История Ордена Тамплиеров

Тамплиеры

Templarsign

Тамплие́ры (фр. templiers от «temple» — храм, «храмовники») или Рыцари Христа и Храма Соломона (лат. Templique Solomonici) — духовно-рыцарский орден, основанный в Святой земле в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после Первого крестового похода[1]. Один из первых по времени основания из религиозных военных орденов, наряду с госпитальерами.

В XIIXIII веках орден был очень богат, ему принадлежали обширные земельные владения как в созданных крестоносцами государствах на территории Палестины и Сирии, так и в Европе. Орден обладал также широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными ему лично папой римским, которому орден непосредственно подчинялся, а также и монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции банкира, хотя главной целью его учреждения была военная защита государств, созданных крестоносцами на Востоке.

Однако в 1291 году христианские поселенцы были изгнаны из Палестины мусульманами, а тамплиеры, чтобы сохранить орден, почти полностью переключились на ростовщичество и торговлю, накопив значительные материальные ценности, и тем самым вызывая зависть королей и папы.

В 13071314 годах члены ордена подвергались арестам и жестоким преследованиям со стороны римско-католической церкви, крупных феодалов и королей, в результате которых орден был упразднён и распущен папой Климентом V в 1312 году.

По поводу численности Ордена в историографии существует тенденция, которая преувеличивает число его последователй: Вильке считал, что в Ордене около 15 000 рыцарей; Цеклер — 20 000 рыцарей; Мальяр де Шамбюр — 30 000 рыцарей. Все эти цифры слишком велики и не соотносимы с количеством рыцарей, участвовавших в войне Филиппа IV с Орденом: во Франции было арестовано 538 рыцарей, на Кипре — 75 рыцарей, на Майорке — сражались 25 рыцарей, и все были повержены. И Франция, и Кипр, и Майорка были отдельными наставничествами Ордена. Очевидно, и историки переносят численность самого Ордена, в целом, на количество рыцарей в нём.

Зарождение

800px-Al_aqsa_moschee_2

Мечеть Аль-Акса, юго-восточная часть храмовой горы. На этом месте находилась штаб-квартира тамплиеров.

В годы, последовавшие за взятием Иерусалима в 1099 году, многие из участников Первого крестового похода вернулись на Запад или погибли, а созданные ими на Востоке новые государства крестоносцев не имели достаточного количества войска и умелых полководцев, способных должным образом защищать границы новых государств. В результате паломники, каждый год являвшиеся на поклон к христианским святыням, часто подвергались нападениям грабителей или иноверцев, а крестоносцы были не способны обеспечить им должную охрану. [2] Приблизительно в 1119 г., французский дворянин Гуго де Пейн, собрал восемь своих родственников-рыцарей, включая Годфруа де Сент-Омера, и учредил орден, поставив себе цель защитить пилигримов в их паломничествах по святым местам на Ближнем Востоке. Свой орден они назвали «Нищие рыцари»[3]. Они были настолько нищи, что на двух человек у них была всего одна лошадь; в память об этом их печать долго представляла собой изображение коня, на котором сидят два всадника [4]. О деятельности ордена, как и вообще об ордене мало кто знал вплоть до Собора в Труа в 1128 г., на котором орден был признан официально, а священнику святому Бернару Клервоскому поручили разработать его Устав, в который были бы сведены основные законы ордена.

Средневековый историк Вильгельм, архиепископ Тирский, канцлер Иерусалимского королевства, историк — один из крупнейших в Средние века, в своём труде документирует процесс создания ордена:

В том же году несколько благородных рыцарей, людей истинно верующих и богобоязненных, выразили желание жить в строгости и послушании, навсегда отказаться от своих владений и, предав себя в руки верховного владыки церкви, стать членами монашеского ордена. Среди них первыми и наиболее знаменитыми были Гуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер. Поскольку у братства не было пока ни своего храма, ни жилища, король предоставил им временное убежище у себя во дворце, построенном на южном склоне Храмовой горы. Каноники стоявшего там храма на определенных условиях уступили часть обнесенного стеной двора для нужд нового ордена. Более того, король Иерусалимский Балдуин II, его приближенные и патриарх со своими прелатами сразу обеспечили ордену поддержку, выделив ему некоторые из своих земельных владений — одни пожизненно, другие во временное пользование — благодаря чему члены ордена могли бы получать средства к существованию. В первую очередь им было предписано во искупление своих грехов и под руководством патриарха «защищать и охранять идущих в Иерусалим паломников от нападений воров и бандитов и всемерно заботиться об их безопасности».

— William of Tyre. Historia Rerum in Partibus Transmannis Gestarum: Bk.XII, chap.7// RHCr Historiens Occidentaux. — Pans, 1844. — Vol.1. — P.520.

В самом начале своей деятельности ордену предписывалось только охранять паломников и первые рыцари ордена образовывали нечто вроде братства мирян. Орден составлял группу рыцарей на службе храма Гроба Господня.[5]

Правитель Иерусалимского королевства Балдуин II выделил рыцарям в юго-восточном крыле Иерусалимского храма, в мечети Аль-Акса, место под штаб-квартиру. А Бернар Клервоский, разработавший Устав ордена рыцарей Храма, стал и патроном ордена. С той поры орден стали называть как Орден Храма, а рыцарей — храмовниками (тамплиерами).

Bernhard_von_Clairvaux

Святой Бернар Клервоский, покровитель ордена

Тамплиеры, присутствовавшие на Соборе в Труа, развернули во Франции и Англии активную и успешную кампанию по вербовке в орден, для чего большая их часть, следуя примеру Годфруа де Сент-Омера, отправилась на родину. Гуго де Пейн посетил Шампань, Анжу, Нормандию и Фландрию, а также Англию и Шотландию. Помимо множества неофитов, орден получил щедрые пожертвования в виде земельных владений[6], что обеспечило ему стойкое экономическое положение на Западе, особенно во Франции, и подтвердило его первоначальную «национальную» принадлежность — орден считался французским. Однако очень скоро идея присоединения к этому духовно-рыцарскому ордену захватила также и Лангедок, и Пиренейский полуостров, где близость враждебно настроенных мусульман заставляла местное население возлагать надежды по защите на крестоносцев.

29 марта 1139 г. папа Иннокентий II издал буллу, названную им Omne Datum Optimum, в которой говорилось, что любой тамплиер мог свободно пересекать любую границу, освобождался от налогов и не подчинялся никому, кроме самого папы римского.

 Связь с Храмом Соломона

120px-Cross_of_the_Knights_Templar.svg


Один из вариантов креста, использовавшийся орденом Тамплиеров

Поскольку они не имели ни церкви, ни постоянного прибежища, король дал им на время местожительство в южном крыле дворца, близ Храма Господня

— Гильом (Вильгельм) Тирский, хронист XII в.

«Храм Господень» — имеется в виду Второй иерусалимский Храм, построенный вернувшимися из Вавилонского Изгнания иудеями, во главе с пророками Ездрой и Неемией, и разрушенный римлянами в 70-х гг. н. э. Во время существования Иерусалимского королевства Храмом Господним именовался т. н. «Купол Скалы», он же — Золотой купол или, на арабском, Куббат ас-Сахра. Мечеть «Аль-Акса» («Крайняя») именовали Темплум Соломонис — Храм Соломона. Они — а также, позднее, и дворец Иерусалимского короля, были построены на территории Храмовой горы — там же, где стоял разрушенный римлянами Иерусалимский храм. Главная резиденция тамплиеров располагалась в южном крыле дворца. На средневековых планах и картах, изображающих Иерусалим, вплоть до XVI века Храмовая гора носит название Храма Соломона. К примеру, на плане Иерусалима 1200 года ясно можно прочитать «Темплу Соломонис». Отсюда и название самого ордена. В документах 1124-25 гг. тамплиеры именуются проще — «рыцари Храма Соломона» или «рыцари Иерусалимского Храма».

«Подлинный Храм — Храм, в котором они живут вместе, не столь величественный, правда, как древний и знаменитый Храм Соломона, но не менее прославленный. Ибо всё величие Соломонова Храма заключалось в бренных вещах, в золоте и серебре, в резном камне и во множестве сортов дерева; но красота Храма нынешнего заключена в преданности Господу его членов и их образцовой жизни. Тот вызывал восхищение своими внешними красотами, этот почитается из-за своих добродетелей и святых деяний, и так утверждается святость дома Господня, ибо гладкость мрамора не столь угодна Ему, как праведное поведение, и Он печется больше о чистоте умов, а не о позолоте стен.»

— Exhortatio S. Bernardi ad Milites Templi, ed. Mabillon. Parisiis, 1839, torn. I, col. 1253—1278

«Помещения их расположены в самом Храме Иерусалимском, не столь огромном, как древний шедевр Соломона, но не менее славном. Воистину, всё великолепие Первого Храма состояло в бренном золоте и серебре, в полированных камнях и дорогих породах дерева, тогда как очарование и милое, прелестное украшение нынешнего — религиозное рвение тех, кто его занимает, и их дисциплинированное поведение. В первом можно было созерцать всяческие красивые цвета, тогда как в последнем — благоговеть пред всевозможными добродетелями и благими делами. Воистину, святость — подобающее украшение для дома Божия. Там можно наслаждаться великолепными достоинствами, а не блестящим мрамором, и пленяться чистыми сердцами, а не золочёными филёнками.
Конечно же, фасад этого храма украшен, но не каменьями, а оружием, а вместо древних золотых венцов стены его увешаны щитами. Вместо подсвечников, кадильниц и кувшинов обставлен этот дом сёдлами, упряжью и копьями.»

Бернар Клервоский (1091—1153), «Похвала новому рыцарству»

«В 1118 году на Востоке рыцари крестоносцы — среди них были Жоффрей де Сен-Омер и Хуго де Пайен — посвятили себя религии, давши обет константинопольскому патриарху, кафедра которого всегда была тайно или открыто враждебна Ватикану со времен Фотия. Открыто признанной целью тамплиеров было защищать христианских пилигримов в святых местах; тайным намерением — восстановить Храм Соломона по образцу, указанному Иезекиилем. Восстановленный и посвящённый Вселенскому культу, Храм Соломона должен был стать столицей мира. Чтобы объяснить название тамплиеры (Храмовники), историки говорят, что Балдуин II, король Иерусалимский, дал им дом в окрестностях Храма Соломона. Но они впадают здесь в серьёзный анахронизм, потому что в этот период не только не оставалось ни одного камня даже от Второго Храма Зоровавеля, но трудно было и определить место, где эти храмы стояли. Следует считать, что дом, отданный тамплиерам Балдуином, был расположен не в окрестности Соломонова Храма, а на том месте, где эти тайные вооружённые миссионеры Восточного патриарха намеревались восстановить его.
Тамплиеры считали своим библейским образцом каменщиков Зоровавеля, которые работали с мечом в одной руке и лопаткой каменщика в другой. Поскольку меч и лопатка были их знаками в последующий период, они объявили себя Масонским Братством, то есть Братством Каменщиков»

— Элифас Леви (аббат Альфонс Луи Констан), «История магии»

По одной версии, в течение последующих девяти лет девять рыцарей не принимают в своё общество ни одного нового члена. Но следует отметить существование фактов, позволяющих либо усомниться в создании Ордена в 1119 году, либо в его девятилетней замкнутости. Известно, что в 1120 году в Орден был принят Фульк Анжуйский, отец Жоффруа Плантагенета, а в 1124 году — граф Шампанский. К 1126 году были приняты ещё два человека.

