании и Франции в VII и IX вв. и выражает не что иное, как удовлетворение масштабом разрушений, причинённых неверным (в том числе и мирным жителям).

177 (17 апреля 793): Хишам, принц Испании, собрал большую армию под командованием Абд аль-Малика б. Абд аль-Вахида б. Мугиса в поход на вражескую территорию и совершил набеги вплоть до Нарбонны и Джаранды. Сначала была атакована Джаранда, где располагался элитный гарнизон франков; самые храбрые были убиты, стены и башни города разрушены, сам город практически был взят. Затем армия отправилась в Нарбонну, где повторила те же действия, затем, продвигаясь вперёд, достигла земли Сердань (около Андорры). Несколько месяцев завоеватели ходили по этой земле, насилуя женщин, убивая воинов, разрушая крепости, сжигая и грабя всё возможное, отбрасывая назад беспорядочно бегущего врага. Вернулись они в целости и сохранности, волоча за собой Бог знает сколько трофеев. Это один из самых известных мусульманских походов в Испании.
223 (2 декабря 837): Абд ар-Рахман б. аль-Хакам, правитель Испании, отправил войско против Алавы. Оно расположилось около осаждённого Хисн аль-Гарат. Все найденные богатства были захвачены, жители убиты, и войско удалилось, взяв женщин и детей в плен.
231 (6 сентября 845): мусульманская армия выдвинулась в Галисию на территорию неверных, всё имущество захвачено, все жители убиты.
246 (27 марта 860): Мухаммад б. Абд ар-Рахман выдвинул большое войско против Памплоны. Эта территория была обращена в руины, захватчики грабили и сеяли смерть.
(Ибн аль-Асир, Анналы, цитируется по Бат Йеор, «Падение восточного христианства: от джихада к дхимми», 281-2) Эта первая волна джихада охватила территории Византии, Персии, земли франков и вестготов и оставила на их месте новую Исламскую Империю, контролирующую обширную территорию от Южной Франции и Испании на западе вплоть до Индии на востоке, от Северной Африки до границ Руси. В начале второго тысячелетия нашей эры, татаро-монгольское нашествие с востока значительно ослабило Исламскую Империю и прекратило единоличное арабское господство.

Вторая главная волна джихада: турки, 1071-1683 н.э.  25 лет до того,как первая армия крестоносцев выступила из центральной Европы на Святую Землю,турецкие(Османские) армии начали нападение на христианскую Византийскую Империю, которая правила тем,где сейчас Турция со времен,когда столица Римской Империи была перенесена в Константинополь в 325 г. н.э. В битве при Манзикерте, в 1071, христианские силы перенесли гибельное поражение,которое оставило большую часть Анатолии(Турции) открытой к вторжению. Эта вторая волна джихада была временно остановлена вторжением армий латинян во время крестовых походов,но к началу 14-го века, турки снова угрожали Константинополю и Европе.

На западе, Римо-Католические армии наносили поражение за поражением, заставляя мусульман спускаться по Иберийскому полуострову, пока, в 1492,они были окончательно вытеснены (Реконкиста). В Восточной Европе, тем не менее,ислам продолжал быть господствующим. Одно из наиболее важных битв между вторгающимися мусульманами и местными этого региона была Битва на Косовом Поле в 1389, где турки уничтожили многонациональную армию под предводительством Св.Лазаря, хотя их продвижение в Европу было существенно замедлено.

После многочисленных попыток уходящих к 7-ому столетию,Константинополь,жемчужина восточного христианского мира,окончательно пал в 1453 под натиском армий султана Магомета II.
Чтобы каждый не приписывал злодеяния первой волны джихада к "арабскости" ее преступников, турки показали,что они полностью способны к соответствию принципам Корана и Сунны. Пауль Фрегоси в его книге "Джихад" описывает сцену, следовавшую за последней атакой на Константинополь: несколько тысяч выживших укрылись в соборе: знать, слуги, простые жители, их жены и дети, священники и монахини. Они закрыли огромные двери, молились и ждали. Халиф Магомет II дал войскам зачистить квартал. Они изнасиловали, конечно, монахинь, которые были первыми жертвами, и вырезали их. По крайней мере 4 тысячи было убито, пока Магомет не остановил резню в полдень. Он приказал мулле (тому, кто созывает мусульман на молитву) подняться на кафедру проповедника в Соборе Св.Софии и посвятить здание Аллаху. С тех пор Собор стал мечетью. 50 тысяч жителей, больше половины населения,были окружены и угнаны как рабы. В течение многих месяцев, рабы оставались самым дешевым товаром на рынках Турции. Магомет попросил, чтобы тело мертвого императора принесли к нему. Несколько турецких солдат нашли груду трупов и узнали Константина XI по золотым орлам, вышитым на его обуви.

Султан приказал отрезать голову императора и положить её между ногами лошади под конной статуей императора Юстиниана. Позже голова была забальзамирована и отправлена по главным городам Османской Империи для демонстрации жителям. Затем Магомет приказал привести выжившего Великого Дуку Нотараса и спросил у него имена и адреса высокопоставленных дворян, чиновников и граждан, и Нотарас дал ему их. Все они были арестованы и обезглавлены. Также Магомет купил высокопоставленных пленников, обращённых в рабство, у их хозяев (мусульманских военачальников), после чего они были казнены на глазах у Магомета ради его же удовольствия (Фрегози, Джихад, 256-7). Эта вторая, турецкая волна джихада достигла дальней точки у Вены, осада которой оканчивалась неудачей в 1529 и 1683гг.. В последнем случае исламская армия под командованием Кары Мустафы была отброшена назад католиками под командованием польского короля Яна Собески. В последующие десятилетия турки были оттеснены ещё дальше через Балканы, однако не были полностью изгнаны из Европы. Даже когда имперский джихад пошатнулся, исламские сухопутные и морские рейды на земли христиан продолжились, и христиане вплоть до XIX века захватывались в рабство даже в Исландии.

e. Дхимма
Преследование немусульман в Исламе ни в коей мере не ограничено джихадом, хотя это и основной вид взаимоотношений между исламским и неисламским миром. После того, как джихад завершается завоеванием данной территории неверных, "людям Писания" - христианам, евреям, зороастрийцам - может быть предоставлена дхимма (соглашение о защите). Дхимма означает, что жизнь и собственность неверных ограждаются от джихада в той мере, в какой это разрешают исламские правители, на практике - в той мере, в какой покорённые немусульмане (дхимми) могут быть экономически полезны исламскому государству. Коран устанавливает выплату джизья (подушный налог; сура 9:29), что является самой заметной формой проявления господства мусульман над дхимми. Но джизья преследует не только экономические цели, а также и цели унижения дхимми и внушения им превосходства Ислама. Аль-Магхили, исламский учёный XV века, объясняет: "В день выплаты (джизья) они (дхимми) должны собраться в публичном месте, таком как дом торговли. Они должны стоять в ожидании в самом низком и грязном месте. Чиновники, представляющие Закон, должны располагаться выше их и обращаться к ним в угрожающей манере, чтобы им казалось, что наша цель - унизить их, отобрать их имущество. Они поймут, что мы оказываем им большую услугу, принимая от них джизья и позволяя им уйти."

(Аль-Магхили, цитата по Бат Йеор, "Падение восточного христианства: от джихада к дхимми", 361) Исламский закон предусматривает множество других ограничений для дхимми, все они вытекают из Корана и Сунны. Аль-Даманхури, глава каирского университета Аль-Азхар, самого престижного центра обучения в исламском мире, в XVII в. описывает несколько веков обращения Ислама с дхимми: "... помимо того, что дхимми запрещено строить церкви, им запрещены и другие вещи. Они не должны помогать неверному в конфликте с мусульманином ... демонстрировать крест в присутствии мусульман ... показывать хоругви по своим праздникам, носить оружие ... или хранить его у себя дома. Если они сделают что-либо в этом роде, они должны быть наказаны, их оружие изъято. ... Соратники Пророка соглашались с этими мерами, чтобы посредством их подчеркнуть унижение неверных и защитить веру сомневающихся мусульман. Если верующий видит их в унижении, он не будет склонен к их неправедной вере, если же он видит их при власти, гордости и в роскоши, то это побудит его уважать их и пытаться стать ближе к ним ввиду собственной бедности. Всё же уважение к неверующему - это неверие." (Аль-Даманхури, цитата по Бат Йеор, "Падение восточного христианства: от джихада к дхимми", 382) Христианские, семитские и зороастрийские народы Ближнего Востока, Северной Африки и большей части Европы веками страдали от репрессивного аппарата дхиммы. Положение этих народов - дхимми - во многом сравнимо с положением бывших рабов в послевоенном Юге Америки. Запрет постройки и восстановления религиозных святынь, экономическое давление джизья, социальное унижение, дискриминация посредством закона, поддерживаемое исламскими захватчиками состояние постоянной слабости и уязвимости - стоит ли удивляться, что численность народа падала, во многих местах население было на грани исчезновение. Обычно не объясняемый упадок исламской цивилизации за прошедшие несколько веков легко объяснить демографическим упадком народов дхимми, которые обеспечивали её техническую и административную состоятельность.

Стоило дхимми нарушить условия дхиммы - например, открыто исповедуя свою религию или не показав требуемого уважения к мусульманину - и джихад возобновлялся. В разные периоды истории Ислама народы дхимми поднимались выше своего положенного статуса, и это часто становилось поводом для репрессий со стороны мусульман, видевших в действиях неверных нарушение условий дхиммы. Средневековая Андалусия (мавританская Испания) часто описывается апологетами Ислама как некая мультикультурная страна чудес, где евреи и христиане были допущены к обучению и государственной службе. Однако умалчивается, что ослабление ограничений вело к масштабным восстаниям части исламского населения и убийствам сотен дхимми, в основном евреев.

Отказываясь принимать Ислам и отходя от традиционных ограничений дхиммы (даже по воле исламских государств, нуждающихся в способных трудовых ресурсах), дхимми неявно выбирали для себя единственную другую альтернативу, разрешённую Кораном: смерть.

Дхимма в Испании (Пиренейский полуостров)
Пиренейский полуостров был завоёван в 710-716гг. арабскими племенами, происходящими из северной, центральной и южной Аравии. За завоеванием последовала массивная берберская и арабская иммиграция и колонизация Пиренейского полуострова. Большинство церквей были преобразованы в мечети. Хотя завоевание было запланировано и осуществлено вместе с группой христианских диссидентов, включая епископа, оно представляло собой классический джихад с массовыми ограблениями, взятием рабов, высылками и убийствами. Толедо, который вначале сдался арабам в 711 или 712 г., восстал в 713 г. В наказание город был предан грабежам, всем высокопоставленным лицам были перерезаны горла. В 730 г. Сердань (в Септимании, около Барселоны) была разорена, епископ сожжён заживо. В регионах, стабильно управляемых мусульманами, порабощённые дхимми - евреи и христиане - были, как и везде, лишены права строить и восстанавливать церкви и синагоги. Они жили в специальных кварталах и должны были носить особую одежду. Подвергнутые большим налогам, христианское крестьянство сформировало рабочий класс, эксплуатируемый арабскими правящими элитами. Многие оставляли свою землю и бежали в города. Просьбы дхимми о помощи к христианским королям наказывались жестокими казнями с расчленениями и распятиями. Более того, если один дхимми причинил вред мусульманину, всё сообщество теряло статус защищённости и оставалось открыто грабежам, порабощениям и произвольным убийствам.

В конце восьмого века правители Северной Африки и Андалусии ввели строгую и жестокую систему юриспруденции Малики - это преобладающая школа исламского закона. Три четверти века назад, когда политическая корректность не давила на исторический дискурс, Эварист Леви-Прованасль, известный учёный Андалусии писал: "Исламское андалузское государство, начиная с самого раннего времени, предстаёт перед нами как ревнитель абсолютной ортодоксии, всё более и более косной в слепом уважении к чёткой доктрине, подозревающей и обвиняющей малейшее усилие разума."

Дюфурск приводит примеры религиозного и правового ущемления дхимми и сопутствующие усилия для стимулирования их перехода в Ислам: "приняв Ислам, неверный больше не будет ограничен данным районом проживания, не будет жертвой дискриминационных мер, не будет переносить унижения. Более того, весь исламский закон имеет тенденцию одобрять принятие Ислама неверными. Становясь мусульманами, неверный немедленно получал полную амнистию по всем совершённым ранее преступлениям, даже если он был приговорен к смерти, даже если он оскорблял Пророка и хулил Слово Божье: переход в ислам оправдывал все его прежние грехи."

Очень поучительно судебное решение, вынесенное муфтием аль-Андалуса в девятом веке. Христианин-дхимми похитил и изнасиловал мусульманку. Когда он был арестован и приговорён к смерти, он немедленно принял Ислам и получил прощение сразу же и автоматически с единственным условием - жениться на женщине. Муфтий, который давал консультации по этому делу (возможно, брату пострадавшей), нашёл, что решение суда совершенно законно, но сделал огоровку, что если новообращённый не становится добросовестным мусульманином и остаётся в душе христианином, то он должен быть замучен досмерти.

Аль-Андалус представлял собой преимущественно землю джихада. Каждый год (иногда дважды в год) совершались набеги на христианские испанские королевства на севере, на регионы басков или на Францию и долину Роны, принося с собой добычу и рабов. Андалузские корсары нападали и вторгались на берега Сицилии и Италии, равно как и на Эгейские Острова, грабя и сжигая по пути. Много тысяч пленников-немусульман были отправлены в Андалусию в рабство, где халиф держал ополчение из десятков тысяч христианских рабов со всех частей христианской Европы и гарем, заполненный захваченными христианскими женщинами. Общество было строго разделено по этническому и религиозному признаку: арабские племена наверху иерархии, затем берберы, которые, несмотря на принятие Ислама, никогда не признавались равными, затем новообращённые и, в самом низу пирамиды, христиане и евреи - дхимми.

Андалузский юрист Малики Ибн Абдун (умер в 1134 г.) предложил следующие красноречивые судебные постановления в отношении евреев и христиан в Севилье около 1100 г.: "Никакому еврею или христианину не разрешено носить платье аристократа, юриста или богатого человека; напротив, этих людей следует ненавидеть и избегать. Запрещено [приветствовать] их [словами] "мир вам". На самом деле, Сатана одолел их и заставил забыть о предупреждении Бога. Они - последователи Сатаны и несомненно окажутся среди проигравших (Коран 58:19). Они должны носить на себе опознавательный знак, чтобы их можно было распознать и чтобы это было для них формой унижения.

Ибн Абдун также запретил продавать научные книги дхимми под предлогом, что дхимми ранее перевели арабские книги и приписали их авторство своим единоверцам и епископам. Фактически, плагиат трудно доказать, так как целые библиотеки евреев и христиан были разрушены и уничтожены. Другой видный андалузский юрист, Ибн Хазм из Кордовы (умер в 1064), писал, что Аллах дал право собственности неверным только для того, чтобы она затем стала добычей мусульман.

В Гранаде еврейский визирь Самуэль Ибн Нагхрела и его сын Иосиф, которые защищали еврейское сообщество, были оба убиты между 1056 и 1066 г., за чем последовало уничтожение еврейского населения местными мусульманами. По оценкам, при погроме погибло до 5000 евреев. Это число равняется или даже превосходит количество евреев, предположительно убитых крестоносцами через тридцать лет во время их нападения на Райнланд в начале Первого Крестового Похода. Гранадский погром был отчасти вдохновлён резкой антиеврейской одой Абу-Исхака, хорошо известного исламского юриста и поэта того времени, который писал: "Поставьте их на своё место и верните их в самое униженное положение. Они бродили вокруг нас в лохмотьях, покрытые презрением и оскорблением. Они рылись в кучах навоза в поисках грязной тряпки, в которой они могли бы быть похоронены. Не считайте, что убить их - предательство. Нет, предательством было бы оставить их жрать." [Затем переводчик подводит итог: евреи нарушили соглашение (т. е. поднялись выше своего положения согласно Соглашению Умара), и их раскаяние было бы неуместно.] Берберская мусульманская династия Альмохадов в Испании и Северной Африке (1130-1232) принесла огромные разрушения как еврейскому, так и христианскому населению. Это опустошение - убийства, захват пленных, насильное обращение в Ислам - описано еврейским историком Абрахамов Ибн Даудом и поэтом Абрахамом Ибн Эзра. Сомневаясь в искренности еврейских новообращённых в Ислам, мусульманские "инквизиторы" (предшествуя своим христианским коллегам на 3 века) изымали детей из таких семей, помещая их под опеку исламских воспитателей. Маймонид, известный философ и врач, испытал на себе преследования Альмохадов, был вынужден бежать из Кордовы со всей семьёй в 1148 г. и временно жил в Фесе под видом мусульманина, пока не нашёл убежище в Египте.

Действительно, хотя Маймонид часто упоминается как человек, обязанный своими достижениями просвещённой власти Андалусии, его собственные слова разоблачают утопическое представление об обращении мусульман с евреями: "арабы свирепо преследовали нас, принимали губительные и дискриминационные законы против нас... Ни одна нация не досаждала, не убивала, не ненавидела нас столько, сколько они."

Османская дхимма
Даже Убичини, путешественница и писательница XIX в., симпатизирующая туркам, признала жестокое бремя османской дхиммы в следующем описании: "История порабощённых народов везде одна и та же, точнее, это отсутствие истории."

Годы и столетия шли, оставляя ситуацию неизменной. Поколения приходили и уходили в тишине. Можно было бы подумать, что они боялись разбудить своих поработителей. Однако, если изучить ситуацию ближе, то вы увидите, что эта бездвижность только поверхностна. Тихое и постоянное волнение охватывает народы. Вся их жизнь сосредоточилась в сердце, подобно рекам, что ушли под землю. Если вы приложите ухо к земле, вы сможете услышать приглушённый звук их вод, а потом они вновь появяться невредимыми в нескольких лье отсюда. Таково было состояние христианского населения под турецкой властью.

Учёные, изучавшие турецкую систему набора в янычары (девширме, или "налог кровью"), провели серьёзные, подробные исследования этой системы и сделали следующие выводы. К примеру, Врионис Младший пишет: "...обсуждая девширме, мы имеем дело с большим количеством христиан, которые, несмотря на материальные преимущества, предлагаемые при принятии Ислама, предпочитали оставаться членами христианского религиозного сообщества, которому было отказано в гражданстве первого класса. Поэтому утверждение некоторых историков, что христиане приветствовали девширме, открывающий их детям широкие возможности, несостоятельно, так как эти христиане сами в первую очередь отказались от принятия Ислама и остались христианами. Имеются убедительные доказательства сильного недовольства, с которым они смотрели на призыв своих детей. Следует ожидать, что эти сильные чувства были следствием силы семейных связей и сильной привязанности к Христианству тех, кто не отступился от христианской веры в пользу Ислама.