Одним из главнейших занятий Ордена были финансы. Но что представляли они собой в то время? По словам Марка Блока, «деньги мало циркулировали». Они были не реальными монетами, но переводными, счётными. «Лишь в самом конце XIII века французские легисты с трудом стали различать её (монеты) действительную стоимость (вес в золоте) и натуральную, то есть её трансформацию в денежный знак, инструмент обмена», — писал Жак Ле Гофф.[источник не указан 191 день] Величина ливра изменялась с 489,5 грамма золота (время Каролингов) до 89,85 грамма в 1266 году и до 72,76 грамма — в 1318 году. Чеканка золотых монет возобновилась с середины XIII века: флорин 1252 года (3,537 г.); экю Людовика IX; венецианский дукат 1284 года. В реальности, по словам Ж. Ле Гоффа, чеканили серебро: грош Венеции (1203), Флоренции (ок. 1235), Франции (ок. 1235). Денежные отношения, таким образом, носят весовой характер — что их несколько затрудняет. Попытки же оценить какую-либо степень богатства могут привести к неадекватным результатам. Можно, к примеру, оценивать по уровню 1100 года — когда ливр колебался в пределах 367—498 г, а можно по уровню 1318 года — ливр 72,76 г. Таким образом, автор какой-либо работы может, оперируя данными, получить нужный ему результат — об огромной величине богатства тамплиеров, например.

Нужно заметить — ввиду большого риска финансовыми операциями зарабатывали только определённые лица и конгрегации. Ростовщичеством занимались обычно итальянцы (ломбардцы) и евреи. Конкуренцию им составляли аббатства, которые обычно давали деньги под залог «земли и плодов с неё». Целью кредита обычно было паломничество в Иерусалим, сроком — возвращение оттуда. Величина кредита составляла, как правило, 2/3 суммы залога.

Значительно более солидно выглядел на этом поле финансовой деятельности Орден тамплиеров. У него был особый статус — не только светской организации, но и духовной; следовательно, нападения на помещения Ордена рассматривались как святотатство. Кроме того, тамплиеры получили позже у папы право заниматься финансовыми операциями, благодаря чему вели свою деятельность открыто. Другим конгрегациям приходилось прибегать ко всякого рода ухищрениям (например, давать деньги в рост евреям).

Именно тамплиеры являются изобретателями чеков, причём, если сумма вклада исчерпывалась, то её можно было увеличить с последующим восполнением родственниками. Дважды в год чеки посылали в комтурию выпуска для окончательных подсчётов. Каждый чек снабжался отпечатком пальца вкладчика. За операции с чеками Орден брал небольшой налог. Наличие чеков освобождало людей от необходимости перемещений драгоценных металлов (игравших роль денег), теперь можно было отправляться в паломничество с небольшим кусочком кожи и в любой комтурии тамплиеров получить полновесную монету. Таким образом, денежная собственность владельца чека стала недоступной для разбойников, число которых в Средневековье было достаточно велико.

У Ордена можно было взять ссуду под 10 % — для сравнения: кредитно-ссудные кассы и ростовщики давали ссуды под 40 %.[источник не указан 225 дней] Но со времён крестовых походов папы освободили крестоносцев от «еврейских долгов», тамплиерам же отдавали в любом случае.

По мнению Сюварда, «самым длительным занятием тамплиеров, их вкладом в разрушение монополии Церкви на ростовщичество, было занятие экономикой. Ни одно средневековое учреждение не сделало большего для развития капитализма»[7].

Орден обладал огромными земельными владениями: в середине XIII века около 9000 мануариев, а к 1307 году — около 10500 мануариев. Мануарием в Средние века называли земельный участок размером 100—200 га, доход с которого позволял вооружить рыцаря. Тем не менее, следует отметить, что земельные владения Ордена Св. Иоанна более чем в два раза превосходили по территории владения Ордена Храма.

Постепенно тамплиеры становятся крупнейшими кредиторами Европы. В числе их должников все — от крестьян до королей и пап. Банковское дело у них настолько развито, что Филипп II Август доверил казначею Ордена исполнение функций министра финансов: «В течение 25 лет королевская казна управлялась казначеем Ордена Гаймаром, потом Жаном де Милли»[источник не указан 191 день]. При Людовике IX Святом королевская казна находилась в Тампле. При преемнике Людовика она продолжала там оставаться и почти слилась с кассой Ордена. «Главный казначей Ордена стал главным казначеем Франции и сосредоточил финансовое управление страной», — пишет Лозинский С. Г.[источник не указан 191 день]. Не только французские короли доверяли казну государства тамплиерам: ещё за 100 лет до того один из ключей от иерусалимской казны также был дан на хранение Ордену.

Рыцарям Храма были знакомы бухгалтерский учёт и принцип двойной записи, чековые расчеты и сложные проценты; во всём христианском мире не было более опытных и честных экономистов.

Орден вёл активные строительные работы. На Востоке они по большей части заключались в возведении замков и мощении дорог. На Западе усилиями и за счёт Ордена строились дороги, церкви, соборы и замки. В Палестине тамплиерам принадлежало 18 важных замков, например, Тортоза, Фев, Торон, Кастель-Пелегринум, Сафет, Гастин и другие. За менее чем лет Орден построил в Европе «80 соборов и 70 храмов поменьше», — говорит Ж. Майе.[источник не указан 191 день]

Отдельно следует выделить такой вид деятельности тамплиеров, как строительство дорог. В то время нехватка дорог, множественность «таможенных барьеров» — сборов и пошлин, взимаемых каждым мелким феодалом у каждого моста и пункта обязательного проезда, не считая разбойников и пиратов, затрудняли возможность передвижения. К тому же качество этих дорог было, по мнению С. Г. Лозинского, отменно низким. Свои дороги тамплиеры охраняли и на их перекрёстках строили комтурии, где можно было остановиться на ночлег. Люди были защищены на дорогах Ордена. Существенная деталь: за проезд по этим дорогам не взималась таможенная пошлина — явление, исключительное для Средневековья.

Значительной была благотворительная деятельность тамплиеров. Устав предписывал им трижды в неделю кормить бедных в своих домах. Кроме нищих во дворе, четверо ели за столом. Г. Ли пишет, что когда во время голода в Мостере цена меры пшеницы поднялась с 3 до 33 су, тамплиеры кормили 1000 человек ежедневно.[источник не указан 191 день]

В 1291 году Акра пала, и оба ордена перенесли свои резиденции на Кипр. Ещё задолго до этого события тамплиеры, используя свои накопления и широчайшие связи, стали крупнейшими банкирами Европы, так что военная сторона их деятельности отошла на второй план.

Особенно велико было влияние тамплиеров в Испании, Франции и Англии. Орден сложился в жёсткую иерархическую структуру с великим магистром во главе. Они распределялись по четырём разрядам — рыцарей, капелланов, оруженосцев и слуг. По оценкам, во времена наибольшего могущества в ордене насчитывалось около 20 000 членов — рыцарей и сервентов.

Благодаря прочной сети командорств — в XIII веке их насчитывалось пять тысяч вместе с зависимыми замками и монастырями, — покрывающей почти целиком Европу и Ближний Восток, тамплиеры могли обеспечивать под небольшие ссудные проценты не только охрану вверенных им ценностей, но и их перевозку из одного места в другое, от заимодавца к заёмщику или от погибшего паломника к его наследникам.

Финансовая деятельность и непомерные богатства ордена вызывали зависть и вражду сильных мира сего, особенно французского короля Филиппа IV Красивого, который опасался усиления тамплиеров и, испытывая постоянную нехватку денег (он сам был крупным должником ордена), жаждал прибрать к рукам их имущество. Особые привилегии ордена (подсудность лишь папской курии, изъятие из-под юрисдикции местных феодалов, освобождение от уплаты церковных налогов и др.) вызывали недоброжелательство к нему со стороны церковного клира.

Секретные переговоры короля французского с папой Римским

Воспользовавшись в качестве предлога каким-то случайным доносом[источник не указан 622 дня], Филипп приказал без шума допросить нескольких тамплиеров и затем начал секретные переговоры с папой Климентом V, настаивая на расследовании положения дел в ордене. Опасаясь обострять отношения с королём, папа после некоторого колебания согласился на это, тем более, что встревоженный орден не рискнул возражать против проведения следствия.

Осенью, 22 сентября 1307 года Королевский совет принял решение об аресте всех тамплиеров, находившихся на территории Франции. Три недели в строжайшем секрете велись приготовления к этой совсем нелёгкой для тогдашних властей операции[источник не указан 622 дня]. Королевские чиновники, командиры военных отрядов (а также местные инквизиторы) до самого последнего момента не знали, что им предстояло совершить: приказы поступили в запечатанных пакетах[источник не указан 622 дня], которые разрешалось вскрыть лишь в пятницу, 13 октября. Тамплиеры были захвачены врасплох. Нечего было и думать о сопротивлении.

Король делал вид, что действует с полного согласия папы.[источник не указан 622 дня] Тот же узнал о мастерской «полицейской» акции, проведённой Филиппом, лишь после её свершения[источник не указан 622 дня]. Арестованным сразу же были приписаны многочисленные преступления против религии и нравственности: богохульство и отречение от Христа, культ дьявола, распутная жизнь, различные извращения.

Допрос вели совместно инквизиторы и королевские слуги, при этом применялись самые жестокие пытки, и в результате следствие добилось нужных показанний. Филипп IV даже собрал в мае 1308 года Генеральные штаты, чтобы заручиться их поддержкой и тем самым нейтрализовать любые возражения папы. Формально спор с Римом вёлся о том, кому надлежит судить тамплиеров, по существу же — о том, кто унаследует их богатства.

Уничтожение ордена

Molay

Жак де Моле

Ранним утром 13 октября 1307 года, члены ордена, проживавшие во Франции, были арестованы чиновниками короля Филиппа IV Красивого. Аресты производились именем Святой инквизиции, а владения тамплиеров переходили в собственность короля.

Членов ордена обвиняли в тягчайшей ереси — в отречении от Иисуса Христа, в том, что они плевали на распятие, целовали друг друга непристойным образом и питали склонность к гомосексуализму, а также поклонялись идолам (конкретно Бафомету) на своих тайных собраниях, кремировали умерших братьев и подмешивали пепел в общую трапезу и т. д. В октябре и ноябре арестованные тамплиеры, в том числе Жак де Моле, великий магистр ордена, и Гуго де Пейро, генеральный визитатор, почти одновременно признали свою вину. Ко многим заключённым применялись пытки, несколько сотен тамплиеров было замучено до смерти в первые же дни после арестов. Затем де Моле публично повторил свое признание перед собранием теологов Парижского университета. Со своей стороны король Филипп IV написал другим монархам христианского мира с настоятельной просьбой последовать его примеру и произвести аресты тамплиеров в своих владениях.

Папа Климент V сначала воспринял эти аресты как прямое посягательство на его авторитет. Однако он был вынужден примириться со сложившимся положением вещей и вместо того, чтобы сопротивляться, попытался взять ответственность за случившееся на себя. 22 ноября 1307 г. он издал буллу «Pastoralis praeeminentiae», в которой отдал приказ всем монархам христианского мира произвести аресты тамплиеров и конфискацию их земель и имущества. Эта булла положила начало судебным процессам в Англии, в Испании, в Германии, Италии и на Кипре. Два кардинала были посланы в Париж для того, чтобы лично допросить руководителей ордена. Однако в присутствии представителей папы де Моле и де Пейро отказались от своих признаний и настоятельно просили остальных тамплиеров сделать то же самое.

В начале 1308 года папа приостановил инквизиционные процессы. Филипп IV и его люди целых полгода тщетно пытались воздействовать на папу, побуждая его вновь начать следствие. Кульминацией уговоров явилась встреча короля и папы в Пуатье в мае-июне 1308 г., во время которой после долгих споров папа наконец согласился начать два судебных расследования: одно должно было осуществляться папской комиссией внутри самого ордена, второе — представлять собой серию судебных процессов на уровне епископств, где местные суды должны были определить виновность или невиновность того или иного члена ордена. На октябрь 1310 г. был намечен Вьеннский собор, которому предстояло вынести окончательное решение по делу тамплиеров.

Епископальные расследования, которые проводились под контролем и давлением со стороны самих епископов, тесно связанных с французским престолом, начались уже в 1309 г., и, как оказалось, в большинстве случаев тамплиеры повторили свои первоначальные признания после применения суровых и продолжительных пыток. Папская комиссия, расследовавшая деятельность ордена в целом, начала слушания по делу лишь в ноябре 1309 г. Братья-тамплиеры, вдохновляемые двумя талантливыми священниками — Пьером де Болонья и Рено де Провеном, — стали последовательно защищать свой орден и своё достоинство перед лицом папской комиссии.

К началу мая 1310 г. почти шестьсот тамплиеров пришли к решению защищать орден, полностью отрицая истинность вырванных у них в начале следствия признаний, сделанных либо перед инквизиторами в 1307 г., либо перед епископами в 1309 г. Папа Климент V отложил Собор на год — до 1311 г. Архиепископ Санса, ставленник короля, вновь начав расследование по делу отдельных членов ордена в рамках своей епархии, установил, что сорок четыре человека виновны как повторно впавшие в ересь, передал их светскому суду (приводившему в исполнение приговоры церковных судов). 12 апреля 1310 г. пятьдесят четыре тамплиера были приговорены к сожжению на костре и казнены в предместье Парижа. Один из двух главных вдохновителей защиты ордена в суде, Пьер де Болонья, пропал без вести, а Рено де Провен был приговорён советом провинции Санс к пожизненному тюремному заключению. Благодаря таким мерам воздействия тамплиеры вернулись к своим первоначальным показаниям. Слушания папской комиссии также закончились только в июне 1311 года.

Летом 1311 года папа объединил свидетельские показания, полученные им из Франции, с материалами следствия, поступавшим из других стран. Но только во Франции и в тех районах, что находились под её господством или влиянием, от тамплиеров действительно добились признания вины. В октябре наконец состоялся Вьеннский собор, и папа настоятельно потребовал роспуска ордена на том основании, что тамплиеры в высшей степени обесчестили себя и что орден уже не сможет существовать далее в прежнем виде. Сопротивление святых отцов во время Собора было, однако, весьма значительным, и папа под давлением короля Франции настоял на своём, заставив аудиторию молчать под страхом отлучения от церкви. Булла «Vox in excelso» от 22 мая 1312 года ознаменовала роспуск ордена, а согласно булле «Ad providam» от 2 мая вся собственность ордена безвозмездно передавалась другому крупному ордену — госпитальерам. Вскоре после этого Филипп IV изъял у госпитальеров крупную сумму денег в качестве судебной компенсации.

Templars_Burning

Два тамплиера сжигаются на костре.

Легенда о проклятии

Согласно Готфриду Парижскому, Жак де Моле, взойдя на костёр, вызвал на Божий суд Филиппа IV, хранителя печати Ногаре и Климента V. Вроде бы сломленный морально и физически великий магистр неожиданно громким, громовым голосом, так, чтобы слышал народ, произносит:[источник не указан 191 день]

— Справедливость требует, чтобы в этот ужасный день, в последние минуты моей жизни я разоблачил всю низость лжи и дал восторжествовать истине. Итак, заявляю перед лицом Земли и Неба, утверждаю, хотя и к вечному моему стыду: я действительно совершил величайшее преступление, но заключается оно в том, что я признал себя виновным в злодеяниях, которые с таким вероломством приписывают нашему ордену. Я говорю, и говорить это вынуждает меня истина: орден невиновен; если я и утверждал обратное, то только для прекращения чрезмерных страданий, вызванных пыткой, и умилостивления тех, кто заставлял меня все это терпеть. Я знаю, каким мучениям подвергли рыцарей, имевших мужество отказаться от своих признаний, но ужасное зрелище, которое мы сейчас видим, не может заставить меня подтвердить новой ложью старую ложь. Жизнь, предлагаемая мне на этих условиях, столь жалка, что я добровольно отказываюсь от сделки…

Очевидно, практика вызова на Божий Суд связана с верой в высшую справедливость, перед лицом которой виновные отвечают жизнью. На Божий Суд вызывали в предсмертном состоянии — это было последние желание умирающего. Согласно средневековым представлениям, последняя воля, последнее желание умирающего выполняется. Такая точка зрения не является характерной только для Средневековья. Взгляд этот мы можем встретить в разные периоды истории человечества в абсолютно разных регионах. Отголоски такого рода представлений практически дошли до Нового времени — последнее желание перед гильотиной например, или современная практика завещания — весь смысл которого и заключается в точном исполнении воли покойного.

Таким образом, Божий Суд из испытаний раскалённым железом, кипящей водой и судебных поединков в XIV веке превратился в рассмотрение дела перед лицом Бога, где истец — покойник, а ответчики — живы. Практика такого рода судов была достаточно обычной и Г. Ли приводит несколько примеров вызовов на Божий Суд. Нет ничего необычного, таким образом, в вызове великим магистром своих виновников на Божий Суд. Постепенно практика таких судов была забыта, и сознание недобросовестных историков создало легенду о проклятии тамплиеров. Эта легенда была широко раздута и послужила одним из оснований для приписываний Ордену различных магических практик.

Задыхаясь в языках пламени, Жак де Моле предал анафеме папу, короля, Ногарэ и всё их потомство на вечные времена, предрекая, что оно будет унесено великим смерчем и развеяно по ветру.

Здесь-то и начинается самое загадочное. Чуть более чем через месяц (20 апреля 1314 года) от кровавого поноса в ужасных судорогах скончался папа Климент V. Почти сразу же за ним умирает верный соратник короля де Ногарэ[8]. В ноябре того же года якобы от инсульта скончался абсолютно здоровый Филипп Красивый.

Судьбу Филиппа разделили и три его сына, которых в народе окрестили «проклятыми королями». На протяжении 14 лет (1314—1328 гг.) они погибли один за другим при загадочных обстоятельствах, не оставив потомства. Со смертью Карла IV, последнего из них, династия Капетингов прервалась.

Как ни странно, но и это ещё далеко не всё. Уже на первых представителей новой династии Валуа, родственной Капетингам, посыпались неслыханные бедствия. Началась широко известная Столетняя война (1337—1453 гг.). В ходе этой войны один из Валуа, Иоанн Добрый, умер в плену у англичан, другой, Карл VI, сошёл с ума.

Валуа, как и Капетинги, кончили полным вырождением, при этом все последние представители династии погибли насильственной смертью: Генрих II (1547—1559) погиб на турнире, Франциск II (1559—1560) умер от усердного лечения, Карл IX (1560—1574) отравлен, Генрих III (1574—1589) убит фанатиком.

И Бурбоны, сменившие Валуа в конце XVI века, продолжали испытывать на себе проклятие Жака де Моле: основатель династии Генрих IV пал от ножа убийцы, последний же её представитель при «старом порядке» Людовик XVI погиб на эшафоте в ходе революции. Любопытная деталь: перед казнью этот король был заточен в Тампльской башне, некогда бывшей твердыней тамплиеров. По словам современников, после того, как короля обезглавили на эшафоте, какой-то мужчина прыгнул на помост, окунул руку в кровь мёртвого монарха и показал её толпе, громко крикнув:
— Жак де Моле, ты отмщён![источник не указан 191 день]

Не меньшие бедствия постигли и «проклятых» пап. Едва кончилось «авиньонское пленение» — началась «схизма»: двое, а то и трое пап, избранных одновременно, в течение почти всего XV века предавали анафеме друг друга. Не успела закончиться «схизма», началась Реформация: сначала Ян Гус, потом Лютер, Цвингли и Кальвин свели на «нет» влияние «апостольских наместников» в центральной Европе, а Великая революция 1789—1799 годов вырвала из-под власти пап и Францию.

Следует отметить, что ещё на заре своей деятельности орден в глазах современников виделся как некий мистический институт. Рыцарей Храма подозревали в волшебстве, колдовстве и алхимии. Считалось, что тамплиеры связаны с тёмными силами. В 1208 году папа Иннокентий III призывал храмовников к порядку по причине их «нехристианских действ» и «заклинания духов». Кроме того, легенды утверждают, что тамплиеры были весьма искусны в изготовлении сильнодействующих ядов.

Тамплиеры были истреблены лишь во Франции. Английский король Эдуард II отправил рыцарей Храма в монастыри, чтобы они искупили свои грехи. Шотландия даже предоставила убежище тамплиерам из Англии и, возможно, Франции. Германские храмовники после роспуска ордена перешли в состав Тевтонского ордена. В Португалии рыцари Храма были оправданы судом и в 1318 году лишь изменили своё название, став рыцарями Христа. Под таким названием орден сохранился до XVI века. Корабли ордена плавали под восьмиконечными тамплиерскими крестами. Под этими же флагами плавал в Индию Васко да Гама.