Прежде всего турки использовали страх христиан потерять своих детей и предлагали освобождение от девширме в переговорах о сдаче христианских земель. Такое освобождение включалось в условия сдачи и было предоставлено городам Джаннине, Галате, Морее, Хиосу и т. д. Христиане, которые принимали участие в особых видах деятельности, важных для Османской Империи, были аналогично освобождены от "налога детьми" путём признания важности этой деятельности. Освобождение от этой дани считалось привилегией, а не наказанием.

...существуют другие документы, из которых их (христиан) неприязнь очевидна намного ярче. В том числе это ряд османских документов, связанных с особыми ситуациями, когда призванные по системе девширме бежали от чиновников, ответственных за набор. Указ 1601 г. относительно девширме разрешил османским должностным лицам применение суровых мер принуждения - факт, который заставляет предположить, что далеко не всегда родители были согласны отдавать своих сыновей.

"...соблюдать известную и святую фетву Сейхуна [Шейх]- Ислам. И в соответствии с этим, всякий раз когда кому-то из родителей или других людей захочется выступать против того, чтобы их сын находился в армии янычар (прим. пер: регулярная пехота Османской империи 1326-1826), он немедленно будет причислен к неверным по крови и приговаривается к казни через повешение." Василики Папулия подчеркивает непрерывную отчаянность, зачастую сопровождающуюся борьбой христианского населения  с применением насилия  против жестко введённого османами налога: очевидно, что население возмутилось против таких мер [и налога] и посчитало единственно возможным решением- борьбу. Те кто отказывался отдавать своих сыновей- самых здоровых, самых красивых и самых умных- приговаривались к повешению.

Но тем не менее мы можем наблюдать примеры вооруженного сопротивления. В 1565 году конфликты возникли в Эпире и Албании. Жители убили несколько офицеров-рекрутов и восстание было подавлено после того как султан послал 500 солдат янычар для поддержки местного санджак-бея. Мы лучше информированы благодаря историческим архивам Йеррои о бунте в Наусе 1705 года, когда жители убили Ахмеда Силахандра Челеби и его помощников, а затем бежали в горы как повстанцы. Некоторые из них потом были арестованы и приговорены к смерти.

Поскольку не было никакой возможности избежать [налога] население прибегало к нескольким уловкам. Некоторые покинули свои деревни и бежали в другие города, в которых не действует закон о набирании детей в армию, или мигрировали в территории удерживаемые Венецией. Результатом всего этого послужило уменьшение населения в деревнях. А другие рано отдавали замуж своих детей ...  Никифор Ангелус... утверждает, что порой дети бежали по собственной инициативе, но когда они слышали, что власти арестовывают их родителей и пытают до смерти, возвращаются и сдаются в плен. Ла Гиуллетиере (La Giulettiere) цитирует случай о молодом афинском мальчике, который вернулся из укрытия, чтобы спасти жизнь своего отца, а затем решил умереть сам, а не отречься от своей веры.

По свидетельству из турецких источников, некоторые родители удачно похищали своих детей после принятия в рекруты.Самое успешное средство избежать набора в рекруты было взяточничество. Но, очевидно, из-за того, что коррупция была широко распространена, султаном изымались большие суммы денег у чиновников-взяточников. Наконец, в отчаянии и надежде забрать своего ребёнка, родители даже обращались к Папе Римскому и западным державам за помощью.

Папулия заключает: "...нет сомнения, что это тяжелое бремя было одним из труднейших испытаний христианского населения."

Зимми (прим.пер: название немусульманских общин, созданных мусульманами и находящихся на территории действия шариата) в Греции под османским правлением.  Апостол Е.Вакалопоулос, История Македонии, 1354-1833, Салоники, 1973, стр. 67-74, 353 - 358, 636-652; "Предпосылки и причины греческой революции", Neo-Hellenika, ч . 2, 1975, стр.53-68; Греческая нация, 1453-1669, Нью Брунсвик, штат Нью-Джерси, 1976, гл.

1-4.

Вакалопоулус  описывает как джихад, а также введенные османами зимми, обеспечивали необходимый толчок для греческой революции ("Предпосылки и причины греческой революции", Neo-Hellenika, с.54-55): революция 1821 года не более чем последняя великая фаза сопротивления греков османской империи; она была неустанной, как необъявленная война, которая началась уже в первые годы рабства.Жестокость самодержавного строя, который характеризовался экономическим ограблением, интеллектуальным упадком и культурным регрессом, спровоцировала большое противоборство. Ограничения всех видов, незаконное налогообложение, принудительный труд, преследования, насилие, тюремное заключение, смерть, похищение молодых девочек и мальчиков, и их последующее заключение в турецкие гаремы, а также различные виды разврата и похоти, наряду с многочисленными не менее оскорбительными излишествами - все эти вещи были преградой выживанию, и они бросили вызов всем смыслам человеческой нравственности.Греки принимали все обиды и унижения, но их страдания и переживания накопились и вылились во всеобщее восстание.

Нет преувеличения в заявлении одного из беев (приме.пер: Бей — тюркский титул и звание, военное и административное, идущее первоначально от общетюркского титула bək — вождь) когда он пытался объяснить жестокость борьбы. Он сказал: "Мы разгневали зимми (т.е наши христианские объекты) и их богатство и честь уничтожены, но они отчаялись и взяли в руки оружие. Это только начало и оно,в конце концов, приведет к гибели нашей империи." Страдания греков под гнётом османской империи было главнейшей причиной восстания; психологический стимул оказали сами обстоятельства.

Зимми в Палестине в своем всеобъемлемом исследовании 19-го века палестинского еврейства под гнётом османского владычества (Евреи Палестины, стр. 168, 172-73), профессор Тудор Парфитт сделал небольшие замечания: "... Внутри городов евреев и других членов зимми часто подвергали нападению, ранениям, и даже убивали местные мусульмане и турецкие солдаты. Такие атаки часто проводились по тривиальным причинам: Уилсон [переписка в зарубежном оффисе МИД Великобритании] вспомнил, как встретил еврея, который был тяжело ранен турецким солдатом, за то  что отказался отдать своего осла охраннику султана.Многие евреи были убиты и за меньшее.Иногда власти пытались возместить некоторую форму компенсации, но это происходило не всегда: турецкие власти иногда сами брали ответственность на себя за умерщвление евреев в недоказанных делах . После одного из таких случаев [британский консул] Янг подметил: «Я должен сказать, что я поражен тем, что губернатор поступил таким безжалостным образом. Конечно, то что я наблюдал в нём подтверждает мои слова и его беспричинную жестокость- но всё-таки это был еврей- без друзей и беззащитный- это служит доказательством того, что бедный еврей, даже в девятнадцатом веке, живёт в ужасе своей жизни изо дня в день ". Зимми в период и после правления Танзимата (прим.пер: основные законы Турции при Османской империи)- Османской империи Танзимата, означающей реорганизацию Османской империи и период реформации, который начался в 1839 году и закончился эрой первой Конституции в 1876 году. Реформы эпохи Танзимата характеризуются различными попытками модернизации Османской империи, чтобы обеспечить свою территориальную целостность и защитить страну против националистических движений и держав-агрессоров. Реформы поощряют оттоманизм внутри этнических групп империи, пытаясь остановить волну вспышек национализма в рамках Османского ига.

Реформы были направлены на интегрирование немусульман и нетурок в Османское общество, улучшая их гражданские свободы и предоставляя им равенство во всей Империи.

Эдуард Энгельгардт, "Турция и Танзимат", 2 Издания. В 1882, Париж; Энгельгардт сделал эти наблюдения из своего подробного анализа периода Танзимат, спустя четверть столетия после крымской войны (1853-56), и второго повторения реформ Танзимат, остались все те же самые проблемы: Мусульманское общество еще не порвало с предубеждениями, которые заставляют завоеванные народы подчиняться …, raya [Зимми-собирательное название немусульманского населения] так и остаются низшими по отношению к Оттоман туркам; фактически они не реабилитированны; фанатизм первых лет не смягчился … [неверными считались даже либеральные мусульмане] … гражданское и политическое равенство, то есть, ассимиляция завоеванного с завоевателями.

Систематическая экспертиза условия христианского rayas проводилась в 1860-ых британскими консулами, размещенными всюду по Османской империи, приводя к обширному основному исходному письменному доказательству. [54]. Великобритания была тогда самым влиятельным союзником Турции, и это было в ее стратегическом интересе видеть, что притеснение христиан было устранено, чтобы предотвратить прямое, агрессивное российское или австрийское вмешательство. 22 июля 1860 Консул Джеймс Зохрэб послал длинный отчет от Сараево до его посла в Constantinople, сэра Генри Балвера, анализируя правительство областей Боснии и Герцеговины, снова, после реформ Tanzimat 1856 года. Что касается усилий по реформе, Зохрэб заявляет: Я могу благополучно сказать, [они] фактически остаются устаревшим законом …, в то время как [это] не распространяется на разрешение христианам рассматриваться, поскольку их прежде рассматривали, до сих пор невыносимо и несправедлив в этом, оно разрешает Mussulmans грабить их с тяжелыми требованиями. Ежедневно случаются неправильные аресты (заключение по ложным обвинениям). Христианин имеет малый шанс на оправдание, если его противник - мусульманин (...), свидетельства христан, как правило, все еще не принимают (...) Христианам теперь разрешают обладать недвижимостью, но препятствия, с которыми они сталкиваются, когда пытаются приобрести ее, так многочислены и досадны, что очень немногие пока еще их выдержали … Таково, вообще говоря, отношения правительства к христианам в столице  области (Сараево), где расположены консульства различных стран, которые могут осуществлять хоть какой-то контроля, можно легко предположить , как живется христианам в более отдаленных районах, где правят Мудиры (правители), в основном фанатичные и не знакомые с (новыми) законами..


Даже современный Оттомэнист Родерик Дэйвисон (в "турецких Отношениях Относительно христианско-мусульманского Равенства в Девятнадцатом веке" американская Historical Review, Издание 59, стр 848, 855, 859, 864) признает, что реформы, неудавшиеся, и, предлагают объяснение, основанное на исламских верованиях, свойственных системе зимми: Никогда не было подлинного равенства, … истовые мусульманские верования, оставшиеся среди турок иногда превращались в открытый фанатизм … Важнее, чем возможность фанатических вспышек, однако, было чуство врожденного превосходства, которым обладал мусульманский турок. Ислам был для него истинной религией. Христианство было только частичным открытием правды, которую Мохаммед наконец показал полностью; поэтому христиане не были равны мусульманам во владении правдой. Ислам не был только вероисповеданием, это был и образ жизни. Им устанавливались отношения между людьми, и к Богу, он был основой общественного устройства, закона и власти. Христиан таким образом считали гражданами второго сорта в свете религиозного откровения — так же как и по причине того, что они были завоеваны Оттоманами. Эта общемусульманская позиция отразилась  в распространенном слове "гавур" (или "кафир"), что означает 'неверующего' или 'неверного', с эмоциональным и довольно нелестным подтекстом. Связываться близко или на равных с гавуром было в лучшем случае  сомнительно. “Близкие отношения с язычниками и неверными запрещены людям Ислама,” сказал Асим, историк начала девятнадцатого века, “и дружественные и близкие общения между двумя сторонами, которые друг для друга как свет и тьма совсем не желателены” … простая идея равенства, особенно пункт антиклеветы 1856, оскорбляла врожденное чуство справедливости турок.“ Теперь мы не можем назвать гавура гавуром”, говорили, иногда горько, иногда сухо объясняя, что по новым правилам больше нельзя говорить простую правду. Могли бы быть приемлемы реформы, запрещающие называть вещи своими именами?... Турецкий ум, обусловленный столетиями мусульманского и Оттоманского господства, еще не был готов признать идею абсолютного равенства … Оттоманское равенство еще не было достигнуто в период Tanzimat [то есть, середина к концу 19-ого столетия, 1839-1876], ни после Молодой революции турка 1908 … Dhimmitude – Zorastrians в Иране Бойс, персидская Цитадель Зороастризма, стр 7-8; Нейпир Малкольм жил среди Zoroastrians в центральном иранском городе Йезде в конце 19-ого столетия. Он зарегистрировал следующее в своем рассказе, Пять Лет в персидском Городе, Нью-Йорке, 1905, стр 45-50: До 1895 никакому (Зороастрийскому) Parsi не разрешили нести зонтик. Даже в течение времени, когда я был в Йезде, который они не могли нести один в городе. До 1895 был сильный запрет на очки и очки; до 1885 им препятствовали носить кольца; их пояса должны были быть сделаны из грубого холста, но после 1885 любой белый материал был разрешен. До 1896 Parsis были обязаны крутить свои тюрбаны вместо того, чтобы свернуть их. До 1898, только коричневого, серого, и желтый, были позволены для qaba [внешнее пальто] или arkhaluq [под пальто] (предметы одежды тела), но после который все цвета были разрешены кроме синего, черного, ярко-красного, или зеленые. Был также запрет на белые чулки, и до приблизительно 1880 Parsis должен был носить специальный вид странно отвратительной обуви с широким, вздернутым пальцем ноги. До 1885 они должны были носить порванную кепку. До 1880 они должны были носить обтягивающие штанишки, однотонные, вместо брюк. До 1891 всего Zoroastrians должны были идти в городе, и даже в пустыне они должны были демонтировать, если бы они встретили Mussulman какого-либо разряда вообще. В течение времени, когда я был в Йезде, на котором им позволили поехать в пустыне, и только должны были демонтировать, если они встретили крупный Mussulman.


Были и другие подобные ограничения в одежде, но они слишком многочисленные и мелочные, чтобы их упоминать.

Также дома и персов и евреев, с окружными стенами, должны были быть построены так низко, чтобы мусульманин мог задеть крышу вытянутой рукой; однако, можно было выкопать эти дома ниже уровня дороги.Стены должны быть забрызганы белой краской вокруг двери. Двойная дверь, распространенная форма персидской двери, была запрещена, также как и дома, содержащие три или более окон. Когда мы были в Йезде (прим.пер: город в Персии, нынешнем Иране), мы узнали что Бад-Гирс [Ветровые башни] по-прежнему запрещены персам, но в 1900 году один из крупнейших торговцев Персии приподнёс большой подарок губернатору и главному муджтахиду (мусульманскому священнику), чтобы построить одну такую башню. Верхние этажи были также запрещены.

Приблизительно до 1860 г. персы не могли  торговать. Они использовали подвалы в своих домах, чтобы спрятать вещи и потом тайно продать их. Сейчас они могут торговать в караванах или гостиницах, но не на базарах, и при этом они также не могут торговать льном и льняными вещами. До 1870 года им было запрещено отдавать своих детей в школу.

Сумма Джизьи, или налог на неверных, отличался согласно благосостоянию каждого отдельного перса, но он никогда не был менее двух томанов. [сумма денег равная 10.000 динаров].

В наше время томан равноценен трём шиллингам и восьми пенсам, но раньше это были большие деньги. Но даже сейчас, когда деньги сильно обесценились, данная сумма равна 10 дням работы.Налог на неверных должен быть оплачен на месте, когда фарраш [буквально, чистильщик ковров. А в действительности слуга, подметающий дворы], который выступает в качестве налогособирателя, встречает человека.

Фаррашу было дозволено делать всё, что он хочет пока собирает налог джизью. Человеку не разрешали пойти домой за деньгами, но били до тех пор, пока их не будет.

Где-то в 1865 году был зафиксированный случай когда один из фаррашов, собирая налоги, привязал одного человека к собаке и ударял каждого по очереди.

В 1891 году муджтахид поймал на одной из площадей города зороастрийского торговца в белых носках. Он приказал избить мужчину и снять с него носки. В 1860 году, человек семидесяти лет посетил базар в белых штанах из грубой ткани.

Они сильно его избили, сняли брюки, и отослали домой с ними в руках. Иногда Персы стояли на одной ноге в доме Муджтахида, пока они не соглашались платить значительную денежную сумму.

В годы правления покойного шаха Нэзируда Дина Манукжи Лимжи, британского индийского парси(парси - индийское религиозное течение - прим.перев.) , был долгое время в Тегеране представителем парси. Почти все ограничения, установленные для парси были отменены -  джизья, ограничения в одежде, и те которые касались жилища, кроме норм наследственного права , согласно которомым парси, ставший мусульманином, имеет приоритет перед его Зороастрийским братьям и сестрам. Джизья был фактически прекрашен, как и некоторые из ограничений относительно строений, но остальная часть фирман осталась незыблемой.

В 1898 нынешний Шах, Музафарруд Дин, дал фирман (прим.пер: декрет мусульманского шаха) Диньяру, занимающего пост Калантара [Главный старейшина] в персидском Анджумане, комитете, который отменял все все нарушения персов, и также объявлял  незаконным использовать мошенничество или обман в обращении персов в ислам. Данное разрешение, кажется, не имело эффекта вообще.


Приблизительно в 1883, после того, как разрешение шаха Насируд Дина было провозглашено, один из персов, Рустами Ардисири Диньяра, построил в Куха-Биюк, одной из деревень около Йезда, дом с верхней комнатой, который был немного выше высоты, которая была положена персам. Но он услышал, что мусульмане хотели убить его и бежал в Тегеран. По ошибке они убили другого перса по имени Тирандаз, но не разрушили его дом.


Таким образом, большая трудность состояла не в том, чтобы улучшить закон, а в том, чтобы воплотить это в жизни.

Когда Мануки [британский перс и консул в Тегеране] были в Йезде, приблизительно в 1870, два перса подверглись нападению двух мусульман  за городом. Один из персов был убит,а другой сильно ранен, поскольку муслимы попытались отрезать его голову. Губернатор доставил преступников в Йезд, но ничего не сделал им. Манаки уехал вместе с ними, чтобы обратиться к правительству в Тегеран. Однако премьер-министр сказал ему, что никакой мусульманин не будет казнён за зороастрийца, и в наказание за убийство персов можно лишь только побить палками. Спустя некоторое время Манаки искал подтверждение того, что жизнь зорострийца стоила 7 томанов. Он получил ответ, что она стоит немного больше.

Йезд Парси значительно помог агентами из Бомбея, которые являются британскими подданными и в последние годы ситуация улучшилась незначительно.

f. Джихад в Современную Эпоху После поражения у стен Вены в 1683 году, Ислам вступил в период стратегического снижения в котором он становился все больше  подавляем растущими Европейскими колониальными державами.

Благодаря его материальной слабости по отношению к Западу, Дар аль-Ислам был не в состоянии проводить крупномасштабные военные кампании на территорию неверных. Исламская империя контролируемая Османскими Турками была слишком ослаблена, чтобы противостоять разрастанию амбиций хищных европейских держав.