 

Довольно простое объяснение происхождения богатства тамплиеров дал А. В. Гульцев, специализирующийся на работе с архивами масонской ложи Великий Восток Франции: «Обычно, уходя в крестовые походы, рыцари-феодалы передавали всё своё имущество под наблюдение братьев Ордена. Зная, что назад возвращался, в лучшем случае, один из десяти — остальные либо погибали, либо оставались жить в Святой земле… либо становились тамплиерами — можно понять, с какой скоростью богател Орден» [9].

Рыцари Ордена Храма были профессиональными военными и одними из лучших в Европе финансистами. Вызывает некоторое удивление лёгкость ареста тамплиеров во Франции. Ворваться в замки и спокойно арестовать более ста рыцарей — профессиональных военных — невозможно. Дело в том, что на протяжении всего 1307 года стоял вопрос между Папой и королём Франции и Великим Магистром Ордена о снятии различных обвинений с Ордена. Магистр сам требовал суда для оправдания Ордена, однако никто и предположить не мог, что всё произойдёт таким образом: предадут. Возможность поправить свои финансовые дела и подтолкнула Филиппа IV к процессу изгнания Ордена.

Очень большое внимание уделяют исследователи вопросу о сокровищах тамплиеров. При этом не учитывается, что в то время доходы чаще шли в натуральной форме, а не в денежной. Таким образом, тамплиеры получали сельскохозяйственные продукты, которые в своём большинстве шли на благотворительные цели. Значительных денежных сумм у тамплиеров в октябре 1307 года скорее всего не было — они готовились к проверке, следовательно произвели все расчёты. Это объяснение не претендует на абсолютную полноту, но, возможно, немного уточняет этот вопрос.

Имущество Ордена после его упразднения подверглось широкому разграблению со стороны не только духовенства и королей, но и частных лиц.

На официальную историю Ордена накладывается много противоречий и нелогичностей. Не подлежит сомнению одно: согласно своему официальному Уставу Орден является католическим. И нет никаких свидетельств, которые могли бы это опровергнуть.

Наиболее яркие слова о последствии падения рыцарей Храма принадлежат Чарльзу Уильяму Гекерторну: «С Тамплиерами погиб целый мир; рыцарство, крестовые походы кончились с ними. Даже папство получило ужасный удар. Символизм был глубоко потрясен. Возник жадный и бесплодный торговый дух. Мистицизм, озарявший таким ярким светом прошлые поколения, нашёл холодность, недоверие в душах людей. Реакция была сильная, и Тамплиеры первые пали под жёсткими ударами Запада, стремившегося возмутиться против Востока, который до сих пор во многих отношениях преобладал в нём, управлял им и притеснял его».[11]

WIKIPEDIJA

 

"Есть нечто, что кажется истинным сегодня. Но настоящее - иллюзия. Оно тут же превращается в прошлое. Существует только зыбкое прошлое и неясное будущее. Кто властен переписать прошлое во имя будущего - разве не подобен Всевышнему Творцу? Вначале было слово. Важно произнести его, а потом оно обрастет плотью и кровью "

 На смерть Жака де Моле.

2Все началось в Иерусалиме.

 Первый крестовый поход, провозглашенный Урбаном II, двинулся на Ближний Восток в 1096 г. Поначалу это был стремительный поток паломников, невооруженных и недисциплинированных, поднятых энтузиазмом их предводителя Петра Пустынника. Отправившись дорогами Венгрии и Византии, они самым плачевным образом погибли на берегах Босфора. За беспорядочной толпой следовала армия крестоносцев, прибывших из Франции и Фландрии во главе с Готфридом Бульонским и его братом Бодуэном (Балдуином). По дороге к ним присоединились и другие крупные феодалы: После длительных переговоров с византийским императором крестоносное войско прошло через Константинополь, пересекло Малую Азию, осадило Антиохию и в июле 1099 г. приступом взяло Иерусалим.

Готфрид Бульонский отказался от королевской короны, приняв скромный титул "Защитника Гроба Господня". Но после смерти Готфрида в 1100 г. брат Балдуин наследовал ему как король Иерусалимский и "управлял делами королевства с великим мужеством и умом". В последнем 1118 г. его правления. Восточное королевство еще ограничивалось узкой полосой земли, протянувшейся по побережью от Антиохии до Яффы. Оно расширялось на севере, образуя графство Эдессу, в то время как на крайнем юге, по ту сторону Мертвого моря, подобно наконечнику копья в Египет врезался замок Монреаль — цитадель Заиорданской сеньории; прибрежные же города Аскалон и Газа оставались в руках каирских сарацин. Толпами прибывали паломники и арендаторы-колонисты, привлеченные ловкой политикой Балдуина I.. Однако разбойники тоже наводнили дороги , захватывая паломников, грабя  и убивая многих из них.

1Паломники нуждались в защите и именно этой цели посвятил себя , основав в 1118-м году новый рыцарский орден,  шампанский рыцарь по имени Гуго де Пейен. Об этой личности мы почти ничего не знаем, кроме того, что Гуго был уже немолод. Но во многом он должен был походить на идеал — благородного "Защитника Гроба Господня", будучи доблестным, набожным и исполненным великого простодушия. Девять монашествующих воинов приняли обет бедности. Сохранилась их печать — два всадника на одном коне. Вот их имена /орфография может варьироваться/:

- Гуго (Хуго) де Пэйнс ( де Пейен )
- Годфруа де Сент-Омер
- Андре де Монбар
- Гундомер
- Годфруа
- Рорал ( Ролан )
- Жоффрей Бизо ( Жоффруа Бизо )
- Пэйн де Мондезир ( Пейен де Мондидье )
- Аршамбо де Сент-Эйнан ( Сент-Аман)

Под черно-белым флагом — босеаном , в обычных мирских одеждах, они и начали свою загадочную партию. Кстати слово baussant попросту означает "окрашенный в два цвета", в данном случае — черный и белый. Тогда же впервые прозвучал клич ордена "Vive Dieu Saint Amour!" — "Да здравствует Бог Святая Любовь!".

Король Иерусалима  Балдуина I  лично отвел рыцарям резиденцию - помещение, находившееся с южной стороны дворца иерусалимского короля и примыкавшее к церкви гроба Господня. В свое время она была мечетью аль-Акса, святыней мусульман. На том же месте, по преданию, находился и храм царя Соломона..  Так и возникло название — храмовники или тамплиеры (По-французски храм - "тампль" (le temple)). Полное же наименование звучало : "Pauperi commilitiones Christi Templicue Salomoniacis" — "Бедные соратники Христа и Соломонова Храма".


Странно: хронист короля Бодуэна I умалчивает о первых годах тамплиеров. Недомолвками их история полна с самого начала. Странностями — тоже. Формально целью ордена стало сопровождение паломников через населенные воинственными сарацинами земли. Но могли ли выполнить эту задачу девять рыцарей?  Что за гигантские подземные пространства на месте Храма Соломона расчищала братия? И тут возникает легенда о сокровищах Соломонова Храма и документах о генеалогии иудейских царей, давших начло королевской династии Меровингов.

В течение первых девяти лет  ряды рыцарей не пополнялись. и "Бедные рыцари Христа" могли бы и дальше пребывать в безвестности, если бы к 1126 г. не приняли в качестве собрата графа Гуго Шампанского. Он стал крестоносцем отчасти из сострадания, отчасти с досады — после того, как лишил сына наследства и передал свои земли племяннику Тибо де Бри.  Одним из друзей Гуго, ранее получивший от него земли Клерво, для основания монастыря был Бернар Клервоский - вдохновитель второго крестового похода, канонизированный ещё при жизни  как Святой Бернар. Он сразу же проникся горячей дружбой к магистру Бедных рыцарей, "моему дражайшему Гугону", и призвал Папу, легата и архиепископов Реймсского и Сансского собрать Собор.

Итак, благодаря св. Бернару  Клервоскому и Гуго Шампанскому ( хотя последний и не присутствовал при этом событии) в день святителя Илария 14 января 1128 г. собрался Собор в Труа, где состоялась официальная "регистрация" нового ордена.  Возглавлял Собор кардинал-легат Матвей Альбанский, но истинным авторитетом для Собора был Бернар Клервоский, ибо собрание состояло почти целиком из его друзей, учеников и ревностных последователей

Итак, ко всеобщей радости и всеобщему братству, молитвами магистра [титул является подражанием античному Magister equitum (начальник, наставник всадников] Гуго де Пейена, коим милостью Божией положено начало вышеназванному рыцарству, мы собрались в Труа из разных провинций по ту сторону гор на праздник господина нашего святого Илария [епископ Иларий Пикгавийский (т. е. Пуатевинский) (ум. 367), выдающийся богослов, гимнограф и историк Церкви. В западной традиции признается одним из Учителей Церкви] в год от Воплощения Христова 1128, в девятую годовщину возникновения вышеупомянутого рыцарства. И об обычае и установлении рыцарского ордена мы услышали на общем капитуле из уст названного магистра, брата Гуго де Пейена. И, сознавая всю малость нашего разумения, мы то, что сочли за благо, одобрили, а то, что показалось неразумным, отвергли.

Отцы Собора в Труа даровали рыцарям первоначальный устав, предоставили  право носить белые плащи (послушникам и сержантам — черные), владеть и управлять землями и вассалами (невзирая на обет бедности) и получать, в качестве милостыни, десятину.

И, о чудо, бедные храмовники и стоявшие на пороге краха цистерианцы — одновременно — получают второе дыхание. Тамплиеры строят на Святой Земле несколько крепостей. А Бернар основывает 69  аббатств. Официально считается что источником средств были пожертвования христианских монархов и благодарность испанцев за помощь в борьбе с маврами, но возможно, источник следует искать в  сокровищах Храма Соломона, зарытых по легенде римскими легионероми в 70-х годах от р.х.

3Вскоре храмовники стали главной ударной силой в сражениях с сарацинами.  Однако постепенно рыцарский дух начал вытесняться иными соображениями.

Дело в том, что Папская булла "Omne Datum Optimum", данная папой  Иннокентием II второму Великому Магистру Ордена Роберу де Краону 29 марта 1139 освободила тамплиеров от всякой церковной власти, кроме власти Папы, разрешила принимать в свои ряды отлучённых от церкви и запретила приходским священникам взимать с Тамплиеров десятину и налагать (даже под видом покаяния) на них денежные штрафы, что привлекало в ряды ордена множество приверженцев.

За буллой "Omne Datum Optimum" в 1145 г. последовала другая — "Militia Dei", оповещавшая епископов о том, что тамплиеры отныне имеют право возводить часовни. Это означало, в том числе и снижение дохода обычных церквей, так как многие прихожане потянулись к тамплиерам.

Орден превращался в "церковь внутри церкви", подчиненную, и то до поры до времени, только Папе, политика которого стремилась сделать из рыцарей войско, зависящее только от Рима, послушное орудие для распространения папского влияния и для порабощения местных церквей.