В 1856 году давление Запада вынудило правительство Османской империи прекратить дхимму при которой немусульманские субъекты работали на Империю. Это дало доселе неизвестные возможности для улучшения социальных и личных благ бывшим дхимми, но параллельно разжигали недовольство правоверных мусульман, которые увидели в этом нарушение шариата и данное им от Аллаха превосходство над неверными.

К концу 19 века, напряженность в отношениях между европейскими субъектами империи раскалилась до предела, когда Оттоманское государство в 1876 вырезало 30,000 Болгар, под предлогом их восстания против Османского владычества. После вмешательства Запада, которое привело к независимости Болгарии, Османская империя и ее мусульманские субъекты все больше озабоченны по поводу других немусульманских групп, стремящихся независимости.

Именно в этой атмосфере, первый этап геноцида армян произошел в 1896 году, уничтожено 250,000 армян. Уничтожались как военнослужащие так и гражданские лица. Питер Балакян, в своей книге Пылающий Тигр, за документировал все эти ужасные истории. Но массовые убийства 1890-х годов были лишь прелюдией к гораздо большему холокосту 1915 года, унесшего около 1,5 миллионов жизней.В то время как различные факторы способствовали резне, есть не перепутывание, что резня была ничем кроме джихада, ведомого против армян, больше защищенных, как они были dhimma. В 1914, когда Османская империя вошла в Первую мировую войну в сторону центральных полномочий, официальный антихристианский джихад был объявлен.


Чтобы способствовать идее джихада, Шейх-ул-Ислам {самый старший религиозный лидер в Османской империи}, изданное провозглашение вызвало мусульманский мир, чтобы возникнуть и уничтожить его христианских угнетателей. “О Мусульмане,” документ читал, “Вы, кто сражен счастьем и находится на краю принесения в жертву Вашей жизнью и Вашей пользой по причине права, и преодоления опасностей, собираетесь теперь вокруг Императорского трона.” В Икдам была подчеркнута турецкая газета, которая только что прошла в немецкую собственность, идею джихада: “Дела наших врагов снизили гнев Бога. Свет надежды появился. Все Мусульмане, молодые и старые, мужчины, женщины, и дети, должны выполнить свою обязанность. …, Если мы делаем это, избавление от подвергнутых мусульманских королевств гарантируют.” … “Он, кто убивает даже одного неверующего,” одна брошюра читала, “из тех, кто управляет по нам, делает ли он это тайно или открыто, должен быть вознагражден Богом.” (указанный в Balakian, Горящий Тигр, 169-70.) Антихристианский джихад достигал высшей точки в 1922 в Смирне на Средиземноморском побережье, где 150 000 греческих христиан были уничтожены турецкой армией под безразличным глазом Союзнических военных кораблей. Все в, от 1896-1923, приблизительно 2.5 миллиона христиан были убиты, первый современный геноцид, который по сей день отрицается турецким правительством.

Начиная с распада исламской Империи после Первой мировой войны против различного джихада боролись во всем мире независимые мусульманские страны и подгосударственные группы джихада.

Самое длительное усилие было направлено против Израиля, который передал непростительный грех восстановления dar al-harb на земле прежде часть dar al-ислама. Другой видный джихад включает, который боролся против Советов в Афганистане, мусульманских боснийцах против сербов в прежней Югославии, мусульманских албанцев против сербов в Косово, и чеченцев против русских в Кавказе. Джихад также велся всюду по северной Африке, Филиппинам, Таиланду, Кашмиру, и хозяину других мест во всем мире. Кроме того, подавляющее большинство террористических атак во всем мире были переданы мусульманами, включая, конечно, захватывающие нападения 11.09.01 (США), 11.03.04 (Испания), и 07.07.05 (Великобритания). (Для более всестороннего списка мусульманских нападений посетите www.thereligionofpeace.com.) Факттически, процент конфликтов в сегодняшнем мире, которые не имеют отношения к Исламу является довольно маленьким. Ислам возвращается.

3. Заключение главный барьер сегодня для лучшего понимания Ислама - обособленно, возможно, от прямого страха - является неаккуратным языком. Давайте возьмем, давайте начнем с, превозносимая "война с терроризмом." После исследования фраза "война с терроризмом" имеет так много смысла как войну с "блицкригом", "пулями", или "стратегической бомбежкой." "Война с терроризмом" подразумевает, что прекрасно подходит, если враг стремится разрушить нас - и, действительно, преуспевает при этом - пока он не использует "террор" в процессе.


"Терроризм", это должно быть очевидно, является тактикой, или хитрость имела обыкновение продвигать цель; это - цель исламского терроризма, который мы должны приехать, чтобы понять, и это логически требует понимания Ислама.

Как мы увидели, вопреки широко распространенным утверждениям, что истинный Ислам - мирный, хотя горстка его сторонников и является жестокой, исламские источники ясно дают понять, что призывы к насилию над немусульманами - центральный и обязательный принцип Ислама. Ислам - не столько личная вера сколько политическая идеология, которая существует в фундаментальном и постоянном состоянии войны с неисламскими цивилизациями, культурами, и людьми. Исламские священные тексты обрисовывают в общих чертах социальную, правительственную, и экономическую систему для всего человечества. Те культуры и люди, которые не подчиняются исламскому управлению, в силу самого этого факта находятся в противоречии с Аллахом и должны быть насильственно приведены в подчинение. Незаконнорожденный термин "Исламо-фашизм" совершенно избыточен: сам ислам - своего рода фашизм, который достигает его полной и надлежащей формы только, когда об обретает полномочия государства.

Захватывающие акты исламского терроризма в конце 20-го и начале 21-го столетия - всего лишь новое проявление глобальной захватнической войны , которую Ислам ведет со дней Пророка Мухаммеда в 7-ом столетии нашей эры и сейчас она только усиливается. Это - простая, явная правда, которая смотрит мирe в лицо сегодня - и которая делала это множество раз в прошлом - но похоже, что немногие сегодня готовы видеть это.


Важно понимать, что мы говорим об Исламе - не исламском "фундаментализме", "экстремизме", "фанатизме", "исламо-фашизме", или "исламизме", а Исламе настоящем, Исламе в его ортодоксальной форме, каким он был понят и практиковался правоверными мусульман со времен Мухаммеда до наших дней.Учащающиеся эпизоды исламского терроризма в конце 20-го и начале 21-го века в значительной степени вызваны геостратегическими изменениями, последовавшими за холодной войной и возрастающими техническими возможностями, доступных террористам.


С крахом советского господства над большей частью мусульманского мира, вместе с расцветающим благосостоянием мусульманских нефтедобывающих стран, мусульманский мир получает все больше свободы и средств для поддержки джихада по всему Миру. Короче говоря, причина того, что мусульмане в очередной раз ведут войну против немусульманского мира в том, что у них есть возможность.

Важно отметить, однако, что, даже если серьезных террористических атак на Западе и не произойдет снова, Ислам все еще представляет смертельную опасность для Запада. Прекращение терроризма просто означало бы изменение в тактике Ислама - возможно, означало бы долговременный расчет, который позволит мусульманской иммиграции и более высоким уровням рождаемости приближать Ислам к победе перед следующим раундом насилия. Не будет преувеличением сказать, что мусульманский терроризм - признак Ислама, который может усиливаться или затихать, но настоящий Ислам всегда останется  враждебным.

Мухаммед Таки Партови Сэмзевэри, в его “Будущем исламского Движения” (1986), подводит итог исламского мировоззрения.


Наш собственный Пророк … был генералом, государственным деятелем, администратором, экономистом, юристом и первоклассным менеджером все в одном. … В исторической поддержке Аллаха видения Корана и революционной борьбе людей должен объединиться, так, чтобы сатанинские правители были побеждены и казнены. Люди, которые не готовы убить и умереть, чтобы создать справедливое общество, не могут ожидать поддержку от Аллаха. Всевышний обещал нам, что день наступит, когда все человечество будет жить объединенное под знаменем Ислама, когда признак Крессена, символ Мухаммеда, будет высшим всюду. …, Но этот день должен быть приближен через наш джихад, через нашу готовность предложить наши жизни и пролить грязную кровь тех, кто не видит свет, пролитый из Рая Мухаммедом в его видениях {“ночные путешествия к 'суду' Аллаха”}. … Это - Аллах дает нам в руки оружие. Но мы не можем ожидать, чтобы Он  и на курок нажал просто потому что мы  малодушны.

Нужно подчеркнуть, что весь анализ, приведенный здесь, базируется на непосредственно исламских источниках и не является продуктом критической Западной науки. (В самом деле новейшие Западные работы по Исламу врядли можно называть "критическими" в общепринятом смысле.) Это - Исламская самоинтерпретация , требующая и прославляющая насилие, и никакой иностранной интерпретации.


4. Часто Задаваемые Вопросы. Вот горстка вопросов, которые неизменно возникают, когда акцентируется, что Ислам склонен к насилию. Эти вопросы по большей части вводят в заблуждение или не относятся к делу и не оспаривают фактические доказательства или аргументы, что насилие является врожденным в Исламе. Тем не менее, они оказались риторически эффективными при отклонении серьезного исследования от Ислама, и таким образом, я имею дело с некоторыми из них здесь.

a. Что относительно Крестовых походов? Очевидный ответ на этот вопрос, "Ну, что относительно них?" Насилие, совершенное от имени других религий, логически несвязано к вопросу того, жесток ли Ислам. Но, упоминая Крестоносцев, надежда исламского апологета состоит в том, чтобы увести внимание далеко от исламского насилия и окрасить религии вообще как нравственно эквивалентные.

И в Западной академии и в СМИ так же как в исламском мире, Crusades рассматриваются как войны агрессии, против которой борются жестокие христиане против мирных мусульман. В то время как Crusades были, конечно, кровавыми, они более точно поняты как запоздалый Западный ответ на столетия джихада чем как неспровоцированное, одностороннее нападение. Мусульманское правило в Святой земле началось во второй половине 7-ого столетия во время арабской волны джихада с завоеваниями Дамаска и Иерусалима вторым "справедливо управляемым Калифом," Umar. После начального кровавого джихада христианская и еврейская жизнь там допускалась в пределах резкой критики dhimma и мусульманских арабов вообще разрешенные христиане за границей, чтобы продолжить делать паломничество в их священные места, практика, которая оказалась прибыльной для мусульманского государства. В 11-ом столетии относительно мягкое арабское правительство Святой земли было заменено тем из турок Seljuk, из-за гражданской войны в исламской Империи. В течение последней половины 11-ого столетия турки вели войну против христианской Византийской Империи и пододвигали это обратно из ее цитаделей в Antioch и Анатолии (теперь Турция). В 1071, византийские силы потерпели сокрушительное поражение в Сражении Manzikert в том, что является теперь Восточной Турцией. Турки возобновляли джихад в Святой земле, злоупотреблении, ограблении, порабощении, и убийстве христиан там и всюду по Малой Азии. Они угрожали отключить Христианский мир от его самого святого сайта, церковь Святой Могилы в Иерусалиме, восстановленном под византийским управлением после того, как это было разрушено Калифом-Хэкимом bi-Amr Аллах в 1009.

Именно в этом контексте возобновленного джихада на Ближнем Востоке римский Папа Римский, Урбан II, издавал приказ в 1095 для Западных христиан, чтобы прийти на помощь их Восточным кузенам (и, кажется, питал надежду на требование Иерусалима для Папства после Большой Ереси с Восточным Христианством в 1054). Это "вооруженное паломничество,", в котором многочисленные гражданские лица так же как солдаты приняли участие, в конечном счете станет несколько известных годы спустя как Первый Крестовый поход. Идея "крестового похода", поскольку мы теперь понимаем тот термин, то есть, христианская "священная война," несколько развитых годы спустя с повышением таких организаций как Рыцари Темплэр, которые сделали "борьбу" образа жизни. Это ценность, отмечающая, что самые горячие Участники общественной кампании, Franks, были точно теми, кто столкнулся с джихадом и razzias в течение многих столетий вдоль франко испанской границы и знал лучше чем больше всего ужасы, к который мусульмане подвергали христиан. Во время Первого Крестового похода население Малой Азии, Сирии, и Палестины, хотя управляющийся мусульманами, было все еще всецело христианским. "Борющиеся" кампании Западных христианских армий были оправданы в это время как война, освобождающая Восточных христиан, население которых, земли, и культура были опустошены столетиями джихада и dhimmitude. Завоевательная территория для Бога в способе джихада была иностранной идеей Христианству, и не должно быть удивительно, что это в конечном счете вымирало на Западе и никогда не получало господство на Востоке.


После очень кровопролитного захвата Иерусалима в 1099 г. на латинскими армиями и создания Государства Крестоносцев в Эдессе, Антиош и Иерусалим, мусульманские и христианские силы боролись с серией качелей войн, во время которых обе стороны были виновны в обычной гамме военной безнравственности. В течение долгого времени, даже с укреплением Крестовых походов, ведомых из Европы, государства Участника общественной кампании, растянутые на сомнительных линиях связи, медленно уступали превосходящей мусульманской власти. В 1271 последняя христианская цитадель, Antioch, упала на мусульман. Больше не имея необходимость не отклонить силы, чтобы подчинить христианский береговой плацдарм на Восточном Средиземноморье, мусульмане не перегруппировывали для джихада 400 лет длиной против южной и Восточной Европы, которая дважды достигла до Вены прежде, чем это было остановлено.

В геостратегических сроках крестовые походы могут быть рассмотрены как попытка Запада, чтобы предупредить его собственное разрушение в руках исламского джихада, неся борьбу врагу. Это работало некоторое время.


Примечательно, что в то время как Запад уже некоторое время оплакивает крестовые походы как ошибочные, не было никаких упоминаний ни от какой серьезной исламской власти сожаления о столетиях и столетиях джихада и dhimmitude, совершаемого против других обществ. Едва ли это удивительно: в то время как религиозное насилие противоречит основным принципам Христианства, религиозное насилие прописано в ДНК Ислама.


b. Если Ислам жесток, по почему так много мирных мусульман? Этот вопрос сродни скажем, такому как , "Если Христианство преподает смирение, терпимость, и прощение, почему очень много христиан, высокомерных, нетерпимых, и мстительных?" Ответ в обоих случаях очевиден: в любой религии или идеологии будут многие, кто провозглашает, но не практикует ее принципы. Так же, как часто христианину легче защищаться, прикидываясь более святым, чем презренные другие, также и для мусульманина часто легче остаться дома, а не предпринять джихад. Лицемеры всюду.


Кроме того есть также люди, которые действительно не понимают их собственной веры и нарушают предписанные рамки. В Исламе, похоже, много мусульман, которые действительно не понимают их религию благодаря важности рассказа Корана на арабском языке, без необходимости понимать его. Это - слова и звуки Корана, которые привлекают милосердное внимание Аллаха, а не Кораническое знание со стороны слушателя. Особенно на Западе, мусульмане здесь, более вероятно, будут привлечены Западными путями (чем и объясняется, почему они здесь) и менее вероятно яростно действовать против общества, к которому они, возможно, сбежали от исламской тирании за границей.

Однако, в любом данном социальном контексте, поскольку Ислам укоренятся здесь - увеличивающееся число последователей, строительство большего количества мечетей и "культурных центров," и т.д. - большая вероятность, что некоторое число ее сторонников отнесется к своим воинственным предписаниям серьезно. Это - проблема,  которой сегодня стоит перед Западом.

c. Что насчет жестоких мест в Библии? Во-первых, жестокие сцены в Библии не имеют отношения к вопросу о том жесток ли Ислам.

Во-вторых, жестокие сцены в Библии, однозначно ни в коей мере не предписывают совершать насилие против остальной части мира. В отличие от Корана, Библия - огромная коллекция документов, написанных различными людьми в разное время в различных контекстах, которая предоставляет намного большую свободу интерпретации. Коран, с другой стороны, пришел исключительно из одного источника: Мухаммед. Именно через жизнь Мухаммеда Коран должен быть понят, как говорит сам Коран. Его войны и убийства и отражают и сообщают значение Корана. Кроме того строгий буквализм Корана означает, что нет никакого места для интерпретации когда дело доходит до жестких запретов. Так же как  пример Христа, "принца Мира," по интерпретации Христианских священных писаний, также и пример военачальника и деспота Мухаммеда, в мусульманском понимании Корана.


d. Исламское "Преобразование" могло умиротворить Ислам? Как должно быть простым для любого, кто исследовал исламские источники, вынуть насилие из Ислама потребовало бы, чтобы это выбросило за борт две вещи: Коран как слово Аллаха и Мухаммеда как пророк Аллаха. Другими словами умиротворить Ислам потребовало бы его преобразования во что-то, что это не. Западное христианское Преобразование, которое часто используется в качестве примера, было попыткой (успешный или не), чтобы возвратить сущность Христианства, а именно, примера и обучения Христа и Apostles. У попытки возвратиться к примеру Мухаммеда были бы совсем другие последствия. Действительно, можно сказать, что Ислам сегодня проходит свое "Преобразование" с увеличивающейся деятельностью джихада во всем мире. Сегодня, мусульмане Salafi ("ранние поколения") школа делают точно это в сосредоточении на жизни Мухаммеда и его ранних преемников. Эти реформаторы известны их хулителям нарушающим Ваххаби термина. Таща их вдохновение от Мухаммеда и Корана, они неизменно расположены к насилию. Несчастный факт - то, что Ислам сегодня - то, что это были четырнадцать столетий: сильный, нетерпимый, и экспансионистский. Это - безумие, чтобы думать, что мы, в ходе нескольких лет или десятилетий, собираемся быть в состоянии изменить основное мировоззрение иностранной цивилизации.


Насильственный характер ислама должен быть принят как дано; только тогда будем мы быть в состоянии придумать соответствующие стратегические ответы, которые могут улучшить наши возможности выживания.

e. Что относительно истории Западного колониализма в исламском мире? После поражения Оттоманской армии вне Вены 11 сентября 1683 польскими силами, Ислам вошел в период стратегического снижения, в котором это было всецело во власти европейских полномочий. Большая часть dar al-ислама была колонизирована европейскими полномочиями, кто использовал их превосходящую технологию и эксплуатировал конкуренцию в пределах мусульманского мира, чтобы установить колониальное правило.

В то время как многие из методов Западных имперских полномочий в управлении их колониями были ясно несправедливы, это является совершенно негарантированным, чтобы расценить Западный империализм - как это часто - как местное преступное предприятие, которое является основанием современного негодования против Запада. Это происходило только из-за утвердительной роли Западных держав, что современные этнические государства, такие как Индия, Пакистан, Израиль, Южная Африка, Зимбабве, и т.д. приехали, чтобы существовать во-первых. Без Западной организации эти области, вероятно, остались бы хаотическими и племенными, поскольку они существовали в течение многих столетий.