Хотя неудачу второго крестового похода ( 1147-1149-й  годы ), определила , в первую очередь, разобщённость войск крестоносцев - она дала почву и для нападок на Тамплиеров. Хотя, единственно, в чем их можно было упрекнуть - это в лучшем знании политических реалий, и желании сохранить Дамаск как буфер между  своими владениями и сарацинами. Впрочем и Иерусалимского короля Балдуина III больше интересовал Египет. Однако одну из самых мрачных страниц в Истории Ордена Тамплиеров - потерю Иерусалима в 1187-м году ,  связывают с  Жераром де Ридфором, избанным в 1184-м году Магистром ордена Храма

 

Войны - Банкиры.

Однако военные неудачи не подкосили орден, спасательным кругом стала банкирская деятельность. Эта функция вначале должна была лишь обеспечить поддержку паломников в Святой Земле. Но затем в истории Дома появился обычай давать в долг путешественника, первый дошедший до нас договор займа датирован 1135-м годом.

Храмовники очень строго относились к деньгам - честность была их торговой маркой.  Военная сила Ордена позволила создать и управлять обширной сетью торговли между Европой , Святой Землей и мусульманским миром. Сильный флот сделал "сеть" Ордена практически единственным безопасным путем в Иерусалим. Храмовники разработали тщательную систему для перевода денежных средств на Ближний Восток - т.е. можно было положить деньги на "счет" в одной стране и получить их по "чеку" в другой. Именно Тамплиеры -Храмовники ввели в обращение банковские чеки, какими до сих пор пользуются во всем мире

Все возрастающая забота об управлении средствами удвоилась за счет дипломатических операций. Ведь Тамплиеры пользовались неприкосновенностью на любой войне между христианами. Они показали себя ловкими и верными агентами. Связанные родством с благороднейшими фамилиями Европы, они обладали придворным опытом и знали всех.

Таким образом, "бедные рыцари Христовы", не имеющие денег в личном обращении, стали крупнейшими ростовщиками своей эпохи, а парижский орденский дом превратился в центр европейских финансов.

Прибыльная торговля, оживленное банкирское и вексельное дело беспрерывно увеличивали огромные наличные средства Ордена, которые хранились в его главном банке - парижском Тампле. Во второй половине 13 века ежегодный доход Ордена достигал 54 миллионов франков. Во время третьего крестового похода английский король Ричард Львиное Сердце, как всегда, остро нуждавшийся в деньгах, продал или заложил рыцарям Храма захваченный им у Византии остров Кипр, за который в 1191 г. тамплиеры заплатили аванс в 40 тысяч безантов (золотых), а 60 тысяч отдали позднее.

4После падения Иерусалима. Ордена Тамплиеров и св. Иоанна  заняли и почти все важные замки севера Сирии, расширив или восстановив девять крепостей из десяти. В течение последних двадцати лет XII в. строительство было продолжено. Но соперничество и прискорбная ревность, разделявшая их, заставили воспользоваться для своих сооружений противоположными архитектурными стилями. Тамплиеры, которых всегда подозревали в склонности к ереси и таинственным наукам Востока, возродили традицию Юстиниана, такой, какой она представала в пришедших в упадок крепостях северной Сирии, эту традицию они развили путем ее упрощения. Госпитальеры в силу своей консервативности взяли за образец фортификационную школу, процветавшую во Франции

Замок Паломника, Сафет, Бельвуар в Галилее, Бофор и Аркас в Ливане, Ареймех (Красный Замок), Сафита (Белый Замок) и Тортоза в Сирии, Баграс и Гастен на Оронте, Скала Гийома, Скала Рюссоля, Дарбезак и порт Боннель в Армении являлись тяжким бременем для Дома ордена. Если еще прибавить к этому расходы на содержание монастыря — подвижной силы ордена Храма, которая состояла из 300 рыцарей и, возможно, такого же числа братьев-сержантов монастыря с их оруженосцами, местными наемниками, караваном сменных и вьючных лошадей; и двух монастырей Триполи и Антиохии (не считая боевых сил в Европе, на Иберийском полуострове, — монастыря Испании, лишь вдвое уступавшему монастырю Святой Земли, и всех крепостей на содержании Дома до самой Коимбры), становится ясно, какая финансовая проблема должна была решаться ежедневно магистром и казначеем. На Ближнем Востоке и в Западной Европе укрепилось до пяти тысяч командорств. Они являлись не только крепостями, но и ячейками финансовой сети.

Автор устава святой Бернар был прозорлив! Получив белый плащ, посвященный узнавал, что вместе с ним членами братства тамплиерами становились все его родственники. А ведь древние аристократические рода охватывали своими генеалогическими древами многие страны.

Устав тамплиеров служил основой для создания сверхнационального сообщества. Возможно, это был первый проект Единой Европы. Причем, и экономически, и политически более централизованной, чем Священная Римская империя. Что и дало основание считать тамплиеров прародителями масонов

 

КАТАРЫ.

Одна из наиболее интересных черт ордена проистекала из его устава. Ради спасения заблудших он разрешал рыцарям контакты не только с язычниками , но и  с отлученными от Церкви и  преступниками...  Веротерпимость храмовников граничила с богоборчеством.

Особенно ярко это  проявилось  во время гонений инквизиции на еретиков-катаров. Парадокс: многие из них вступили в орден, находившийся в прямом подчинении папе римскому! "Juna, pardjura, jecreta prodere nali" — "Давай клятвы, делайся клятвопреступником, лишь бы только не выдал секрета".  В чем же был секрет? Это обстоятельство еще припомнят ордену!

Но вернёмся к катарам. С начала XI века весь Юг Франции или Лангедок охватило новое учение, которое проповедовали странники в простых черных одеждах, перепоясанных грубыми веревками. Последователи называли их "совершенными" или "катарами", что по-гречески означает "чистые". Еще их называли альбигойцами - поскольку одним из основных центров катаров стал город Альби.


Мир, учили катары, является ареной борьбы двух непримиримых начал: Добра и Зла. Дух является творением Добра, а материя, осквернившая и сковавшая дух, создана Злом. Для того, чтобы победило Добро нужно преодолеть нечистую материю, отказаться от всего земного и суетного, стать бедным и целомудренным и таким образом воспринять идею Любви.


Катары считали, что человеку для того, чтобы достичь совершенства, необходим личный опыт, непосредственное общение с Богом. Новое учение отбрасывало все церковную иерархию; его последователи называли папскую церковь, погрязшую в ереси и разврате, "слугой Дьявола". Все, что от нее исходит - лживо и пагубно, а ее таинства не имеют никакой ценности.

Мирная проповедь "совершенных", которые отрицали всякое насилие и строго следовали заповеди "не убий", быстро завоевала сотни тысяч сторонников. Катарские храмы и соборы строились в Альби, Тулузе, Нарбонне, Каркассоне, Перпиньяне, Фуа, практически во всех городах и селах Лангедока. Сам граф Раймунд VI Тулузский, которого называли "королем Лангедока", поддержал новое учение. Катарский дуализм становился официальным вероучением Юга Франции, решительно вытесняя католическую церковь.

Союзником Рима в борьбе против "еретиков" выступил король Франции Филипп II Август, который давно мечтал прибрать к руках богатое и независимое Тулузское графство и присоединить Лангедок к королевским владениям. Долго ждать не пришлось - удобный случай подвернулся в 1209 году, когда в Тулузе был убит папский легат. В убийстве тотчас же были обвинены катары, и папа объявил крестовый поход против еретиков. На следующий год из Лиона в Лангедок и Прованс двинулась огромная армия под предводительством вассала французского короля Симона де Монфора; "идеологическим" руководителем крестоносцев папа назначил аббата Арнольда, настоятеля монастыря Сито.

"Защитники веры" опустошали города и села Лангедока, истребляя всех жителей без разбора. В городе Безье на площадь перед церковью Святого Назария было согнано 20 тысяч мужчин, женщин и детей. Многие молили о пощаде, клялись, что являются верными католиками. Рыцари обратились к аббату Арнольду с вопросом

- Что нам делать, отче? Не умеем мы различать добрых от злых?
"И вот аббат, - пишет хронист, - боясь, чтобы те еретики из страха смерти не прикинулись правоверными..., сказал, как говорят: "Бейте их всех, господь своих узнает!" И перебито было великое множество..."

Безье горел три дня...
Вслед за Безье пали Перпиньян, Нарбонн, Каркассон... Жители Лангедока оказывали упорное сопротивление крестоносным убийцам. Походы французских войск против катаров, получившие название "Альбигойские войны", продолжались более 30 лет. За это время богатые и процветающие земли Южной Франции превратились в выжженную безлюдную пустыню. В марте 1244 года пала последняя твердыня катаров - крепость Монсегюр, а спустя несколько дней 257 ее защитников были сожжены...

Орден Храма, в течении всех этих лет оставалась в стороне от походов в Лангедок. В ответ на призыв папы принять участие в войне против катаров руководители тамплиеров прямо заявили, что не считают вторжение французских войск в Тулузское графство "настоящим" крестовым походом и не намерены в нем участвовать.
Орден во время Альбигойских войн формально сохранял нейтралитет, однако его командорства в Лангедоке нередко предоставляли убежище катарам и даже защищали их от крестоносцев. Более того, тамплиеры с оружием в руках участвовали в битве при Мюре в 1213 году на стороне катарской армии.

Истоки симпатии к катарам видны невооружённым глазом. Дело в том , что ряды Ордена все время пополнялись выходцами из аристократических семей Прованса и Лангедока. Родовитые катары не только занимали командные посты в южнофранцузских орденских общинах, но и входили в высшее руководство Ордена. И может быть в массовом вступлении катаров в ряды Тамплиеров кроются истоки труднообъяснимого обряды отречения от Христа при вступлении в орден, когда при вступлении в Орден неофиты, если верить документам инквизиционного следствия, должны были отречься от Иисуса Христа и плюнуть на крест (или в его сторону). Причем многие рыцари уточняли, что их наставники-тамплиеры отрицали только божественную сущность Христа, но признавали его боговдохновленным пророком; они порицали поклонение иконам и статуям как идолопоклонство, а про крест говорили, что это не святой символ, а орудие казни.

Показания тамплиеров удивительным образом совпадают с дошедшими до нас сведениями о вероучении катаров. Хотя все священные книги и теоретические труды "совершенных" были сожжены инквизицией, по отрывочным и косвенным данным исследователи восстановили основные катарские догматы. В частности, одним из краеугольных камней этого вероучение было отрицание божественной природы Христа. По мнению катаров, бог не мог воплотиться в нечистой материи, которая, по их представлениям, была создана Сатаной. Поэтому Иисус для катаров никак не мог быть Сыном Божьим, а являлся пророком, которым руководил Святой Дух.

Иисус-пророк проповедовал божественное учение Любви, однако по наущению Сатаны его схватили и распяли на кресте. "Крест Христа, - учили катары, - не должен служить предметом поклонения, так как никто не станет поклоняться виселице, на которой был повешен его отец, родственник или друг".

В 1291 году последние крепости крестоносцев в Святой земли пали под ударами мусульман, неудивительно, что храмовники обосновались на Юге Франции, где Орден владел обширными землями и располагал поддержкой местной знати.  Так возникла версия: сокровища из Иерусалима рыцари спрятали в одном из бывших замков еретиков в Южной Франции.  Может быть это гипотеза и явилась одной из причин предопределивших КОНЕЦ ОРДЕНА.

ТАМПЛИЕРЫ. КОНЕЦ ОРДЕНА

Из всех, кому удалось ускользнуть из утраченного королевства, тамплиеры были особенно растеряны. Светские бароны искали убежища на Кипре, где рыцари св. Иоанна обладали уже значительным состоянием. В 1310 г. госпитальеры завоевали остров Родос и создали морскую державу, соперника итальянских республик. Тевтонские рыцари переместили свои главные силы в Пруссию. Тамплиерам, жертва которых оказалась самой тяжкой, было труднее всего приспособиться, ибо их владения на Кипре не были сравнимы с доменами госпитальеров. Возможно, им было бы лучше перенести свои силы в Испанию, где они играли большую роль в отвоевании Иберийского полуострова. Но они все еще надеялись восстановиться в Сирии и разделились между своими командорствами на Кипре и в Париже.

5Дом ордена Храма в Париже располагался на правом берегу Сены,, Старый Храм — внутри стен, построенных при Филиппе Августе, позади церквей Сен-Жан-ан-Грев и Сен-Жерве; Новый Храм, с массивной башней, за крепостной стеной — на месте нынешнего квартала Тампль. Две группы строений состояли из просторных покоев, где французские короли размещали своих избранных гостей. Более того, в башне Тампля, настоящей крепости, хранилась королевская казна. Хотя Начиная со Дня Всех Святых 1295 г. королевские доходы в целом контролировались новым институтом — казной Лувра, созданной по образцу банка ордена Храма, но управляемой людьми короля. Как бы то ни было, управление казной Франции было возвращено рыцарям Храма в июне 1303 г., когда Гуго де Перо от имени своего ордена присоединился к церковной политике короля ; и казна оставалась в Тампле вплоть до ареста тамплиеров в октябре 1307 г

В сентябре 1306 года, во время бунта в  Париже, король Франции Филипп Красивый (кстати, внук русской княжны Анны Ярославовны) укрылся в Тампле, резиденции храмовников. Тогда-то он и сумел оценить их сокровища.

 

Его манило золото. Его раздражал растущий долг тамплиерам. Его пугало их могущество.

Постоянные распри с феодальными сеньорами  и продолжительная война против фламандцев и англичан истощили королевскую казну. В поисках средств Филипп стал фальшивомонетчиком: он выпустил низкопробную монету. Он конфисковал имущество евреев и изгнал их из страны (22 июля 1306-го года) Но всего этого ненасытному королю оказалось недостаточно: его расходы явно превышали доходы от налогов и грабежей. Филипп обратил внимание на орден тамплиеров, которому он задолжал полмиллиона ливров, что его особенно тяготило. Сперва Филипп пытался навязать ордену своего сына на пост гроссмейстера. Когда из этой затеи ничего не получилось, то король и его советники решились на более рискованную, но все же сулившую им успех операцию: обвинить храмовников в ереси, получить с помощью инквизиции у них соответствующие признания и на этом основании конфисковать в пользу королевской казны их богатства

 

Правда, чтобы грабеж носил характер законной операции, грабителям следовало заручиться благословением папы римского, которому тамплиеры непосредственно подчинялись. Филипп без особого труда преодолел это препятствие. Папа Климент V, бывший архиепископ Бордо Бертран де Гот, был креатурой Филиппа и получил папскую тиару при его поддержке. Будучи отвергнут Римом, Климент V установил свою резиденцию в Авиньоне, где по существу находился под контролем французского короля. Хотя этот контроль и тяготил папу, он тем не менее, выполняя волю своего покровителя, согласился покрыть своим авторитетом расправу над орденом тамплиеров

Не вызывает сомнений, что дело тамплиеров, было взращено фаворитом короля Гийомом де Ногаре. Именно он велел разыскать и собрать свидетелей, которые были необходимы, чтобы обосновать публичную диффамацию и начать процесс по обвинению в ереси без санкции полномочного обвинителя.

Хронист Иоанн Сен-Викторский рассудительно утверждает: "Дело тамплиеров было раскрыто задолго до этого некоторыми командорами и некоторыми людьми, благородными и простолюдинами, которые были тамплиерами и находились в темницах в различных частях королевства, которых Гийом де Ногаре велел собрать как свидетелей и в большой секретности стеречь в темнице Корбей; брат Эмбер, доминиканец и исповедник короля, был их стражем и мог располагать их особами".

22 сентября 1307 г Гийом де Ногаре принял  в монастыре Мобюиссон должность хранителя королевской печати , но ещё 14 сентября он, от имени короля, приказал разослать секретные послания, адресованные избранным агентам по всему королевству, сенешалям, бальи, прево и особенно новым missi dominici, [государевым посланцам (лат)] рыцарям короля. По словам хрониста Амори Оже, эти инструкции были заключены в двойные конверты и должны были распечататься только в назначенный день и час, в ночь на 13 октября. Письма содержали  обвинения в адрес  храмовников и приказ о немедленном их аресте..

Очищенные от исступленной риторики Ногаре, четыре главы обвинения повторяют одно и то же в отношении церемонии принятия новых братьев на секретных капитулах. Командоры ордена Храма заставляли вступающих отрекаться от Бога и плевать на крест при произнесении своих обетов; они принуждали их к неким непристойным и кощунственным действиям, облачая в одеяние ордена Храма; они предавались содомии и приказывали новым братьям заниматься тем же.

Ещё 12 октября Жак де Моле ( последний Магистр Тамплиеров) со всем двором присутствовал на похоронах Екатерины де Куртене, супруги Карла де Валуа и именно де Моле было доверено нести погребальное покрывало, в тот же день Филипп IV принял Великого магистра и дружески беседовал с ним . Он просил его быть крестным отцом его сына   ( или дочери  -  разные документы не едины во мнении). А ранним утром 13-го октября сенешали, бальи и прево короля приступили к аресту всех тамплиеров королевства и  захвату имущества ордена согласно  полученным секретным инструкциям.

В Париже только восемь тамплиеров избежали ареста, покончив жизнь самоубийством, а Жака де Моле застали ещё в постели. И в тот же день Филипп IV обосновался в Тампле, где вступил во владение не только королевской казной, но и средствами ордена Храма, которые там накапливались в ожидании нового крестового похода.

Средства эти состояли частично из доходов всех командорств Франции и исчезли бесследно: определить их объем невозможно даже приблизительно, Филипп никому не дал в них отчета, хотя этих богатств возможно уже не было в Париже, при аресте у  тамплиеров    нашли подробнейшие карты подземного Парижа. Не исключено, что этим путем вывозилась часть сокровищ. Не последнюю роль, по-видимому сыграл портовый город Ла-Рошель. Он всегда был больше в руках тамплиеров  , чем короля, и когда по стране прокатилась волна арестов, солидный флот покинул порт и ушел в неизвестном направлении. До сих пор неизвестно, где же причалили эти корабли, кто-то утверждает что это была Англия, а некоторые называют даже Америку. Есть предположения, что казна Ордена осела в подвалах итальянских банкиров и на них финансировалась эпоха Возрождения.

Какая-то часть этих денег, вероятно, стала основой банковских капиталов тех крупных банкирских домом, которые нам известны сегодня. Но есть предположения и о том, что и после официальной гибели Орден ушел "в подполье" и до сих пор контролирует несметные сокровища, но возможно это все только гипотизы, так как некоторые историки указывают в своих работах, что упразднение ордена принесло  королю огромный куш в 12 млн. ливров.


ПРОЦЕСС.

Протоколы многих допросов Тамплиеров сохранились и постепенно инквизиция сформулировала свои обвинения:

-  при вступлении в орден неофита наставник уединялся с ним за алтарем или в другом месте, где заставлял его три раза отречься от спасителя и плюнуть на крест
-  неофита раздевали донага, и наставник, по одной версии, три раза целовал его в заднюю часть, в пупок и в уста, а по другой - "во все восемь отверстий";
-  неофиту внушали, что содомский грех достоин похвалы
-  священники ордена при совершении богослужения не освящали святых даров
- ритуальное сожжение детей,
- подмешивание пепла умерших рыцарей к пище братии. 
- поклонение идолу — голове Бафомета, а именно :
что в каждой провинции у Храмовников имелись идолы, в особенности головы...
что они говорили, будто голова может их спасти...
что они поклонялись этим идолам...
что она могла сделать их богатыми...
что веревка, которую тамплиеры днем и ночью носили поверх сорочки как символ целомудрия,     освящалась тем, что ее обвивали вокруг идола

( Очень интересна гипотеза о том, что прообразом головы Бафомета послужила Туринская плащаница.)

О том, какими средствами пытались инквизиторы вырвать признание у арестованных, говорит большое число погибших во время следствия тамплиеров. В Париже таких жертв инквизиции было 36, в Сансе - 25 и так далее. Комментируя роль инквизиции в преследовании тамплиеров, даже церковный историк Вакандар вынужден отметить, что, "возможно, никогда трибуналы инквизиции не применяли таких строгостей и насилий, как в деле тамплиеров".

24 октября, после одиннадцати дней заточения, магистр ордена Храма сделал два признания, касающиеся отречения и плевков; он отверг прочие обвинения, но сказал, "что думает, что по отношению к нему делалось все то же, что и по отношению к другим". Эта исповедь, быть может, решила участь его ордена, и хотя потом де Моле отрекался от своих показаний, ничто не смогло уничтожить эффект, ими произведенный К концу ноября великий инквизитор опросил сто сорок тамплиеров, — как рыцарей, так и сержантов, — из которых сто тридцать четыре признались по двум, трем или четырем главным пунктам обвинения

Следует помнить, что до настоящего времени дошли только признания; за небольшим исключением только их и записывали. Однако известно, что были и сопротивлявшиеся: те, кто до конца отказывался предать свой орден; те, кто, рискуя жизнью, отказывался от признаний; те, кто повесился в темнице из страха уступить под пыткой, и много других, умерших от мучений и истощения, лишенных церковного предсмертного покаяния

27 ноября 1307 -го года Папа Климент V обнародовал буллу "Pastoralis praeeminentiae" , которой повелевал арестовать тамплиеров и завладеть их имуществом во всех странах, где был учрежден орден; в преамбулу принимались и включались объяснения, предоставленные Филиппом относительно первопричины процесса. Но Папа в полной мере заблуждался насчет последствий: булла отдавала орден и его имущество на растерзание светских властей и пробуждала алчность всех, кто надеялся принять участие в дележе добычи

Только 5 июня 1311 г. папские  уполномоченные собрались в Мобюиссоне, чтобы формально закрыть дело. Был выслушан двести тридцать один свидетель, привезенные из всех провинций, то есть очень малая часть сообщества французских тамплиеров, если считать, что во Франции существовало более пятисот командорств. Протоколы были отосланы в Курию в ожидании открытия Вьеннского Собора.