Когда каждый смотрит на постколониальный мир, очевидно, что у самых успешных постколониальных стран есть общий признак: они не мусульмане. Соединенные Штаты, Австралия, Гонконг, Израиль, Индия, и южноамериканские страны ясно затмевают их постколониальных коллег с большинством мусульман - Ирак, Алжир, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, и т.д. - по примерно любому стандарту.

f. Как сильная политическая идеология может быть второй по величине и наиболее быстро растущей религией на земле? Не должно быть удивительно, что сильная политическая идеология оказывается настолько привлекательной для большой части мира. Сила притяжения фашистских идей была доказана через историю. Ислам комбинирует внутренний комфорт, предоставленный религиозной верой власть направленную наружу преобразовывающей мир политической идеологии. Как революционное насилие Коммунизма, джихад предлагает альтруистическое оправдание за проведение смерти и разрушения. Такая идеология естественно привлечет к этому людей с сильным нравом, поощряя ненасильственное поднять оружие непосредственно или насилие поддержки косвенно. Поскольку что-то популярно, едва делает это мягким.

Кроме того области, в которых Ислам растет наиболее быстро, такие как Западная Европа, были в значительной степени лишены их религиозное и культурное наследие, которое оставляет Ислам как единственную яркую идеологию доступным тем в поисках значения.
   
 


g. Действительно ли справедливо нарисовать все исламские философские школы как сильные? Исламские апологеты часто указывают, что Ислам не монолит и что есть расхождения во мнениях среди различных исламских философских школ. Это верно, но, в то время как есть различия, есть также общие элементы. Так же, как Ортодокс католик, и протестант Кристиэнс расходятся во многих аспектах Христианства, тем не менее они принимают важные общие элементы. Таким образом, это с Исламом. Один из общих элементов ко всем исламским философским школам - джихад, понятый как обязательство Ummah завоевать и подчинить мир от имени Аллаха и управлять этим в соответствии с Законом шариата. Четыре суннита Мэдххэбса (школы fiqh [исламская религиозная юриспруденция]) - Hanafi, Малики, Shafi'i, и Hanbali - все соглашаются, что есть коллективное обязательство на мусульманах вести войну с остальной частью мира. Кроме того даже философские школы внешняя суннитская ортодоксальность, включая Суфизм и Джафари (шиитская) школа, договариваются о потребности джихада. Когда дело доходит до вопросов джихада различные школы не соглашаются на таких вопросах как, нужно ли неверных сначала попросить преобразовать в Ислам прежде, чем военные действия смогут начаться (Осама бин Ладен попросил, чтобы Америка преобразовала перед нападениями Аль-Каиды); как грабеж должен быть распределен среди победных джихадистов; предпочтительна ли долгосрочная стратегия Фабиана (Стирающий Вашего противника) против dar al-harb для всеобщего лобного нападения; и т.д.


h. Что относительно больших достижений исламской цивилизации через историю? Исламские достижения в областях искусства, литературы, науки, медицины, и т.д. никоим образом не опровергают факт, что Ислам свойственно силен. Римские и греческие цивилизации произвели много больших достижений в этих областях также, но также и вырастили сильные традиции насилия. Давая мир блеск Верджила и Горация, Рим был также домом к бою gladiatorial, резне христиан, и, время от времени, необузданному милитаризму.


Кроме того достижения исламской цивилизации довольно скромны данный ее 1300-летнюю историю когда по сравнению с Западными, индуистскими, или конфуцианскими цивилизациями. Много исламских достижений были фактически результатом немусульман, живущих в исламской Империи или недавних новообращённых к Исламу. Один из самых великих исламских мыслителей, Аверроеса, столкнулся с исламской ортодоксальностью посредством его исследования неисламской (греческой) философии и его предпочтения Западным способам мышления. Как только dhimmi население Империи истощалось к середине второго тысячелетия нашей эры, Ислам начал свое социальное и культурное "снижение". Первоисточник (первоисточник были далее развиты/расширены автором 2083): http://jihad watch.org/islam101/ Грегори М. Дэвисом 1.7 Обзора 2: Ислам – Что Запад должен знать Оглавление 1. Введение 2. Нет никакого Бога, но Аллаха, и Мухаммед - свой пророк 3. Борьба 4. Расширение 5. Война - Обман 6. Больше чем Религия 7. Палата войны Этот документальный фильм фильма также доступна здесь: http://video.google.com/videoplay?docid=-871902797772997781 1. Введение Тони Блэр: Я хочу сказать наконец, поскольку я сказал много раз прежде, что это не война с Исламом. Это возмущает меня, как огромное большинство мусульман возмущает слышать Бин Ладена и его партнеров, описанных как исламские террористы. Они - террористы, чистые и простые. Ислам - мирная и терпимая религия, и действия этих людей святые противоречащий обучению Корана.

Джордж Буш: Мы уважаем Вашу веру. Это осуществлено свободно многими миллионами американцев и миллионами больше в странах, которые Америка считает как друзья. Его обучение является хорошим и мирным и те, кто передает зло от имени Аллаха, поносят имя Аллаха.

Билл Клинтон: Наши действия не были нацелены против Ислама. Вера сотен миллионов хороших, миролюбивых людей на всем свете включая Соединенные Штаты. Никакая религия не потворствует убийству невинных мужчин, женщин и детей. Но наши действия были нацелены на фанатиков и убийц, которые обернули убийство в покров справедливости и при этом осквернили большую религию, в имени которой они утверждают, что действовали.


Серж Трифкович, Редактор Иностранных дел, Журнал Хроник, тенденция западных политических лидеров отрицать связь между Ортодоксальной исламской Господствующей тенденцией и террористическим насилием копируется в университетах и СМИ везде, где Вы смотрите и в Западной Европе и в Северной Америке.

У членов элитного класса есть тенденция объявить, что Ислам является мирным и терпимым, и те мусульмане, связанные с насилием, являются не представительной группой.


Я действительно ценил бы, если люди, которые вносят такие претензии, могли тогда объяснить непрерывность насилия от самого начала дня Ислама с самых ранних дней пророка Мухаммеда и его непосредственных преемников в течение 1300-ого столетия зарегистрированной истории.


Роберт Спенсер, Автор, Представленный Ислам, Директор Jihadwatch.org Делает Ислам и исламская цивилизация фактически санкционируют насилие, что мы видим быть совершенным на его имя во всем мире? Если бы мы собираемся быть честными об этом, мы должны были бы ответить на абсолют да. Исламские источники, исламские тексты, начинающиеся с Корана, но не ограниченный Кораном, исламскими текстами включая хадис, исламской традицией, исламским богословием, мусульманским правом, традициями интерпретаций Корана на протяжении всей истории и исламской истории непосредственно; Все являются свидетелем факта, что у Ислама есть развитое богословие доктрины и закон, который передает под мандат насилие над неверующими.

Бэт Е'ор, Автор – Dhimmi: евреи и христиане под Исламом происхождение находятся, конечно, в мусульманском желании наложить во всем мире; единственная религия – только что религия – который является Исламом и подавлением всех других религий, чтобы установить правило Аллаха во всем мире. Это - религиозная обязанность, которая связывает целое сообщество, и которую мусульманское сообщество обязано наложить, потому что они обязаны повиноваться заказу Аллаха, и это - желание Аллаха как выражено в открытии Quranic.


Абдулла-Араби – Директор, Ручка против Публикаций Меча, я полагаю, что те террористы, которые хотят причинить вред другим, применяют истинный Ислам, кто был осуществлен Мухаммедом и его последователями на ранней стадии Ислама.

Абдулла-Араби – Директор, Ручка против Публикаций Меча, я полагаю, что те террористы, которые хотят причинить вред другим, применяют истинный Ислам, кто был осуществлен Мухаммедом и его последователями на ранней стадии Ислама.
Абдулла-Араби – Директор, Ручка против Публикаций Меча, я полагаю, что те террористы, которые хотят причинить вред другим, применяют истинный Ислам, кто был осуществлен Мухаммедом и его последователями на ранней стадии Ислама.

2. Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк его. (Роберт Спенсер) В исламском богословии пророка Мухаммеда рассматривают как "al-insan al-kamil" - совершенного человека. Чем больше мусульманин походит на него, тем он лучше. Таким образом, пророк Мухаммед почитается сегодня в исламском мире как "образец" поведения человека.

(Абдулла Аль-Араби) Как иллюстрация, следующие примеры от Мухаммеда, вдохновляющие современные палестинские группы к борьбе в рамках джихада против евреев в Палестине.

Авторитетная исламская История – Жизнь Рэзула Аллаха Muhammad/Sirat – Мухаммедом бин Ишеком (d 773 нашей эры). Отредактированный Абдулом Маликом бин Хишемом (d 840 нашей эры). Переведенный профессором Альфредом Гийомом (1955).

Жизнь Мухаммеда – P 464 Они сдались, и Апостол ограничил их в Медине, Тогда Апостол вышел в рынок Медины и вырыл траншеи в этом.

(Роберт Спенсер) Другой пугающий пример сегодняшнего влияния Мухаммеда на исламский мир недавно иллюстрировался египетским лидером радикальной мусульманской партии..  Недавно он написал что не может поверить, что против обезглавливаний в Ираке возражали мусульмане. Они не могли не знать, что пророк Мухаммед лично обезглавил от 600 до 900 мужчин, членов еврейского племени Quraiza в Аравии после того, как он победил их. Разве они не понимают, что если пророк сделал это, то это должно являться примером как поступать? Таким образом, моджахеды в Ираке, которые обезглавливали людей, просто поступали по примеру пророка.

Таким образом мы видим, что сам пророк Мухаммед участвовал во многих сражениях и набегах и совершал обезглавливания, он приказал убить нескольких его политических противников и он вел себя вообще как типичный военачальник 7-ого столетия. Проблема в том, что когда такого рода поведение рассматривать в контексте 21-ого века, то что вы получаете - это террористы.


Коран занимает место, у которого нет аналога в Западной цивилизации. Мусульмане и традиционное исламское богословием полагают Коран непосредственным словом Аллаха, данным через Ангела Гавриила пророку Мухаммеду. Таким образом, каждое слово Корана - слово самого Аллаха. Кроме того, каждое слово Корана , если оно не отменено другим разделом самого Корана, дано навсегда и не может быть подвергнуто сомнению, не может быть преобразовано, не может быть изменен в рамках ислама. Это означает, что умеренные мусульмане, мирные мусульмане, если они являются искренними, должны полностью отклонить "буквальность" Корана, и следовательно выйти из сферы того, что считали истинным Исламом на протяжении всей истории. Сделать так означает отклонить базовую предпосылку Ислама: что это книга которую диктует Аллах, и она является совершенной копией совершенной книги “Умм Аль - Китаб”, матери Корана, которая существовала с Аллахом на небесах вечно.


Благородный Коран, Перевод с вводными заметками доктора Мухаммеда Таки-дю-Дина Аль-Хилали и д-р

Мухаммеда Мухсин Хана.

Сура 98 Стихов 6 Поистине, те, кто не поверил (в религию Ислама, Корана и пророка Мухаммеда) из числа People Священного писания (евреи и христиане) и Аль-Мусрхикун (другие неверующие) будут пребывать в Огне Ада. Они - он худший из существ.

Серж Трифкович Так Коран - просто ряд прямых заповедей, описаний, иногда очень искаженных описаний Иудаизма и Христианства. Из-за природы тех заповедей второе "тело" для исламской интерпретации - хадис, традиция пророка Мухаммеда.

Роберт Спенсер, хадис абсолютно необходим, чтобы иметь любой смысл Корана, потому что Аллах обращается к Мохаммаду в Коране, и они говорят об инцидентах в жизни Мухаммеда, но они не заполняют детали рассказа. Вы должны пойти в хадис, традиции пророка Мухаммеда, чтобы понять то, что говорится в Коране и почему. Хадис - много объемов традиций пророка, различных мусульманских ученых, начинающихся в 8-ом столетии, который является некоторым продолжительным временем после жизни Мохаммада, который умер в 632. Они начали собирать эти традиции и попытку к окну подлинные от недостоверного. С исламской точки зрения, если что-то Мухаммед сказало или сделало, зарегистрирован в тех книг тогда, у нее есть власть, вторая только к Корану. И в тех книгах есть великое, что иллюминаты, что говорит Коран и как это применимо к мусульманам в присутствии.


Авторитетные Традиции пророка Мухаммеда – хадис Сахиха Аль - Букари, переведенного с Вводными Примечаниями доктором Мухаммедом Махсином Ханом.


Сахих Аль - Букари Воль 4, Книга 52, хадис 53 Пророк сказал; ”Никто, кто умирает и считает хорошим от Аллаха (в будущей жизни) не хотел бы возвратиться к этому миру, даже если бы ему дали целый мир и независимо от того, что находится в этом.


… кроме мученика, который, при наблюдении превосходства мученичества, хотел бы возвратиться к миру и быть убитым снова (в Причине Аллаха).


Пророк сказал, ”Единственная попытка (борьбы) в Причине Аллаха днем или утром лучше чем весь мир и независимо от того, что находится в этом.” Серж Трифкович С тех пор нет никакого смысла естественной этики в Исламе, в который Вы должны войти к Корану или хадису, чтобы узнать то, что позволено и чему не разрешают Роберта Спенсера, И в тех книгах у нас есть очень ясные инструкции от Мухаммеда, что это - обязанность каждого мусульманина встретить неверующих на поле битвы, чтобы пригласить их или принять Ислам или принять второй класс статус Dhimmi в исламском государстве. Если они откажутся от обеих альтернатив тогда, то они будут вести войну против них.

Сура 9 Стихов 29 Борьбы против тех, кто верит не в Аллаха, ни в Прошлый День, ни запрещает это, которое было запрещено Аллахом и Его Посыльным.

… и борьба против тех, кто признает не религию правды (то есть, Ислам) среди People Священного писания (евреи и христиане), пока они не платят Jizyah (Налог для евреев/Христиан) с согласным подчинением и чувствуют себя подчиненный.


Коран разломан на две секции, каждого называют Меккой, что означает то, что было вдохновлено Мухаммеду в Мекке, и каждого называют Мединой, что было вдохновлено Мухаммеду в Медине.


В Мекке Вы находите многие из мирных Стихов, Мохаммад имел обыкновение жить с еврейским и христианским сообществом в мире и гармонии. Те Стихи почти неизменно относятся ко времени начала пророческой карьеры Мухаммеда и его родного города Мекки, где он был бессилен, где он только начинал привлекать последователей.

Абдулла-Араби – Директор, Ручка против Публикаций Меча Только родственники и друзья приняли религию тогда. У него есть много противников, таким образом, открытия того времени являются очень мирными. Это все изменения с учреждением теократического государства Мухаммеда впускало город Медину. Он становится военачальником и главой тоталитарного государства, он становится очень богатым и влиятельным и очень нетерпимым, и затем многие из этих ранних Стихов аннулированы.

В Суре 2 Стиха 106 Аллаха говорит, что, если я аннулирую Стих, я дам Вам тот, который лучше.

Сура, которую 2 Стиха 106 Безотносительно Стиха (открытие), мы аннулируем или вызываем, чтобы быть забытыми, мы приносим лучший или подобный этому. Знайте Вас не, что Аллах в состоянии сделать все вещи? Роберт Спенсер Это - основание, фонд доктрины Quranic "Naskh", который является отменой.


И это - идея что, когда есть Стихи, которые являются противоречащими в Коране тот, который показан, позже хронологически лучше, поскольку Аллах обещал и отменяет более ранний.

Валид Шоебэт – Бывший мусульманин и член Организации освобождения Палестины Бригада Фатха, Автор; Почему я Левый джихад Теперь насилие началось, теперь Вы должны были весить между мирными Стихами и немирными Стихами. Результат состоял в том, что мирные были сделаны не имеющими законной силы.

Серж Трифкович, Это - действительно очень любопытное понятие для немусульманина, чтобы принять понятие, что Бог может передумать о теме. Он может выпустить один судебный запрет в нашей эры 614; Сура 2 Стиха 256 нет никакого принуждения (то есть, принуждение) в религии.


И затем совсем другой в нашей эры 627; Сура 9 Стихов 5 Убивают неверующих везде, где Вы находите их. …, Но если они раскаиваются и принимают, Ислам … тогда оставляет их путь свободным.

Но это действительно, что произошло в Исламе.

Роберт Спенсер, очень важно понять, что Коран не устроен хронологически, это устроено на основе самой длинной главы к самому короткому.


Серж Трифкович, Таким образом, Вы найдете в книге непосредственно некоторые из этих более терпимых Стихов в более позднем пункте в книге чем очень нетерпимые, защищающие насилие и покорение неверных. Но это не означает, что они возникли позже на вполне обратном. Это - поэтому те, которые приехали в "Медину", которая сохраняет их законность и тех, которые приехали рано в Мекку, которые были аннулированы.

Валид Шоебэт, мирные Стихи стали не имеющими законной силы по сравнению со Стихами Меча.


Роберт Спенсер у Традиционного исламского богословия есть это, что девятая глава Корана – Сура 9, является последним, показанным в карьере пророка. И это - единственный, который не начинается; От имени Аллаха сострадательное, милосердное. Некоторые сказали поэтому нет никакого сострадания или милосердия в этой особой главе и что это - последнее слово Корана на джихаде и в особенности на том, как мусульмане должны вести себя к неверующим. В этом знаменитый Стих Меча.

Валид Шоебэт Так, что делает Стих Меча, говорит? Это очень ясно; Убейте людей книги (христиане и евреи) везде, где Вы находите их, осаждаете для них, кладете засаду для них, убиваете их везде, где Вы находите их. Фактически, я преобразовал в Христианство, Мохаммад ясно заявил, что на конце дней будут многие, кто дезертирует от веры, убивает их, когда Вы видите их везде, где Вы находите их. Так это действительно ли вопрос - Запад, должен понять, какую часть убийства разве они не понимают? 3. Борьба Кондолиза Райс; Мы - страна, которая судит людей не по их религиозным верованиям и не по их цвету, а фактом, что мы - все американцы так, чтобы была первая часть сообщения. Вторая часть сообщения - то, что у нас есть много друзей во всем мире, которые мусульмане, у нас есть страны, которые являются длинными друзьями Соединенных Штатов, которые имеют исламскую веру, и президент хотят, чтобы это было очень ясно, что это не война цивилизаций, это не война против Ислама. Это - война против людей, которые разными способами извращают то, что обозначает Ислам.

Ислам обозначает мир и стенды для отказа от насилия.


Роберт Спенсер Ислэм и исламская цивилизация уникальны в их позиции против неверующих. Ислам - единственная религия в мире, у которого есть развитое богословие доктрины и закон, который передает под мандат насилие над неверующими. Это без сомнения, что есть мирные мусульмане, что есть мусульмане во всем мире, которые умеренны, кто живет в гармонии с их немусульманскими соседями и не имеет никакого намерения когда-либо проведения войны против них ни в каком случае. Но факт - то, что у них есть очень тонкое оправдание за их собственную мирность в пределах исламских источников непосредственно. Они только в мире с их соседями, насколько они или неосведомлены о том, что Ислам преподает тому, как мусульмане должны вести себя к неверующим, или они явно и сознательно отклонили те элементы Ислама. Вкратце есть мирные и умеренные мусульмане, но никакой мирный и умеренный Ислам.


Идея, что Ислам - религия мира однако, как это ни парадоксально даже проводится самым сильным и радикальными из мусульман. Sayved Qutb, египетский мусульманский теоретик (1906-1966, написал Ислам и Универсальный Мир), чьи письма уважаются радикальными мусульманами и террористами сегодня. Он написал и настоял, что Ислам - религия мира. Когда Вы изучаете его письма, становится ясно, что он подразумевал, что Ислам посвящен установлению гегемонии мусульманского права во всем мире. То, когда та гегемония будет установленным миром, будет править в мире. Поэтому, Ислам - религия мира.

Валид Шоебэт, проблема состоит в том, что мирные мусульмане не понимают "указы", который выходит из юриспруденции Ислама. Если Вы смотрите на интерпретацию этих Стихов в университете Аль-Ажара, в исламских школах шариата в Иерусалиме, в Иордании, В Сирии, В Дамаске, всех всюду по Ближнему Востоку, юриспруденция Ислама ясно заявляет, что Стих Меча делает мирные Стихи не имеющими законной силы. Так, что делает Стих Меча, говорят? Сура 9 Стихов 5 Тогда, когда священные месяцы (1-ые, 7-ые, 11-ые, и 12-ые месяцы исламского календаря) прошли, затем убейте Mushrikun (неверующие) везде, где Вы находите их, и захватили их и осаждаете их, и готовите к ним каждую засаду. Но если они раскаиваются и выполняют Iqamat-as-Salat (Исламские молитвы), и дают Zakat, затем оставляют свой путь свободным. Поистине, Аллах является Часто прощающим, Наиболее Милосердным.


Валид Шоебэт, Убейте их, когда Вы видите их, везде, где Вы находите их. Это не аллегорическое убийство, это - буквальное убийство. Убийство Zarqawi прямо перед камерой, суд Линча, который Вы видите в Рамалле, убийство больше чем миллиона суданцев, порезав руки и ноги от противоположных сторон. И вот дилемма. Даже мирный Стих, который указан Бушем, Стих, идет следующим образом; Кто бы ни убивает жизнь без правого дела, или для того, чтобы сделать вред на земле тогда он убил всю землю.


Вы сочтете тот же самый Стих в Иудее библейской традицией, но большинством остановки Западных жителей после того Стиха. Это продолжается; Но те, которые делают вред на земле, затем порезали их руки и их ноги от противоположных сторон и мучают их. И именно это Вы видите, происходят в Афганистане, в Судане, огромном количестве распятий на кресте, убийств и beheadings. Есть также ампутации и общественные убийства. Они действительно хотят восстановить Ислам, поскольку он имел обыкновение быть. Это - то, почему они называют это исламским фундаментализмом.

Сура 5 Стих 33 Воздастся тем, которые воюют с Аллахом и Его посланником и стараются на земле вызвать нечестие, они будут убиты, или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли.
Это - их позор в этом мире, и большое мучение их в будущей жизни.

Сахих Аль-Бухари Вол, 8, Книга 82, хадис 795 Пророк отрезал руки и ноги мужчин, принадлежащих племени Uraina, и не прижигал их истекающие кровью конечности, пока они не умерли.

Валид Шоебэт Во взглядах Ислама, гарантия Вашего спасения умирает как мученик. В соответствии со Стихом в Коране; ”Не думайте, что те, которые умирают в джихаде, мертвы, но живут”. Таким образом, это гарантирует спасение.

Роберт Спенсер Это - исчисление позади современной террористической атаки, современные мусульманские защитники, скажет; “Ислам запрещает самоубийство”, и это явно нечестно, потому что все защитники террористических атак в исламском мире начинают, говоря; “Это не самоубийство”. Намерение человека не состоит в том, чтобы убить себя. Намерение человека состоит в том, чтобы убить других. И это санкционировано, потому что это - исламский джихад. И если они в процессе убиты непосредственно, это - неизбежное последствие их действий, и они будут вознаграждены наградой мучеников в раю.


Серж Трифкович, Коран соглашается с довольно небесной наградой за джихадиста, который падает, борясь в пути Аллаха. Ему предоставят мгновенный доступ к раю, и мусульманский рай - чрезвычайно чувственный. Это полно “whories” – темнокожие пятнистые красавицы (72 девственницы), который будет ждать мученика и удовлетворения, которое следует, бесконечно.

Роберт Спенсер: Коран не содержит никаких гарантий рая, за исключением тех, которые призывают убивать и быть убитым во имя Аллаха.

Сура 9 Стихов 111 Поистине, Аллах купил сторонников их жизни и их свойства; за цену, что их должен быть Раем. Они борются в причине Аллаха, таким образом, они убивают других и убиты.

Тогда радуйтесь сделке, которую Вы заключили. Это - высший успех.

Роберт Спенсер Другими словами, гарантии рая для людей, которые убиты, в то время как они убивают, чтобы установить гегемонию Аллаха или мусульманского права в мире.

Джихад может быть духовным или физическим. Духовный джихад стремится быть лучшим мусульманином. Физический джихад - однако что-то, что не может быть проигнорировано.


Валид Шоебэт Джихэд в Исламе имеет в виду борьбу. Это - буквальное значение слова. Но то, что не понимает Запад, - то, что есть больше чем 100 хадисов о джихаде. И если Вы смотрите на каждых из них, они все содержат меч, войну или военное усилие.


Серж Трифкович, Это - очень опасный элемент исламского обучения, потому что сейчас же удовлетворение от мученичества - привлекательное понятие. То, когда так называемая операция мученика выполнена f. примером ХAMAC, о чем объявляют от минаретов в Мечетях, не является смертельными случаями человека “x”, кто выполнил нападение, но свадьбу человека “x” к whories (70 девственниц). Другими словами они немедленно делают значение, что семья “x’s” человека, родители и т.д., вместо крика и носит траур по исчезновению, и конец его физической жизни должен вместо этого праздновать, быть счастливым и устроить вечеринку, потому что их сын теперь не только транспортируется к раю, но приветствуется там 70 девственницами.


Валид Шоебэт, слово Shaheed означает свидетеля, чтобы свидетельствовать. Свидетельствовать, что нет никакого Бога, но Аллаха и Мухаммеда, - его посыльный. И Вы умираете как Shadeed по той причине. Вы - свидетель, мученик. И мученик становится прославленным. Вы - семья, прославит Вас после того, как Вы умираете.


Как мусульманский фундаменталист, живущий на Ближнем Востоке, Вы должны быть начаты. Вы должны в основном убить своего первого еврея или разрушить Вашу первую Сионистскую инфраструктуру. Вы должны доказать без тени сомнения, что Вы достойны. И есть вполне достаточное количество студентов, подростков, мужчин, которые готовы умереть смерть мученика, готовая помещать взрывчатые вещества. Заявления мученика заполнены. Есть много претендентов. Есть недостаточно многие бомбы, чтобы выполнить претендентов. И войти в одну из тех миссий Вы должны быть сильным кандидатом, Вы должны быть достаточно жестокими, Вы, должно быть, присоединились к каждой демонстрации в улицах Иерусалима в Вифлееме, Вы должны показать, что Вы достойны большей операции. Если Вы собираетесь умереть или берете внимательное количество риска, Вы боретесь между требованиями Вашего исламского воспитания и между фактами, что Вы оцениваете свою жизнь.

4. Ислам Экспэнсайона Роберта Спенсера понимает свою земную миссию расширить закон Аллаха по миру силой.


Теперь это отлично от распространения религии силой. Мусульмане часто с негодованием отрицают, что Ислам был распространен мечом, поскольку старое выражение идет и что любой когда-либо вынуждается преобразовать в Ислам. Принудительные преобразования - постоянный признак исламской истории, но им технически запрещает мусульманское право. Идея в Исламе состоит в том, что мусульмане должны вести войну, чтобы установить гегемонию мусульманского права. Не все будут вынуждены стать мусульманскими, но немусульмане будут понижены к второму статусу класса. Они не будут в состоянии жить в обществе, как равняется мусульманам, и это - ответственность мусульман во всем мире, чтобы бороться, назначить такое общество.


Сахих Аль-Бухари – Vol 4, Книга 53, хадис 392, В то время как мы были в Мечети, Пророк, вышел и сказал, ”Давайте пойдем к евреям”. Мы вышли, пока мы не достигли Bait-ul-Midras. Он сказал им, ”Если Вы охватите Ислам, то Вы будете безопасны. Вы должны знать, что земля принадлежит Аллаху и Его Апостолу, и я хочу выслать Вас из этой земли. Так, если кому-либо среди Вас принадлежит некоторая собственность, ему разрешают продать ее, иначе Вы должны знать, что Земля принадлежит Аллаху и Его Апостолу.

Бэт Е'ор, мусульмане видят расширение джихада как война, освобождающая неверных от их неверности и привилегии для них вступить в религию Ислама и оставить их неправильную веру. Таким образом, джихад замечен как польза, которая дана неверному населению, чтобы изменить их пути и преобразовать в истинную религию; Ислам.

Сура 8, Стих 67 Это не для Пророка, что он должен иметь военнопленных (и освободить их с выкупом), пока он не сделал большую резню (среди его врагов) на земле. Вы желаете пользы этого мира (то есть деньги выкупа для того, чтобы освободить пленников), но желания Аллаха (для Вас) будущая жизнь. И Аллах Все-могущественный, Все-мудр.


Валид Шоебэт В мусульманских взглядах, в мусульманском шариате, путь мир изображен в двух зданиях; палата Ислама или палата войны. Таким образом, целый мир находится под этими двумя зданиями. Если Вы не мусульманин, Вы находитесь под палатой войны. На Западе сказали бы исламские апологеты; нет, это не точно. это - палата Мира и палата Ислама. И фактически это не точно, если Вы смотрите в хадисе и если Вы смотрите, что прибывает из самой высокой юриспруденции на Ближнем Востоке, это - то, что преподается.

Бэт Е'ор Теперь неверное население рассматривает эту войну как направленную на геноцид войну с тех пор, как она описана мусульманскими историками джихада так же как чрезвычайно многочисленными христианскими источниками, эта война проводилась в большой свирепости, целые города были даны до резни, все население было выслано в рабстве или уничтожено.

Сахих Аль-Бухари – Vol 4, Книга 53, хадис 386 Умэра послал мусульман в большие страны, чтобы бороться с язычниками. …, Когда мы достигли земли врага, представитель Khosrau (Персия) выпустил сорок тысяч воинов, и переводчик разбудил высказывание, ”Позвольте один из Вас говорить со мной!” Аль-Мугхира ответила, что … ”Наш Пророк, Посыльный нашего Бога, приказал, чтобы мы боролись с Вами, пока Вы не поклоняетесь одному только Аллаху или даете Jizyah (дань), и наш Пророк сообщил нам, что наш Бог говорит: Кто бы ни среди нас убит (мучивший), пойду в Рай, чтобы провести такую роскошную жизнь, поскольку он никогда не видел, и кто бы ни среди нас остается живым, стану Вашим владельцем.

Бэт Е'ор, было две больших волны джихада; арабские волны, которые начались в 7-ом столетии и в причине только одного столетия, Обратили в мусульманство огромные территории, главным образом христианскую территорию от Португалии до Армении, но также и Персии. Ирак был в это время христианин на севере и еврей/Христианин на юге.


Первая волна 634 нашей эры Сражение Басры (христианские/Еврейские) 635 нашей эры Дамаск Завоевал 636 нашей эры, Ctesiphon Завоевал 637 нашей эры, Иерусалим Завоевал 641 нашей эры, Александрия Завоевала 666 нашей эры, Сицилия Завоевала 670 нашей эры, Кабул Завоевал 698 нашей эры, Карфаген Завоевал 711 нашей эры южной Испании, Завоеванной 720 нашей эры Нарбонн (Южная Франция) Завоеванный 732 нашей эры Сражение Пуатье – мусульманский Прогресс Остановленная Вторая волна 1064 нашей эры, Армения Завоевала 1071 нашей эры Сражение Manzikert 1331 нашей эры Nicaea Завоеванный 1453 нашей эры Constantinople Завоеванный 1460 нашей эры Греция Завоеванный 1389 нашей эры Сражение Косово 1521 нашей эры Белград Завоеванный 1683 нашей эры Осада Вены – мусульманский Прогресс остановился, вторая волна Исламизации началась в одиннадцатом столетии с турецких племен.

Все области Восточной Европы, Анатолии, которая была местом христианской Византийской Империи (Теперь Турция), Греция, Сербия, Болгария, Румыния. Все страны вокруг Средиземноморья, которые однажды были христианскими, стали исламской Империей.


Эта турецкая волна продлилась с одиннадцатого столетия до семнадцатого столетия, где Оттоманская армия была остановлена в воротах Вены в 1683.

Crusades 1095-1270 нашей эры Серж Трифкович, Crusades не поняты в мусульманском мире сегодня очень по-другому к способу, которым они поняты в Западной академии и среди Западного элитного класса. Оба говорят о Crusades как об агрессивной войне завоевания христианской Европой против мирных невинных мусульман. Можно спросить однако, что те мусульмане делали в Святой земле во-первых. То, что произошло, было то, что Мухаммед и его преемники положили серию войн завоевания и в одном таком нападении в 624 нашей эры Святая земля – Палестина, Иерусалим был завоеван мусульманами. Тогда турки Seljuk начали вмешиваться в способность христианских паломников пойти в Святую землю, Иерусалим. Когда их физическая безопасность больше не гарантировалась, западные христиане действовали не только как перезавоеватели Святой земли, которая была однажды их, они также действовали вполне справедливо, можно было бы сказать как защитники их святых мест. Защитная война в случае мусульман - даже война завоевания. Они обязаны распространить Ислам, но землю, которая когда-то была мусульманской, в особенности должен быть повторно завоеван, и джихад - законное название той войны завоевания.

Они никогда не могли принимать государства Участника общественной кампании в Antioch и Иерусалиме, потому что они были ”dar al-harb” или “палата войны” – восстановлены в ””al-ислам Dar” или ”палату Ислама”. Это - современный аспект израильско-палестинского конфликта, о котором много Западных жителей не полностью осведомлены.

Точно та же самая психология, которая побудила Saladin и других бороться с Crusaders, теперь мотивирует ХAMAC. В обоих случаях это не только вопрос националистического желания арабов выслать европейцев и еврейских поселенцев. Это - также обязательство Quranic всех хороших мусульман удостовериться, что земля, которой однажды управляют мусульмане, вернется к их правилу снова.


От британского историка Илера Беллока – Great Heresies – 1938” … Это всегда казалось мне возможным, и даже вероятным, что было бы восстановление Ислама и что наши сыновья или внуки будут видеть возобновление той огромной борьбы между христианской культурой и что было больше тысячи лет ее самым великим противником.” ”Предположение, что Ислам может повторно возникнуть фантастические звуки – но это - то, только потому, что мужчины всегда сильно затрагиваются непосредственным прошлым: - можно было бы сказать, что они ослеплены этим …”, "Но не так давно, меньше чем за сто лет до того, как Декларация независимости … Вена была почти взята и только спасена христианской армией под командой Короля Польши … в дату, которая должна быть среди самого известного в истории - 11 сентября 1683, Роберт Спенсер 11-ого сентября 1683, осада Вены была сломана. Это было звездным часом исламского расширения джихада в Европу. После того, как тот Ислам вошел в снижение, и исламский мир был колонизирован и в решительно ослабленном государстве. Это кажется вероятным, почти бесспорным, насколько я обеспокоен, что Осама бин Ладен хотел 11 сентября в 2001 сигнализировать, что снижение исламского мира было закончено и что джихадисты вернулись и что они собирались поднять, где они уехали в Вене в 1683.

Серж Трифкович, Если мы смотрим на архитектурные пластины между исламским миром и неисламским миром сегодня, мы замечаем что-то очень интересное. У этого даже очень dI’Verse мусульманские общества, которые не могут быть легко заклеймены под одним лейблом цивилизации, есть что-то общее, и это - тенденция, что они находятся в конфликте с их соседями. Если мы смотрим на противоположность, превышают Ислама, мы видим, что Восточный Тимор был индонезийскими мусульманами, убитыми одна треть населения этой бывшей португальской колонии, кто католики. На южных Филиппинах чрезвычайно сильное исламское восстание постепенно наращивало прошлые годы. В Индонезии непосредственно у нас были религиозные конфликты в Островах Специи, где христианское меньшинство подвергается риску исчезновения. У нас есть очень активные исламские движения и в Таиланде и в Китае, Xingjian. На индийском субконтиненте история трагична действительно, это - то, где индуистский Холокост имел место в средневековые времена, небольшой известный эпизод в истории Ислама в Западном мире, но тот, который оставил глубокую травмирующую марку на людях области и где конфликт все еще присутствует в области Кашмира. В Африке есть постоянная война в Судане, который продолжался с 1987.

Трудно оценить число жизней, которые требовались, но его наиболее вероятные несколько сотен тысяч. Есть постоянная неустойчивость в Нигерии между возродившимися центральными северными государствами, которые все более и более оказывают давление на правительство в принятие Закона шариата как закон земель в тех областях. И конечно есть Мавритания, где мусульмане постоянно борются против немусульманских южан. Тогда есть, конечно, Кавказ-Чечня, и в Европе непосредственно у нас есть конфликт в бывшей Югославии между боснийскими мусульманами, сербами и хорватами и конфликтом между албанцами, сербами и македонцами и вполне возможно в пределах не слишком долго конфликт между албанцами и греками. Если мы устраняем эти конфликты, Чечню, Балканы, Судан, мир - довольно мирное место. Если бы мы устраняем из террористического уравнения, террористические акты, выполненные мусульманами прошлые 5 лет, мы приехали бы, чтобы понять, что война с терроризмом является ненужной, потому что террор не очень большая проблема.

5. Война - Обман Сенатор США из Невады; я был на полу прежде, чем говорить об Исламе и каково большая религия это. Я сказал, прежде и я повторяюсь; основные врачи моей жены - два члена исламской веры, ее терапевт и человек, который выполнил хирургию на ней. Я знаю их хорошо, в их домах, социализированных с ними, говорил об очень серьезных вещах с ними; мы помогли друг другу с семейными проблемами. Я был в новую Мечеть с ними в Лас Вегасе. Они - замечательные люди с великими семьями, и я приехал, чтобы понять, что Ислам - хорошая религия, это - хороший образ жизни, у людей есть хороший медицинский кодекс, поскольку их религия диктует, и у них есть большие духовные ценности, поскольку их религия диктует. Это слишком плохо, что есть некоторые люди, неверно направленные люди, во всем мире пытаясь испортить этой очень прекрасной религии. Я полагаю, что они не могут дать этой религии дурную славу; Я думаю, что власть этой религии и власть людей в этой религии преодолеют этих злых людей, которые используют эту прекрасную религию, чтобы сделать плохие вещи невинным людям.