Подобные комиссии, заседавшие и в других странах Запада, не смогли собрать никаких убедительных доказательств вины. В Испании, где тамплиеры пользовались всеобщим уважением. Собор, состоявшийся в Саламанке в 1310 г., отбросил все обвинения в ереси. В Мае Деу, главном командорстве королевства Майорки, братья произнесли прекрасную и энергичную речь в защиту своего Дома. На Кипре, где вся знать, горожане и священники засвидетельствовали храбрость, набожность и добрую славу тамплиеров, единственная противоречащая нота прозвучала от командора ордена Госпитальеров.

Труды английской комиссии, сведенные под заглавиием "Diminutio laboris" (Умаление труда), включали невероятное количество россказней из вторых рук.Орден утратил свою популярность в этой стране, где его отождествляли с иностранцами — провансальцами и гасконцами, которых ненавидели, или же с финансовыми агентами Рима, которых не любили еще больше. Но, за исключением одного отступника, обвиняемые с полным убеждением утверждали, что их собратья, находящиеся во власти французского короля, возводили на себя напраслину из страха или по принуждению.

Стремясь сформировать представление на основе общественного мнения, которое господствует в деле тамплиеров, сталкиваешься с одним противоречием. На уровне простых человеческих отношений монахи-воины не были нелюбимы; за время процесса никто не приходил жаловаться на них. Но невысказанные подозрения приставали к ордену из-за его автономии, независимости от власти.

Это отчасти рождалось и из таинственности, которой тамплиеры окружали свои церемонии. Сомнение вызывало и давнее обвинение в сговоре с сарацинами. Более чем столетие все поражения, понесенные крестоносцами, обычно приписывали предательству, в особенности — предательству духовно-рыцарских орденов, в частности, — тамплиеров.

Когда в октябре 1311 г. во Вьенне собрался Собор, Климент V считал свое положение определенно укрепившимся и 22 марта 1312-го года Климент отважился на решающий шаг, предварительно провозгласив упразднение ордена Храма без его формального осуждения. Орден был официально распущен.

6 мая состоялась церемония закрытия. Климент кратко изложил итоги работы Собора и зачитал многочисленные буллы, относящиеся к тамплиерам, с которыми предлагалось обойтись по их заслугам.
- Смирившихся и тех, кто ни в чем не сознался, должны были поместить либо в старые командорства ордена Храма, либо в другие монастыри.
- Еретиков предполагалось наказать по каноническим законам
- Беглецов - перечислить, дабы они могли предстать перед судом.

Владения ордена Храма в миру Папа целиком передал ордену Госпитальеров, за исключением госпитальеров на Иберийском полуострове. Но пока выполнялись необходимые формальности, управляющие короля опутали имения ордена такими долгами, что иоанниты чуть не обеднели от неожиданного наследства. Все золото, все лены и майораты достались королю. Тамплиеры Арагона и Каталонии были признаны невиновными Собором, который состоялся в Таррагоне, а тамплиеры Кастилии — Собором в Саламанке. В Португалии архиепископ Лиссабонский очистил рыцарей Храма от всяких подозрений.

В 1319 г. король Дионисий основал орден Христа, чтобы собрать братьев под старым именем Бедных рыцарей Христовых. В этом же году на землях Арагона, Валенсии, Каталонии, Сицилии и Корсики был основан орден Святой Марии Монтесской, дабы, по просьбе арагонского короля, собрать уцелевших тамплиеров и остатки их имущества. Папа Иоанн XXII утвердил оба новых института; Монтесский орден был подчинен ведению рыцарей ордена Калатравы,  наследовавших имущество ордена Храма в Кастилии.

Климент оставил за собой право судить магистра (Жака де Мале) , генерального смотрителя (Гуго де Перо), командоров Нормандии (Годфруа де Шарне), Аквитании(Жофруа де Гонвилль) и Кипра (умер) и камергера магистра Оливье де Ла Пена.

22 декабря того же года, Климент назначил трех кардиналов вынести решение по делу магистра и великих бальи: последнее предательство по отношению к этим людям, которых он обманывал лживыми обещаниями.

Эти заседатели, возглавлявшиеся доминиканцем Никола де Фреовилем, должны были также определить судьбу французских тамплиеров; несмотря на предписания Вьеннского Собора, они осудили на вечное заточение тех, кто ни в чем не сознался. Потом, проверив материалы судебных документов, относящихся к магистру и трем великим бальи (командор Кипра умер), всех четверых осудили на пожизненное заключение — наказание много более суровое, чем постановления Собора, касавшиеся "смирившихся" тамплиеров. Но кардиналы слишком много знали, чтобы освободить Жака де Моле и его товарищей, выражавших намерение "рассказать иное", нежели их признания на процессе, как только позволят обстоятельства.

К весне 1314 года обвинительный приговор против тамплиеров был готов. 17 марта в Соборе Парижской богоматери собрались судьи во главе с Гийомом де Ногарэ и епископом Санским.

18 марта 1314 г. архиепископ Сансский и трое кардиналов-заседателей представили свой приговор четырем сановникам ордена Храма на эшафоте, воздвигнутом напротив портала собора Парижской Богоматери; магистра привезли в Париж из темницы в Жизоре. На паперти собралась огромная толпа, дабы выслушать приговор, который должны были огласить публично. Но как только решение о пожизненном заключении было зачитано осужденным, магистр и командор Нормандии громко провозгласили невиновность своего ордена и отказались от показаний, к изумлению кардиналов, которые полагали, что ставится последняя точка в этом деле.

Покуда де Моле верил обещаниям Климента, он старался держаться: потеряв надежду, он мог только умереть. Иноземные купцы, "находившиеся там", рассказывали, что магистр обернулся к толпе и "очень громко произнес, что все сказанное в написанном - ложь и что он ни сказал ничего такого, ни признался в таковых деяниях, но что они были добрыми христианами. И при сих словах сержант ударил его ладонью по устам так, что он [магистр] не смог больше говорить".

Кардиналы снова передали де Моле и Шарне прево Парижа, который велел их сторожить в капелле у паперти, пока не разойдется толпа. По словам Жана де Сен-Виктора, кардиналы якобы хотели посовещаться об участи этих двух тамплиеров, но король и его совет уже были проинформированы об инциденте и приняли решение сжечь их как нераскаявшихся еретиков, хотя не присутствовало никого из духовных лиц, дабы воззвать к светской руке власти.

6 Костер сложили на Камышовом (Еврейском) острове, расположенном между королевским садом и церковью августинских монахов, на нынешней набережной Больших августинцев, — по странному стечению обстоятельств красные огни Нового моста отражаются в Сене на месте мучений Жака де Моле, будто для того, чтобы навечно сохранить память о нем.

Магистр ордена Храма приготовился умереть спокойно и даже с каким-то воодушевлением, что произвело глубокое впечатление на собравшихся, среди которых находился поэт-хронист Годфруа Парижский: свидетельство последнего тем более ценно, что он разделял обвинения, выдвигаемые против тамплиеров.

С наступлением ночи сержанты короля посадили на повозку де Моле и Шарне, чтобы тайком отвезти на остров. Там магистр сам, добровольно, разделся и терпеливо сносил грубости сержантов; когда его собрались привязать к столбу, он попросил разрешения сложить ладони и в последний раз помолиться. Еще он заверил, что орден Храма невиновен и что он оставляет Богу заботу отомстить за собственную смерть и смерть братьев. По словам свидетелей, он якобы добавил — относительно себя, — что отступил перед страхом пытки и льстивыми ласками Папы и короля. Его последними словами, согласно Годфруа Парижскому, была просьба к палачам повернуть его лицом к собору Богоматери, когда те привязывали его к столбу

Годфруа де Шарне, последний товарищ великого магистра, умер с тем же мужеством, что и Жак де Моле; Гуго де Перо и Жоффруа де Гонвиль, не последовавшие за ними в их возвышенном бунте, навсегда исчезли во мраке темниц

Существует легенда, что в последний момент, когда пламя уже охватило тело, Великий магистр указал в сторону дворца и крикнул:

- Папа Климент! Король Филипп! Гийом де Ногарэ! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклинаю вас! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!..

Предсмертное предсказание Жака де Моле осуществилось довольно скоро: через месяц после аутодафе на Еврейском острове, 20 апреля 1314 года предатель-папа умер от внезапного приступа дезинтерии - Климента V свели в могилу кровавый понос и приступы рвоты. Еще через месяц в страшных муках скончался палач-канцлер Ногарэ. А в конце того же года, 29 ноября 1314 года неожиданно умер король Филипп, всегда отличавшийся завидным здоровьем.

Было ли причиной скоропостижной смерти трех главных виновников гибели Ордена Храма проклятие Великого магистра или, как считают некоторые историки, к их умервщлению приложили руку тайные агенты тамплиеров, весьма сведующие в восточных ядах? Каждый волен выбирать ответ по своему вкусу... Важно другое: две загадочные смерти дали начало легенде о тамплиерской мести.

В течении нескольких лет умерли все наследники Филиппа Красивого: три его сына и внук. Прямая ветвь Капетингов пресеклась в 1328 году, когда погиб младший сын Филиппа - король Карл Красивый, правивший всего 6 лет. Надо сказать, что все его дети и внук не пережили 33 лет ( Карл Красивый умер в 33 года ), а ведь считалось, что проклятый человек не может пережить возраст Христа - 33 года.

Эдуард III, английский король, изъявил претензии на французский престол, так как был единственным оставшимся прямым наследником Филиппа Красивого: он был сыном   дочери Филиппа - Изабеллы, то есть приходился ему внуком. Однако французская знать отказалась признать его королем. Королем Франции стал Филипп VI Валуа ( сын Карла Валуа - брата Филиппа Красивого ). Разъяренный Эдуард объявил французам войну и вскоре вся Франция оказалась вовлечена в кровавые войны, смуты и междоусобицы, потрясавшие страну более ста лет и получившие название Столетней войны, словно и в Англию перешло проклятие Жака де Моле.

Возможно это совпадение, но только 13 поколений ветви Валуа сменилось на престоле Франции. Последнее поколение королей было представлено 4-мя братьями: Франциск II, Карл IX, Генрих III, Франциск. Они по очереди сменяли друг друга на троне в конце XVI века, но все умерли не оставив законных наследников. Последний брат - Франциск, вообще не правил - он умер от туберкулеза. У них была сестра - Маргарита, которая вышла замуж за Генриха, короля Наварского, который после последних Валуа займет трон под именем Генриха IV, но перед этим Франция опять погрузится в пучину войн за наследство.