 


Роберт Спенсер Ислэм - религия и является политической системой, которая диктует, что нужно выполнить войну против неверующих, пока они или не преобразовывают или подчиняются. Это - оправдание, которое во всем мире используют террористы, для какого они делают, и то оправдание основано на основных элементах исламской традиции. Тот являющийся имеющим место; для умеренных мусульман, мирных мусульман очень трудно встать в пределах исламского сообщества и сказать; это не часть Ислама. Они только делают так из сознательного обмана, намеревающегося ввести в заблуждение Западных жителей в соответствии с исламской доктриной "Taqiyya" - религиозный обман, или они делают так на основе того, чтобы просто быть не сознающим то, что фактически преподает Ислам.

Сахих Аль-Бухари – Vol 4, Книга 52, хадис 269 Пророк сказал; ”война - обман.” Абдулле-Араби, Лежащему, вообще говоря, не разрешают в Исламе. Но в отличие от других религий есть определенные ситуации, где мусульманин может лгать, и это было бы приемлемым, даже поощренное. Это понятие называют "аль-Такийя", что означает "предотвращение". Таким образом, мусульманину разрешают лгать, чтобы предотвратить вред, который может прибыть к нему, его группе или Ислэму Роберту Спенсеру, Когда каждый испытывает давление, можно лгать, чтобы защитить религию. Это преподается в Коране, Главе 3, Стихе 28 и Главе 16, Стих 106.


Абдулла-Араби Там - определенные условия для того, чтобы лгать. Мусульманин может лгать по причине Ислама, может лечь его семье, чтобы сохранить мир, таким образом, он может лгать своей жене. Мусульманин может лгать своему поддерживающему мусульманину, чтобы сохранить мир в обществе.


Сам Мохаммад приказал, чтобы люди лгали. Когда люди, которых он приказал, чтобы пойти и убить кого-то, они сказали ему; мы не можем убить их, если мы не лежим тому человеку. Он сказал; хорошо, прекрасный, лгать.


Жизнь Мухаммеда – P 367 Апостол сказал …, "Кто избавит меня от Ibnul-Ashraf?” Мухаммед бин Мэслама, брат Бани Абдула-Ашела, сказал, ”Я буду иметь дело с ним для Вас, O Апостол Бога, я убью его”. Апостол сказал; ”Сделайте так, если Вы можете.” … Он сказал, ”Апостол O Бога, мы должны будем сказать неправду.” Он ответил; ”Скажите, что Вы любите, поскольку Вы свободны в вопросе.” Серж Трифкович, представитель Ислама в Западном мире знает, как играть в игру. Они знают, как представить их причину в пути, который не только расценен как приемлемый общественной господствующей тенденцией, но также и разумный и только. Они обратятся к демократическим институтам и их правам человека в полном знании, в котором данный власть сделать так, они отменят те учреждения и откажут тем правам другим.


Сахих Аль-Бухари – Vol 7, Книга 67, хадис 427 ”Аллахом, и желающим Аллахом, если я даю клятву и позже нахожу что-то еще, что лучше чем это, тогда я делаю то, что лучше, и искупите мою присягу.” Валид Шоебэт – Личные опыты вокруг совершения "аль-Такийя", Когда я имел обыкновение работать переводчиком в Колледже Люка в Чикаго, мы устроили мероприятия по сбору средств для движений Jihadi, Организация освобождения Палестины, являющаяся одной из тех организаций. Мы раздали и поместили объявления для случая на стенах Колледжа. И я помню на арабском языке, это были бы в основном факты; принесите Вашим друзьям, мы намеревались поднять фонды, чтобы поддержать наших братьев Jihadi в Ливане во время борьбы в южном - Ливан против Израиля. И затем прибывает английская часть. В английской части это был бы стандарт; мы провели бы ближневосточное культурное мероприятие, Вы - все приветствие, мы будем подавать ягненка и ”baklava” …, Таким образом, Запад действительно не будет постигать величину “социального обмана”, который продолжается в каждом аспекте общественной жизни, даже от умеренных мусульман. Когда мы собираемся как группа, наши беседы отличаются. Как только Западный житель вошел бы в сцену тогда целые изменения беседы. Это становится совместимым с западными умами.

Когда я имел обыкновение идти в работу, я работал на американскую компанию во время Войны в Персидском заливе, все будут толпиться вокруг телевизоров, как только был ракетный удар порыва Riad или что-то как этот, и все будут обезумевшими, недовольными, если порыв приземлится в американском лагере. И я был бы среди своих американских коллег и сказал бы;“ об очень жаль я сожалею, что у нас была потеря жизни”. Из расстройства от необходимости держать правду того, что я действительно чувствовал, что буду катиться по окну на своем пути домой на автостраде и кричать столь же громкий, как я мог; Allahu achbar!, Allahu achbar! Это - колдовство, которое Вы делаете, когда враг убит, когда Вы побеждаете. Так, если это был победный день для иракца, когда они сажают ракету порыва, это был бы “Allahu achbar” на автостраде, где никто не мог услышать меня. Когда я пришел домой к своей остальной части квартиры жилого комплекса, были также арабы из Ближнего Востока. Мы собрались бы в моей квартире, наблюдать Войну в Персидском заливе на спутниковом телевидении, и мы похвалили бы Аллаха каждый раз, когда был инцидент, где американцы были убиты. Но это не было то же самое лицо, которое мы ставим в американской окружающей среде. В американской окружающей среде Вы играли различный сценарий, Вы действовали, как будто Вы были на их стороне. Таким образом, этот целый фасад находится в месте, и правда часто скрывается с запада Бэт Е'ор, Это был Эдвард Саид, который написал "Ориентализм", кто главный спонсор в создании представления этой новой версии Ислама как религия мира и терпимости. Эти представления теперь установлены во всех Западных университетах и в академии. На этой основе исчезла целая история Dhimmitude и джихада.

Роберт Спенсер Эдвард Саид, который в его книге "Ориентализм" написал, что критика исламского мира со стороны Западных жителей была расистской и империалист. Это распространено, чтобы сделать политические пункты, чтобы приучить Западных жителей к идее, что мусульмане приходят надолго в Европе и США и что они не должны быть подвергнуты сомнению с точки зрения их лояльности к светской структуре Западного общества. Они не должны быть подвергнуты сомнению в этом несмотря на исторический, политический характер Ислама, потому что Ислам - религия мира. Эта беллетристика стала настолько укрепленной в американской и европейской общественной беседе такой, что любой, кто действительно подвергает сомнению это, был немедленно заклеймен как расист, торговец ненависти и фанатик. Кроме того это - очень эффективный инструмент в стране, где расизм - кардинальный грех среди всех, чтобы заставить любые эффективные дебаты замолчать о продолжающемся приложении мусульманских иммигрантов к Закону шариата и их намерениям к светским системам, в которых они теперь проживают.


6. Больше чем Докладчик Религии для Администрации Буша: Это не столкновение между Исламом или арабами, это о свободе, не культуре. Именно о работе с исламскими правительствами хотят продвинуться в современный мир.

Работа с исламскими правительствами, которые рассматривают их лицо как лицо мира, и работающий против насилия и террора и людей, которые стремятся сдержать мир и кто стремится разрушить мир и свободу для других. Так, чтобы был тем, о чем это для нас, истинной веры Ислама, мы верим, религия мира, и мы намереваемся работать с ними в том отношении.


Абдулла аль-Араби: Ислам должен быть известен больше чем как религия. Идея, что ислам является религией, как например христианство, полностью неправильна.

Сергей Трифкович: Было бы неправильно описывать Ислам прежде всего, как религию. С самого начала своего создания при жизни Мухаммеда он также был геополитическим проектом и системой государственного управления и политической идеологии.

Роберт Спенсер Ислэм с его начал был и религией и системой правительства. Пример F.; исламский календарь не делает базисного года 1 со времени, когда Мухаммед родился или время, когда Мухаммед получил свое первое открытие от Аллаха, который я думаю, что оба - то, что могли бы ожидать Западные жители. Год 1 - то, со времени, когда Мухаммед стал лидером армии и главой государства в Медине. Это - начало исламского календаря, потому что в исламском понимании Ислам - политическая и социальная система так же как отдельная вера.

Серж Трифкович В Исламе, разделение между временной светской и религиозной властью не только невозможно, это еретически. Только в полном смешивании всех аспектов деятельности человека и всех аспектов политических и юридических функций государства может мы иметь Халифат, должным образом организованное государство, которое приятно Аллаху.

Валид Шоебэт, Когда Западные жители думают о религии, думают ли ее Ислам, Христианство, Иудаизм, Индуизм и Буддизм, Западные жители, что это - личная проблема, буддист, будет идти в храм и поклоняться мирно, еврей идет в храм и делает свой “mitzvah”, мусульманин идет в мечеть и платит “zakat”, христианин идет в церковь в воскресенье, чтобы молиться. Они думают, что это - личная проблема, та религия - личная проблема. Так, когда они смотрят на Ислам, они сравнивают Ислам со способом, которым они понимают религии, и это - первая ошибка. Ислам не религия для личного использования, Ислам - Закон шариата, Ислам - форма правительства к миру, ЗАТЕМ личное заявление. Это не только, как Вы молитесь и что Вы молитесь к Мекке, это - как Вы одеваетесь, Вы одеваетесь в арабской культуре, Вы говорите на арабском языке, Вы не можете пойти в небеса, если Вы не молитесь на арабском языке, Вы не можете прочитать Коран на английском языке и ожидать заставлять благодеяния идти в небеса. Вы читаете Коран на арабском языке. Это становится империалистической системой, где все теперь должны говорить на арабском языке, думайте арабский язык и практикуйте религию на арабском языке. это - форма закона, не только в том, как Вы едите, но и как Вы женитесь, как Вы имеете дело со своим правительством, как Вы имеете дело со своими вооруженными силами, как Вы имеете дело с молодежью, как Вы имеете дело с женщинами – КАЖДЫЙ аспект Вашей жизни становится Исламом. Все - Ислам.

Сахих Аль-Бухари – Vol 2, Книга 23, хадис 413 евреи принесли Пророку человеку и женщине от среди них, кто нарушил супружескую верность незаконные половые сношения. Пророк приказал, чтобы они оба были забиты камнями насмерть около места того, чтобы возносить похоронные молитвы около мечети.


Сахих Аль-Бухари – Vol 7, Книга 62, хадис 88 Пророк написал брачный контракт с Aisha, в то время как ей было шесть лет и осуществляла его брак с нею, в то время как ей было девять лет, и она оставалась с ним в течение девяти лет (то есть до его смерти).


Роберт Спенсер Никоим образом не исламский шариат, исламское правительство, совместимое с Западными соглашениями прав человека и свободой совести. Традиционный Ислам запрещает преобразованию Ислам и запрещает любому оставлять Ислам. Нет никакого выхода. Это запрещает мусульманам и не - мусульмане жить, как равняется в обществе. Это передает под мандат второй статус класса (dhimmi) не - мусульмане, запрещая им держать власть над мусульманами, таким образом запрещающими им удержать определенные места в результате. Это даже исторически передало под мандат это, храмы (евреев и христиан) ни не должны были быть построены или восстановлены, приводя к сообществам, заканчивающим постоянном состоянии снижения.


Сура 5, Стих 51 O Вы, кто верит! Возьмите не евреев и христиан как Auliya (друзья, защитники, помощники, и т.д.), они - всего лишь Auliya друг другу. И если кто-либо среди Вас берет их в качестве Auliya, то, конечно, он - один из них.

Серж Трифкович, Для немусульманина, живущего в мусульманском обществе не возможно призвать его гражданские права и права человека, которые были бы независимыми или отдельными от понятия шариата. Он, как ожидают, подчинится шариату охотно и если он примет свой Dhimmitude, то он будет защищенным человеком. Защищенный человек - кто-то, кто фактически согласный подчиненный мусульманским повелителям.

Жизнь Мухаммеда – P 368 Мы приветствовали его, когда он выдерживал просьбу, и он вышел нам, и мы сказали ему, что убили врага Бога. Он плевал на раны нашего товарища, и и он и мы возвратились к нашим семьям.

Наше нападение на вражеский террор броска Бога среди евреев, и не было никаким евреем в Медине, который не боялся за его жизнь.

Валид Шоебэт Мухаммед очень ясно сказал, который зарегистрирован через хадис, это; “Мне приказали бороться, пока все не говорят, что “нет никакого бога, но Аллаха, и Мухаммед - посыльный Аллаха”. Это - то, как Ислам распространялся в Северную Африку, это - то, как Ислам распространялся полностью в Индонезию, и это - то, как Ислам распространялся всюду по Ближнему Востоку.


Сирия не была мусульманской страной, Ливан не был мусульманским. Саудовская Аравия даже, было смешанное множество. Именно так Ислам распространял все всюду по Ближнему Востоку мечом. Это - то, почему Вы не видите синагог и церквей в Саудовской Аравии. Христианство является фактически несуществующим. Даже в деревне в Вифлееме, мусульмане занимают. Есть только 20 %, оставленных христианского населения. В Ливане христианские ливанцы двигаются droves, Хезболла, там являются очень активными. Ливан имел обыкновение быть христианской страной. Теперь внезапно это Обращается в мусульманство так, Ислам в движении и был начиная с его создания.

Роберт Спенсер Маслимс, кто приезжает в Соединенные Штаты и приезжает в Европу с идеей, что шариат - закон Аллаха, они рассматривают нашу свободу религии, и они рассматривают факт, что немусульмане находятся в законах о создании власти, которые не являются на основе закона Аллаха, а на основе согласия и свободных выборов. Они рассматривают все это как проявление “Jahelia” или неверия - предисламский период невежества как времена в любой национальной истории прежде, чем это стало мусульманским. У Вас есть Пакистан, Иран и так далее; они обращаются к периоду их истории прежде, чем они стали мусульманскими как период “Jahelia”. Они будут также полагать, что Соединенные Штаты и Европа находятся в периоды Jahelia сегодня. И много мусульман, входящих в Соединенные Штаты и Западную Европу, будут работать, чтобы установить исламские механизмы правительства здесь, где цель состоит в том, чтобы создать исламские государства на основе идеи, что у светских государств и государства, основанного на выборах, нет никакой законности. У Вас нет выборов о законе Аллаха, Вы просто повинуетесь тому, что говорит Бог.


7. Палата войны Роберт Спенсер, которым сегодня, состоит в том самая важная вещь того, что запад должен знать об Исламе, что у этого есть политический характер и что это не просто религия. Это - религия и система взглядов, которая передает под мандат войну против неверующих в цели для того, чтобы основать социальную модель, которая абсолютно несовместима с Западным обществом. Американцы должны знать это, европейцы должны знать это, потому что мусульмане входят в страны Запада, держа эти верования и намереваясь действовать на них. Они - побуждение позади современной террористической деятельности, и они - цели миллионов мусульман на Западе и во всем мире. Мы должны знать это так, чтобы мы могли защитить нас. Но к сожалению из-за политкорректности и из-за СМИ и нежелания государственного управления стоять перед источниками исламского терроризма эти вещи остаются в значительной степени неизвестными.


Валид Шоебэт исламский фундаментализм является клеткой спящего в Европе и США. Хороший пункт кожуха - Saladin. Saladin - великий герой в Исламе. Saladin был тем, кто побеждал Crusades.

Было соглашение, которое, как предполагалось, происходило между Crusaders и Saladin, и история идет следующим образом; арабский посредник приехал в Saladin и сказал – Коран говорит: “Если они признают миру, чем признают этому”, что означает, что, если враг хочет мир, позволяют нам иметь мир, который является Стихом, который Вы можете найти непосредственно в Коране.

И Saladin ответил большим ответом, когда он заявил парню; Вы - араб, и я - курд. Вы должны знать Коран лучше чем я... Не забывайте, что Коран также говорит; “Почему должен мы признавать для мира, когда у нас есть власть”. Таким образом, Вы находите оба Стиха в Коране. Вы признаете миру, когда Вы - более слабая сторона. Это - то, почему Вы слышите термин “hudna”.“ Hudna” является мирным договором, прекратить огнем. В Ираке Сэдр попросил hudna, потому что он знал, что не мог победить американцев. Вы находите hudna’s в нескольких конфликтах, когда враг более силен, чем Вы. Но как только Вы получаете силу тогда, Вы не признаете для мира. Это - то, почему у лица исламского фундаментализма на Западе есть фасад, что Ислам - мирная религия. Поскольку они ждут, чтобы иметь больше исламских иммигрантов, они ждут, чтобы увеличиться численно, ожидая, чтобы увеличить их политическую власть. Как только они делают тогда, история повторит себя. Вы будете видеть реальное лицо исламского фундаментализма здесь в Вашей стране.

Роберт Спенсер, Это неудачно, но это не ведение переговоров с джихадистами. Есть не достигание соглашения с ними. Мусульманское право очень ясно на этом, и вот еще раз пример; мы должны отнестись к Исламу серьезно! Мусульманское право не учитывает соглашения. Это не учитывает мирные урегулирования между мусульманскими государствами и немусульманскими государствами. Все, что это учитывает, является временным периодом до 10 лет hudna или что обычно переводится как перемирие. Позволить исламским силам собирать его силу. Но это не то же самое как мир, поскольку мы знаем это. Это не то же самое как отсутствие состояния войны, это - только временное перемирие. Во время войны, которую рассматривают джихадисты, продолжался в течение 14 столетий и готовы бороться за еще 14.

Сура 47, Стих 4 Так, когда Вы встречаете (в борьбе, джихаде в Причине Аллаха) тех, кто не поверил, удар на их шеях до, когда Вы убили и ранили многих из них, затем связывает связь твердо на них (то есть возьмите их в качестве пленников). … Таким образом Вам приказывает Аллах продолжить в выполнении джихада против неверующих, пока они не охватывают Ислам (то есть спасены от наказания в Адском огне), или, по крайней мере, приезжайте при своей защите), но если бы это было желание Аллаха, то сам он, возможно, конечно, наказал их (без Вас). Но (он позволяет Вам бороться), Чтобы проверить Вас, некоторых с другими. Но те, кто убит в Способе Аллаха, Он никогда не будет позволять их делам быть потерянными.

Серж Трифкович В исламских взглядах, мир разделен на “Дом Ислама”, где мусульманское право было установлено, где высшие правила Аллаха, и “Дом войны”, которая является остальной частью мира. Эта дихотомия напоминает о других тоталитарных идеологиях и наиболее явно коммунизме. И коммунизм и Ислам ищут конец истории в этом мире.

Конец истории прибудет, когда весь мир станет Исламом или когда пролетарская революция приводит к власти рабочий класс во всем мире, который будет концом государства, концом денег и концом притеснения класса. В обоих случаях возможно иметь период перемирия. Возможно иметь мирное сосуществование, но что мирное сосуществование - тактическая уловка и не постоянное решение.

Сахих Аль-Бухари – Vol 4, Книга 52, хадис, который сказал Апостол 196 Аллаха, “Мне приказали бороться с людьми, пока они не говорят, ни один не имеет право поклоняться, но Аллах.


Роберт Спенсер, Если мы полагаем, что, если только мы изменили нашу политику по отношению к Израилю и если только мы изменили нашу политику по отношению к Ираку или изменили нашу политику по чему-то еще, если только мы не вынули “режим Mossadegh” в Иране в 1953 … Эти идеи, смешны. Они основаны на фундаментальном недоразумении побуждений и целях джихадистов. Это не конфликт, который был создан с созданием государства Израиля или конфликта, который был создан, когда американская армия вошла в Ирак. Глобальный джихад продолжался без любого существенного прерывания с 7-ого столетия. И это только уменьшилось в силе и деятельности временами, когда исламский мир был слишком слаб, чтобы преследовать по суду это.

Бэт Е'ор, вопрос теперь, когда мы должны спросить нас; сделайте мы хотим сохранить нашу Иудею - христианские ценности и наша собственная цивилизация, или сделать мы хотим, сделайте мы хотим идти к dhimmitude, увеличенному dhimmitude в Европе, которая охватит всю Европу.


Этот процесс не состоит в том, что неизбежный для США, но это приведет к американской изоляции. Это должно будет иметь дело в геополитике с Обращенным в мусульманство, Dhimmi Европа. И они - проблемы, которые должны быть учтены европейцами и американцами непосредственно в выборе их идентичности и их будущего – свобода или dhimmitude.


Серж Трифкович, Чтобы защититься против нападения глобального джихада, который прибудет в столетии вперед, Запад, должен был бы действительно оказаться и сказать; каково точно географическое и культурное пространство, которое будет защищено и от имени какой? Защита Запада от имени идеологии мультикультурализма была бы невозможна.

Мультикультурализм и постмодернистский либерализм не достойная смерть для. Они не что-то, что может вдохновить людей делать то, что их предки сделали в "Пуатье" во время первой волны и в стенах Вены в 1683 во время второй волны. То, что глобальный джихад имеет на его стороне, является простым склонным обязательством миллионов людей к не только распространение вера, но также и лучше непосредственно за счет неверного прежде всего через иммиграцию и позже в случае необходимости другими средствами.

Валид Шоебэт, Что запад должен понять об Исламе, - то, что у Ислама есть потенциал замены опасностей, что национал-социализм и Коммунизм принесли с ними. Как Нацизм и как коммунизм, в Исламизме конец оправдывает средства. Нет никакого уважения к национальным границам. И целая идеология должна способствовать их образу мыслей и способствовать их образу жизни всюду по всему миру. Это - то, что преподается на Ближнем Востоке, это - то, что прибывает из всей юриспруденции в Саудовскую Аравию и всех всюду по мусульманскому миру. Ислам завоюет и продолжит завоевывать, пока он не одержит победу, пока все в мире не говорят; нет никакого бога, но Аллаха, и Мухаммед - свой пророк.


Серж Трифкович, С особенностью Ислама нужно стоять. В отличие от других, и я против высказывания этого в полном знании, что оно оскорбит некоторых Западных жителей, в отличие от индуистов, в отличие от Confucians, в отличие от врагов Африки района Сахары, у мусульман есть врожденная тенденция расширить и преобразовать остальную часть мира. Не только к их религии, но и к их перспективе и к их юридической и моральной системе. Они не будут заявлять это открыто, в то время как они находятся в меньшинстве в странах, в которые они иммигрируют, но мы видели на сей раз и снова на протяжении всей истории. Как только они достигают чисел, необходимых, чтобы навязать их волю, они сделают так.

Чудеса происходят. Я не знаю, является ли это другой возможно еще более смертельная террористическая атака, которая будет действовать как катализатор или будет ли это геополитической конфронтацией на Ближнем Востоке - непосредственно с Израилем, возможно, в серьезной опасности, но я действительно надеюсь и полагаю, что толчок возвратит в умы и сердца европейцев понимание потребности встать и быть посчитанным. Прежде, чем это будет слишком поздно … Произведено и Направлено Грегори М. Дэвисом и Брайаном Дэли. Произведенный и Распределенный Quixotic Media, LLC США 2006 1.8 европейских Раба, арабские Владельцы Эндрю Г. Бостомом общественный протест в Вашингтоне, округ Колумбия, 5 апреля 2005 выдвинули на первый план поток (продолжающийся, в течение многих столетий) тяжелое положение черных мавританцев, порабощенных арабскими владельцами. Заключительные два десятилетия 20-ого столетия, кроме того, засвидетельствовали откровенный геноцид джихада, включая массовое порабощение, совершенное арабским мусульманским Хартумским правительством против темнокожих христиан и анимистов в южном Судане, и те же самые правительства продолжали резню и порабощение Анимиста — мусульманские афроамериканцы в Дарфуре. Эти трагические современные явления отражают зверское живущее наследство рабства джихада.


Рабство джихада неподвижное редактирование между джихадом - постоянным, уникально исламским учреждением — и порабощением, обеспечивает очень надежное объяснение беспрецедентного масштаба и постоянства рабства в мусульманских доминионах, и обществ. Это общее наблюдение применяется также к 'специализированным' формам рабства, включая (приобретение и) занятость eunuchs, рабская военная служба (особенно подростков), другим формам детского рабства, и рабства гарема. Рабство джихада, в его бесчисленных проявлениях, стало сильным инструментом и для экспансивной Исламизации, и для обслуживания мусульманских обществ.


Юридическое Объяснение и Роль в Ислэмисэйшне Патрисии Кроуне, в ее недавнем анализе происхождения и развитии исламской политической мысли, делают важную связь между массовым захватом и порабощением не — мусульмане во время кампаний джихада, и видная роль принуждения в этих главных методах Исламизации. После успешного джихада она отмечает: пленники Мужского пола могли бы быть убиты или порабощены, безотносительно их религиозного присоединения. (Люди Книги не были защищены мусульманским правом, пока они не приняли dhimma.) Пленникам можно было бы также дать выбор между Исламом и смертью, или они могли бы объявить, что признание веры сами собой избежало выполнения: юристы постановили, что их изменение статуса должно было быть принято даже при том, что они только преобразовали из страха. Женщины и дети, захваченные в ходе кампаний, обычно порабощались, снова независимо от их веры... И при этом важность пленников не должна быть недооценена. Мусульманские воины обычно брали большие количества их. Не принимая во внимание тех, кто преобразовал, чтобы избежать выполнения, некоторые были ransomed и остальными порабощенными, обычно для внутреннего использования. Рассеянный в мусульманских домашних хозяйствах, рабы почти всегда преобразовывали, поощренный или герметичный их владельцами, которых везет потребность сблизиться с другими, или медленно, привыкая видеть вещи через мусульманские глаза, даже если они попытались сопротивляться. Хотя ни dhimmi, ни раб не столкнулись с выбором между Исламом и смертью, будет абсурдно отрицать, что сила играла главную роль в их преобразовании. [1] Для идолопоклоннических индуистов, порабощенных в обширных числах во время волн завоеваний джихада, которые разорили индийский субконтинент в течение хорошо более чем половины тысячелетия (начинающийся в начале 8-ого столетия C.E.) Руководящие принципы мусульманского права относительно их судьбы были недвусмысленно принудительными. Рабство джихада также способствовало по существу росту мусульманского населения в Индии. K.S. Лэл объясняет оба из этих пунктов: [2] индуисты, которые естественно сопротивлялись мусульманскому занятию, как полагали, были мятежниками. Кроме того они были идолопоклонниками (mushrik) и не могли получить статус Kafirs People Книги — христиане и евреи... Мусульманские священные писания и трактаты защищали джихад против идолопоклонников, для которых закон защищал только Ислам или смерть... Факт был то, что мусульманский режим давал [их] выбор между Исламом и смертью только. Те, кто был убит в сражении, были давно умершими; но их иждивенцы были сделаны рабами. Они прекратили быть индуистами; они были сделаны Musalmans с течением времени, если не немедленно после захвата... раб, берущий в Индии, был большинством процветания и успешной [мусульманской] миссионерской деятельности.. .. Каждый Султан, как чемпион Ислама, считал политической потребностью, чтобы привить или воспитать мусульманское население на всем протяжении Индии для Исламизации страны и противостояния родному сопротивлению.


Врионис описывает, как рабство джихада, как осуществлено и ранними Оттоманками Селджука, было важной модальностью Исламизации в Малой Азии во время 11-ого в течение 14-ого столетия [3]: дальнейшим фактором содействия к снижению в числах христианских жителей было рабство... С начала арабского razzias в землю Рома человеческая добыча прибыла, чтобы составить очень важную часть останков. Есть вполне достаточное доказательство в современных счетах, что эта ситуация не изменялась, когда турки приняли руководство джихада в Анатолии. Они порабощали мужчин, женщин, и детей из всех главных городских центров и от сельской местности, где население было беззащитно. В более ранних годах прежде, чем турецкие урегулирования были надолго затронуты в Анатолии, пленники были отосланы в Персию и в другом месте, но после того, как учреждение анатолийских турецких княжеств, часть порабощенного была сохранена в Анатолии для обслуживания завоевателей.


После характеристики принудительного часто зверские методы имели обыкновение налагать devshirme детский налог, и получающееся истощение населения уроженца Кристиана (то есть, и от конфискации и от полета), Papoulia приходит к заключению, что это Оттоманское учреждение, метод Исламизации преимущественно, также составило фактическое состояние войны: [4]..., который источники говорят о piasimo (конфискация) aichmalotos paidon (захват) и arpage paidon (захват детей) указывает, что дети, потерянные через devshirme, были поняты как жертвы войны. Конечно, вопрос возникает, возможно ли, согласно мусульманскому праву, расценить devshirme как форму состояния войны, хотя Оттоманские историки во время Золотого Века империи попытались интерпретировать эту меру как следствие завоевания силой be'anwa. Верно, что греки и другие народы Балканского полуострова как правило не сдавались без сопротивления, и поэтому судьба завоеванного должна была быть определена согласно принципам Корана относительно Ahl-al-Qitâb: то есть или истребляться или быть вынужденным преобразовать в Ислам или войти в статус защиты, Амана, платя налоги и особенно jizya (подушный налог). Факт, что Ottomans, в случае добровольной сдачи, признали определенные привилегии, одна из которых была освобождением от этого тяжелого бремени, указывает, что его мера была понята как penalisation для сопротивления населения, и devshirme был выражением увековечивания состояния войны между завоевателем и завоеванным..., единственное существование учреждения devshirme достаточно, чтобы постулировать увековечивание состояния войны.

При Шахе Аббасе I (1588 — 1626 C.E.) Шиитская теократия Safavid Ирана расширила свою более раннюю систему раба razzias в христианские грузинские и армянские области Кавказа. Грузинский язык, армянин, и черкесские жители Кавказа были порабощены в больших количествах, и преобразованы, таким образом, к Исламу Shi'a. Мужчины были заставлены служить (прежде всего) военными или административными рабами, в то время как женщины были вынуждены в гаремы. Переход очевидно имел место между 17-ыми и 18-ыми столетиями, таким образом, что меньше рабов приехало из Кавказа, в то время как большие числа прибыли через Персидский залив, происходящий из Африки. [5] Стога отмечает это господством Султана Шаха Хусейна; размер королевского двора действительно расширился, если числа мужчины и рабынь включая бело-черный eunuchs - какие-либо индикаторы. Согласно современному историку, Султану Шаха Хусейну (d. 1722) сделанный этим практика, чтобы достигнуть рынков Исфахана в первые дни иранского Нового года (21 марта) с его всем судом при исполнении служебных обязанностей. Считалось современным рекордером, что 5 000 черно-белых рабов женского пола и мужского пола включая 100 черных eunuchs включали королевскую сторону. [6] Клемент Хуарт, пишущий в начале 20-ого столетия (1907), заметил что рабы, продолженные, чтобы быть самым важным компонентом добычи, приобретенной во время кампаний джихада или razzias: [7] Не слишком долго назад несколько экспедиций пересекли Amoû-Deryâ, то есть южную границу степей, и разорили восточные области Персии, чтобы обеспечить рабам; другие кампании были начаты в самое сердце неизведанной Африки, поджигая населенные области и уничтожая мирное анимистическое население, которое жило там.

Уиллис характеризует бесконечное исламское объяснение для порабощения таких 'варварских' африканских анимистов, следующим образом: [8]..., поскольку оппозиция Ислама к kufr прорвалась от каждого угла преступного намерения и недоверия, земли enslavable варвара стали любимым охотничьим угодьем для 'людей причины и веры' — параллели между рабом и неверным начали соединяться в высокой температуре джихада.


Следовательно, ли захватом или продажей, это было как раб и не гражданин, что kafir был предназначен, чтобы войти в мусульманскую область. И так как условие пленников вытекало из статуса их территорий, выбор между свободой и рабством остановился на единственном доказательстве: религия земли - религия своего эмира (правитель); если он мусульманин, земля - земля Ислама (dar al — Ислам); если он - язычник, земля - земля неверия (dar al — kufr). Приложенный к этому принципу было родственное понятие, что религия земли - религия своего большинства; если это является мусульманским, земля - земля Ислама; если это - язычник, земля - земля kufr, и его жителей можно счесть в пределах категорий порабощения в соответствии с мусульманским законом.

Снова, поскольку рабство стало сравнением для неверности, так также, сделал свободу, остаются особенностью сигнала Ислама... Рабское состояние было высечено из разоренных остатков языческих деревень — от женщин и детей, которые подчинялись Исламу и ждали их выкупа...


[согласно мусульманскому юристу] al — Wanshirisi (d.1508), рабство - несчастье на тех, кто не выражает Пророчества, кто не переносит преданности религиозному закону. Кроме того рабство - оскорбление — подчинение — который повышается с неверности.

Основанный на его исследовании и наблюдениях за мусульманским рабом razzias подбираемый, служа в Судане во время джихада Mahdist к концу 19-ого столетия, Уинстон Черчилль написал это описание (в 1899): [9] все [арабских мусульманских племен в Судане], без исключения, были охотниками мужчин. На большие рабские рынки Джидды непрерывный поток негритянских пленников тек в течение сотен лет. Изобретение пороха и принятия арабами огнестрельного оружия облегчило движение... Таким образом ситуации в Судане в течение нескольких столетий можно подвести итог следующим образом: доминирующая гонка арабских захватчиков все более и более распространяла свою кровь, религию, таможню, и язык среди черного исконного населения, и в то же самое время это изматывало и порабощало их... Воинственные арабские племена боролись и ссорились между собой в непрерывной вражде и борьбе. Негры дрожали в предчувствии захвата, или поднялись в местном масштабе против их угнетателей.


Все эти элементы рабства джихада — его юридическое объяснение, занятость как метод насильственной Исламизации (для не — мусульмане вообще, и направленный на Sub — Сахарских африканских Анимистов, определенно), и его ассоциация с devshirme — как налоги юных мужчин для рабской военной службы — очевидны в современном джихаде, ведомом против Animists и христиан южного Судана арабским мусульманином — Хартумский режим, над которым доминируют. [10] Степень и Постоянство масштаб и область исламского рабства в Африке сопоставимы с Западной сделкой — Атлантическая работорговля в Америки, и как Уиллис заметил (несколько искаженно), [11] прежний '... — дистанцирует более популярный предмет в его продолжительности продолжительности. ' Количественные оценки для трансатлантической работорговли (16-ый через конец 19-ого столетия) 10 500 000 (или несколько выше [12]), по крайней мере подобраны (если не превышенный на 50 %) современной оценкой для исламской работорговли из Африки. Рабочее число профессора Ральфа Остина для этого соединения транссахарского, Красного моря, и движения Индийского океана произведено исламской работорговлей от 650 до 1905 C.E., 17 000 000. [13] Кроме того, тяжелое положение тех порабощенных анимистических народов, привлеченных из саванны и северных лесных поясов западной и центральной Африки для сделки — Сахарская торговля была сопоставима со страданиями, испытанными неудачными жертвами сделки — Атлантическая работорговля. [14] В Девятнадцатом веке рабы достигли портов Оттоманки Триполи тремя главными Сахарскими маршрутами, все настолько резкие, что опыт рабов вызвал, чтобы поехать их, выдерживал сравнение с ужасами так — названный 'середина — проход' Атлантики.

Это осветительное сравнение, важное, как это, игнорирует другие обширные области рабства джихада: всюду по Европе (Средиземноморье и Западная Европа, так же как Центральная и Восточная Европа, вовлекая [Западных/Средиземноморских] арабов, и позже Оттоманские турки и татары [Центральная и Восточная Европа]); москвич Россия (подвергнутый татарским ограблениям); Малая Азия (под доминированием Seljuk и Ottoman); Персия, Армения, и Джорджия (подвергнутый систематизируемым кампаниям рабства джихада, ведомым Шиитом Сэфэвидсом, в особенности); и индийский субконтинент (razzias и кампании джихада арабами в 7-ых и 8-ых столетиях, и более поздние ограбления Ghaznavids, во время Султаната Дели, джихада Timurid, и под Mughals). Как поверхностное введение вплоть до рабства джихада вне африканского континента, обеспечены три кратких примера: Seljuks в Малой Азии (11-ые и 12-ые столетия); Ottomans на Балканах (15-ое столетие); и татары в южной Польше и москвич Россия (середина — 15-ый в течение 17-ых столетий).

В 11-ых и 12-ых столетиях захват христиан в Малой Азии турками Seljuk был очень обширен. [15] После конфискации и грабежа Edessa, 16 000 были порабощены. [16] Майкл сириец сообщил, что, когда турки Нура al — Шум были принесены в Киликию Mleh армянин, они порабощали 16 000 христиан, которых они продали в Алеппо. [17] главная серия razzias, проводимого в греческих областях Западной Малой Азии, порабощала тысячи греков (Врионис полагает, что число 100 000 процитированный в современном счете преувеличено [18]), и согласно Майклу сириец, они были проданы на рабских рынках столь же отдаленных как Персия. [19] Во время razzias, проводимого турками в 1185 и за следующие несколько лет, 26 000 жителей из Каппадокии, армянина, и Месопотамии были захвачены и отосланы на рабские рынки. [20] Vryonis заканчивается: [21].. .. эти немного источников, кажется, указывают, что работорговля была процветающей. Фактически, Малая Азия продолжала быть основным источником рабов для исламского мира в течение 14-ого столетия.