Генрих IV был из рода Бурбонов, а те в свою очередь, вели свой род от Капетингов ( от одного из сыновей Людовика Святого ) и были родственниками Филиппа Красивого и последних Валуа ( те вели род от Карла Валуа - брата Филиппа Красивого ). Последние представители династии Бурбонов представлены так же 3-мя братями: Людовик XVI ( казнен революционерами ), затем Людовик XVIII, Карл X. У Людовика XVI был сын Людовик XVII, который умер при странных обстоятельствах ( в тюрьме, куда был помещен по приказу революционного Конвента ). Годы правления последних Бурбонов и годы после них были временем новых смут и опустошительных войн. Итак, снова 3-е братьев и сын одного из них. Кстати, сын Людовика Сварливого ( Людовик X Сварливый - старший  сын Филиппа Красивого ) так же умер в раннем детстве при странных обстоятельствах.

История сыграла еще более злую шутку над французским королевским домом. В революцию 1789 г. Людовик XVI был заточен в Тампле, где некогда помещалось руководство тамплиеров во Франции. Оттуда его отвезли на гильотину.

Это совпадение дало повод французскому историку Ренэ Жиллю сделать следующее замечание: "Процесс тамплиеров - это одно из тех исторических событий, последствия которого сказываются на протяжении столетий, причем невозможно предвидеть, чем оно закончится в конечном итоге. Костер, поглотивший Жака де Молэ. имел своим продолжением четыреста лет спустя эшафот, на котором закончил свои дни Людовик XVI столь же трагично, как в свое время их закончил гроссмейстер Храма".

И еще один факт:

...В 1793 году, почти пять столетий спустя после смерти Жака де Моле, в Париже по приговору революционного Конвента был казнен "гражданин Луи Капет" - свергнутый король Франции Людовик XVI. Рассказывают, что когда опустился нож гильотины и голова короля упала в корзину, неизвестный человек выскочил из толпы на эшафот и, оросив руку кровью, хлеставшей из обезглавленного тела, торжествующе воскрикнул:

- Жак де Моле, ты отомщен!

Ну а теперь самое время перейти к Масонам, идейным приемникам Тамплиеров.


МЕРОВИНГИ.

В 1956 году в Манчестере расшифровали один из древних, так называемых Кумранских свитков, найденных на территории Израиля у Мертвого моря. В нем содержался намек на неоценимые сокровища Соломонова Храма, спрятанные перед его разорением римскими легионерами в 70 году после Рождества Христова.

 Расшифровка Кумранского свитка, провалы хронологии, недомолвки истории сложились в весьма эффектную версию: Храм хранил не только золото, но и документы о генеалогии иудейских царей. Их наследники после разгрома Иерусалима якобы бежали в земли франков. И дали начало королевской династии Меровингов

 В XII м веке, в поэме "Парсифаль" XII века Вольфрам фон Эшенбах, общавшийся с тамплиерами в Палестине.   пишет, что главным достоянием храмовников была Чаша Грааля. Некоторые считали ее чудодейственным сосудом, куда после распятия Христа была собрана Его Кровь. Другие утверждали: чаша — лишь символ. На самом же деле это секрет генеалогии иудейских царей. Филологическим доказательством являлось созвучие слова Грааль и "sang raal" или "sang royal", что означает "королевская кровь".

 Во франкской легенде основатель династии Меровингов, Меровей, описывается как вышедшее из моря чудовище. Явный намек на заморское происхождение прибывших.

 Итак, новая династия правила в раннем Средневековье большей частью Западной Европы. Договор с ней в 496 году подписала Церковь. Потом, предательски убив последнего Меровинга — Дагоберта II, при поддержке папского Рима, на смену ей пришли Каролинги. (Самый знаменитый из них — Карл Великий). Именно Каролинги укрепили Священную Римскую империю. Она рассыпалась лишь тысячелетие спустя под ударами Наполеона...

 Следует отметить, что некоторые исследователи утверждают, будто  Гуго Шампанский относился к роду Меровингов. Именно граф мог сообщить храмовникам семейную тайну сокровищ. И, возможно, через девять лет поисков они были найдены!


 

Пентаграмма и Бафомет.

Пентаграмма обычно выглядит как пятиконечная звезда, заключенная в круг. Первые упоминания о ней относятся к 3500 г до н.э. как о символе власти правителей Месопотамии. Греки отождествляли ее с буквой альфа. Иудеи считали пентаграмму символом Пятикнижия (часть священных писаний иудаизма). В христианстве пентаграмма изначально имела положительный смысл и символизировала пять ран Христа, полученных при распятии. При императоре Константине она использовалась как религиозный символ даже чаще, чем крест.

Первое упоминание пентаграммы в качестве символа зла относится к печально знаменитому Тамплиерскому процессу. В документах допросов она упоминается рыцарями как символ, висевший на шее идола по имени Бафомет. Отдельное, очень расширенное, толкование значения этого символа имелось у масонов. И, наконец, Элифас Леви, мистик XIX века явно разделил два значения пентагарммы - доброе и злое. Первое символизировало микрокосм человека, а вершины соответствовали земле, воде, воздуху, огню и душе. Второе (когда одна вершина направлена вниз, а две - вверх) сохранило значение символа Бафомета - она символизирует козла, а он в свою очередь являлось символом Сатаны. Впоследствии положительная пентаграмма использовалась разве что как один из символов коммунизма, отрицательная же в 1966 г. была объявлена Антоном ла Вэем официальным символом Церкви Сатаны.

"Бафомет Мендеса"Леви Первое документальное упоминание Бафомета относится к материалам инквизиционного процесса над Орденом Рыцарей Храма (известныx также как Храмовники или Тамплиеры). Согласно этим документам, Бафомет - золотой, с рубиновыми глазами идол не то демона, не то самого Сатаны, которому впавшие в ересь тамплиеры поклонялись во время "черных месс". Там же имеется довольно зловещее описание одного из обрядов, звучащее приблизтельно так: "...обмазывали лицо идола жиром принесенных в жертву младенцев, которых наживали в результате преступной связи с демонами, принявшими облик суккубов".

Большинство историков сходится во мнении, что на самом деле Бафомета не существовало и приводят в доказательство то, что не было двоих рыцарей, описавших на допросе облик идола одинаково. Идол тамплиеров — прототипом которого, возможно, был обычный реликварий — хранилище каких-либо мощей — принимает все более фантастические формы: голова человека, бородатого или безбородого, молодого или старого, с двумя или четырьмя лицами, стоящего на четвереньках; с телом человека, кошки, свиньи и т. д.  Сильно варьировалось число конечностей. Одежда была самой разнообразной - от черного балахона до человеческой кожи. Некоторые упоминали хвост, копыта, бороду, рога и крылья, некоторые - нет.

Согласно их легенде, Бафомет уцелел и в настоящее время находится в масонском храме в Чарльстоне. В ночь перед арестом рыцарей он был переправлен в Шотландию и спрятан в горах. Во всяком случае, Бафомет до сих пор считается символом зла (иногда и мудрости). Происхождение имени идола тоже вызывает споры. Наиболее распространено толкование его как "Крещение мудростью" (от греч. Бафометиос), хотя историк М.Мельвиль считает что название идола появилось вследствие показаний  сержанта-тамплиера из Монпеза, который повинился в поклонении "бафометову обличию", создавшему самый черный миф тамплиерского обвинения. Сержант говорил на языке ок (южнофранцузском) и хотел сказать о "магометанском изображении"; в итоге получилась чепуха, тогда как "Бафомет" является всего лишь провансальской деформацией имени пророка Магомета.

В 1818 году среди забытых древностей Императорского Музея в Вене были найдены несколько идолов, называемых головы Бафомета. Говорили, что это изображения гностического божества Мете, или "Мудрости".

Возможно, самое известное изображение Бафомета нарисовано в XIX веке французским магом ЭЛИФАСОМ ЛЕВИ и называется "Бафомет Мендеса". Леви соединил элементы дьявольской карты ТАРО с древним культом козла, существовавшим в египетском Мендесе, где якобы последовательницы этого культа совокуплялись с окрещенным козлом (точно так же, как, по словам церкви, делают ведьмы и дьявол).

У Бафомета Леви человеческое туловище с женской грудью, кадуцей (обвитый двумя змеями жезл Меркурия) в районе диафрагмы, человеческие плечи и руки, копыта, крылья, голова козла с пентаграммой (см. ПЯТИКОНЕЧНАЯ ЗВЕЗДА И ПЕНТАГРАММА) на лбу и факел на макушке между рогами. Эти атрибуты, по словам Леви, представляют собой общую сумму Вселенной: разум, четыре ПЕРВОЭЛЕМЕНТА, божественное откровение, секс, материнство, грех и спасение. Белый и черный полумесяцы по обеим сторонам фигуры являются символами добра и зла

Очень интересна гипотеза о том, что прообразом головы Бафомета послужила Туринская плащаница.

http://www.ufo.obninsk.ru/tamp.htm

http://www.ufo.obninsk.ru/tamp1.htm

Тайные сообщества. Тамплиеры. И ангел вострубил


http://video.mail.ru/mail/w1060/385/700.html

Тайна тамплиеров

Страна: Россия
Год: 2003
Жанр: документальное кино
Продолжительность: 1:07:42
Режиссер: Юрий Воробьевский

Описание:
Тамплиеры («храмовники») — первый из религиозных военных орденов, Орден Соломонова Храма (лат. Templique Solomonici) или Нищенствующих рыцарей Христа, был основан в 1118 г. небольшой группой рыцарей во главе с Гуго Пайенским после Первого Крестового похода чтобы поддержать новое Иерусалимское королевство во враждебном окружении побежденных мусульманских соседей, а также обеспечить охрану множеству европейских пилигримов, направившихся в Иерусалим после его завоевания.

Орден, принявший полумонашеский устав, аналогичный уставу бенедиктинского ордена, в скором времени вырос до внушительных размеров и в 1128 при содействии св. Бернара Клервоского (реформатора ордена цистерцианцев) получил благословение папы римского. Первоначально орден именовался «Нищенствующие рыцари Христа», но вскоре его стали называть «рыцари Храма», поскольку первая резиденция ордена в Иерусалиме находилась в крыле королевского дворца, воздвигнутого на месте, где некогда стоял храм Соломона.
В данном фильме проводится исследование о действительной роли и задачах, которые были поставлены перед крестоносцами. Были ли крестовые походы организованы во славу Христа или носили иную цель... Каковы современные потомки тех крестоносцев, закончился ли крестовый поход или он продолжается в современном мире?

http://video.yandex.ru/users/arni-raj/view/195/

Код тамплиеров

http://video.yandex.ru/users/omega3on/view/70/

Загадки Библии — Рыцари-тамплиеры

http://video.yandex.ru/users/lebedev-scorpions56/view/503/

Тайные общества

http://video.yandex.ru/users/muminovic/view/19/

Тайный план

  


http://rutube.ru/tracks/3367418.html

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Список Хозяева мира

Список видео

Последние комментарии

Сейчас на сайте:
  • 1 гость
  • 1 робот
  • [Bot]
Всего пользователей: 0