Оттоманские Султаны, в соответствии с предписаниями шариата, продвинули рабство джихада настойчиво на Балканах, особенно во время господства 15-ого столетия Mehmed I (1402 — 1421), Мурэд II (1421 — 1451), и Мехмед II (1451 — 1481). [22] Alexandrescu — Dersca суммирует значительную степень этого порабощения, и предлагает важность его демографического эффекта: [23] современные турецкие, византийские и латинские летописцы единодушны в признании, что во время кампаний, проводимых от имени объединения греческой и латинской Румынии и славянских Балкан под баннером Ислама, так же как во время их razzias на христианской территории, Ottomans уменьшали массы жителей к рабству. Оттоманский летописец Ašikpašazade связывает это во время экспедиции паши Али Эвренозоглу в Венгрии (1437), так же как по возвращению из кампании Мурэда II против Белграда (1438), число пленников превзошло число воюющих сторон. Византийский летописец Дукас заявляет, что жители Smederevo, который был занят Ottomans, были уведены в неволю. Та же самая вещь произошла, когда турки Menteše спускались на острова Родоса и Потому что и также во время экспедиции Оттоманского флота Эносу и Лесбоса. Ducas даже цитирует числа: 70 000 жителей выдержали в рабство во время кампании Мехмеда II в Morée (1460). Итальянский францисканец Бартоломе де Яно (Giano dell'Umbria) говорит приблизительно 60 000 - 70 000 рабов, захваченных в течение двух экспедиций akinğis в Трансильвании (1438) и приблизительно 300 000 - 600 000 венгерских пленников. Если эти числа кажутся преувеличенными, другие кажутся более точными: сорок жителей, захваченных турками Menteše во время razzia в Родосе, 7 000 жителей уменьшали до рабства после осады Thessalonika (1430), согласно Джону Анэгностесу, и десяти тысячам жителей, уведенных в захват во время осады Mytilene (1462), согласно Столичному из Лесбоса, Леонарду Хиоса. Учитывая текущее состояние документации, доступной нам, мы не можем вычислить масштаб, в котором рабы были введены в турецкую Румынию этим методом. Согласно Бартоломе де Яно, это составило бы 400 000 рабов, захваченных за эти четыре года с 1437 до 1443. Даже учитывая определенную степень преувеличения, мы должны признать, что рабы играли важную демографическую роль во время пятнадцатого — Оттоманское расширение столетия.


Рыбак [24] проанализировал раба razzias проводимый мусульманскими Крымскими татарами против христианского населения южной Польши и москвича Россия во время середины — 15-ый в течение конца 17-ого столетия (1463 — 1794). Полагаясь на по общему признанию неполные источники ('... без сомнения есть еще много рабских набегов, которые автор не раскрыл' [25]), его консервативное табулирование [26] указывает, что по крайней мере 3 миллиона (3 000 000) человеке — мужчины, женщины, и дети — были захвачены и порабощены во время этого так — названный 'сбор урожая степи'. Рыбак описывает тяжелое положение порабощенных: [27]... первое испытание [пленника] было длинным маршем в Крым. Часто в цепях и всегда пешком, многие из пленников умерли в пути. С тех пор во многих случаях татарская диверсионная группа боялась репрессий или, в семнадцатом столетии, попытки казацких групп освободить пленников, марши торопились. Иллинойс или раненные пленники обычно убивались, а не быть позволенными замедлить процессия. Хеберштайн написал... 'старым и слабым мужчинам, которые не будут приносить много как продажу, даны до татарских молодых людей или чтобы быть очищенными от косточек, или брошены в море, или быть убитыми любым видом смерти, которой они могли бы понравиться.' Оттоманский путешественник в середине — шестнадцатое столетие, кто засвидетельствовал один такой марш пленников из Галисии, восхищалось этим, любой достигнет их предназначения — рабские рынки Kefe. Он жаловался, что их обращение было настолько плохо, что смертность излишне подвезет их цену вне досягаемости потенциальных покупателей такой как непосредственно. Польская пословица заявила: 'О, сколько лучше лечь на катафалк, чем быть пленником на пути к Tartary' постоянство исламского рабства столь же внушительно и уникально как его степень. Рабство было открыто осуществлено и на Оттоманке Турция [28], и на шиите (Qajar) Иран [29], в течение первого десятилетия 20-ого столетия. Поскольку Toledano указывает, [30] относительно Оттоманки Турция, kul (административный) / рабство гарема... пережившее в ядре Оттоманской элиты до упадка империи и падения дома Османа на втором десятилетии 20-ого столетия.


Кроме того Стога [31] указывают, что несмотря на давления модернизации и реформы, достигающие высшей точки в иранском Конституционном Движении 1905 — 1911, который эффективно устранил военное и сельскохозяйственное рабство, присутствие внутренних рабов, однако, и в городских и в сельских районах южного Ирана, не прекратился как быстро. Некоторые иранцы сегодня свидетельствуют длительное присутствие африканских и индийских рабских девочек...

Рабство на Аравийском полуострове не было отменено формально до 1962 в Саудовской Аравии, 32 и 1970 в Йемене и Омане. 33 Письма в 1989, Гордон [34] заметил, что, хотя Мавритания отменила рабство официально 15 июля 1980... поскольку само правительство признает, практика до жива и здорова. Считается, что 200 000 мужчин, женщин, и детей подвергаются тому, чтобы быть купленным и проданный как очень много рогатого скота в этой североафриканской стране, трудясь как прислуга, пастухи, и работники.

Наконец, как обсуждено ранее, было возобновление рабства джихада, с 1983 в Судане. [35] Краткий обзор Рабства Евнуха — 'Отвратительной Торговли' рабы Евнуха — мужчины обычно кастрировали между возрастами 4 и 12 (из-за высокого риска смерти, предпочтительно, между возрастами 8 и 12), [36] были в значительном требовании в исламских обществах. Они служили наиболее особенно наблюдателями женщин в гаремах правителей и элитах Османской империи, ее современные мусульманские соседи (такие как Safavid Иран), и более ранние мусульманские доминионы. Степень и постоянство рабства евнуха — становления видным в течение 200 лет после начальных арабских завоеваний джихада 7-ого столетия [37], в течение начала 20-ого столетия [38] — являются специфическими для исламского воплощения этого точно названного 'отвратительная торговля'. Например, документы Toledano, что уже в 1903, Оттоманский гарем империала содержал от 400 до 500 рабынь, которые контролируемых и охраняют 194 черных африканских eunuchs. [39], Но одинаково важная и характерная особенность мусульманского рабства евнуха было приобретение eunuchs от иностранного 'раба, производящего области' [40], то есть, не — мусульманские пограничные зоны, подвергнутые razzias. Как Дэвид Аялон заметил, [41]..., подавляющее большинство eunuchs, как подавляющее большинство всех других рабов в Исламе, было принесено снаружи границ мусульманских земель.

Рабы евнухи в Китае, на абсолютном контрасте, были почти исключительно китайские обеспеченный в местном масштабе. [42] Hogendorn [43] идентифицировал трех главных рабов, производящих области, когда они развились в важности в течение долгого времени от 8-ого до последних 19-ых столетий: Этими областями были засаженные деревьями части центральной и Восточной Европы, названной мусульманами 'Bild как — Saqaliba' ('рабская страна'), слово saqlab значение раба на арабском языке (и связал с этническим обозначением 'славянина'); степи Средней Азии назвали 'Bilad al — Atrak' (страна 'турок'' или Туркестан); и в конечном счете самый важный, саванна и края лесистой территории к югу от Сахары назвали страну афроамериканцев или 'Bilad как — Судан'.


Наконец, учитывая грубость доступных хирургических методов и отсутствие стерильных методов, человеческая процедура мерина, которой были 'произведены' eunuchs, была связана с экстраординарными показателями заболеваемости и смертности. Ходжендорн описывает серьезность операции, и предоставляет информацию о смертности из Западной и Восточной Африки: [44] Кастрация может быть неравнодушной (удаление яичек только или удаление члена только), или общее количество (удаление обоих). В более поздний период торговли, то есть, после того, как Африка стала самым важным источником для средиземноморского Ислама, кажется, что большинство eunuchs, проданное рынкам, подверглось полному удалению. Эта версия операции, хотя рассмотрено самой подходящей для рабов в постоянной близости к членам гарема, изложила очень высокую угрозу смерти по двум причинам. Сначала был обширный hemorrhaging, с последовательной возможностью почти непосредственной смерти. hemorrhaging не мог быть остановлен традиционным cauterisation, потому что это закроет уретру, приводящую к возможной смерти из-за неспособности передать мочу. Вторая опасность лежит в инфекции уретры с формированием гноя, блокирующего это и таким образом вызывая смерть через несколько дней.


... когда кастрация была выполнена в sub — Сахарском Западе и Западе — Центральная Африка..., число 90 % часто упоминается. О еще более высоком уровне смертности иногда сообщали, неудивляющий в тропических областях, где опасность инфекции ран была особенно высока.

По крайней мере одна современная ценовая цитата поддерживает число более чем 90%-ой смертности: турецкие торговцы, как говорят, были готовы заплатить 250 - 300 (Мария Тереза) доллары каждый для eunuchs в Borno (северо-восточная Нигерия) в то время, когда местная цена молодых рабов мужского пола, кажется, не превысила приблизительно 20 долларов... Много источников указывают на очень высокий уровень смертности от операции в Восточной Африке.. Ричард Миллэнт [1908] общее число для Судана и Эфиопии - 90 %.

Заключение Современные проявления исламского рабства — конечно, razzias (набеги), ведомые арабскими мусульманскими ополченцами против их темнокожего христианина, анимиста, и анимиста — мусульманской добычей и в южном Судане и в Дарфуре — и даже в его собственном контексте, постоянстве рабства в Мавритании (снова, темнокожие рабы, арабские владельцы) — отражает пагубное воздействие рабства джихада как устойчивое мусульманское учреждение. Даже Оттоманское общество, возможно самое прогрессивное в мусульманской истории, и поддержанный только недавно на конференции Организации Объединенных Наций как образец исламского экуменизма, никогда не производило Уильяма Вилберфорса, намного меньше широкое, неукоснительно — базируемое движение отмены рабства, возглавленное преданным мусульманским ulema. Действительно, это - только современные мусульманские вольнодумцы, анахронично называемые 'отступниками', у которых были храбрость и интеллектуальная целостность, чтобы отказаться от джихада, включая рабство джихада, недвусмысленно, и основанный на честном подтверждении его разрушительной военной и социальной истории. Когда голоса этих мусульманских вольнодумцев заставлены замолчать в исламском мире — заключением и пыткой, или выполнением — результат трагичен, но едва неожидан. То, что такие проницательные и храбрые голоса были маргинализованы или проигнорированы в целом на Западе, одинаково трагично и отражает грустное невежество Западных policymaking элит.

Источники: 1. Патрисия Кроун. Правление бога. Правительство и Ислам. Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 2004, стр 371 — 72 2. K.S. Lal, мусульманская Рабская Система Индия, Нью-Дели, Aditya Prakashan, 1994, стр 46, 69.

3. Сперос Врионис-младший. "Закат средневекового эллинизма и исламизация Малой Азии, с 11-го по 15-ый век, 1971, Беркли: Университет Калифорнии, стр. 174-175.

4. Vasiliki Papoulia. 'Воздействие devshirme на греческом обществе' в Восточном центральноевропейском обществе и войне в предреволюционном восемнадцатом столетии. Гантэр Э. Ротэнберг, B�la K. Kir�ly и Питер Ф. Сугэр, редакторы. Валун: Монографии Социологии; Нью-Йорк: Распределенный издательством Колумбийского университета, 1982, стр 555 — 556.

5. Томас Рикс. «Рабы и работорговля в шиитском Иране, н. э. 1500-1900», журнал Азии и Африки, 2001, номе. 36, стр.

407—418.

6. Рикс, "Рабы и работорговля в шиитском Иране", стр. 411-412.

7. Клемент Хуарт. 'Юридическое право Le de la guerre' Ревю du светское общество musulman, 1907, p. 337. Английский перевод Майклом Дж. Миллером.


8. Джон Ральф Уиллис. "Джихад и идеология порабощения", в Рабах и рабстве в мусульманской Африке — издание 1. Ислам и идеология порабощения, Лондона, Англия; Тотова, Нью-Джерси: Франк Кэсс, 1985, стр 17 — 18; 4.

9. Уинстон Черчилль. Речная война, Издание II, Лондон: Longmans, Green & Co., 1899, стр 248 — 50.


10. Джон Эибнер. 'Моя карьера, искупающая рабов, ближневосточное Ежеквартальное издание, декабрь 1999, Издание 4, Номер 4, http:// www.meforum.org/article/449. Эибнер отмечает:... основанный на образце раба, совершающего набег за прошлые пятнадцать лет и наблюдения за Западными и арабскими путешественниками в южном Дарфуре и Kordofan, консервативно помещает число рабов движимого имущества близко к или более чем 100 000. Еще есть многие в государстве — принадлежавшие концентрационные лагеря, эвфемистически названные "мирные лагеря" правительством Судана, и в школах бойца Кур'эника, где мальчики обучаются, чтобы стать mujahidun (воины джихада).

11. Джон Ральф Уиллис. Рабы и рабство в мусульманской Африке, Предисловии, p. vii.


12. Эта спорная тема обсуждена здесь: Филип Д. Кертин, Роджер Антси, J.E. Inikori. Журнал африканской Истории, 1976, Издание

17, стр 595 — 627.

13. Джон Ральф Уиллис. Рабы и рабство в мусульманской Африке, Предисловии, p. x.

14. Джон Райт. 'Средиземноморский Средний Проход: Работорговля Девятнадцатого века Между Triploi и Левантом', Журнал североафриканских Исследований, 1996, Издание 1, p. 44.

15. Врионис, Снижение Средневекового Эллинизма, p.175, отмечают 245.


16. Бар Hebraeus. Составление летописи Грегори Ab�'l Фарадж, сын Аарона, еврейского врача, обычно известного как Бар Hebraeus; быть первой частью его политической истории мира, переведенного с сирийского языка Эрнестом А. Уоллисом, Сдвигается с места, издательство Оксфордского университета, 1932, Издание 1, стр 268 — 273; Майкл, сириец, Кроник де Мишель ле Сириан, якобит Patriarche д'Антиош (1166 — 1199), переведенный J — B Chabot, 1895, Издание 3, p. 331.

17. Майкл, Сириец, Кроник, Издание 3, p. 331.


18. Vryonis, Снижение Средневекового Эллинизма, p.175, отмечают 245.

19. Майкл, Сириец, Кроник, Издание 3, p. 369

20. Майкл, Сириец, Кроник, Издание 3, стр 401 — 402; Бар Hebraeus, Составление летописи, Издание 1, p. 321.

21. Vryonis, Снижение Средневекового Эллинизма, p.175, отмечают 245.


22. М. — М. Alexandrescu — Dersca Bulgaru. 'Роль Le des escalves en Romanie turque au XVe век' Byzantinische Forschungen, издание 11, 1987, p. 15.

23. Alexandrescu — Dersca Bulgaru, 'роль Le des escalves en Romanie turque au XVe век', стр 16 — 17.


24. Алан Фишер 'Московское государство и Черноморская Работорговля', канадские американские славянские Исследования, 1972, Издание 6, стр 575 — 594.


25. Рыбак 'Московское государство и Черноморская Работорговля', p. 579, отметьте 17.


26. Рыбак 'Московское государство и Черноморская Работорговля', стр 580 — 582.

27. Рыбак 'Московское государство и Черноморская Работорговля', стр 582 — 583.


28. Реубен Леви, Социальная структура Ислама, издательства Кембриджского университета, 1957, p. 88.

29. Стога, 'Рабы и Раб, Торгующий в Иране Shi'i', p. 408.

30. Эхуд Толедано. Рабство и Отмена на Оттоманке Ближний Восток, Сиэтл: университет Вашингтонской Прессы, 1998, p. 53.


31. Стога, 'Рабы и Раб, Торгующий в Иране Shi'i', p. 415.


32. Мюррей Гордон. Рабство в арабском Мире, Нью-Йорке: Нью-Амстердам, 1989, p. 232.


33. Гордон. Рабство в арабском Мире, p. 234.


33. http://59.334.18.097plusf87:RQqljii569218397413КЂ 34. Гордон. Рабство в арабском Мире, Предисловии, второй странице (страницы, не пронумерованные).

35. Eibner, 'Моя карьера, искупающая рабов.

36. Ян Ходжендорн. 'Отвратительная Торговля. Экономические Аспекты 'Изготовления' и продажи Евнухов, Пэйдеума, 1999, Издание 45, p. 143, особенно, отмечают 25.


37. Hogendorn. 'Отвратительная Торговля', p. 137.

38. Эхуд Толедано. 'Имперский Eunuchs Стамбула: От Африки до Сердца Ислама', ближневосточные Исследования, 1984, Издание 20, стр 379 — 390.

39. Toledano. 'Имперский Eunuchs Стамбула', стр 380 — 381.


40. Hogendorn. 'Отвратительная Торговля', p. 138.

41. Дэвид Аялон. 'На Eunuchs в Исламе', Иерусалимские Исследования на арабском языке и Исламе, 1979, Издание 1, стр 69 — 70.

42. Hogendorn. 'Отвратительная Торговля', p. 139, отметьте 5.


43. Hogendorn. 'Отвратительная Торговля', p. 139.

44. Hogendorn. 'Отвратительная Торговля', стр 143, 145 — 146.

Источник: http://srpska-mreza.com/History/pre-wwOne/Mus_who.html

 Мусульмане угнетали христиан в Боснии Из: "Балканы," стр 43 – 45, Библиотека Мира Time life, Эдмунда Стиллмена и Редактор Жизни, Time Inc., Нью-Йорк, 1967 С середины 15-ого столетия в течение следующих четырех столетий (!) сербские и хорватские христиане Боснии жили под тиранической властью

  http://translated.by/you/a-european-declaration-of-independence/into-ru/trans/?page=8


Скачать книгу

http://via-midgard.info/14803-andreas-bering-brejvik.html

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
Unai
0 #2 Unai 09.04.2017 19:51
Es el tiempo perfecto para pensar ciertos planteamientos
para el tiempo futuro y ser una persona feliz.
He leido atentamente este opinion y si no tee importa desearia recomendarte acerca dde unos fascinantes topicos o trucos.
Tal vez tu seas capaz componer los siguinetes articulos en relacion con este reflexion. Desearia descubrir
muchisimo mas cosas sobre este tema
Цитировать
 
 
Vidal
0 #1 Vidal 07.04.2017 06:22
 Esta next-gen se merece un video-juego algo maas bueno que
este

Hecha un vistazo y visita mi weblog; Trucos
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список Геноцид - Оружие

Список видео